Зимовье зверей

Алексей Николаевич Толстой
Зимовье зверей

У старика со старухой были бык, баран, гусь да петух и свинья. Вот старик и говорит старухе:

— А что, старуха, с петухом-то нам нечего делать, зарежем его к празднику! — Так что ж, зарежем.

Услышал это петух и ночью в лес убежал. На другой день старик искал, искал — не мог найти петуха. Вечером опять говорит старухе: — Не нашел я петуха, придется нам свинью заколоть! — Ну, заколи свинью. Услышала это свинья и ночью в лес убежала. Старик искал, искал свинью — не нашел: — Придется барана зарезать! — Ну что ж, зарежь. Баран услышал это и говорит гусю: — Убежим в лес, а то зарежут и тебя и меня!

И убежали баран с гусем в лес. Вышел старик на двор — нет ни барана, ни гуся. Искал, искал — не нашел:

— Что за чудо! Вся скотина извелась, один бык остался. Придется, видно, быка зарезать! — Ну что ж, зарежь. Услышал это бык и убежал в лес. Летом в лесу привольно. Живут беглецы — горя не знают. Но прошло лето, пришла и зима. Вот бык пошел к барану:

— Как же, братцы-товарищи? Время приходит студеное — надо избу рубить. Баран ему отвечает: — У меня шуба теплая, я и так прозимую. Пошел бык к свинье: — Пойдем, свинья, избу рубить!

— А по мне хоть какие морозы — я не боюсь: зароюсь в землю и без избы прозимую. Пошел бык к гусю: — Гусь, пойдем избу рубить!

— Нет, не пойду. Я одно крыло постелю, другим накроюсь — меня никакой мороз не проймет. Пошел бык к петуху: — Давай избу рубить! — Нет, не пойду. Я зиму и так под елью просижу. Бык видит: дело плохо. Надо одному хлопотать. — Ну, — говорит, — вы как хотите, а я стану избу ставить. И срубил себе избушку один. Затопил печку и полеживает, греется.

А зима завернула холодная — стали пробирать морозы. Баран бегал, бегал, согреться не может — и пошел к быку: — Бэ-э!.. Бэ-э! Пусти меня в избу!

— Нет, баран. Я тебя звал избу рубить, так ты сказал, что у тебя шуба теплая, ты и так прозимуешь.

— А коли не пустишь, я разбегусь, вышибу дверь с крючьев, тебе же будет холоднее. Бык думал, думал: «Дай пущу, а то застудит он меня». — Ну, заходи.

Баран вошел в избу и перед печкой на лавочку лег. Немного погодя прибежала свинья: — Хрю! Хрю! Пусти меня, бык, погреться!

— Нет, свинья. Я тебя звал избу рубить, так ты сказала, что тебе хоть какие морозы — ты в землю зароешься. — А не пустишь, я рылом все углы подрою, твою избу уроню! Бык подумал-подумал: «Подроет она углы, уронит избу». — Ну, заходи. Забежала свинья в избу и забралась в подполье. За свиньей гусь летит: — Гагак! Гагак! Бык, пусти меня погреться!

— Нет, гусь, не пущу! У тебя два крыла, одно подстелишь, другим оденешься — и так прозимуешь. — А не пустишь, так я весь мох из стен вытереблю! Бык подумал-подумал и пустил гуся. Зашел гусь в избу и сел на шесток. Немного погодя прибегает петух: — Ку-ка-ре-ку! Бык, пусти меня в избу. — Нет, не пущу, зимуй в лесу, под елью.

— А не пустишь, так я взлечу на чердак, всю землю с потолка сгребу, в избу холода напущу. Бык пустил и петуха. Взлетел петух в избу, сел на брус и сидит.

Вот они живут себе — впятером — поживают. Узнали про это волк и медведь. — Пойдем, — говорят, — в избушку, всех поедим, сами станем там жить. Собрались и пришли. Волк говорит медведю: — Иди ты вперед, ты здоровый. — Нет, я ленив, ты шустрей меня, иди ты вперед.

Волк и пошел в избушку. Только вошел — бык рогами его к стене и припер. Баран разбежался — да бац, бац, начал осаживать волка по бокам. А свинья в подполье кричит: — Хрю-хрю-хрю! Ножи точу, топоры точу, живого съесть волка хочу! Гусь его за бока щиплет, а петух бегает по брусу да кричит:

— А вот как, да кудак, да подайте его сюда! И ножишко здесь и гужишко (*) здесь… Здесь его и зарежу, здесь его и подвешу!

Медведь услышал крик — да бежать. А волк рвался, рвался, насилу вырвался, догнал медведя и рассказывает:

— Ну, что мне было! До смерти чуть не забили… Как вскочил мужичище, в черном армячище, да меня ухватом-то к стене и припер. А поменьше мужичишка, в сереньком армячишке, меня обухом по бокам, да все обухом по бокам. А еще поменьше того, в беленьком кафтанишке, меня щипцами за бока хватал. А самый маленький мужичишка, в красненьком халатишке, бегает по брусу да кричит: «А вот как, да кудак, да подайте его сюда! И ножишко здесь и гужишко здесь… Здесь его и зарежу, здесь его и подвешу!» А из подполья еще кто-то как закричит: «Ножи точу, топоры, точу, живого съесть его хочу!» Волк и медведь с той поры к избушке близко не подходили.

А бык, баран, гусь да петух и свинья живут там, поживают и горя не знают.

(*) Гумсишко — гуж, петля в упряжи, которая соединяет хомут с оглоблей и дугой.

Другие сказки

Алексей Николаевич Толстой

Алексей Николаевич Толстой удивительнейший и способный писатель редкого таланта, им были созданы многочисленные романы, пьесы и рассказы, написаны сценарии, сказки для детей. В связи с тем, что А.Н.Толстой принимал наиболее действенное и активное участие в сфере создания (в то время) советской литературы для детей, не смогли избежать пристального внимания писателя и произведения русского фольклора, устного народного творчества, а именно народные русские сказки, которые от его имени подверглись некоторым обработкам и пересказам.

Прочитали 878



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть