Майкл, кивнув, подошёл к двери директора и, вздохнув, взялся за ручку двери. В его вздохе сразу распознавалось его скорбное настроение, а также безысходность его положения. Войдя в кабинет, Майкл сразу отметил, что кабинет директора был довольно уютным. Это был небольшой кабинет, в котором было только одно широкое окно открывающий вид на двор школы. Напротив, окна был расположен стол директора чёрного цвета, за которым он проводил большую часть своей работы. На столе было немного аккуратно сложенных бумаг и несколько книг мировых классиков. Небольшая табличка, на которой было написано «Директор школы Жорж Фергюсон», небольшая электрическая лампа в стиле подсвечника со свечой, телефон чёрного цвета, жидкокристаллический монитор компьютера, процессор которого был расположен под столом. Окно закрывали занавески тёмно-красного цвета. Сам директор, сидевший за столом, посмотрев на Майкла, указал ему на стул. Майкл, подойдя к столу, сел на стул, расположенный напротив рабочего стола директора и спросил:

– Вы хотели меня видеть, мистер Фергюсон?

– Да, Майкл, и не я один! – ответил мистер Фергюсон.

– В каком смысле, не вы один? – спросил Майкл.

– Вчера я позвонил твоему отцу и настоял на том, чтобы он приехал лично! – ответил мистер Фергюсон.

       Майкл, скалясь, посмотрел на директора, который во время разговора что-то писал и не заметил этого взгляда, спросил:

– А его присутствие здесь обязательно? – и добавил, – Он мне не отец.

       Мистер Фергюсон, посмотрев на Майкла, и увидев его кривую от злости физиономию, повышенным тоном ответил:

– Во-первых, щенок, не показывай мне свой характер! Маловат ты ещё. Во-вторых, этот человек, которого ты назвал не родным тебе человеком, обеспечивает тебя, и всё что он от тебя хочет, так это только хорошей учёбы! А ты, как упрямый осёл, принципиально портишь ему настроение и заставляешь его переживать! А в его возрасте переживания не проходят бесследно. Эти переживания ухудшают его самочувствие! Я скажу тебе так – я, конечно, знал твоего отца и очень его уважал и уважаю, по сей день, но ты его позор и чёрное пятно на его имени! А твой отчим мистер Дональд Свифт – прекрасный человек, который искренне любит твою мать, он любит и тебя, но из-за того, что у тебя отсутствует воспитание, а также ответственность, он не может найти к тебе подхода! Вот поэтому он и отправил тебя учиться сюда, чтобы развить в тебе ответственность!

       Майкл, опустив свой взгляд и умерив свой пыл, сказал:

– Из всего, что вы сказали, я могу сделать только один вывод, вы совершенно не знаете меня! Вы просто поверили этой клоунаде, которую разыгрывает мой отчим при людях! Да и вообще, ваше мнение о моей жизни меня не интересует, так что давайте перейдём к делу!

– К делу мы перейдём только в присутствии твоего отца! – сказав, это мистер Фергюсон решил продолжить подписывать документы.

– Может мне тогда прийти, когда подойдёт отчим? – поставив ударение на слово «отчим», спросил Майкл.

       Задав свой вопрос, Майкл из-за резкого шума, посмотрел на звонящий телефон.  Мистер Фергюсон, положив руку на телефон, выдохнул воздух через рот и, дождавшись следующего звонка, ответил:

– Алло! Мистер Свифт? Да, пусть войдёт!

       Положив трубку, мистер Фергюсон посмотрел на Майкла и ответил:

– В твоём ожидании нет необходимости. Он уже здесь.

      Сказав это, мистер Фергюсон встал и посмотрел на открывающуюся дверь, в которую вошёл высокий широкоплечий мужчина средних лет, плотного телосложения, говорящего о том, что, несмотря на возраст, мужчина был довольно крепок и следил за своим внешним видом. Одет он был в серый довольно дорогой костюм. Обут он был в чистые дорогие чёрные туфли. Майкл обернулся и, увидев подходящего отчима, покорно опустил свою голову и неуверенно сказал:

– Здравствуйте сэр!

       Мистер Свифт, умышленно не обратив внимания на слова Майкла, подошёл к столу и протянув руку мистеру Фергюсону сказал:

– Здравствуйте! Как вы поживаете?

        Мистер Фергюсон, пожав двумя руками, руку мистера Свифта улыбаясь, ответил:

– Здравствуйте, мистер Свифт! Все хорошо, спасибо! Как ваши дела?

– Спасибо, все отлично. Мой сын, наверное, сильно вам насолил, если вы меня попросили лично присутствовать здесь, – сказал мистер Свифт. Нахмурив брови, он посмотрел на Майкла и сел рядом с ним.

       Мистер Фергюсон, дождавшись пока сядет мистер Свифт, сел сам. С минуту он молча смотрел на отчима Майкла, который был готов к самому худшему и немного беспокоился (его выдавали бегающие глаза), но всё же старался выглядеть уверенным в себе. На пасынка, который с того момента, как вошёл его отчим, так и не поднял головы и не проронил ни одного слова, он не смотрел.

– Простите, мистер Свифт, но я считаю ваше решение уволить няню Майкла, когда ему было всего четырнадцать лет, было неверным. Дети без жёсткого и наставительного обращения никогда не приобретут нужного им характера, нужного для того, чтобы выжить в цивилизованном мире. Дети без должного воспитания становятся неконтролируемыми, бестактными, а главное необразованными людьми к моменту их совершеннолетия. Настоятельно прошу заняться его воспитанием и неважно, какие меры вы используете для этого, даже если вам придётся взяться за ремень. А теперь я думаю, что могу перейти к настоящему делу. Вчера Майкл пропустил комиссию, которая присматривалась к ученикам, как к будущим студентам для своих университетов, на бюджетной основе. То есть, это были представители лучших университетов нашей страны. А он пропустил, возможно, самую большую возможность в своей жизни, и всё это ради выступления на каком-то диком соревновании по боксу!

– Простите, что перебиваю вас мистер Фергюсон, – сказал мистер Свифт, делая жест рукой, что бы тот остановился и спросил, – вы сказали соревнования по боксу?

– Да это так! По крайней мере, мне так сказали люди, которым я доверяю и верю, – ответил мистер Фергюсон.

       Мистер Свифт, услышав ответ, покраснел, но не подал виду, что он зол и, посмотрев на Майкла, спокойным тоном спросил:

– Так значить так ты себя плохо чувствовал?

       Майкл, так же, не поднимая головы, ответил:

– Нет, сэр!

      Мистер Свифт, окончательно потеряв терпение, скорчил кривую физиономию и, посмотрев на мистера Фергюсона, спросил:

– Можно я сегодня заберу его пораньше? – и не дожидаясь ответа, взяв Майкла за руку своей крепкой и сильной рукой, дёрнул его с такой силой, что тот упал.

      Майкл, встав на ноги, отдёрнул свою руку и, злясь, посмотрел на отчима, но, не решившись что-то сказать, снова опустил свой взгляд. Мистер Свифт, поражённый такой наглостью, сделал шаг в сторону Майкла, который немного отступил.

– Да мистер Свифт! Вы можете забрать его сейчас, но прежде я хотел бы поговорить с вами наедине, – сказал мистер Фергюсон, наблюдая за борьбой, как ему казалось раньше, между любящим отчимом, пытающимся добиться признания и любви и его непослушного неблагодарного пасынка. Майкл, поняв, что ему надо выйти, напоследок посмотрел на своего директора взглядом, в котором было много разных оттенков, но тот, кто поймает такой взгляд на себе, сразу догадается о том, что главная причина такого взгляда – это страх и ненависть. Майкл, не дожидаясь напоминания о том, что ему надо выйти, повернулся (и как ему самому показалось), вышел уверенной походкой. Мистер Фергюсон, не дожидаясь пока выйдет Майкл, обратился к мистеру Свифту:

– Как я вам и говорил это всё – последствия неправильного воспитания.

       Майкл закрыл за собой дверь и сел на один из скреплённых стульев с правой стороны от двери. Он взялся за голову двумя руками, будто боясь, что она убежит от него и так он просидел до того момента, пока не вышел мистер Свифт, который приказал ему идти за ним, попрощавшись с секретаршей. Майкл, следовавший за отчимом, выйдя в коридор, закрыл за собой дверь в кабинет секретаря директора и, ускорив шаг, поравнялся со своим отчимом, который даже не обернулся для того, чтобы убедиться в том, что пасынок идёт за ним. Они шли, храня молчание до самой машины, которая была припаркована за пределами школы. Сев в машину, Майкл пристегнул ремень безопасности, и посмотрел на отчима, который перед тем как сесть в машину осмотрел её. Посмотрев на Майкла, он убедился, что тот, чувствуя взгляд отчима на себе, не мог набраться смелости посмотреть на него в ответ. Ответ, который обозначал бы то, что он не страшиться своего отчима, но, судя по всему, он ещё не был готов ответить ему в полной силе. Повернув ключ зажигания и передвинув ручку на коробке передач, мистер Свифт надавил на педаль газа, и машина тронулась с места.

       Остановив машину у светофора, мистер Свифт спросил:

– Майкл, почему всегда, когда я приезжаю, ты делаешь то, что меня выводит из себя?

       Майкл, посмотрев на своего отчима, ответил:

– Я просто живу, живу и получаю от жизни удовольствие!

– Твоё удовольствие от жизни, обязательно должно меня выводить из себя? – спросил мистер Свифт.

– А что именно вас вывело из себя? – спросил Майкл.

Мистер Свифт злобно посмотрел на Майкла и сказал:

– Не играй со мной в игры, скотина! Я тебе говорил о том, что каждый раз, когда я приезжаю в этот город, меня всегда вызывает к себе этот мистер Фергюсон!

       Увидев, что на светофоре светит уже зелёный свет, он нажал на педаль газа. Машина тронулась.

– Может мистеру Фергюсону нравится портить мне жизнь, –предположил Майкл.

– Мне все равно, что и кому нравится, просто меняй ритм жизни!

      Майкл, с минуту помолчав, и всё же решившись, ответил:

– Я ничего не буду менять в своей жизни! Мне нравится жить так, как я живу!

       Услышав слова Майкла, мистер Свифт ударил ладонью по рулю с такой силой и злостью, что даже машина жалобно просигналила. Майкл, дёрнувшись от столь неожиданной реакции отчима, потерял всю свою смелость, и огонь в его глазах сменился на пустой и отрешённый взгляд.

– Значит, ничего менять не хочешь, салага? Хорошо! Дома с тобой разберусь! – прошипел мистер Свифт, и надавил на педаль газа ещё сильнее. Машина, на большой скорости обгоняя все машины впереди, помчалась в сторону худого жилища Майкла. Взявшись за ручку над дверью, Майкл смотрел на мелькающих за окном машины людей, здания, и машины.

       Увидев свой двор, Майкл расстегнул ремень безопасности и, дождавшись, пока остановится машина, вышел из неё. Подойдя к своему подъезду, Майкл достал из кармана связку ключей и, надавив магнитный ключ по специальному разъёму на дверной панели, не обращая внимания на пикающий звук, дёрнул дверь на себя. Перед тем как войти, Майкл посмотрел на своего отчима, который разговаривал с кем-то по телефону, не выходя из машины. Решив не дожидаться его, Майкл вошёл в подъезд. Поднявшись до своего этажа, и подойдя к своей двери, Майкл повернул ключ и, надавив на дверную ручку, открыл дверь и вошёл в свою квартиру.

       Квартира досталась Майклу по наследству от покойного отца. По словам его отца, это была первая и последняя квартира, которую он получил в подарок за свою выдающуюся боксёрскую карьеру. Отец Майкла погиб в автокатастрофе. Празднуя очередную победу, он со своими друзьями решил покататься по городу. Водитель, вошедший во вкус отдыха, решил блеснуть своим умением водить машину и попытался вписаться в поворот на большой скорости. При повороте машина встала на правый бок, проехав так четыре метра, она врезалась в припаркованную машину впереди. При ударе машину отбросило на встречную полосу, где её ударила проезжающая машина, ехавшая навстречу, и обе машины ударились о дерево, которое росло недалеко от тротуара. Мать Майкла страдала недолго и вскоре нашла замену мистеру Харрисону. Заменила она его мистером Свифтом, Майклу тогда было всего пять лет, он тогда ходил в детский сад. Миссис Свифт виделась со своим сыном раз в три года, и ненадолго. Казалось, что Майкл мешает её безоблачному счастью.

       Войдя в квартиру, Майкл не торопясь снял обувь и, войдя в свою жилую комнату, которая служила ему, гостиной и спальней кинул свою сумку на диван. Посмотрев на стол, Майкл увидел на нём кружку и следы от пролитого кофе. Решив прибрать со стола, он взял кружку, и отнёс её на кухню. Поставив кружку в раковину, взял тряпку и пошёл в свою комнату. Протерев стол, он пошёл на кухню и, поставив тряпку на стол, быстро побежал к входной двери, потому что услышал звонок в дверь. Открыв дверь отчиму, Майкл отошёл в сторону для того, чтобы мистер Свифт вошёл. Войдя, мистер Свифт присел и стал развязывать шнурки. Встав и сняв обувь, он посмотрел на пасынка и спросил:

– Что, сложно было подождать?

– Нет, просто, подумал, что стоило бы поставить чайник, – ответил Майкл.

– И что, поставил или просто убирался на скорую руку?

– Нет, не поставил, – ответил Майкл и, добавил, – а насчёт уборки, так я здесь каждую ночь убираюсь, поэтому, я считаю, что убираться здесь дважды в день нет необходимости!

– Ладно. Закрой дверь и подойди ко мне, нам нужно серьёзно поговорить! Буду воспитывать тебя, – сказал мистер Свифт и вошёл в гостиную. Майкл, закрыв дверь, почувствовал пробежавший холод по всему телу и, несколько секунд постояв возле двери, повернулся, и пошёл в свою комнату. Войдя, Майкл посмотрел на отчима, который сидел на диване и осматривал комнату. Взяв стул, который стоял рядом со столом и, поставив его перед диваном, Майкл сел на него спросив:

– Так о чём мы должны поговорить?

Мистер Свифт, услышав вопрос, сривил своё лицо, изобразив недовольную гримасу, ответил:

– О многом! Начиная с того, что ты прогулял учёбу и, заканчивая твоей дерзостью в машине!

– Может тогда, к делу перейдём? – спросил Майкл, смотря в глаза своему отчиму.

– Не дерзи, щенок! – ответил мистер Свифт, повысив тон и подумав, спокойно спросил:

– Почему ты вчера прогулял занятия, ради этих чёртовых соревнований по боксу, который я тебе сказал бросить?

– Я же вчера по телефону сказал, что мне нездоровилось.

– Даже так!? – раздражённо воскликнул мистер Свифт и всё тем же раздражённым тоном сказал, – подумай ещё раз прежде, чем отвечать! Теперь скажи мне, почему ты прогулял занятия вчера?

– Потому что мне нездоровилось! – повторил Майкл по слогам. Мистер Свифт, не торопясь, встал с дивана и, подойдя почти вплотную к сидящему пасынку, замахнулся и одарил Майкла крепкой пощёчиной. От удара Майкл упал со стула и, взявшись за щеку, он посмотрел на отчима в недоумении. Мистер Свифт, поймав этот взгляд, в котором перемешался страх, гнев, и ненависть сказал:

– Ты сам напросился! Я тебе сказал подумать перед ответом, а ты снова мне соврал! Могу тебе гарантировать, что я буду бить тебя, пока ты не скажешь мне правду! Повторяю, вопрос: почему ты прогулял занятия?

       Майкл, дрожащим голосом, ответил:

– Мне незачем…, – не закончив свою речь, Майкл поставил руки перед собой, стараясь блокировать пинок отчима, но у него не получилось, и удар пришёлся Майклу по нижней челюсти. У Майкла потемнело в глазах, и он упал на спину. Посмотрев на стоящего над ним отчима, Майкл подумал о том, что, если вдруг он поменяет свой ответ, тогда он проявит слабость, проявит её таким образом, что его отчим будет уверен в том, что, он его боится, и никогда больше Майкл, не сможет заставить его воспринять себя всерьёз. Воспринять как соперника, который может дать ему равный бой. Придя в себя Майкл, медленно встал на ноги, протерев разбитую в кровь губу, он посмотрел на отчима таким грозным взглядом, что у мистера Свифта пошли мурашки по коже. Он ухмыльнулся, стараясь не подать виду, но не решился нарушить угнетающую тишину, которая царила в комнате. Мистер Свифт заметил во взгляде своего пасынка брошенный ему вызов и растерялся, так как не ожидал этого от дерзкого юнца. Оба не решались нарушить тишину. Юнец, осмелившийся бросить вызов успешному, а главное, уважаемому во всех слоях общества мужчине, хотя бы на время становится мужчиной, достойно обороняющимся и способным атаковать. Майкл, заметив, что его отчим пытается избежать прямого взгляда в глаза, настолько осмелел, что забыл о страхе, который он испытывал к нему с того самого момента, как впервые увидел его. Решив больше не поддаваться страху, Майкл, шатаясь, но, всё-таки, уверенно сделал шаг в сторону отчима и сказал:

– Прежде, чем ударить меня снова, знай, что мне это уже надоело, и просто подставляться под удар я не стану!

– Ладно, зачем же ты мне врёшь, когда при тебе мистер Фергюсон сказал, что ты был на соревнованиях?

– Да, мистер Фергюсон что угодно скажет, лишь бы тебе угодить! Здесь весь город знает, что ты богат! Каждый скажет тебе, что угодно, лишь бы войти в список твоих любимчиков, – ответил Майкл.

– Значит, ты называешь его лгуном Майкл? – спросил мистер Свифт.

       Сказав это, мистер Свифт посмотрел на Майкла, который растерялся и опустил свой взгляд. Майкл, задумавшись о том, что репутация мистера Фергюсона ему неважна, решил не сдавать своих позиций и сказал:

– Все лгуны…, просто не все попадаются на вранье. Я вчера себя плохо чувствовал, поэтому и не пошёл в колледж, – ответил Майкл.

       Мистер Свифт, улыбнувшись, сел на диван. Изучающе посмотрев на Майкла, он сказал:

– Когда по просьбе твоей матери я сказал твоей няне, что в ней больше нет нужды, я попросил у тебя всего две вещи – учиться и бросить бокс! Всё, чего я хочу от тебя – это, чтобы ты быстрее получил образование и слез с моей шеи…, а ты не выполнил ни одной из моих просьб. Я даже освободил тебя от работы, чтобы ты получил качественное образование, хотя к работе ты никогда и не стремился.

       Помолчав с минуту, он продолжил:

– Ты хочешь, чтобы я отстал от тебя, и ты был бы предоставлен самому себе? Просто есть идея как раз по случаю.

      Удивлённый таким оборотом событий, Майкл внимательно посмотрел на отчима. Не веря своим ушам, он ответил:

– Допустим, что хочу. Что тогда?

– Прежде всего, пойди умойся, вид у тебя плачевный!

       Майкл протёр рукой разбитую губу и молча, пошёл в ванную. Включив воду, он торопливо стал отмывать от крови лицо, параллельно, думая о том, что предложит ему мистер Свифт. Умывшись, он торопливо зашёл в свою жилую комнату и, подняв стул с пола, поставив его у журнального столика, сел и спросил:

– Что за идея?

       Мистер Свифт с улыбкой сказал:

– Скажи, у тебя есть, настоящие друзья, которые умеют держать язык за зубами и смогут сделать что-нибудь незаконное ради выгоды?

– Допустим, есть! – сказал Майкл.

– Говори конкретнее! – настаивал мистер Свифт.

– Да, есть пара друзей! – ответил Майкл и, спросил, – Так что за идея?

       Мистер Свифт, сделав глубокий вздох, неторопливо начал:

– У меня есть очень интересный клиент в банке, имя которого тебе знать не надо. Он открыл счёт в моём банке на довольно, кругленькую сумму. И у нас родилась идея, как удвоить эти деньги, да так, что и мне достанется кое-что.

– Как это? – спросил Майкл.

– Не перебивай! – резко ответил мистер Свифт и продолжил, – Так вот идея моя упирается в страховку. Есть одна возможность, получить пропавшие деньги с помощью страховки. Конечно, не сразу, а после расследования, но это не должно тебя заботить! В общем, я предлагаю тебе ограбить мой банк.

       Сделав недолгую паузу и внимательно посмотрев на Майкла, мистер Свифт на своё удивление увидел его уверенный взгляд, вместо восклицаний и расспросов. Улыбнувшись, может из-за наивности пасынка, а может и от восхищения его сообразительностью, мистер Свифт продолжал:

– Естественно, не главный офис, а всего лишь один из филиалов, который находится в этом городе, куда я предварительно загружу клиентскую базу с главного офиса. Всё, что тебе нужно будет сделать – это при ограблении, зайти в кабинет главного бухгалтера, она уже к тому моменту будет готова перевести деньги на другой счёт. Всю наличность с сейфа можете оставить себе, а вот деньги, перечисленные в электронном виде, полагаются мне. Оружие и пуленепробиваемые жилеты, патроны, машину и план здания за мной.

– А как же камеры? – задумчиво спросил Майкл.

– С этим разберётся мой специалист, – спокойно ответил мистер Свифт.

– С нами будет ещё кто-то? – с тревогой спросил Майкл.

– Нет, внутри банка будешь только ты со своими друзьями, а мой человек будет ждать сигнала, который вы ему дадите, – безмятежно ответил мистер Свифт, и добавил, – а сигналом будет ваша машина! Увидев её, он поймёт, что надо сделать. Ну а остальное я тебе расскажу после того, как ты хорошо обдумаешь, с кем ты провернёшь это дело. Я уже опаздываю, мне пора! Позвоню через четыре дня.

       Не дожидаясь ответа Майкла, мистер Свифт ушёл. Майкл быстро встал со стула, подошёл к двери, закрыл её на ключ и, облегчённо вздохнув, пошёл в гостиную и рухнул на диван со смешанным чувством радости от временного нынешнего и скорого избавления от общества отчима в будущем, а также тревоги и сомнения, в связи с сомнительным предложением участвовать в ограблении.

0
09.03.2020

Всем доброго времени суток, добро пожаловать на мою страничку. Начал свой путь писателя в возрасте 19 лет. С начала это было просто забавой, но после первой книги, решил писать пока есть такое желание и, кто знает может когда-нибудь получится нечто толковое? Простите за допущенные ошибки. Очень прошу вас делать замечания и, дать советы, на тему: что можно сделать дабы развиваться в этом порыве души.
Внешняя ссылка на социальную сеть
27

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть