Низкопробное мракобесие.

«Случайный визит в дом умалишенных показывает, что вера ничего не доказывает».
               
                Генрих Гейне

    
 
     Подходим к самому смешному месту о-писания:
ангелы спрашивают Лота, мол, а кто ещё у тебя в этом городе есть из родни — потому, что есть указание Сам-Знаешь-Чьё: сжечь этот городишко дотла, пролив на него серу и огнь, выведи их всех отседова — ибо тут смерть всем настанет за смертный грех мужеложства. Так я мыслю — ежели вы ангелы небесные,  а не хрень подзаборная, так вы, естественным образом в курсе, кто тут лотовы сродственники, зачем спрашивать?
Меня вот это место особенно пробирает: ибо велик вопль на жителей сего города к Самому-Поджигателю и он послал ангелов истребить его. Интересно тут следующее: если все жители города гомосеки прожжённые, в смысле, негде там пробу ставить — то кто тут возопил, что его , дескать, задрали педики и всё здесь нужно предать огню, дабы другим городам неповадно было? Возмущённые женщины? Те женщины, которых по прямому их природному предназначению жители города мужескаго полу не пользуют? А их-то за что сжигать? Они-то самые и есть потерпевшие — их выводить из Содома нужно, чтобы случаем не сжечь невиновных в гомосятине!
Я правильно понимаю изложенное нам святым голубком?
Их так никто и не вывел: скорее всего они были преданы огню за грех, которого не совершали!
 И увидел Всезнайка, что это хорошо! И потёр ладошки…
 А Лот говорит своим зятьям, что, тут такое дело — Верхний Поджига, стало быть, прислал исполнителей и город вот-вот запылает, мол, валите, братцы, по добру-по здорову отседова. А зятья подумали, что это лотовы приколы такие, в смысле, шутки, посему и не выдвинулись из города никуда. Ангелы видят такое дело, Лот не торопится, тянет резину — сами вывели за руки жену, дочерей лотовых и поставили вне города. Причём, просили вышедших не оглядываться, чесать куда подале и нигде не останавливаться, дабы не попасть под горящую геенну огненную ли, под руку горячую ли, хрен разберёшь в  этом хаосе!
Спасённые Лот, жена евонная и дочери остались живы. Но, тут случилось то, о чём сердобольные ангелы-поджиги предупреждали несколько раз, настоятельнейшим образом: нельзя вам оглядываться назад, а жена лотова, оглянувшись, превращается в соляной столп…
Это ещё пол-беды, что в Содоме заодно с гомиками были сожжены и женщины города просто за компанию, как говорится — оказались в ненужное время в ненужном месте(а где же им быть? — они жили в этом городке!) — так в Гоморре — который тоже получил по самое «не балуй» и был сожжён не слабее вышеозначенного Содома за прямо противоположный грех — в смысле, за лесбийские игрища,  сожгли заодно и мужиков, которые в этом виде извращений вообще не рубили фишку — не участвовали, даже если бы и захотели. Никто их, невинных, не вывел за руку из Гоморры, которая сгорела быстро и дотла.
Чудесны, блин горелый, дела твои, Чудотворец-Сос-традательный!
Как говаривала кэрролловская  Алиса:
-Становится всё чудесатее и чудесатее!
 Правда, говорила это совсем по другому поводу…
Да, чуть не забыл! Зятья-пересмешники лотовы, которые никоим образом не могли быть гомосятами, просто по определению(дочери же лотовы им в жёны готовились) — тоже были сожжены, как и остальные содомляне… Эх, жёны, жёны — в пушки заряжёны, как в одной старинной песне поётся… То ли Лот очень неубедительно парней сих убеждал покинуть город, то ли, он был такой юморист, что верить ему было нельзя — вот и поплатились за это мужики…
Из спасённых дороже всех заплатила бедная жена лотова, оглянувшись на сгорающий родной город, скорее всего, там оставались её родители…  У меня возникает вопрос: почему она не предупредила своих стариков? Уж их-то заподозрить в грехе содомитском можно было бы с большой натяжкой, ибо, как же они её в своё время зачали?
Самое смешное, что Иосиф Флавий, иудейский историк, уверял в своей книге об иудейских же древностях, что сам видел этот соляной столп и что, в его времена, эту достопримечательность показывали всем желающим. Тут есть такой момент, весьма скабрезный даже для неадекватных «пейсателей-очевидцев» всей этой бредятины: святой Ириней зашёл в описательном раже вообще за горизонты разума, утверждая такое: «Жена Лота не есть тленная плоть; но, оставаясь вечно в виде соляного столпа, она продолжает, однако, иметь свои обычные женские очищения»… Тертуллиан(авторитетный в католицизме богослов) в «Поэме о Содоме» утверждает  то же самое, ничтоже сумняшеся.
Я говорю в подобных ситуациях:
-Гаси свет! Кидай гранату!
                +++
  Идём дальше, как говаривал один мой знакомый, выпивая рюмку водочки:
 -Ну, поехали,- вглубь, за муравьями!
Ибо дальнейшее повествование, надиктованное голубком пейсателям, вообще не влазит ни в какие моральные рамки, хотя с апломбом, достойным лучшего применения, преподносится, как нормальное и вполне благое дело.
 «А дело тут такого рода», как часто говорит зять одной знакомой девушки, пытаясь растолковать на своём косном, в смысле, заскорузлом русском языке, что-то весьма запутанное, аморальное и не всегда законное…
Перехожу к изложению этой  «святой» гнусности, да простит мне читатель длинную цитату из, сами знаете — откуда:
«И вышел Лот из Сигора и стал жить в горе, и с ним две дочери его, ибо он боялся жить в Сигоре. И жил в пещере, и с ним две дочери его. И сказала старшая младшей: отец наш стар, и нет человека на земле, который вошел бы к нам по обычаю всей земли; итак напоим отца нашего вином, и переспим с ним, и восставим от отца нашего племя.
И напоили отца своего вином в ту ночь; и вошла старшая и спала с отцом своим (в ту ночь); а он не знал, когда она легла и когда встала. На другой день старшая сказала младшей: вот, я спала вчера с отцом моим; напоим его вином и в эту ночь; и ты войди, спи с ним, и восставим от отца нашего племя. И напоили отца своего вином и в эту ночь; и вошла младшая и спала с ним; и он не знал, когда она легла и когда встала. И сделались обе дочери Лотовы беременными от отца своего, и родила старшая сына, и нарекла ему имя: Моав (говоря: он от отца моего). Он отец моавитян доныне. И младшая также родила сына, и нарекла ему имя: Бен-Амми, (говоря: он сын рода моего). Он отец аммонитян доныне»
                (Бытие глава 19, стихи 30-38).
  Оригинальная, однако, мысль: напоить родного отца до потери памяти и трахнуться с ним не для удовольствия, стало быть, а рода человеческого продолжения для!
 Особенно из уст девственниц, какими были до отца своего, дочери вышеозначенного пьяницы… Они стали матерями многочисленного потомства, совокупившись с родным отцом и понеся от него. Это ли не вознаграждение высоким благословением с богословской, весьма своеобразной, точки зрения, замечу вам…
Что тут сказать: снимаю шляпу перед изобретательностью автора и прошу:
-Оскар — в студию!
Ибо, великолепие в воздухах просто разливается!
В ушах стоит малиновый звон!
Тут даже гранату не кинешь: такой инцест суровый и беспощадный описывается!
-Какое низкое падение нравов происходит, -сетовал Цицерон на вкусы развратной римской знати, намекая, что они(нравы) пали ниже плинтуса.
Но, по сравнению с этим похабством и непотребством — то был детский лепет!
Как говорит Вовочка, подсматривая за своими родителями в замочную скважину:
-И эти люди запрещают мне ковыряться в носу?!
Возвернусь в своём повествовании к основоположнику альфонсизма — к старикашке Аврааму. Патриарх достойный сей, если вы забыли, нажил богатство своё, продав жену Сарру египетскому фараону. Опять он всплывает в повествовании интересном в «Книге, блин, Книг» в старом своём качестве: продавая жену под видом сестры ещё одному олуху царя небесного — Авимелеху, которому Сам-Тот во сне является и предупреждает, что тут существует неувязочка и, можно лишиться жизни через эту, якобы, сестричку старого прощелыги Авраама. Авимелех как-то сразу заскучал от этих новостей от Извечного, собрал мгновенно серебра тысячу сиклей, мелкого и крупного скота, рабов, рабынь и вручил весь этот «сарафан» старикашке-какашке Аврааму. И Сарру отдал, которой уже 90 лет было… Странные вкусы, однако, у людей того древнего, как гоффно мамонта, времени!
А дальше происходит вообще такое: Сарра рожает ребёнка! Назвали Исааком.
 Старый альфонс на седьмом небе от счастья! Его понять можно! В 90 лет жена родила от него, 100-летнего сердцееда с приятной во всех отношениях эрекцией, стоит же у него кукуруза, как  у молодого на свадьбе. Жизнь удалась!  А тут Всесожжейка ему и говорит, мол, ты видишь, старый остолоп, как я тебя люблю — сына послал тебе в награду за твои мучения столетние! Цени моё к тебе расположение, дурилка ты картонная! И наказ мой исполни: сожги на фиг кровиночку свою, этого самого Исаака!
 Вот и весь мой сказ тебе! Исполни!
Авраам, ничтоже сумняшеся, собрал дровишек, нагрузил ими малого Исаака(вершина цинизма-ведёт парня на сожжение — так тот ещё и дрова несёт), взял нож и повёл в пустынь… Сжигать пацанчика, как и приказано было Самым-Любезным. Без вопросов! Вот это я понимаю! Кросавчег! Так возлюбил Авраам Того-Самого, что мальчишку хотел сжечь, чтобы порадовать ГлавИзверга! А вы говорите — зловреден донельзя, Сам-Тот-Который!
Пошутил же Верховодец-приколист!
Шутник, однако, страшный, этот Предстоящий-Всех! И добавить нечего, хорош!
А таких «фокусов» у него — воз и тележка малая-бесконечная!
Хочете ещё приколов?
Их есть у меня!

                Вера — это то, что лежит на одной чаше весов,
                при том что на второй всегда лежит разум.
                Артур Шопенгауэр, философ

                + ЗАНАВЕС +

Кальвадос
г. Каменское
22 дека 2017

0
14.06.2020
avatar
Oleg Klass
106

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть