Перед ней на столе лежали письма, сложенные в стопочки. Таких стопочек было десять и одно письмо, которое было одиннадцатым, лежало отдельно. Так как, по количеству было лишнее и по смыслу.

Каждое утро Анна вставала в пять утра, теперь уже в пять утра. После того, как похоронила мужа, никак не могла привыкнуть к отчаянию и одиночеству. Они прожили вместе десять лет, но за все эти годы меньше любить его не перестала. А теперь, когда единственным напоминанием о его существовании были фотографии , она поняла, что без него не живет. Без него существует.

Боль была сладкой , порой Анна даже улыбалась, когда вспоминала как они были счастливы. Она покупала бордовые гвоздики, надевала его самое любимое платье и шла на кладбище – она скучала. За монологом она могла провести много часов, не обращая внимания на смену погоды, не замечала, как наступал вечер. Она говорила и говорила, смеялась и плакала, просила вернуться – но понимала, что это уже невозможно.

Умер он внезапно. Просто вышел на работу и уже не вернулся. Нашли его тело недалеко от булочной, в которой он покупал Анне ее любимые круассаны с ванильной начинкой.

Звали его Эрик – очень неординарное имя для исконно русского человека. Его мама в свое время была влюблена в актера Эрика Робертса, поэтому как бы отец против не был, она записала именно Эриком.  Познакомились Анна и Эрик в институте и с того момента не расставались.

Он был высоким и статным брюнетом, с отменным чувством вкуса. Вежлив и галантен , что для парней его возраста было не слишком знакомо. Она в свою очередь была невысокого роста, с широкими бердами и темными волосами ниже плеч. Девочки на курсе удивлялись тому, как рядом с таким красавцем, может быть заурядная личность. Но случилось так, как случилось и Анна с Эриком поженились, и были очень счастливой семьей. Детей у них не было, да они и не хотели . им пока было комфортно вдвоем, все свое время уделяли друг другу, растворялись и наслаждались. Это была любовь.

В прочем она и осталась, просто теперь жила в теле, сердце и душе одного человека – Анны.

Анна вспоминала, как одним вечером, они с Эриком решили устроить тематический ужин и выбрали итальянскую кухню. Решили приготовить пасту , пиццу и сделать любимый деликатес – дыня с пармской ветчиной. Раз в месяц они себе позволяли устраивать праздник для души и живота.

Анна сидела на барном стуле , пила  вино и спросила:

— Эрик, как считаешь, когда одного из нас не станет, долго ли будет горевать второй?

Эрик, не подавая эмоций, спокойно нарезая помидоры ответил:

— Даю тебе год, потом начинай новую жизнь.

Анна рассмеялась, кинула в него полотенец и перевела тему на более приятную.

 

— Ты знал, гад, ты знал – шептала Анна сидя вечером на кровати и обнимая фотографию покойного супруга. У ног лежало письмо, которое привело ее в шок.

Утром того же дня, Анна решила навести порядок в шкафах и решила начать с комода. По привычке вынула все содержимое, положила на пол, присела на пуфик и принялась за работу. Отсортировала белье белого цвета от цветного, сложила в стопку и хотела убрать в полку, как заметила, что дно у ящика странно выпирает. «Рассохлось», подумала она и рукой прижала фанеру. Но почувствовала, что как будто внутри что-то есть. Сходила на кухню за ножиком и поддела за край. То, что она увидела, заставило ее удивиться. В потайной нише лежали письма. Их было сто. Каждое пронумеровано.

— Что за…… — прошептала она.

На конверте помимо нумерации было написано «Моей Анне».

« Привет. Не будет банальностей по типу, если ты читаешь это письмо, значит, меня нет. Понятное дело, что меня больше нет. С моим — то заболеванием. Сейчас ты неумело ругаешься матом. Ты никогда не умела это делать красиво. Не плачь. Ну умер и что теперь. Зато ближайший год ты проведешь еще со мной. Почему год ? Не кричи, не кричи. Потому что писем сто. И каждое ты будешь читать через три дня. И даже не думай ослушаться меня и открыть раньше. Себе же сделаешь хуже. Попрощаешься со мной раньше. Я груб? Да, я с тобой таким никогда не был. Но ты не должна опускать руки. Помнишь, я тебе сказал за ужином – даю тебе год, чтобы ты оплакала. Я тебя любил, люблю и буду любить. Увидимся через три дня».

Вещи так и остались не разобраны. Анна сидела на кровати, в десятый раз перечитывала письмо. Негодовала, плакала, молила. Под конец рассмеялась. Поцеловала текст и сказала «Еще сто дней вместе».

 

Она не решила ослушаться Эрика. Письма открывала через каждые три дня.

Второе письмо ее перенесло немного в прошлое.

«Помнишь наш итальянский ужин? Я никогда не любил пасту. Да-да, это так. Я любил бургеры и жирный картофель фри. Помню, с каким наслаждением ты ела пасту и заедала ее большим куском «Маргариты». Ты смаковала, а я наблюдал. Мне не хотелось есть, я получал наслаждение от тебя. А теперь, настало и твое время – достань из конверта деньги. И отправляйся … ты не поверишь, но в один из  ресторанов быстрого питания, всем известный «М». Не морщи носик, знаю, что не любишь, но придется. Я любил там есть двойной бургер, картофель фри с сырным соусом и куриную грудку в панировке. Поэтому вставай, надень свои классные широкие джинсы и футболку, и отправляйся есть. Отказы не принимаются».

На удивление быстро Анна собралась и даже не бубнила, но от идеи поедания бургеров была не в восторге.

Через пол часа она переступила порог «М» , сделала заказ и села за столик, смотря на поднос с едой.

— Ну что ж, приступим, — сказала Анна и откусила большой кусок от бургера. Ей понравилось, она кусала и улыбалась во весь набитый рот. Бесследно исчез бургер, за ним следом отправилась картошка фри и сырный соус. Анна выпила среднюю колу со льдом. Посмотрела на свой надутый живот и сказала « Вредно, но вкусно. Спасибо за новый взгляд на еду. Люблю тебя».

 

Третье письмо было менее радостным, в нем Эрик рассказал о болезни.

«Ты спала в тот момент, когда я узнал, что сильно болен. У меня обнаружили лимфому и я отказался лечиться. Врачи уговаривали, настаивали на химии. А зачем? Чтобы ты видела, как я мучаюсь, и мучилась сама? Вместо того, чтобы остаться в больнице, я написал отказную, вышел на улицу, купил букет твоих любимых ромашек и пришел домой. Разделся и лег рядом, обнял тебя и прижал к себе. И стал жить так, как хотелось, чтобы было не стыдно, там, наверху – а то скажут, что я многое не успел. Но я то знаю, что успел. Самое мое главное достижение , ты . Ты стала моей женой. Большего для счастья не мог желать. А теперь не грусти. Сегодня привезут твои любимые круассаны с ванильной начинкой. Ведь я уверен, что когда меня не стало, ты их перестала есть. Вставай с дивана и иди, заваривай чай с малиной. Люблю тебя».

— Ты наверное что-то перепутал, — сказала Анна, — на часах почти полдень, так поздно доставку круассанов на завтрак они не делают.  Но, тем не менее, она встала и пошла, заваривать чай. Через двадцать минут чай был заварен и раздался звонок в дверь. На пороге был курьер с теми самыми круассанами. Анна их забрала, села за стол и раскрыла коробку. Три больших круассана с ее самой любимой начинкой. Она заплакала. Откусывала вкусное тесто и плакала. Она была ему благодарна за то, что, несмотря на его теперь уже постоянное отсутствие, он был рядом.

Между прочтениями писем, Анна старалась вести обычную жизнь. Отпуск, который она взяла после смерти Эрика, подходил к концу, и она планировала выйти назад на работу. Скорбь скорбью, а счета сами себя не оплатят и продукты сами себя не купят. Она ведь осталась одна и кроме нее самой – ей больше не на кого рассчитывать. Работала Анна управляющей в ресторане «Багет». Руководство ей гордилось, потому что по ее приходу в ресторан, прибыль потекла рекой и гостей было столько, что приходилось открывать записи на месяца. Обычно такой фурор производили шеф-повара, которые творили на кухнях ресторанов, но в данном случае находкой оказалась Анна, со своей управленческой жилкой.

День сменял день, каждое новое письмо делало Анну немного счастливее. Эрик все продумал, Анна ходила на выставки, посещала балет. Ездила верхом на лошади и даже прыгнула с парашютом. Время бежало со скоростью звука. Сегодня она открыла уже пятидесятое письмо.

« Ты меня, конечно, извини, но я не мог иначе. Луиза мне понравилась сразу. Я как только ее увидел, обомлел. Но не решался тебе сказать, ты бы ругалась. Собирайся и поезжай к ней, а точнее за ней. Вот адрес: улица Некрасова, дом 15, квартира 10. Она тебя там ждет.

P.S: не надевай черную одежду.»

Анна стояла перед зеркалом и переводила взгляд, то на письмо, то на свое отражение.

— Какая к черту Луиза?! – взвизгнула она и яростно начала собирать волосы в хвост.

Затем подбежала к шкафу и специально надела черное платье, — ты думал,  я тебе смогу простить измену? – кричала она,  — не на ту напал. Вызвала такси и поехала по указанному адресу.

Быстрее пули она поднялась на третий этаж и замерла. Не решалась нажать на звонок. Но стоять весь день на лестничной клетке было бы глупо, и она нажала на кнопку. За дверью послышались шаги и дверь открылась. В дверном проеме стояла женщина, лет сорока пяти, в домашнем халате и масляным беляшом в руках.

— Так ты быть, Анна? – спросила женщина.

Девушка оторопела и произнесла – А Вы….Луиза?

Женщину разразил громкий смех, и она чуть не подавилось беляшом. – Ну, почти, Ирка я, проходи. И удалилась по коридору в дальнюю комнату. Анна переступила порог и отправилась за Иркой. Квартира была большая, но темная. Кругом были натянуты веревки и висела чистая одежда. В воздухе стоял запах свежих беляшей, сигаретного смога и кофе. Анна подошла к комнате и остановилась. Не могла себя пересилить и переступить порог. Ведь за дверью находилась та самая особа, на которую ее променял муж.

— Так ты будешь заходить или нет? – раздался голос Ирки. Анна медлила, но затем выдохнула и зашла. К ее большому удивлению, кроме тучной Ирки в комнате никого не было. Только она и кошка.

— А, где Луиза? – спросила Анна. Ирка прыснула и сказала – А, это тебе кто? Адольф? И указала пальцем на белую кошку. Анна рассмеялась и заплакала.

— Вот, тебе раз, — озвучила Ирка, — каких только чокнутых не увидишь. Ты кошку забирать будешь? Если да, то зря в черном пришла. Она линяет.

— Ничего страшного, я ее забираю. Она протянула руки и взяла Луизу, прижала к себе и посмотрела в глаза. – Так вот ты какая, Луиза. Котенок мяукнул и задрожал.

По пути домой, они зашли в зоомагазин, купили кошачий лоток, наполнитель, миски и корм. С сегодняшнего дня Анна больше не была одинока, вместе с ней была Луиза.

Время пошло своим чередом, Анне теперь хотелось возвращаться домой, ведь там ее ждали. Работала она как всегда без нареканий, даже зачастую на себя брала больше обязанностей, чем оно того требовалось. Боль внутри было не унять, но Анна старалась.

Несмотря на то, что письма от Эрика понемногу помогли затягивать боль утраты, Анна понимала, что это не может длиться вечно. Осталось всего двадцать писем и все. После последнего письма наступит осознание неизбежности, что его больше нет, он не вернется и ей придется жить, стараться жить. Но пока, эти писем было еще двадцать, она тешила себя надеждой, двадцать писем, шестьдесят дней, Эрик еще будет рядом.

И как по традиции, она открывала письма утром. Сегодня было восемьдесят первое письмо.

« Дорогая моя, Анна, а как ты относишься к тату? Хотя, можешь не отвечать, я знаю , что плохо. Ты же моя зазноба, слишком правильная и консервативна не по  годам. Но, факт остается фактом, ты сегодня идешь делать татуировку. Пока ты не захотела меня убить, хм, что же я такое пишу, убить покойника, смешно. Ну, так вот, пока ты окончательно не разозлилась я спешу тебе сообщить, что эскиз я выбрал сам. Не благодари. Целую».

— Тебе и правда повезло, что ты уже мертв , — сказала она. – Ну это надо же, удумал, татуировку, эскиз сам выбрал. Что еще меня ждет впереди? И какое же место для тату ты выбрал? Может быть мой лоб?! – Анна уже переходила на крик. – Никуда я не пойду, так и знай.  Она сложила письмо пополам и заметила слово на обратной стороне «Пойдешь».

            Через два часа она уже сидела в тату салоне и перебирала складки на майке.

— Как я могла тебя послушать, вот зачем я пошла, ты пользуешься тем, что тебя больше нет и вьешь из меня веревки – бормотала Анна , сидя в кресле.

— Добрый вечер. Вы, Анна, верно? – спросила девушка мастер.

— Да, эта бедолага, я .

— Эрик про Вас говорил, я рада , что Вы пришли. Так странно, именно в тот день, как он и предупреждал.

— Что Вы будете рисовать на мне? То есть, бить, — спросила Анна.

— Эрик выбрал для Вас эскиз, и я пообещала, что выполню его просьбу. Он выбрал , чтобы Вам набили фразу « The shadow of your smile».

— Тень твоей улыбки, — сказала Анна и улыбнулась.

По прошествии, двухсот сорока трех дней, Анна стала обладательницей кошки, татуировки, обои в квартире были цвета персика, но их  переклеили в ультрамариновый цвет. Правда только в одной комнате, но все же. Анна, прыгнула с парашютом, научилась плавать в бассейне. Перепробовала разные кулинарные изыски и экспериментировала с цветом волос. Двести сорок три дня, появилось желание жить и каждое письмо она теперь воспринимала, как шанс попробовать что-то новое и очень интересное.

Одно оставалось неизменным. Она ни с кем не общалась. Только коллеги на работе. Никаких новых знакомств не заводила, на ухаживания мужчин не отвечала. Весь ее мир, по-прежнему заканчивался на Эрике.

Письмо восемьдесят девять.

« Может быть, ты уже снова девочка? Ноги брить может, начнешь заново? Ну, тебе нужен мужчина, нет, я тебя люблю, но мужчина тебе нужен. Ты сегодня пойдешь гулять и даже позволишь себе выпить, а может быть даже напиться. Я за второй вариант. Думаешь, я сошел с ума? Нет, я просто хочу, чтобы ты жила. Надевай свой самый лучший наряд и в путь».

Анна была не в восторге от этого предложения. Но молча пошла в душ и привела себя в порядок. Выбрала красивое белье, надела красивый брючный костюм, выбрала туфли и вызвала такси. По дороге, попросила водителя остановиться около винотеки. Приобрела бутылку красного полусладкого и продолжила путь.

— Привет, сказала она – я не смогла, — Анна села на лавочку рядом с памятником и продолжила монолог. – Я не смогла, ты бы тоже не смог. Зато, смотри, какая я красивая, сижу рядом с тобой. А, давай выпьем? , она достала из сумочки два пластиковых бокала под вино. Налила почти до краев, один бокал поставила у памятника, из второго начала пить сама. На нее нахлынули воспоминания, из детства, из студенчества, затем она начала анализировать последние недели и месяцы. Благодарила его, плакала и смеялась. Когда поняла, что уже изрядно пьяна, погладила памятник и прошептала , — Тень твоей улыбки навсегда со мной. Вызвала такси и поехала домой.

Через три дня письмо привело ее в чувства:

« Я же так и знал, что ты не сможешь. Собственно, на что же я рассчитывал, ты же ботаник. Мой ботаник. Я бы тоже не смог. Но на тебя я зол, весь мой план сломала, в наказание за непослушание, сегодня ты пойдешь на выставку змей. Да, ты их не любишь, но ты же проштрафилась. Поэтому собирайся духом и иди».

— Когда же твоя фантазия иссякнет? Сколько можно? – истерично посмеялась и пошла собираться.

В их городе проездом была выставка рептилий и змей. Ведь он знал, что Анна ненавидит и боится таких существ, но нет, придумал такое испытание для нее.

Она зашла в выставочный зал и огляделась. Кругом были огромные аквариумы и клетки и нахождение ее там, ничуть не радовало. Делать нечего, пришла, значит надо смотреть. Сперва, подошла к одному аквариуму, в нем находились кобры, в другом удав лежал, в третьем находилось две гремучих змеи.

— И зачем я тут? Что ты этим хотел сказать? – бубнила себе под нос Анна.

— Вы тоже не любите змей? – услышала она за спиной, обернулась и увидела мужчину лет сорока в светлом брючном костюме, — Я их тоже не люблю. Но сегодня пока шел по делам, ко мне подошел молодой человек и сказал, что я просто обязан сегодня посетить эту выставку, представляете?

— Как интересно, — ответила Анна и прошептала еле слышно , — Ах ты негодник, сваха недоделанная. Решил, что раз я сама не пошла искать, то можно все подстроить? Она развернулась и направилась к выходу.

— Девушка, подождите, — мужчина в светлом костюме пошел за ней, — Возьмите мою визитку, я в этом городе проездом, мало ли будете в городе Н, позвоните. Вам не нужна работа?

— Нет, спасибо, — сказала Анна, убирая визитку в сумочку, — Вы меня простите, я тороплюсь. Договорив фразу, она развернулась и вышла из здания.

Наступил день сотого письма. Ему она была не рада. Ведь сегодня все закончится.

« Сегодня мое последнее письмо к тебе. Прошел год, как меня нет. Ты была рядом, ты старалась жить, и я помог тебе насколько смог. Я слишком сильно соскучился по тебе, не видеть тебя год, но зная, чем ты живешь и как ты это пытаешься делать правильно. Хочу попросить об одном – не закрывайся в себе, ты обязательно будешь счастлива, еще счастливее, чем была со мной. Помнишь, мужчину на выставке змей? Он очень успешный ресторатор и в свое время я отправил ему твое резюме, он пригласил тебя на собеседование. Ну да, прошел год, но я уверен, от тебя ждет. Продай квартиру и уезжай в город Н, в новую жизнь. Это моя последняя просьба к тебе. Луизу не забудь забрать, любовницу мою. Ха-ха, мне правда смешно, как вспомню о чем ты могла подумать. Я тебя люблю, ты моя жизнь, ты мой свет, ты тень моей улыбки. Твой Эрик».

Она заплакала.

— Я сделаю, как ты просишь.

Довольно быстро Анна смогла продать квартиру, завтра уже в нее въедут новые хозяева, новая семья. Анна желала им искреннего счастья, потому что в этой квартире иначе быть не могло. Вещи свои она уже отвезла в ангар, где арендовала отсек, а мебель решила оставить. Сторож из ангара протянул ей конверт и попросил прочесть сегодня.

Перед ней на столе лежали письма, сложенные в стопочки. Таких стопочек было десять и одно письмо, которое было одиннадцатым, лежало отдельно. Так как, по количеству было лишнее и по смыслу .

Она вскрыла конверт и прочитала вслух:

« Сто первое письмо. Обещаю, оно точно последнее. После того, как я узнал, что болен, я открыл счет, на данный момент на нем накопилась довольно внушительная сумма. Я знаю, что ты связывалась с тем ресторатором, он тебя ждет. Я знаю, что ты продала квартиру как я и просил, и переезжаешь. Но, эта сумма, это твоя «подушка», ты можешь не работать длительное время. Откуда у меня такие деньги? Я копил , давно копил. Я хотел тебе сделать подарок и купить нам дом, но не успел. Возьми эти деньги, они по праву твои».  Анна увидела, что помимо письма в конверте лежала еще доверенность на право пользования данными деньгами. Так же, был указан номер счета в банке.

— Сто одно письмо твоей любви ко мне – сказала Анна и убрала письма в сумочку.

Она уехала в город Н. Устроилась на работу в ресторан «Трюфель», которым заведовал тот мужчина в светлом костюме. На деньги, которые получила от Эрика, Анна основала фонд помощи женщинам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации, при фонде была социальная гостиница.

Его любовь и поддержка дали ей понять, что жизнь дается только раз и нужно, обязательно нужно жить. А сто одно письмо его любви к ней, она собрала в сборник и хранила всегда при себе.

Тень твоей улыбки навсегда со мной.

 

 

 

 

 

30.03.2021
avataravatar
Софа ОдуSHE
161

просмотров



Оставить комментарий
Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть