Призрак на своей могиле

Прочитали 76
12+

         Глава 1.                   «Поездка»

На дворе был чудесный, солнечный и довольно жаркий день тысяча девятьсот девяносто первого года. Сегодня, четырнадцатого мая, десятилетний я, со своими родителями, собрались поехать на фестиваль, в город неподалёку. Путь нам предстоял недолгий, от нашего города Киото, до соседнего-Шигараки. Доехать мы должны быстро, на поезде, и пробыв там день, спокойно уехать, счастливыми и довольными. Эта поездка была моим подарком на десятилетие. Эту дату я ждал с нетерпением, отсчитывая каждый день. И вот за день до этого, у меня не получалось уснуть. Как бы я не старался, но мой пыл не остывал, ведь мозг был перевозбуждён мыслями о завтрашнем дне. Я жил с мамой и отцом, в полноценной семье, и был их единственным сыном. Жили мы немного ниже среднего статуса, но и не могу сказать, что голодали, или выживали. Я был рад всем мелочам в моей жизни, и довольствовался ими как мог, а родители помогали мне в этом, и всегда были готовы меня поддержать, подсказать нужную дорогу, и помочь в принятии трудного решения. Не смотря на то, что они долго работали, я не чувствовал, что мне недостаточно их внимания. Когда отец с матерью приходили уставшими, я помогал им, как мог. Ради этого я даже научился готовить. После школы у меня было куча свободного времени, поэтому я ходил на футбол, а после тренировки приходил домой, и готовил ужин всей семье, после чего довольный, садился за уроки, а после, проводил время с семьёй. Жизнь у меня насыщенная, и я люблю её!
-«Всё, Макото, засыпай»-с нежной, искренней и доброй улыбкой сказала мама, поцеловав меня в лобик, и накрыв пушистым и лёгким пледом. Отец стоял в дверях, и так же улыбаясь, наблюдал за этим.
-«Спокойной ночи мама! Спокойной ночи папа!»-радостно сказал я им в ответ, закрывая глаза. Завтра будет много нового и интересного, и я встречу грядущей день будчи полным сил! С этими мыслями я начал погружаться в сон, не смотря на то, что это плохо получалось, из за того что меня распирало от радости и нетерпения. Однако, к одиннадцати ночи, сон всё таки взял надо мною верх, и я погрузился в мир грёз и иллюзий.
Будильник прозвенел на 8 утра. Повторное пиликанье означало то, что настал новый день. Я вскочил с кровати, и на бегу подхватив собранный со вчерашнего дня рюкзак, побежал на кухню. Бросив хлеб в тостер, я достал сыр. Родители только просыпаются, поэтому я успеваю накрыть на стол. Поставив чайник, я стал ждать. И вот со второго этажа послышались шаги, и судя по ритму и тяжести звука, спускалась мама. Она зашла на кухню в халате и в сонном виде.
-«Ого! Да ты быстрый.»-усмехнулась мама, заметив как я сидел за накрытым столом, на котором были три тарелки с бутербродами, а так же чашки чая. Через минут пять спустился отец, и улыбнулся мне
-«Вот же сын растёт. Молодец, будущий наследник»-сказал он сев за стол.
Приём пищи прошёл как обычно, а затем я стал ждать, пока родители оденутся и соберутся. Поезд отправляется в десять утра, поэтому времени нам хватало. Погода была шикарная. Не смотря на яркое солнце, немного поднялся ветер, который немного развеивал духоту. Дойдя до станции пешком, мы сели на лавку в ожидании рейса. Всё было обыденным, и ничего особенного в глаза не бросалось. Небольшая стая голубей бродили, в поисках хлебных крошках в качестве пищи. Я углубился в мысли о сне, который недавно видел, буквально, за пару дней до того, как родители рассказали о поездке. Ничего в нём странного не было, кроме того факта, что в этом сне я стоял на станции, дожидаясь поезда с родителями до города Киото, впрочем, как и сейчас. Ещё в этом сне я видел странную девочку, с колечком на руке. Она была примерно моего возраста, и ввело меня в ступор то, что она так же присутствовала тут, в реальной жизни. Я читал о вещих снах, однако не особо в них верил, и поэтому это событие, что происходит сейчас, поражает меня.
-«Что то случилось?»-спросил отец, заметив мой странный и немного рассеянный взгляд. Я сразу же вернулся к происходящему, потеряв ход рассуждений.
-«Не! Всё хорошо!»-немного растерявшись, отмахнувшись ответил я.
И вот послышался долгожданный гудок, означающий прибытие долгожданного поезда. Я вздрогнув, подпрыгнул, то ли от счастья, то ли не от неожиданности. И вот, подхватив за руку отца, а за другую-мать, мы зашли в вагон. Толкучки не было, и нам попался весьма просторный вагон. Разумеется, эдакая духота присутствовала, немного нагружая мозг в первые секунды, однако присев за свободное место, я облегчённо вздохнул, уставившись наверх. Родители, следовательно, сели рядом со мной. Напротив расположилась та самая девочка, которую я видел ранее во сне, и тут, на станции. У неё была вполне обычная внешность. Каштановые длинные волосы по плечи, лёгкая футболка и джинсы, а за спиной рюкзак. Куда она едет одна в выходной день? Неужели её родители отпустили одну в другой город? Мысли об этой девочке не давали покоя, но всё же, я решил отвлечься, выглянув в окно. Мы выезжали из нашего города, и ландшафт сменился полями. Солнце лучилось над ними, немного слепя очи. Голубое небо расстилалось над землёй, и на нём едва было заметно пару облаков, которые где то далеко, нежно и плавно, чуть ли заметно, плыли вперёд. Поезд шёл как обычно, чуть громыхая и как бы хрипя. Всё это заставляло меня улыбаться. Как говорит мне отец, приходя с работы, обычно за ужином: «Детство-лучшая пора. Ценить это ты начнешь, лишь когда потеряешь». Поэтому, что бы в будущем не печалиться о прошлых ошибках и поступках, я ценю эти мгновения сейчас.
Вдруг раздался резкий и довольно громкий гудок, который напрочь выкинул меня из всех этих мыслей. Опомнившись, я чуть было не вскочил от страха, но, затем подумал на радости чувствах, что было мы уже приехали. Однако возник резкий скрежет металла об металл. С пронзительным звоном заработали аварийные тормоза. От эдакой неожиданности я отлетел прямиком в твёрдое плечо отца, который во время успел схватиться за поручень. За какие то пару секунд произошло нечто странное, и даже можно сказать, пугающее. Мама моя, так же не успевая среагировать, подлетела ко мне, но отец выдержал и её, не давая никому упасть. Та девочка, сидевшая напротив, будучи одна в своём ряду, слетела с места, ударившись головой о поручень. Раздался глухой звук, и она повалилась на пол, видимо, лишившись сознания. Скрежет тормозов не прекращался, и я даже краем глаза увидел искры из под окна. За эти секунды я уже перешёл в стадию ужаса, но надежда на лучшее ещё не успела меня покинуть. Рассудок вскоре, немного адаптировался под этот омерзительный ушераздирающий гам, да и мозг всё ещё соображал, ведь паника не достигла пикового уровня. Я даже смог немного выпрямиться в сидящем положении. Паника отца и матери тоже притупилась, однако осадок остался. Я взглянул на девочку, лежащую на полу. Зачем включили экстренное торможение? С этого момента прошло секунд семь, но затем послушался громкий и отчаянный вопль. Будто человек, издавший его, увидел что то неизбежное. И вот за этим воплем послушался грохот а затем зрение начало плыть, а слух будто заглушили. Резкий толчок, который вбил меня в соседний поручень, прошёл через меня. Ударная волна выбила окна, а вагон деформировался в непонятную форму, напоминающую месиво всех находящих рядом предметов. Я не понимал что произошло, и долго не мог понять. Моё сознание будто выкинуло из нашего мира, и я лишь судорожно дышал, лишившись способности к размышлению.
Я не помню, сколько прошло времени, и как, и что я делал, однако в подсознании происходила борьба за жизнь. Я ничего не чувствовал, ведь всё будто бы притупилось. Я ощущал моё размякшее тело, и как выполз из разорванного вагона, упал, безжизненно скатившись по склону, прямиком к реке. Кровь стекала со лба, ног, плеча и живота. Она впиталась в мою рубашку, и просачивалась из жилетки и разорванных брюк. Холодный, болезненный пот смешался с красной органической жидкостью и грязью. Озноб прошёлся по моему телу, и сознание медленно переходило в покой. В этом состоянии я так и не осознал происходящего, ведь видел всё в тумане, как во сне, или в бреду больного. Я уснул. Или я умер? Всё равно не отличал.

Резкий порыв холодного ветра привёл меня в сознание. Покой как рукой сняло, и я чуть было не вскочил, но начиная подниматься, заорал, упав на бок, и скорчившись от боли, прижал руки к окровавленному животу. Укусив себя за нижнюю губу, я стиснул кулаки. Отвлекая одну боль другой, я привёл свой мозг в работу. Пытаясь поймать ритм дыхания, я пытался понять суть происходящего. В глазах было темно, но не только из за того, что сейчас ночь. Задыхаясь, я начал по кусочкам складывать картину случившегося. Боль не отступала, и я чувствовал себя липким и мокрым комком грязи, смешанный с кровью. Я подумал о родителях, и затем зажмурил глаза. Учитывая, что уже ночь, сколько прошло с того момента? Где я сейчас нахожусь? Раны не давали сосредоточиться, и я начал плакать, сдав позиции. Теплые, будто янтарные слезы посыпались с моих глаз. Не смотря на мою громкую душевную скорбь, было тихо. Я чувствовал не только сердцебиение, я чувствовал даже как мозг мой гудит, пытаясь связать цепь событий, я чувствовал как кровь переливается по венам, а в некоторых местах просачивается наружу. Я читал, что перед смертью чувства людей сильно обостряются на несколько секунд, а может и минут, уже не помню. Все воспоминания подобно картинкам пробегают в голове, как кино. Это связанно с тем, что наш мозг пытается вспомнить, были ли подобные опасные ситуации у нас в жизни, и делает он это для того, что бы найти из них выход. Мама. Папа. Я надеюсь, вы живы, и вы будете ещё жить, и жить счастливо. Я болезненно хрипнул. Где то раздался громкий, но далёкий громовой раскат, а затем последовала молниеносная вспышка. Брызнул мелкий, и как бы многие назвали, противный дождик. Ещё я вспомнил ту девчонку. Она стукнулась головой, как только поезд начал тормозить. Интересно, что же с ней случилось? Хотя, впрочем, какая уже разница. Однако в один момент я почувствовал что мои ноги кто то приподнял, обхватив руками. Я не мог сопротивляться, и открыл глаза. Меня кто то куда то тащил. Не нарушая тишину, я пытался разглядеть размытый силуэт, но, неужели я потерял зрение из за удара? Может, я ещё буду жить, и рано опускать руки? Вдруг послышался звук падающего тела. Неизвестный упал, и мои ноги рухнули так же, на сырую, но каменистую поверхность. Краем глаза я заметил, что это хрупкое тело так же было в крови и грязи. Измученный силуэт неподвижно лежал, дотащив меня под мост, до куда не доставали водяные капли. Грязный, лишённый сил и всего, я отрубился второй раз. Моё опустошённое сознание быстро улетучилось в мир сновидений, позабыв о едкой боли.

«Четырнадцатого мая тысяча девятьсот девяносто первого года два дизельных поезда, перевозившие пассажиров пригородного сообщения, столкнулись лоб в лоб, в результате чего погибли сорок два человека, а более четыреста получили ранения. Это была самая страшная железнодорожная катастрофа в Японии, после крушения в Йокогаме, в ноябре тысяча девятьсот шестидесятого года, в результате которого погибло сто шестьдесят человек. Шигараки, город недалеко от Киото, славится своей керамикой. Четырнадцатого мая в городе проходил Всемирный фестиваль. Пассажиры заполнили поезд в Кибукаве, который должен был следовать по 14,7-километровой однопутной железнодорожной линии от Шигараки, сразу после десяти утра. Однако работники железной дороги Сигараки Коген (SKR) не смогли получить зелёный сигнал, чтобы поезд отошел от станции. Система показала, что приближается поезд, но рабочие, посчитав это неверным, отключили систему и отправили поезд с опозданием на одиннадцать минут. К сожалению, система была правильной: на линии был еще один поезд, пригородный поезд JR West, перевозивший пассажиров в Шигараки на фестиваль. Когда детектор неисправного отправления не сработал правильно, этот другой поезд был направлен прямо на встречный курс с поездом SKR. В результате крушения оба поезда сошли с рельсов и погибли сорок два человека. Последующее расследование обвинило работников SKR в том, что они позволили поезду отправиться без зеленого сигнала, что было признано опасным и незаконным. Инженер-связист также был обвинен в неисправной проводке, которая привела к отказу датчика неисправного отправления, который должен был предотвратить столкновение.

 

Глава 2. «Туман»

Медленно я возвращался к реалии. Открыв глаза, я увидел весьма размытую и нечёткую картину. Мир будто потерял все привычные формы, и меня накрыло головной болью. Я глядел наверх, в бетонную плиту надо мною. Следовательно, я всё так же был под мостом, в близости к реке. Одежда иссохла, и от меня остался весьма неприятный и едкий запах, от которого я сам поморщился. Летающая мошкара так же не давала покоя, вечно пролетая над головой, садясь на волосы, руки, туловище, и другие части тела, пропитанные кровью. Я повернул голову набок. Солнечные лучи доставали до моего лица, и как бы нежно ласкали его. Я зажмурился, и приятное тепло окутало меня с последовательной дрожью. Однако, чувство неимоверно поглощающей меня тоски прихлынуло в связи с прошедшими событиями. Пронеслись перед глазами и картинки вчерашнего дня и ночи. Утро. Станция. Девочка. Поезд. Торможение. Удар. Чьи то руки тащат меня под мост. Вдруг мне сделалось очень страшно. Кто же это был? Он мой спаситель, но я его не знаю. Где он сейчас, и что с ним? Судя по моим воспоминаниям, незнакомец тоже повалился наземь, как только занёс меня под мост. Бездомный какой-нибудь, или тоже пострадавший? Неважно кто, но мне стоит поблагодарить его, и хоть чем то отплатить. В попытках подняться, прихлынула неприятная боль, а так же рвотный рефлекс. Тело пробила дрожь, и я упал на камни, сдерживал рвоту, однако капли крови немного просачивались из за рта. У меня не было каких либо сил подняться. Осознав это, я впал в некое отчаяние. Ползти тоже не вариант, ибо кровь только остановилась, и при активных действиях рана откроется. Я вновь вспомнил про незнакомца. Он же должен быть где то поблизости? Или спас меня, и ушёл, немного полежав? Может, я вообще его выдумал? Как так то…
Слёзы сами покатились по щекам, падая на холодные приречные камни. За столь малый срок всё так обернулось, что я даже встать не могу. Ещё сильнее сдавливало ситуацию чувство голода, которое не сразу обнаружилось из за обильных ран и адреналина. Я сжался в комок, дожидаясь чего то волшебного. Чего то, что поможет мне, выбившемуся из колеи. Я даже не знал о чём думать. Слёзы катились, пока я снова не заснул, впав в беспамятство. Сон, который я видел после, был тусклый и серый, и я даже не мог понять, что в нём было. Однако в конце ослепительная вспышка бросилась на меня, и моментально выкинула из мира грёз. Я даже сам вначале не понял, как это произошло, пока зрение не стабилизировалось. Тот самый яркий луч, из за которого я проснулся, оказался светом фонарика, направленного на меня. Загородив лицо своей рукою, я пытался разглядеть силуэт, находившийся за источником света. По пропорциям, он был похож на предыдущий, который затащил меня сюда в непогоду. Приглядевшись, я понял, что рост незнакомца был невысок, а само туловище было детским, возможно, моего возраста. Я удивился, задавшись вопросом, что ребёнку, ближе к ночи, когда уже стемнело, делать под мостом? Однако, в сию минуту я опешил. До меня дошло, что этот силуэт, это телосложение, было один в один схоже с тем, которое я виде в ту ночь, перед тем как отключиться в беспомощное состояние забвения. Позабыв о тяготящей боли, о недавно полученных ранений, я вскочил на две ноги, но тут же согнулся в горячке, облокотившись о пилон. Незнакомец, бросив фонарик, подскочил ко мне, прихватив за плечо. Опершись на него, я кое как сумел выпрямиться, однако, немного крови всё же хлестнуло из раны на животе.
-«Не делай резких движений, пожалуйста!»-попросил нежный, довольно детский и девчачий голосочек. Я мигом опешил, и потеряв опору, рухнул наземь, больно приземлившись на копчик о каменистую поверхность. Стиснув зубы, невольный болезненный стон вырвался из моего горла.
-«Не пугайся, прошу, я лишь хочу помочь!»-вновь сказала девочка. Упавший фонарь осветил её лицо. Эта была тот же ребёнок, что был в моём сне, на станции, в поезде, в одном вагоне со мной. Девочка, лет одиннадцати, которая раннее, в тот злосчастный день, ударилась о поручень, стояла предо мной. У неё была грязная одежда, растрёпанные каштановые волосы, которые потеряли свою форму, и так же пару ссадин и синяков на руках и ногах просвечивались сквозь разодранную одежду. На лбу был синяк с застывшей кровью , видать, оставшийся с того столкновения, где она упала в обморок. Видимо, мы оказались в почти что одинаковых положениях после крушения. Весомым отличием было состояние, ведь я еле стоял на ногах, из за вспоротого живота, а она, вроде, была живёхенькая, и легко отделалась, насколько это возможно. Я собрался с силами, готовый говорить.
-«Не стоит помогать мне. Ты можешь ходить. Я думаю, тебе стоит вернуться куда, где тебя ждут.»-тяжело сглотнув, пролепетал я, уставившись в землю. На самом то деле, мне было стыдно, за то, что за мной присматривала всё это время маленькая девочка, у которой итак проблем скорее всего навалом. Но кроме этого, меня волновал вопрос, почему она так решила поступить, однако пока что я не осмеливался его задать. Девочка лишь пустым взглядом оглядела меня.
-«Не неси ерунды. Ты еле живой, бился в горячке, на грани жизни и смерти. Да и чувствую, не могу я пока что вернуться домой.»-сухо ответила она.
-«Почему?»-резко спросил я, запутавшись в её словах, которые, как по мне, были лишены логики. Помогать конечно нужно, но не до такой степени как она. Почему она не вызвала скорую, полицию, помощь?
-«Хорошо. Я не знала к кому обратиться. Связи тут нет, а до пункта населённого идти не могла, ибо лишилась сил. Однако, я уверена, что вскоре нас найдут, ибо приезжали службы спасения.»-пролепетала она, вроде бы холодным, но полным горечи голосом.
-«Но. Почему ты не позвала их?!»-немного сорвавшись от отчаяния, спросил я. Почему всё это происходит со мной? Что я сделал не так?
-«Хотела, но, когда я кричала, они меня будто не слышали. Может, я сорвала голос, но. Я не понимала ничего. Когда я смогла двигаться, я перетащила тебя, и ушла, но затем вновь отключилась, а потом. Я снова не помню!»-отчаянно, чуть ли не плача, прокричала девочка. В этот момент моё сердце сжалось, и я пожалел о раннее сказавших словах. Она мне помогала, а я её начал критиковать, чуть ли не крича. Видать, после удара, у неё стала подводить память. Что же в таком случае делать? Как мне вылечить раны, не имея ровным счётом ничего? Как помочь девочке? Может, вначале, стоит спросить её имя? Откуда она, куда ехала? Выяснить про семью, про родителей.
-«Ты спросил, почему же я решилась помочь тебе. Такой странный конечно вопрос, даже глупый»-усмехнулась она. Я внимательно посмотрел на девочку. Что то в ней было странное. Как будто я её вс. жизнь знаю, но как такое возможно?
-«Разве, ты бы не поступил так же?»-спросила она, слабо улыбнувшись уголками рта. В этот миг что то щёлкнуло у меня в сознании. Действительно, а можно ли было иначе? Взаимопомощь. Такая обычная вещь, на котором держится весь мир. Эта вещь и делает из нас людей. Эта важная часть, благодаря которой мы живы. Однако, чем больше людей появлялось на земле, тем меньше люди стали помогать друг другу. Помочь себе способен каждый, а вот помощь другому, незнакомцу, о котором вы не знаете, из чего вы не извлечёте выгоду, именно на это способен лишь человек, имеющий сострадание. Чувство, которое из животного, подчиняющего инстинктам, зависимый от природы, делает из нас человека. Мне сложно формулировать мысли, тем более в таком состоянии, однако, эта девочка права. Сам того не замечая, я закрыл глаза, пропадая во мрак. Понял я это не сразу, а лишь после криков, доносившихся из реального мира. Я невольно вздрогнул, открыв глаза. Сколько в этот раз прошло времени, и что произошло за это время? Солнечный свет ослепил мои очи, и я тяжело зажмурился. Тепло прошло по моему телу, покрывшемуся мурашками. Голова гудела от резкого пробуждения, но, чувствовал я себя лучше. Однако крики не унимались, но слышал я их будто отдалённо. Эхом раздавались голоса, которые что то или кого то искали. Зрение тоже не стабилизировалось, всё казалось размыто. Ощущение, что я сошёл с ума. Невольно подумав об этом, я поднял голову. Вскоре я понял, что голоса, что раздавались в дали, принадлежали спасателям, находившимся рядом со мной. Я опрокинул голову на бок, и увидел в руке иглу. Капельница? Когда успели? Я хотел подскочить, но меня что то сдерживало. Потом я понял, что меня держал один из спасателей, и что то говорил. Я не воспринимал ничего, видимо, мой мозг не адаптировался к такой скорости развития событий, но я старался как можно быстрее прийти в себя.
-«Дядь. Что случилось?»-слабым голосом спросил я, и чуть ли не отключился вновь. Такое чувство, что из меня всё выжали, вынули кости и мышцы, ибо даже пошевелиться я не мог.
-«Всё в порядке, мальчик, всё будет хорошо.»-послышался добрый мужской голос, с оттенками радости. На фоне раздался ещё один голос, доносивший что то по типу «Он живой!» И тут улыбка невольно всплыла на моем лице, спустя столько времени. Неужели, всё наладиться? Тут я вспомнил про родителей, и про ту девочку, и уже хотел спросить, активно зашевелившись, однако врач меня прервал:
-«Постой. Без резких движений. Ты потерял много крови, и мы успели оказать первую помощь, однако рана может открыться, не надо пожалуйста шевелиться»-попросил он.
-«Ты большой молодец. Мы тебя быстро подлатаем, и ты бегать вновь будешь, только потерпи пожалуйста!»-раздался второй голос, более отдалённый и женский.
Однако, я ослушался их, и слова сорвались с языка-«Девочка. Была. Она жива?»-слабо спросил я. Врачи переглянулись, немного удивившись.
-«Мы никого не видели в округе, однако, мы пока что продолжаем поиски. Скажи, когда это было и как она выглядела? Она была жива?»-спросил один из спасателей.
-«Постойте! Не налегайте на ребёнка.»-попросил женский голос, пока я пытался вспомнить хоть что то. Лицо её будто бы было в тумане, однако я чётко помню взъерошенные каштановые волосы, грязные и растрёпанные, однако необычайно красивые.
-«Темно было. Она помогла мне. Жива.»-пролепетал я. Каждое слово давалось с трудом. Дальше я не помню что было, ведь послышались громкие, режущие уши сирены скорой помощи. Далее была погрузка в машину, небольшая тряска, свет, и кровать. Всё проносилось быстро, и туманно, подобно неприятному сну. Всё это время я как бы жил, но будто бы проводил время в небытии. Меня окружала туманная пустота, и я даже не чувствовал боли. Вот бы ещё раз увидеть родителей. Посидеть с ними за одним столом. Приготовить вкусную еду, с наслаждением дожидаясь прихода мамы и папы. Попинать мячик на футбольной площадке, смеясь с одногруппниками. Встать под звон будильника, в осознании того, что начинается новый день. Пойти в школу, и изучать там интересные предметы, с усердием отвечая у доски. Услышать похвалу учителя, получить хорошие оценки, а после насыщенного дня поиграть с отцом в домино, шашки или шахматы. Послушать сказку на ночь от мамы, и ощутить её нежные прикосновения. В такие моменты вся жизнь кажется наслаждением, и ты понимаешь с тоской, что такого больше не будет. Вот что подразумевал отец, когда говорил что надо ценить всё что имеешь, ведь время может отнять самое дорогое. Но, даже не смотря на то, что я ценил, ничего не поменялось. Мне больно, и думаю, если бы я не ценил, было так же больно. Так в чём же смысл? Неужели, я не так ценил? Или просто дело не в этом? Что же значат человеческие чувства?

Глава 3 «Чистый лист.»

Мальчик, пятнадцати лет, сидел на подоконнике, в своей маленькой, отнюдь не просторной комнате. Лучи пробирались сквозь пыльное окно, плавно освещая каморку. Почесав растрёпанные, тёмные волосы, он тихо зевнул. Солнце медленно возвышалось над горизонтом, разгоняя ночной мрак. Парень уже начал слазать с окна, однако резко остановившись, немного подрагивая, он чихнул, да так, что многонедельная пыль разлетелась по комнате. Благодаря солнечным лучам можно было разглядеть каждую подлетевшую в воздух соринку. Отойдя от приступа чиха, и спрыгнув на кровать, мальчик молча уставился в потолок, который был покрыт прозрачной, едва заметной паутиной. В этом доме он был сам себе хозяином. Сюда никто не придёт, никто не скажет доброго иль скверного слова. Этот дом является личным миром, собственной вселенной того мальчика. Однако, дом, как и личность, способствует разлагаться, если будет в одиночестве. Закрыв глаза, сознание обретало покой. исчезали признаки усталости, тревожности. Однако, даже мир грёз способен погубить настроение, если события происходящие там будут связанны с губительным прошлым. Поэтому, не засыпая, владелец заброшенного домика дожидался звонка. Первый день в старшей школе начинался сегодня, после бессонной ночи и брожения по ночному городу. Впервые он удосужился выйти не просто за продуктами в магазин на углу, или в учебное заведение. В ту ночь Макото ходил по тёмным улицам, в кое веки наслаждаясь свежим воздухом и просторами. Прошло больше пяти лет с тех пор, как жизнерадостный, десятилетний мальчишка, потеряв своих родителей в катастрофе, превратился в замкнутого, отстранённого от всего мира человека, живущий на сухой лапше быстрого приготовления в двухэтажном заброшенном доме на окраинах Киото. Разумеется, в общество он выходил. Школу прогуливал редко, только если из-за болезни или изнеможений не мог прийти. Так же выходил в магазин, и в свободное время подрабатывал, то отклеивая ненужные объявления и рекламы, то наоборот, приклеивая их. После гибели обоих родителей, он не стал попрошайничать. Как только стало лучше, он сбежал из больницы, не дожидаясь органов опеки. Устраиваться в школу ему было очень трудно, и за всё время он так и не с кем не сумел пообщаться. Даже учителя старались его не беспокоить, хоть и иногда парня это подбешивало. Спустя полгода аварии, он сдружился с глухонемым пенсионером, работающим в магазинчике, где обычно он закупался. Общаясь с помощью листка и ручек, старик часто поддерживал Макото, и даже оплачивал покупки за него. Мальчик же в ответ помогал разгружать ящики, расставлять продукцию на полки. Но, в этом мире не бывает бессмертных. Очередная потеря ждала его. В эту ночь, на кануне школы, он отнюдь не собирался гулять без сна, но по сложившимся обстоятельствам. голодный желудок вынудил его прийти в магазин. Именно это и послужило началом скитания. Когда тот по дороге шёл к магазину, рядом пронеслась скорая. Знакомый звон сирены, оглушающая уши, заставило его вернутся в злосчастный день. Ноги мальчишки бросились вперёд, за машиной. И недолго пробежав, он остановился у магазина, откуда уже выносили бездыханное тело дедушки продавца. И лишь фраза «Его уже не спасти» запомнилась Макото. У старика был инсульт. Он был мёртв.
В тот момент моя жизнь вновь пронеслась вокруг глаз бешеным хороводом. Я упал на колени, не в силах что либо сказать. Помниться, одна из медсестёр отвлеклась на меня, что то спросив. Я уже не помню вопрос, который прошёл мимо меня. На него я лишь отмахнулся, сказав что всё хорошо, а затем поднялся с холодного асфальта, который успел остудиться от дневного солнца. Голова не кружилась, да и тело вроде не болело, однако, идти я нормально не мог. Шатаясь из стороны в сторону, я забрёл в пустующий парк, освещаемый луной. Глотнув поток чистого воздуха, я немного освежился, приходя в себя. Я шествовал по пустующим аллеям, но вскоре, свернув с тропинок, побрёл на неизвестный мне ранее холм.
Забравшись на возвышенность, мне открылся вид неописуемой красоты. Отсюда, казалось бы, не столь высокой точки, открывались окрестности города, словно на ладони. Шелковистый ветер растрёпывал длинные, долго нестриженные волосы. Почему то в этот момент я расслабился. Тяжёлый груз свалился с плеч, и сглотнув, я почувствовал привкус свободы. Но, недолгое время спустя, я заплакал. Улыбка омрачилась капающими слезами. Я не смел закрывать глаза, и смотря прямиком на звёздное небо, не понимал; грущу я, иль плачу? Тяжело ли мне от потери, или я смирился с этим? Что же мне остаётся ценить, если не свою жизнь?
В те моменты, я не знал что мне делать. Упав на колени, вскоре я и вовсе повалился наземь. Слёзы остыли, и будто трупом я прижимался к едва тёплой земле. Потеряв счёт во времени, я переживал все дни в воспоминаниях. Как бы не работала судьба, но прошлое не вернуть. Время тоже умирает, перерождаясь в будущее. Как бы мы не утверждали, что прошлое ушло, и надо отпускать его, всё равно боль от утрат остаётся. Мы беспомощны, когда печаль разъедает наш мозг.
-«Эй. Ты чего?»
Резкий голос вывел его из раздумий, и Макото, испугавшись, дёрнулся. Сразу подняться не получилось, однако отдышавшись, он вскочил в поисках человека, задавшегося вопрос. Голос был женский, и если, это не моё воображение, то она должна быть рядом. Оглядев местность глазами, мальчик непонимающе дрогнул. Однако, услышав за спиною чьё то дыхание, обернулся. Пред ним в лёгкой кофточке стояла девушка, приблизительно его возраста, если судить по телосложению и лицу. Макото непонимающе взглянул на неё, то ли сам пытаясь что-то сказать, то ли дожидался что диалог начнёт незнакомка. Однако, незнакомкой её назвать было трудновато. Внешность девушки кого то ему напоминало. Каштановые волосы волною спускались до талии. У неё были пухленькие щёчки, но фигура довольно таки стройная. Если сравнивать рост, то она была ниже меня, то есть, примерно метр шестьдесят, а может и больше. Мы стояли так в тишине то ли секунд десять, то ли минут пять, лишь переглядываясь.
-«Ты плакал?»-спросила она голосом, усталым и печальным. Её взгляд будто проходил через меня. В нём было то ли сочувствие, то ли отстранённость.
-«Не думаю, что тебе есть какое-либо дело до меня.»-ответил я, возможно слегка грубо. Я впервые заговорил с кем то кроме самого себя, или учителя, требующего ответа. Девушка недовольно фыркнула, отведя взор свой в другую сторону.
-«Ну и ладно. Я помочь хотела.»-пробубнила она под нос, негодующим голосом обиженного ребёнка.
-«Ну, извини. Не подумай, я не плакал…»-начал Макото, но затем задумался. Не стоит же грузить проблемами кого-то, особенно незнакомку, впервые видящую меня.
-«А ты чего делаешь тут, в столь позднее время?»-резко сменив тему, спросил я. Девушка удивленно одарила меня взглядом, видимо, растерявшись.
-«А, я?»-переспросила она, будто в испуге. Я молча продолжил смотреть на неё. В этот миг почему то в глазах появилась тяжёлая усталость, которая накопилась с прошлых бессонных ночей.
-«Ну, гуляла. А что?»-ответила она, немного замявшись.
-«Просто странно что столь юная школьница гуляет в такую темень одна.»-кое как усмехнувшись, сказал Макото, а затем резко покраснел, испытав стыд от сказанных раннее слов. «Что это вообще на меня нашло?»-подумал он про себя. Девушка тоже, сильно растерявшись, дрогнула коленями, будто хотела попятиться назад. Нависла неловкая пауза.
-«Кхм. Извини. Давай всё с начала начнём. Меня звать Макото.»-представился он, демонстративно поклонившись. Пытаясь унять неразбериху в голове, Макото хоть как то пытался развеять чувство неловкости, однако казалось, будто он лишь усугублял и без того странную ситуацию. Девушка вроде смягчилась.
-«Чудак ты, хех, Макото»-рассмеялась она, и подняв голову, взглянула на него уже другими, не то что прежними глазами. «Неужели я сумел её хоть как то развеселить? Странно.» От этой невольной мысли Макото сам слегка улыбнулся, убрав чёлку с глаз. Обычно его глаза казались тусклыми и серыми, но в тот миг, в лунном свете они заблестели, подобно какому то драгоценному камню, наполненному жизненной энергией.
———————————————————————————
И вот сейчас, под рассветом нового дня, Макото вспоминал эту ночь, перед кануном школы. Часов пять назад он впервые заговорил с кем то, но сейчас вновь один лежал на пыльном матрасе. Хотелось ещё поговорить с ней, о чём то спросить. Пять лет жил, избегая общества, а тут вот те на. -«Меня зовут Саи»-Это имя, этот голос, до тех пор раздавался у него в голове. Никто из нас так и не рассказал, зачем и каким образом оказался на этом холме. Мы прогулялись по парк, а затем она ушла, сказав что пора возвращаться домой, и завтра первый день в старшей школе.
«Дзын-дзын! Дзын-дзын! Дзын-дзын!»-резкий звук будильника вывел Макото из мыслей. На испуге он шибанул по нем рукой, тем самым окончательно проснувшись и вырубив его.
-«Сегодняшний день я начинаю с чистого листа!»-заявил мальчик, который выжил в железнодорожной катастрофе пять лет назад. Этот день, первое апреля тысяча девятьсот девяносто шестого года будет началом моей новой жизни. Жизнь, как ученика старшей школы, который не оборачиваясь на прошлое, будет вливаться в общество, и определяться по жизни.
В этих мыслях Макото уловил частичку прошлого, оптимистичного себя, не знающий каких либо тягот жизни. Оборачиваясь назад, мы хотим вернуться в беззаботные времена. разумеется, у некоторых наоборот, есть тяга к светлому будущему. А другим вообще нравиться то время, в котором он проживает сейчас, не задумываясь о дальнейшем. Мне кажется сейчас, что это глупо, ведь о грядущем, о последствиях нужно знать, или хотя бы догадываться каждому и всегда. Но поразмышляв, я выявил для себя мысль, которая может быть и не совсем точной и правильной; О последствиях не задумывается человек, который в тот момент или счастлив, или глуп, и грань между ними вряд ли получиться сыскать.

Глава 4. «Перерождение»

Первый школьный день всё таки навёл на меня небольшую панику. Ну а если быть честнее, я даже не мог ни к ком подойти, дабы протянуть руку, заговорить, или познакомиться. Вчерашняя ночь будто осталась в тумане, ничему меня так и не научив. Я уселся на последнюю парту в средних рядах, и стал слушать монотонную речь учителя. Далее, я немного заснул, но потом громкий голос разбудил меня. Я медленно приподнял уставшие глаза, лениво озираясь по сторонам. Все были уставлены на меня, что сильно озадачило ситуацию.
-«Мальчик с чёрными длинными волосами на последней парте! Представься!»-послышался старческий голос учителя. Я уснул? Тут же вскочив с места, я приклонился в знак извинения.
-«Я-Кинаригаки Макото! Приношу извинения что заснул!»-ответил я. Чувство неловкости охватило меня, а затем пробежала дрожь с холодным потом.
-«Хорошо, Кинаригаки, сегодня я закрою глаза на эти нюансы, однако после уроков зайдёте ко мне.»-немного противным голосом сказала классная руководительница, у которой и был сегодня первый урок. Как её хоть зовут?
После столь неудачного выступления, я лишь сильнее замкнулся в себе. Оставшиеся уроки я молча сидел, слушая голоса учителей. Потерявшись во времени, я просидел так до конца учебного дня. Увидев, как все стали собираться и уходить, я было обрадовался, но затем вспомнил наказ учителя, и всё так же молча, один поплёлся к ней в кабинет. Постучавшись тяжёлой рукой, я стал ждать ответа.
-«Войдите.»-раздался ответ по ту сторону двери. я зашёл в класс. Учительница осмотрела меня с ног до головы осуждающими глазами.
-«Чтобы до завтра привёл волосы в порядок. Ходишь по школе растрёпанный и весь сонный. Это первое предупреждение, и надеюсь, последнее.»-строгим голосом сказала она.
-«Хорошо, я вас понял. Ещё раз извиняюсь за сегодняшний случай! Уверяю вас, такого больше не повториться!»-приклонившись, выпалил я извинения. Учительница немного удивилась, но затем приняв естественно свой хмурый оттенок лица, и поправив очки, немного опустила голову.
-«Ты, видно, что хороший мальчик. Так что постарайся не оплошать, ни в учёбе, ни в поведении.»-на удивление подобревшим голосом сказала она, видать, смягчившись.
-«Хорошо! Спасибо вам! Я могу идти?»-всё так же приклонявшись, спросил я.
-«Да-да, конечно. И давай меньше кланяйся, спина будет болеть.. Хотя эт ты молодой»-пробурчала она под нос, развернувшись.
Обрадовавшись, что никакого наказания мне не выписали, я с облегчением на душе направился к выходу из школы. Забрав из раздевалки уличную обувь и непромокаемый плащ от дождя, я пошёл к выходу.
-«Макотооо!»-послышался радостный крик из спины. Услышав своё имя, я вздрогнул, ибо кому я мог пригодиться или вспомниться. Со спины буквально вылетела на скорости та самая девчонка со вчерашнего вечера, с которой я гулял по ночному парку.
-«Саи?»-удивлённо спросил я. Да, это была она. Девочка с коричневыми волосами, что застала меня в печали. Жизнерадостная улыбка была у неё на лице. Счастливым, играющим взором она оглядела меня, а затем остановилась передо мною.
-«Как настроение? Как первый день в школе?»-спросила она весёлым и непринуждённым голосом. Я задумался, что ей сказать, и как сказать. Только сейчас до меня дошло, что ранее я с людьми особо не контактировал, особенно моего возраста. Ошарашенно я попятился назад.
-«Эаэаэа… Ты тоже здесь, учишься?»-почему то испуганным голосом спросил я. медленная у меня реакция, да и вообще, что я творю? Идиот…
-«Да, а ты чего так удивляешься?»-озадаченно посмотрев мне в глаза, спросила Саи. Действительно, с чего бы.
-«Ладно, мне пора. Извиняй, дел много.»-взяв себя под контроль, сболтнул я. Естественно, соврал. Но почему то мне хотелось избегать общения. Почему?-на этот вопрос я тоже не мог ответить нормально. Я слишком туп, и веду себя как бревно. Мне-б книжек почитать.
Уставший от первого же дня, я поплёлся домой, пытаясь разобраться в последних событиях. Ладно, избегать её как никак-грубость. Хоть немного, но она проявила ко мне доброжелательность, и в ту ночь мы заговорили. Мне кажется, что надо быть проще.
На вечер, когда уроки были сделаны, Макото всё так же лежал в одиночестве, глазея в потолок. Чего то в этот момент мне хотелось. Хочется испытать то же чувство что и вчера, на том холмике в центре парка. Чувство свободы, когда ветер растрёпывает твои волосы, когда над тобою неизвестная масса космоса, где за миллионы километров отображаются звёзды. Это чувство свободы смешивается с некой ничтожностью пред всем и всеми.
Я сам того не помня, обув старые кроссовки на ноги, выскочил на просторы улиц. Мчавшись безостановочно к тому самому месту, у глаз всё время мерещились всякие таблички и вывески. Пробежав несколько километров, я остановился. Тяжёлое дыхание и пот смешались со всеми эмоциями. Странно однако. Что произошло со мною в последние два дня, что моя эмоциональность настолько выросла? Дальше я продолжил свой путь неспеша, спокойным шагом. Время клонилось к десяти, и уже стемнело. Фонари освещали ночной город. И вот, я зашёл в ночной парк. Людей не встречалось, а холод поступал всё сильнее. Вчера я не взял куртку, не думая что задержусь надолго, а сегодня-в порыве эмоций я её попросту забыл. Складывалось ощущение, что где то я ту девушку, Саи, видел. Или же она кого-то мне напоминала. Ради этого, я думаю, стоит её найти, и как то поговорить. Человеку свойственно возвращаться к прошлому.
-«Вот такие значит дела, а?»
От этого я подскочил. Сердце чуть в пятки не ушло, но, я удержался и не вскрикнул. Резко обернувшись, я увидел в незнакомке Саю. Приятно удивившись, я застыл на месте.
-«Ну и что? Как твои дела?»-спросила она наигранно жестоким голосом.
-«Д-да я уже всё. А ты опять. А как ты тут. Что делаешь?»-пытаясь связать монолог, спросил я коряво и неуверенно.
-«Я тут гуляю! А что ты тут делаешь?»-не уступала она.
-«Ну, тоже, как видишь.»-робко ответил я, почесав затылок. Я не знал как и что говорить в подобных ситуациях.
-«Ну раз так, то не против если вместе пройдёмся?»-предложила она. Я замялся, но затем понял, что надо действовать решительнее.
-«Хорошо.»-на выдохе ответил я.
-«Кстати, со спины ты на девушку похож! У тебя такие длинные волосы, но, в принципе поэтому я тебя и узнала!»-сказала Саи, двинувшись вперёд
Она пошла первая, ну а я же двинулся за ней. Шли мы в полном мраке и молчании. Мне было немного неловко от этого, но всё же я благодарил небеса что мы не говорим, ибо так я опозорился бы лишь сильнее. Куда путь держали мне не было известно, ибо по здешним тропам я ни разу не передвигался. В голове ещё вертелся вопрос, как так то, что второй раз я гуляю тут, и второй раз встречаю её? Или глупое совпадение, но возможно, это её привычка, гулять после заката в тутошних местах. Вскоре, вспомнив своё же обещание, что надо быть смелее и уметь делать первые шаги в общении, я набрал воздух чтобы нарушить тишину каким либо предложением, но остановился в загадках, что же сказать или спросить.
-«Ты что-то хотел?»-первая нарушив тишину, спросила Саи.
-«А. Да! А ты всегда гуляешь тут после заката?»-на удивление быстро среагировав, ответил я вопросом.
-«Ну, мне нравится весенний холодок, и эта ночная атмофсера очень приятна.»-сказала она нежным, ласковым голосом, посмотрев наверх. Сам того не заметил, как мы уже вышли на поляну, перед тем самым холмом. Отсюда, как и прошлый раз, был открыт небесный простор. Однако картину портили несколько больших облаков, закрывающие часть звёздного пространства.
-«Макото! давай будем друзьями!»-предложила девушка весёлым голосом, но было видно, как она едва нервничает. Я же, не ожидая такого предложения, немного впал в ступор. Раньше мне такого никто не говорил, и не предлагал. У меня были в детстве товарищи по команде, или же одноклассники с которыми я хорошо общался, но вот друзей. Что же подразумевают люди под словом дружба? Человек, который комфортен тебе, а ты комфортен ему? Те, которые придут на помощь в любое время? Те, с кем хочешь проводить больше времени, ведь не будет скучно? Те, с кем есть общие интересы или хобби? Когда раньше я перечислял эти пункты, я знал, что не может быть всё сразу, ибо всегда будут разногласия, связанные с разными точками зрения, с разными мнениями. Но, это не значит, что дружбы не существуют. Люди всегда ждут чего то большего, возвышая надежды на что либо, а потом и разочаровываются, когда что-нибудь не сходиться. Надо лишь уметь принимать.
-«Я согласен!»-улыбнувшись, ответил я Сае. Мы посмотрели друг другу в глаза, а затем рассмеялись, видать, от неловкости.
В этот раз я вернулся к полуночи, и с умиротворением зашёл домой. Чувство свободы улетучилось, и я почувствовал запах старинной пыли, веющей по всему дому. Живот заурчал, ибо с обеда я не брал ни куска пищи. Заглянув в холодильник, я обнаружил, что ничего не было. Точно ведь. Я пообедал в школе, а в магазин так и не зашёл. В ту ночь я ведь так же за продуктами пошёл, которые закончились. Купить их, само собой, не удалось. Тяжко вздохнув, и с мыслями что спать буду на голодный желудок, то бишь магазины закрыты, я поставил чайник. Сидя за столом в темноте, я смотрел в кружку. Казалось, она была бездонной, и чай был тёмной, неизвестной жидкостью. Вроде я обрел общение в виде подруги, но теперь, чувство одиночества казалось, лишь укрепилось, хоть раньше я и не обращал на него внимание. Это будто потерянная вещь, которую ты давно забыл, вдруг увидел на фотографии, и теперь всюду её ищешь. Неужели мне плохо от одиночества? Ну не. Невозможно. Человеку нужен человек. Бред это всё!
Хлебнув полную кружку чая, Макото резко вышел из-за стола, направившись в ванну. Стукнув дверью, он встал напротив зеркала у раковины. Поворошив в ящике, он достал ножницы, а затем схватив волосы и сделав пучок, срезал их одним движением. Длинные, тёмные волосы, загораживающие лицо, упали. Упали и волосы сзади. Когда на Макото смотрели со спины, он казался девушкой из за такого объёма взъерошенных волос, которые опускались даже ниже плеч. Сейчас же, убрав половину длинны, прическа на удивление аккуратно села на голову. Выбросив всё в мусорное ведро, он устало положил ножницы обратно, а затем потушив свет, поплёлся наверх. Надеюсь теперь классный руководитель не сделает замечаний.

Глава 5. Лето.

Вот так собственно и началась моя новая, можно так сказать, история, или же попросту новый жизненный этап. Я даже стал чуть оптимистичнее относиться к окружающему меня миру, и утром вставал бодрее. Что же насчёт той девушки? С ней мы общались ночью, гуляя в парке, но вскоре я встретил её в одном из классов школы. Увидев меня, она удивилась и поздоровалась, на что я так же ответил тёплым приветом. Правда, её одноклассники странно на нас посмотрели. В принципе кроме Саи общения у меня не появилось. Я всё так же сидел за последними партами, раздумывая о жизни, но и внимательно слушая учительницу. Так и тянулись месяца. Я даже прикинул кем хочу стать и куда поступить. Было бы неплохо пойти в геологический, или поборов прошлое, выбрать железнодорожный. Физика, химия, география. Как по мне безумно интересные предметы, стоит лишь начать в них разбираться. Мы с Саи даже как то обсуждали встретиться днём, желательно на каникулах или выходных, погулять. Так же она сильно хотела побывать у меня дома, после того как узнала, что я живу без родителей. У Саи же была вполне обычная семья-мама и папа с младшим братом и старшей сестрой. Сестре было двадцать один, и училась она на режиссёра. Отец был офисным работником, а мама-психологом. Братец в свою очередь рос и уже пошёл в школу.
Двадцать второе июля тысяча девятьсот девяносто шестого года-первый день летних каникул. Прогулявшись накануне с Саи, я проспал около двенадцати часов, и проснулся после полудня. Солнце приятно грело глаза, и тепло ощущалось каждым сантиметром тела. Сжав подушку к животу, я лениво стал приходить в себя. За последние четыре месяца я по настоящему сдружился с Саи. Она стала незаменимой частью моей жизни, а ночные прогулки лишь подтверждали это и закрепляли нашу связь. Глянув на часы, я заметил что уже два часа. Одев футболку, я направился к умывальнику. Сегодня в четыре дня мы пойдём на речку, и с меня требовалась еда, так что надо успеть сбегать в магазин. Саи вегетарианка, и ест исключительно полезную пищу, что крайне удивляло меня. Как можно было обходиться без мяса, чипсов и всякой вкусной всячины? Если бы мне приказали так жить, то без это я был бы не я. Хотя и по моему худощавому телосложению не видно, но кушать в полный желудок я люблю, хоть и не поправляюсь, но и наверное к счастью. Не было бы такой у меня «способности» то я бы весил под сотку.
Почистив зубы, я выскочил на улицу, и почему то рванул к магазину, хоть и времени хватало с головой. Пробежав улицу, я притормозил у того самого места. Мысли пронеслись, я будто словил флешбэки с той самой ночи. Я поклонился.
-«Спасибо, старик. Ты много сделал для меня. И даже в ту самую ночь, чреда событий позволила мне встретиться с дорогим мне сейчас человеком. Спасибо.»
Я сказал это с душевной теплотой. Каждый раз, когда я проходил этот магазин, я отдавал честь покойному старцу, сделав это некой традицией, очень важной для меня. Всё-таки, прошлое нас никогда не отпустит, но то наверное к лучшему. Когда то я говорил, что прошлое надо забыть, но нет. Я теперь считаю, что человек, который принял прошлое, по настоящему может жить в гармонии и спокойствии с собой. Избегать чего то-глупо. и признак неуверенности и слабости.
Поразмыслив, я вспомнил куда направлялся, и вновь устремился к ближайшему магазину, ибо на этом месте открыли небольшой киоск с дисками под фильмы и игры, и еда тут, логично, не продавалась.
И вот к часам четырём, с двумя полными пакетами еды и полотенцем, я стоял у указателя, где дожидался спутницу. И как я уже понял, она опоздает. Усевшись и положив достаточно тяжёлые сумки, я закрыл глаза панамкой, дабы солнце не столь сильно слепило очи. Дожидаясь её, я повалился в не столь глубокий, но всё же сон. Я слышал что происходило, но как бы спал, теряя счёт времени.
-«Макотооо. Я здеся.»-послушался туманный голос Саи, и рука, видать её, потрясывала меня за плечо. Лениво открыв глаза, я увидел расплывчатое очертание её лица.
-«Какой час?»-первым делом спросил я, широко зевнув.
-«Четыре часа и пятнадцать минут!»-ответила Саи, взглянув на ручные часы. Стекло у них было треснуто, но стрелки ходили правильно.
-«Странно»-сказал я, и взглянул на свои. Стрелки показывали без двадцати пять. -«Твои часы, видать, подтормаживают.»-почесав затылок, сказал Макото.
-«О, вот как. Я думала что ненадолго опоздаю, а тут вот те на.»-удивлённо пролепетала Саи, а затем кинулась на колени:
-«Извини пожалуйста, я не хотела! Долго ль ты меня ждал?»-умоляюще начала выпрашивать прощение она. Макото немного ошарашенно попятился назад
-«Да не, всё хорошо. Пойдём лучше на речку.»-отмахнулся я, и уверенно взял пакеты в обе руки. На самом деле, опоздание Саи даже помогло мне выспаться, чего же тут злиться.
Проходя через лесные тропинки, мы наткнулись на ручеёк. Далее мы пошли вдоль истока, наслаждаясь летними красками густой чащи. Дорога у нас делилась на два цикла; вначале мы оживлённо разговаривали, рассказывая истории из жизни, смеясь и шутя, а затем замолкали, шествуя в полной тишине. Так повторялось несколько раз, пока мы не вышли на берег, где пред нами возникла текущая, в меру широкая река. Саи восторженно запрыгала, обрадовавшись успешному нахождению пункта отдыха. За минут десять мы всё расставили, расстелили скатерть, на которой будем трапезничать.
-«Купаться будешь?»-спросила Саи, глядя прямиком мне в глаза, от чего мне даже стало не по себе. Сколько в ней радости и позитива? Откуда такая активность?
-«Не уверен.»-сказал я отстранённо. Держаться на воде я умел, и плавать слегка тоже, но это скорее назовёшь купанием, ибо пловец из меня никакой. Поэтому, я пожалуй воздержусь, а то не дай бог день окончиться моей погибелью.
-«Ну, как знаешь.»-ответила Саи, охотно роясь в своём рюкзаке, а затем опечаленная высунула оттуда голову.
-«Ёлки-палки, забыла купальник»-грустно сказала она, но тут же сменившись позитивом, подсела ко мне: -«Значит пойдём грибы пособираем.»
В такие моменты её глаза блестели живым огоньком. Такое выражение было сложно описать.
-«Но как же наши вещи?»-оспорил я, оглядев груз, что притащил я сюда.
-«Эх, скучный ты.»-надулась Саи, кушая яблочную дольку.
—————————————————————————————————————————-
Так и прошёл первый день каникул. Месяц отдыха был знойным, и иногда даже от жары не хотелось лишний раз выходить на улицу. К тому же, спустя некоторое время, Саи сообщила, что уедет ненадолго с родителями на море, поэтому я был готов в полное погружение великого одиночества. Но не унывая, я составил список дел, ведь после того, как Саи вернется с поездки, заглянет таки ко мне. Назначив генеральную уборку во всем доме, я приступил к занятию. Как только я сбежал с больничной палаты, мне приходилось шастаться по тёмным переулкам, и в лучшем случае ночевать под мостами. Но я понимал, что так долго продолжаться не может, иначе я превращусь в бездомного, который так и проведёт остатки своих дней. Спустя пару дней, я забрёл к тому самому старику, в его магазинчик. Как оказалось, он был глухонемым, но, мы смогли с ним общаться, цитируя текста на бумажках. Я узнал его весьма печальную историю;
Внучка его, Кассия, уехала далеко за границу, в Казахстан. Дед знал о её мечте и любовь к природе, но не ожидал, что дочь решиться на столь отчаянный шаг. Не смотря на то, что та по сути бросила его, он был рад, ибо она осуществила то, чего так давно желала, и зла старик на неё нисколько не держал. Оставшись один, без жены, которая скончалась ещё при родах этой самой Кассии, старик продал свою квартиру, и вместо этого выкупил место тут, на первом этаже жилого здания, сделав свой магазин, который хоть какие то доходы будет доставлять нерабочему и никому ненужному пенсионеру.
В тот вечерний майский денёк он угостил меня буханкой хлеба и водой, да и ещё про запас дал, после того как я рассказал ему свою историю. Он показался мне настолько добрым, что мне даже стало его жаль. Так же он рассказал о заброшенном домике на краю города, где можно заселиться, ибо его никогда не проверяют и никто туда не заходят. С этого момента, благодаря ему я стал жить подобающе, хоть и без родителей. Пошёл в новую школу и стал усердно учиться, хоть и не имея друзей и вообще какое либо общение.
Я вспомнил это с грустной улыбкой, и продолжил составлять план. Уборку по дому я распланировал на три дня:
Первый день-уборка вещей и распределение их, а так же осмотр того, что нужно заменить или починить
Второй день-заменить и починить то, что сломалось, ну или просто выбросить.
Третий день-собственно, сама уборка. Вначале пропылесосить, потом-помыть полы и вытереть пыль, помыть окна и зеркала.
За трое суток вполне возможно справиться с таким объёмом работы, если не быть через чур ленивым.
Взяв себя в руки, я приступил к осмотру дома, попутно убирая по местам вещи, разбросанные тут с незапамятных времён. Пришлось пару раз выходить с дома к мусорным бачкам, дабы избавиться от хлама, который накопился тут не только от моего прибытия, но так же и от прошлых владельцев дома.
Когда ты занимаешься делом, которое тебе нравиться, то время будто летит с невероятной скоростью. Однако, стоит тебя посадить в зал ожидания, или давать задания, выполняя которые ты будешь в не очень хорошем настроении, то и время будет течь медленно, будто издеваясь над тобой. Так можно предположить, что для каждого из нас понятие время разное, и какой либо отрезок чисто психологически так же ощущается у всех неодинаково.
————————————————————————
Спустя три дня непрерывных дел, я с уверенностью окончил процесс уборки. За накопленные деньги, я даже сумел приобрести два новых ковра. Один постелил в прихожей. Он был чёрный, с жёлтой надписью «Добро пожаловать», а второй был обычный серый ковер, однотонный и непримечательный, и постелил я у себя в комнате, у кровати. Надеюсь, если Саи придёт ко мне, то не ужаснётся от состояния дома, ибо что мог, я сделал.
И вот, после столь тяжёлых дней я вышел на прогулку. Шёл я не задумываясь о направлении, и в итоге прибрёл ко школьному стадиону. Свежий ветер трепал мои волосы, давая хоть какую-либо прохладу в столь знойный денёк. Я уселся на лавочку, напротив красного многоэтажного дома, построенного, видимо, не столь давно. Рядом была баскетбольная площадка, где кучка подростков, некоторые возможно младше, а некоторые и старше меня, увлечённо играли в баскетбол, резво бегая по резиновому покрытию. Ничего не предвещало странностей, как ко мне со спины совершенно неожиданно подошёл охранник, которого я часто встречал у входа в школе.
-«Кинаригаки Макото, не вы случаем?»-спросил он, наклонившись сзади, так, что его дыхание чувствовали мои уши. Я резко дернулся, но не вскочил. Сглотнув, я пытался понять что происходит, и пока это происходило, пот скатился с меня.
-«Д-да. Я. Что-то случилось?»-спросил я пугливым голосом, до тех пор немного подрагивая.
-«О! Это-ж отлично! Мы все каникулы тебя ищем! Просто в дневнике не указаны ни номер родителей, ни место жительства.»-сменив голос на более позитивный, усмехнулся он.
-«Вы по поводу этого?»-спросил я, немного тускло, параллельно пытаясь придумать какую-либо отмазку.
-«А!? Не-а. Нам надо чтоб ты прошёлся по некоторым врачам, они осмотрят тебя, поставят печать, и ты отнесёшь справку в школу. Этот осмотр необходимо пройти всем старшеклассникам!»-объяснил охранник, протягивая папку с некоторыми бумажками.
-«Х-хорошо.»-немного заикаясь, ибо не отошёл от недавнего, ответил я. Вскрыв папку, и осмотрев бумажки и список врачей, я поглядел вслед уходящему смотрителю. Вот те на. Придётся сегодня ещё походить, да и завтра тоже. Психолог и ортопед сегодня не работают.

 

Глава шесть. Накатаса Саи

Не теряя времени, я принялся обход врачей. В тот же день посетив кардиолога, уролога, стоматолога, офтальмолога и отоларинголога, я стал дожидаться завтрашнего утра, дабы посетить оставшихся-психолога и ортопеда. Сегодня в ночь Саи должна вернуться в город, и ближе к вечеру завтрашнего дня мы договорились посидеть у меня на дому, посмотрев фильмы с кассет или почитав литературу по ролям. Так же Саи неплохо рисовала, и как то раз даже предложила создать мангу от руки в единственном экземпляре. Я, конечно, против не был, однако сочинять сюжеты у нас двоих как то не вышло.
Я уснул к полуночи, немного прогулявшись перед этим. Бодрячком встав на утро, я сразу же направился к местной поликлинике, туда же, куда я и ходил вчера. Пятнадцать минут ходьбы по жарким улицам, и я уже сидел на стульчаке, напротив кабинета, в душном, хоть и не совсем заполненном коридоре. Передо мною в очереди ожидали четверо людей, и это к ортопеду. Надеюсь, с психологом пройдёт быстрее. Не понимаю, для чего столь тщательный медицинский осмотр? Зачем, допустим, кардиолог или стоматолог? Не легче же обращаться к ним, когда неважно чувствует соответствующая часть тела, а не ради справки для школьного учреждения? Всем же по сути без разницы на это, лишь работы больше. Хотя, с другой стороны…Да ладно, к чему я придираюсь.
Тяжело вздохнув, я прикрыл глаза, уходя в небольшой полусон. Потерявшись во времени, я очнулся лишь когда меня дернули за плечо, грубо сказав что пришла моя очередь. Сонно и лениво поднявшись, я зашёл в кабинет. Ортопед – это врач, который занимается проблемами опорно-двигательного аппарата. В его компетенции диагностика, лечение и реабилитация людей с деформирующим или травматическим поражением костей, суставов, мышц, связок. Но так как чувствовал я себя отлично, и проблем со стопами либо позвоночником у меня не находилось, я быстро освободившись, направился к психологу.
Тут, к счастью обнаружилось, что очереди не было, и я легонько постучавшись в дверь, и услышав положительный ответ, зашёл в кабинет. Здесь, в отличие от других душных, пахнущих потом и медикаментами кабинетов, царил запах душистых цветов, от чего атмофсера хоть и делалась душнее, но и одновременно облегчалась.
-«Здравствуйте. С какой целью вы сюда пришли? Назовёте ваше имя и фамилию?»-спросила женщина, годами выглядев за сорок пять, но приятной наружностью. У неё были блондинистые волосы, хоть и седоватые у корней. Она носила прямоугольные очки, а на щеке была достаточно заметная родинка. На шее висели бусы из белого жемчуга, и телосложение у неё было, даже, немного худое, нежели нормальное. Сидела она, положив голову на руку, устало уставившись на меня карими глазами.
-«Меня звать Кинаригаки Макото! Мне нужна справка для школы, о том, что моё психологическое состояние совершенно в норме!»-бодро и звонко ответил я. Надо бы показать себя получше, а то будет задавать неуместные вопросы.
-«Приятно познакомиться, Макото. Меня зовут Накатаса Кенна. Я дам тебе справку, однако, задам пару вопросов.»-начала она, как в памяти у меня что-то щёлкнула. Фамилия было чудно знакомой.
-«Постойте! Накатаса. Ваша фамилия мне очень знакома. У вас случаем нету дочери?»-спросил я. Женщина озадаченно посмотрела на меня.
-«Есть. Миё.»-сказала она с нажимом, будто что-то ожидала, но и опасалась этого. Я не обращал внимание на её интонацию, и уже понял что к чему.
-«Не! Я про младшую! Ну, как сказать. У вас младший самый ребёнок-сын, вроде, Хару звать. А дочь средняя-Саи! Так ведь?»
Женщина молча смотрела на меня, слушая болтовню.
-«Я так то рад. Спасибо вам большое, Саи-прекрасный человек! Она очень сильно мне помогает. Мы с ней знакомы, получается уже как пол года!»
-«Прекрати!»-неожиданно резко перебила меня женщина. Её голос зазвучал слишком громко и звонко, от чего я даже припугнулся. Я, не понимая, что произошло, поднял голову. Испуг прошёл быстро, как и появился. Вдруг я заметил на лице психолога слёзы. Больше погружаясь в сомнения и озадачиваясь, я попытался что-то спросить, но подумал, что лучше помолчать.
-«Что ты такое несёшь? Это розыгрыш какой-то?»-слёзы катились с её ручьём. Голова женщины была опущена, а тело отчасти подрагивало.
-«Я не понимаю вас.»-начал я, но она тут же подняла голову, и я умолк.
-«Моя дочь. Саи Накатаса. Мертва.»
Настигла долгая пауза. Я пытался переварить слова во что-то более логичное. но из разу в раз этого сделать не получалось. Она сама поняла что сказала? Может, я опознался, и это вообще не её мама? Что?
-«Саи Накатаса. которую я знаю, жива.»-сказал я, спустя минуты так три. Психолог, успокоившись немного, взглянула мне в глаза.
-«Моя дочь-Накатаса Саи, погибла во время железнодорожной аварии в тысяча девятьсот девяносто первом году, четырнадцатого мая.»-когда я услышал эту дату, вздрогнул, надеясь, что это лишь шутка.-«Поезд шёл с города Киото на Шигараки, где проходил всемирный фестиваль. Я, её отец, младший брат и старшая сестра. Всей семьёй мы присутствовали на похоронах. Я надеюсь, что ты так шутить не будешь отныне ни с кем. Пожалуйста, выйди.»-продолжила женщина, закончив свой рассказ просьбой.
Я и сам того не помня, рванул с места, выбежав из здания, и помчавшись куда то по дорогам города. Отсутствие логики и какого либо здравого смысла ввело меня не только в ужас, но и в заблуждение. Я чувствовал пустоту, потерянность внутри, хоть и оставался призрачный луч надежды. Накатаса Саи-мертва?
Не может быть. Я видел её в школе. Чувствовал её улыбку, слышал её слова. Теплота Саи наполняло мою жизнь смыслом. Неужто всё таким образом испариться. Я же здоров. Это бред?! Полный бред. То что я услышал-мне показалось.
Я вспомнил несколько психологических стадий, через которые мы проходим, когда надо принять правду. Осознание. Негодование и отрицание. Гнев. Тоска. Смирение.
Тяжело вздохнув, я упал на колени, не в силах что-то предпринять. Сильное заболевание связанное с тем, что я долго не контактировал с людьми и проживал в одиночестве? Не мог же я её выдумать… Эта женщина, знала её. Может, не всё так плохо, и Саи лишь притворилась для матери что она умерла, а сама живёт где-нибудь одна, никому ничего не говоря?
В тот момент меня осенило. Почему-то только сейчас я услышал те слова, что сказала Кенна Накатаса, после того как её дочь погибла. Причина её смерти была в железнодорожной катастрофе, тогда же, когда и я потерял родителей. Той ночью. Я вспомнил…
Пока я копошился в мыслях, сидя на коленях посреди живой улицы, ко мне подошла женщина, что то спрашивая по типу «В порядке ли я?» Пропустив всё мимо ушей, я резко вскочив, на адреналине бросился к моему дому. В тот день на платформе, и в вагоне была девочка моего возраста. Коричневые волосы, невысокий рост и рюкзачок. С того момента прошло пять лет, и только сейчас мои воспоминания восстановились и я вспомнил её. Возможно, это и была Саи! И после аварии, когда я лежал в траве у речки, она затащила меня под мост, ибо из за дождя я промок насквозь. Тогда я заговорил с ней, а позже вовсе отключился до приезда спасателей. Я не помню что было дальше, но её я больше не встречал. Если так подумать, то я не знаю о Саи практически ничего. Мы обычно гуляли ночью, или в безлюдных местах по типу леса. Но. Я встречал её в школе! Я верю она жива и она придёт вечером ко мне!
Запыхавшийся я стоял напротив входа в дом. Что было со мною сейчас, и почему это произошло? Ноги сами дошли до кровати. Я не знал чему верить, и в итоге стал бояться. Знание чего то обременяет, давая тяжкий груз. Разумеется, не всегда. Иногда правда может облегчить, но и иногда-сломать. Две стороны. Плюсы и минусы. Не бывает чего то совершенно плохого или совершенно хорошего. Если Саи вернётся-она ответит что происходит вокруг. Она вернётся? В образе призрака или человека? Может, она лишь моё воображение? Но что тогда подразумевается под понятиями реальность?
Моменты наших встреч пролетали, безумно кружившись у меня в памяти. Улыбка. Голос. Я сделал то, что мог сделать лучше всего в этой ситуации-заснуть.

————————————————————————————————————————

Я стояла напротив заброшенного дома, где, по словам Макото, он проживал. Мы договаривались что встретимся у его порога. Я специально запомнила адрес и пришла как раз во время, в шесть вечера. Однако его не было. В доме свет не горел, и у меня было странное ощущение слабости. Может давление? Старею, хех.
Я подошла ближе, и спустя некоторое время постучала. Глухой звук тяжёлой древесины. Его я любила. Особенно, когда об него бьётся топор, пред тем как расколоть. Все жизни бы пробыла на природе.
Ответа не следовало, что смутило меня больше. Но, как никак, предпринять я ничего не могла, и уселась на ступеньки в ожидании. Однако, как только я перешла в спящий режим, за дверью раздался голос Макото, достаточно бодрый.
-«Саи? Извини что не открыл. Наверху был, не слышал!»-крикнул он, находясь по ту сторону двери. Послышалось, как одернули защелку, и дверь отворилась. С порога я сразу же поклонилась, спросив, можно ли войти. Макото провёл меня на кухню, сказав что сейчас принесёт еду. Взгляд, правда, был у него тусклый, будто что-то произошло накануне. Мы сели напротив друг друга. Ужин состоял из лапши быстрого приготовления и салата, впрочем, не удивительно.
-«Что-то случилось?»-спросила я, наблюдая как он кушает. Он нервничал, и по нему было заметно. После этого вопроса Макото поперхнулся, уставившись на меня. Он тяжело сглотнув, посмотрел будто через меня, сквозь мою душу. В этом взгляде что-то творилось. Какое-то тревожное и нарастающее чувство, что не только вводило меня в ступор, но и ужасало.
-«Да не томи уже, Макото! Ты сам не свой!»-прикрикнула я, сама того не ожидаясь. Осознав, я опустила голову вниз-«Извини. Что произошло?»-спросила уже мягким голосом, переводя дыхание. Он встал из-за стола.
-«Помнишь, я не рассказывал что было с моими родителями?»-начал он, и я кивнула. Он решился об этом рассказать, значит, действительно произошло нечто серьёзное.
-«Они погибли в железнодорожной катастрофе. В тысяча девятьсот девяносто первом году. Мне кажется. Там была ты.»-продолжил Макото, стиснув кулаки. Я вспомнила тот день. Для меня он оставался в далёком прошлом, которое я выкинула, и оно испарилось, как самый страшный детский сон. По моему телу прошёлся холод.
-«Да. Я там была. Я помню, как поезд начало трясти, а затем меня будто выкинуло.»-ответила, чуть подумав, я.
-«Но это ещё не всё. Тогда, мы встретились первый раз. Тогда ты спасла мне жизнь. Помнишь?»-немного повысив голос, спросил Макото.
Сейчас, я будто под лихорадкой собирала события той давней ночи. К чему он клонит? Что да как произошло? Неужто тот мальчик! Он!
-«Это был ты? Тот мальчик у реки, с раной на животе! Когда начался дождь! Я помню как оттащила тебя!»-почему то радостно вскрикнула я.
-«Ты умерла.»-сухо ответил Макото, да так, что я вначале не поняла смысл его слов.
-«Что?»-спросила я, будто потеряв какую либо связь с окружением. Улыбка медленно сползала.
-«В ту ночь, Саи Накатаса, в возрасте десяти лет умерла от глухого удара о поручень. Её тело не пострадала в катастрофе, лишь небольшой, но точный удар в висок унёс её жизнь. У родителей не было денег на похороны, поэтому скромный могильный камень они сделали под тем мостом, в знак памяти о их дочери.»
-«Что ты такое несёшь!»-крикнула я, не выдерживая столь нелогичную брехню.
-«Что ты делала, до того как повстречала меня в ту ночь, когда будучи на холме, я смотрел на звёзды?»-спросил Макото. С ужасом, я задумалась. Нет. Как я могу быть мертва. Хоть что-то. Нет. Нет. Нет. Не может такого быть! Я жива! Макото что ты говоришь! Почему? Где мои воспоминания?!
-«Макото…»
-«Ты-лишь моё воображение. Когда ты уходишь домой, ты исчезаешь. Саи мертва.»-холодно ответил он.
С дрожью, я взглянула на свои руки. Меня трясло, да так, что голова начала болеть. Болеть! Да! Если я мертва, я не могу что либо чувствовать! Слёзы покатились сами по себе.
-«М-Макото! Ты дурак!»-вскрикнула я, пытаясь как либо оправдать его поведение. Однако он, игнорируя это, подошёл к открытому ящику у микроволновки, а затем блеснул нож. От ужаса я попятилась назад. Он псих! Я хотела броситься назад, к маме! Я же её помню! И мы ехали на море! Что в итоге твориться? А как же отец? Сестра и брат? Что с ними?
Уходя назад, я упёрлась в стену, и как только это произошло, Макото замахнулся ножом. Я закрыла глаза, инстинктивно вытянув руки вперёд. Однако, спустя секунды, я всё ещё ничего не чувствовала. Я приоткрыла глаза. Макото стоял рядом, с вытянутой рукой. Повернув голову, я заметила нож у меня в ладони, однако ни крови, ни пореза не было. Он был во мне, и отражался. Я смотрела так на него секунды три, а затем услышала голос Макото.
-«Я не знаю, что произошло. Или это мой рассудок свихнулся, или ты не покидаешь этот мир, но я не хотел.»
Он тихо плакал, сползая на колени, а я не понимала что делать. Вдруг, я провалилась сквозь стены. Мой образ начал светлеть. Я….мертва. Чувство холода и облегчённости окутали моё тело, и тело больше не трясло. Однако чувство страха казалось неисчерпаемым, аж до тошноты. Куда теперь? Я исчезла?

—————————————————————————————————

Расплываясь на ветру, судьба привела меня на тот участок, где более пяти лет назад всё закончилось. Я чувствовала, как начинаю слабеть и исчезать, а значит осталось мне недолго. Я чувствовала виноватой себя перед всеми, в особенности перед ним. Макото, я не знала что всё так будет, ведь даже не подозревала, что стряслось со мною. Я помню, как усевшись на своё место, краем глаза увидела тебя, счастливого, с родителями. А затем ты лежал один, промокнув под дождём с открытой раной. Я из за всех сил помогала тебе, а дальше, моя память будто оборвалась. Однако, я помню как вчера была на море с моей семьёй, где мы тоже искренне радовались, улыбались, играя в пляжный волейбол, купаясь на матрасе и кушая кукурузу. Эти моменты вроде и происходили со мной, но ведь я была мертва. Как тогда понять, кто ты сейчас?
Я заглянула под мост. Тут были зажжены свечи, и стоял надгробный камень, с чётко высеченными буквами
«Накатаса Саи. 1881-1991 годы. Да пусть свободна будешь, подобно ветру, и любима нами на века.»
Слёзы прокатились по оболочке уже давно мёртвой девочки.

Конец.
Большое спасибо за прочтение:)
Выражаю личную благодарность моим первым читателем:
Ульяне Лобановой, Анне из Санкт-Петербурга которую встретил в августе и Николаю из Голицино. (Думаю. они поняли что я их имел ввиду)

Так же спасибо Алине Ниловой и Магомедовой Мадине, двоюродному брату Максиму и друг Владиславу Яковлеву:)

 

 

 

 

18.08.2022
Анатолий Роганьян


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть