Королевство под знаменем льва. Естественный ход часов.

1.

Джин, когда приехал в замок, рассказал друзьям о нынешнем состоянии ведьмы. Руби начала ворчать на любимого друга, зачем он взялся за такое опасное дело. Твинкл начала плакать и сочувствовать Алексу, ведь их любовь с ведьмой никак не похожа на счастливую сказку. Алекс улыбнулся и объяснил друзьям, что его душевное состояние в полном порядке, и что он полностью доверяет Джину. Принц рассказал им о разбойниках, и они, не теряя времени, отправились на поиски их базы. Найдя третье место пребывания разбойников, которое не первый день было заброшенным, они стали его изучать. Алекс сидел на корточках и пальцами провел по месту, где был когда-то костёр, для подтверждения своих мыслей, он обратился к Джину.  

– Джин, что скажешь?  

Джин просканировал место своим браслетом.  

– Как и предыдущие. Это явно опять станция для отдыха. Но не база и даже не место для ночного пребывания.  

Подул ветер, и деревья зашелестели листьями. Алекс поднял голову вверх и, закрыв глаза, прислушался к звукам леса. В его голове неожиданно возникло воспоминание: он догоняет ведьму у спуска в замке сэра Ульфа. Алекс мило улыбнулся, а Джин зафиксировал координаты этого место в браслете. Закончив с изучением, они отправились в другие места пребывания разбойников, которые потихоньку привели их к границе зачарованного леса. Друзья выстроились по линейке на самой границы разделения двух лесов. Они смотрели на деревья и тьму зачарованного леса. Первым нарушил молчание принц.  

– Джин, какая вероятность того, что их база там?  

– Я бы сказал, с вероятностью двести на двести.  

Твинкл отлетела подальше от темного леса.  

– Я туда не полечу! Для фей этот лес опасен.  

Друзья одновременно к ней повернулись. Алекс с ласковой улыбкой обратился к ней.  

– Твинкл, мы туда не пойдём. По крайне мере сейчас.  

Твинкл опустилась на землю.  

– Туда даже дикие и злые животные не ходят. Этот лес очень опасный и страшный.  

Руби фыркнула и поправила свою шляпу.  

– Чего затрепетали как мальки перед акулой. Если там наша цель, разве этот лес нас остановит?  

Руби направилась туда, но рука принца преградила ей путь.  

– Руби, случай с ягодами тебя не учит?!  

– Не напоминай. Я…  

– Руби…  

Алекс положил руку на плече подруги и продолжил.  

– Мы не знаем что там. Но у разбойников видимо есть свой проводник. Нам, прежде чем туда отправиться, нужно найти своего.  

Он повернулся к Твинкл.  

– Твинкл, феи, что стали ведьмой, могут знать про этот лес?  

– Не знаю Алекс. Но раз они стали плохими, то наверно разочек посещали это место.  

Алекс глубоко вздохнул, подумав, что у него было бы замечательное оправдание побыть и поговорить с белой ведьмой. Попросив у неё помощи в поисках разбойников. Но она ушла в анабиоз, словно почувствовала такую ситуацию, и что он ищет о ней информацию. Принц как узнал, кто написал ему письмо, теперь всегда чувствовал себя виноватым перед ведьмой Мирилейн. Особенно сейчас, когда им нужно навестить одну знакомую, встреча с которой Алексу сулила огромную неловкость.  

– Тогда навестим фею, что стала ведьмой. После нашей помощи, снова став феей..  

Руби резко засмеялась, перебив друга.  

– Алекс, после того случая я ещё зла на тебя. И учитывая некоторые факторы в твоей жизненной истории, может она тебя забыла!  

Алекс занёс руку за голову и посмотрел на небо, он понял, что Руби ехидничает. Вдобавок ко всему, любое маленькое напоминание о Мире двойственно щемило принцу сердце.  

– Я предложил ей дружбу, а не встречаться. Будем надеяться, она нас радушно примет и не превратит вас снова в единорогов.  

Руби провела рукой по краю шляпы и схватилась за рукоять сабли.  

– Твой номер не прокатит снова. Я не собираюсь изображать влюблённых.  

Джин кашлянул в руку.  

– А я бы повторил.  

Все удивленно посмотрели на Джина, тот на них. Руби зарычала и показала пальцем в сторону ученого.  

– Даже не думай о смазливых поцелуях.  

Джин повернул голову в сторону леса, пропустив укор подруги.  

– В любом случае нам надо к ней. И если она узнает, что Алекс забыл про свою любовь… Поверит ли она вновь нам? Будет ли она нам помогать?  

– Я до сих пор не пойму почему мы пошли, а не Алекс с Твинкл.  

Алекс засмеялся.  

– Руби, я ещё тогда в курсе был, что вы встречаетесь. Вот и послал вас к фее под удар. К тому же Твинкл нужно было услышать заклинание, чтобы расколдовать других и вас.  

Твинкл удивленно расширила глаза.  

– Руби встречается с Джином?! Это здорово! Но… Видимо я самая последняя об этом узнала…  

Твинкл начала быстро говорить, но на неё уже никто не обращал внимания. Руби же злилась на Джина.  

– Вот же Джин, ты…  

Джин повернулся к Руби и пристально посмотрел ей в глаза.  

– Я ничего не рассказывал… Тогда…  

Алекс встал между ними.  

– Я однажды случайно вас увидел. Вот тогда все и понял.  

Руби покраснела. Джин отвёл взгляд. Алекс продолжил.  

– Но опасность грозит не вам, а мне.  

Твинкл взлетела.  

– А почему бы нам не сказать ей правду о тебе, Алекс? Она же хорошая и к тому же мы с ней стали друзьями.  

Алекс задумался, но вскоре ответил.  

– Хм… Правду … Что я искал образ девушки из сна давно и долго, а когда нашёл… Вместо счастья возникли тайны, которые меня сжимают в кокон словно паутина. И как только я планировал больше узнать о ней, – Принц развел руки в стороны с саркастичной улыбкой – она ушла в анабиоз! – Алекс, вздохнув, пожал плечами и посмотрел вниз. – Признаюсь, вначале я не паниковал. Но если выяснится, что Мира как -то причастна к разбойникам, мне кажется, я голову потеряю, в прямом и переносном смысле, защищая ее.  

Джин опять пристально смотрел в тёмный лес и монотонно ответил другу.  

– Я давно понял, что ты Алекс всегда гоняешься за двумя зайцами и всегда их ловишь.  

Алекс с ехидной улыбкой глянул на друга.  

– Джин, ты постоянно мне льстишь. Во всех приключениях меня вечно похищают и у вас взамен требуют принести королевский артефакт с сокровищами. И ситуация с Мирой… Давайте отложим обсуждения на потом. Наша задача для начала, хотя бы найти постоянное логово разбойников.  

– Алекс, не доверяй ей.  

– Что ты хочешь этим сказать? – Алекс близко подошел к Джину. Такие слова от друга он не мог пропустить мимо ушей.. – Только не говори, что она очаровала меня своей магией, ради захвата трона?! Это же явно не так!  

Джин повернул голову к Алексу и молчал, он хотел что-то сказать, но не мог. Алекс не выдержал.  

– Только не это!  

Джин, не сводя взгляда с друга, спокойно ответил, хотя явно хотел сказать другое.  

– Нападение на один и тот же склад в одной и той же деревне, в которой проживает матушка белой ведьмы. Сожжение базы лесников, где сестра белой ведьмы. У меня две версии. Первая, она с ними в заговоре: и поэтому они не трогают нас и Королевский замок. Вторая – они нацелены на неё: и все их действия это шантаж для ведьмы, чтобы переманить ее на свою сторону.  

Алекс отошёл от друга и начал тереть свои виски.  

– Обе версии мне не нравятся. Но если их принять в расчёт, то королевство в большой опасности.  

Руби от удивления сморщила брови.  

– И в какой же?  

Алекс с грустью на неё посмотрел.  

– В обоих случаях может разразиться трагедия … и горы трупов… Которые создам я. – он посмотрел на друга – Так ведь, Джин?!  

В голове у Алекса кипела кровь, он старался контролировать себя и ясно мыслить. Но он понимал, что из-за странных действий белой ведьмы и происходящих событий может возникнуть огромное недопонимание. И к тому же, как ни крути, он на ее стороне. Его тревожила мысль, что он может сражаться из-за одной лишь любви к ней. Джин тяжело вздохнул.  

– Пираты, ведьмы, даже драконы и разумеется Чёрный Барон. Их цели нам всегда ясны. Поэтому мы с легкостью от них отбиваемся и разоблачаем. Но вот что хотят разбойники?  

Твинкл взмахнула крыльями.  

– Я не понимаю.  

Руби согласилась с подругой, что она тоже их не понимает. Алекс скрестил руки на груди и, успокоившись, продолжил вместо Джина.  

– Мы ни разу с ними не сталкивались. А ведь мы за это время все земли объехали и моря переплыли. А узнали о них недавно. Их никто не может поймать. Но замку они не досаждают, людей не трогают. Так чего они хотят? Есть ли у них цель?  

Джин резко перебил.  

– И самый главный вопрос, существуют ли они?  

У Руби голова кипела.  

– Погодите, но те места, что мы находили? Да и Золотой рыцарь рассказывал тебе о них, Алекс?!  

Алекс усмехнулся.  

– Руби, мы не говорим, что людей нет. Мы говорим, что банды разбойников может не существовать. Те места явно существуют специально, для приманки. Но мы посмотрели везде и ни на кого не наткнулись ни разу.  

Твинкл тряхнула головой.  

– Что-то я не понимаю. Они есть или их нет? И причём здесь Белая ведьма!  

Джин подошел ближе к друзьям.  

– Вот у старой знакомой мы все и узнаем.  

Друзья сидели в доме за столом у феи, которая стала ведьмой. Она с улыбкой ставила угощения.  

– А я уж думала вы забыли про меня.  

Руби хмурилась, но Джин под столом взял ее за руку. Алекс неловко улыбался ведьме с крыльями, обдумывая как спросить деликатно про разбойников и, особенно про белую ведьму. Твинкл по своей природе была всегда счастлива снова увидеть старых знакомых, поэтому с радостью обратилась к ведьме.  

– Почему ты осталась ведьмой? Ты же перестала ненавидеть влюбленные пары и снова стала хорошей.  

– Ещё раз попрошу прощения у вас за то, что тогда превратила в единорогов. Я понимаю, что плохо поступила. – Ведьма села и продолжила – Но после вашего ухода я долго сомневалась, какую сторону мне все же принять. Но мне помогла белая ведьма…  

Алекс поперхнулся чаем и стал кашлять, он не ожидал, что будет такое течение разговора. Джин сидел рядом с ним и похлопал по спине друга, другой рукой до сих пор держал руку Руби. Алекс откашлявшись, обратился к ведьме.  

– Мои извинения, я перебил…  

Ведьма мило улыбнулась, взмахнув из стороны в сторону крыльями, и продолжила.  

– Так как она берет у меня парочку ингредиентов, то мы с ней как обычно сидели за чашечкой чая. Я рассказала ей историю о том, как вы мне помогли. И что меня тревожит. Она, выслушав, дала пару советов…  

Алекс помассировал себе переносицу, его сердце громко стучало. Твинкл задала вопрос.  

– А когда это было?  

– Давно… Я с ней и так хорошо общалась, а после вас – и она с хитринкой в глазах взглянула на Алекса – стала ещё милей в общении. Я ей рассказала, как благородно ко мне отнесся принц, несмотря на моё ужасное поведение. И как вы все вернули мне возможность видеть красоту и любовь в влюблённых парах. – Она посмотрела на Руби и Джина – Вы до сих пор вместе?  

Руби и Джин одновременно ответили, что они вместе. Алекс улыбнулся ведьме, он ближе всех к ней сидел, его сердце нервно барабанило. Он продолжил диалог.  

– Значит, ты обрела ещё одного друга, это хорошо. Ты живёшь одна, тебя ни кто не обижает?  

Ведьма хотела ответить, но раздался детский картавый голосок, от которого резало уши слушателям.  

– Она снова за ними не пришла… Значит стала Русалкой.  

Все обернулись в сторону голоса и увидели маленькую ведьму у шкафчика с зельями и травами. Ведьмочка повернулась к ним. Она носила шляпу с поднятым вверх длинным конусом. Шляпа была сшита криво и явно была велика девочке. Одежда, как и у всех ведьм, была рваная и черного цвета. Ее кожа была зеленоватого оттенка. С макияжем она тоже явно переборщила, и было видно, что он растекся от жары. Ведьма с крыльями обратилась к ней.  

– Она просто не приходит за ними. Ничего, придёт. Пропадать надолго это ее стиль. Ты ведь за заказом своей мамы пришла? Сейчас принесу.  

Ведьма с крыльями полетела в другую комнату. А маленькая ведьмочка пристально смотрела на четверку друзей.  

– Где ваш маленький друг?  

Алекс поднял брови и ответил.  

– Он спит в Хамелеоне. Как тебя зовут?  

– Ни как, я сама прихожу.  

Алекс с Руби ухмыльнулись, Джин с Твинкл не сводили глаз с ведьмочки. Алекс снова обратился к девочке.  

– У каждого есть имя, мое Алекс и я…  

Девочка пристально посмотрела на него и перебила на полуслове.  

– Я знаю. Вы принц. Мой совет не плавайте в море. Она вас утащит и разорвёт…  

Алекс не понимал странные речи девочки. Вернулась хозяйка дома с мешочками в руках. И с улыбкой обратилась к девочке.  

– Держи. Передай привет маме.  

Девочка взяла мешочки.  

– Не передам.  

И тихо ушла. Герои и хозяйка проводили ее взглядом. Руби хмыкнула.  

– Странная такая.  

Хозяйка дома, взмахнув крыльями, медленно села за стол. Алекс повернулся к ведьме.  

– Кто она?  

– Ее зовут Фиалия. Красивое имя, да девочка его терпеть не может. Единственные люди, которые ее называют по имени, это ее матушка, которая тоже ведьма, и белая ведьма, которая взяла ее в ученицы.  

У Алекса сердце отплясывало невыносимо быстрый ритм в груди, который отдавал в голову. Руби хотела было сказать, что белая ведьма везде влезла, но Джин сильно сжал ей руку, как только Руби открыла рот. Руби злобно кинула взгляд на Джина. Твинкл тоже стало не по себе и она опустила вниз свои крылья, нервно помешивая чай. Алекс, сглотнув, с легкой улыбкой и спокойным голосом обратился к фее.  

– Почему она утверждает, что белая ведьма стала русалкой?  

Ведьма удивлённо на них смотрела.  

– Вижу, вы с ней не сталкивались, раз спрашиваете почему.  

Алекс стал глупо улыбаться, а остальные не знали как реагировать и просто молча сидели. Ведьма продолжила.  

– Вокруг Миры ходят разные слухи. Сначала я в них верила, но она мой клиент, поэтому все равно общалась с ней. Я постоянно жаловалась на влюбленные пары, гуляющие под моим окном, она же рассказывала сказки о трагической любви ведьм. Которые, кстати, мне очень нравились. – ведьма с крыльями маленько задумалась и улыбнувшись продолжила – И нравятся до сих пор. Но когда вы, принц, первый из всех людей, подарили мне свой поцелуй… – Руби сконфузилась и отвернулась, Джин держал ее руку крепко и никак не прореагировал. Алекс внимательно слушал, а ведьма продолжала. – Я стала снова очень счастливой. И к тому же приобрела новых друзей. Мира пришла ко мне через пару дней после вас. Я поделилась с ней, что мне нужно вернуться к феям, но мне так нравится это место…  

Твинкл радостно подняла крылья.  

– Мне нравится, как ты зачаровала это место. Такая красивая и романтичная аллея.  

– Правда!  

И они обе радостно захлопали в ладоши. Алекс с нетерпением ждал, когда они перестанут. И задал вопрос ведьме, спросив, каким советом помогла ей Мира.  

– Она сказала все оставить как есть. Кто мешает мне быть ведьмой с крыльями? Ей вот никто не мешает быть доброй и хорошей.  

– А она не такой родилась? Разве белая ведьма рождается плохой?  

Ведьма с добротой посмотрела на Алекса.  

– Она легенда. Среди ведьм считалось, что она станет королевой ведьм. Но как показывает практика, она обычная. Даже ее крестная Баба Кара говорит, что хоть талант и на лицо, да страсти ведьмы в ней маловато.  

Все кашлянули и сделали вид, что поперхнулись. Для Алекса была последней каплей информация про крестную белой ведьмы, с которой они часто сталкивались и отбирали артефакт. К тому же злые козни Главной Ведьмы были похлеще, чем у Чёрного Барона. Принц решил закончить этот день, который не приносил результата в поисках базы разбойников.  

– Нам пора. Я услышал про разбойников, и решил навестить тебя. Ты живёшь одна и к тому же в бору. Подумал, вдруг кто-то беспокоит тебя, но вижу у тебя все хорошо. И я этому рад.  

Ведьма была в восторге, даже руки на груди сложила.  

– Так мило, что вы обо мне беспокоитесь. Но я ведь умею колдовать. К тому же тут всегда ходят пары, так что я не одна. Лично меня разбойники не трогают. Но… Обратитесь к одной ведьме, матушке ведьмочке, которую вы недавно видели. Ходят слухи, что отец девчушки один из разбойников. Я спросила Миру, есть ли там разбойники, и правда ли девочка дочь одного из них… Мира на оба вопроса ответила “Возможно”. Как понять ответы, я не знаю.  

Алекс пристально смотрел на ведьму.  

– А ты ходишь в зачарованный лес?  

– Нет. Мира посоветовала туда не ходить. Я ведь родилась феей. А лес забирает жизнь, что зародилась в прекрасном цветении.  

– Спасибо, и береги себя. Мы ещё навестим тебя, как будет время.  

– Спасибо вам. И с нетерпением жду следующей встречи.  

Друзья поблагодарили за теплый прием хозяйку и попрощались. Почти выйдя на улицу, ведьма окликнула Алекса. Принц остановился и обернулся к ведьме с крыльями.  

– Ваше высочество. Всегда хотела спросить. Вы такой галантный от чистого сердца или вы такой из-за соблюдения этикета?  

Алекс грустно улыбнулся одним уголком рта.  

– От чистого сердца и соблюдения этикета.  

– Мира однажды сказала мне, что вам смело можно доверять, если вы так улыбнетесь и ответите. Хотя я ещё тогда вам верила.  

Алекс стоял в дверях, а друзья вышли.  

– Скажи, ее грустные сказки были про принца и ведьму?  

– Нет. Про короля и ведьму… Принц, вы знакомы с ней?  

Алекс, улыбнувшись, ответил с добротой в голосе.  

– И да, и нет.  

Он поклонился ведьме и ушёл. Герои добрались до дома маленькой ведьмочки, который находился на самом краю границы фей и ведьм. Алекс узнал грустную историю старшей сестры ведьмочки. Узнал, что белая ведьма приходит и постоянно просит прощение у матери Генриетты и Фиалии. К тому же белая ведьма добровольно взяла младшую в ученицы. Несмотря на спокойное поведение маленькой ведьмочки, с ней было очень сложно, даже Баба Кара отказалась ее обучать. Принц резко сел на колени перед матерью ведьмочки, и извинился. Как оказалось, в прошлом он пытался спасти ее дочь Генриетту и белую ведьму, но сам чуть не погиб.  

Про разбойников ведьма не рассказала. Девочка все это время жевала пирожок. Казалось что он нескончаемый, потому что как герои не бросали взгляд на неё, а ведьмочка все откусывает и откусывает половину пирожка. К тому же ведьмочка постоянно шептала принцу, что русалка его обязательно разорвет в маленькие клочья. Теперь он понимал суть ее слов. Он знал, где Мира и сказал им правду о ней. Матушка девочки попросила передать Вергулии привет, и сообщила Алексу, что все ответы он может узнать у самой белой ведьмы. К этому моменту принц уже понял, что белая ведьма ключ ко всему. И к его душевному состоянию прибавились тревожные мысли о дальнейшей судьбе ведьмы. В его голове звенело, кто и как повернёт ключ по имени Мирилейн, для запуска механизма контроля королевства Кингсланд.  

День клонился к закату, герои ехали в Хамелеоне. Джин за рулём хмурился, что – то раздумывая. Алекс был полностью душевно убит и сидел, обхватив руками свою голову. Твинкл игралась с Пришельцем на диване, а Руби что-то искала в маленькой кладовке исследовательской машины. Джин нажал на сенсорные кнопки панели Хамелеона, в лобовом стекле высветилась информация, которая не мешала видеть дорогу. Ученый вздохнул и обратился ко всем.  

– Спокойно сегодня. Ни драконов, ни ведьм. Пираты тоже не атакуют острова. Мои данные выдают, что погодное давление сильно влияет на всех. В море бушует шторм, будет пасмурно. Несколько дней будут идти дожди.  

Алекс не поднимая лица на друга, произнёс так же громко.  

– Не причисляй Миру к этому. Перед днями великого сбора урожая всегда примерно такая погода. К тому же мое настроение всегда соответствует погоде. Я всегда с легкостью определяю, какая она будет.  

– Я в курсе, Алекс. И я давно внёс данные по погоде. Но в этом году они отличаются. Прогноз говорит, будут серьезные катаклизмы.  

Руби протянула деревянную большую кружку Алексу, при этом держала в другой руке такую же. Джин нахмурился и остановил Хамелеон.  

– Держи Алекс, тебе сейчас это нужнее.  

Алекс убрал руки от головы, ему хотелось ответить подруге, что нужнее ему будут объяснения Мирилейн. Но она в анабиозе. Он взял кружку у Руби и резко выпил все содержимое. В его голове не переставая барабанил невыносимый ритм, который все больше и больше погружал принца в темноту. Алекс еще давно осознал, что влюблен в девушку из своих снов. Но он с уверенностью считал, что ее не существует в реальности.  

И признался себе в голове, что раз ведьма и девушка из сна одна и та же, то он может спокойно считать себя влюбленным по уши. Руби и Джин стали как всегда спорить между собой. Алекс встал и подошел к Твинкл. Отдав ей кружку, он вышел из Хамелеона. Джин и Руби повернулись в его сторону, а затем посмотрели на Твинкл.  

– Алекс вышел подышать свежим воздухом. В отличие от вас, я замечаю, как он скучает по Мире.  

Руби сняла свою шляпу, Джин вышел из Хамелеона. Пиратка села рядом с подругой.  

– Твинкл, не думай, что ты никудышная фея. Да, твои заклинания порой срабатывают не так, как нужно. Но ты моя подруга и я доверяю тебе. К тому же я сама не знаю, обожаю ли я Джина больше, чем волны моря и свободу попутного ветра. Или же он раздражает меня больше, чем рыцарь сэр Гаральд.  

Руби злобно сощурилась в сторону двери, а Твинкл хихикнула, прикрыв рот рукой.  

– Несмотря на то, что я не почувствовала ваши чувства, я действительно очень рада, что вы вместе. И… Нам нужно перестать ругаться. Особенно тебе с Джином. Алексу плохо. Он явно теряет хватку.  

Джин вошел внутрь. На улице вечерело и похолодало, ученого слегка трясло. Джин не любил холод.  

– Он справится. Так, пока его нет. Я должен сказать, что выяснил у Глазгара.  

После рассказа Джина, Руби вскочила.  

– Глазгар прообраз Королевы, матери Алекса. Но как?  

Джин смотрел на Руби, Твинкл держала в руках Пришельца, который тоже с интересом слушал.  

– Вообще-то Глазгар не имеет пола. Но Мирилейн скрыла в нем образ покойной королевы, и как я ещё выяснил, его ошибочно можно принять за Алекса.  

Твинкл посмотрела на Джина.  

– Но зачем она его таким создала?  

– Для Мирилейн королева была светом королевства Кингсланд. Глазгар вышел не таким, как планировала Мира. Но все же она решила оставить как есть. Ведь он ей напоминает кто она на самом деле, и к тому же она очень сильно прониклась к своему созданию.  

Руби надела шляпу и поправила ее.  

– Что ты ещё выяснил?  

– Много чего.  

Джин рассказал все что знал. Обе девушки сначала с тревогой смотрели и слушали друга. Потом Твинкл обратилась к Джину.  

– Но… Почему мы не можем это обсудить с Алексом? Я уверена, Алекс поймёт. К тому же она хорошая и контролирует себя.  

Джин нахмурился ещё сильней и скрестил руки.  

– И как мы это с ним обсудим? Ты сама слышала Алекса, что он теряет себя из-за неё. А что будет, если он узнает, что ее запрограммировали родители Черного Барона высасывать из принца энергию? Я планирую после анабиоза предложить Мирилейн укрытие в Технополисе.  

Руби встала.  

– Морские потроха! Вот это судьба у девушки!  

Джин поднял глаза на Руби.  

– Ещё я сделаю коммуникатор, который полностью заблокирует ее силы.  

Руби ходила из стороны в сторону.  

– Вот что за женщина… Все хотят приручить и обладать ею! И… – пиратка остановилась и глянула на Джина – Ты точно уверен, что она не человек? Мне кажется, Алексу твоя идея явно не понравится.  

Джин вздохнул, перестав наблюдать за Руби, и опустил глаза вниз.  

– ДНК, что я получил от Глазгара, говорит о том, что она не опасный человек, а опасный монстр! Я не готов жертвовать миром и тем более другом, в ожидании, когда она его слопает. А вы?  

Руби сложила руки.  

– На дно твои факты! Нужно самолично убедиться в опасности магии ведьмы для Алекса.  

– Я согласна с Руби! А пока единственное что мы выяснили, это то, что она помогает больше, чем вредит.  

Джин поднял одну бровь. После долгих дискуссий Джин сообщил, что по его расчетам, один день должен их точно убедить в том, что спрятать Миру в Технополисе необходимо. Принц далеко отошёл от Хамелеона. Он чувствовал холод, от чего слегка вздрогнул и растер себе предплечья. Судя по небу, ночью будет сильный ливень. Он хотел развернуться, как услышал хлопанье крыльев и медленно повернулся в сторону звука. Алекс увидел Глазгара, который просканировал принца. Металлический шар пристально на него смотрел. Теперь Алекс мог спокойно разглядеть его.  

– Это же ты, железная фея по имени Глазгар. Собираешь магию для Миры?  

Глазгар расширил и сузил зрачок камеры.  

– Можно сказать и так. Я вижу вы в печали. Хотите, я сниму этот тяжкий груз эмоций?  

Алекс отошел чуть подальше от Глазгара и подозрительно посмотрел на него.  

– Спасибо. Откажусь. Твоя создательница уже однажды сняла с меня тяжкий груз.  

Глазгар засмеялся и от смеха шар слегка качнуло. Снизу Глазгар вытащил проводки.  

– Хотите, верну ваши воспоминания?  

Алекс быстро занес руку за спину и вытащил меч, резким движением руки разложил его и направил острие лезвия на Глазгара.  

– Сейчас, когда мы с тобой наедине, ты что-то мне не нравишься.  

Глазгар убрал провода.  

– Нравлюсь, не нравлюсь. Я такой, какой есть. А вы ваше высочество? Каким были раньше? Вас ведь мучают вопросы. Много вопросов. А я могу ответить на них. Вы знаете, что такое личный дневник?  

Алекс не убрал меча от Глазгара. То ли сумерки так давили на принца, то ли свечение Глазгара было пугающим. Но Алекса явно насторожила такая атмосфера.  

– Сам его ни разу не вёл. Но знаю что такое.  

– Прекрасно. Я дневник ведьмы Мирилейн. Хотите прочитать его?  

– Нет!  

– Благородно.  

– Чего ты добиваешься? Что хочешь от меня?  

– Действительно, не будем ходить вокруг да около. Отстаньте от Госпожи. Я бы с удовольствием стер всех людей с лица земли. Да Госпожа приказала не трогать ни кого.  

Алекс усмехнулся. Глазгар ближе подлетел к принцу.  

– Александр. Вы однажды уже предавали ее, как предавала она и вас. Ваша история всегда будет иметь печальный конец. Смиритесь и исчезните из ее жизни.  

Алекс опустил меч, он помрачнел. В небе где-то сверкнуло, но звук грома так и не раздался. Глазгар подлетел ещё ближе к принцу и медленно доставал провода, чтобы Алекс эти действия не заметил. Алекс ухмыльнулся, когда Глазгар подлетел близко к нему. Он вонзил меч в место, где у Глазгара была нижняя панель, которую шар приоткрыл. Меч прошел через щель панели и оказался внутри шара, не причинив ему вреда. Другой рукой он схватил Глазгара и близко поднёс его к своему лицу.  

– Слушай меня внимательно! Я принц и будущий правитель Кингсланд. В моих обязанностях оберегать земли и их жителей. В том числе, от самих себя. Мирилейн одна из моих подданных, при всем своем раскладе я не брошу ее в беде.  

Глазгар рассмеялся.  

– Вы мне нравитесь. Это мое личное мнение, оно не влияет на созданное мной от Госпожи. Но я не чувствую боли. И у меня нет слабых мест.  

– Слабые места есть у всех. В том числе у техники. – Алекс сильнее надавил на меч, внутри Глазгара металл заскрежетал об металл.  

– Полностью техническим оборудованием меня сложно назвать. Но… Существом, обладающим своим интеллектом смело можно считать. Вы не в курсе всего.  

– Что?  

– Джин. Ваш друг. Я полностью подчиняюсь ему. И все рассказал и показал. Все, что вам сейчас говорю, это мое личное желание. И вот ещё что. Не думайте, что мир моей Госпожи крутится вокруг вас. Хотя в ее страданиях действительно виноваты вы… Я хранитель ее эмоций. Но и она хранитель, только ваших.  

Алекс был шокирован и вытащил меч из Глазгара. Снова дернув рукой, он сложил лезвие меча и убрал за спину в ножны.  

– Значит, проверял меня. Ясно. Скажи. Она связана с разбойниками? Это важно. Важно для ее защиты.  

– Да, связь есть. Но боюсь, с защитой вы опоздали. Есть уже человек, что яростно пытается обратить внимание на себя. Госпожа в свою очередь пытается… Чтобы королевство цвело и пахло, словно цветочки на полянке. Но беда в том, что она привлекает много плохих людей, и слепо доверяет им.  

Алекса маленько затрясло, и он надеялся, что это от холода, а не от полученной информации.  

– Чёрный Барон? Райпен?  

– Ему имя Райпен. Но что же опасней? Внимание разбойников или Черного рыцаря? Или на что способен ваш друг для вашей защиты? Вопросов много, ответов мало. Сможете ли вы, принц, защитить ее от всех? Или же, лучше защитить всех от неё?  

Алекса от холода лихорадило. Глазгар снова вытащил провода, принц от них шарахнулся. Глазгар рассмеялся и объяснил, что это не больно, и что он магией с самого начала пытался согреть принца от холода. Они ещё долго стояли и говорили, пока Глазгар согревал магией принца. Алексу хотелось лично узнать все от самой ведьмы, но Глазгар и есть она, хоть и частично. От дальнейшего разговора Алекс успокоился и разложил свои мысли по полочкам. К тому же Алекс понял, что Глазгар еще тот любитель интриг, но шар с крыльями направил его мысли в нужную сторону. Когда Алекс вернулся к Хамелеону, Руби стояла снаружи и ждала его.  

– Где ты пропадал? Мы везде тебя искали.  

– Я далеко ушёл. Приводил в порядок мысли. Пошли внутрь, холодно.  

Руби цыкнула, сказав, что мужчины такие неженки, от холодного легкого ветерка затряслись словно водоросли от сильного потока. Когда Алекс собрал всех друзей вокруг проекционного стола, то в первую очередь объявил им, что разум его в полном порядке. И не нужно причислять Мирилейн к его действиям. Твинкл решила с ним поспорить, сказав, что погода говорит, что он подавлен. Алекс, улыбнувшись, ответил, что это он попадает под влияние погоды, а не природное явление под него. Алекс попросил Джина включить волшебную проекцию, и взял с края стола ручку, которая рисует по голограмме яркими линиями.  

– Мы все устали от этой беготни. Так давайте закончим этот день побыстрее и отправимся отдыхать.  

Все с этим согласились, и принц продолжил, при этом рисуя на проекции схему своих мыслей, комментируя рисунки.  

– Мы сегодня узнали о разбойниках, которые грабят склад припасов простолюдин и сожгли однажды базу королевских охотников. Я уверен Джин, ты хорошо все обдумал и рассчитал. Но вот тебе новые и твои любимые факты. Во – первых, наша ошибка в том, что мы отталкивались и виноватой считали только одну белую ведьму Мирилейн. Каковы твои расчеты, если связать с разбойниками сэра Гаральда и Кэтрин?  

Девушки переглянулись, и с любопытством посмотрели на Джина. Ученый нахмурил лоб, и прислонил руку к губам. Затем посмотрел на друга, в глазах читалось явное раздумье. И вскоре выдвинул теорию.  

– Картина полностью меняется. Но чтоб с точностью выдать данные, скажи сначала свою версию этой истории.  

– Я был подавлен и расстроен. Вокруг Миры так и крутится все. Но я встретил Глазгара.  

Друзей это обеспокоило, Алекс же глубоко вздохнул.  

– Я все знаю. Я знаю, что Глазгар выдал Джину информацию о ней. Все он мне, конечно, как тебе, не поведал. Но важную для меня информацию я узнал. Я не знаю, о чем вы говорили в мое отсутствие, и что решили. Но сейчас для нас важно найти разбойников и их базу. И самое главное, нужно сделать это быстрее рыцарей моего королевства.  

Руби положила руки на проекционный стол.  

– Тогда выкладывай. Не томи нас.  

Твинкл устала летать и села на стул около проекционного стола. Принц поведал свою теорию, рисуя ее наглядно. Его теория гласила, что разбойники существуют давно. Этим людям не нужны ни богатство, ни титулы. Свобода духа и равенство. К тому же, они скрывают истинную личность даже от своих. Те места, что они находили, это места для собрания разбойников. К тому же, разбойники и свита Чёрного Барона часто пересекаются. Но если взять в расчёт, что разбойники вольный народ и не знающий особого толка в сражениях, они проигрывали опытным рыцарям знамени волка. После долгих рисований и дискуссий, Алекс передал слово Джину.  

– Разбойники нацелены на сэра Гаральда. Конфликт создался и с двумя его дочерьми. Простолюдин не трогают, так как сами из таких же. И их проводник в зачарованный лес – белая ведьма. Пошла на такой поступок ради отца и сестры. Тайна потихоньку раскрывается. Но для доказательств теории нам нужен проводник в зачарованный лес.  

Алекс усмехнулся.  

– Он у нас есть. И даже два.  

Друзья переглянулись, а Алекс пристально смотрел на Джина.  

– Как думаешь, Глазгар и Кэтрин подойдут?  

Ученый тяжело и устало вздохнул.  

– Не подходят оба. Кэтрин будет все время конфликтовать с Руби и с тобой. Глазгар тревожит только твою душу, Алекс.  

– Вариантов больше нет. Я не собираюсь ждать две недели, когда Мира проснётся для объяснения и помощи нам. И я не думаю, что разбойники так и будут сидеть в темноте в ожидании свершения своих истинных планов. Нам предстоят тяжелые дни. Но я планирую решить все вопросы до пробуждения ведьмы. Чего бы мне это не стоило. Вы со мной мои друзья?  

Руби злобно прорычала.  

– Алекс, прекрати. Мы давно доказали друг другу, что ни какая ситуация нас не разлучит. Так ведь, Джин?  

Друг подтвердил, что давно наблюдает за данными их дружбы. Они говорят, что их дружба крепче любого металла. И это мнение не только по данным ученого, но и личное мнения его самого. Алекс через лобовое стекло Хамелеона заметил, что на небе горят звезды. Твинкл стала просить друзей закончить с теориями и воплотить практику в сон. Фея давно была в сонном состоянии. Алекс решил поймать двух зайцев. Он предложил отправиться на базу лесников и охотников, где они попросят ночлег, и заодно попросят Кэтрин быть их проводником в зачарованный лес. Когда герои приехали на базу, лучница их радушно не встретила. И как обычно ехидничала, но разрешила провести ночь. И как только у них зашла речь о разбойниках, то Кэтрин хотела сказать, что она знает этих мужей, но резко забежавший в кабинет Лорас не дал Кэтрин ответить.  

– Кэтрин, кому ты рассказывала о состоянии своей сестры?  

Кэтрин с недоумением посмотрела на друга.  

– Лорас, я конечно в гневе болтаю много лишнего. Но вот о состоянии своей сестры я точно ни с кем не говорила. И это не возможно. Я тут в документах, с тех пор как явилась сюда. Спасибо твоему кузену, Серебряному.  

Лорас резко отпрянул от стола, заметив четверку друзей со зверьком. Рыцарь только сейчас увидел их и поклонился принцу. Затем его осенило. Лорас передал записку Кэтрин, пристально глядя на героев королевства.  

– Скажите, Вы с кем – нибудь обсуждали глубокий сон Миры?  

Друзья переглянулись друг на друга и подтвердили, что да. С одной из ведьм, у которой дочка в ученицы ходит. Лорас почесал голову. Кэтрин их не слушала, ее руки затряслись, и лицо покраснело от гнева, после того как она прочитала записку. Она смяла бумагу, и бросила ее на пол. Быстро побежала к выходу. Дверь резко открылась и весь проем выхода занял Серебряный рыцарь.  

– Куда собралась, бумаги сами себя не заполнят! – Флантр пристально и надменно смотрел на лучницу. – А заполнять должна главная среди охотников.  

Кэтрин так же надменно бросила взгляд на рыцаря и попыталась вытолкать его с прохода.  

– Прочь уйди, у меня возникли срочные семейные обстоятельства.  

– Достаточно! – Серебряный железной стеной стоял в проходе, несмотря на сильное желание Кэтрин выйти – Я вижу четверку героев. Ваше величество – и рыцарь поклонился принцу, тот в ответ ему.  

В голове у Алекса отдавались эхом слова Золотого рыцаря, что слухи о его заколдованной любви распустил Флантр. И принц очень хотел с ним побеседовать, и выяснить, кто действительно тут заколдованный. Фланрт продолжал злобно говорить лучнице.  

– Они давно доказали землям и людям, что с легкостью возьмут чужие тяготы и переложат их на свои плечи. Так почему бы тебе свои семейные проблемы не передать им? Они уж точно справятся лучше, чем ты.  

Кэтрин яростно толкала рыцаря, у нее была каждая секунда на счету и она рычала словно тигрица на лианы, которые ее запутали и не пускали дальше. Лорас попросил отпустить Кэтрин. Но рыцарь ругал их обоих за халатное отношение к своим обязанностям, и слышать не хотел, о чем они говорят и просят. Пиратка Руби в этой суматохе подобрала смятую записку, развернула и прочла ее. Затем передала Джину, тот после прочтения отдал ее Алексу. Твинкл с Пришельцем на руках уже дремали на стуле. Но от резкого рева Алекса, фея очнулась и захлопала крыльями.  

– Флантр! – Толкание прекратились и все разом посмотрели на принца. – Ты не представляешь, что творишь! Но я бы перебросился с тобой парочкой слов в свободное время. Да нет его у меня. Да как ты и сам выразился, герои не знают своих печалей. А лишь чужие! Я как принц, приказываю тебе отойти от двери. Кэтрин, я займусь этой проблемой.  

Алекс попросил друзей быть тут. Так же заявил Джину, что он возьмёт Мотороллер. Как только принц собрался выходить, лучница преградила ему путь.  

– В вашем состоянии! Да ты сейчас с ног упадешь. Я разберусь и вернусь. – Кэтрин злобно глянула на Серебряного – и доделаю всю чертову бумажную волокиту.  

Алекс устало глянул на лучницу.  

– Да, я устал! Вымотан физически и душевно. Но если я не смогу уберечь ее сейчас, то кто я после этого? Кэтрин, кем я буду после этого? Кем я буду, если не смогу уберечь одного своего подданного?  

Кэтрин хотела ответить принцу, но с двух сторон ее схватили Лорас и Флантр, одновременно сказав, что эта речь для Кэтрин бесполезна и не тронет ее сердце. Они крепко держали лучницу, которая вырывалась и яростно ругалась. Когда Алекс выбежал, Джин подошел к Кэтрин и ловко нажал на какую – то точку на шее, отчего лучница резко повисла на руках у рыцарей. Серебряный с укором посмотрел на ученого, которого считал колдуном.  

– И как теперь она заполнит все документы?  

Джин пожал плечами, сказав, что через пять минут она проснется. А Руби предложила привязать ее к стулу и посадить за стол где стопка бумаг. Так они и сделали. Принц, зайдя в Хамелеон, открыл специальный отсек, где хранился Мотороллер – летающий мотоцикл, с двумя выдвигающимися по бокам шасси, и с одним задним. Мотороллер был одноместный, и мог развивать скорость намного быстрее Хамелеона. Когда Алекс сел на него и завёл, Мотороллер выпустил три шасси и включились неоны салатового цвета. Алекс вылетел из отсека. Разобравшись с направлением по навигатору в панели Мотороллера, он сильно надавил педаль газа и поехал быстрее ветра к дому своей кормилицы.  

Арчебальд вышел из дома Вергулии когда солнце скрылось за горизонт. Ему было очень грустно и больно оттого, что он так и не явился, когда она попросила. Он собирался сесть на своего коня, как вдруг заметил Райпена, который явно спешил к дому бывшей знахарке и нынешней горшечницы. Убедившись, что Райпен зашёл в дом, где

спит Мирилейн, он тут же оседлал своего коня и помчался отправлять срочное послание Кэтрин. Принц быстро добрался до дома своей кормилицы. Вбежав внутрь, он увидел как Райпен старается деликатно отодвинуть матушку Миры, и хоть с грубостью в голосе, но все же пытался подняться наверх без применения физической силы. Меч Черного Рыцаря лежал на полу в ножнах. Алекс с облегчением вздохнул, и обрадовался, что Райпену хватает ума для соблюдения кодекса рыцаря. Принц расстегнул свой ремень, который держал ножны меча, и тот с грохотом упал на деревянный пол. От чего Вергулия и Райпен перестали вести беседу и обернулись на принца. Райпен оскалился, а Вергулия в мыслях благодарила его, ведь хоть кто-то явился на помощь. Чёрный Рыцарь подошел к своему мечу и, подняв его, пристегнул на поясе. Алекс же в голове складывал план, как он без меча может вытолкнуть Райпена на улицу. Но рыцарь знамени волка даже не думал скрестить мечи с принцем. Он был расстроен тем фактом, что не увидел ведьму. Но Райпен мог ждать вечно. Он прекрасно знал, что в конце концов Мира сама придёт к нему. Прежде чем покинуть дом, он повернулся к Вергулии.  

– Неважно как, неважно где. Если вы попросите, я выполню без раздумий. И заберу ту, что по праву принадлежит мне.  

Алекс стоял и молчал, от стресса его руки онемели, и если он начнет их разминать, то тут же первым набросится на Райпена. А рыцарь пока что не причинил никому вреда. Вергулия оставила без комментария обращение рыцаря в чёрных доспехах. Она и так устала с ним говорить, и раз уж рыцарь добровольно уходит, мешать и задерживать его своими речами она точно не собиралась. Райпен, проходя мимо принца, специально задел его плечом, но Алекс никак не среагировал. Как бы Райпен его не провоцировал, принц в доме кормилице не допустит грубых разборок. Райпен вышел, принц поклонился матушке, которая с уходом рыцаря тут же села на ступеньки лестницы. Алекс вышел за Райпеном. Рыцарь уже оседлал своего коня, как почувствовал, что кто-то схватился за уздечку.  

– Я бы на вашем месте так не делал, Ваше величество. Мой конь обладает своенравным характером. Может и за руку укусить.  

– Смотрю, ты все же признаешь мой титул. И к тому же вижу, что Чёрный Барон потерял к тебе доверие и не даёт поручений. Раз ты без дела врываешься ночью в чужие дома.  

Райпен ухмыльнулся и почесал свой подбородок.  

– С этим семейством у меня крепкие узы. – И он с наглость бросил взгляд на принца. – Так что не лезьте в чужие судьбы.  

Алекс усмехнулся, и с удивлением для себя проговорил спокойно.  

– Как принц и будущий король, личная жизнь людей всегда меня касается. К тому же, Райпен, не думаю, что твои узы крепче моих с этой семьей. Матушка Вергулия моя кормилица. Сэр Гаральд был моим наставником в замке. Что касается их детей…  

Райпен дернул поводья, и принцу пришлось отпустить уздечку.  

– Меня это не волнует. Я сказал Вам, что мои узы с этим семейством очень крепкие. Наслаждайтесь титулом, скоро даже он не поможет вам.  

Райпен ударил по бокам коня, и тот помчался в сторону Чёрного замка. Алекса совсем усталость сломила, и он не стал раздумывать над последними словами Райпена. Когда он зашёл внутрь дома, то увидел, что кормилица сидит за столом и наполняет две маленькие деревянные кружки без ручек. Алексу перед ней было очень неловко, из-за узнанных событий. Теперь ещё сильнее становилось неловко, ведь приходится отказываться от предложенного напитка.  

– Простите, я не буду.  

– Это меня вы извините, Ваше Величество. Я даже не думала вас угощать.  

И Вергулия выпила содержимое одного стакана за другим. Алекс собирался упасть на колени перед матушкой, как истинный мужчина, с извинениями о прошлом. Но Вергулия остановила его на полпути.  

– Мужчины! Думаете, что упадете на колени и мы к вам смилуемся? Может пару раз так и прокатит. Но меня уже тошнит от мужских извинений на коленях. Или это тошнит от напитка. В общем… Присаживайтесь. В ногах правды нет.  

Алекс сел, и рассказал о встрече с матерью ведьм, передав привет от неё Вергулии. Его так измучил рассказ, что он неосознанно подвинул к себе кружку и хотел наполнить ее. Но Вергулия накрыла кружку рукой.  

– Ваше величество, являясь вашей кормилицей, что дало мне с рождения с вами быть знакомой и видеть как вы растете… К тому же я лично видела как вы бегали за моей старшей дочерью. Я знаю ваше отношение к хмельным напиткам. И сейчас, как бывший лекарь, я вижу, что вам нужнее отдых, чем этот напиток… Но с самого начало нужно было сказать. Добро пожаловать в мой скромный дом. Я с удовольствием предоставлю вам свой кров и еду. И… Несмотря на то, что моя глупая дочь снова умудрилась попасть в отношения, которых не хотела…  

Алекс с удивлением смотрел на кормилицу, но не в силах был думать. Он и правду хотел только одного – лечь поскорее спать.  

– … Я позволю вам нагло провести ночь в ее комнате. Кто знает, каких ещё гостей принесёт ночной ветер в мой дом.  

Кушетка ещё днём стояла в комнате Миры. Алекс стоял и не отрываясь смотрел на спящую ведьму. В ее маске было испарение, оно шло от ее спокойного дыхания. Алекс как попал в комнату, так сразу посмотрел на данные о состоянии ведьмы. Он увидел, что все в порядке. Когда Вергулия пришла, Алекс тут же повернулся к кормилице. Матушка принесла принцу свежие постельные вещи, но которых сверху лежала деревянная шкатулка, вся в узорах. Вергулия устало улыбалась.  

– Раньше эта комната вся была в рисунках, и повсюду хаотично были разбросаны вещи. Всегда ругалась с дочерью, чтобы она соблюдала порядок… – Вергулия помолчала немного, затем продолжила. – После того случая я не смогла остановить гнев Гаральда. И я понимаю, помимо обмана в замке, она чуть не стала русалкой. Гаральд все тут сломал и разорвал. В этой шкатулке, содержимое того, что я смогла спасти… Спокойной ночи, Ваше Величество.  

Вергулия ушла в свою комнату спать, а принц так и стоял. Никто не знал из людей этого мира, какими переживаниями подверглась Мира в своих путешествиях. Ни одни данные аппарата не показывали ее истинное состояние души. Расстелив постель на кушетке и сняв экипировку, которая явно не нужна для ночлега в доме, принц сел. Положив рядом с собой меч в ножнах, он устало смотрел на деревянную шкатулку, и подумал, стоит ли лечь спать или посмотреть, что в шкатулке. Любопытство победило. Из своей барсетки он достал неоновую лампу. Барсетка принца была заколдована Твинкл. И теперь этот предмет для хранения мелочей мог вместить в себя все что угодно.  

Он сидел и рассматривал вещи из шкатулки. Сохранила Вергулия мало. Наброски рисунков Миры на белой бумаге. Какие то записи на этой же белой бумаге, но Алекс не мог прочесть их. И вот в руки к нему попала записная книжка. Алекс рассматривая книжку, понял, что она собрана полностью вручную. Об этом говорили швы ниток, которые скрепляли листы книжки. Алекс обратил внимание, что книгу явно делала не Мира, а возможно он сам. Открыв и прочитав, он узнал свой почерк, что доказало правоту принца. Как оказалось это сборник стихов, посвященный его чувствам к ведьме. Прочитав парочку произведений, он оценил самого себя. Оказалось, что он в юности он был тем ещё романтиком. Он сел на край кровати Мирилейн и потряс записной книжкой в ее сторону.  

– Вот как ты могла расстаться с таким любящим тебя юношей! И не просто расстаться, а стереть ему память о себе! Вполне возможно я совершил что то такое, что стереть память – это самое безобидное, что могла ты сделать. Но хранить в себе мои эмоции и украсть у меня эту книжку… Не думаю, что я добровольно тебе ее отдал… Согласись, это огромный перебор с твоей стороны.  

Алекс устало вздохнул и посмотрел на спящую Миру, стуча легонько книжкой по своей руке.  

– У тебя не получилось забрать мою любовь к тебе вместе с воспоминаниями. Ведь я снова в тебя влюбился. – Принц с грустью смотрел на Миру – И эти чувства ты снова не заберешь, какие бы оправдания ты не приводила. Теперь я знаю, на что ты способна… – Алекс ладонью накрыл руку Миры. – Спокойной ночи, белая ведьма по имени Мирилейн. – Он лёг на кушетку и быстро заснул, держа в руках свою книжку стихов.  

2.

Каждый рыцарь в королевстве Кингслагд рано вставал для тренировок. В юном возрасте принц Александр любил поспать очень долго. И все время просыпался за три минуты до начала тренировки. Под громкий рёв сэра Гаральда Алекс вскакивал, быстро экипировался, умывал лицо и приглаживал взъерошенные волосы ото сна. Он спрыгивал с окна, по черепице скользил и прыгал к внутреннему двору, где проходило построение и становился в строй, в момент подхода герцога, который осматривал присутствующих. Когда Гаральд к нему подходил и смотрел на принца, Алекс всегда широко ему улыбался, при этом щурил глаза от мыслей, что он успел вовремя. Время шло, принц все так же ловко передвигался по замку и внутри него. И из-за приключений и по своей натуре, он предпочитал свободное время просвещать сну. Хотя его друзья часто видели его с книгой в руках. Раньше это были поэмы и стихи, но подружившись с Джином, это стали журналы из Технополиса. Юнцом принц мог позволить маленькую небрежность во внешности. Сейчас, в возрасте, в котором можно гордо сказать, что он стал мужчиной, принц тщательно следил за собой. Во – первых он серьезно стал относиться к тренировкам. Принц и Руби добровольно часто врывались к пиратам, что жили на пороховом острове, что бы улучшить навыки фехтования. На затерянном острове они бегали от рапторов, что улучшало их выносливость. На острове фей они часто устраивали пикники и посвящали себя духовному развитию. Джин с Твинкл и Пришельцем обычно наблюдали в стороне за их тренировками. Джин вбивал данные в браслет об их тренировочных достижениях. Твинкл комментировала действия, и делилась впечатлениями обо всём, что видит. Пришелец просто сидел и наблюдал. Во – вторых, как будущий правитель королевства и нынешний герой, он должен следить за внешностью.  

Принц гладко брился. Как и с мечом, он ловко справлялся с острым лезвием для бритья. Джин тоже признавал только гладкость лица, и предложил Алексу специальный аппарат. Алекс любил магию и технологии. Но своим навыком Цирюльника он очень гордился, и решил дальше пользоваться своим мастерством. Алекс, как и его сестра, следил за волосами, руками и даже за одеждой. Несмотря на потертости кожаной и металлической экипировки, футболка его была всегда белой, а меч наточен. К тому же кожаные ремни часто рвались в приключениях, и он их постоянно менял. Никакая ситуация не позволяла потерять образ принца в лице Александра, и он гордился, что несморя на усталость мог бриться в полевых условиях, и приводить в чистоту одежду от пыли и грязи. Джин как ученый не влезал в рукопашный бой. А с помощью сенсорного браслета на руке запускал Хамелеон в средневековый режим, где машина преобразовывалась в катапульту с колесами, или же в пиратский корабль с пушками. Он всегда рассчитывал физические способности врага. Руби была пираткой с головы до пят. Опрятность и уход за собой ее вовсе не волновали. Легче всех было Твинкл, она фея, и по магической природе сверкала чистотой и опрятностью постоянно.  

Алекс крепко и спокойно спал на кушетке в комнате Миры. На улице давно светило солнце, петухи прокукарекали, и простолюдины были на ногах, занимались работой. Можно услышать стук молотка, вырубки деревьев, и звуки домашних животных, что держали соседи матушки Вергулии. Руби стояла и с ехидной улыбкой тыкала в бок Алекса ногой. Джин стоял у аппаратов, проверяя правильности их работы. И краем глаза увидел, что творит подруга.  

– Руби, хватит.  

Руби прекратила и хихикнула.  

– Да смотри, он спит крепким сном. – Пиратка громко шикнула в ухо другу – Эй, принц… Дракон напал на королевский замок!  

Алекс от этого не проснулся. Джин лишь вздохнул и продолжил сверять данные. Алекс, как и ведьма, спокойно дышал. Руби продолжала глумится над другом.  

– Джин, посмотри на нас. – Когда учёный повернул голову, Руби дергала за щеки Алекса из стороны в сторону. Затем, как кукловод с куклой, стала по- чудному искажать свой голос, и двигать подбородком принца – Я самый сильный и ловкий, который однажды сильно испугался маленького дракона. А ещё я чересчур чистюля, и не вступлю в бой, пока мое лицо не будет сверкать ярче солнца – Руби сама над своими действиями смеялась, затем продолжила, только сложила губы принца в бантик – Я рыбка. Буль… Буль…  

Джин не выдержал.  

– Руби, я же просил перестать так делать.  

Руби вздохнула и улыбаясь отошла от принца. Алекс перевернулся на бок и уронил книжку своих стихов. Шум падения предмета привлёк Руби, но Джин продолжал стоять у аппаратов. Когда пиратка подняла ее, то начала изучать, что внутри. Джин повернулся в ее сторону из-за того, что она как-то притихла. Увидев ее за чтением, он поднял одну бровь вверх.  

– Руби, пиратская твоя натура, я не думаю, что там легенды о сокровищах, и где они спрятаны.  

Руби не отрываясь, перелистывала страницы.  

– О сокровищах нет, но… – лукаво улыбаясь, она продолжила – не знала, что Алекс такой поэт и слащавый романтик.  

Джин снова повернулся к аппаратам, а Руби прочитав ещё стих, залилась густым румянцем и захлопнула книжку. Затем замахала книжкой, обращаясь к Джину.  

– Вот это душа огня и страсти!  

Из рук пиратки резко выхватили книжку, Алекс стоял позади неё и хмурился.  

– Руби! Там стихи не про пиратские сокровища!  

Джин уже заканчивал и, не отрываясь от дела, обратился к Алексу.  

– Я ей об этом говорил, но она меня игнорировала.  

Руби отступила от принца, сложив руки на груди.  

– Пока ты спал в романтике стихов, мы кое что выяснили на базе лесников.  

– Мы?! – Джин смотрел пристально в сторону Руби.  

Руби саркастично отвела взгляд в сторону и вздохнула. Джин глянул на Алекса, тот убирал сборник стихов в свою барсетку и надевал экипировку. Джин продолжил говорить за Руби.  

– Мы столкнулись с неким рыцарем, который зовётся Белым. Он утверждает, что поймал одного из разбойников.  

– Что?! Белый? – в глазах Алекса читалось беспокойство – Только не он!  

Джин и Руби переглянулись, Руби обратилась к Алексу.  

– Я не понимаю, почему ты так реагируешь. Он рыцарь знамени льва, да и о тебе хорошо отзывается.  

Алекс полностью облачился в экипировку, украдкой взглянув на Миру.  

– Белый. Он выглядит как милый парень. И говорит мило. Да только шутки с ним плохи. И сам по себе он опасный человек.  

Руби не понимала странной реакции принца :  

– Опасный? Этот слащавый Белоснежка?  

– Это на первый взгляд он кажется самой невинностью. Ещё во времена, когда я не окунулся с вами в приключения, да и вообще не знал о вашем существовании, я как то коротал время в одиночном похождении в странствиях по территории острова Кингсланд. Встретил троих друзей по учению и посвящению в Рыцари. Золотой, Серебряный, Белый. Решил скоротать время у костра вечером с ними. Мы стали играть в “Скажи правду”. Смысл игры задавать вопросы, а соперник должен на них отвечать. Только можно и солгать, но если не веришь человеку, то щекочешь его, пока не поверишь в искренность его слов. Белый проиграл мне, он не смог удержаться от моего щекотания и выдал правду на заданный вопрос. И вот спустя некоторое время, в моем же замке, он зажал меня в коридоре, за выступом. Так как он не поверил моим словам, он решил выпытать из меня правду. И со своей невинной и милой ухмылкой, закончив добывать из меня информацию, сказал, что ему просто жутко было интересно.  

– Останови прилив! Ты хочешь сказать, что Белый тебя победил?  

– Нет, мы же не сражались. Я просто не ожидал, что он внезапно так начнет действовать. Он же рыцарь моего знамени, опасности я не ожидал от него. Теперь я всегда настороже, когда вижу его.  

Джин беспокойно глядел на друга.  

– А что он хотел узнать?  

– Вообще была незначительная информация. Но его очень интересовало, действительно ли я люблю оливки или это чисто из прихоти, чтоб выделиться мне из семьи, ведь только я их люблю. А отец и сестра их не переносят.  

Руби присвистнула.  

– Морские звёздочки, он что, твоим словам не поверил?  

– Нет. Решил в действии убедиться.  

Джин вздохнул и сложил руки за спину.  

– Вот оно, доказательство неблагоразумия средневекового разума человека. Ведь мы, жители Технополиса, давно изобрели аппарат: детектор лжи.  

Алекс усмехнулся уголком рта.  

– У Технополиса детектор, у королевства Белый. По мне так добывать информацию, что и немые с рождения заговорят, это слишком. Но почему- то это все перевернули в слухи. Жалоб от жертв Белого не было. Они не признались перед судом в том, что он их пытал, и отец отпустил Белого, сняв все обвинения и подозрения с него.  

Когда трое друзей спустились вниз, принц увидел, что Белый сидел за столом, а рядом с ним сидела Твинкл. Она восхищенно слушала Белого и хлопала крыльями. Пришелец был на коленях у феи и ел фрукты. Матушка расставляла тарелки с едой на стол. Вергулии было не впервой принимать Белого в свой дом.  

Белый рыцарь был на пару лет младше принца. Волосы он красил в белый цвет, под стать своему прозвищу. Волосы были короткими, пышными и непослушными, поэтому слегка приподнимались. Выглядело это очень красиво. Доспехи были покрыты белым золотом, как и металлический меч. Сам Белый был из простолюдин. Из всех троих рыцарей он моложе Золотого и Серебряного, а так же ниже их титулом. Но, как ни странно, всех троих связывала крепкая дружба.  

В глубине души Алекс понимал, что хоть он и мог общаться дружелюбно с рыцарями, что верно служили королевству, сам лично он был не прочь надавать пинков Серебряному и Белому. К Золотому претензий не было, но принц подозревал, что они могли стереться вместе с воспоминаниями. Белый заметил спустившегося принца и пристально посмотрел своими серыми глазами, затем улыбнулся, встал и преклонил колено перед принцем. Принц ответил поклоном, и сел за стол. Следом за стол сели Руби и Джин. Матушка поставила принцу тарелку с едой, обращаясь к нему с уважением не только из-за титула, но из за того, что относилась к нему со всей своей материнской нежностью. Принц, периодично бросая взгляд на Белого, сжимал кулаки под столом. Алекс решил не ходить вокруг да около, а напрямую все узнать у рыцаря:  

– Белый, выкладывай все что знаешь!  

Белый рыцарь сначала хмыкнул, затем откусил кусок хлеба. Медленно его прожевав, он ответил принцу. В разговор двух беседующих людей никто не вмешивался. Матушка с самого начала ответила Алексу, что про разбойников ей нечего сказать. Белый рыцарь говорил и ел, игнорируя злобный взгляд принца.  

– Простите Ваше Величество, но я против того, чтобы вы вмешивались в это дело. По этой причине я пришел к вашим друзьям, чтобы лично отговорить вас.  

Джин подтвердил Алексу, что рыцарь им сам навязался. Однако принца насторожил тот факт, что он против его вмешательства. В голове у Алекса возникло подозрение, что Белый может быть одним из разбойников. Алекс, хмыкнув, положил руку на стол и наклонился к Белому. Рыцарь и принц оказались слишком близко к друг другу.  

– Белый, не слишком ли ты дерзкий? Не забывай, кто сидит перед тобой.  

– Приношу свои извинения, никогда об этом не забывал. Но я не враг вам.  

– Да неужели? Знаешь, – Алекс на несколько секунд отвёл взгляд, потом снова посмотрел на Белого – но мы с тобой и не друзья.  

– Жаль, что вы меня не считаете другом. Хотя… – Белый взял секундную паузу, затем продолжил – Я ведь присягнул на верность королевству. И если в замке будут висеть другие знамёна, не вашего семейного рода, то я окажусь по другую сторону от вас. И думаю, не пожалею об этом.  

Алекс зло посмотрел на рыцаря, но тот после своих слов резко и громко начал смеяться. Все были в недоумении, кроме матушки. Белый продолжил.  

– Простите Ваше Величество. Ваша мимика меня всегда смешит. Вы достойный человек. Правда. Я без лукавых мыслей. Продолжайте защищать земли. Не хочу ходить под другим знаменем, кроме льва.  

– Белый, не держи меня за дурака. Ты попусту болтаешь. Мне каждая минута дорога.  

– Минута? Или жизнь?  

Алекс был обескуражен, он хотел ответить, но Белый снова перехватил инициативу разговора на себя.  

– Прежде чем вы мне ответите, и мы поговорим действительно на важную тему, я скажу вам вот что. Я спаситель для этого семейства.  

– Что? – Алекс совсем запутался. Он хотел узнать о разбойниках. Но Белый своими речами, что звучали невинным и милым голосом, вечно уводили мысли Алекса в другое направление.  

– Матушка подтвердит мои слова. Я два раза вырывал Мирилейн -старшую дочь сэра Гаральда и простолюдинки Вергилии – из зубов людей знамени волка.  

Алекс не понимал. Такой информации в архивах не было и Глазгар об этом не говорил. Он повернулся к Вергулии.  

– Матушка, объясните. Я хочу услышать из ваших уст.  

Вергулия тяжело вздохнула, она не хотела влезать в разговор.  

– Это правда. Белый спасал мою дочь, и не единожды. Но мы всегда думали, что спасать уже не кого, и поэтому хоронили тело. Но она всегда просыпалась во время поминок. Люди в страхе бежали из этого дома. К тому же я его знаю как и вас, Ваше Высочество. С его детских лет.  

Все внимательно слушали матушку, лишь Джин просто смотрел вниз, на стол. Все это и многую другую информацию ему рассказал Глазгар. Принц продолжил спрашивать, отчего все удивлённо на него смотрели.  

– Я знаю о жизни Миры в Чёрном Замке, Глазгар мне рассказал. И в курсе ее возвращения с того света. Единственное, что Глазгар мне не сказал, так что ее спасал Белый. Поэтому я уточнил у вас. – Алекс повернулся к Белому – Не важно. Сейчас мне нужно знать про разбойников. Друзья сказали, одного ты поймал.  

Белый сжал губы, а затем на его лице вновь появилась улыбка.  

– Ваше величество. Мне кажется, или вы не доверяете своим подданным? Прошу, не влезайте в это. Мы разберёмся.  

– Мы?  

– Я, Серебряный и Золотой.  

– Золотой лично меня попросил.  

– Знаю. Так же знаю, что эти поиски погрузят вас в пропасть.  

– Пропасть? – Алекс сощурил глаза – Поиск базы разбойников это пропасть? Меня всего лишь попросили найти базу и сообщить вам троим о ней! Белый, ты взбаламутил омут. К тому же из всех троих именно ты поймал разбойника. Теперь ты у меня главный подозреваемый.  

Белый рыцарь ухмыльнулся уголком рта.  

– Ваше величество, я рыцарь от мозга до костей. Я верен королю и королевству. С учетом того, что я уважаю вашего отца, ведь он из таких же как и мы, простолюдин, то я верен вам беспрекословно. Может для вас это будет шоком, но госпожа Вергулия давняя подруга вашего отца.  

Вергулия закрыла глаза. Она бы с удовольствием вышла, да была зажата со всех сторон. Ее тяготил разговор. Но скорее всего, гости разойдутся еще не скоро, и захотят ещё угощений. И ей было неприятно, что её вмешивают в этот разговор. Вдруг все резко повернулись на звук от удара по столу. Алекс, ударив рукой, резко встал.  

– Белый, не уходи от разговора. Мне нужна информация. Информация об этих людях и их целях.  

Белый тоже вскочил, но его голос зазвучал как то по – детски.  

– Не нужно злиться, я беспокоюсь о вас как о правителе. Им ничего не нужно. Было не нужно. Но один из знати натворил делов в гневе.  

Все хором произнесли имя Гаральда. Белый продолжил.  

– Его дочь пытается защитить отца и призвать разбойников смиловаться к знати.  

– Но почему для меня это пропасть? И почему я не должен защищать знать? Я герой! И обязан!  

– Потому, что вы не сможете защитить простолюдин и знать одновременно!  

Они перестали говорить и замолчали, просто глядя друг на друга. Затем Белый рыцарь взъерошил волосы и обратился к принцу.  

– Разбойники злы на знатных людей. Мои друзья с титулом. Как и вы, ваше величество, я защищаю своих друзей. И разумеется, защищаю вас.  

Белый хотел сказать принцу, что разбойники при первой встрече могут избить до потери пульса принца. Ведь ведьма преподносит принца как наследника и этим ещё больше злит разбойников. Но из-за того, что она им помогает, они сидят без дела и наслаждаются свободой. Но они уже узнали, что ведьма ушла в долгий и опасный сон, и считают ее мертвой. А значит, могут снова дебоширить и нападать на знатных людей, в том числе и на принца. Не боясь гнева ведьмы. Но Белый рыцарь решил пока об этом не говорить Алексу. Рыцарь выдохнул и обратился к принцу.  

– Ваше высочество, вы можете сесть? Я намного ниже вас по сословию – Рыцарь мило улыбался. – И мне положено сесть после вас. А я уже устал стоять. Сядьте, прошу вас.  

Алекс повернул голову, вдохнул и выдохнул, и лишь потом он сел. Следом с огромным удовольствием присел Белый. Затем рыцарь обратил свой пристальный взор на ученого Джина и обратился к нему.  

– Это ведь вы тот странный колдун Джин, что наколдовал Мирилейн сон?  

– Да – Джин не поднимал глаз от стола, даже не стараясь оспорить слова Белого. В его голове много мыслей крутились. Особенно узнанные тайны Мирилейн, которые он не в силах сказать друзьям, ведь даже Руби с Твинкл он не все рассказал.  

– Спасибо вам, что ей помогаете. – Белый как то грустно улыбался.  

Атмосфера в комнате нагнеталась. Никто из присутствующих не знал, что именно означало «Спасибо» Белого рыцаря. Белый подозревал, что раз Джин помогает ведьме, значит в курсе всех событий в ее жизни. Но сам Белый не все подробности о жизни Миры знал.  

Но он знал, что Чёрный Барон в юности отдал Миру разбойникам, считая ее виновницей в расправе над его родителями. Это произошло в тот момент, когда началась суматоха о пропаже принца и смерти Королевы. Тот день для многих был шокирующим. В том числе и для людей, что признавали равенство для всех. Барон отдал Миру как исполнительницу желаний. Свободные братья, так разбойники называли себя, приняли девочку. Поначалу Мира и правда исполняла их желания, которые были примитивны: начищенный топор или кусок хлеба, исцеление от кашля. Они были безобидны и исполнялись ради ее интереса. Разбойники над ней прыгали как над курочкой, несущей золотые яйца. Но сэр Гаральд был другого мнения, он их воспринял как угрозу для дочери, с учётом того, что в ее жизни произошло. Гаральд разозлил их, ведь ни за что он покалечил их всех, при этом снова упустив дочь. Девочка Мира увидела принца бегущим за ведьмой, и побежала следом. Но все бы ничего, если бы разбойники не узнали, что Гаральду простили его выходки. К разбойникам претензий не было до того момента, пока они никого не трогали. Но люди затаили зло на знать, считая, что титул дает им много привилегий. Хотя они не могли знать, что Гаральд и так был наказан, в глубине души Герцог винил себя, что не уберег дочь, а король вынес вердикт. Что нет сильнее наказания, чем видеть как родное дитя гибнет и мучается, к тому же отец самолично отдал на растерзание ее жестоким и алчным людям. Кэтрин, достигнув возраста, когда смогла умело управляться с луком и смело дать отпор взрослым мужчинам в одиночку, считала разбойников отбросами и лешими. Она не понимала, как можно жить в лесу и не работать. К тому же не позволяла им охотиться в королевском заповеднике, и была готова при первой возможно пустить стрелу им в горло. И ей не нравилось, что сестра чересчур с ними нянчится. Однажды Кэтрин и Белый были захвачены разбойниками. Белого они не тронули, а Кэтрин хотели использовать как наживку для Гаральда. Но ведьма их спасла и заключила с разбойниками мирный договор.  

Сам же Король позволил бы им свободно охотиться в его заповеднике и даже посидел бы с разбойниками у костра и поговорил. Но его совет настаивал на том, что Король всегда должен быть в замке, составлять и проверять исполнение законов, устраивать торжественные приемы и заниматься еще кучей дел. Это была одна из причин, почему Кхенрих позволял сыну путешествовать. Он не хотел юношу зарывать в бумажную и скучную волокиту. Хотя у Короля мелькала мысль вскочить на коня и отправиться сражаться с драконом, но увы, без него все в королевстве застопорится. По законам острова Кингсланд, Король играет важную роль в этом мире, и только он может совершать определенные обряды для процветания островов. Все любили короля Кхенриха, считая его лучшим правителем из всех, даже разбойники, правда последние до поры до времени так думали.  

Пока принц Александр и Белый Рыцарь мило беседовали, к дому направлялся сэр Арчебальд. Он не смотрел куда идёт, и рассчитывал на ноги, которые смело его вели к дому матушки Вергулии. Сам он просматривал документы, проверяя грамотность и в голове размышляя в правильности написания указов. Как вдруг он споткнулся и упал на землю. Бумаги выпали из его рук и полетели в разные стороны, словно осенние листья. Сам Арчебальд, зажимая руками себе нос, огляделся, не понимая, как он оказался на земле и обо что споткнулся. Затем он услышал ехидной смех Кэтрин. Лучница с легкостью его подняла, а Лорас стал собирать разбросанные бумаги.  

– Ну ты и ротозей! Под ноги нужно смотреть, а не в бумажки свои! Не видишь, что путь тебе перегородило. – Лучница махнула рукой на Хамелеон, который перегородил дорогу к дому.  

Арчебальд запаниковал и сел на землю. Кэтрин, сделав пару шагов, обернулась к Арчебальду.  

– Эй, удар же не сильный был.  

Арчебальд начал что-то невнятно говорить, лучница хмурила брови.  

– Лорас, я не понимаю его речь. С его разумом все в порядке?  

Лорас отдал собранные документы Арчебальду и ответил подруге.  

– Я сам его не понял, но мне кажется, он интересуется, почему мы только сейчас идём сюда, а не сразу после его послания.  

Лучница хмыкнула и присела на корточки перед Арчебальдом.  

– Сначала эта ситуация меня бесила. Но сейчас даже интересно – Она с лукавой улыбкой наклонилась голову. – Бывший, потерявший память, примчался на помощь, когда нынешнего трясло от страха. И кто же победит: трусливый сверчок или кузнечик с короной?  

Кэтрин снова подняла Арчебальда и потащила за собой. На этот раз Арчебальд стал сопротивляться. И удивился самому себе, как он громко и быстро произнёс слова, которые мгновенно услышали Кэтрин и Лорас.  

– Я расстался с ней. – Кэтрин остановилась и с удивлением посмотрела на Арчебальда.  

Лорас услышав это, как-то помрачнел. Лучница и рыцарь пребывали в раздумьях, писаря трясло, словно на улице была метель, а не светило теплое солнце.  

Кэтрин любила сестру. В детстве Мира отстаивала ее точку зрения перед отцом. Гаральд хотел Кэтрин обручить с человеком, имеющим высокий титул. Но она хотела стать следопытом и охотником, поэтому Мира попросила дать отцу шанс Кэтрин. К сожалению, Кэтрин с первого раза не сдала нормативы. Сестра утешала ее, и говорила, что важно не сразу достигнуть цели, а упасть на колени, познать сущность поражения, а затем, поднявшись, бежать к своим достижениям как можно выше и дальше. Кэтрин так и сделала. Она доказала всем на что способна не смотря на падения. Став сильней и взрослей, Кэтрин увидела, насколько сестра ее слаба и сколько имеет недостатков. К тому же улыбается фальшивой улыбкой, которую все воспринимают как настоящую. Кэтрин знала, что делает сестру счастливой. Она видела ее улыбку, когда Мира встречалась с Алексом. Мирилейн же была счастлива до определённого момента. После, на лице ведьмы долго не было улыбки. Но однажды Кэтрин поняла, что Мира счастлива, ведь она нашла приют в доме Арчебальда. Несмотря на всю неприязнь к мужчинам, Арчебальд был единственным, кого одобрила Кэтрин. Ведь этот трус никогда в жизни не посмеет дерзить, прикоснуться к сестре против ее воли. Но сейчас сказанные слова Арчебальда раздражали лучницу, еще больше разжигая неприязнь к мужчинам. Рыцарь Лорас резко повернул к себе Арчебальда и ударил его по лицу кулаком. Арчебальд устоял на ногах. Лорас встряхнул руку, но это было сделано скорее на автомате, чем от удара кузену. Кэтрин с любопытством наблюдала за этой сценой.  

– Прости кузен, но лучше я, чем Флантр.  

Хоть два рыцаря и были родственниками, внешность их разительно отличалась. Лорас был ниже Арчебальда, но шире в плечах. К тому же был темноволос и с серыми глазами. Любил небритость на лице. Он чтил кодекс рыцаря, который раздражал Кэтрин. Он не был грамотней Арчебальда, хотя рыжеволосый рыцарь, однозначно был умнее принца, и вполне возможно, получив знания в Технополисе, он бы смог соревноваться с Джином по уму. Но Арчебальд и Лорас были людьми из средневековья и боялись Техники, воспринимая ее как опасную магию. И раз Джин дружит с принцем, то магия против них действовать не будет, но и связываться с такой магией им не стоит. Поэтому они просто все слепо доверяли Джину и Алексу.  

Арчебальд молчал и прислонил свою ладонь к ушибу. Другой рукой он сжимал бумаги. В сознании писаря творился хаос. Еще и принц сейчас находился в доме Вергулии.  

Две бумаги в стопке среди других бумаг у Арчебальда могли привести принца Александра в ярость. И удар, что он получил от кузена и предстоящие удары от его родного брата это мелочи жизни. Лорас продолжил свои объяснения.  

– Серебряный не в курсе твоих отношений с Мирой. Но сейчас ты говоришь, что расстался с ней. Я не понимаю, как так вышло и видимо она этого ещё не знает. Но речь идёт о том, что проснувшись, она не сможет вмешаться в твою семью. И защитить тебя своей магией. Я ударил тебя, кодекс рыцаря не позволит Серебряному ударить тебя ещё раз. А дядя Ульф не будет вообще тебя наказывать.  

Лорас похлопал по плечу Кузена. Кэтрин стояла и молчала. Арчебальд вспомнил сцену из прошлого: Флантр о чем – то яростно разговаривал с Мирилейн. Ведьма спокойно смотрела на рыцаря, а Флантр яростно жестикулировал, что-то доказывая ведьме. Арчебальд не слышал их речи, он боялся подойти к ним. В конце концов, Мира вытянула вперёд руку и жестом толкнула Серебряного, отчего тот вылетел в окно коридора. Этаж был первым, и под окном было сено, и Флантр не пострадал. Арчебальд видел ее спину и как развеваются из стороны в сторону ее волосы. Платья Мира носила длинные, с длинными рукавами и воротником, полностью закрывающим шею. Несмотря на статус герцогини, платье не имело убранств, и было простого зелёного цвета. Стандартный цвет для простолюдин. Арчебальд подошел ближе к окну, чтоб убедиться, что брат цел. Он слышал смех Золотого и Белого. Они говорили, что Серебряного одолела леди. Он не знал истинной причины ненависти брата к ведьме, знал лишь, что причин становилось все больше. В его голове постоянно вертелись слова Миры, сказанные на поляне перед ее уходом в анабиоз. Раньше он их не понимал, теперь он знал, что именно имела в виду ведьма. Видимо, лучшим для неё решением было заснуть. Но для Арчебальда это было безрассудным действием. Теперь трусливому рыцарю – писарю приходилось совершать действия, которые мучили и грызли и так его беспокойную совесть.  

В дом первая вошла Кэтрин, за ней Арчебальд и следом Лорас. Твинкл увидела лицо Арчебальда, и тут же подлетела к нему, что вылечить его с помощью магии. Из-за того, что Твинкл встала, стало посвободнее, и матушка, тут же вскочив, усадила на своё место дочь.  

– Кэтрин, ты за хозяйку в доме! Следи, чтоб гости были сыты и довольны, и не чувствовали себя обиженными в чем то!  

Кэтрин хотела сказать, что не собирается быть милой и приветливой хозяйкой, но матушка уже бежала свою комнату, при этом быстро со всеми попрощавшись и извинившись, что вынуждена покинуть милую беседу и таких замечательных людей. Кэтрин, заметив Белого рыцаря, тут же преобразилась в милую хозяйку, отчего четверо героев удивились. Лорас с Твинкл сели рядом с Кэтрин. Арчебальлу пришлось сесть между Алексом и Белым. Его до сих пор пробирал озноб от страха. Белый обратил внимание на рыцаря, особенно на бледность и явно холодный пот на лице графа Арчебальда.  

– Сэр Арчебальд, вы заболели? Вас лихорадит, да так, что стол трясется. Обычно вы всегда трясетесь от страха, но мне кажется, сейчас это как- то необычно. Даже для вас.  

Алекс привык к такому поведению писаря, он с детства видел вечно трясущегося и прячущегося Арчебальда. Особенно когда на замок нападал дракон.  

Алекс хотел продолжить разговор про разбойников. К тому же Кэтрин пришла, значит им уже пора отправляться в путь, к зачарованному лесу.  

– Белый, скажи ты наконец важную для нас информацию. Нам пора в зачарованный лес.  

Белый посмотрел на Кэтрин, его взгляд был полон переживания за лучницу, он на базе узнал, что она согласилась быть проводником. Белый был влюблён в лучницу, как и она в него, но они не были в отношениях. Несмотря на чувства и любезность лучницы к рыцарю, она не могла позволить и коснуться себя. Единственный, кто мог без последствий дотронуться до девушки это Лорас и смог однажды принц. Но причина проста. В принце лучница вообще не видела мужчину – а лишь жалкое насекомое, что посмело разорвать на кусочки душу сестры. Ведь даже Райпен не причинил столько боли, сколько смог принц.  

Белый лишь разочек глянул на Арчебальда, а затем на бумаги. И рыцарь заметил, как ещё сильней затрясся Арчебальд. Белый закрыл глаза, а затем с улыбкой обратился к принцу.  

– Ваше Высочество, вы не против, если я пару минут поговорю с Кэтрин на улице? – с этими словами Белый резко и сильно ударил по ноге Арчебальда, отчего тот уронил все свои бумаги.  

Принц и Белый стали их собирать. Белый ловко взял два листа и убрал их к себе. Из-за Арчебальда и разбросанных бумаг в разные стороны, Алекс не заметил действий рыцаря. После сбора и возвращения бумаг обратно Арчебальду, Алекс согласился на уединение Белого и Кэтрин. Хотя такое поведение Белого его очень тревожило. Когда рыцарь и лучница вышли, Алекс попросил посмотреть на бумаги Арчебальда. Писарь трясущимися руками отдал их принцу, очень медленно и неохотно.  

3.

Когда у принца оказались бумаги, он неожиданно погрузился в иллюзию. Он чувствовал тепло и яркость солнечного дня, хотя ведь сидел внутри дома, а не на улице. Приятный ветер дул в лицо принцу. И самое главное, Алекс видел счастливое лицо любимой. Отчего у принца приятно щемило сердце и по всему телу бегали мурашки, создавая внутри него неописуемое счастье. Ведьма смеялась, на ее щеках был румянец, а на голове красивый венок. Алекс дунул на пушистый одуванчик и семянки красиво полетели, создавая ещё более прекрасный вид. Алекс видел улыбку Миры, которая согревала и была ярче солнечного дня. Венок на голове ведьмы добавлял тепла сложившейся картине.  

Друзья заметили, что Алекс застыл и к тому же смотрел в одну точку, его глаза блестели от влажности. Они стали трясти его и звать, но принц не сразу среагировал на них. А когда очнулся, то понял, что его лицо мокрое от слез. Видение исчезло так же быстро, как и возникло. Он рассказал друзьям, что видел и что сам не понимает, из-за чего оно возникло. Арчебальд тихо произнес, его голос дрожал.  

– Ваше Величество… И вы увидели эту картину… Вам… Вам нужно к ней.  

Друзья мало понимали, о чем говорит сэр Арчебальд. Алекс сидел ближе, но расслышал лишь последнюю фразу. Повернувшись к лестнице, от которой писарь взгляда не отрывал, принц резко вскочил и быстро оказался в комнате Миры. Остальные побежали следом за ним. Кроме Твинкл, которая загадочно улыбалась. Когда принц взглянул на ведьму, то резко стал отходить назад и столкнулся со столом. Он посмотрел на Джина и потребовал просканировать себя. Ученый объявил, что кроме эмоционального потрясения у принца ничего не обнаружено. Алекс сел на пол и стал говорить.  

– Я что заколдован? Почему? Почему она изменилась? Её внешность, она изменилась.  

Руби, Джин и Лорас глядели друг на друга с непониманием. Они видели ведьму как обычно, и не понимали, что беспокоит принца. Твинкл до сих пор странно улыбалась. Пришелец понюхал ведьму, а затем стал кланяться ей. На его странное поведение никто не обращал внимания. Арчебальд сполз на пол в проходе, его как обычно трясло от волнения. И таким же трясущимся голосом ответил принцу.  

– Белые волосы, которые запутанны в чёрные… Словно прогоревшие ветки деревьев.. Полностью белые глаза… Одеяние, словно жёлтый огонь… Переливается с чёрной дымкой. Лицо бледное… Вокруг летают бабочки… Которые словно… Маленькие солнышки… А голос… Звучит, словно издалека… Но очень красивый и завораживающий… И хочется догнать этот голос… Но не можешь…  

Все слушали писаря внимательно. Принц от его слов уронил бумаги. И обратился к Арчебальду, хотя внутри принца появилась маленькая зависть.  

– Я не вижу белых глаз и не слышу голоса. Но в основном описание такое. Значит, мы теперь видим ее вот так?  

– Это временно… Периодически образ будет всплывать и исчезать…  

– Из-за чего это, Арчебальд?  

Рыцарь – писарь помотал головой в знак того, что не знает ответ на вопрос принца, но ответ прозвучал от Твинкл.  

– Магия магии любви!  

Все смотрели на фею. Но ученый задумался и спросил Твинкл.  

– Почему ты сказала магия два раза. Это не логично.  

– Я не говорила два раза магиЯ, я сказала магиЯ магиИ любви – и фея волшебной палочкой нарисовала сердечко в воздухе. Волшебный рисунок сверкал и мигал. – Окончание у слов разное и значение разное.  

Джин саркастично улыбнулся, а Руби развеяла руками волшебный рисунок сердца. Никто не понимал слов Твинкл. Принц поднял бумаги с пола, просмотрел их бегло и поднялся. Он подошел к Арчебальду, отдать обратно листы. К этому времени Пришелец закончил странные поклоны и уже читал мысли ведьмы. Принц повернулся к подруге феи.  

– Говоришь, что это магия магии любви. Если речь идёт о любви и магии, тут поможет фея, что о любви знает толк с самого рождения.  

Руби округлила глаза.  

– Что?! Опять к ней!  

Алекс неловко улыбнулся и повернулся к Арчебальду.  

– Вы тоже поедете с нами.  

Руби не унималась.  

– Эй, Ромео! А как же разбойники?  

– На пару минут отложим. Я не могу правильно мыслить. В голове этот образ и улыбка – Алекс сощурил глаза и прислонил руку к лицу. – Как я могу в такой эйфории мечом махать, когда вижу, как бабочки порхают и цветочки распускаются?  

Руби изобразила позыв рвоты, а Твинкл радостно закружилась вокруг себя, принц продолжил с улыбкой.  

– Состояние милое, мне нравится. Но… – Алекс посмотрел на Миру, он до сих пор видел ее странно. – Нужно выяснить, что конкретно оно значит, и почему появилось сейчас.  

Друзья согласились снова навестить ведьму с крыльями, что считается феей любви. Арчебальд широкими глазами смотрел на принца. Внизу под окнами Кэтрин беседовала с Белым Рыцарем.  

– Кэтрин, откажись от проводника и уговори их не ходить туда.  

– Стиф, со мной будет все в порядке. Доверься моему опыту.  

Стиф тяжело вздохнул.  

– Кэтрин, я поймал одного. Он сказал, что братья до сих пор злы на Герцога и на тебя.  

– Не удивляюсь. – Кэтрин очень мило улыбнулась. – Со мной герои королевства. Во главе с принцем. Хорошая возможность сделать из героев подушку для битья. Глядишь и разбойники успокоятся после этого.  

– Я серьёзно, Кэтрин. Мира спит, проснется не скоро. Твоя сестра снова убежала от всех проблем. А ведь создала она их.  

Даже такие слова не разозлили лучницу. Кэтрин спокойно продолжила.  

– Возможно. Она бежит от них как может. Но Стиф, она ведьма. Это ее натура -убегать, лгать, прятаться. Но вспомни, это она сказала, что узнала среди разбойников твоего отчима, родного отца твоих младших сестёр. Который сбежал от вас, и снова взвалил все мужские тяготы на тебя.  

– И я рад этому! – Белый пристально смотрел на лучницу. – Мы приютили его, пытались любить, раз матушка любит. Но… Он бросил нас. – Белый глядел на лучницу, в его голосе не проскользнул укор в адрес отчима. – Как человек он был не очень то и хороший. Он такие громкие слова нам говорил, что всех поднимет. Что он мужчина. Мама глядела на него с любовью, а я слышал лишь пустой звон. И как оказалось, я был прав.  

Лучница вздохнула и опустила глаза вниз, при этом скрестив руки на груди.  

– Моя сестра оправдывает твоего отчима, а виноватым считает в этой истории твоего родного отца.  

– Я помню ее слова. – Белый ухмыльнулся – Сказала, что мой отец настрогал потомство как папа Карло, а сам слег в сырую землю. Сгорел так сказать на работе, кормил столько ртов и сгорел от любви к нам и маме. Нет вины человека, который решил воспитать и прокормить многодетную семью. Но не вышло. Дословно не помню.  

– Я считаю, что моя сестра права. Твоя семья по количеству детей обогнала всех в деревне. К тому же ты единственный мужчина среди детей. И причём не старший. Понять твоего отца можно, он, мол, хотел мальчика, а рождались девочки. Но ведь после тебя можно было и остановиться. Но видимо, счастье в детях он находил огромное. Но ведь есть же предел всему. А у твоего отца его не было, как и у матушки твоей. Вывод: твой отец не выдержал нагрузки на работе и любви твоей матери. Как и сказала моя сестра: сгорел человек.  

– Кэтрин не ходи в зачарованный лес.  

– Стиф, я иду и точка.  

Белый Рыцарь тяжело вздохнул. Они снова вернулись к началу разговора.  

– Я хотел изначально вернуть это тебе, но услышав про поход в зачарованный лес героев, решил отдать принцу. Узнав, что и ты туда идёшь, решил все же отдать тебе.  

Белый Рыцарь быстро взял руку лучницы, положил что-то в ее ладонь и сразу же отпустил ее руку. Движения были настолько быстрыми, что лучница не смогла сразу среагировать. Белый стоял и улыбался. За такое прикосновение против воли лучницы, он готов принять оскорбление от Кэтрин. Но лучница решила посмотреть, что было в ее руке, и не ругала друга.  

– Это же… – Кэтрин посмотрела на друга восхищенно. – Я его потеряла чуть больше года назад. – Кэтрин снова опустила взгляд на предмет в руке, который оказался оберегом от неудачи.  

Волшебный оберег сделала Мира Кэтрин, она подарила его сестре, когда Лучница вступила официально в должность главной охотницы. Он был в виде белой кроличьей лапки, прикрепленной к золотому колпачку, с цепочкой. На этом колпачке была выгравировано имя Кэтрин. Кэтрин его ещё раньше теряла, но находили его разбойники, они так и поймали лучницу. А Белый рыцарь, как истинный мужчина, бросился спасать даму своего сердца, но сам попал в ловушку разбойников. К ним на помощь пришла белая ведьма. Мира сказала, что сделает разбойникам такие же защитные обереги, и поможет выжить в зачарованном лесу. При условии, конечно, что они отпустят сестру и рыцаря, и отстанут от знати и ее семьи. К тому же она попросила простолюдин из своей деревни подкармливать разбойников. Чтоб братья не нападали и не разоряли знать и простолюдин.  

Сначала жители были против, но Вергулия сказала, что будет в три пота работать, чтобы прокормить и успокоить братьев. И что гнев сэра Гаральда она понимает, сама бы так и поступила ради дочери. Белый рыцарь до конца не был согласен и уговаривал всех обратиться к Королю, чтобы тот решил конфликт знати и разбойников. Ведьма говорила горячей его, и люди послушали ее, а не рыцаря. Так деревня и решила, что простолюдины обязаны защитить знать. Даже Кнапсан, главный караульный, был согласен с ведьмой. Он сказал, что рыцари Королевского замка постоянно пытаются защитить трон от перехвата. И к тому же, замок находится в постоянном ожидании нападения ведьм и драконов. К тому же пираты зачистили. Теперь даже замок сэра Ульфа не помогает от набегов. Жители деревни согласились на перевыполнение планов посевов и сборов урожая. К тому же граф Арчебальд из-за любви к ведьме вынужден подделывать документы, чтобы скрыть переработку. И чтобы простолюдинам больше платили, он просит финансовой помощи у Короля, в документах заверяя о нападении дракона на склад или поля.  

Белый рыцарь стоял перед лучницей, слегка покрывшись румянцем. Лучница снова подняла на него глаза.  

– Стиф, ты не просто наткнулся на него. Ты выслеживал именно вора моего оберега. Спасибо. – Лучница обняла рыцаря и тот хотел обнять ответно, но Кэтрин промурлыкала – Обнимешь в ответ, воткну стрелу с парализующим ядом между доспехов.  

Белый ухмыльнулся и отпустил руки, так и не прикоснувшись к лучнице. Кэтрин от него отпрянула.  

– Стиф, ты как его нашёл?  

– Я год вёл расследование, и вёл слежку за свободными братьями. После долгих поисков нашёл нужного свободного брата и просто забрал оберег. Узнать твой оберег среди других оберегов проще простого.  

– Просто забрал? – Кэтрин лукаво произнесла.  

– Кэтрин, – Белый поднял брови и чуть исподлобья глянул на подругу. Лучница была выше его – не издевайся, ты прекрасно знаешь, что вокруг меня полно слухов, не меньшее чем о Мире. И кстати, большую часть слухов обо мне распустила твоя сестра.  

– Стиф, – Лучница скрестила руки за спиной – Она шутила, она всегда шутит. А люди добавляют ещё больше иронии. – Кэтрин резко стала смеяться, и сквозь смех говорить – Вспомнила, как вы однажды поймали мальчишку, который у тебя своровал из сумки парочку предметов. Я с сестрой это видела, и Флантр хотел хорошенько парнишку отлупить. Но Мира тогда подошла и мило стала говорить мальчику, чтобы просил наказания от Эркелена. Ведь у Золотого Рыцаря доброе сердце и мягкая рука. И чтобы мальчик больше ничего не воровал у тебя, ведь несмотря на твою милую и невинную внешность, внутри ты тиран. К тому же с очень тяжелой рукой. Маркиз подхватил шутку и стал громко обсуждать с Флантром, что ты с легкостью побеждаешь их на турнирах. Как у тебя глаза горят огнём, от которого сам страх бежит. К тому же, ты сразу определяешь ложь. И если мальчик солжет, что больше не будет воровать, то…  

Белый Рыцарь залился румянцем ещё сильней.  

– Кэтрин, я же там был. Они так напугали мальчика, что его душа бежала быстрее тела. Но слова людей ещё быстрей бегут. Ситуация сложилась так, что другие мои товарищи верили в это. А я ведь с ними со всеми обучался.  

Золотому и Серебряному так понравился мой вымышленный образ тирана, что их фантазия не имела границ. Меня просили допросить людей, а я в полном непонимании заходил к людям и не знал с чего начать допрос. Сначала я просто с ними говорил, спрашивал. Нарушители спокойствия мирной жизни сначала молчали и слова ни одного не произносили. Я сдавался, и вставал, чтобы уйти. Но всегда одно и то же происходило. Стоило мне подняться с грустным лицом, как они тут же выкладывали все. Кэтрин, – голос Белого звучал обиженно – я Рыцарь королевства. Я присягнул на верность защищать нуждающихся. Я машу мечом для защиты, а не для добычи информации. Дело дошло до королевского суда. Я был главным обвиняемым. Я стоял перед советом и королем весь мокрый от пота. Мои ноги тряслись, не хуже чем у людей, что мне от страха информацию выложили. А мои два друга еле сдерживали смех на суде. Благо наш король Кхенрих, долгих лет ему жизни и счастья, не верил пустым слухам. И оправдал мое имя. И ты знаешь, Кэтрин. Мне очень хотелось, чтобы твоя сестра хоть пару раз попала на суд обвиняемой. Она вытворяла много чего в жизни. Ты в курсе, какая она азартная. При виде неё Золотой и Серебряный прятались по темным углам. Но она магией их находила, и магией насылала на них непрекращающийся смех. Пока те на коленях не просили истерично прекратить. Ну как на коленях, извивались во всю от смеха, пытаясь встать на колени перед ней. А что она над принцем вытворяла! Я сам лично оттаскивал ее от него. Она щекотала его, пока тот не заорал, что и правда любит оливки. Да все в королевстве знают, что он их любит! Она же Ведьма, неужели не видела через магию, что он любит, а что нет.  

Кэтрин смеялась, она прекрасно знала, какая сестра ее шутница.  

– Стиф, она ведь так вела себя всегда, перед тем как солнце поглотит темная птица и выплюнет его. Да, она любит шутить, но ее шутки переворачивают другие люди. А такое поведение в замке резко сменялось другим. Вспомни, отец не мог долго ее найти после того, как солнце снова возвращалось на небо. Он даже вас просил о помощи. А ведь отец от неё тоже страдал.  

– В замке ее чаще находил Арчебальд, иногда Золотой. Но зачастую, она сама показывалась на следующий день. – Белый тяжело вздохнул – Кэтрин, ради сестры и короля, защити принца.  

Лучница близко подошла к Белому Рыцарю, отчего рыцарь закрыл глаза. Он стоял, не шевелясь, и казалось, даже не дышал. Он ждал, ждал счастливого момента, но лучница так и не решилась. Когда Белый понял, что она отпрянула от него, он открыл глаза. И увидел печальное лицо подруги.  

– Кэтрин, не заставляй себя ради меня. Ты прекрасно знаешь, что я лю…  

– Не говори! – Кэтрин снова улыбалась и смотрела в лицо друга – Несмотря на ненависть к мужчинам, я могу спокойно стоять и говорить с Лорасом, и с тобой. Но, Белый, я вижу в тебе прекрасного мужчину, достойного меня. Но… – Кэтрин резко разгневалась – Чертов Арчебальд, он бросил её! А ведь так трясся от любви к ней! Ей… Очень нравилось жить в доме этого грамотея чокнутого. Белый, ее отовсюду выгнали. Мы не знаем, когда отец ворвется в этот дом. И что произойдёт. Но… Где ей жить? Куда она уйдёт после того как проснется? Стиф, ты прекрасно знаешь, как ей страшно. Она постоянно живет в страхе…  

– Постоянно в страхе? От чего? Чего боится Мира?  

Белый и лучница резко обернулись на голос принца. Алекс стоял в непонимании. Он знал от Глазгара, что Мира боится темноты и ночи. Но не постоянно, а только с наступления ночи или попав в помещение, где полностью темно. От услышанных слов принц понимал, что это сильнее страха темноты. Что – то глубже. Белый заслонил Кэтрин полностью собой, хотя смотрелось это нелепо. Принц и Кэтрин были выше Белого рыцаря, к тому же рыцарь поклонился принцу.  

– Простите, Ваше младшее Величество, возможно, это прозвучит для вас грубо…. Но спросите лично об этом саму Миру. Разумеется, когда она проснется. И я уверен, ответит она вам честно.  

Принц, выйдя из дома, сразу услышал слова Кэтрин, что писарь ее бросил, и что ей теперь негде жить. Где живёт Арчебальд, не знал никто, даже отец и брат писаря. Только Кэтрин была посвящена в тайное жилище сестры и Арчебальда. Алекс усмехнувшись, обратился к писарю, который только что вышел с друзьями принца.  

– Сэр Арчебальд, – голос принца был спокойным и обычным, звучал даже по доброму. – я посчитал, что вам все же следует остаться здесь. Простите, что взбаламутил вас. Останьтесь здесь, и проследите, чтобы в доме Вергулии все было в порядке. – Принц повернулся к Белому – Мы сначала заглянем к одной знакомой фее. Потом отправимся в зачарованный лес. Не переживай Белый, Кэтрин в надёжных руках. – Принц улыбался. Белый подняв голову, ответил принцу.  

– Ваше высочество, я больше волнуюсь за вас, и это вы в надёжных руках Кэтрин. Удачи вам.  

Алекс поклонился в ответ рыцарю. Сейчас внутри у принца летали бабочки. Он знал, что это от эйфории видения, но пока не понимал природы возникновения этих чувств. Джин все время нажимал на браслет и хмурился, Руби глядела на него и ещё сильней злилась. Ей не терпелось скрестить саблю с орудием разбойников и разбросать их как щепки. Руби зарычала.  

– Джин, раздражаешь уже. Один вон в розовых соплях, ты глаз от браслета не отводишь. И все хмуришься и хмуришься!  

– Очень странно – Учёный говорил спокойно, даже взгляда не бросил на подругу и продолжил. – По моим данным и состоянию Алекса, ночью должен был быть дождь. И с утра мы должны увидеть плохую погоду. Но мои данные резко поменялись, сейчас они выдают, что неделю будет невыносимая жара.  

– А разве плохо? Ты не любишь дождь и холод, радоваться должен.  

– Руби, происходят аномалии. И не удивлюсь, если это из-за Миры.  

Твинкл летала рядом с друзьями и напевала веселый мотив. Руби теперь не знала, кто её раздражает сильней – зануда учёный или фея, что постоянно трещит о любви. Алекс раньше относился к романтике спокойно, но после разговора с ведьмой он явно разгорелся чувствами. Руби, глядя в сторону, погрузилась в мысли. Алекс посмотрел на своих друзей и громко к ним обратился.  

– Простите мои друзья, я так горел желанием поскорей найти базу разбойников. Но медлю. Я хочу разбудить Миру и о многом ее спросить, раз она прямая связь со всеми. – Принц грустно улыбнулся – Даже со мной.  

– Не рекомендую – Джин тревожно смотрел на друга.  

– Знаю Джин. Это опасно. Она шагнула в опасное действие сна. Но видимо, другого выбора у неё нет. А значит – и он игриво щелкнул пальцами – я докажу, что действительно герой из героев. К тому же, будущий король королевства – и Алекс повернулся к Белому рыцарю – Который защитит простолюдин и знать одновременно.  

– Я пожелаю вам ещё раз удачи. Но, Ваше Высочество, это пропасть, пропасть именно для вас. Мира д…  

Кэтрин зажала рот рыцарю и нагло посмотрела на принца.  

– Хотите найти базу безрассудных и ленивых мужей, пожалуйста. Я помогу. Но лучше выдвигаться сейчас. А то день потеряем одними разговорами.  

Они направились к ведьме с крыльями, та обрадовалась, что герои снова пришли к ней. Алекс рассказал о своём состоянии и попросил объяснить ему, что это и как с этим жить. Ведьма внимательно и с пониманием выслушала.  

– Так значит, вы хорошо с ней знакомы. Теперь мне ее сказки стали ещё понятней и печальней.  

– Она стёрла мне память, забрав все мои эмоции себе.  

– Это ошибка многих людей, обладающих магией. Мирилейн не идеальна, но этим она и завораживает. Ведьма, что привлекает многих людей, и плохих и хороших.  

– Это я знаю. – Принц сидел за столом. В его душе до сих пор цвели и пахли Цветы любви. – Но как мне справиться с этим состоянием и отчего оно?  

Друзья были в Хамелеоне, только Твинкл была с Алексом, она мило улыбалась, уплетая сладости.  

– Магия магии любви.  

– Твинкл об этом сказала. Но она не объяснила толком, что оно значит.  

– Это прекрасное чувство принц, не каждый его достигает. Можно сказать, ты видишь истинный вид человека.  

– Это как я вижу Чёрного Барона? Точнее вижу я его нормально, но прекрасно знаю, что за человек Барон.  

– Это можно воспринять как схожее, но немного другое. Магия магии любви изменчива. Увидев истинный образ человека, он может меняться в ваших глазах, а может оставаться до сих пор таким. Судя по всему, у вас это впервые?  

– Не могу с уверенностью сказать. Возможно. Я ведь могу не помнить. Но, мне постоянно снилась Мира, она улыбалась и танцевала в моем сне. После таких снов я чувствовал себя прекрасно.  

– А после ведения вы чувствуете ещё прекрасней. Это благословение, вы пережили сильный эмоциональный всплеск душевного беспокойства. Разумеется, ваша душа нуждалась после такого в покое. И она нашла его в образе Миры. Не вы один такой.  

– Сэр Арчебальд к вам обращался?  

– Хм… – ведьма с крыльями задумалась. – Их было двое, но кажется, с таким именем не было. Знамя на них было вашего рода, принц. Но доспехи отличались, у одного золотые, у другого серебряные.  

Алекс застыл. Затем он мило улыбнулся ведьме с крыльями.  

– Кажется, я догадался кто это. Они с такой же проблемой обращались?  

– Да. Но ваше высочество, не нужно предполагать, что магия магии любви относится только мужчинам к женщинам или наоборот. На сколько мне известно, ведьмочка Фиалия видит её так же как и вы, и не одна она такая. Но ведь этот образ временный и возникает неожиданно и исчезает так же. Эта магия этим и прекрасна. Чей образ ты видишь так, играет в твоей жизни важную роль.  

– Теперь я понимаю. Но я в таком состоянии и меч в руки не могу взять. А я рыцарь и должен защищать и сражаться мечом.  

– Тут я не помощник. Для меня эти чувства прекрасны, как и для Твинкл. Вы должны сами справиться со своим состоянием. Но обратитесь к тем двум рыцарям. Они вам помогут. Судя по всему, они справились со своим состоянием.  

– А когда они обращались к тебе?  

– Это было давно, я только – только с Мирой познакомилась. Я тогда не была ещё ведьмой. Она очень просила меня в помощи, что ей нужны ингредиенты, которые помогут изготовить успокаивающее зелье, что принесёт покой в её душу.  

– Она рассказывала тебе, что её тревожит?  

– Нет, но однажды она долго не обращалась ко мне. Мы снова встретились, когда я превратилась в ведьму.  

– Спасибо тебе. Ты нам очень помогаешь.  

Когда Алекс и Твинкл вышли из дома ведьмы, Твинкл стала говорить принцу, что эти чувства приятные. Алекс шёл к Хамелеону, улыбаясь Твинкл, он единственный из друзей, кто с легкостью выдерживал ее болтовню. Его сестра принцесса Леонора, единственная, кто могла переболтать Твинкл. Герои нашли двух рыцарей, что отдыхали под деревом на острове Кингсланд. Серебряный находился после смены караула на базе лесников. Золотой скоро должен был отправиться в королевский замок для обучения новобранцев рыцарской грамоте. Оба рыцаря наслаждались тёплым деньком, пока выдался перерыв. Принц начал с ними оживленно разговаривать. Ему нужно понять, как контролировать себя и не погружаться в эйфорию любви, которая в данный момент мешала ему разобраться с делами. Оба рыцаря услышав его историю, отреагировали по – разному. Золотой стал смеяться. Его смех был красивым и приятным для мужчины. К тому же его голос был звонкий и внушал доверие. Серебряный опустил взгляд вниз и хмурился. Алекс сидел и ждал, пока маркиз успокоится. Когда Эркелен стал контролировать себя, он, улыбаясь, обратился к Флантру.  

– Теперь понятно, почему она нам отказала.  

– Я знал ещё раньше – голос Флантра был слегка хриплый, с ноткой грубости, как и его обладатель.  

Флантр отличался от старшего брата.  

Хоть и обладал рыжими волосами и зелёным глазами, он подавлял и пугал своей аурой людей. Рыцарем он был хорошим, старался быть со всеми добрее. Но у него не выходило доброе общение с Кэтрин и Мирой. Эти девушки магическим образом заставляли кипеть все внутри рыцаря, и он не мог контролировать себя рядом с ними. Маркиз, услышав друга, вздохнул.  

– Вот оно как! Значит, ты ревновал ее ко мне?  

– Я ни к кому не ревновал. Она ведьма.  

– Белая ведьма! – Принц и маркиз одновременно сказали графу.  

– Ведьма, она остаётся ведьмой. Даже белой.  

Принц хотел возразить Флантру, но Эркелен объяснил Алексу, что это бесполезно. Серебряный постоянно зол на ведьму и причин для этого много. Взять хотя бы то, что она магией вечно его щекотала и выбрасывала из окон первых этажей королевского замка. Принц стал у них спрашивать, как они смогли контролировать чувства, ведь видеть постоянно все в розовом цвете не особо приятно. Флантр молчал, но ответил маркиз.  

– Мы если честно, сами толком не знаем, просто говорили с Мирилейн и контроль вернулся. Лично я Мирилейн давно уже не видел, может пол года, а может и дольше. А вы принц?  

– Я недавно. Разве вы не в курсе ее состояния?  

– Что с ней? – В лице маркиза читалось беспокойство за ведьму. – С ней все в порядке? – Маркиз резко вскочил и подбежал к Кэтрин.  

Друзья принца и лучница были около Хамелеона. Золотой рыцарь осыпал Кэтрин вопросами, но она лишь отвернулась от него и не ответила ни на один вопрос. Эркелен не унимался.  

– Кэтрин, ради чистого и ясного неба, ответь мне. Что с Мирилейн? Я ведь ещё тогда понял, что ты про неё мне не ответишь. Но я был полностью уверен, что с твоей сестрой все в порядке. Она же прекрасно колдует. Кэтрин? Кэтрин?  

Флантр усмехнулся над другом. Принц с интересом смотрел на такое поведение Золотого рыцаря. Судя по всему, маркиза Кэтрин полностью игнорировала. Принц обратился к Серебряному, не сводя взгляда с Кэтрин и Эркелена.  

– Почему она его вообще игнорирует, мне и тебе язвит без стеснения?  

– Вижу, вы не в курсе – Флантр тоже посмотрел на них. – Кэтрин и Эркелен должны были обручиться. С Мирой понятно, кто возьмёт такую, как она. Только вы удачно попали с ней в отношения. – Флантр, произнёс удачно, с сарказмом. Принц решил не реагировать на это. Флантр продолжил – Мира заявила отцу, что Кэтрин выберет сама себе мужа, а не по его прихоти. Ирония заключается в том, что Маркиз не обиделся на отказ и попросил герцога о венчании со старшей дочерью, а не с младшей. Герцог отказал и в добавок ко всему, загонял на тренировках Эркелена до семи потов.  

– Почему герцог отказался от помолвки, ты знаешь? – Принц уже смотрел на Серебряного, краем уха слышал, как Эркелен пытается добиться хоть слова от лучницы. – И Кэтрин зла на маркиза?  

Алекс заметил, что Эркелен во время разговора ни разу не назвал Миру ведьмой, и всегда обращался к ней по ее настоящему имени.  

– Причины для обручения Эркелена с дочерьми герцога более важные, чем прихоть лишь одних чувств. Но мой друг просил сохранить это в секрете. Поэтому прошу прощения, что не скажу вам эти причины.  

– Ну а ты? Почему так злобно реагируешь на этих девушек?  

– Есть люди, что в них души не чают. Взять хотя бы Белого и Золотого. Они оба любят сестёр и с радостью готовы общаться с ними. Но Кэтрин игнорирует Золотого, и у неё это удачно получается. Эркелен на такое поведение лучницы не обижается. Но своим высокомерием этот подросток раздражает меня. Никакого уважения. Но, несмотря на ненависть к обеим сёстрам, с Мирой все иначе. Ваше величество, встречаясь с ней, вы были злым и хулиганистым парнем. Из-за неё у вас с головой явно все было не в порядке. Когда она вас бросила, вы стали героем и замечательным человеком. Делайте выводы. Вы умный.  

– Ты видел, как она мне стирала память?  

– Да, и она стала чудней, чем обычно после этого.  

Принц понимал, что если бы сейчас не его эйфория, он бы давно побил Золотого и Серебряного. Но он был спокойным, и понимал, что срочно нужно возвращаться в свое состояния рыцаря. Флантр продолжил.  

– Я пытался вразумить ее, а она смеялась и плакала одновременно, а затем растворилась у меня в руках. По пурпурной дымке я понял, что она испарилась с помощью магии.  

– А слухи? Ты распустил слухи, что я околдован ею.  

– В это сложно поверить. Но я был с вами, я как рыцарь не мог оставить вас, наследника трона, одного. Позже, она мне встретилась вся мокрая и с ужасным запахом морской рыбы. Попросила меня распустить слух о том, что она вас заколдовала. И снова исчезла. Что на счёт состояния эйфории, мы справились с помощью Миры… Как и сказал Золотой. Эркелен настоял, сначала обратиться к фее любви, затем мы с помощью Белого поговорили с Мирой.  

– А Белый ее тоже так порой видит?  

– Да, но он говорит, что его это не смущает. Но я знаю, что он делает это все ради Кэтрин.  

Алекс встал. Этот разговор не помогал вернуться в обычное состояние. Опять все пришло к тому, что главный источник ответов Мира. Но она в анабиозе. Принц не мог понять своё состояние, чем больше он вроде бы должен погружаться в грусть, тем больше его накрывала эйфория радости. Эркелен перестал спрашивать Кэтрин. Руби надоело, что он не замолкая спрашивает, и она попросила Твинкл все объяснить рыцарю. К удивлению, маркиз понял быстрое объяснение феи. Являясь с детства знакомым принцессы, он понимал речь Твинкл. И узнав, что Мира у матушки Вергулии в доме, он радостно подумал, что может навестить ее. Когда Золотой рыцарь увидел принца, он решил помочь ему выйти из состояния бабочек. И громко прокричал принцу.  

– Я её поцеловал, прямо в губы. Против ее воли, как оказалось вы тогда встречались. И я ни капельки не жалею о содеянном – Эркелен достал свой меч из ножен и как раз вовремя.  

Алекс, услышав эти слова, резко изменился в лице и разворачиваясь к маркизу, достал свой меч, резким движением руки разложил лезвие и накинулся на Эркелена. Маркиз скрестил мечи с принцем, радостно улыбаясь. И при этом спокойно говорил.  

– Она плакала. Обычно, слезы девушки меня огорчают и тревожат. И от этого я постоянно обнимаю их и утешаю. К сожалению, я порой мимо ушей пропускаю их плачущие объяснения жизненной ситуации. Но я считаю, что объятья делают мир лучше и добрее. Но с Мирилейн вышло по – другому. Она ревела так, что моё сердце рвало на части. Я спрашивал, она молчала как немая. Даже губ не разжимала. Это были дни ее жизни в замке. И сейчас я удивлён, ведь выходит, вы с ней встречались. Но где же были вы? Вы тогда ещё не были в одиночном путешествии. Вы могли быть в библиотеке, где сэр Гаральд с вами занимался. Но я не уверен, а вы и не помните. Я не понимал ее состояния. С утра улыбалась, через пару часов тряслась и плакала.  

– Райпен. – Алекс несознательно это произнёс. Но они оба стояли неподвижно, скрестив мечи.  

– Не знаю про Черного Рыцаря. Может и он виновник, лично не видел, как он ее обижает. Обычно она весёлая, культурная, чаще грустная. Но такое ее состояние необычное и я впервые видел ее в такой депрессии. Я не мог вынести этого и поцеловал.  

Принц и маркиз стали двигаться и скрещивать мечи. Маркиз отступал от яростных атак меча принца. И продолжал злить Алекса.  

– Она успокоилась, и попросила прощения. Ведь знала, как я отношусь к девушкам в слезах, и не убежала от меня. А я был счастлив, что смог утешить ее. Я предложил ей встречается со мной. Но она снова отвергла меня. Вы знаете, что ваша сестра красивее всех девушек? Изысканней, элегантнее.  

– Так почему не восхищаться Леонорой, почему не боготворить ее красоту, раз считаешь ее прекрасней всех на свете?!- у Алекса пропала эйфория. Сейчас он даже простил Флантра, но поступок маркиза не мог простить.  

Несмотря на меч из золота, маркиз уступал принцу. Меч маркиза тяжелый, и махать ловко и быстро было сложно. К тому же Золотой рыцарь был облачен в золотые доспехи. Алекс был юрким, он ловко и быстро наносился удары рыцарю, маркизу только и оставалось, что защищаться. Напасть на принца он не мог, да и сам маркиз не хотел.  

– Простите за такие слова, ваше высочество. Леонора пустышка и глупышка. Кому то это в женщинах и понравится. Но мне нравятся умные и хорошие. Леонора эгоистична. Как и полагается быть принцессе. Но Мирилейн хорошая. Эта девушка много раз нам помогала в театральной постановке. Она играла роли злодеев. Она сама соглашались на роли, которые ни кто не любил играть. Она порой нас пугала и магией издевалась над нами. Порой была безумной, порой несообразительной. Но чем больше я общался с ней. Тем больше проникался к ней. И не я один. Как вижу, вы тоже к ней прониклись. Но, увы, вы не выдержали ее. Раз она стерла вам память. К тому же, вы впали в глубокую депрессию. Но сейчас, ваше высочество, вы вернулись в боевой настрой.  

Маркиз упал на землю, и острие меча принца было направлено на шею маркиза. Алекс тяжело дышал, но это не от махания мечом с маркизом. Он осознал, что эйфория прошла. И сейчас он контролирует себя и даже злится. Алекс крутанул меч в руке и убрал за спину в ножны. Протянул руку маркизу, тот взял ее, и принц поднял маркиза.  

– Хитрый ход маркиз Эркелен. Но спасибо. Нам пора. Вы лично меня попросили найти базу разбойников. Но вечно мне приходится откладывать. Что на счёт Миры…  

Маркиз перебил его.  

– Она ушла в долгий сон, я узнал от вашей подруги феи Твинкл. – И маркиз помахал Фее рукой, та в ответ мило улыбнулась. – Найдите базу разбойников, я знаю, вы сможете.  

– Ваши счёты с разбойником из-за Миры?  

– А причём здесь Мирилейн? Её обидели разбойники?  

Алекс немного задумался и улыбнулся.  

В голове у него закралась мысль, что Эркелен и Флантр не в курсе всех событий, связанных с Мирой. Он вздохнул и ответил.  

– Она же как и Кэтрин, дочь сэра Гаральда. Вы в курсе, что Гаральд их разозлил.  

– Это мы знаем, я тогда был с Гаральдом, как его оруженосец. Флантр был оруженосцем своего отца. Но они бежали с Королем в поисках вас и артефакта украденной королевой ведьм.  

Алекс от Глазгара узнал, что Мира его воскресила, и принц не собирался об этом говорить всем. Алекс посмотрел на Кэтрин, та полностью игнорировала ситуацию. Алекс подумал, что если она так реагирует на маркиза, он будет почаще с Эркеленом говорить. Принц увидел, что Руби вся извелась, он понимал, что романтика и выяснение отношений её злит и она хочет поскорее рвануть в бой. Джин постоянно был в браслете. И Алекс заметил, что одного товарища в его команде не хватает. И он тут же обратился к Твинкл.  

– Эм… Твинкл, а где Пришелец?  

Фея радостно летала. От услышанного разговора, фея поняла, что рыцарям нравится Мира. Но как подруга принца, она была на стороне Алекса. И когда принц задал вопрос, фея пришла в ужас. Она стала искать Пришельца внутри Хамелеона и за его пределами, отчаянно зовя его. Герои попрощались с двумя рыцарями. Эркелен радостно махал, в голове маркиза звучали извинения, что пришлось солгать принцу. Золотой рыцарь знал, как обижал ее Райпен, но решил, что эта информация будет лишняя. Раз Мира стерла память принцу. Флантр сидя под деревом, хмурился, но помахал на прощанье. Пришелец закончил читать мысли Миры и, увидев, что все ушли, снова забыв про него. Зверёк по запаху начал искать, куда отправились его друзья. Пришельцу очень хотелось показать Алексу, как Мира летает в астрале и что она не хочет возвращаться в этот мир. В доме стало пусто. Вергулия была уверена, что если гости уйдут, то в доме будут Лорас и Кэтрин, а значит, Мира будет не одна. Сама матушка была на заднем дворе дома, в своей мастерской. Матушка спокойно лепила горшки, и придумывала, как их распишет. Кэтрин не сказала матери, что она идёт в Зачарованный лес, а Лорас отправился на базу лесников вместе с Арчебальдом. Графу нужно было забрать у Белого две важные бумаги. В голове Арчебальд благодарил Белого рыцаря, что тот взял нужные листы. Иначе бы гнев принца не знал границ. Принц явно не потерпит, что люди кормят лентяев. И к тому же писарь подведет Миру, и когда она проснётся, принц как честный человек обоих отдаст на суд королю. А Мира как истинная ведьма, сбежит и пропадёт так, что её и не найдёшь. Арчебальд знал, что от этого ещё хуже будет, и разразится война, которую вполне возможно не остановить. Оба мужчины были уверены, что Вергулия знает об их уходе. Они не знали, о чем говорили Принц и его друзья с Белым рыцарем.  

В пустой дом спокойно вошёл рыцарь в Чёрных латах. Зрячим глазом он оглядел помещение и прислушался. Райпен ничего не слышал, и для него это значило, что никого нет. Он спокойно поднялся наверх и подошел к кровати. Мира ровно дышала, лампочки на аппаратах мигали и пищали. На сенсорном экране одного из аппаратов показывалось состояние ведьмы. Но для Райпена они были не понятны. Он смотрел, как Мира дышит, и если дыхание есть, значит, человек живой. Райпен ухмыльнулся и отстегнул меч в ножнах. Он взял стул и поставил около кровати. Когда рыцарь сел, меч положил себе на колени и пристально посмотрел на Миру своим глазом. Райпен неподвижно сидел и смотрел на дыхание Миры. Аппараты его не смущали, благодаря постоянным сражениям с принцем и его другом Джином, Райпен не удивлялся магии Технополиса. И знал, что их лучше не трогать, хотя он боролся с желанием разбить все эти железные ящики, и снова похитить Миру. Но он знал, что такое действие убьёт Миру, а он не некромант, чтоб повсюду с собой таскать труп ведьмы. Тем более, живая она интересней, чем мёртвая. В окне кто-то появился, и когда Райпен повернулся и приподнялся, слегка вытащив меч из ножен, то увидел маленькую ведьмочку, которая пристально на него смотрела, сидя на подоконнике.  

– А… Мелкая… – Райпен обратно задвинул меч в ножны и размял шею.  

– Она станет русалкой – манера речи Фиалии не раздражала рыцаря, он привык к ее чудному голосу.  

– И что с того?! – Райпен снова пристально смотрел на Миру.  

– Она порвёт и тебя.  

– Для начала ей нужно проснуться и пойти плавать в море. А я не пират, и хожу исключительно по суше. Так что меня этим не напугать.  

– Помоги им. – Девочка наклонила в правую сторону голову и ее шляпа слегка съехала на бок. – Они идут в Зачарованный лес. В своём шаре я увидела, они там погибнут.  

– Мне нет выгоды им помогать. Мне как раз выгодно, что бы они исчезли. И мой господин спокойно займёт трон.  

– Помоги – девочка наклонила голову в другую сторону, и шляпа двинулась за ее движением головы. Фиалия глаз с рыцаря не сводила – Задержи лес, чтобы он не убил их.  

Маленькая девочка резко наклонилась вперёд, и в комнату залетел Глазгар. Райпен не двинулся и не обращал внимания на шар с крыльями. Глазгар обратил свой взор на Черного Рыцаря.  

– Вижу, маленькая ученица посвятила тебя в курс дел моей Госпожи.  

Райпен ответил, не сводя глаз с Миры.  

– А ты поведал ей, не так ли?  

– Нет, ей рассказали герои, она нашла меня сама и сказала, что поможет в сборе с магией.  

– Что ж ты в шаре судьбу Миры не увидела? – На этот раз Райпен повернулся к Фиалии. Ведьмочка в свою очередь смотрела на своего учителя.  

– Я не могу читать в шаре ее судьбу. Ты все время забываешь. Как и то, что учитель боится тебя сильнее себя.  

Фиалия перевела взгляд с Миры на Глазгара, тот уже летал над ведьмой и доставал провода для отдачи магии Госпоже. Затем Фиалия бросила взгляд на Райпена.  

– Я в шаре видела, как из них заберёт жизнь лес. Так же, что только ты способен задержать лес. Нужная помощь им уже в пути. Твоя задача не дать лесу окончательно их убить. К тому же, если принц погибнет, проснувшись, она уничтожит мир раз и навсегда.  

– Значит, она проснется – Райпен довольно улыбался. – А говоришь судьбу ее не видишь.  

– Я вижу ее в судьбе других.  

Фиалия и Рыцарь наблюдали за процессом отдачи магии ведьме. Когда Глазгар закончил, он обратился к маленькой ведьмочке.  

– Пойдём, мне нужно ещё собрать магию.  

Прежде чем отправиться за Глазгаром, девочка попросила ещё раз помощи у Чёрного рыцаря, хотя ее голос больше был похож на приказ, чем просьбу. Райпен ответил что подумает над ее предложением. Он ещё немного пбыл в комнате. Рыцарь встал и пристегнул меч. Он услышал шаги на лестнице. Он узнал по ним Вергулию, хозяйку дома. Его эти шаги не смутили и не напугали. Он спокойно наклонился к ведьме, погладил ее волосы, часть которых не скрывала маска. Вергулия увидела Рыцаря. Матушка Миры схватилась за боковые балки проема. Ее ноги тряслись. Сначала она была зла, что её никто не предупредил, что все ушли. Сейчас ее охватил страх, что Райпен все же добрался до Миры. Матушка с дрожью в голосе обратилась к рыцарю.  

– Не трогай, не трогай мою дочь и все эти предметы! – Вергулия готова была наброситься на Райпена. Каждый раз, когда Миру спасали из его рук, она хоронила дочь. Но та оживала словно по волшебству.  

– Вы предвзято ко мне относитесь – Райпен зло улыбнулся, но продолжал гладить волосы Миры.  

– На это есть причины.  

– Белые волосы ей больше идут – Райпен говорил спокойно и не обращал внимания на злые речи Вергулии. – Хотя ей все к лицу. Особенно расцветка одежды рода Барона. В них она прекрасна. – Затем он повернулся к Вергулии, смотря ей прямо в глаза – Моя мачеха ее ненавидела, и в открытую высказывала ей все. Мой отец постоянно ругал ее без повода. Матушка…  

– Не называй меня так, не хочу слышать слова от человека, что искалечил жизнь моей дочери.  

– А мне все равно на ваше мнение. Я весь удар от родителей принимал за неё и ради неё. Но ради того, чтоб нам немного жилось легче в Черном замке, она исполняла любые капризы этих алчных людей. При этом улыбалась. Но я видел, как ее улыбка угасала и тёмные мысли захватывали ее душу.  

Вергулия знала, что ещё до жизни Миры Райпену несладко жилось в замке, а после рождения младшего Барона, ему приходилось ещё сильней хлебнуть дегтя судьбы жизни с мачехой. К тому же отец его не защищал, даже когда Баронесса ударом плети поставила шрам на лице Райпена, за то, что тот просто хотел посмотреть на брата. Печальную судьбу дочери и Райпена она узнала от дочери, когда её допрашивал Гаральд, после расправы над родителями Барона и Райпена. Вергулии было жалко Райпена, но он постоянно похищал их дочь. А она с Гаральдом и так хлебнули горя судьбы своего ребёнка, и не могли простить похищения рыцарю. К тому же, после расспроса Миры отцом, матушка поняла, почему Мира просила отчаянно пойти ей в супруги к Барону, а не Кэтрин.  

– Райпен, прошу, уходи. Ради Миры, покинь этот дом и не приходи сюда больше.  

– Не одобряете меня. – Райпен очень близко подошёл к матушке Миры.  

Рыцарь был выше Вергулии и широкоплеч. А благодаря своим доспехам, казался еще больше своего истинного телосложения. Вергулия до сих пор держалась за проём входа. Она глубоко вдохнула и медленно выдохнула. Матушка понимала, что даже набросившись на рыцаря, она изначально проиграет этому мужчине. Он не будет перед ней изысканным рыцарем и с легкостью заберёт ее старшую дочь. Но Вергулии благодарила разум рыцаря, что тот не рискнул прикоснуться к странным вещам, которые Джин принёс в дом и которые просил не трогать. Ведь исход может оказаться печальным. Не дождавшись ответа, Райпен близко наклонил своё лицо к лицу Вергулии, и нагло глянул в её глаза своим зрячим. Но матушку Миры пугал и завораживал волшебным образом слепой правый глаз, над которым был шрам. И голос Райпена звучал властно хрипло.  

– Не важно, одобряете или нет. Она моя. Я был с ней, когда ее на ночь запирали в темнице замка. Сначала и меня тоже запирали. Мальчишкой я боялся её криков. Они явно принадлежали не девочке, а маленькому монстру. Но вскоре я привык. И понял, что с монстром может быть только монстр. Кем я и стал. Но она считает, что радость в ней хлещет вулканом, как на затерянном острове.  

Вергулия сглотнула, она явно сдавала позиции перед рыцарем знамени волка.  

– Моя дочь не монстр – голос Вергулии дрожал, как её ноги и руки – Да, она необычный человек. Но она не монстр!  

– Оживлять людей ни одна великая ведьма не способна. А насколько мне известно, яд, что я нанес на свой меч тогда, должен был отправить на облака сэра Гаральда. Но она оживила отца, пожертвовав своим счастьем. И вы знаете истинную сущность своей дочери. Но по её добрым делам отвергаете понимание ее темноты. Она опасна, опасней Зачарованного леса. Но не бойтесь меня. Я верен ей, а значит, верен и вам.  

Вергулия сдалась, она упала на пол со слезами. И прошептала, чтоб Рыцарь уходил. Райпен поклонился Вергулии, и вышел из комнаты. Матушка слышала его тяжелые спускающиеся шаги, и знала, что рыцарь довольно улыбается.  

4.

Пришелец долго и быстро бежал по следам своих друзей. Он уже побывал у ведьмы с крыльями и понял, что как – то разминулся с друзьями. Теперь он снова бежал на остров Кингсланд. Передвигаться между островами стало удобно благодаря крепкому и широкому мосту. Кхенрих, вступив на трон, создал мирный договор с Зачарованным островом, который позволил создать торговлю и дружбу с феями. Только ведьмы нарушили договоренность и всячески нарушали спокойствие жизни, как фей, так и людей. Несмотря на всякие пакостные выходки ведьмы Бабы Кары, Кхенрих лишь злился на ведьм, но не нарушил мирный договор, и не вторгался с войной в земли Зачарованного острова. Благодаря приключениям принца Александра и его друзей на всех островах наступили мирные и спокойные деньки. А вот сами герои редко имели возможность спокойно отдохнуть. Постоянно кто-то из друзей попадал в переделку. Даже ученый Джин умудрялся попадать в нелепые ситуации. Иногда друзьям удавалось насладиться отдыхом в землях Кингсланд. Руби и Алекс посвящали время рыбалке. Джин был в Хамелионе, и проверял работоспособность оборудования или наводил порядок внутри машины. Твинкл с Пришельцем всегда резвились на траве. В этом мирном и счастливом отдыхе всегда происходило одно и то же. Руби, отвернувшись в сторону на пару секунд, обнаруживала, что Алекс пропадал волшебным образом. Как оказывалось, его похищал колдун или главная ведьма, чтобы друзья Алекса принесли артефакт королевства. Иногда приборы Джина показывали, что на пяти островах техника Технополиса без причины разрушает все подряд. И все обвинения идут в адрес Джина, хотя виноват Доктор Х, который неправильно соорудил и запустил программный код техники.  

У фей из-за постоянного конфликта с ведьмами вечно происходят происшествия, и Твинкл с друзьями пытаются им помочь. У сородичей Пришельца, что живут на Затерянном острове, тоже случаются катастрофы. То два племени, что можно ассоциировать как добро и зло, вечно дерутся и конфликтуют, как ведьмы с феями. То магия, что хранят сородичи Пришельца, выйдет из – под контроля из-за любопытных людей, что считают, что не причинят бед, взяв священную вещицу племени маленьких зверят. Или нарушат покой места, куда запрещено ходить без священного и определенного обряда. Пиратка Руби постоянно в приключениях, подвергает опасности друзей, схватив что-то запретное или предмет, что запустит механизм ловушек. Но, несмотря на конфликты и непонятные ситуации, друзья вместе и радуются обществу друг друга.  

Пришелец хотел поскорее показать принцу, что Мира не желает возвращения в этот мир. А спокойно и радостно парит в астрале. Пришелец смог понять по этим видениям, что она связана с божеством, которому он и его соратники поклоняются. Он так же знал, что если Мира не вернется в свое тело, то мир, в котором он и его друзья, медленно погибнет. В первую очередь исчезнет магия, а она течёт везде и насыщает всех. Пришелец давно знал, что принц Александр необычный человек. И только от действий принца зависит дальнейшая судьба людей и белой ведьмы. Пришелец остановился, чтоб отдышаться от бега. Когда он немного отдохнул, то снова побежал, но резко остановился и зажмурил глаза. Джин, заметив бегущего Пришельца, резко нажал по тормозам, и успел повернуть Хамелеон, чтоб он не задел Пришельца. От такого резкого разворота Хамелеона, Кэтрин улетела с дивана и ударилась спиной об проекционный стол. Остальные смогли удержаться на своих местах, они уже привыкли и порой удачно реагировали на незапланированное торможение исследовательской машины. Джин открыл дверь Хамелеона, и Пришелец забежал внутрь. Он перепрыгнул через Лучницу, которая сидела на полу, потирая ушибы. Он ловко увернулся от протягивающихся к нему рук Твинкл, которая хотела обнять зверька и прижать к себе. При этом Твинкл радостно говорила, что рада, что с Пришельцем все в порядке.  

Сам зверёк тут же прыгнул на колени к принцу и потянулся руками к лицу Алекса, которое выражало непонимание и удивление. Зверёк стал передавать увиденные сцены полёта Миры в Астрале. Алекс только обрёл над собой контроль, как от увиденных сцен сразу же помрачнел. Когда Пришелец закончил показывать жизнь души Миры в потоках астрала, Алекс встал, отчего зверьку пришлось спрыгнуть на пол. Лицо Алекса стало хмурым, что зачастую можно было увидеть на лице ученого. Сейчас же на лице Джина было удивление. Кэтрин, увидев лицо принца, злобно улыбнулась. Алекс не проронил ни слова, а просто и даже спокойно, не меняя выражения лица, вышел на улицу и куда-то ушел. Кэтрин поднялась и отправилась следом за принцем. Остальные, как заколдованные, наблюдали за уходом Принца, не останавливая и не спрашивая, куда он идёт. Через несколько секунд после их ухода, Руби с Твинкл хотели отправиться следом, но Джин попросил их остаться, сказав, что с этими двоими все будет в порядке. Принц шёл, не замечая, что следом идёт Кэтрин. Джин попросил Пришельца показать то, что он показал принцу. Зверёк не задумываясь выполнил просьбу, показав ученому картину астрала, отчего Джин упал на пол. Руби подбежала к нему и присев, стала спрашивать, что случилось с Джином. Ученый подумал: он пытался изучить теорию астрала. Ведь благодаря этой теории, которая не до конца доказана как наука, он опирался на создание машины времени. А сейчас выходит, что Мира там живет, и выходит, что астрал реальный, как и этот мир. Джин стал волноваться, что ведьма не захочет возвращаться. К тому же ему теперь ещё сильней стала интересна Ведьма. Руби попыталась растормошить друга, Твинкл металась из стороны в сторону. Фея не могла решить, бежать за Алексом или остаться в Хамелеоне с Руби и Джином. Принц долго шёл, он не ворчал, не доставал меч, он уверенно шел в одном направлении. Кэтрин разрывало любопытство, куда же идёт принц, и она следовала по пятам за наследником трона. Когда принц дошёл до места, что было маленьким холмом, он остановился. На нем росли тонкие и высокие деревья. Их ветки свисали вниз, а листья имели маленький размер и красивую форму. Такие деревья назывались прекрасная дева, или же Березянка. На холме были желтые и пушистые цветы, которые очень красиво сочетались с зеленой травой. Так же с холма открывался вид на Королевский Замок, который явно находился вдалеке, но можно было рассмотреть все башни и крыши замка.  

Кэтрин была удивлена, она прекрасно знала это место, в принципе, как следопыт и охотник, она все места на острове Кингсланд знала. Но ведь это любимое место ее сестры. Мира часто собирает здесь цветы и землянику. Кэтрин чуть поодаль стояла от принца, но тот ее игнорировал, как лучница игнорирует маркиза. Кэтрин немного вздрогнула, когда Алекс упал на колени и неожиданно заорал. Алекс орал во все горло, казалось, что от такого ора он станет львом, под стать своему знамени. Принц орал и орал, каждый раз все громче и громче. Не было слов, не было пустых взмахов мечом, принц даже его не доставал из ножен. Он просто истошно орал, словно хотел вытащить таким способом из себя весь негатив. Кэтрин знала эту технику, такое поведение ей напомнило поведение сестры. Кэтрин подумала о том, что принц с ее сестрой одного поля ягодки. Кэтрин достала из сумки заглушки и воткнула в уши. Такие действия принца не смутили, он продолжал орать, лучница решила, что он не остановится, пока не охрипнет. Так по крайне мере делала Мира. Когда принц закончил и встал, Кэтрин начала хлопать в ладоши, отчего Алекс повернулся к ней. Кэтрин сняла заглушки и убрала их в сумку, принц лишь усмехнулся, а затем обратился к Кэтрин.  

– Нравится! – Алекс пристально смотрел в глаза лучницы. Его голос был охрипшим, но говорил он спокойно – Смотри, я страдаю. Страдаю от того, что я причинил боль человеку, который меня любит, а я даже и не помню. Не помню, что я сотворил.  

Кэтрин была настроена язвить принцу, но почему – то ей стало грустно. Алекс продолжал говорить, но голос его дрожал. Кэтрин чувствовала, что погружается в депрессию.  

– Тяжело, сердце камнем становится. Кэтрин, я чувствую себя таким мерзавцем, а ведь стольким помог! Но почему она не хочет возвращаться? Я виноват? Я так хочу ей сказать, что все хорошо. Услышит ли меня, если я ей прокричу, что люблю. Что она должна вернуться. Кэтрин? Я жил в неведение о ней. Я жил и радовался. Я упустил ее опять! Опять ушла и не сказала куда. Я думал все в порядке! Нет! Не в порядке! Магия магии любви в тиски меня поймала. И что? Считал, что справился. А знаешь, что самое забавное? Хочу сказать спасибо ей. Спасибо, что жива она. Спасибо, что улыбается. Спасибо, что рассказала мне сказку…  

Алекс глубоко вздохнув, отвернулся от Кэтрин, та и слова не проронила. Принц стал смотреть на свой замок. Он не плакал, не гневался, он просто перестал сопротивляться и погружался в пучину тьмы. Но вдруг Алекс услышал звуки, которые были ему с детства знакомы. Он повернулся и увидел Кэтрин всю в слезах. Она ревела так, словно ее разрывал дикий зверь. Лучница пыталась стереть и прекратить слезы, вытирала их руками, но они лились потоком, не прекращаясь. Но сейчас она просто погрузилась в истерику, да ещё и перед человеком, которого ненавидела больше всех. Алекс просто смотрел, он не подходил к лучнице. Кэтрин заметив пристальный взгляд принца, тут же сквозь слезы стала говорить ему.  

– Ложь, одна ложь из ваших уст!… Вы все мужчины гордо кричите, я весь твой! Навеки вечные!… В итоге сплошной обман! Я ненавижу вас! Ты… Ты дарил ей неописуемое счастье! Я читала ее мысли о тебе в дневнике! Мира так была счастлива! Несмотря на ее выходки, ты был с ней и любил! Однажды ты не пришёл, не пришёл в день, когда солнце съели и выплюнули! Она ждала, верила, что ты придёшь! А вы не пришли!  

Алекс осознал фразы Глазгара, которые вертелись в голове у принца: «она вас предала, а вы предали ее». Алекс сглотнул, и понял, чего больше всего боялась Мира. Страх, что солнца нет, что становилось темнее, что солнце исчезнет и не появится. Кэтрин продолжала говорить и плакать.  

– Она прощала все вам, как вы прощали все ей… Но больше она не могла выдержать… Ведь есть же у людей предел, и у неё он тоже был… Алекс! – Кэтрин прямо в глаза посмотрела принцу, тот даже пошатнулся. Он не привык, что лучница так к нему обращается. – Она слабая. Делает вид, что сильная, но на самом деле она мягкотелая плакса и слабачка… Мне в детстве постоянно твердила: вставай, иди, поднимайся! Падения укрепляют, делают выносливей. Я так и делала! Я верила и считала, что моя сестра сильней всех, раз смогла противостоять отцу. Раз владеет магией, которой ни кто не владеет. Нет, Алекс! Она поднимала меня, а сама и не в состоянии встать с колен. Трясётся, боится, убегает! Но есть огромный в ней потенциал. Она любит жизнь, любит радость, любит искренние улыбки. Она любит вашу улыбку, ваш цвет глаз!  

Кэтрин перестала говорить, а лишь ревела и ревела. Алекс рванул к ней и прижал к себе. Он сказал.  

– Доверь мне свою сестру, снова. В прошлом я был глупым юнцом, совершал ошибки, которых даже не помню. Но это ситуация явно возникла из-за моих ошибок. Но есть прекрасное будущее, в котором возможно все. Я не обещаю, что будет все идеально. Но я люблю ее! И хочу создать для неё счастливую сказку.  

Кэтрин ревела, принц держал ее в объятьях. И гладил по спине. Лучница стала успокаиваться. Из своей сумки она достала флакон, и одной рукой вытирая слезы, другой прислонила флакон к груди принца. Выпив содержимое флакона, к принцу вернулся его нормальный голос. Алекс и Кэтрин спокойно сидели на пригорке и разговаривали. Кэтрин рассказала все, что узнала из дневника, принц рассказал лучнице, что узнал от Глазгара. Оба скучали по Мире, и Кэтрин говорила, что ее сестра лишь глупая и маленькая девочка.  

Кэтрин смеялась, когда люди говорили, что Мира умная. А Кэтрин утверждала, что Мира скорее адекватно мыслит и понимает сложившуюся ситуацию. Алекс в свою очередь осознал, что он изначально обратился за помощью не к тем людям. Человек, который принёс равновесие в его душу, оказалась родной сестрой Миры. Их милую беседу резко прервал начавшийся дождь. Принц и лучница, вскочив, побежали в сторону Хамелеона. Алекс случайно споткнулся и уже летел к земле, но Кэтрин схватив его руку, вернула в равновесие, и они побежали дальше. Забежав в Хамелеон, Принц и лучница увидели людей, сидевших внутри машины. Кэтрин, пробежав взглядом по всем, села на диван, не смахнув с себя капли дождя. Ей нравилось, что пошёл дождь, что капли скрывали ее слезы. Алекс сначала посмотрел на Джина, тот сидел за проекционным столом, скрестив руки, и положив на них подбородок. Алекс понял, что тот в глубоких раздумьях. Затем он глянул на Руби, пиратка сидела на диване, лучница как раз втиснулась между ней и Твинкл. По красным щекам Руби и по кружке в руке, Алекс понял, в каком она состоянии. Когда он бросил взгляд на Твинкл, то увидел недовольство на ее лице, и как она скрестила руки, сидя на диване. Алекс тряхнул головой, с его волос капли дождя разлетелись в разные стороны. Затем он руками взъерошил волосы и пригладил их, чтобы не торчали. Затем он обратился ко всем.  

– Друзья, что с вами?  

Пришелец сидел и крутил кресло, на котором обычно сидит принц. Сам зверёк тоже был печален. Джин медленно поднял глаза на друга.  

– Алекс. Я понимаю, что сейчас проблемы сваливаются тебе на голову одна за одной. Но место, где сейчас Мира, это астрал. Вы все в курсе, что я работаю над параллелью этой вселенной.  

Принц сложил руки в бока. И с улыбкой на лице обращался к другу.  

– Эта теория мне не понятна. Я ещё понимаю технику Технополиса, но научные теоретические труды не могу осилить. Мне бы меч в руки, да в пол газ давить. Но вот Мира в восторге от этого Астрала, что аж возвращаться не хочет – Алекс почесал одной рукой затылок.  

Джин стоял, с грустью смотрел на Алекса.  

– Есть вариант в теории, что разбудить ее у меня не получится.  

– Что? – Алекс смотрел на друга, Кэтрин же бросила гневный взгляд, который явно говорил, что мысленно она уже ученого нашпиговала стрелами. Принц посмотрел на друга – Джин, ты о чем? Ты справишься, об этом и говорить нечего.  

– Алекс! – Джин смотрел с тревогой в глазах на принца – Она путешествует по Астралу. А значит, она может отказаться от этого мира. Я не смогу… – Джин поник и опустил голову вниз.  

Кэтрин испуганными глазами смотрела на ученого. Внутри неё бушевал ураган злости. Она хотела все тут взорвать своими стрелами, заодно и саму планету с ее ничтожными людишками. Кэтрин отрицала услышанное. Мира ведь так пеклась об Алексе, каждый раз следила за подвигами героев, и сладко вздыхала о своём принце-рыцаре. Кэтрин сжала кулаки, но резко отвлеклась от гневных мыслей. Принц Алекс обратился к другу.  

– Вот поэтому она доверила себя тебе. Ты единственный, кто сможет вытащить ее из сна.  

– Алекс – Джин снова глянул на друга – Она не спит, она в Астрале. А ее тело спит. – Джин прислонил руку к лицу и потер лоб – Мне все вам трудно объяснить. Но я настроил аппараты на две недели. И если она не вернется за этот срок в своё тело, я не смогу ее разбудить и тело погибнет.  

Алекс был позитивно настроен, несмотря на то, что пережил сильный эмоциональный стресс, от которого можно с лёгкость попасть в Замок Софии, где лечатся старики и люди, которые сильно заболели. Есть вероятность, что потеряв разум, принц бы попал в Замок Йоана, что происходит в этом замке, мало кто знал. Но попав туда, оттуда не возвращались.  

– Джин, ты гениальный ученый. Твой ум нам столько помогал решить задач. Да и ты сам постоянно говоришь, что нет таких задач, которые бы мы не решили.  

– Вот, одна появилась. Я изначально говорил, что это опасно.  

– Достаточно Джин! Разве опасность не наше любимое блюдо, которое мы съедаем, не морщась?  

– Алекс, это ты с Руби бежишь погружаясь с головой в опасность. Я всегда за рациональные действия. И прежде предпочитаю думать, чем что-то трогать – Джин покосился на Руби – Или не браться за любую помощь подряд. – На этот раз Джин бросил взгляд на Алекса. – Жизнь Миры зависит от неё. И это очень плохо.  

Алекс цокнул, Твинкл и Руби не вмешивались в разговор, они устали спорить с Джином. Алекс направился к своему креслу. Взяв Пришельца, он сел и посадил его к себе на колени. Дождь на улице лил не переставая. Капли были крупные, словно иголки, которые барабанили по крыше Хамелеона. Дверь исследовательской машины была до сих пор открыта. Несмотря на слова Джина, они не смогли сломить позитивный настрой принца. Джин повернулся к Алексу.  

– Такое путешествие не способна осуществить ведьма. Она…  

Твинкл и Кэтрин одновременно вскочили с дивана, и одновременно злобно прорычали Джину.  

– Она не монстр! – Обе девушки обернулись друг другу.  

Кэтрин знала, что её сестра не милая девушка и даже опасней монстра. Но разве способен монстр защищать родных и быть хорошим? Она была настолько доброй, что человек, с рождения обладая добротой, не сможет быть добрее Миры. Фея Твинкл считала, что люди с плохими качествами и вообще ужасные по своей природе, не знают чувства любви и прекрасного, в отличие от Белой Ведьмы. Джин на них никак не среагировал, а продолжал смотреть на принца. Алекс лишь усмехнулся. Теперь он понимал, как Мира выглядит в глазах Джина.  

– Монстр и что? Не все тролли ужасны, и не все феи прекрасны. Джин, друг, ее пробуждение в твоих руках. Мы все тебе доверяем. Тем более теория астрала тебе известна.  

– Это теория, в практику я мало воплотил теорию. Машина времени…  

– Вот Мира и станет тебе практикой. Ведь, когда она проснется, ты сможешь многое узнать у нее.  

– Алекс – Джин сжал кулаки – Я не знал, что погрузив по ее прихоти в сон, я подверг мир опасности.  

– О чем ты?  

– Если она не вернется, мир уничтожится. Она ключ к существованию жизни. По крайне мере, так утверждает Пришелец, и в эту теорию я верю. Судя по моим данным, после ее погружения в анабиоз начались сильные катаклизмы. И в этом виноват я.  

– Нет! – голос Кэтрин был громким и твердым – Тут нет твоей вины. Да и поверь, эта глупышка вернется. Думаешь, она бросит эту слащавую мордашку? – Кэтрин показала на Алекса.  

Алекс усмехнулся, но он был рад, что к Кэтрин вернулся ее привычный настрой. Кэтрин продолжила.  

– И уж поверь мне. Если она не проснется. Я сама уничтожу этот мир. Так что перестань быть в депрессии и вытащи силой из сна Миру. Если надо, надавай ей парочку пинков.  

– Вот видишь Джин, даже Кэтрин верит в тебя. – Алекс мило улыбался.  

Джин посмотрел на Руби, та заметила его взгляд в свою сторону. Отпив из кружки, она с улыбкой произнесла.  

– Мне по корме и по штурвалу. Справишься, не справишься. Ты мой друг. А мнение остальных на дно океана. Ты умный, разберешься. Он справится. Так ведь ты постоянно говоришь про Алекса.  

Алекс глянул в лобовое стекло машины. По нему стекала вода, словно они были под водопадом. Кэтрин обратилась ко всем.  

– Нам повезло, что мы сейчас не в Зачарованном лесу во время дождя. В такой ливень сложно найти следы.  

– Звучит так, словно ты можешь найти их и под дождем. – Руби краем глаза бросила на лучницу взгляд.  

– Смогу, но за вашу жизнь в такую погоду не ручаюсь.  

– Ты сестру не смогла найти – Руби надменно произнесла.  

Кэтрин бросила взгляд на принца, тот смотрел в окно. Кэтрин точно не знала куда, она видела лишь его спину. Лучница сказала:  

– Это… Было подозрение, что она там. Но судя по ее прошлому, что связанно с замком, она бы туда добровольно не пошла. Да и не штурмовать же мне замок. Это же замок! – Кэтрин глубоко вдохнула. – Давайте отдохнём. В дождь хорошо думать.  

Руби пожала плечами, Твинкл грустно парила. Учёный нажал на пару кнопок в браслете и диван разложился. Пиратка тут же разлеглась, поставив пустую кружку на пол. Твинкл легла следом, ей было грустно и тяжело. И она считала, что может сон, поможет ей. Кэтрин легла последней. Руби, закрыв глаза, думала, что Ведьма либо глупая, либо очень умная. Твинкл мечтала, чтоб у Алекса было все прекрасно, чтоб Джин и Руби любили друг друга вечно. Кэтрин старалась ни о чем не думать, лучница отгоняла как плохие мысли, так и хорошие. Кэтрин заснула первая. Алекс разлёгся на своём кресле, вытянув ноги на панель, и скрестил руки за головой. Джин сенсором настроил своё кресло, чтобы лечь поудобнее. Пришелец спрыгнул на пол и побежал к девушкам. Алекс и Джин услышали радостные тихие возгласы Твинкл. Фея сжимала в своих объятьях зверька. Оба мужчины саркастично улыбнулись, ведь в отличие от них, зверёк мог спокойно пристроиться без обвинений к девушкам. Алекс задремал, судя по тихому стуку дождя, Джин закрыл дверь.  

Принцу снился странный сон. Он идёт по узкому коридору, держа факел в руке. Коридор был каменный и явно принадлежал замку, но какому, Алекс не знал. Он шёл вперёд, видимость от факела была маленькая, да и других проходов не было, стены явно вели его в одно направление. После долгого хождения, Алекс услышал крик о помощи, голос принадлежал его сестре, Принцессе Леоноре. Алекс достал меч и побежал вперёд, что – то крича. Затем крик помощи сестры сменился на крик Руби. Вдруг он услышал и Твинкл. Алекс хотел побежать быстрей, но за его спиной раздался спокойный голос Миры. Принц резко остановился и развернулся. Позади него и правда стояла Мира. Она была в платье, в том самом, когда он догнал ее у спуска в Замке сэра Ульфа.  

– Мирилейн?! – Алекс был в шоке. Он понимал, что это сон. Но в нем явно присутствует доля волшебства.  

Принц разглядывал внешность Миры, он обратил внимание, что она вся мокрая, словно с головой погрузилась в реку или море. На ее плечах висели водоросли. Алекс позади себя услышал голоса всех своих друзей, они звали его на помощь. Когда он хотел обернуться назад, то заметил, что Мира подняла свои руки и стала на них смотреть. С ее движением раздался звон кандалов. Алекс снова бросил взгляд на Миру, и увидел, что ее руки скованы оковами. Затем Мира улыбнулась, и обратилась к принцу, не отводя глаз с рук.  

– Алекс… Не ходи в зачарованный лес…  

Алекс хотел ответить, что пойдёт туда, но Миру резко схватили цепи из темноты, которые ее окутали и утащили обратно в темноту. Алекс рванул за Мирой, но резко остановился и обернулся назад, голоса друзей стали громче и кричали о помощи в спасении. Александр бегал то в одну сторону, то в другую. Принц разрывался, он хотел спасти и Миру и друзей. Но к кому первому бежать на помощь, не мог решить. Затем голоса заглушил женский смех. Он знал его обладательницу, этот смех и голос он с детства не переваривал. И как оказалось, причин было много.  

– Баронесса – Принц произнёс злобно и сквозь зубы, он не мог понять, откуда идёт смех.  

Ведь голоса друзей явно раздавались с одной из сторон прохода подземелья. Миру утащили цепи туда, откуда он шёл. После смеха крики друзей усилились, и среди них он еле уловил шепот Миры, которая произнесла его имя. Принц знал, что это ему не померещилось. Принц так и не смог сделать выбор в какую сторону бежать. Он проснулся и приподнялся с кресла. Через лобовое стекло он увидел ясную и солнечную погоду. На небе спокойно плавали облака. И на каплях, что были на лобовом стекле, отражался блеск солнечных лучей. Алекс даже сощурил глаза. Он руками облокотился на панель машины. В голове размышлял об увиденном во сне. Он до сих пор старался сделать выбор: «Если я побегу спасать Миру, возможно, потеряю всех своих друзей. Потеряв друзей, я буду всю жизнь жить с мыслями, что не уберег их. И явно попаду в Замок Йоана. Если побегу спасать друзей, то потеряю Миру. Помимо потери возлюбленной, я обреку весь мир на погибель. Оба варианта не подходят мне». Алекс провёл по лицу руками. Понимая, что задача логически проста. Спасти Миру ради спасения мира и пожертвовать друзьями. Но он не согласен с таким раскладом. Но и потерять Миру ради друзей он не мог, какой смысл, если спасая их, он итак погубит все? Принц ломал голову, решение задачи явно находится рядом. И просьба Миры не давала ему покоя. Алекс саркастично подумал, что Мира и Белый явно сговорились. Принц накрыл руками свою голову, стараясь понять сон и решить, как спасти одновременно Миру и своих друзей. 

5.

Райпен сидел в своих покоях и вытирал мокрое лицо от дождя сухим полотенцем. Все доспехи рыцаря лежали на полу. Райпен недавно вернулся в Чёрный замок, выполнив поручение Черного Барона. Прежде чем отправиться к Мире, он бегал в поисках определенной волшебной вещи. Не найдя, он все же решил навестить Миру, и заодно отдохнуть. Хотя не был уверен, что увидеть белую ведьму у него получится. После ее посещения он снова отправился на поиски. Райпену удалось найти волшебную вещь, с трудом, но он упрямый рыцарь. Эти поиски его утомили, к тому же вещицу пришлось забрать силой. Райпен накинул на плечи полотенце и закрыл ладонями лицо. Каждый день он вспоминал сцены из своей юности. Он помнил эти моменты до мельчайших подробностей. Как юная Мирилейн раскрывает ему руки, и улыбается самой доброй и чистой улыбкой. Райпен не понимал ее счастья в Чёрном Замке. Он до сих пор не понимал, зачем Мира упорно тащила его к сводному брату, и все время предлагала ему поиграть с ними. А его брат все время делал недовольное лицо, впрочем, мальчишка Парнас всегда был недоволен. И этого Райпен не понимал, ведь в отличие от него, брат получал все.  

Мира не просто жалела Райпена, она пыталась внести добро в его душу, видя печальную судьбу рыцаря. Маленькая Ведьма очаровала Райпена своей радостью. Но вскоре Райпен заметил, как свет счастья Миры превращается во тьму ненависти. Райпен полностью лёг на кровать, в окне слышался шум дождя. Рыцарь провел рукой по своему шраму на лице. В отличие от слепого глаза с рождения, шрам он получил, когда решил посмотреть на маленького брата. Баронессе не понравилось присутствие мальчика в покоях ее первенца, и она наказала его, наградив этим шрамом. Райпен не боялся мачеху, но брата он любил. Трон ему не нужен, быть верным рыцарем Черного Барона ему больше по нраву.  

Один случай перевернул жизнь Черного Рыцаря. Бедную девочку Миру заставляли лечить заболевшего Парнаса. Хоть магия Миры и поднимала мальчишку, вскоре он снова падал с температурой. Баронесса заставляла маленькую ведьму снова и снова применять магию. Вскоре Мира начала отказываться, говоря Баронессе, что организм должен сам справиться. И что помочь юному барону должен лекарь, а не маленькая Ведьма. Мира говорила, что это естественное событие – болеть человеку. Баронессу это взбесило, и она сильно схватив за белые волосы Миру, потащила ее в темницы Черного замка. Это заметил Райпен и помчался следом. Он чуть опоздал, Мира уже получила пару ударов плетью, но вскоре он закрыл ее своей спиной. Баронессе не понравился такой наглый поступок, и она стала яростно и много раз наносила удары плетью, при этом оскорбляя мальчика. Райпену было больно, но он сдержал эмоции, видя и слыша, как плачет Мира. Ведьмочка хотела прямо на месте излечить раны Райпена, но тот мотал головой в знак того, что не нужно. К всеобщему удивлению, старший Барон развернул к себе Баронессу и ударил ладонью по лицу. Звук шлепка хорошо разнесся по всей темнице, оставив чёткий след руки на щеке Баронессы. Барон громко говорил своей возлюбленной, что она может презирать Райпена, испытывать любые негативные эмоции к нему. Но вот так вот избивать его сына не имеет права. Райпен ощутил восторг, впервые, в стенах этого замка, за него вступился его родной отец. После, Мира приставила к Райпену, чтобы излечить его раны, но Райпен отказывался. Он отказывался и в исцелении слепого глаза и шрама на лице. История шрама, и слепого глаза сделали сильным и непобедимым рыцаря Райпена. Благодаря той ситуации, Райпен нашел смелость обратиться к отцу с просьбой быть его оруженосцем. Отец его принял, но относился к сыну строго и холодно. Райпен задремал под свои воспоминания и под звук дождя.  

В это время Чёрный Барон сидел в своём кабинете вместе с колдуном Фаршизаком. Колдун с любопытством смотрел на волшебную вещицу, в виде листка розы, сделанную, словно из хрусталя.  

– Вы добыли ее?! Я удивлён! Ведь по легендам ее спрятала много веков назад Белая Ведьма. К тому же, эта вещь, легенда даже для нас, людей, что обладают магией. Как вам удалось?  

– Хм… – Барон презрительно глянул на колдуна – Для моей правой руки нет не выполнимых задач.  

– Райпен?! Мира по легенде Белая Ведьма. Может с помощью неё?  

– Какая разница как! – Барон злобно сказал – Да и Мира никудышная Ведьма! – Барон чуть ниже наклонился к колдуну – Главное, что эта вещь у меня, а значит, можно с уверенностью считать, что я уже восседаю на троне замка Кхенриха и этого наглого мальчишки Александра.  

– Я гарантирую, заклятье будет сильным. Самое главное не совершить ошибки…  

– Это уже твоя забота их не совершать. – Барон ехидно улыбался колдуну.  

– Вы знаете, просто так я не работаю.  

– Я давно в курсе. Не надо мне постоянно об этом напоминать. Получишь награду после захвата Королевского Замка.  

Оба человека, злобно ухмыльнулись друг другу. Барон в голове мечтал, что когда он станет королём, то вернет трон, который много лет назад принадлежал его власти. Он в первую очередь избавится от лишних людей. Колдун же размышлял, что скоро он станет могущественным волшебником, и в первую очередь, заберёт всю магию у фей и добрых существ.  

Когда дождь закончился, маленькая ведьмочка Фиалия стояла в окне, в покоях Райпена. В руках девочка держала свою метлу. Ее метла была полностью из дерева, но выглядела, словно несколько толстых веток крепко переплелись между собой. А на конце древка, ветки, словно языки пламени, держали волшебный шар. Именно через этот шар Фиалия и видела будущее. Она снова посмотрела на свой шар, и увидела все ту же картину. Как герои погибают в зачарованном лесу. Фиалия спрыгнула на пол, затем забралась на кровать и встала на грудь Райпену. Глянув на спящее лицо рыцаря, ведьмочка ударила его своим шаром по лбу.  

– Проснись! – Фиалия снова ударила шаром Райпена – Ты должен помочь! – и снова удар по лбу – Вставай, буйвол!  

Райпен, открыв глаза, злобно прорычал девочке.  

– Мелкая, ещё раз ударишь, вышвырну в окно.  

– Так себе угроза для ведьмы. Пошли. Пора.  

Райпен вдохнул полной грудью, при этом девочка стояла на нем и она с его вдохом поднялась и опустилась. Рыцарь приподнялся и, девочке пришлось спрыгнуть на кровать. Когда рыцарь надевал свои латы, он произнёс.  

– Моему господину не понравится, что я им помогаю.  

– Ей понравится. – Девочка пристально смотрела на спину рыцаря.  

– Так себе мне купидон достался – Райпен ухмыльнулся своей же фразе.  

Так как Райпен стоял к девочке спиной, он не смог среагировать на новый удар по его голове шаром. Райпен развернулся к ведьмочке.  

– Предупреждал же…  

Райпен хотел схватить девчонку, но та переместилась на подоконник с помощью магии.  

– Увидимся в лесу.  

– Мелкая! – Райпен развернулся к ней, пристегивая ремень, что держат ножны меча. – Тебе какая выгода им помогать?  

– Мне с полёта метлы на них. Цепочка жизни. Нет принца, нет Миры. Значит, не будет интересных игр.  

Фиалия исчезла, оставив пурпурную дымку. Райпен поднял брови и удивленно произнес.  

– Из-за игр переживает, что ли?!  

Райпен шёл по коридорам Черного замка. Навстречу ему шёл, шаркая ногами Фаршизак, чему рыцарь был не рад. Райпен сжал кулаки, при встрече с колдуном он всегда кипел, и появлялось жуткое желание размазать Фаршизака по стенке. Райпен, пройдя мимо колдуна, не остановился, а вот Фаршизак засеменил за рыцарем.  

– Райпен? – Фаршизак явно фальшиво улыбался Чёрному рыцарю – Где ты добыл эту волшебную вещицу?  

– Не твоё колдовское дело. Отлипни. – Райпен злобно прорычал на колдуна, даже не взглянув на него.  

– И все же? Ведь эту вещицу наши предки давно потеряли. Поговаривают, что ее лично спрятала Белая Ведьма того столетия.  

– Какая разница. Мне дали приказ, я выполнил.  

– Райпен – Фаршизак не унимался, и не отставал от быстро шагающего рыцаря – Но ведь считается, что Мира перерождение белой ведьмы. Значит…  

Фаршизак так и не договорил, рыцарь схватил его за шею и резко прислонил к стене.  

– Глухой с возрастом стал. Сказал же, отлипни.  

Райпен отпустил колдуна и зашагал дальше. Фаршизак откашливался, опираясь на свой посох. И злобно щурил глаза в сторону уходящего рыцаря.  

В это время в Королевском замке кипела жизнь. От дождя везде было мокро и грязно. Принцесса Леонора с окна своих покоев всем прокричала, что нос не высунет, пока не высохнет грязь.  

Король и его совет были в зале заседаний, в том числе трясущийся Арчебальд. У него с документами возникли проблемы. Он слишком поздно получил известие о гибели урожая из других деревень. Как оказалось, резкое изменение погоды повлияло на сборы урожая. И вот теперь он не знал, как быть. Ведь с урожаем в деревне матушки Вергулии все в порядке, и он может обеспечить убытки других. Но ведь сейчас разбойники в режиме ожидания. И когда они начнут действовать, никто не знает. Вдруг, если они не получат провизию, это даст им отличный шанс напасть на деревню и разорить знать. От этих проблем у Арчебальда кругом шла голова. Из-за дождя все как то взгрустнули. Король, в том числе и совет, решили сыграть в настольные игры, пока идёт дождь. А когда дождь закончился, решили доиграть, а потом уж начать совещание. Несмотря на сильный ливень, Золотой рыцарь провёл тренировку у новобранцев. Перекрикивал шум дождя, объясняя, что погода не помеха рыцарям. Спасение, смелость, решимость – такие качества рыцаря не должен смыть даже дождь. Вдобавок, он ставил в пример принца, обучающимся рыцарской грамоте. Говоря, что не важно, какие препятствия стоят перед принцем, как рыцарь королевства он преодолевает их. Золотой рыцарь, как и все жители острова, не любители технологий. Однако, изобретение душа им очень нравилось. В его покоях не было отдельной ванной, как у принца и его друзей. Но Золотой рыцарь не стеснялся пользоваться общим душевым помещением. Принимая тёплый душ, особенно после холодного дождя, он почувствовал прилив сил. Эркелен, вытирая голову сухим полотенцем, зашёл в свои покои. Благодаря тому, что принцесса со своими фрейлинами заперлись в своей комнате, маркиз мог спокойно дойти до своих покоев. Свои доспехи он снял ещё до принятия душа. Они висели и сохли после дождя. Прежде чем сесть на кровать, рыцарь подошёл к одной из стен и, закинув полотенце за плечи, он рукой прислонился к холодной стене. Покои, что были за стеной, давно пустуют. Маркиз помнил, как часто слышал беспокойные шаги Герцогини Мирилейн. И всегда хотел узнать, чего она боится или из-за чего переживает. Сев на свою кровать, он отшвырнул в сторону полотенце. Эркелен ухмыльнулся своим мыслям. Сам Эркелен был ровесником Райпена. Обладал красивыми глазами, цвет оболочки напоминал янтарь. Взглянув в его глаза, можно было увидеть в них всю доброту Маркиза. Эркелен был высокого роста, среднего телосложения. Волосы коротко стрижены и отливали медью. Золотой рыцарь после разговора с принцем осознал, что не просто скучает по Мире. А безумно сильно скучает. Он скучает по их разговорам о поэмах, новых нелепых песнях. О театральных постановках, и совместному пению с Мирой. Эркелена не смущали слухи о Мире. Впервые взглянув на обладателя соседних покоев, маркиз увидел обычную и грустную девушку, обладающую великим даром. Золотой рыцарь, узнав об обручении младшей сестры Миры с ним, расценил это событие как шутку. И он предложил Мирилейн поменяться местами с сестрой. Золотой рыцарь не знал, что этим напомнил Мире о жизни в Чёрном замке. Ведь изначально именно Кэтрин, вступив в подростковый возраст, должна была стать женой Парнаса. Однако Мира уговорила родителей отправить ее сейчас, а не потом сестру. Родители не понимали ее просьб, но в итоге согласились. Прежде чем отправиться жить в Чёрный замок, Мира поцеловала в лоб маленькую сестру, сказав, что теперь у неё все будет хорошо. Если бы Маркиз знал это, то он бы не прыгал вокруг Миры, с улыбкой прося стать его женой вместо Кэтрин. Тогда жизнь Эркелена была золотой, его отец, несмотря на слабость ног, ещё справлялся с делами в Золотом Замке. Сам Эркелен считал себя истинным рыцарем, что дарит улыбки всем дамам. Он восхвалял красоту жителей Королевского замка, воспевая им поэмы о красоте и любви.  

Но больше всего маркизу нравилось, как лично прочитав любовную поэму Мире, наблюдать, как она, краснея, от него убегала. Сейчас Эркелен понимал, что перебарщивал. Ведь она была тайной девушкой принца. Да и жизнь его сложилась не лучшим образом. Когда его отец совсем слёг, его отправили в Замок Софии. Являясь когда – то верным и достойным рыцарем королевства, все расходы по заботе старшего маркиза взяли виконты Замка Софии. Но вот матушка Эркелена, пожелала находиться рядом с мужем все двадцать четыре часа. И все тяготы замка свалились на плечи молодого маркиза. Все бы ничего, но вот Золотому рыцарю приходили расходы на проживание его матушки в Замке Софии. И Эркелен не был рад цифрам на бумаге. Помимо этих расходов, он финансово помогал Белому рыцарю. Ведь у того женских ртов было много. И оба рыцаря не могли потратить ни одну золотую монету на себя. Два рыцаря работали не покладая рук. Они брались за любую работу, и не было времени жаловаться на усталость. Сам Золотой Рыцарь попытался объяснить матушке, что ей лучше переехать обратно домой. Но старшая Маркиза категорически отказывалась переезжать, желая быть с мужем до конца. Но этот конец растянулся на годы. Маркиз просил матушку поскромнее жить в Замке Софии, но та заявила, что всю жизнь жила в роскоши и не собирается на старости погружаться в скромность. Маркиза уверяла сына, что денежных средств хватит еще на долгие годы, но сын говорил, что сбережений уже нет. Не зная, какие ещё аргументы привести матери, Золотой рыцарь решил обратиться за помощью к Мирилейн. Считал, может женщина услышит женщину. У Мирилейн хорошо получалось находить общие темы разговоров с людьми. И к советам Белой Ведьмы люди прислушивались. Однако посещение Миры матушки Маркиза дали не те плоды. Матушка расценила появление Миры с Эркеленом как сватанье, и в своей голове Маркиза за пять минут успела сыграть их свадьбу и вообразить много внуков. Мира решила воспользоваться ситуацией, попросив госпожу Нелли помочь ей с хозяйством в Золотом Замке. Но Маркиза ответила, что Мира прекрасно справится сама. Намекнув Мире и Эркелену, что возможно она поможет с внуками. Выйдя из Замка Софии, Мира и Эркелен были эмоционально утомлены.  

Золотой рыцарь бессознательно произнес фразу, что возможно дети вернут маркизу в замок. Отчего Мира резко испарилась. После этого случая Маркиз ее больше не видел. А из-за постоянной работы, он не смог найти Миру и извиниться перед ней. К тому же, являясь королевским рыцарем, он должен в случае опасности незамедлительно явиться в королевский замок. Но, что Золотой, что Белый, вечно прибегали в последний момент. От такой жизни у Золотого и Белого шла кругом голова. Что для Белого, то и для Золотого, самый простой и верный вариант избавится от долгов это женитьба. Белому бы выдать всех своих сестёр замуж, да и самому жениться. Однако их избранницы явно не разделяли их взглядов. Мира отказала Золотому не только по прихоти своей. Она бы придумала авантюру с браком, имея в друзьях Арчебальда. Но проблема была, ведь она давно себя вычеркнула из реестра сэра Гаральда. И такой брак Маркизу принесёт еще больше проблем, чем сейчас. Мира уважала боевой настрой рыцарей. Как истинные джентльмены, они работали в три пота, лишь бы дамы, которые хоть и являлись родственниками, не знали нужды. Хоть и виновниками нужд и бесконечной работы, были сами женщины, мужчины дарили им улыбку и доброту. Мало кто знал, что Мира содействовала в помощи рыцарям. Она помогала некоторым сёстрам Белого следить за детьми, что являлись племянниками Белого Рыцаря. И помогала Замку Софии в добыче ингредиентов для лечения и ухода за людьми. Из-за последнего разговора с маркизой и младшим Маркизом Мира не навещала ее. Совесть и обида, не толкали ее к встрече с матерью Маркиза и Золотым Рыцарем.  

Эркелен сидя на своей кровати, потянулся. Воспоминания его взбудоражили, и теперь он хотел поскорее навестить Миру, прежде чем пойти на подработки. Надев свои Золотые латы и пристегнув меч на пояс, он незамедлительно отправился в конюшню за своей лошадью.  

Флантр был в своём замке и пытался в очередной раз пройти лабиринты ловушек. Но как всегда, безуспешно. Флантр сидел, облокотившись спиной на стену, и вслух злился на себя и пиратку Руби. Ведь эта напыщенная девочка, что возомнила себя равной мужчине, да к тому же пиратом, не успев появиться здесь, прошла ловушки. Не с первого раза конечно, но все же смогла пройти их. А ведь Флантр родился в этом замке, и став оруженосцем своего отца, пытался их пройти. Флантр услышал голос сестры. Камеры лабиринта были грамотно построены лучшими королевскими зодчими, в том числе, в них можно спокойно общаться, даже если не видишь собеседника.  

– Флантр, мой брат рыцарь. Перестань. Эти ловушки для пиратов. А ты ведь королевский рыцарь.  

– Какая разница – Флантр устало ответил сестре, до сих пор сидя на полу. – Раз эта наглая пиратка смогла, я точно должен пройти их.  

– Флантр – Розалия тяжело вздохнула, затем продолжила. – Не злись на Руби. Она очень интересная, к тому же герой королевства.  

– Не расхваливай ее. А то меня сейчас стошнит.  

– Но ведь от еды Рубенса тебя не тошнит?! Время обеда, пошли брат.  

– Розалия, попроси слуг приготовить ванну.  

– Хорошо брат.  

Раз его сестра больше слов не произносит, значит, она ушла. Флантр встал, в отличие от Королевского замка, в этом замке принять ванну целый сложный ручной процесс. Сначала натаскать воду из колодца, затем разогреть воду. Флантр знал, сколько нужно для этого времени слугам, и решил снова попытаться пройти ловушки. Розалия, попросив слуг приготовить для графа Флантра ванну, отправилась в свои покои. Сейчас в замке из знати была лишь она и Флантр. Их отец с Арчебальдом в королевском замке, на совещании. Розалия не хотела есть в одиночестве. Если не было из ее родни никого, то она обедала со слугами. Старшего брата Арчебальда она видела только в Королевском Замке, да и то писарь прятался от неё.  

В замке как одна из фрейлин Леоноры, она обязана везде сопровождать принцессу. А Арчибальд боялся девушек, особенно принцессу Леонору. Флантра сестра тоже редко видела.  

Розалия обладала пышными и слегка вьющимися волосами, которые были, как и у братьев, рыжими. Глаза были ярко- зеленого цвета. Обладая титулом графини, она носила дорогие наряды с драгоценностями, которые имели расцветку и символику королевства. Из-за дождя Розалия не поехала в Королевский замок, а после дождя, решила побыть в обществе брата. Розалия самая младшая из детей Ульфа, матушки уже нет, но Розалия хорошо ее помнила. Как юная леди, рано вступившая в самостоятельную жизнь, она познала чувство любви. Но вот только ее избранника никто не признавал. Как истинная и благородная леди, она сообщила своим подругам о своих чувствах, но все девушки, в том числе и принцесса, возмущались ее любви. Розалии пришлось с улыбкой сообщить, что она пошутила. Единственная девушка, которая поняла ее чувства, была Герцогиня Мирилейн. Розалия скучала по Мире, но молчала о ней. Миру выгнали из замка, и Розалия долго плакала из-за этого. Она потеряла человека, с кем могла спокойно говорить о любви к Чёрному Барону. Розалия понимала, что Барон плохой человек, к тому же на ее глазах пытается завоевать сердце Леоноры. Розалия считала, что Барон и правда восхищается принцессой. Однако Мира сказала, что это самый быстрый способ завоевать трон. Ведь помимо турниров за право стать правителем Королевства, есть священная традиция брака. Если Леонора или Алекс официально вступят в брачный договор, то они тут же станут Королём или Королевой. Алекс много раз побеждал на турнирах и официально становился королём, но всю власть он отдавал обратно отцу. У Леоноры был большой выбор женихов, и она не спешила конкретно с кем – то связывать свою судьбу. Поэтому Кхенриху приходилось восседать на троне, который ему был уже в тягость. Но он не терял надежды, что его сын скоро займёт трон. Мирилейн так же сказала Розалии, что от такой информации фрейлен будет ещё тяжелей. Розалия так себя и чувствовала. Одно дело знать, что Барон старается завоевать сердце принцессы из-за любви к ней. Другое, что это алчное желание захватить трон. Сидя в своих покоях, Розалия тяжело вздохнула, она понимала, что Чёрный Барон враг королевства, а значит и ее тоже.  

Розалия понимала, что должна ненавидеть барона. Но как только она видела его, ее сердце быстро колотилось, давая понять, что она восхищается им и любит. По щекам графини потекли слезы, будь рядом Мира, она бы поговорила о тяжестях на своём сердце. Но Белую ведьму она не видела с момента ее изгнания из замка. Она подумала о матушке, но быстрее и вернее встретиться с Мирой, чем поговорить с матерью.  

Флантр шёл в ванную комнату, при этом в его голове были мысли о Мире. Больше всего рыцаря злило, что эти мысли ручьём текли в голове, когда он расстроен или подавлен. Он говорил Белому и Золотому, что виденье ауры Миры его раздражает и нервирует. Но на самом деле, этот образ ему больше нравился, чем естественная человеческая внешность Миры. Ему нравилась улыбка, и как порхают бабочки над Мирой. Лично с самой ведьмой и на людях, он был груб и неучтив. То же самое касалось и Кэтрин. Он считал, что обе девушки ставят себя выше и сильнее мужчин. Флантр не любил оставаться наедине с собой. Он чувствовал, что от мыслей о Мире, его накрывает волна нежности. Красоты Флантр мало видел в Мире, Леонора своей привлекательность могла затмить всех девушек. Но в Мире было много особенного, что сразу выделяло ведьму среди других девушек. Флантр надеялся, что ванна смоет его мысли о ведьме.  

Герои королевства стояли на границе зачарованного леса. Алекс в голове прокручивал решение загадки сна, и одновременно слушал лучницу. Она, широко шагая, объясняла правила нахождения в лесу. С самого начала друзья решили Твинкл оставить около Хамелеона. Как объяснила Кэтрин, и что знали сами герои, лес тут же схватит фею. Пришельца тоже решили не брать с собой, ведь он маленький и с легкостью потеряется в зачарованном лесу. К тому же Твинкл будет не одиноко в его обществе. Фея давно нашла со зверьком общие интересы.  

– Идём, шаг за шагом за мной. В след след. Ни звука! Ни пчиха! Ни шепота!  

– А дышать можно? – Джин поднял бровь, глядя в злобное лицо лучницы. – Как я понимаю, лес не любит шум. Но ведь дыхание тоже создаёт звуки, но человеческое ухо его не слышит. Точнее мы слышим, если близко поднесём своё ухо к носу. Хотя твоё дыхание сейчас я чётко слышу.  

Алекс зажал рот Джину, видя, что Кэтрин сейчас от злости пустит в него стрелу с ядом. Руби же стояла и хохотала. Алекс обратился к Кэтрин.  

– Если такие правила нахождения в лесу. Как там живут разбойники?  

– Честно?! – Кэтрин массировала рукой свои брови – У меня только предположения. Я в лесу только один раз была.  

Все удивленно глядели на Кэтрин, Алекс опустил руку.  

– Я предполагал уверенно, что ты его вдоль и поперёк обегала.  

– Нет – Кэтрин закусила губу и убрала руки за спину. – Я попала случайно в Зачарованный лес. Вам известна маленькая Ведьма Фиалия. – все покивали головой, что они с ней знакомы – У девочки, несмотря на спокойное выражение лица, азарта не меньше, чем у моей сестры. Видимо она долго не могла найти Миру. Наткнувшись на меня, она заявила, что моя сестра стала русалкой. – все саркастично улыбнулись – Так вот девочке было скучно, и она пристала ко мне. Я не поддавалась на ее капризы и провокации. Но она магией меня переместила в лес, и чтобы выжить мне пришлось играть по ее правилам. Я запомнила, как выжить и ходить по зачарованному лесу.  

– Отлично! – Принц, улыбаясь, подтвердил свои слова жестом руки – Тогда продолжай учить и нас.  

– И побыстрей, а то меня уже волны разрывают кинуться в бой – Руби была явно вся в предвкушении.  

– Общаемся через специальные знаки. Зачарованный лес все время спит, но стоит его разбудить, мало не покажется. К тому же, я узнала у Фиалии о безопасном месте. Доберёмся туда, прыгайте и кричите сколько хотите. Там есть что – то вроде волшебного купола. Точно не знаю, придём, увидим.  

Кэтрин настойчиво просила снять браслет Джина, тот отказывался. Кэтрин приводила аргументы, что браслет постоянно светится, да и может издать звуки и привлечь внимание леса. Джин утверждал, что сможет настроить его. Принц решил довериться лучнице и уговорил друга его снять. Джин убрал его в Хамелеон, заявив друзьям, что без него чувствует сильный дискомфорт. Друзья сказали Джину, что с браслетом, что без него, Джин остаётся Джином.  

И четверо людей, тихо и не спеша, отправились в глубины Зачарованного леса. Твинкл пожелала удачи друзьям, и села на пригорке, в ожидании скорого их возвращения. Пришелец тоже переживал за друзей. Никто из них не мог представить, что они идут прямиком в лапы смерти.  

В совещательном зале Королевского замке разыгралась довольно не милая сцена. Арчебальд трясся, как в сильной лихорадке. Его слова никто не мог разобрать, а гнев сэра Гаральда лишь сильней пугал сэра Арчебальда. Сэр Ульф предложил самим прочитать бумаги у Арчебальда. Всем известно, что у писаря красивый и понятный почерк. Когда король Кхенрих стал читать бумаги, его веселое лицо резко помрачнело. К нему попали черновики Арчебальда и последние донесения из разных деревень. Кхенрих приказал покинуть всем зал совещания, кроме сэра Арчебальда и сэра Кнапсана. Все незамедлительно выполнили приказ короля, кроме сэра Гаральда. Рыцарь с недовольным лицом упорно продолжал сидеть. Король повернулся к Гаральду.  

– Сэр Гаральд, я просил остаться сэра Арчебальда и сэра Кнапсана. Все остальные должны выйти, в том числе и вы.  

– Но… – Гаральд хотел сказать, что его долг и честь быть постоянно с королём, но строгий и пристальный взгляд Кхенриха, все же убедил его покинуть зал заседаний.  

Сэр Тарлантер, Сэр Дигертон, сэр Ульф и, разумеется, сэр Гаральд, стояли за дверьми в полном непонимании ситуации. Король долго разговаривал с главным караульным, от писаря так и не удалось и слова вытащить для объяснений. Но главный караульный поведал всю печальную участь деревни, к тому же, они подробно изучили все бумаги Арчебальда. И ситуация нарисовалась глубоко неприятная. Первым из зала вышел король Кхенрих, объявив, что заседание на этом закончилось, и жестом попросил сэра Гаральда следовать за ним. Вскоре вышел сэр Кнапсана и объявил, что король знает про разбойников, в том числе про Белую ведьму и ее деяния. Единственный из присутствующих, кто не понимал происходящей ситуации, это сэр Ульф. И он с подозрением кидал взгляд на всех. Однако Кнапсан всех добил информацией, что для Королевства наступили тяжелые времена. Ведь большинство посевов урожая уничтожено, и простолюдины голодают. В том числе нет материалов для новой одежды. От этой информации взрослые мужы медленно спустились на пол. Разбойники, голод и т. д. Если об этом узнают и пираты, с моря будут от них набеги, да и про ведьм королевский совет никогда не забывал. Король, отойдя от зала заседания, обратился странным голосом к сэру Гаральду.  

– Мой друг Гаральд, позови срочно в мои покои Королевского лекаря…  

Рыцарь удивился, он давно не слышал от Кхенриха к себе такое обращение. К тому же король резко упал без сознания, но быстрая реакция Гаральда не дала Кхенриху упасть на пол. Корона с головы Кхенриха покатилась на пол, издавая неприятный звук, который мог встревожить ещё сильней. Герцог Гаральд обладал громким и властным голосом, он заорал так, что стены замка затряслись. И все чётко услышали, что королю нужен срочно королевский лекарь.  

6.

В Зачарованном лесу было темно. Герои шли медленно, шаг в шаг за лучницей. Кэтрин примерно знала, в какую сторону двигаться, она сжимала в руке оберег. Надеялась на его помощь. Лес был зловещим, особенно своими деревьями. Такое впечатление, что он постоянно горит, но при этом нет огня и даже света от него. Туман под ногами медленно двигался, хотя ветра не было. Лес жил, это было понятно. Из под земли торчали корни. Герои медленно их обходили, и старались не задеть. В зачарованном лесу не было звуков, даже шаги героев были очень тихими. От такой атмосферы было тяжело дышать. В голове у Алекса постоянно звучал голос Миры, который запрещал ходить ему в Зачарованный лес. Алекс не мог понять, почему Мира не хотела этого. Ведь он герой, рыцарь, и не боится опасностей. Алекс, гуляя по лесу, не подозревал о состоянии своего отца. Он не знал, что король лежал в своих покоях, и сквозь тревожный и болезненный сон, звал сына. Принцесса Леонора была вся в слезах, королевский лекарь уже принимал меры для лечения короля от лихорадки. Совет стоял, не зная, как им поступить дальше. Если бы до принца сейчас долетела эта новость, как сын и будущий наследник, он бы бросился бежать в замок. Но беда не приходит одна, ведь помимо бед Королевства и резкого ухудшения здоровья короля, Королевство может лишиться героев. Твинкл с Пришельцем сидели и с уверенностью считали, что скоро друзья вернутся из леса. Кэтрин привела всех в безопасное место. От резкого мрака и холода, они попали в яркое и тёплое место. Друзья стали озариться в удивлении. Ведь они точно шли по темному лесу, а тут, словно по волшебству, оказались в таком красивом и ярком лесу. Вверху деревьев, герои услышали резкий шум, и все разом схватились за своё оружие. Кроме Джина, Джин по привычке хотел нажать на сенсоры браслета для расчета стратегии боя. Но он вспомнил, что его снял, и теперь просто стоял и хмурился. Несмотря на быструю реакцию, герои были обезоружены и захвачены разбойниками. Раздался хриплый и неприятный голос человека, который спрыгнул с дерева самым последним.  

– Вы только гляньте, братья! У нас тут незваные гости. А как говорят в народе: «Незваный гость, порой хуже твоих званых врагов».  

– Тейрер – Кэтрин злобно зарычала на говорившего человека, пытаясь выбраться из рук разбойников.  

Тейрер являлся лидером лесных братьев. Все лесные братья похожи.  

Отличия были в цвете волос, росте и возрасте. Тейрер пропустил мимо ушей рычание Кэтрин и направился к Принцу. Алекс просто стоял, его меч, как и сабля Руби, лежали на земле поодаль от него. Лук Кэтрин тоже лежал на земле, но лучница пыталась вырваться из рук разбойников. Тейрер с наглой ухмылкой, медленно подошёл к принцу.  

– Наследник трона… – затем громко и с пафосом обратился к своим людям. При этом развёл руки – Братья, нас лично навестил принц, может, стоит больше проявить уважения к высшей знати. Как считаете?  

Разбойники отреагировали смехом, кто-то даже плюнул на землю. Тейрер продолжил говорить, но уже обращался напрямую к принцу.  

– Герой королевства! Восхваленный мужчина Белой Ведьмы, что родился в роскоши…  

Алекс прямо и смело смотрел в глаза Тейреру. Принц догадался, что Тейрер главный лидер среди разбойников.  

– Рыцарь. Герой. Будущий король.  

Тейрер громко засмеялся от таких слов Алекса.  

– Смотрите, а мальчишка обладает смелым и дерзким характером. Хотя… – Тейрер внимательно смотрел на принца. – Напоминаешь молодого Кхенриха. Жаль трон сгубил прекрасную душу простого паренька.  

– Мой отец справедливый и достойный правитель!  

Тейрер резко схватил за лицо принца, Алекс не отвел взгляда от лидера братьев.  

– И где же была справедливость короля, когда нас шинковал человек из высшей знати, как мясо на шампур?!  

Кэтрин вырывалась, Руби скалилась, Джин стоял прямо, несмотря на то, что его руки скрестили и держали за спиной. Алекса держали двое разбойников, как и Кэтрин. Но принц не проявлял агрессию и спокойно говорил.  

– Это ваше мнение, что справедливости не было. Я уверен, отец принял меры по не благоразумному поведению сэра Гаральда.  

– Уверен?! Вы слышали! Он уверен!  

Тейрер со всей силой ударил кулаком по животу принца. От удара Алекс согнулся. Тейрер схватил принца за волосы и поднял его голову, при этом наклонился сам к его лицу.  

– И вот тебя – то она воспевала, как истинного правителя. Так прыгала перед нами. Просила, умоляла… А знаете, Александр – Тейрер другой рукой провёл по своему подбородку. Алекс тяжело дышал от удара – Она ведь единственная, кто хоть просил прощения у нас за поступки своего отца.  

– Неженки – Руби злобно ухмылялась – И вы зовёте себя мужчинами. Да в пиратах больше мужества, чем в вас. Я пинаю их каждый солнечный день, налево и направо. И ни разу соплей и жалостей от них не слышала.  

– Руби… – Алекс, отдышавшись от удара, распрямился, затем обратился к лидеру – Нужны извинения, да хоть сто раз их принесу вам на золотом блюдце. Но причём тут простой народ, зачем разорять их склад с едой и поджигать базу. Атакуйте замок, направьте весь гнев на знать. Или же спокойно обсудите проблемы своей жизни с королём. Но грабить простых рабочих людей, это низко, даже для таких как вы.  

Тейрер со смехом отошёл от принца.  

– Братья! Нас выставляют как грабителей и низких людей! – затем Тейрер быстро подошёл вплотную к принцу и схватил его резко за лицо. – Мы ещё хуже этих качеств…  

– Тейрер… – Кэтрин злобно кричала лидеру разбойников – Забываешь про договор!!!  

– Ах… Договор! Спасибо, что напомнила, милая лань.  

Тейрер отпустил лицо принца и отошёл от него на пару шагов, щёлкнув пальцами. С дерева спрыгнули ещё двое разбойников, Тейрер показал на принца, и державшие разбойники кинули его на землю. При этом начали избивать ногами, двое спрыгнувших присоединились к братьям. Тейрер стал громко считать до десяти. Руби яростно вырывалась, Кэтрин пыталась хоть как то укусить разбойников. Джин закрыл глаза и стоял прямо. Когда лидер закончил считать, он щелкнул пальцами, и разбойники перестали бить принца, отошли от него. Алекс от боли часто кашлял, пытаясь восстановить дыхание легких. Тейрер, расхаживая, разводил руки в стороны, при этом мило улыбаясь.  

– И где же гнев великой Белой Ведьмы?! А? Братья? Вы его ощущаете? Я лично нет! Кэтрин? Милая лань! Где Мира? Где же твоя сестра? Смотри – лидер показал рукой на принца, который до сих пор был на земле, и извивался от боли – Вот принц, а Ведьмы нет!  

– Стервятники! Червяки! Грязные Лешие! – Кэтрин злобно кидалась на Тейрера, но разбойники крепко ее держали. – Мира проснётся, и поверь, тебе лучше зарыться в землю. Хотя она достанет тебя и оттуда.  

– Так пускай просыпается! У нас с ней ещё кучу несовершенных дел…  

Тейрер не успел договорить, стало резко очень светло, что у всех глаза заболели от света. Когда свет померк, все заметили необычную птицу. Она была похожа на птиц Тавлин. Такие птицы были изображены на метле Миры, ведь эти птицы очень нравились ведьме. Птица была необычной, но даже так можно разглядеть красоту ее оперения. К тому же птица переливалась цветом золота. У Руби при виде этой птицы глаза заблестели. Кэтрин была шокирована, в отличие от других, она уже видела рисунки этой птицы и слышала сказки о ней от сестры. Тейрер произнёс с недовольством в голосе.  

– Вот же! Петух золотой, не вовремя явился…  

Птица медленно направилась в сторону принца. Принц пытался встать, но пока плохо выходило. Увидев птицу, он глаз от нее не отрывал. У птицы можно было детально рассмотреть красоту перьев. Каждое перо имело свой узор, и переливалось. Создавалось впечатление, будто птица горит. Птица была больших размеров, и имела длинные и тонкие лапы. Шея тоже была длинной. Эти качества отличали ее от Тавлин. Но перья и форма головы с клювом были идентичны. Подойдя к принцу, птица из груди выдернула своё перо и положила на голову Алекса. Алекс не шевелился и удивленно наблюдал за движениями птицы. Перо на голове растаяло, и растеклось по всему телу Алекса. Алекс почувствовал себя отлично, даже лучше, чем до избиения. Алекс, поднявшись на ноги, тут же поклонился Птице, поблагодарив ее. Птица поклонилась в ответ и, развернувшись, пошла своей дорогой. Хвост ее красиво волочился по земле. Руби захотела схватить птицу и выщипать пару золотых перьев. Из разбойников никто не мешал действию птицы. К тому же внезапное появление птицы не удивило братьев.  

– Это же Аллирион – Кэтрин глаз не сводила с птицы – высшее существо магии. Легенда, сказка, быль!  

– Мы кличем его либо Петухом, ну на крайняк Тавлин. – Тейрер смотрел на Кэтрин, злобно сощурив глаза – Обычная волшебная птица. Он нас не трогает, мы его тоже.  

– Безграмотные болваны! – Кэтрин смеялась – Эта птица может исполнять желание! А они его с петухом сравнивают. Аллирион не живое существо, это сгусток сильной магии!  

– Нам под листочек кто это. Петух он и есть петух, хоть и с золотыми оперениями. А птичка, которые наши желание исполняет… – Тейрер сплюнул – Запамятовал, простите. Она же одной ногой в земле сырой лежит.  

Алекс хотел подбежать к своему мечу, но Тейрер повернулся к нему.  

– Не делай резких движений, щенок короля! Если тебе дороги друзья и твоя жизнь. Мои братья мне дороги, в отличие от вас. – Тейрер слегка раздвинул руки – Не заметил ещё, мы без оружия.  

Алексу чуть – чуть дотянутся до меча, но и правда только сейчас заметил, что все разбойники без оружия. Джин давно это заметил, и в голове анализировал, почему они безоружны. Ведь они нападают на барона. И Джин считал, что вероятно не с голыми руками. Все стояли на своих местах, не делая резких движений. Кэтрин наблюдала, как птица спокойно гуляет возле деревьев. Вокруг Аллириона летали бабочки. Лучница не знала, откуда они прилетели. Видимо их создала сама птица. Тейрер продолжил.  

– Минутка тишины и спокойствия – лидер глубоко вдохнул воздух грудью. – Эта птица не выносит оружия в руках. Однажды мы по бытовым необходимостям взяли в руки ножи и вилки. Этот петух появился и тут же напал на нас. Вначале мы не понимали такой реакции. Резко возникла Белая Ведьма и сцепилась с птицей. Бой был красивый. Ведьма выщипала пару пёрышков у этого Петуха. Но затем она говорила с птицей. Хотя выглядело это не очень то. Птица молча на неё смотрела, а Ведьма ей что-то доказывала. Судя по ее движениям рук, она не смогла убедить птицу. И объяснила нам новое правило.  

Теперь героем стало ясно, что лучше и правда сейчас быть безоружным. Для Кэтрин это доказательство былого могущества силы сестры, теперь Мира стала ещё сильней. Птица долго гуляла, отчего у большинства отекли ноги, и они легонько их разминали. Сам Тейрер сел на землю. Алекс продолжал стоять, кидая взгляд то на Птицу, то на свой меч. Затем птица стала плавно растворяться, а когда резкий свет ударил снова всем в глаза, птица исчезла вместе с ним. Все резко задвигались. Алекс добрался до своего меча. Для братьев сверху упало оружие. Видимо, на деревьях были ещё люди. Алекс скрестил свой меч с двумя топорами Тейрера. Руби прыгнула сальто назад, за спину державшего ее человека и пнула его со всей силы в спину. Затем подхватила свою саблю. Кэтрин одного ударила ногой по лицу, одновременно укусив другого за руку. Освободившись, она уже схватила свой лук, и стреляла по разбойникам, которые были на деревьях. Джин остался стоять спокойно. Отчего держащий его разбойник спросил.  

– А ты чего не дерёшься? Ты же колдун?  

– В Хамелеоне палочку оставил. – Джин стоял и хмурился.  

– Что? – Разбойник непонимающе смотрел на Джина.  

Джин потихоньку понимал, что в сражениях братья не имеют плана. Это означало, что логики битвы у них нет. Они просто атакуют, как умеют. Впрочем, есть схожесть с боем с пиратами. Но пираты хорошо владеют оружием. Братья полагались лишь на опыт. С деревьев как орехи, спрыгивали люди. И давили больше толпой, чем опытом в сражении. Бою Принца и Тейрера никто не мешал. А вот на Руби с Кэтрин много братьев накинулось.  

Руби разозлилась, когда из ее рук выбили саблю, и она занесла руку за пазуху. Алекс и Джин одновременно закричали, что не нужно этого делать. Но Руби уже держала в руке свой мушкет, и направила в даль, выстрелив, при этом никуда не целясь. Выстрел был громкий, и ядро из мушкета далеко вылетело. Послышался рёв, который принадлежал явно не человеку и даже не живому существу. Судя по всему, ядро улетело за пределы безопасного места. Братья резко остановились и глянули на Пиратку. Тейрер, отбив новый удар меча принца, усмехнулся.  

– Милая Лань! Передавай на облака сестричке – птичке привет от меня! И пусть она знает, что в вашей гибели вы виноваты сами. – лидер громко проорал своим – Быстро ноги в руки и бежим!  

Кто-то окликнул лидера и что-то кинул ему. Тейрер поймал и на его пальцах повис оберег Кэтрин.  

– Эй… Лань! – Тейрер показал оберег Кэтрин – Спасибо за сувенир, теперь мы с легкостью отсюда выберемся!  

Лидер поцеловал оберег и побежал за своими людьми. Кэтрин, пошарив в сумке, посылала проклятья разбойникам. Джин отчитывал Руби.  

– Выстрел мощный. Руби, я работаю ещё над мушкетом. Его мощь зашкаливает, и ядро явно улетело за тридцать километров. По моим наблюдениям, как гулял Аллирион, тут радиус явно меньше тридцати километров. Руби, каких солёных морей и сбоя программных кодов ты решила его достать!  

Земля тряслась, деревья падали. Алекс подбежал к друзьям с беспокойным видом.  

– Надо уходить, потом отчитаешь Руби.  

Руби нацелила мушкет и стрельнула. Из дула мушкета вылетел лазер, при этом узоры на мушкете засветились неоном. Руби и Кэтрин стали отстреливаться от корней, которые явно принадлежали зачарованному лесу.  

– За мной, живо!  

Кэтрин скомандовала и побежала, отстреливаясь и собирая стрелы с помощью лука. Следом бежали остальные, как могли отмахиваясь от корней и уворачиваясь от падающих деревьев. Принц резко остановился и развернулся назад. Вдалеке он увидел Аллириона и побежал к нему. Позади себя он услышал крик лучницы.  

– Нет! Не подходи к нему! Назад!  

Алекс не мог бросить птицу, особенно ту, которая его вылечила. Когда Алекс почти добежал до птицы, Птица резко загорелась пламенем, который поднялся высоко в небо. Алекс отскочил назад и чуть не попал под падающее дерево. Руби его вовремя оттолкнула. Алекс смотрел, как птица горела. Теперь он чувствовал себя ужасно. Ведь это его вина, что птица лишилась дома, и видимо погибла с этим местом. В голове звенела мысль, что Мира просила не ходить его сюда. Хоть и было это во сне, но Алекс понимал, что видимо из-за этого происшествия. Принц и пиратка побежали обратно. Руби отстреливалась мушкетом, при этом, наткнувшись на свою саблю, схватила ее. И попеременно использовала оба оружия. Они уже бежали по сумраку и холоду Зачарованного леса. Лес проснулся и атаковал со всех сторон. Вдруг Кэтрин остановилась и, разведя в стороны руки, остановила остальных. Голос Кэтрин был наполнен страхом, хотя она всего произнесла одно слово.  

– Шурале…  

Друзья оглядывались, но видели лишь одни деревья, которые явно сжимали их в кольцо.  

– Белая Ведьма…  

Одно дерево ударило другое.  

– Не проснулся, что – ли! Это явно не она!  

– Да как не она! Как явно она!  

– Да глянь! Худая! Высокая! А Белая Ведьма помясистей будет, аппетитней! Да ростом меньше!  

– Да нет же! Ведьма это же! Пахнет, как Белая Ведьма!  

– С нюхом проблемы! Ведьма пахнет слаще!  

– Да нееет! Пахнет ведьмой!  

– Нет, не ведьмой!  

Друзья прижались друг другу, видя, как два дерева бьют друг друга ветками. Затем дерущиеся деревья отлетели в разные стороны. И на их месте, жутко скрепя корнями и ветками, возникло другое, ещё страшнее. Это дерево обратилось к Кэтрин.  

– Откуда? Откуда тебе известно кто мы?  

У этого дерева голос был противнее чем у Фиалии. Кэтрин ответила с дрожью в голосе.  

– Сестра сказки рассказывала о вас.  

Одно дерево поднялось с земли.  

– Сестра?!  

Второе следом.  

– Вот видишь! Сестра! А не Белая Ведьма!  

– Молчать! – третье дерево, что говорило с Кэтрин, своими корнями отхлестало двоих. – Белой Ведьмы нет! Об этом шепчут все! Ее тут средь них нет! Значит и правда померла! Нет Ведьмы! Нет магии, что нас уничтожает! – Затем дерево обратилось к героям – Вы! Ранили и разбудили одного из нас! Пощады не ждите! Извинений тоже, жалкие людишки!  

Корни обхватили героев и сжали их очень сильно. Герои стали вырывается, но безуспешно. Первым потерял сознания Джин, Руби увидела, что друг стал бледнеть, стала отчаянно его звать. Но голос ее явно угасал вместе с жизнью. Послышался голос одного из Шуларе.  

– А вот этот слабенький вкусненький оказывается.  

– Дай… Дай и мне попробовать.  

– Эй… Не лезь, он мой. Мне мало. Не лезь.  

Шурале стали драться из-за Джина. Эта драка позволила прекратить высасывания жизни из ученого. Руби просила Джина проснутся, хотя сама чувствовала, что погружается в сон. Кэтрин вторая потеряла сознание. Она слышала истории о злых духах леса, что деревья высасывают жизнь из живых существ. Только магия ведьм может им противостоять, и то не все ведьмы способны на такое. Алекс держался как и Руби. В его глазах было мутно, но он четко мог увидеть бегущую к нему женщину. Для принца сомнений не было, что это его матушка. Его родная матушка бежит к нему. Он тихо шептал матери убегать, не нужно его спасать. Внутри всплыли воспоминания из прошлого, и он понимал, что очень тоскует по матери. Раздался картавый голосок Фиалии.  

– Огонь что я святым считаю!  

Пусть с языков лжецов слетает!  

Пламя! Пламя! Пламя!  

Фиалия шаром указывала на Шурале и те загорелись. Один Шурале в огне схватил дерево, что утверждало всем деревьям, что ведьмы нет.  

– Магии нет! Ты говорил Белой ведьмы нет! Магии нет, белой ведьмы нет!  

Дерево отшвырнуло горящее дерево от себя и злобно заскрипело на Фиалию. Ведьмочка магией снова и снова поджигала Шурале. Кто-то разрубил корни, что держали героев. Все упали на землю. Руби подползла к Джину, который до сих пор был без сознания. По щекам пиратки текли слезы. Алекс приподнялся, осознав, что корни его не сжимают и не высасывают из него жизнь. Голова принца кружилась, но он смог разглядеть обувь, которую он хорошо знал.  

– Райпен?!  

Алекс не мог поверить, что Чёрный Рыцарь его спасает. Шурале, что глаз с девочки не сводил, проскрипел своим.  

– Трухлявые пни! Что запаниковали! Это ведь маленькая помощница Белой Ведьмы! Ее заклинания слабы!  

Деревья остановились, некоторые потушили себя. Скрипнув, они развернулись к Фиалии. Райпен закинув меч на своё плечо, обратился к девочке.  

– Ну и где твоя предсказанная помощь?  

– В пути.  

– А можешь конкретней время появления сказать?  

– Я не маг Технополиса, хочешь знать точно, буди его.  

Фиалия указала на бледного и спящего Джина, которого до сих пор трясла Руби. Райпен осознал, что он крупно влип, ввязавшись в помощники. Деревья явно дошли до грани. Они все разом набросились на Райпена и Фиалию. Райпен рубил корни и ветки, заодно ногами отталкивая от себя деревья. С иронией произнёс.  

– Знал, что можно не спешить, зашёл бы в кафе-бар, выпить кружечку хмеля.  

Фиалия колдовала огонь, но теперь деревья ее не боялись и окружали. Девочка переместилась за спину Черного Рыцаря.  

– Моя магия на исходе. Дальше ты один.  

– А разве ты помогала! Ты ещё больше их разозлила.  

Фиалия ударила шаром по голове Райпена.  

– Мелкая! Не зли меня! А то вместо корней тебя нашинкую!  

Райпен махал мечом со всех сторон, Фиалия глаз не отрывала от неба. Затем она снова произнесла заклинание огня, которые высушили корни, обхватив героев. Но на новые корни у неё не было сил. Из героев Зачарованый лес стал высасывать жизнь.  

– Буйвол! Принц!  

– Погоди мелкая, у меня тут у самого проблемы. – Райпен упал на колени. Но все же смог избавить себя от корней. – Согнутый меч! Где помощь то?!  

Фиалия подняла метлу высоко вверх, и наколдовала красный магический шар, который взлетел.  

– Все, магии нет.  

– Я не спрашивал про магию! Я спрашивал про помощь.  

Райпен рычал, отмахиваясь от корней и веток, вдобавок, ему приходилось рубить корни, что обхватывали героев. Шурале злились, Райпен злился сильнее. Фиалию схватили корни, но она не отрывала взгляда от неба.  

– Помощь пришла.  

Раздался крик, от которого корни моментально сжались и рассыпались. Сверху явно что –то приземлялось, что-то огромное и страшное. Райпен то зажимал уши, то приходилось убирать руки, чтоб защищаться от Шурале. Но чем ближе приземлялось существо, тем быстрее Шурале разбегались.  

Маркиз привязал свою лошадь около дома Вергулии. И зайдя, попросил извинения за внезапное гостеприимство. Войдя, он тут же заметил хозяйку дома, она явно была расстроена.  

– Матушка Вергулия, все в порядке?  

Вергулия медленно и устало подняла взгляд на Золотого рыцаря. Она сидела за пустым столом.  

– А… Банный Лист. – Вергулия грустно улыбнулась.  

– Простите, я без предупреждения явился. Я повторюсь с вопросом, все в порядке?  

– Все в порядке, просто незваные гости, часто сюда приходят. Не ты первый, не ты последний.  

Эркелен стоял в непонимании. Вергулия смотрела на Золотого рыцаря.  

– Я знаю, весь удар ты два раза принимал на себя. Спасибо тебе огромное. Извини, без титула обращаюсь.  

– Все в порядке. Я же рыцарь Короля и королевства, а значит, верен и вам матушка. Но я не понимаю…  

– Райпен…  

– Мирилейн?! – У Золотого рыцаря расширились зрачки глаз, и он тревожно смотрел на матушку.  

– Все в порядке. Он просто навещал ее.  

– Просто! Да его просто не просто так! – Маркиз шагал из стороны в сторону. – Сколько из-за него вы ее хоронили! Два раза, три! А я даже не мог попасть на похороны! – Маркиз расстегнул свой меч в ножнах. Тот с грохотом упал на пол. Золотой понимал, что начнёт от переполненных эмоций им размахивать. – Залечивал раны после меча Райпена. Даже доспехи не помогали. В открытые места доспехов целился и попадал. – Эркелен остановился и стоял, опустив голову – Зачем?! Зачем я вслух сказал?! На что надеялся?! На согласие?! В итоге! Не видел и не говорил с ней давно!  

– Эркелен! Все хорошо! Можешь подняться к ней.  

Эркелен и Вергулия услышали странное пищание сверху. Они, переглянувшись, рванули наверх. Матушка первая, рыцарь следом. Обнаружили, что ящики издают неприятный и непонятный звук. Оба были в полном испуге, не зная, что происходит, но это явно не хорошо. В комнату влетел Глазгар, такая ситуация даже шар напрягла. Он стал осматривать и сверять данные. Вергулия уже привыкла к Глазгару и стала спрашивать, что случилось. Глазгар сам не знал, что происходит. Но он повернулся к Вергулии.  

– Выйдите. Оба.  

– Я не уйду.  

Вергулия злобно глядела в камеру Глазгара. Эркелен интуитивно схватился за место, где висит меч. Но не обнаружил его. Тут же вспомнил, что он внизу. Глазгар пугал Эркелена. Маркиз знал о существовании его. Но вот так близко столкнулся впервые.  

– Не переживайте. На такую ситуацию у учёного Джина были расчёты. Он мне объяснил, как действовать. Я справлюсь. С госпожой все будет хорошо. Вы мне будете мешать. Спуститесь вниз и выпейте чай. Я скоро присоединюсь к вам.  

Вергулии и Эркелену пришлось спуститься. Но они ещё 20 минут слушали, как пищат аппараты. Матушка и Золотой тревожно ходили туда и сюда. Моля небеса и землю, чтобы с Мирой все было хорошо. Вскоре аппараты перестали пищать, и Глазгар спустился вниз.  

– Как я и говорил, волноваться не о чем. Отдыхайте.  

Вергулия облегченно вздохнула. Но Золотой рыцарь был взволнован. Он много раз с уверенность считал, что Мирилейн умерла, отчего сам не хотел существовать в этом мире. Сейчас он переживал ещё сильней, чем тогда. Глазгар улетел, а Вергулия попросила Золотого побыть в ее доме, пока она отдохнет. Золотой рыцарь давно уже решил не идти сегодня на подработки. Он не мог оставить двух женщин без рыцарской защиты.  

Глазгар летел как полоумный. Он прекрасно знал, что не было в расчётах учёного такого исхода. К тому же Глазгар не мог связаться с Джином, что для шара было очень подозрительно. По данным Глазгара, Джин на границе Зачарованного леса. Когда Глазгар добрался до места, то он тут же остановил Твинкл, которая решилась пойти в Зачарованный лес. Глазгар заметил, что с лесом что-то не так. Он приказал Фее и Пришельцу быть тут, а сам незамедлительно полетел в гущу тьмы леса.  

7.

Глазгар летал высоко, сверху он видел Шурале, которые бежали в страхе и прятались среди других деревьев. Глазгар услышал пронзительный крик огромный птицы. И он полетел в сторону крика. Когда он обнаружил источник, то увидел грифона, что криком уничтожает корни, и отталкивает от себя деревья, которые близко к нему подходили. Глазгар своей тепловизорной способностью обнаружил, сколько всего людей и где кто находится. Он увидел, что ученый Джин в очень плохом состоянии. Два рыцаря еще на ногах и ловко махали мечами, яростно рубили корни. Хотя Райпен сдавал обороты. Глазгар обратил внимание на стиль боя другого рыцаря, тот явно ловко и умело орудовал двумя мечами. Шурале, что еще сражались, явно обладали силой и огромным желанием сцапать людей, чтобы ими полакомиться. Глазгар обратил внимание на одного Шурале, он хорошо знал его. Сейчас для Глазгара было главное всех вытащить и поскорее, долго герои в таком состоянии не протянут. Глазгар сузил и расширил камеру глаза. Затем он создал голограмму своей госпожи и прямиком приземлился около древнего Шурале. Отчего Шурале, увидев образ Белой ведьмы, стал медленно отходить. Глазгар медленно шел к Шурале. Глазгар понимал, что играет с огнём. Если его трюк раскроют, то будет печальный исход. Но его госпожа под угрозой, к тому же, сейчас ее состояние может еще сильней ухудшиться. Только ученый может все исправить.  

– Ты… – Древний Шурале медленно отходил и скрипел от злости и страха.  

– Здравствуй… – Глазгар медленно двигался за деревом, соблюдая определенную дистанцию. – Не с теми играешь Шурале – Глазгар направил метлу прямо на дерево.  

Манера речи, движение, все идентично Мире, даже ее боевой костюм. Разница была в отсутствии магии. Хоть Глазгар и собирал магию, его собственная отличалась от ведьминской. Один неверный шаг, взгляд, движение и Шурале заметит это. Глазгар знал, зачем этот лес посещает Госпожа. Ведь, чтоб победить истинную сущность злой магии, нужно знать о ней все. Мира в этом лесу была настоящим монстром и ощущала свою истинную сущность. Она была ей больше по душе, чем добро. Чем и подвергла Зачарованный лес в страх. Глазгар смотрел исподлобья на дерево, краем глаза замечая, как другие тут же убегали, когда видели его. Глазгар стал шевелить губами, шепча заклинания, зная, что это не сработает. Но результат дал нужные действия. Шурале велел отпустить людей, а сам отошел в сторону. Глазгар скомандовал рыцарям погрузить всех спящих и умирающих на Грифона, а самим рыцарям идти по бокам птицы и быть начеку. Рыцари не стали спорить. Даже темной душе Райпена хотелось поскорее покинуть этот лес. Они стали медленно уходить из леса, при этом были начеку и все время оглядывались на Шурале. Глазгару нравилось, что все идёт по задуманному плану. Когда все благополучно вышли из леса, Твинкл от увиденного запаниковала. Пришелец стал читал мысли друзей и понял, что они на грани жизни и смерти. Глазгар скомандовал всем отправиться внутрь Хамелеона и поживее. Рыцарь Грифона предоставил заботу занесения умирающих в Хамелеон фее и другому рыцарю, затем подошел к Глазгару. Глазгар заметил, что у рыцаря двойной цвет радужной оболочки. Ближе к белку был темно синий, ближе к зрачку был желтый. Видимо отличие рода Грифонов не только Грифоны, но и странные глаза. Глазгар не дал первым открыть рот рыцарю.  

– Ваш Грифон поднимет вон ту странную телегу? – Глазгар решил раз он рыцарь, и тем более из закрытого и забытого дома, то вряд ли он знаком с технологиями.  

– Мой друг непосильный! К тому же я прилетел именно за тобой. Нужна твоя магия, наш друид описал ведьму, что сможет помочь. Я узнал по этому описанию тебя. Сейчас совет моего дома решает, открыть ворота или нет. Но времени нет, помоги мне.  

Глазгар помнил, что Кэтрин уже говорила Мире, что видела герб грифонов в баре. Значит, он посещал бар, и в тайне от своего дома. Глазгар в голове рассудил: “Еще один человек, который кричит Госпоже о помощи. Возможно, Госпожа и полетела бы сломя голову помогать незнакомому рыцарю. ”  

– Сначала я помогу своим друзьям. А вы сэр рыцарь, прежде чем просить о помощи, может, сначала поможете мне? Да или нет?  

– Хорошо, я помогу вам.  

Рыцарь явно был недоволен, но выполнил просьбу. Грифон сильное существо. Он с легкостью поднял Хамелеон, в котором все находились, кроме самого рыцаря грифонов. Он восседал на птице. Несмотря на то, что Грифон имел четыре лапы, которые походили на драконьи конечности, он был птицей. Оперение по всему телу, клюв, голова явно птицы, зоркий глаз, крик как у хищных птиц, крылья как у хищных птиц. И поведение больше походило на птиц. Однако Грифоны умные, мужественные, и верные своим хозяевам. Твинкл слезы ручьем лила, Фиалия еле дышала. Райпен держал ведьмочку на руках. Сражение в Зачарованном лесу его вымотало, к тому же корни смогли чуть забрать его жизненной энергии. Глазгар нервно и не переставая летал из стороны в сторону. Шар размышлял как массово всем помочь. Он обратил внимание на Кэтрин, та слегка зашевелилась, но Глазгар предположил, что возможно это из-за полёта. Грифон нес их над облаками, и Хамелеон немного раскачивало из стороны в сторону. Глазгар сузил и расширил камеру глаза, и тут же полетел в сумку Кэтрин. Своим магнитным полем он вытащил все флаконы и, открыв верхнюю панель, вылил содержимое всех флаконов внутрь себя. Благодаря тому, что его создательница ведьма, и эти флаконы ее рук дело, создать нужное зелья ему было легко. Пока в нем варилось непонятно что, Глазгар обратился к Твинкл.  

– Фея Твинкл, у вас достаточно магических сил?  

– Да – Твинкл подняла на Глазгара мокрое лицо от слез.  

– Не бойтесь милая Фея. Сейчас я достану вот такие провода – Глазгар их вытащил из нижней панели – Я приготовил нужное зелье. Я возьму вашу магию и соединю с зельем. Результат должен быть моментальный.  

– Я, кажется знаю, как бы это назвал Джин. Проводник. Ты будешь связующим узлом между мной и моими друзьями.  

– Правильно. – Глазгар глянул на Райпена – Прошу ближе подползти, я и для вас рассчитал.  

Фиалия совсем вялая была в руках Райпена. Он подполз как смог, но для Глазгара и этого расстояния было достаточно. Глазгар всех обхватил своими проводами, и процесс по восстановлению жизни начался. Твинкл не чувствовала боли, но почувствовала утомляемость и усталость. Райпен же вспоминал первую встречу с Фиалией. Странный тот день был, он с уверенностью думал, что Мира умерла. Все обвиняли в двух похоронах его, но Черного рыцаря это мало волновало. Проблема была в душевном состоянии Миры. Прежде чем жить в замке, Мира пряталась в деревне Вергулии. Когда Мира только-только вступила в подростковую жизнь, она тайком с сестрой покидала территорию дома, несмотря на караульных. И гуляла по лесу, там и натыкалась на Чёрного рыцаря. Сначала были простые и невинные разговоры. Затем появились настойчивые просьбы рыцаря сбежать с ним.  

Но Мира увидела, как Райпен убивает ее отца, отчего она перестала покидать дом матери, несмотря на просьбы сестры выйти с ней погулять. Райпен залез в окно ее комнаты, и похитил. По началу Мира боялась и заявила Райпену, что не простит ему такой поступок. Райпен спокойно ей ответил, что монстр всегда должен быть с монстром. Миру разрывала тьма, она боялась себя, и Райпен по ночам всегда крепко ее держал, чтобы она не навредила себе. Постепенно общество Райпена перестало ее пугать.  

Вергулия на ночь крепко привязала дочь к кровати, зная, что ее дочь по ночам может навредить себе. К тому же ей приходилось завязывать рот, чтобы криками дочь не пугала соседей. От таких действий Вергулия как мать чувствовала себя ужасно. Но такой Миру сделала жизнь в Черном замке. Ночью монстр, днем милая девушка. Но вскоре Мира сама нашла выход. Она пила специальные зелья, заваривала чай, и утихомирила в себе злобу. Однажды Мира скрылась от всех, заявив родителям, что скоро появится. Все время, до своего среднего подросткового периода, она пряталась в Зачарованном лесу, в Тайном убежище. Райпен не мог найти Миру, он сидел в лесу у дерева и точил меч. Как вдруг увидел перед ним стоящую маленькую ведьму. Райпен оценил возраст девочки, что она только-только научилась самостоятельно вставать с горшка. Райпен пристально на нее глянул.  

– Тебе чего, мелкая?  

– Забудь её, не ты ей сердце разобьешь.  

Райпен не понимал странных речей девочки. К тому же ее голос был жутко противный. И она явно была одной из дочерей ведьм. Девочка, сказав это, направилась в лес. Райпен не останавливал ее, а продолжил точить меч. Как вдруг девчушка закричала, Райпен кинулся на помощь, но как оказалось, на ее голову упал паук, и девочка просто истошно орала, а паук от страха не мог и сдвинуться. Так и сидел, прижав лапки к голове маленькой девочки. Райпен скинул паука и велел девочке идти домой. Но девочка целый день за ним ходила и вечно ему мешалась под ногами. Райпен привык к маленькой прилипале, сейчас видя ее состояние, ему было не по себе. Если бы Райпен знал о нынешнем состоянии Миры, он бы обратно отправился в Зачарованный лес, и разнёс его бы в щепки. Глазгар и Твинкл быстро восстанавливали здоровье друзей. Фиалия уже самостоятельно сидела рядом с Райпеном. Глазгар убрал от них провода. Чёрный Рыцарь решил вздремнуть, пока есть возможность. Фиалия с любопытством, что естественно для ребенка, осматривала Хамелеон. Вскоре Глазгар убрал все провода, но герои ещё спали. Кэтрин снился странный сон, такое впечатление, что все движения были заторможены. Она словно смотрела с двух сторон. Сцены сна шли от видения ее глаз, и словно она наблюдала со стороны. Цвета были чересчур яркими. Но самое странное, что в мире нет магии, о ней даже не говорят. Да и сама Кэтрин была обычной девушкой, которая любит романтику. Но смутило Кэтрин то, что Белый рыцарь был не рыцарем, да и милым его не назовешь.  

Все движения, речь, манеры, были театрально наигранны, к тому же явно фальшивые. Кэтрин была в какой-то комнате. Все стены и мебель имели бумажную и плоскую форму. Сама Кэтрин ощущала себя бумажной и плоской. Она сидит в каком то странном и коротком платье в горошек. Кэтрин не понимала, почему именно такой узор, а не обычный цвет. Эти круглые маленькие пятнышки раздражали ее. Но когда она видела сцену не со зрительного зала, а на сцене, то ее все устраивало. Само развитие ситуации приходились не по душе Кэтрин. К тому же сидя и смотря на себя, Кэтрин была самой собой по всем параметрам. Словно она одновременно смотрела и принимала участие в спектакле. Сейчас шла сцена, где она сидит и грустит. Ждёт когда вернется с работы ее любимый. Кэтрин со сцены вслух комментировала, что в жизни ни один мужчина не добьется, что она будет о нем грустить и ждать. Вскоре появился Стиф. Внешность его была другой. Волосы имели светлый цвет. Одежда имела странный вид для Кэтрин. На нем явно были штаны и простая рубашка. Но такую одежду, как и на себе, Кэтрин видела впервые. При появлении возлюбленного, Кэтрин порхала вокруг него как бабочка вокруг цветка. Стиф же был полностью безразличен и говорил скучным голосом. Стиф сел за стол и открыл газету, которую держал в руках. Кэтрин из маленького шкафчика стала доставать тарелки и кастрюли с едой. Из этого, явно искусственно и бумажного шкафа, Кэтрин умудрилась бесконечно доставать еду. Со сцены Кэтрин кричала самой себе, что хватит этих действий. Заставив весь стол и пол едой, которая выглядела как нарисованная и бумажная, Кэтрин села напротив Стифа. И стала тараторить ему невесть что. Стиф ей отвечал либо да, либо нет. В итоге Кэтрин разревелась, и слезы били фонтаном. Если бы во сне у Кэтрин был лук, она бы давно пустила в саму себя стрелу. Когда Кэтрин стала просить Стифа проявить к ней больше интереса, и при этом села на колени к мужу. Кэтрин выскочила из зала, сказав, что человека, который придумал такой сценарий пьесы, нужно отправить на мыло. И стала уходить в темноту.  

Первым проснулся Джин. Голова у ученого шла кругом, особенно от его сна. Он вспоминал, что был фокусник. Причём не самым умелым. Из его рук все сыпалось, фокусы не удавались. А зрители были и вовсе животными, которым было не интересно. Но Джин упорно продолжал показывать фокусы. Твинкл бросилась обнимать и целовать Джина, от этого сон ученого быстро растворился и он перестал его вспоминать.  

– Твинкл, дышать нечем.  

– Прости Джин. Я так рада, что с тобой все в порядке.  

Джин зажимал голову руками, чувствуя, что сейчас она расколется пополам.  

– Где мы?  

– В Хамелеоне.  

Джин встав, подошел к креслу водителя и сел за управление Хамелеоном. Увидев пейзаж неба в лобовом стекле, и ощущая, что машина движется быстро, он с беспокойство обратился к Твинкл.  

– Эээ… Твинкл, твои фокусы. Ммм… колдовство?  

– Ооо… Так ты признаёшь магию?  

– Твинкл?!  

– Нет. Это не я.  

Твинкл сидела на полу, около Алекса и Руби. Остальные ещё не проснулись. Фиалия своей метлой толкала Кэтрин, Хамелеон ей уже не был интересен.  

– Это Грифон.  

Глазгар подлетела к Джину, который удивленно смотрел на Глазгара, и не мог понять, что он говорит. Ученый решил, что ещё не до конца очнулся от сна.  

– Гри… Кто?!  

Джин заметил, что они приземляются.  

– Не важно. Важно другое. Джин, код ошибки еМ478н1.  

Джин молча и пристально смотрел на Глазгара. Затем вскочил и побежал надевать свой сенсорный браслет. Затем, открыв специальный отсек Мотороллера, тут же умчался прочь. Глазгар полетел следом за ученым. Рыцарь на Грифоне заметил их, но поняв, что это не ведьма, не обращал на них больше внимания. Грифон приземлил Хамелеон слегка неаккуратно. Райпен проснулся. Кэтрин стала ругаться, а Твинкл стала обнимать и ее. Кэтрин стало воротить и она, отвернувшись, очистила свой желудок. Фея, мило улыбнувшись, магией прибралась в Хамелеоне. Руби снился сон, что она капитан судна, которое двигалось исключительно под водой. К тому же они сражались с такими же судами под водой и побеждали. Она была гроза морей. И вот, после долгого плавания, она вернулась домой. Дом был странный. Такой дом она впервые видела. И все предметы в нем чудные. Зайдя внутрь, она обнаружила Джина в переднике, у какой то доски с ножками, и в руках предмет, который дышал паром. Однако для Руби, что была во сне, эти предметы были обычные. Она была в ярости и всем недовольна. Во сне она затиранила Джина, но тот ей и слово не сказал. А бегал и выполнял все ее приказы. При этом постоянно извинялся. Когда Руби приподнялась с пола, у нее голова водоворотом ходила.  

– Морские соленья… Такое впечатление, что я неделю без перерыва праздновала удачный и крупный улов. Причём со всеми пиратами порохового острова…- Руби стала пинать принца – Эй… Рыцарь Королевства, вставай. Первее всех должен быть уже на ногах!  

Алекс тоже привстал, он, так же как и все, ощущал головокружение. Но когда голова его прекратила кружиться, он лёг обратно на пол и стал бить кулаком об пол. Алекс вспомнил свой сон, и он хотел снова туда попасть, но не из-за того, что он прекрасный и сказочный. Наоборот, волшебства в нем он ни капельки не почувствовал. Он хотел вернуться по причине, что нужно снова спасти возлюбленую. Алекс спрашивал себя, почему ему снятся такие сны. И куда делись те, в которых все хорошо и прекрасно. Алекс прокрутил в голове свой сон от начала и до конца. Он резко вскакивает с дивана. Вокруг чудная атмосфера. За окном странные звуки. Такое он видит и слышит впервые. Из проема двери выходит Мира. У неё на голове пучок, который явно собран наспех. Во рту прожаренный кусочек хлеба, и она не отрывает взгляда от чего – то в руках. Проходя мимо, она ерошит ему волосы. Алекс понимает, что волосы у него короткие. Он разглядывает свою внешность и руки. Такой стиль одежды он видит впервые. Он приподнялся с дивана, Мира уже вышла в другой одежде из другого проема двери. Как Алекс понял, это проходная комната. Вещи и мебель не похожи на его королевство и даже на Технополис. Он непонимающе оглядывается вокруг. Одно он понимал, уборка в этом помещении точно не помешает. Мира ходила туда и сюда с хлебом во рту и причесывала волосы, собирая их в хвост. Алекс вытащил ей хлеб изо рта, чтоб остановить и задать вопрос. Но Мира чмокнула его в губы, и снова ушла, только без хлеба. Алекс откусил хлеб, на вкус оказалось вкусно. Алекс проглотил кусок, Мира подала ему кружку с теплым напитком, при этом улыбаясь и что-то говоря. Алекс понял, что это не ему, она сжимала руку у уха. И он обратил внимание, что зажимала она предмет, похожий по форме на прямоугольник. Алекс сам не понял, как уже выходит с Мирой на улицу, причём полностью одетый. Он увидел много людей, чудные формы машин. Благодаря Джину он знал, что телега с колесами, ездящая на топливе, зовется машина. На улице было холодно. Дома высокие, с множеством окон и входов. Мира стояла около одной машины, которая припаркована ближе к дорожке, по которой ходили люди. В странных для Алекса одеждах. Как он понял, он во сне не рыцарь, как обычно. Чтоб легче понять смысл сна, он сравнил себя с простолюдином. Мира оторвала глаз от рук, в которых был странный предмет, и Алекс увидел ее пристальный взгляд. Мира попросила его быть шустрее, но Алекс не понимал, что хочет от него Мира. Когда Мира стала говорить про ключи от машины. Алекс, пошарив в кармане, обнаружил много связок ключей. Они были маленькими и чудными на внешний вид. Разобравшись с ключами и попав внутрь машины, Алекс был поражён тому, как внутри все устроено. Если сравнивать с Хамелеоном, машина была маленькой. Материал странный, хотя Алекс видел и узнавал кожу и металл. Сидя за рулём, он не понимал, что делать и как управлять этой машиной. Ему ещё знакомы были педали. А как заводить Алекс не знал. Затем он повернулся к Мире, она сидела и глядела в плоскую коробочку, двигая большим пальцем по ней и иногда улыбаясь. Алекс тяжело вздохнул и облокотился на сиденье. Это тоже ему было знакомо, хотя отличалось от его кресла и остальных в Хамелеоне. Мира, видя состояние друга, заявила ему, что Алекс странно себя ведет, словно с луны свалился. Алекс в голове прокрутил, что может он на луну и попал. Мира села за руль, Алекс рядом. Он разобрался, что нужно пристегиваться. В этом сне он понимал, что это сон, но все равно чувствовал огромный дискомфорт. В кармане его куртки раздавалась вибрация, и он достал предмет, что не переставал вибрировать. Как оказалась, у него такая же коробочка, как и у Миры. Экран коробки светился, и он прочёл текст “отец Миры”. Алекс почему то решил, что это сэр Гаральд. Из-за того, что он долго не брал трубку, Мира выхватила предмет и стала по нему разговаривать. Алекс слышал, как она ругалась, причём очень громко. Видимо с отцом Миры у него и у неё конфликт, как и в реальности. Алекс не удивился этому. Но резко Алекс провалился в темноту. Когда открыл глаза, то увидел повсюду осколки и Миру, лежащую на руле. Она явно не дышала. Затем снова темнота и Алекс опять резко встаёт с дивана. Снова начало сна повторилось. Снова он на улице и у машины, но он помнит, чем все закончилось. Он стал требовать, чтоб пошли пешком. Им явно нужно куда то идти. Алекс тревожился. Теперь он замечал, как все грустно вокруг, уныло. И тревога в груди не отпускает его. Когда они шли, Мира говорила с кем то по телефону.  

Алекс мог предположить, что эта вещь несет функцию, как у Джина, а значит смело можно назвать телефоном. По разговору Алекс понял, что Мира болтала с сестрой. При этом Мира держала его за руку. Они шли под крышами домов, Алекс вокруг оглядывался, пока было все хорошо. Но резко он упал на землю, на этот раз сознанье он не потерял, но заметил, как люди подбегали к нему. На их лицах был ужас и они явно были в панике. И раздавался противный и воющий звук где-то вдалеке. Он повернулся и от увиденной картины его стошнило. Опять сон повторился, снова и снова Алекс пытался изменить картину гибели возлюбленной, но безуспешно. После долгих попыток, он решил вообще не выходить на улицу с ней. После долгого разговора, он уговорил Миру не покидать помещение. Они сидели на диване, укрывшись одеялом. Мира положила голову на плечо Алексу. Алекс стал успокаиваться. Мира включила ящик, который показывал разные картинки. Алекс осознал, что эти вещи менее развиты, чем в Технополисе. Ящик говорил о катастрофах на улице, и многих смертельных случаях. На людей из сна Алексу было все равно, он поцеловал в макушку Миру, прижав ее сильней к себе. Мира замурлыкала и предложила снова заварить чай. Алекс не знал, как тут все работает, и к тому же Мира уже заваривала чай. Алекс расслабился, он с уверенностью считал, что все позади. Как вдруг раздался звук падающего предмета и много других звуков, что упали явно на пол. Алекс побежал в коридор, который вывел его на кухню, он увидел жуткую картину, и снова его накрыл ужас. Алекс, шатаясь, направился к дивану и лёг. Он ждал, что снова резко вскочит, но не выходило. Голова шла кругом, он не мог пошевелить ни рукой ни пальцами. Его грудь сжималась, сердце щемило. Казалось, что в его тело молотком вбивают гвозди. Но Алексу на эти ощущения было плевать. Он хочет лишь одного, чтоб в Мире была жизнь. Он услышал своё имя. Вначале голос принадлежал его матери, затем Мире, затем Руби. И под голос и пинание пиратки он проснулся. Прокручивая события, Алекс перевернулся на спину. Он не хотел вставать, он вообще ни чего не хотел. Но услышал голос Кэтрин, которая делилась со всеми, что ей приснился жуткий сон, Руби тоже сказала, что сон хоть и про ее стихию, все же он пришёлся не по течению ей. Принц вскочил.  

– И вам приснился сон, от которого на душе кошки скребутся.  

– Можно сказать итак – Кэтрин сдерживала рвотный призыв. – Я во сне бумагой была и физически и душевно. Хотелось себя прям задушить.  

– А я Джина так загоняла, и он мне ни разу свои факты не привёл. Спасибо другу, что он в жизни зануда учёный! А кстати где он?  

– Уехал с Глазгаром – Твинкл мило всем улыбалось, ей было все равно, что приснилось друзьям, главное, что они живы и здоровы.  

– На счёт снов. – Кэтрин пыталась встать, но не выходило – Это из-за Шурале. Они высасывают жизнь. Поговаривают, что они запечатывают твою душу во сне. Причём не в сладком и не милом. Нам повезло, что мы проснулись. Иначе могли навечно блуждать по сну и погибнуть. – Кэтрин помог подняться Райпен. – Спасибо Райпен. Райпен?!  

Кэтрин хотела схватить свой лук, но он был на полу, и она приняла бойкую стойку. Остальные тоже заметив Черного Рыцаря хватались за оружие, но не находили его. Как оказывается, оно тоже лежало на полу, как и лук лучницы. Твинкл заслонила Райпена.  

– Вот же невежами вышли из Зачарованного леса. Говорила вам, что лучше туда не ходить. Спасибо скажите Райпену. Он и другой рыцарь вытащили вас из леса. Другой рыцарь имеет Грифона, и герб такой же.  

– Грифон?!  

Алекс, когда услышал, тут же вышел из Хамелеона, следом и другие.  

Их взору возник Грифон, который лежал и отдыхал. Рыцарь сидел и облокотился на грифона. Рыцарь в ожидании много дел переделал, но он ждал, когда ведьма выйдет и отправится с ним в его замок. Когда он увидел выходящих людей, он не увидел среди них ведьму. Рыцарь встал и быстро направился к ним. Алекс за это время успел его рассмотреть. Два меча сбоку, он слышал о утерянной технике двух мечей. Она принадлежала исключительно роду Грифонов. К тому же он выявил схожесть в росте и телосложении с Флантром. Для Алекса это было необычно, в живую увидеть Герб Грифонов.  

– Где Ведьма-певица?  

Все переглянулись. Но принцу сильно сжал плечо Райпен и обратился к рыцарю Грифонов.  

– Тот образ был обманом, ее изначально не было среди нас. Он подробно все тебе расскажет.  

Райпен стал уходить, Фиалия следом. Рыцарь говорил девочке, чтоб та шла домой, но та семенила следом, и твердила, что Райпена порвет русалка. Райпен рычал на нее, чтобы шла домой и немедленно.  

– Это ты! – Кэтрин все время пристально разглядывала рыцаря, в том числе и руки. – Да точно! Это же кольцо! То кольцо с гербом!  

Рыцарь вспомнил Кэтрин, именно эта девушка забежала и выбежала как полоумная.  

– Значит, ты нашла кого хотела.  

Кэтрин смотрела непонимающе. Алекс решил начать переговоры с древним и утерянным родом острова Кингсланд.  

– Сэр Рыцарь, извините, не знаю вашего имени…  

– Сэр Аззарат  

– Сэр Аззарат, я принц Александр острова…  

– Ваше высочество, можно вас на пару слов.  

Алекс был удивлен таким словам от рыцаря и увидел, что тот явно стал сильнее нервничать. Алекс и Аззарат отошли в сторону. Девушки с интересом стали рассматривать грифона, который спал.  

– Принц Александр…  

– Можно просто Алекс.  

– Прекрасно. Видите ли Алекс, я тоже принц, но суть не в этом. Вы можете сохранить мое посещение на территории Кингсланд под строжайшим секретом? – Аззарат стал бросать взгляд на девушек.  

– Я, кажется, понимаю ситуацию. Я и мои друзья не будут о тебе рассказывать.  

– А тот другой рыцарь?  

– С этим проблематично, но думаю, сможем с ним договориться.  

– Теперь к главному, где Ведьма-певица?  

– Про певицу не понимаю, но вот ее имя Мирилейн. Честно говоря, я кусок важного и интересного пропустил. – Алекс немного замялся, вспомнив сон и нынешнее состояние Миры. – Она сейчас спит.  

– Так разбудите, мне срочно нужна ее помощь.  

– Это невозможно, ее сон одновременно смерть и жизнь.  

– Я не понимаю тебя.  

– Так же как я не понимаю, зачем тебе Мирилейн.  

Оба рыцаря замолчали. Затем Аззарат продолжил.  

– Моя сестра умирает, и по моей вине. Мы тайком покидали наш замок, он находится далеко, вокруг море и…  

– Я в курсе примерного его место расположения. Но ваша территория под запретом, это место вычеркнули даже из карт. Продолжай.  

– В общем, мы гуляли на острове, где есть огромный вулкан и много странных зверей. В том числе и вот таких – Аззарат показал на Пришельца, который стоял у ног принца.  

– Затерянный остров.  

– Да он самый, по крайне мере многие его так называли. Точное название я не знал, точнее не думал, что это и есть его точное название. В общем, я насильно скормил Грифону сестры ягоду. Наши друзья крепкие, им все нипочем, а уж от одной ягоды, даже если она смертельная, ничего будет. Да вот только беда случилась. Мы прилетели домой. Ей с каждой минутой все хуже и хуже становилось. И ее другу тоже. В итоге оба умирают. Наш друид не может вылечить, говорит, что не способен, но он узнал, кто способен. Духи нашего сада ему сказали, что слышали о могущественной Белой ведьме. По описанию Ведьма, что часто поет в баре. Совет уже второй день решает, и не может ничего сделать. Открыть ворота или нет. Болваны… Матушка и отец не отходят от Аззары.  

– Убеди совет открыть ворота.  

– Пытался, да чуть не попался на том, что покидал Замок. А это может вспыхнуть огнем войны между нами.  

– Согласен. Есть сестра Мирилейн. Кэтрин. Та, что тебя узнала.  

Аззарат подбежал к Кэтрин.  

– Ты ее сестра, значит, знаешь и как колдовать.  

– Во – первых – Кэтрин стряхнула руки рыцаря со своих плеч – Не трогайте меня. Во – вторых, я не колдую. Все зелья мне варит моя сестра.  

Рыцарь Грифонов зарычал, и его Грифон проснулся и поднял голову на хозяина. Алекс подошел к остальным.  

– Кэтрин, есть зелья противоядий?  

Кэтрин полазила в сумке, затем прорычала имя Глазгара и снова полазив, пожала плечами.  

– Флаконов нет, видимо Глазгар использовал все, чтоб нам помочь.  

Фея Твинкл подтвердила и подробно все рассказала друзьям. И какая она молодец, что смогла лично увидеть в действии Глазгара и не испугаться. Алекс спросил Твинкл, сможет она приготовить зелья. Твинкл ответила что сможет. Но когда она сказала время их приготовления, Аззарат отказался. Кэтрин сообщила, что в сумке сестры полно готовых зелий.  

Алекс выдвинул теорию, что может лишними зелья Твинкл не будут, если те не помогут. Из Хамелеона раздался звук оповещения об опасности. Когда все оказались у проекционного стола, то увидели, что Королевский замок под угрозой. Твинкл снова напомнила друзьям, что Джин уехал с Глазгаром. Алекс встревожился, если Глазгар прилетел за Джином, значит с Мирой что-то не так. Замок, Мира, сон, все это тревожило душу Алекса. Он решил, что Кэтрин едет с Аззаротом за зельями, затем тот незамедлительно отправляется к себе. Кэтрин же приезжает с Джином в Королевским замок. Судя по 3D голограмме, замок атакован шипастыми стеблями роз. Причем гигантских размеров. Алекс обратил внимание, что отсек с Мотороллером пуст.  

Когда Джин забежал внутрь дома, то он столкнулся с Эркеленом. Золотой рыцарь с подозрением глянул на Джина. Он узнал колдуна – друга Алекса. Да и сам Джин его не смущал. Его смутило резкое его появление. В голове Золотого рыцаря пульсировала тревога.  

– Господин Джин, пригнитесь пожалуйста. – Глазгар отлетел назад, явно что-то рассчитывая.  

Джин пригнулся, хотя не понимал для чего. Глазгар рванул в сторону Золотого, и в полете полностью закрылся и обхватил себя крыльями. Он попал прямо в лоб Золотому, от такого удара рыцарь тут же упал на пол плашмя.  

– Зачем такие варварские методы? – Джин приподнялся, поднимая бровь.  

– Поверьте – Глазгар уже летал в раскрывшемся виде – Золотой рыцарь Эркелен тот еще паникер, особенно если это касается моей Госпожи. Объяснения только собьют его с толку.  

Джин и Глазгар поднялись в комнату Миры. Джин стал смотреть данные и проверять оборудование. А также выводить отчеты состояния Миры.  

– Нарушение кислорода. Молодец Глазгар, исправил. Но долго. Кислород толком не поступал в мозг 23 минуты 15 секунд. Система подачи кислорода сама не могла нарушиться. Глазгар, кто приходил к Мире?  

– Не могу с точностью сказать кто. Но те, кто был, не трогали ничего. Я в этом уверен.  

– В жителях этого дома я тоже уверен…- Джин отошел от аппаратов и сел на пол. Но кто-то нарушил работоспособность аппаратуры. И этот кто-то знал, что делает. Ее мозг поврежден. Когда она проснется, я смогу исправить. Вполне возможно. Эта задача легче, чем пробудить ее. Но если такой сбой повторится, то ее мозг полностью умрет.  

Глазгар приземлился рядом с Джином и опустил крылья.  

– Я это проанализировал. Но я верю, что все будет в порядке. Моя Госпожа все преодолеет.  

– Глазгар, у нее много врагов в Технополисе?  

– И там найдутся. Я тоже считаю, что человек навредивший Госпоже, житель Технополиса.  

– Мире явно пытались навредить. Но не убить. Зачем? Для чего? Месть? Зависть?  

– Не те вопросы задаете, Господин Джин. Как нам быть дальше? И будут ли попытки больше навредить ей. Ведь даже если вы ее разбудите.. Ей прямая дорога в Замок Йона будет.  

– Два дня прошло, третий к концу подходит. Возможно, будут еще попытки погубить ее мозг. Нужно быть начеку.  

Вы не можете двадцать четыре часа быть с ней. Но не переживайте. Есть люди, которые от нее не отойдут ни на шаг.  

– Это дает надежду. Она не должна погибнуть. Тот, кто это делает, не представляет, какую угрозу несет. Погубить ее разум равносильно массовой гибели людей. Такими действиями, Апокалипсис все ближе к нашей планете.  

– Страшнее не апокалипсис. Гнев Кэтрин, гнев Райпена, даже гнев Золотого. Собери их вместе, они мелочь. Поверьте, гнев Гаральда куда страшнее смерти. Отец Госпожи похоронит этот мир в пучине хаоса и тьмы. Где мы будем жить и страдать, ибо сладкое чувство смерти он не позволит нам испытать…  

– Достаточно, я понял…  

Джин встал с пола, Глазгар, попрощавшись, улетел. На браслете Джина что-то замигало. Даже его капсула видеосвязи вибрировала в кармане. Но Джину был погружен в раздумья: “Знает ли человек об истинной сущности Миры? ”, “Хочет ли уничтожить Мир, или же это личное? …”, “Астрал, живое это существо, часть Миры, или же он равносилен воздуху нашей планеты? ”. Пока Джин размышлял, Кэтрин зашла в дом, и спокойно, без удивления, перешагнула через Золотого, словно так было всегда. Она нашла сумку сестры, но услышала тихие шаги в комнате сестры. Кэтрин знала, что это Джин. Достав все зелья и переложив к себе в сумку, она направилась наверх. Увидев беспокойное и задумчивое выражение лица ученого, она спросила его, в порядке ли все. Джин ответил, что волноваться не о чем, ложная тревога. Кэтрин пожала плечами, ответив, что не переживает. Она еще с того раза в Хамелеоне полностью доверила сестру Джину. Ученый покраснел. Кэтрин вкратце объяснила ситуацию в Королевском замке. И они поехали на Мотороллере сначала отдать зелье рыцарю Грифона, затем в Королевский замок.  

0
28.03.2019
avatar

Лукав, завистлив, зол и страстен, Отступник бога и людей; Холоден, всем почти ужасен, Своими ласками опасен, А в заключение - злодей! (Лермонтов М.Ю.)
Внешняя ссылка на социальную сеть
417

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть