Глава 6. Расчленение «холодного человека»

Прочитали 127

— Черт, куда я опять хвосты русалок запихнул? О, снова явились! Им, что, тут кровью помазано?

       Хозяин магазина опасных волшебных артефактов в негодовании сплюнул, когда в очередной раз почуял, приближающийся к лавке приторно сладкий запах холодной мертвечины. Как все же раньше хорошо было! Последние 10 лет вампиры не смели появляться в Лютном переулке, а после визита этого сумасшедшего убивца, снова зачастили прям!

       Сперва был дикарь — Джаспер Каллен со шрамами, (чтоб он провалился), а теперь и другие упыри будут регулярно вламываться в магазин!

       Благодаря его варварскому визиту в лавке появились неприятности! «Ну, ничего, не долго ему осталось своим присутствием нашу волшебную землю отравлять!» — безжалостно рассуждал хозяин сего притона. И я говорю не о маленьких неприятностях в виде служителей магического правопорядка, которые то и дело тревожили старика Горбина, вызывая на допросы, нет! Недавно сюда приходили кровожадные аристократы в черных плащах со зловещими кроваво – красными глазищами, то есть — мы. И перепугали бедного замухрышку до полусмерти, даже больше, чем этот Джаспер – южный бандит с наклонностями джентльмена.

     — Слушай, а тебе – то какой интерес устранять этого выскочку? Только из ненависти к Калленам или больше из – за его милой ясновидящей подружки? – прошептал один из моих напарников, при этом Деметрий поглядел на меня подозрительно и сурово. Дурак, не знает, с кем связывается.

    — У меня также, как и у тебя, есть свои причины. – уклончиво ответила я. Начальника стражи, видно, мой ответ не удовлетворил, но настаивать дальше он побоялся.

   Деметрий и Феликс плотоядно оскалились, обнажив белые клыкообразные зубы. Хозяин магазина поежился, ослепленный очаровательными улыбками.

   — Простите, могу я вам чем – то помочь? – заблеял он, непроизвольно застыв над прилавком в раболепном поклоне.

   — Хм, какая прелесть… — усмехнулся Феликс, разглядывая пузырьки с кровью урожая самых разных возрастов. – Мне самому с ним поговорить, или ты хочешь развлечься? – добавил он, обращаясь ко мне.

   — Пожалуй, развлекусь. – ответила я и внимательно посмотрела на бедняжку Горбина. Старикашку сразу начало выворачивать наизнанку. Взглядом я, словно острием ножа орудовала в теле своей жертвы. Мне приходилось получать садистское удовольствие от его мучений, так как, если бы я этого не делала, пытка бы не удалась. Это работает также, как с заклятьем круциатус. Я, кстати, раньше тоже была волшебницей и больше других заклинаний любила именно круциатус. Дело в том, что маги, становясь волшебниками, получают в сверхспособности заклинания, которые в своей человеческой жизни использовали чаще всего.  

   — Ну, может как – то помягче, все – таки Горбину предстоит долгое и тесное сотрудничество с нами. – меня отвлек звук колокольчика и открывающейся двери позади, поэтому я была вынуждена прерваться. – Вы принесли его?

   — Питер Гроу, наконец – то! – на пороге появился симпатичный юноша в очках, выглядевший, как заядлый батан необыкновенно высокого роста и тонкого сложения. Хотя, по наглой и развязной физиономии, нельзя было сказать, что он лошок в прямом смысле этого слова. Помните, я в начале книги говорила, что именно этот пробивной парень будет играть значимую роль в моем повествовании и противостоять главному злодею, то бишь – убийце.

  — Принесли мы вашего злодея. Надеюсь, мы в расчете? – холодно ответил Деметрий.

  — Да, пожалуй. – Питер вытащил из – за пояса волшебную палочку. – Финита! – одно слово и рядом с Деметрием возник большой черный мешок, который только что был невидимым. Я проводила его движение завистливым взглядом, вспомнив счастливые времена своей человеческой, или, уместнее сказать, магической, жизни.

  —  Уходим. Смотри, не подведи нас. Если сболтнешь о нашем уговоре, знаешь, что будет! – сказала я на прощание Питеру, и мы удалились. Старикашка Горбин все еще не мог отдышаться после пыток. Он молчал несколько секунд после нашего ухода, видно не мог поверить в свое счастье, ведь его все – таки оставили живым.

 — Открывай вход! – скомандовал Питер, с гигантским усилием перекинув за спину тяжелый мешок, оставленный Вольтури.

    Хозяин магазина – Горбин, зло и непонимающе сверкнул глазами на напарника из-под сведенных бровей:

    — Это что такое сейчас было?  

    — Иди уже, если не хочешь продолжения! – рявкнул Питер. Старик послушно поплелся на середину комнаты. Питер Гроу предварительно закрыл дверь магазина на ключ и задернул черные занавески, чтобы никто не мог увидеть их экзекуций.

  В комнате воцарилась тьма. Слабо горела старая лампадка на прилавке. С потолка свисали пыточные инструменты. Горбин изо всей силы дернул за большое шипованное колесо, висевшее на цепи. Раздался такой громкий скрежет открываемого засова, словно это открывался замОк от гигантских ворот старого средневекового дворца, вроде Хогвартса.

  — Кто были эти странные вампиры? – перед волшебниками открылась темная каменная лестница, ведущая вниз, в подвалы. – Люмус! Что ты опять тащишь в лабораторию?

 — Меньше знаешь, крепче спишь… — Питер поправил очки на переносице, лукаво подмигнув испуганному дедку.

 — Но все же, объясни!

— Хорош трындеть, Горбин! Сейчас сам все увидишь! 

  Вот винтовая лестница закончилась. Перед магами закрытая рыхлая деревянная дверь, сквозь которую слабо пробивается белый свет больничного помещения.

     За дверью оказалась маленькая, но очень интересная магическая лаборатория, напоминающая палаты Больницы Святого Мунга (магической психушки), где Питер Гроу проработал пол жизни. Несмотря на явно хирургический вид помещения, выглядело оно не очень стерильно. Все вокруг заставлено банками – склянками, пробирками, заполненными таинственными и опасными жидкостями.  Искривленными стояли сиденья, похожие на кресла дантистов, а в центре комнаты – возвышался самый настоящий операционный стол. На столе этом, что было очень негигиенично стоял говорящий кактус по имени Шерман, который швырялся землей из своего горшка в стены лаборатории.

    — Это, что, Джаспер Каллен?! – изумленно воскликнул Горбин, не в силах сдержать сдавленного вопля, когда Питер вытащил из черного мешка голову вампира, а затем все его туловище. Питер, с видом маниакального ученого интереса на исказившейся алчностью физиономии, торопливо переставил говорящий кактус на подоконник, из – за чего тот начал истошно материться, но никто не обратил на него никакого внимания. Затем переложил бесчувственные мраморное останки Джаспера на операционный стол и начал внимательно возиться над ними.

   — Питер, это же настоящее сокровище! – Горбин, который еще пару минут назад истошно выл от боли, вмиг стал похож на кровожадного браконьера. – Мы теперь станем безумно богатыми! Ты понимаешь, яд вампира невероятно ценный и дорогой, его же достать практически невозможно, да и волосы, и ногти тоже! Так, и ресницы мы сейчас обрежем! – ради такого улова он готов хоть с утра до ночи терпеть пытки.

   — Куда тянешь свои когтистые лапы?! – Питер шутливо ударил напарника по руке, когда тот потянулся к его добыче. – Сперва я должен подробно исследовать его органы. Не зря же помогал этим упырям!

  — А что ты для них сделал?

 — Я изготовил яд, чтобы обезвредить нашего жмурика, без моего яда эти придурки ни за что бы его не прикончили. Отрава эта сделана на основе ядов вервольфа, вампира и акромантула, изготовить ее смог только я, даже в лавке «Яды и отравы Шайверетча» ее не нашли.

 — Да, эти двое мужчин — железный как металлический наконечник стрелы и тот другой здоровенный вурдалак, совсем недавно захаживали в мою лавку одни, без этой ангелоподобной изуверки. Ух, гадюка! Они искали отраву, способную прикончить вампира, я их тогда и отправил в лавку «Яды и отравы Шайветчера».

 — Ну, а там они как раз встретили меня, я услышал их разговор с продавцом, ну и предложил свои услуги взамен на тело этого гаврика. – Ох, видела бы бедняжка Элис как Питер грубо и невозмутимо поднимает веки ее дражайшего возлюбленного, и светит волшебной палочкой, рассматривая застывшие белки в его глазницах.

   То, что Джаспер – главный герой моего романа умер было неоспоримо, все мертвецы выглядят одинаково, несмотря на то, человек ты, вампир или волшебник. Выражение лица у Джаспера было очень спокойное, я бы даже сказала умиротворенное. Можно было подумать, что он спит, если бы не заостренные восковые черты. Да, и шрамы, которые раньше, по словам Беллы «ярко горели на его теле, как рекламный щит, предупреждающий об опасности», теперь навсегда потухли и больше не вызывали инстинкта защищаться.

    Горбин уже хищно вцепился в запястье парня, пытаясь отодрать часы на кожаном ремешке, затем потянулся к голове и стал беспощадно состригать светлые пряди.

   — Ох и знатная добыча! – пропел он елейным голоском.

                                                                                      * * *

     Члены нашей вампирской братии четыре раза посетили зловещую лавку темных артефактов за последнее время. Первым оказался Джаспер Каллен, что повлекло для него весьма печальные последствия; вторыми – Деметрий с Феликсом, когда искали яд, способный убить вампира; в третий раз они пришли уже со мной, мы принесли Питеру тело Джаспера.

     Ну, а, когда уже в ЧЕТВЕРТЫЙ раз Горбин почувствовал за дверью приторно сладкий запах холодной мертвечины, то принял соответствующие меры безопасности, повесив на шею пару тройку чесночных бус, как у херна – охотника из минской пивной. Однако на сей раз, ему не захотелось отпугивать кровососов от своего маленького заведения. Сейчас поймете почему. В дверном проеме стояли три фантастические красотки, каких белый свет не видывал!

     «Настоящие волшебницы» — подумал Горбин, огромным усилием воли заставив себя вернуть в прежнее положение отвисшую челюсть.

     Эти прелестные создания не были похожи на обыкновенных волшебниц ведьмоватого вида, которых старый колдун привык видеть каждый день. Они выглядели как истинные сказочные героини.

      Но сильнее всех Горбина ослепила миниатюрная фея, благодаря очаровательной странности, выделявшаяся белым пятном на фоне своих чопорно – статных подруг. Когда «нимфетка» открыла дверь магазина, звякнул колокольчик, ее звонкое сопрано мелодично слилось с ним в тонкую, серебристую музыку.

   — Добрый день, мистер Горбин. Извините, пожалуйста за дерзкое заявление, но сюда некоторое время назад приходил мой муж. Тот самый вампир, что чуть Вас не изувечил. Я понимаю, это звучит глупо, но он случайно с Вами не делился своими планами? Допустим, куда собирается идти дальше, что намеревается делать в будущем? Нет? – задавая все эти вопросы, девушка не стояла на месте, а порхала в грациозном танцевальном движении, словно мотылек, от одной витрины к другой. Горбин до сего момента, находясь в радужной эйфории, любовался воздушными колебаниями светлой дымки ее платья, но последние слова про вампира резко спустили его с небес на землю.

   — Что, простите? – испуганно переспросил он. – Ваш…супруг, один из тех красноглазых громил, которые приходили ко мне давеча вечером?

   — Красноглазых? – очаровательная «милашка» вдруг стала растерянной. – Как красноглазых?

   В этот момент подала голос вторая красотка, шикарная блондинка, похожая на принцессу – лебедь:

   — Неужели все – таки он убивал тех волшебниц? Поэтому его глаза стали красными. – ее голос еле уловимо дрогнул, когда Элис бросила на нее укоризненный взгляд, полный отчаянья и боли.

   — Его запах стал каким – то странным! – встревоженно прошептала третья девушка, плотоядно втянув в ноздри воздух. Она, в отличие от двух предыдущих вампирш не обладала чертами диснеевской принцессы. Белла (да, это была именно она) отличалась от них чисто вампирской дикой красотой роковой женщины, соблазнительностью книжной злодейки.

  — Барышни — с, прошу прощения, но о ком идет речь? – старик робко прищурился, его две волосины на голове стали еще более елейными, и, кажется, даже начали подергиваться, выдавая страх их обладателя. – Ко мне просто недавно приходили трое вампиров: один – такой неприятный, слащавый, но стальной, как металлический стержень, второй – здоровый, похож на злобного гризли, с ними еще девка была. Ух, с виду ангелочек, а как поглядела на меня, сразу будто гореть изнутри начал. — На старика вмиг уставились три пары кровожадных женских глаз. Тут Горбин действительно понял, что находится в опасности.

    В будущем, читая мысли этого придурка, я испытывала нестерпимое желание на самом деле заживо сжечь его нутро, что мы впоследствии и сделали.

   Калленские стервы многозначительно переглянулись. Все трое прекрасно поняли о ком шла речь. Но тут, эта прощелыга Элис вдруг решила кинуть взгляд на витрину, потому что вдруг почувствовала слабые нотки до боли знакомого родного запаха, которые доносились именно оттуда. И в аж вскрикнула от волнения!

  На витрине лежали человеческие ногти, русалочья чешуя, локоны разных цветов, и о, ужас! Часы Джаспера (да, что может быть волнительнее)? Элис сама подарили их ему! Под часами надпись гласила: «Не трогать, проклято!» Вампиршу, однако, предостережение не остановило, она со всей дури стукнула кулаком по витрине, засыпав осколками вконец перепугавшегося хозяина магазина. Бедолагу скоро, наверное, удар хватит от подобных визитов.

   — Говори, откуда это у тебя?! – вне себя от бешенства захрипела она сломавшимся голосом – колокольчиком.

28.08.2022
Дарина Чуткова

Журналист, музыкант, дирижер
Внешняя ссылка на социальную сеть


2 Комментариев

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть