Королевство под знаменем льва. Ритм движения

1.

Мира шла спокойно, лицо ее было мокрым от слез. Не думая куда идти, ноги вели ее в своем направлении, и почему то решили увести глубоко в лес. В это время в Хамелеоне разыгрывалась очень интересная сцена. Твинкл была зла на Руби.  

– Я не понимаю, почему ты так плохо поступила!  

Руби не чувствовала себя виноватой, но старалась оправдать свой поступок.  

– Выслушайте меня и все поймете. Лицо я ее не узнала, но голос точно ее, той, что напала на меня в прошлом, забрав при этом ягоды!  

Твинкл, хлопая крыльями, озадаченно смотрела на Руби.  

– Ты обиделась, что Мира украла твои ягоды?  

Джин подошел поближе к подругам.  

– А я удивляюсь, почему вы не узнали ее лицо, на фотографиях?!  

– Я не знаю на счёт Твинкл, но на фотографиях она выглядела по-другому, короткие чёрные волосы и очки, не сравнить с нынешним обликом.  

– Тогда почему Алекс ее узнал?  

Принц сидел все также в раздумьях. Твинкл подлетела к нему.  

– Алекс, из всех нас, ты единственный, кто узнал ее.  

– А? Это… Я узнал ее по глазам, носу и губам… Руби, как она напала на тебя?  

– Было дело давнее. Когда мы с отцом стали жить у сэра Ульфа Громилы, я не сразу отправилась в одиночное плаванье, поначалу помогала отцу, как и на пороховом острове, на кухне. Так вот, решила сделать приятный сюрприз ему, отправилась в лес за ягодами, нашла крупные и интересные, попробовала парочку, оказались сладкими. Через некоторое время, ко мне подошла девушка, и попросила разрешение помочь мне, имени друг друга мы не спрашивали. Начала рассказывать сказку, мол, чтоб веселей собирать. Это была та же сказка! Только конец другой.  

Руби замолчала и посмотрела на друзей. Те ждали продолжения. Алекс слушал внимательно, и, когда Руби прекратила свой рассказ, он встал и подошёл к ней. Теперь, несмотря на большое пространство в исследовательской машине, друзья столпились в одном месте, лишь Пришелец резвился около Хамелеона, на улице.  

– Руби, какой конец у той сказки?  

– Дословно не помню, звучал примерно так: она долго ждала свою судьбу, но так ничего и не произошло. В итоге, она стала ведьмой, и пыталась завоевать королевство. К тому времени принц стал королем, и полюбил другую. У ведьмы снова проснулись чувства к королю, и она специально проиграла битву, и совсем исчезла из этого мира, с последним желанием, мир во всем мире. Что то типа того.  

Твинкл всплакнула.  

– Это тоже красивая история.  

Руби нахмурилась.  

– Красивая?! Она резко атаковала меня, бой изначально был неравный, но пары ударов сногсшибательных шаров ей было мало, она наколдовала из земли шипастые стебли, которые вонзились в меня! Я потеряла сознание, очнулась, а ее и след простыл! И корзины с ягодами тоже не было видно. Мне пришлось собирать маленькие красные и кислые.  

Все удивленно смотрели, и Алекс задал вопрос.  

– Руби, а как выглядели эти ягоды?  

Руби задумалась.  

– Большие, круглые, оранжевые, чем то на икру Чавычи похожи.  

Твинкл пискнула и зажала рот руками.  

– Руби, те ягоды были шиповником Ангоры.  

Джин уже вбил информацию об этих ягодах.  

– Они опасны, может возникнуть сыпь и галлюцинации, при большом употреблении вызывают смертельный исход.  

Джин посмотрел на Руби с беспокойством.  

– Сколько ты их тогда съела?  

– Не помню, может много, может мало. Сушеные моллюски, чего вы хотите сказать?  

Все молчали. А Твинкл вспомнила.  

– Эти ягоды, еще называют ведьмино счастье, противоядие от них, сок из игл шипастого ониксуса, который растёт на другом конце королевского острова.  

Алекс сначала молчал, затем подошёл к стенке, положил на нее руку и облокотился лбом, громко и четко говоря.  

– Она спасла тебя! Она не знала, сколько ты съела и ела ли вообще. Первое, что она сделала, наблюдала твою внимательность, второе – слух, третье – координацию. Получив информацию, что ты отравлена, она начала действовать.  

Твинкл обняла подругу.  

– Руби, ты чуть тогда не погибла.  

– Вареные раки, я ударила ее ни за что, получается…  

Алекс вышел из исследовательской машины, Руби за ним.  

– Алекс, я была уверена…  

– Руби, никто не виноват, ты пиратка, а не лесничий. Но безрассудно без знаний собирать ягоды. Тебе очень повезло.  

– Тогда почему ты расстроен?  

Алекс улыбнулся.  

– Я не расстроен, я рад!  

Джин тоже вышел.  

– Уже темнеет, нам пора в Технополис.  

Руби расстроилась, она так и не увидела отца. Хамелеон, закрыв двери, отправился в Технополис.  

Город Джина располагался далеко в океане. Раньше он был закрыт от мира, и искусственный интеллект охранял его, не давая доступ во внешний мир. Считалось, что вокруг нет жизни и очень опасно. Но Джин услышал песню китов, и пытался доказать всем и программе, что жизнь есть. Пройдя через многие трудности, он вырвался и доказал всем, что опасности нет, в мире много интересного и многое в нем можно исследовать. Сам Технополис, это остров, который может выдержать все природные катаклизмы. Он очень чистый, яркий и технологично-красивый. Там друзья и проведут привычно не первую ночь.  

Мира вскоре поняла, что слишком далеко забрела в лес. Солнце уже давно спустилась за горизонт, освещая последними тёплыми лучами небо, на котором появились звезды. Ее охватила паника, ведь магии нет, браслет не снять, да и в какую сторону идти, совершенно непонятно. Привычные звуки для леса, были для ушей Миры пугающими. Будь она не одна, не так бы паниковала. Но сейчас, по глупости своей, она забрела и ее сильно лихорадило. Совсем близко кто-то шел за ней следом. Мира прошептала.  

– Только не медведь. Только не кабан. Только не медведь, только не кабан.  

Когда она обернулась, то увидела чёрного волка, который сначала принюхивался, а потом стал скалиться.  

– Ой нет, только не ты…  

И она рванула к ближайшему дереву. Человек в экстренной ситуации, опасной для жизни, может совершить такое, на что в обычно неспособен. Мира с ловкостью кошки, взлетела на дерево, и сев на крепкую ветку, стала кричать волку.  

– Я вылечила тебя! Ты должен мне спасибо сказать!  

Волк рычал и прыгал на дерево, пытаясь достать её.  

– Что тебе надо? Извинений? Извини! Встала бы на колени, но не могу.  

Мира заплакала, и, вертя головой в разные стороны, а затем стала просить помощи.  

– ПОМОГИТЕ! КТО НИБУДЬ!  

А затем очень тихо сказала.  

– Хоть кто нибудь! Алекс, где ты, помоги мне!  

Волк на секунду замолчал, словно поняв, что Мира просит помощи, и неплохо было бы попросить и ему. Он протяжно завыл, и вскоре к нему подтянулись еще два волка, но более серые по шерсти. Мира смотрела на них.  

– Ну да, вот и твои друзья. Я же прошу у тебя прощения, я виновата в прошлом!  

Собрав остатки сил, она со всей дури крикнула.  

– Пожалуйста, помогите!  

Неожиданно раздался рев труб и в волков полетели стрелы. Двое сразу убежали, лишь чёрный волк напоследок огрызнулся на Миру, и под стук приближающихся всадников побрел вглубь леса. Мира разглядела двоих всадников с эмблемой волка. Один наездник, у которого правый глаз был слепой полностью, обратился к другому с сарказмом.  

– Посмотри, какая пташка у нас потерялась?!  

Мира замерзла, ей было страшно, и все равно кто ее спасет, лишь бы понимал речь.  

– Помогите!  

К рыцарям подъехал ещё всадник, но он отличался от них. Одежда его была грязная, и темно-охристого цвета. В руках он держал посох, Мира узнала в нем королевского колдуна и своего учителя, для неё это зацепка по спасению.  

– Дядюшка Фаршизак, пожалуйста.  

Не то, чтоб колдуна Фаршизака эта просьба раздобрила, он помнил, что взяв Миру в ученицы, его планы по краже золотого королевского чайника, могучего из всех артефактов, отложились на долгий срок. Конечно, Миру он не любил, но признавал её способности, поэтому с неохотой, но взял в ученицы. Он вопросительно поднял на неё голову.  

– Мира?! Почему не колдуешь?  

Её голос был уже без сил, дрожь пробила до костей, она оставила без ответа вопрос колдуна. Рыцарь со слепым глазом посмотрел презрительно на чародея. Ему он никогда не доверял, сколько бы его хозяин не платил, фокусы этого мошенника всегда разоблачала супер четверка, а сам колдун при любой драке испарялся, словно его и не было.  

– Вы знакомы с этой птичкой?  

Фаршизак, почувствовал неприязнь, исходящую в вопросе от этого рыцаря.  

– У вас плохо с окружающей средой сэр Райпен, это не птичка, это ведьма Мира.  

Райпен готов был врезать по заросшему лицу колдуна, но подъехал Чёрный Барон.  

– Чего встали?! Волков испугались?  

Сэр Райпен повернул коня к своему господину, и, не слезая с лошади, поклонился в знак подчинения.  

– Волков мы прогнали, мой господин, но наткнулись на трусливую…  

Он покосился на Фаршезака и отчетливо произнес.  

– Пташку на дереве.  

Чёрный барон поднял голову, и увидел вцепившуюся в ствол дерева трясущуюся Миру.  

– Вот как! Идемте дальше, мы не спасатели…  

Барон стал отъезжать от дерева, Миру пробрал ужас, колдун стал объяснять, что она ведьма, в ней нет благородства, и уговаривал помочь. Чёрный барон остановил коня.  

– Если она ведьма, пусть летит отсюда, у нас с тобой… – он зло сощурил глаза на Фаршизака – есть дела и поважней, чем спасения глупых девчонок, гуляющим по ночам в лесу.  

Фаршизак сдался, а Мира громко прокричала  

– ПАРНАС!!!  

Чёрный барон, услышав это имя, резко потянул уздечку лошади, та послушна развернулась и подошла обратно к дереву.  

– Откуда? Откуда оно тебе известно?  

У Миры зуб на зуб не попадал, но она прошептала, чтобы Чёрный барон её услышал.  

– Отвезите в замок, я все объясню.  

Чёрный барон был ошеломлен, он не знал, то ли приказать убить ее, то ли отвезти в замок. После долгого молчанья, Райпен ответил Мире.  

– Какая деловая пташка, может, ещё попросишься в жены к барону? – съехидничал он  

Мира в принципе была готова и на такие уступки, лишь бы попасть в любой замок, где толстые стены держат тепло и много людей. Но она ответила Райпену.  

– Не смешно, за него добровольно не выйдет ни одна ведьма, а та, кто выйдет, нос повертит, а я по иронии судьбы, одна из них.  

Если Райпен сделал суровое лицо, то барон лишь усмехнулся.  

– Райпен, помоги спуститься птичке…  

Когда Мира потихоньку спускалась, Райпен был готов поймать ее в случае чего. Мира расцарапала всю себя об кору и ветки дерева. В самом низу Райпен подхватил ее и поставил на землю. В этот момент барон спрыгнул с лошади и не ожидаемо для всех прижал со всей силоы Миру к дереву. Ростом барон был выше Миры, на двадцать сантиметров, его карие глаза пристально и злобно смотрели в ее лицо. Королевская знать, в том числе и принц, не любили барона. И находили в нем мерзкие, скользкие черты, к тому же были бесполезные попытки захвата трона, которые никогда не заканчивались успехом. Он хотел покорить любыми средствами сердце принцессы Леоноры, сестры Алекса. Но если все видели в нем заклятого злодея, то Мира находила его интересным. Первое, что ее привлекло, так это упорство, сколько бы барон не проигрывал, сколько бы не падал, не убегал, он всегда держал слово, не оставляя попытки захватить трон. Все замечали, насколько барон не соблюдает гигиену тела, но Мира с этим была не согласна. У барона черные и шелковистые волосы, которые пышно лежали на его голове, особенно ей нравилось, как ложилась длинная челка на правую сторону, закрывая частично лицо. У барона были тонкие усы и бородка, которая тонкой полоской обрамляла выпуклость подбородка. Вся остальная часть лица всегда была гладко выбрита. Мира не то, чтобы защищала Чёрного барона, скорее говорила, что он гнилой внутри, люди это видят и слышат, но красоту стройного и высокого тела барона не замечают.  

Барон сильно сжал ее плечи, и ей на миг показалось, что сейчас он вдавит ее в дерево.  

– Я не благородный спаситель, просто из одних зубов, ты попала к другим.  

Мира не смотрела на барона, ей было страшно. Она снова попросила отвезти её в замок. Барон отпустил и обратился к своему рыцарю.  

– Райпен, она поедет с тобой.  

Барон развернулся, но Мира схватила его за руку. Даже в ночном свете можно было разглядеть, как сильно трясет Миру.  

– Прошу, с вами… П…  

Барон чувствовал, что она хочет произнести снова это имя, и резко закрыл ей рот.  

– Даже не смей снова произнести это имя!  

Мира покивала в знак понимания, барон сел на свою лошадь, а Райпен помог Мире сесть к барону и они двинулись в замок.  

2.

Когда-то давно, четырьмя островами правил Чёрный Король. Повсюду висели красно-черные знамена с изображением лика волка с короной. От былого королевского замка сохранилась центральная башня, к которой пристроили узкие и высокие башенки. Но замок от этого не приобрел былую мощь, а лишь утратил свое величие. В этом замке и жил Чёрный Барон, каждый день он клялся своему трону, что вернёт законное наследие. Мира находилась в одной из узких башен, она стояла у высокого окна, с открытыми створками. Ощущалось, что в этой комнате никто не жил, и ее подготовили в второпях. В комнату занесли кушетку и стол, барон занял оба предмета обихода, и налил напиток в бокал из стекла. Неизвестно по каким факторам, но барон залюбовался профилем Миры, который освещал лунный свет. В комнате было тускло, и лишь камин и пара настенных факелов делали ее более светлой. Холодный свет луны добавлял грустный оттенок и так печальной Мире.    

– Как я понял, ты покинешь мой замок с первыми лучами солнца. Так?    

– Вы верно понимаете. Я благодарна…    

Барон поморщился, словно от кислого лимона и перебил Миру.    

– Мне твоя благодарность не к чему, я не сопливый герой.    

– Вы должно быть, до сих пор боитесь призраков.    

Барон поперхнулся.    

– Я не суеверный, но я действительно с ними столкнулся. Но отобрав мои сокровища, они их вернули.    

– Это были пираты, а сокровища ваши вам вернула четверка друзей.    

– Что за вздор!    

Мира ни разу не повернулась к барону, только сейчас она почувствовала, что согрелась от камина и тёплой накидки, что любезно дали слуги. Она не стала спорить с бароном, от Арчебальда она слышала эту историю.    

– У каждого есть свои страхи барон, даже у меня.    

– У ведьмы? Какая ты ведьма, раз израсходовала все свои силы?    

Мира молчала и смотрела в окно, в ожидании рассвета. Барон наполнил вновь свой пустой бокал.    

– И чего же ты боишься?    

– Темноты, в которой ничего не происходит, и лишь тишина, что сводит с ума от страха ожидания неизбежного…    

– Необычно… Ведьма не переносит темноты.    

Барон глотнул из бокала, а Мира молча посмотрела на месяц луны. Даже в обществе барона ей было спокойнее, чем быть одной. Она лучше чувствовала себя, но очень устала, и хотела домой к матушке, к Глазгару, к Кэтрин и Арчебальду. Ещё обязательно навестит бар, и просто посидит с Нарой и Разлом. Мира задумалась: если не считать Глазгара, то у нее четверо друзей, подражает она принцу или это чистое совпадение?  

У барона в голове крутилось непонимание и гудело недоверие к Мире, он решил первым нарушить затянувшееся молчание.    

– Я не могу вспомнить, что мог дружить с девочкой по имени Мира.    

Мира закрыла глаза, ее ноги подкосились, но она отказывалась признавать слабость своего организма, особенно перед бароном.    

– Потому, что Мира не мое настоящее имя, мое имя… Мирилейна…    

Барон застыл, бокал выскользнул из его руки, и упал на пол, разбившись на мелкие осколки.    

– Ты…?    

Барон сначала был озлоблен на Миру, но разговаривая в этой комнате, он чувствовал маленькую симпатию к ведьме, а сейчас его снова накрыла пустота. По возрасту барон был старше Миры, можно сказать он ровесник Джину, но на пару месяцев взрослее, и всегда смотрел на героев, словно на детишек, хотя разница была не большая, но достаточная, чтоб в один момент понять, что он уже взрослый, и дружба с маленькой девочкой ни к чему. После воспоминаний, в его голове пульсировала злоба.    

– Да, чтоб темнота тебя съела! Ты не нужна мне сейчас в этой жизни!    

– Страшно слышать такие слова от друга детства – грустно сказала Мира.    

Барон встал и направился к двери, открыв ее, он кому то что – то быстро сказал в коридоре. Миру бросило в жар, и одновременно стало знобить, она мысленно стала просить солнце появиться на горизонте скорее. Пришли слуги и убрали осколки. Внешность их была печальна, видимо работать на барона не самая радостная участь. Барон вернулся, на столе стоял новый бокал, но уже серебряный, он стал наполнять его.    

– Хитрая ты, словно лиса. Знала, что расскажи сразу, до сих пор сидела бы на том дереве.    

Барон в гневе перелил вино и оно потекло через край бокала. Его это сильно разозлило, и он швырнул в стену бокал. Мира открыла глаза, сейчас ей было все равно, что будет. Она вздохнула глубоко и, собравшись с силами, кое – как подошла к валявшемуся бокалу на полу. Подняв его, она подошла к столу, барон молча сидел и даже не глядел на неё. Она наполнила бокал и обратилась к барону.    

– Простите и пожалуйста, не гневайтесь.    

Барона распирала злость.    

– Что? Просишь не злиться! Да как ты смеешь! Как смеешь своим появлением рушить мои планы!    

Мира поставила бокал ближе к барону и снова подошла к окну, там до сих пор не был виден рассвет.    

– Не беспокойтесь, ваши планы я никогда не рушила, и не собираюсь сейчас. К тому же наше прошлое, остаётся в прошлом, и не имеет значения, после гибелей ваших родителей. Во всех ваших неудачах виноваты вы сами.    

Барон осушил бокал одним глотком, и небрежно налил ещё. Его трясло от злобы, все сильнее и сильнее.    

– Ты говоришь мне, что я не смогу захватить королевский замок и развесить свои знамёна!    

– Пожалуйста, успокойтесь. Гнев затуманивает рассудок, а он у вас и так в постоянном неведении. Ваши попытки пусты, оставьте их.    

Барон встал, сел, и налил себе еще. Если детская дружба с Мирилейн, в очень юном возрасте радовала его, то сейчас эта встреча ставила под угрозу его планы. Мира понимала чувства барона, он для нее тоже не радостное событие, но предложи барон снова дружить, Мира согласилась бы. Она хотела с радостью обратиться к барону, но не вышло.    

– Я не собираюсь говорить всем о нашей прошлой дружбе, те люди, что знают об этом, тоже будут молчать. Не беспокойтесь, я не буду шантажировать вас, к тому же я в отношениях. И как видите, мне это тоже не выгодно.    

Барон рассмеялся и нагловато, по – хозяйски, разлегся на кушетке.    

– Забавно… Ведьма, которая сейчас не может колдовать, оказывается еще и в отношениях. Ну и кто же этот несчастный?    

– Барон, он везучей вас… И к тому же умнее.    

Если в первый раз, про свой разум барон не понял, то сейчас прекрасно осознал сие оскорбление.  

– Не смей унижать меня в моем замке!    

– Мои извинения, даже не думала вас обидеть.    

У Миры закрывались глаза и немели руки. Барон сам боролся со сном, и проигрывал.    

– С первыми лучами солнца, испарись. Видеть тебя не желаю.    

– Слушаюсь…    

Барон не ушёл, он быстро заснул и его громкий и раздражающий храп, отдавался от четырёх стен. Мира долго держалась, но так и не дождалась первых лучей солнца, с грохотом упала на пол без сознания. Барон на секунду затих, но повернувшись на бок, еще громче захрапел. В комнату ворвались лучи солнца, и освещали ее радостью утреннего тепла.    

День выдался обычным. Кэтрин и сэр Арчебальд стояли у его дома, в котором до сих пор работало силовое поле, а Глазгар находился в спящем режиме. Кэтрин яростно трясла его, но это было бесполезно.    

– Ну же, просыпайся, жестянка!    

Сэр Арчебальд, был бледнее бледного, но не из-за того, что третий день не мог попасть в свой дом, а из-за пропажи подруги.    

– Кэтрин, ты же талантливый следопыт, почему…    

Кэтрин, которая била силовое поле Глазгаром, пытаясь разбить обоих в дребезги, что было бесполезным занятием, перебила Арчебальда.    

– Это твоя вина! Да и я хороша, гоняясь за тобой, я бросила свои обязанности. Твой брат, Серебряный рыцарь, семь потов с меня вытряс. Я сутки потеряла, следы уже исчезли!  

Сэр Арчебальд волновался ещё сильнее, а Кэтрин, не получив результат разрушений, села на траву.    

– Мошки зеленые, где тебя ветер носит, сестричка!    

– С… С ней все хорошо?    

– Ты меня спрашиваешь? Я БЕЗ ПОНЯТИЯ! Слышишь, без понятия! – Кэтрин уже мысленно душила Арчебальда.    

Арчебальд молчал, а Кэтрин разрывали слова.    

– Даже Ясон не может найти ее, а он супер четверку в дебрях находит. Единственный наш вариант, этот глаз, но Мира сделала так, что он реагирует только на неё!    

Они оба приходят сюда уже не в первый раз, Кэтрин обшарила все пять островов, но ни намека на обнаружение сестры. Она оккупировала своими людьми замок Черного Барона, но все как обычно. Только вот колдун Фаршизак третий день не выходит, и ее беспокоит, что еще на ее голову свалится информация о новой попытке захвата трона. Она посмотрела на стоявшего рядом сэра Арчебальда.    

– Давай, Арчебальд! У меня уже нет ни идей, ни сил. Я всю землю перерыла, но так и не нашла Миру. Выдавай умную мысль, что нам делать дальше!    

Сэр Арчебальд, перебирал варианты, но все к чему он мог прийти, так это позвать на помощь других.    

– Может…    

– Давай, быстрее выдавливай мысль, времени нет.    

Арчебальд вдохнул воздух полной грудью и выговорил на одном выдохе.    

– Может, позовем на помощь супер четверку?    

Кэтрин приходила такая мысль, хоть и она не хотела признавать, но этот вариант действующий. Она с грустью посмотрела на Глазгара, а затем ее осенила мысль.    

– Арчебальд, это же вариант!    

– Что?    

Сэр Арчебальд поразился, что Кэтрин так отреагировала, без всякого сарказма. Она продолжала:    

– Наверняка она добавила для подчинения Глазгаром, еще кое – кого, кто вряд ли воспользуется им. У нас появилась надежда, узнать где, и что с ней!    

– Но разве он не поврежден?    

– А нам много от него и не надо! Уж сказать местоположения Миры, силушки ему хватит.    

– Значит…    

– Да, да Арчебальд! Свалимся героям, как снег на голову, уж их найти мне труда не составит.    

Кэтрин позвала Ясона и они отправились в путь.  

3.

Внутри замка Черного Барона была небольшая паника. Барон ни кому не велел покидать замок, сам он был в комнате, через стенку от своих покоев. Его волосы были взъерошены и торчали, хотя обычно он их укладывал, на лице его красовалась легкая небритость, что не сочеталось с его обычной внешностью. Рядом стоял Фаршизак и ворчал.  

– Я вам говорил много раз, я колдун, а не лекарь! Почему вы всегда даете задания не по моей профессии?  

– Я плачу тебе за это, так что попытайся снова.  

– Не возможно! Пошлите за лекарем.  

– Я не могу! Тыквенная твоя башка! Я объяснял же тебе, нельзя, чтоб узнали, что она у меня!  

– Так зачем вы ее вообще привели в замок?  

– Запамятовал?! Сам же просил ее спасти. А теперь спрашиваешь, зачем?  

– Я просил спасти, но не приводить в замок. В любом случае, ей нужны лекарства и осмотр врача, а не колдовские снадобья и колдун!  

– Да знаю, знаю! Что же мне делать? Третий день она в лихорадке. Не хватало, чтоб померла в моих покоях, на моей кровати.  

– Ладно! В замок ещё понимаю. Но вот положить ее в свои покои?!  

– Но не на полу же ее оставлять!  

– Есть же другие комнаты!  

Барон замолчал и снова взъерошил и так взлохмаченные волосы. Три дня назад его разбудили слуги. Он спросонья не понял что вообще происходит. Хорошо что Райпен быстро отреагировал на сложившуюся ситуацию и уговорил барона положить Миру на кровать в его комнате. А сам Райпен хотел отправиться за лекарем, но Барон велел идти за колдуном Фаршизаком.  

– Райпен просил положить ее в мою комнату, сказал так лучше для ее состояния.  

– Райпен?  

Фаршизак удивился и нахмурился.  

– Не проявлял желания спасать ее с дерева, а тут спохватился, стоило ей упасть в обморок?  

– Не знаю. Хотя правда очень странно. Он звал ее Мирилейн, может, слышал наш разговор?  

– Мирилейн?  

– Фаршизак, ты так и будешь повторять за мной? Ты ее учитель и не знаешь ее имени?!  

– Я не хотел ученика, тем более ученицу. Эта девчонка мне сама навязалась, да и говорила, что зовут ее Мира!  

Барон не успел ответить, в комнату вошла ведьма по имени баба Кара и обратилась к Фаршизаку.  

– Вот поэтому, ты и в не состоянии ее вылечить. Да к тому же, чему ты ее там научил то, со своими знаниями!  

Барон с недовольством глядел на ведьму.  

– Тебя ещё не хватало!  

И крикнул страже.  

– Велел же ни кого не пускать! Что за ротозеи!  

– Да бросьте, барон. Вы серьезно думаете, что меня впустили? Я влетела в окно, оно открыто в ваших покоях.  

– Только не говори, что ты узнала от стражи, что она у меня?!  

И снова, крикнул своим рыцарям.  

– Языки поотрываю!  

– Полно вам, барон. Я прилетела, потому что от вас долго не было вестей. Считала, что вы сдались. А когда влетела в вашу комнату, то обнаружила Мирилейн на вашей кровати, всю в лихорадке. Затем услышала ваш разговор и вот я тут.  

Барон указал Фаршизаку рукой на бабу Кару.  

– Слышал, она тоже в курсе ее настоящего имени! А кстати откуда?  

Баба Кара была главной и самой сильной ведьмой на острове ведьм, который вплотную прилегал к острову фей. Можно считать, это один остров, который разделён обрывом с водой. Кожа у всех ведьм, кроме Миры, была зеленоватого оттенка, из-за постоянных экспериментов с ядами, и они всегда одевались в черные и длинные лохмотья, отдаленно напоминающие платья. Но Баба Кара отличалась от остальных ведьм. Когда она заходила куда – либо, от нее веяло силой, властью и превосходством над другими. У неё была чудная шляпа, которая словно корона из высохших корней деревьев поднималась вверх. На пальцах она носила драгоценности, а на ее метле красовался большой рубин, который собирал магию и мог атаковать волшебными шарами. Баба Кара лукаво улыбнулась барону.  

– Не знаю, откуда вы в курсе о ее настоящем имени, но мне грех не знать, как зовут мою же крестницу.  

Барон был в глубоком удивлении. Баба Кара продолжила.  

– Ведьму может вылечить ведьма.  

– Тогда лечи! Мне и так она много проблем доставила.  

Когда Баба Кара отправилась в комнату, где лежала Мира, ее остановил Райпен.  

– Я не доверяю Фаршизаку, но надеюсь на вас. Спасите ее, ей стало еще хуже.  

Баба Кара сощурила глаза.  

– Вы волнуетесь за нее? Хм… Я разберусь без ваших советов!  

Ведьма громко хлопнула дверью. Райпен впервые испугался за чужую жизнь.  

Хамелеон двигался в королевский замок. Руби развалилась на кресле у бинокля с радарами.  

– Вот это драка! Не думала, что битва с пиратами и одновременно с троллями так меня вымотает.  

Алекс согласился, сидя на своём кресле.  

– Особенно интересно было узнать, что пираты украли у Троллей. Ведь сразу понять что это конкретно было сложно.  

Джин вёл и внимательно смотрел на дорогу.  

– И ни с кем не договориться.  

Твинкл лежала с Пришельцем на большом диване, в самой задней части Хамелеона.  

– Ну почему ни кто не хочет обсудить проблемы за чашечкой горячего чая со сладостями?! Я всю свою магию израсходовала!  

Резко перед машиной два раза что-то взорвалось, подняв дорожную пыль. Джин нажал на тормоз, и Хамелеон слегка занесло в сторону. Когда машина полностью остановилась, а пыль легла обратно, перед Хамелеоном стояла Кэтрин с натянутым луком. Друзья удержались и не свалились с сидений. Руби вскочила и открыв дверь Хамелеона, бросилась на Кэтрин.  

– Ах ты, рыба протухшая, сейчас я тебя нашинкую!  

Руби вытащила саблю, а Кэтрин резко вытащила из-за своей спины сэра Арчебальда, у которого в руках был Глазгар, и прикрылась им словно щит. Алекс выскочив следом за Руби, прокричал подруге.  

– Руби остановись!  

Кэтрин толкнула Арчебальда вперед.  

– Принц, скажите Глазгар.  

Алекс стоял в недоумении.  

– Что?  

Джин, выйдя следом за Алексом, тоже услышал про Глазгара, он вспомнил, что это имя было в записке про силовое поле и считал, что это питомец.  

– Что? Глазгар?  

К удивлению Кэтрин, Глазгар среагировал на голос Джина. А Джин разглядывал, как тот раскрывается, и в голове крутилось, что где-то он уже этот шар видел, вот только не в таком чудном виде.  

– Слушаю вас, Джин.  

Он был до сих пор в плохом состоянии. Глаз его трещал, а крылья еле справлялись с полетом, его немного штормило из стороны в сторону. Алекс с любопытством подошел к Глазгару.  

– Смотри Джин, словно железная фея.  

Джин не успел ответить, Кэтрин дала им всего лишь пару секунд разглядеть Глазгара, и пока он снова не ушел в спячку, словно медведь зимой, она схватила его и повернула глазом к себе.  

– Где Мира?  

Глазгар не успел ответить, раздался сильный взрыв в вдалеке, и всех сбило звуковой волной с ног. Джин встал, побежал внутрь Хамелеона. Твинкл упала с Пришельцем, но поднялась и опять села на диван.  

– Джин, что произошло?  

– Сейчас и узнаем.  

Друг ученый вывел на проекционный стол 3D изображение замка в дыму. Остальные зашли внутрь, лишь Кэтрин держала Глазгара, который опять ушел в спящий режим. Алекс первым направился к Джину.  

– Джин, что выяснил?  

– Это замок барона.  

Руби наклонилась ближе, чтоб лучше рассмотреть.  

– Джин, тут какой – то туман? Ты уверен, что это замок?  

– Это все, что от него осталось.  

На экране среди дыма мелькали красные пятна, показывая, в каком сейчас состоянии замок, и бегали маленькие красные точки, по – видимому, перепуганные люди барона. Твинкл оставалась сидеть на диване.  

– Джин, а ты можешь узнать, много пострадавших?  

– Это надо ехать туда, и узнавать. Будь это Технополис, вся информация уже была бы загружена. Но это земли Кингсланд, точные показатели я смогу узнать только тогда, когда попадем в замок.  

Руби крутилась вокруг проекции.  

– Словно весь склад пороха из порохового острова перенесли в замок барона и ба… бах.  

– Можно предположить, что весь порох пиратов мог принести такой ущерб, но также я могу с точностью сообщить, что на такие разрушения способна технология из моего города. Хотя такую науку я не одобряю, даже в целях защиты.  

Алекс, который внимательно изучал проекцию разрушенного замка Чёрного Барона, решил предложить свою версию.  

– А магия?  

Зная, что Джин не фанат магии, он решил обратиться к Твинкл.  

– Твинкл, как считаешь, способно ли на такое разрушение колдовство?  

– Феи такое не будут делать, но ведьмы, в принципе, массовым заклятием способны.  

Кэтрин терпеливо и молча пыталась ждать, когда они закончат, но ее терпение быстро иссякло, конца разговора она не находила. Она размахнулась Глазгаром и ударила по столу, проекция слегка исказилась, но потом снова выровнялась. Джин мало эмоционален, но если кто-то обижал его технику, даже если это его друзья, он проявлял чувства обиды и злости.  

– Аккуратней, так можно сломать и поцарапать, с техникой так не обращаются!  

Кэтрин мимо ушей пропустила его слова.  

– Скажи Глазгар – приказала лучница.  

Джин выдохнул, он понимал, что от него так просто не отстанут, и произнёс «Глазгар». Шар снова открылся, с тем же приветствием, Кэтрин быстро схватила его и задала тот же вопрос. Друзья были в недоумении, после разговора с Мирой, они узнали, что она с Кэтрин часто дерётся и ссорится, поэтому они не тревожились из-за помятости Глазгара и дальнейших судеб сестер. Глазгара немного замкнуло, но Кэтрин вовремя успела убрать руки. Несмотря на сильные повреждения, он все же начал выдавать координаты, которые Джин вбивал в свой браслет. Алекс решил уточнить, зачем Кэтрин ищет Миру.  

– Кэтрин, что с Мирой, она пропала?  

Кэтрин бы с удовольствием съязвила Александру, но не сейчас, и она просто ответила ему.  

– Да.  

– И когда?  

– Три дня назад.  

Джин, получив точное местоположение Миры, встал как вкопанный, а Алекс, осознав, что Мира пропала после их разговора, сел в своё кресло и схватился голову. В голове звенели обвинения, что он просто взял и отпустил ее, не проводив и даже не убедившись, как она дошла. Он был на сто процентов уверен, что с ней вообще ничего не может произойти. Джин же не мог больше молчать.  

– Я узнал, где она. Точнее. Мы все знаем, где она.  

Все как то по – чудному наклонили в бок головы и смотрели на Джина. Алекс же обратил внимание на проекционный стол, картинка не изменилась, а ведь Джин вбивал координаты.  

– Нет. Нет, Джин, она не могла этого сделать. Ее браслет не даёт использовать магию. Ты же сам все слышал.  

Кэтрин и Арчебальд, теперь смотрели то на Джина, то на Алекса. Затем Кэтрин обратилась к Алексу.  

– Вы с ней виделись? Где? Когда?  

Алекс опустил глаза в пол и встал с кресла.  

– В замке сэра Ульфа, три дня назад.  

Кэтрин впала в ярость, а Арчебальда затрясло.  

– Так это твоя вина, что она пропала! Зачем, зачем вообще с ней говорил! Вы все не в курсе, она могла перед вами держаться гордо, но в душе… Из-за тебя, принц, она могла убежать куда угодно, и даже не смотреть по сторонам.  

Кэтрин рычала, она не забыла, что перед ней высокий королевский чин, ей было все равно, лишь бы сестра нашлась. Джин перебил ее.  

– Раз мы нашли ее, и сложилась так, что она у разрушенного замка, лучше нам отправиться туда. Но возможно уже поздно спасать кого-то.  

Твинкл ужаснулась.  

– О нет, там наверняка много пострадавших, а моя магия еще не восстановилась.  

Кэтрин злобно ответила.  

– Возможно, моя сестра и приносит разрушения, но она не причинит боль людям или живым существам! Так что за жизнь этих псов можете не волноваться!  

Джин хмурился.  

– Но проверить всё же стоит.  

Если Руби и хотела опровергнуть слова Кэтрин, то не смогла, после того разговора, она поняла, что даже не пыталась найти Миру для извинений.  

– Морские потроха, и чего мы языки развязали здесь, вместо того, чтоб уже давно быть там.  

Алекс прыгнул за руль управления Хамелеона, ему хотелось поскорее убедиться, что Мира тут ни причём. Он нажал на педаль газа в самый пол и одновременно закрыл дверь машины. От этого резкого старта, все пошатнулись, Джин стал ворчать на друга.  

– Алекс, сколько можно повторять, это исл…  

– Знаю, Джин. Исследовательская, а не гоночная.  

Джин сел на соседнее кресло, где обычно сидит Алекс.  

– Но вы с Руби, всегда делаете одно и тоже…  

Друзья удержались, и кое – как расселись, чтобы в дороге не упасть. Алекс гнал Хамелеона на всех максимальных скоростях, переведя его в режим полёта над водой, от чего он поехал еще быстрее. Добравшись до замка Черного Барона, кроме дыма, они разглядеть ничего толком не могли. Алекс саркастично ухмыльнулся.  

– Надеюсь, я никого не придавил. Твинкл, ты как? Сможешь магией убрать дым?  

– Алекс, я еще не до конца восстановилась, боюсь помочь не смогу.  

– В этом дыму мы ничего не увидим. Джин, есть подходящее оборудование?  

– Тепловизионные очки, они подойдут. Но у меня всего их четыре штуки.  

Кэтрин дала Глазгара Арчебальду в руки и встала.  

– Эй… Феечка! Не против, я пойду вместо тебя?  

Руби огрызнулась на Кэтрин и подошла к ней в плотную.  

– Она тебе не «Эй», а Твинкл, и второе, я против, чтобы ты шла с нами, мы втроем можем справиться.  

Кэтрин скрестила руки у груди, и усмехнулась.  

– Хм… Ну-ну… Ты даже ягоды плохие от хороших отличить не можешь, а говоришь, что втроем справитесь…  

Алекс протиснулся между ними и оттолкнул обеих в разные стороны.  

– Хватит! Руби, она пойдёт с нами. Ты забыла, что нужно найти Миру, а она ее сестра. Кэтрин, ты в нашей команде, веди себя послушно и учтиво!  

Алекс отошел от них к Джину, который уже принёс очки и настраивал их. Принц обратился к Твинкл.  

– Твинкл, ты не против, что Кэтрин пойдёт вместо тебя?  

Твинкл сидела на диване, рядом с ней был Арчебальд и Пришелец. Она замаха кистью руки и мило улыбалась.  

– Почему бы и нет. От меня сейчас мало толку.  

Джин раздал очки, Кэтрин вертела их в руках, и, не понимая, что это. В ее представлении, очки – это два круглых стекла, одевающихся на нос, но это был здоровый аппарат, который в корне сломал ее стереотип об очках.  

– И как этим пользоваться?  

Трое друзей уже надели и смотрелись совсем нелепо в них, и как то страшновато. Алекс стал объяснять и помогать Кэтрин.  

– На самом деле, это просто. Надеваешь на голову, и поудобнее поправляешь.  

– Шишечки упавшие, что за разноцветные пятнышки?  

Джин решил понятней объяснить, для средневекового разума Кэтрин.  

– Разноцветные яркие пятна, это тепло живых существ, те, что тусклее, означают препятствия.  

Алекс положил руку на плечо Кэтрин.  

– В помещении Хамелеона они не удобны, но там, в дыму, они помогут нам беспрепятственно двигаться. Тебе нужно привыкнуть, вот и все.  

Принц открыл дверь Хамелеона и все выбежали наружу, начав кашлять. Когда Алекс услышал кашель Твинкл и Арчебальда, то тут же обратился к ним.  

– Твинкл, лучше тебе и Арчебальду быть в Хамелеоне.  

– Хорошо, Алекс.  

Пришелец был маленький, а в ногах друзей не дымило, он мог спокойно перемещаться. Он уловил знакомый запах, и направился по его следу. Твинкл начала звать его, но Алекс тревожно прокричал.  

– Твинкл, мы найдем его, как только разберёмся с дымом. А сейчас быстро внутрь.  

Пришелец бежал по запаху мимо замка и свернул на дорогу, перпендикулярную той, по которой они ехали в замок. Вскоре он подбежал к плачущей девушке, которая сидела на земле, обняв колени руками, и обвиняла себя вслух.  

4.

Когда Мира очнулась, ее жар уже спал, а браслета на руке не было. Ее голова гудела, и она не сразу поняла, что в разрушении замка виновата она. Спотыкаясь и падая, она шла в дыму и кашляла. Когда ясно стала мыслить, то подумала, что это явно сотворил ее браслет, хотя он крепкий, как Глазгар. Видимо, в расчетах была ошибка, и скопившаяся магия устроила такой хаос. Вместо того чтобы сразу исправить содеянное, она просто убежала, и теперь на тропинке ее успокаивал Пришелец, который нашел ее по запаху. Он ласково гладил ее по рукам, и Мира подняла на него голову.  

– А… Ты друг супер четверки. Значит, они на месте разрушения.  

Пришелец смотрел в глаза Миры своими большими глазами, темно-синего цвета. Он подозвал жестом руки Миру наклониться ближе к нему. Когда Мира наклонилась, Пришелец коснулся щеки и лба Миры. Закрыв глаза, она увидела, что Кэтрин и Арчебальд с четверкой друзей находятся рядом.  

– Надо же, и они пришли.  

Мира хлюпала носом, и смотрела на столб дыма, поднимающегося вверх. Герои еще не придумали способ избавиться от него. Мира снова расплакалась, а Пришелец продолжил гладить ее по голове. Друзьям было трудно дышать, надо срочно придумать, что-то, что избавит от дыма. Алекс, справляясь с кашлем, обратился к Джину.  

– Джин, нам нужно найти подземный рудник, что течёт к барону в колодец и устроить большой фонтан. Это возможно?  

– Теоретически, да, только это будет гейзер, а не фонтан. Фонтану нужны трубы и дав…  

Алекс перебил его.  

– Джин, нам не нужно теоретически, нам нужно практически, и быстрее.  

Джин нажимал на сенсор своего браслета, даже в очках он ловко и правильно попадал на нужные кнопки.  

– Итак, источник я нашёл.  

Руби положила руки на бок.  

– И куда идти?  

– Не нужно идти, он под нашими ногами.  

– Тогда начнём копать.  

Алекс подумал.  

– У нас нет времени на раскопки, воспользуемся сразу колодцем.  

Кэтрин, привыкнув к очкам, обратилась сразу ко всем троим.  

– И в какой он стороне?  

Джин, с помощью браслета, рассчитал путь к колодцу.  

– Вон там, будем надеяться, что он не завален.  

Колодец оказался в лучшем состоянии, чем сам замок барона. Джин стал быстро и очень долго нажимать на браслет. Кэтрин же хотелось действий, где – то здесь ее сестра, и она, возможно, нуждается в помощи. Кэтрин решила уточнить у Джина, что конкретно им нужно делать.  

– И как мы собираемся сделать гейзер, если они только на затерянном острове?  

– Изменю консистенцию минеральной воды на более магматическую. Затем нужно изменить породу земли в хемо ген, в состав который будет входить опал. Дальше – сложнее. Нужно создать давление и очень быстро нагреть очень холодную воду.  

Из-за очков, не было видно округлившихся глаз Кэтрин, от непонятных для ее ушей слов Джина.  

– Мои извинения, видимо я не так вопрос задала. От нас, что требуется делать?  

Джин, наконец, закончил вводить данные в браслет.  

– Сейчас вы ничего не должны делать, просто стойте и смотрите.  

И Джин направил из браслета лазер на воду в колодце. Сначала лазерный луч был белым, затем стал менять свой цвет на зеленый, а потом полностью перешел в красный. Джин закончив процесс создания гейзера, быстро произнёс.  

– А теперь, как можно быстрее и дальше бежим отсюда.  

Дважды повторять не пришлось, все убежали как раз вовремя. Из камней колодца вырвался огромный столб воды, который окатил всю территорию замка. Кэтрин стала стряхивать с себя падавшие капли.  

– Ай… Горячо! Горячо!  

Алекс посмотрел на неё и улыбнулся.  

– Кто-то не знаком с горячим душем?  

– Я не любитель кипятка, и вообще предпочитаю прохладную воду. Зато моя сестра обожает ваши эти души. И варится в наполненной ванной кипятком словно рак.  

Руби тоже сморщилась от такого дождя.  

– Плавать в ванне это так неудобно и неприятно. Другое дело, плескаться в море.  

Джин с нравоучением ответил Руби.  

– Чистота тела, залог здоровья! А в море много веществ, которые портят кожу и волосы, к тому же, чище от таких купаний ты не становишься.  

Принц Алекс снял очки.  

– Насколько бы этот фонтанный дождь вам был неприятен, но он дал результат. Смотрите.  

Джин, Руби и Кэтрин сняли очки, теперь они могли рассмотреть, насколько был разрушен замок. Руби присвистнула.  

– Морские ёжики, вот это развалины! И эта сделала одна ведьма?  

Кэтрин не стала оспаривать слова Руби, от услышанного разговора Миры с Глазгаром, она могла предположить, что на такое была способна ее сестра. Кэтрин отбежала от троицы героев и направилась на поиски Миры. В это время Твинкл мило рассказывала сэру Арчебальду, который обхватил Глазгара и держал его на коленях, как прошло их сегодняшнее приключение. Арчебальд молча слушал фею, надеясь, что Кэтрин и Алекс быстро найдут ведьму. Тем временем Пришелец выслушивал Миру, которой стало легче от монолога с ним.  

– Вот так и получается, что все это оказалось безнадежным… О… смотри Пришелец, у твоих друзей получилось, больше дыма нет.  

Пришелец, посмотрев в сторону, откуда раньше дымило, приподнялся с земли и стал тянуть Миру в сторону замка.  

– Я не уверена. Пришелец, ты видел, на что я способна! Мне не следует показываться на глаза людям, тем более им.  

Но Пришелец упорно ее тянул. Мира тяжко вздохнула.  

– Хотя ты прав! Прятаться бесполезно. Ну… что ж… Пошли.  

Идя в сторону замка, и хлюпая носом, Мира настраивала себя на спокойствие. Вскоре Пришелец остановился, его маленькие ножки устали бежать, и он дышал тяжело.  

– Вот же я дурёха. Привыкла, что браслет всегда на моей руке. Прости Пришелец, сейчас моей магии много. «Подруженька метла, где бы ты ни была, явись ко мне! »  

Когда метла оказалось в руках Миры, Пришелец выдал эмоцию восхищения на своём лице.  

– Правда, красивая? По секрету скажу тебе, что мне ее лично сделал принц Александр, на мой день Рождения, который я никогда не праздную. Не спрашивай почему, много причин для этого.  

Мира улыбнулась Пришельцу. Забавный факт, разумный зверёк не умел говорить, его виду это не нужно, они общаются телепатически, передавая изображения и ощущения увиденного. Но, как и четверо друзей, Мира понимала его по мимике. Мира взяла его на руки и, сев на метлу, посадила впереди себя. Они быстро полетели в сторону замка. Руби, Джин и Алекс нашли Чёрного Барона, чтобы узнать, что же произошло, и чем они могут помочь, но с распростертыми объятиями, их, увы, никто не встречал.  

– Вас еще не хватало! Пошли вон из моего замка…  

Барон оглядел свои руины, и понял, что выгонять то их не откуда, и продолжил.  

– Если пришли посмеяться, то смейтесь. Но скоро посмеюсь и я! Отстрою свой замок заново и захвачу ваш, принц Александр!  

Руби обозлёно кинулась на барона, но Алекс смог удержать ее.  

– Вот же тухлая медуза! Мы тебе тут помогаем, а ты еще нам и угрожаешь!  

Алекс, держа подругу, обратился к барону.  

– Слишком громкие слова, барон! Скажите, где Мира? И как был разрушен ваш замок?  

Чёрный барон решил прикинуться дурачком. Он не хотел, чтобы заклятые враги узнали про его связь с ведьмой.  

– Не понимаю, о ком вы говорите. Но лучше вам уйти, итак тошно.  

Алекс отпустил Руби, теперь они оба злобно смотрели на барона, сощурив глаза.  

– А мне кажется барон, вы прекрасно понимаете, о ком я говорю.  

Джин молча стоял чуть в стороне от друзей, сложив руки за спину. Он подошёл ближе к Алексу и обратился к друзьям.  

– Сразу скажу, я не на стороне Чёрного Барона, но для обвинения мало информации.  

Алексу не понравились слова Джина.  

– Джин, координаты указали, что она здесь.  

– Алекс, но они не указали, как она сюда попала. Может барон был не в курсе ее присутствия.  

Руби сжала кулаки, и стала ругаться с Джином.  

– Кошку мне в пятки! Джин, он столько раз пытался захватить трон, и вечно палки нам в колеса ставил! А ты его еще и защищаешь?  

– Руби, но сейчас пострадавший он.  

– Ах… вот как твои факты все перевернули…  

У Алекса от давления с двух сторон загудела голова.  

– Остановитесь! Не хватало нам еще подраться друг с другом. Тем более перед ним!  

Барона эта ситуация рассмешила. Ему она очень понравилась, и в его голове возникла мысль, что возможно он сможет использовать Миру.  

– Детишки, я не в курсе ваших перебранок, но может, вы будете это делать в другом месте, и дадите взрослым уладить свои проблемы.  

Алекс перед уходом, обратился к барону.  

– Мы ищем одну девушку, она не совсем обычная. И если мы найдем ее на вашей территории, у вас будут крупные проблемы, барон.  

Барон улыбался принцу своей злобной ухмылкой.  

– Ну, так ищите, только ваши поиски не увенчаются успехом!  

Райпен молча и терпеливо ждал ухода ненавистной троицы, после чего обратился к барону.  

– Что вы задумали, господин?  

– Райпен, ты видел? Я не знаю, что именно их связывает с этой никудышной, но они чуть горло себе не перегрызли из – за нее.  

– Я не понимаю.  

– Тут не нужно тебе понимать! Найди ее раньше, и спрячь так, чтобы они ее не нашли. Если конечно, что-то от неё осталось.  

Райпен, поклонившись, отправился на поиски Миры. Барон улыбался, и казалось, что его злобное и веселое настроение ничего уже не может испортить. Но вскоре, он снова хотел порвать Миру на мелкие кусочки, обнаружив, что его семейный трон уничтожен. Все, что смогли найти, это красный лоскуток от подушечки. И он уже посылал проклятья и подгонял своих рыцарей. В этот самый неудачный момент Мира приземлилась случайно около барона. Разгневанный барон, увидев ее лицо, тут же направился к ней, вытаскивая свою шпагу из ножен. Пришелец ловко спрыгнул с метлы, и направился на поиски своих друзей. Барон же очень громко кричал на Миру.  

– Стой, где стоишь, швабра из трухлявого дерева! Сейчас я тебя на щепки расщеплю, как ты мой замок!!!  

Мира догадывалась, что так и произойдет. Судя по всему, Фаршизак давно исчез, а баба Кара, видимо, обвинила во всем Миру, и улетела, оставив барона разбираться одного в своих проблемах. Мира перевернула метлу, хворостом вниз, и невозмутимо стояла, смотря, как барон сыплет ей угрозы и идёт на неё. Райпен, начав поиски Миры неподалеку от барона, чтобы не вызвать подозрения у принца и его друзей, услышал крик хозяина, понял, что барон нашел Миру первый. Он резко и быстро побежал к ним, почти добежав, он сел на одно колено, и чуть проехав, встал в низкий поклон к своему господину, отгородив Миру от него.  

– Мой господин. Успокойтесь, вы забыли, что эта четвёрка ещё здесь.  

Остыв от гнева, барон понял, что оплошал и увидел, как в его сторону бежит супер четверка. Твинкл, отдохнув, набралась немного сил и присоединилась к друзьям, когда Пришелец показывал Алексу, что барон нападает на Миру. Кэтрин, бегая по руинам центральной башни, сначала облегченно вздохнула, обнаружив своих людей целыми, и второй раз облегченно вздохнула, увидев Миру. Она начала спрыгивать вниз. Мира же увидев, что ее окружают знакомые лица, так же как и барон, не хотела, чтобы они узнали о том, что ее связывает с бароном. И решила пойти на отчаянный шаг, который резко остановил всех бегущих в ее сторону. Она села на колени, рядом с Райпеном, положила метлу справа от себя, и заговорила так громко, чтоб ее услышали все.  

– Простите ведьму, за разрушение вашего замка! Вы были ко мне очень добры! Спасли от волков, увидев, что я нахожусь в лихорадочном состоянии, предоставили свой кров! Но я заболела очень сильно! И моя магия вышла из-под контроля!  

Мира наклонилась лбом к самой земле.  

– Позвольте мне исправить эту оплошность с моей стороны!  

Четверо друзей и Кэтрин пребывали в шоковом состоянии от услышанного и увиденного. Руби шепнула рядом стоящему Алексу.  

– Я правильно поймала волну услышанных слов? Барон спас? Спас ее, и пытался вылечить?  

– Если честно, я сам не понимаю ее слов. Они не складываются в голове. Зная барона, он не способен на такие поступки. Джин?  

– Эм… Согласен, не логично. Твинкл?  

– Барон предавал много раз королевство и наше доверие. Я впервые слышу, чтоб он кому то помогал с добрыми намерениями.  

Алекс тяжело вздохнул.  

– Я не могу поверить, что Мира врет, хоть она и ведьма.  

Эта ситуация ввела всех пятерых в полнейший ступор. Мира приподнялась, но с колен не встала. Сейчас, в испачканном и разорванном платье, что сочеталось с ее растрепанными волосами и лицом в дорожной пыли, она очень походила на ведьму. Она продолжила.  

– Вы так и не узнали моего имени. Я Мира, пытаюсь скромно жить в королевских землях, помогаю простолюдинам! Вы видели, что тогда я не в состоянии была колдовать, но сейчас мои силы полны, благодаря вам! Разрешите искупить свою вину перед вами?!  

Барон, как и супер четверка, был в шоке. Сейчас он понимал, что Мира обернула ситуацию в русло событий, где они словно впервые встретились, и он, словно благородный рыцарь, спас девушку из трудной ситуации. Барон колебался, а Мира, устав стоять на коленях перед ним, шепнула, чтобы услышал только он.  

– Барон, соглашайтесь быстрей, если эта история долетит до принцессы Леоноры, она заинтересуется вами.  

Барон не мог и слово выговорить, но покивал головой в знак согласия. Мира начала вставать, ей помог подняться Райпен, от чего у друзей еще шире приоткрылись рты. Первым произнёс слова Алекс.  

– Мой мозг противоречит мне. Я знаю, что барон прогнил и весь черен внутри, да и Райпен не из тех, кому интересно соблюдать этикет рыцаря. Но мои глаза и слух говорят об обратном. Я отказываюсь в это верить!  

Твинкл, размахивая крыльями, скрестила руки внизу живота. И произнесла радостным голосом.  

– А может Барон влюбился с первого взгляда?  

Все трое обернулись на неё. Алекса охватила непонятная ревность и злоба.  

– Барон? Влюбился? Твинкл, он хочет жениться на моей сестре, не по любви большой, а ведь она красавица из красавиц! И мне не по душе, что Мира так перед ним извиняется!  

Руби ткнула Алекса локтем в бок.  

– Ага! Кто-то ревнивца включил? Ты что, влюбился, что ли?  

– Я…  

Алекс много раз в голове спрашивал себя, что именно он чувствует к Мире. Считал, что увидев ее, будет бушевать море эмоций внутри, но рядом с ней он был спокоен. Поэтому не понимал, что именно он чувствует. В его воспоминаниях, он ни разу ни с кем не встречался, и не был влюблён. Как принц и рыцарь, он восхищался красотой женщин и был искренним джентльменом. Но сейчас видеть и думать о девушке, что влюблена в него, мог быть влюблен кто-то другой, было ему не приятно.  

– Я не знаю, но эта ситуация мне не нравится!  

Он хотел подойти к Мире, и забрать ее подальше от барона, но Джин остановил его.  

– Алекс, мой браслет улавливает странные аномалии.  

Пока друзья беседовали меж собой, Мира стояла и концентрировалась, затем повернула метлу древком вниз, стукнула ею об землю и ее испачканная одежда сменилась на привычный образ ведьмы. В этот самый момент Джин и остановил Алекса. Теперь все в полной тишине наблюдали, как Мира стукнула метлой еще раз и произнесла заклинание.  

– Время нынешнее и время астральное.  

Подчинитесь мне и покрутитесь в прошлое.  

Для Чёрного замка, что был мною разрушен.  

Время верни ему стены былые, да клятвы пустые.  

И она крутанула метлу против часовой стрелки. Замок стал возрождаться из пыли. Вновь стали возникать стены со знамёнами герба барона. Джин нажимал на свой браслет, и не мог поверить своим данным. Он много раз пытался разобраться, как работает магия Твинкл и других фей, но все безуспешно. Но сейчас, его браслет показывал, что для замка время течёт в обратном направлении. При этом время для него, и для других живых существ, не изменилось. Облака в небе плыли своим медленным ходом, каждый стоял и реагировал по – своему. Он рассчитал, что это словно, машина времени. Руби и Твинкл восхищались тем, как красиво собирается замок, будто бы из ничего. Однако Джин и Алекс чувствовали что это аномальное явление для их мира. Алекс уже имел опыт в перемещении во времени. На пару минут ему несколько раз приходилось возвращаться в прошлое, чтобы спасти пороховой остров от взрыва склада и вернуть украденный пиратами золотой чайник. Алекс беспокойно обратился к Джину.  

– Ты чувствуешь? Это ненормально! Разве по волшебству, замок не должен был, вуаля… Возникнуть, целехонький? Твинкл же, колдуя пирожное, не выдает его быструю готовку. Она просто взмахивает палочкой, произносит заклинание, и вот оно, на блюдечке, с голубой каемочкой. А это, явно, что-то другое?  

– Я… Я… Не понимаю! Это же принцип машины времени для замка. Я до сих пор над ней работаю! И… И…  

Джин повернул к себе Алекса, схватив его за плечи.  

– Как ты выжил, встречаясь с ней?  

– А… Я же не помню!  

Кэтрин подошла к ним. К этому моменту замок барона был почти что восстановлен.  

– А меня интересует одно. Как ты смог сделать так, что встречаясь с тобой, она не колдовала и была этому рада?  

Кэтрин старалась не показывать, что ее затрясло от неприятных ощущений магии Миры. Раньше она привычно наблюдала за колдовством, но сейчас магия сестры ее пугала, в ней чувствовалась сила, которой раньше Мира не обладала. Количество такой силы, явно к добру не приведёт. И к тому же она заметила, что на лице сестры огромное удовольствие, которое говорило о не добрых мыслях в её голове.  

5.

Замок Чёрного Барона был полностью восстановлен. Сам Чёрный Барон быстро побежал внутрь, смотреть состояние трона и своих сокровищ. Зато Райпен поклонился и взял руку Миры, поцеловал ее, от чего Мира затряслась от страха. Сейчас виденье окружения вернулось в старое состояние. Мира с детства видела мир не таким, как все. Краски тусклые, вокруг плясали маленькие странные существа, которые то появлялись, то исчезали. Перед ее взором было прошлое и будущее людей, а также, она видела ауру людей. Раньше она видела в Райпене проблеск чего-то хорошего, но сейчас чёрный рыцарь внушал страх не только доспехами и мечом, похожим на лезвие бензопилы, а еще исходящей от него тьмой, которая явно давала понять ведьме, что однажды он ее прихлопнет словно муху. Алекс от увиденной картины шагнул вперёд, с мыслями отстранить Миру от Райпена, и откинул руку за спину, доставая меч, но Кэтрин, опередив принца, шустро подбежала к сестре. Взяв ее за руку, она с быстротой антилопы ускакала с ней за ворота замка. Мира в этой пробежке вмахнула рукой и метла исчезла, она радовалась, что уходит далеко от этого места. Супер четверка уехала на Хамелеоне, больше им находиться в замке смысла не было. Сестры, отбежав от замка достаточно далеко, шли спокойно, держась за руки. Вскоре Кэтрин привела Миру на поляну, отпустила руку сестры, отошла от неё с мрачным лицом и ходила туда и сюда, полностью погрузившись в себя. Мира села на землю, и копалась в траве, поглядывала на беспокойное хождение сестры, у которой в ногах путался прилетевший Ясон. Достаточно много времени прошло, солнце клонилось к вечернему звону часов. Мира услышала приближающийся стук лошади. Это оказался сэр Арчебальд. Он отпустил лошадь в свободную прогулку, и та немедля начала щипать траву, размахивая хвостом. Арчебальд подошёл к Мире, держа в руках Глазгара, и сел рядом с ней.  

– Что с вами? Вы порознь?  

Мира ещё раз кинула взгляд на сестру, та упорно не замечала ни птицы, ни сэра Арчебальда.  

– Она боится меня.  

– Боится? Кэтрин? Тебя?  

– Не удивляйтесь сэр Арчебальд. Я сама себя боюсь.  

– Мира… Я…  

Мира взяла у него Глазгара. Арчебальд так и не смог сказать чего хотел.  

– Глазгар?  

Тот раскрылся в руках Миры.  

– Слушаю вас госпожа.  

– Мой коммуникатор уничтожен. Была экстренная ситуация, он не выдержал. Сейчас подлечись, и собери данные.  

Глазгар открыл нижнюю створку, и оттуда поползли проводки с маленькими прилипалами на конце. Они нежно обвили руки Миры. Арчебальд отвернулся. Мира ласково улыбнулась, и с умиротворением в голосе обратилась к нему.  

– Сэр Арчебальд! Все хорошо? Вам нечего волноваться, это…  

Мира хотела объяснить, что это безопасно и безболезненно, но не знала как точно это объяснить. Сэр Арчебальд опустив взгляд в траву, повернулся к Мире.  

– Это… Необходимо? Да?  

Мира покачала головой в знак необходимости. И снова ласково обратилась к Арчебальду.  

– Простите, вы три дня не могли попасть домой.  

Арчебальд так и не решился смотреть прямо ей в глаза.  

– Это не страшно… Главное ты цела и невредима…  

Арчебальд замолчал, а Мира снова стала наблюдать за сестрой. И затем как-то загадочно произнесла сэру Арчебальду.  

– Что бы ни случилось, как бы ни пошли события, я всегда буду вашим другом.  

Арчебальд с тревогой посмотрел на подругу.  

– Что?  

Мира улыбнулась, теперь она смотрела на траву.  

– Я с Глазгаром пойду домой. Не нужно провожать меня. Скажите Кэтрин…  

Мира подумала, что нет смысла что-то говорить сестре. Обе и так прекрасно понимали, что Мира превращается в чудище с неуправляемой силой, и большим усилием воли сдерживает себя.  

– Нет, ни чего не говорите ей.  

Сэра Арчебальда заполняли грустные эмоции.  

– Я… Я… Это я должен просить у тебя прощения. Я бесполезный друг.  

– Не надо. Сэр Арчебальд, я говорила и говорю вам, что если жизнь со мной вас тяготит и приносит дискомфорт, то просто скажите, я пойму, и останусь вашим другом.  

Мира знала, что Арчебальд не ответит, и просто поцеловала его в бородатую щеку, от чего Арчебальд покраснел и застыл. Глазгар вылечился и уже спокойно и самостоятельно парил в воздухе. Мира встала и направилась в сторону дома. Когда она отошла на приличное расстояние, она взяла в одну руку Глазгара, призвала метлу, и другой рукой стукнула метлой об землю, и они моментально оказалась внутри дома сэра Арчебальда. Ее лицо выражало всю мрачность внутреннего душевного состояния.  

– Глазгар! Выполняй указания!  

– Готов!  

– Сними силовое поле.  

– Сделано!  

– Дальше слушай внимательно… Введи на две недели, меня в антибиоз и…  

– Не сделаю!  

– А?…  

Мира удивленно смотрела в его глаз, Глазгар спокойно махал быстро крыльями.  

– Госпожа. Я понимаю ваше внутреннее состояние. И пока вы в таком состоянии, я предлагаю захватить этот мир под ваш контроль.  

Мира села на стул, сейчас они находились на кухне. В ее голове кавардак, а Глазгар еще добавлял информации, отчего у Миры начало болеть все тело.  

– Глазгар? Ты чего?  

Глазгар близко подлетел к ее лицу.  

– Не нужно сопротивляться. Ваша главная миссия в жизни победить тьму. Мне и вам известно, что такой злой сгусток энергии может победить еще злее сгусток. Вечная борьба добра и зла, она вечна, это вы знаете. Вы знаете ответы на все вопросы. Хватит быть доброй.  

Глазгар словно наклонился в бок, а Мира ловила ртом воздух. Но все же нашла силы ответить.  

– Я… Нет, Глазгар, так нельзя! Мне дали шанс, я не могу опорочить имя белой ведьмы.  

Глазгар не унимался.  

– Мирилейн красивое имя для этого мира. Особенно для человека, которому дали волю перерождаться каждый сто лет.  

Мира закрыла глаза.  

– Глазгар, я жалею, что сделала тебя таким.  

– Во мне вся ваша отрицательная энергия. Я накопитель. Скоро она вернётся к вам, а я снова стану бесполезным шаром, который хранит данные. Но меня это мало волнует. Давайте! Не сопротивляйтесь воле судьбы. Все от вас отвернулись, даже принц…  

Мира вскочила.  

– Не напоминай мне об этом… Он прав был тогда и прав сейчас… Но, Глазгар, мне не нужен мир. Я хочу быть доброй, веселой. Танцевать, петь, быть с друзьями…  

– Громко сказано друзья. Только я вас принимаю, такой как сейчас.  

Мира стала ходить по кухне.  

– Я наверно с ума сойду, от таких мыслей. Нет… Нет… Нет, мир захватывать не буду и точка.  

– Жаль. Но ваша идея на счёт анабиоза на такой срок не подходит. Раз мы столкнулись с Джином, почему бы не попросить у него совета.  

Мира остановилась.  

– А это мысль. Но как сделать, чтоб только мы поговорили.  

– Это доверьте мне, как и сбор магии. И… Попытка не пытка… Расстаньтесь с Арчебальдом.  

– Ты считаешь, что я его мучаю и для его состояния, мне лучше покинуть этот дом?  

– Нет. Я считаю его бесполезным в вашей жизни…  

Мира схватила Глазгара.  

– Не тронь его. Ты слышал, это приказ. И Кэтрин, и… Вообще всех людей… Я слишком много воли дала тебе!  

– Простите, Госпожа! Больше не буду! Отдыхайте, я заварю вам чай.  

– Спасибо!  

Мира села на другой стул и обхватила голову руками.  

Часы пробили вечерний звон. Кафе-бар был закрыт по техническим причинам. Нара и Разл очень устали и уже спали в своих комнатах наверху. Свет горел только в кабинете Миры. Джин, сидя напротив нее, чувствовал огромный дискомфорт. Мира же боялась открыть глаза, она чувствовала, что Джин не доверяет и боится ее, и, к сожалению, это правда. Мира не знала с чего начать, и решила сказать, что первое ей пришло в голову.  

– Интересный факт, когда люди говорят, что их сердца бьются в одном ритме или твоё сердце стучит как и мое.  

Джин непонимающе смотрел на Миру, Мира же с трудом заставила себя смотреть в лицо собеседника.  

– Вы умный, Джин. Вы согласитесь, что если два сердца одновременно будут стучать в одном ритме, то…  

– Да, знаю. Исход печальный. Но наши сердца всегда будут работать в разных ритмах. Я не понимаю, ты для этого пригласила меня?  

Мира вздохнула.  

– Нет, просто решила с чего-то начать, чтоб развеять тяжелую атмосферу.  

Джин сидел, скрестив руки.  

– Лучше скажите, для чего я вам нужен. Не нужно лишних слов.  

– Хорошо.  

Мира сложила ладони вместе и наклонила голову.  

– Пожалуйста, помогите мне сделать коммуникатор?!  

Джин закрыл глаза, облегченно вздохнул, затем открыл.  

– Хорошо. Я помогу.  

Мира вскочила со стула. Она перед встречей не стала подбирать нужный наряд и всячески придумывать блюда для угождения ученого. Джин не из тех, кому так просто угодить. Она была в привычном своем образе ведьмы, который Джин видел в замке Чёрного Барона.  

– Спасибо тебе огромное! Я волновалась, что буду долго просить тебя, я не люблю заставлять людей…  

Джин остановил ее жестом, и Мира села обратно.  

– Я понял! К тому же, мне научно интересна твоя магия.  

– Я рада!  

Джин подвинул бровь вверх. Он не думал, что среди королевства Кингсланд, найдутся те, кто не против побыть опытным образцом.  

– Ты рада?  

– Джин, я опасна. Ваши друзья тоже считают так.  

– Твинкл еще верит в вашу доброту.  

– Да, она же фея, я не удивлена и не обижена на вас всех. Помогите мне впасть в анабиоз.  

– Что?  

– Я… Вижу иначе, чем обычные и здоровые глаза человека. На меня это давит.  

– Тут я не понимаю. Объясните лучше.  

Мира наклонилась ближе, а Джин отодвинулся дальше.  

– Вы открыли Технополис, чтоб найти песню китов, но так не нашли ни китов, ни их пение.  

– Откуда ты знаешь?  

– Все очень просто. Я это вижу. Оу… Простите, я не специально это увидела.  

Мира покраснела и закрыла руками лицо.  

– Боюсь спросить, что вы такое увидели.  

– Очень приятную и милую сцену, вашего далекого будущего.  

Джин в недоумении смотрел на ведьму.  

– Вы хороший отец Джин и заботливый…  

– Что?  

Мира стала плакать.  

– Это тяжело, пожалуйста, помогите…  

Джину стало неловко. Его мучило любопытство и одновременно сочувствие к Мире.  

– Джин, введите меня в анабиоз.  

Джин знал, что это может быть опасно.  

– Я не понимаю, у тебя в друзьях два ученых, почему не спросишь их об этом. Коммуникатор я сделаю, но анабиоз…..  

Мира подняла на Джина мокрые от слез глаза.  

– Джин, вы знаете, что Нара изучает кожную клетчатку. А Разл микробиолог. Одна держит спа салоны за кафе, другой следит за столовой. И вы думаете, они согласятся на мой долгий сон? Они, конечно, сделают все возможное, но на такое не пойдут… Вы гений из гениев, только у вас получится ввести и вывести меня из комы.  

Джин покраснел.  

– Эм… Спасибо. Хорошо.  

Джин встал и продолжил.  

– Я поеду в Технополис и подготовлю нужное оборудование. Я бы отправил вас в Технополис, но думаю лучше будет здесь. Ваша задача подготовит место для…  

Мира его перебила.  

– Возьмите Глазгара! В нем нужная информация и координаты, куда нужно вводить меня в антибиоз. Ещё в нем есть многое, что вам поможет лучше изучить меня.  

– Вот как! Хорошо.  

Джин ушел, а Глазгар все это время летал около Хамелеона. Джин посмотрел на него, нахмурив брови, но командой позвал следовать за собой, Глазгар послушно, словно верный пес, последовал за ним, ни разу ему не съязвив. Мира с уходом Джина отправилась в зал. Включив свет, она увидела как чисто и одиноко вокруг. Сцена освещалась с пола тусклым и разноцветным освещением. Микрофон в центре стоял и манил ее. Он был в белом круге, на тонкой ножке, прикрученной к полу. Мира поднялась на сцену, где горел частично свет. Основной зал со столами был в темноте. Мира глубоко вздохнула, сейчас если и произойдёт, что-то страшное, то здание выдержит, оно устоит, даже если черная дыра неожиданно возникнет, и начнет засасывать мир, словно пылесос, внутрь себя. Она стала тихо петь древнее пророчество со своего детского страха в пережитые дни затмения. Она боялась и в правду привлечь к себе саму тьму из пророчества. Из ее сумки вылетело несколько Гаров, они схожи с Глазгаром, но были размером с грецкий орех. Функцию несли наблюдение и включения музыки и басов, но сейчас они тихо проигрывали мистическую и пугающую мелодию.  

– Печальная песнь моя о тьме во тьме.  

Где будет мир покрыт лишь тьмой одной.  

Где нет надежды спасения от вечной темноты.  

Где больше смысла нет радушию.  

Где есть лишь страх и боль в ночи.  

Где звезды гаснут лишь от холода и голода.  

Оставь надежды ложные на спасение этого мира.  

И так уж до тьмы остыли сердца людей и стали холодней камней.  

Кричи… Реви… Но лишь услышим мы ответ камней холодных.  

И в вечной тьме ходить лишь будешь ты.  

Где смысла нет, где тень одной лишь тьмы играет.  

И потонут возгласы твои во тьме бездонной темноты.  

Мира начала напевать лишь мотив, от которого могли еще сильнее пойти мурашки по коже. Затем продолжила.  

– Настанет день, когда очнёшься ты из вне.  

Настанет время, и пробьют часы твои в душевный такт.  

Но будет поздно, тьма решила за тебя давно.  

Забрать холодные сердца блуждающих твоих друзей себе…  

И Мира с закрытыми глазами пошла в темный зал столов…  

6.

 

Ранним утром принц Александр стоял за стойкой в комнате хранения документов и исторических рукописей. Архивному замку всего двести, а то и триста лет. Его создал герцог Петрокон l, герцог отказался от трона и титула, посвятив жизнь собиранию летописей и обучению грамоте населения. В этом же замке обучался сэр Арчебальд. Принц с принцессой изучали грамоту науки в своей королевской библиотеке. К сожалению, принцесса так и не смогла освоить весь смысл наук, а принц Алекс, несмотря на хорошие оценки и одобрение учителей, смог сдать сложные экзамены в этом замке лишь со второго раза. Зато в рыцарской грамоте ему не было равных. Вспоминая об этом, Алекс интуитивно забарабанил по стойке в ожидании кого – нибудь из работников. Откуда – то снизу вынырнул человек, возраста чуть младше средних лет. Телосложение его было полным, и как все ученые грамоте, он носил обычную длинную одежду изо льна. На голове красовалась лысина, которая блестела и отражала свет от лампад и солнечный свет из окон. На его гладко выбритом лице была радушная улыбка, которая отдавала позитивом. Да и сам человек излучал радостный настрой. Работник стойки посмотрел на принца и задорно стал говорить.  

– Здравствуйте. Простите. Но стучать по стойке не нужно.  

Веселый работник взял в одну руку колокольчик, а другой указал на него всей ладонью, словно рекламируя его на продажу, и продолжил.  

– Есть такой позолоченный, металлический колокольчик – мелодичный звоночек.  

Алекс от такого неожиданного появления уставился на работника, тот положил обратно колокольчик, все так же весело улыбаясь, и с добротой всей своей души обратился к принцу.  

– Что привело вас, ваше высочество, в скромную обитель хранителя знаний королевства Кингсланд?  

При этих словах работник наклонил голову в знак уважения принцу. Алекс от вида этого человека забыл, зачем пришел, и долго собирался с мыслями. Ему пришлось заново формулировать свой вопрос.  

– Простите, что отвлекаю вас от работы, но я бы хотел получить информацию о дочерях сэра Гаральда.  

Работник немного подумал, поднял глаза вверх, затем попросил принца подождать пару минут, и нырнул обратно за стойку. Алекс не слышал никаких звуков, шуршаний, и ему стало любопытно, что же там происходит. Устав ждать, Алекс аккуратно заглянул за стойку, но разглядеть ничего не смог. Работник резко вынырнул, столкновения лбами бы не было, но Алекс интуитивно отпрянул назад, отчего возник неловкий момент. Работник кашлянув, стал листать. Алексу и это не было видно, но по движению плеч и повороту головы, можно понять, что архивный служащий листал толстую и большую книгу. Затем работник кашлянул и обратился к принцу, все с той же улыбкой, словно он с рождения с ней, и в жизни кроме счастья, эмоций больше не знал.  

– Я вас огорчу, Ваше высочество. Я не могу вам дать эту информацию. Сэр Гаральд запретил говорить архиву личную информацию о себе и о его дочерях.  

– Вот как! Даже мой титул мне не помощник?  

По звуку Алекс понял, что работник закрыл книгу.  

– Даже сам король не в состоянии узнать эту информацию. Вас еще что-то интересует?  

Алекс был разочарован, он не знал, как ему быть дальше.  

– Нет.  

– Тогда прошу меня извинить.  

Работник поклонившись, исчез за стойку. Алекс подошёл к окну. В этом замке архивов было много фресок на окнах, изображавших сцены учеников и учителей, и работу писаря. Нижнее окно, где стоял Алекс, было широким, и слегка обработано цветом, чтобы лучше видеть улицу. Еще Александр заметил, что оно хорошо отображает стойку, словно зеркало. Так же он заметил вошедшего Арчебальда, с перевязанной кучей бумаг, по видимому, важных. Сэр Арчебальд подошёл к стойке и, положив стопки на стол, позвонил в колокольчик. Как по волшебству из-за стойки вынырнул все тот же работник, с той же улыбкой.  

– А… Сэр Арчебальд. Доброе утро.  

Арчебальд в этих стенах чувствовал себя смелым и уверенным, даже его голос не дрожал, обращаясь к работникам замка.  

– Доброе утро. Эта стопка – перепись населения. В самом верху знати, ниже расположены простолюдины. Как видите, я их разными лентами перевязал. Так… Здесь законы, их нужно убрать в архив, и сделайте к каждой по три копии пожалуйста. А в этих были допущены ошибки, нужно переписать, они на подпись и печать королю, займитесь ими в первую очередь.  

Работник слушал, кивал головой в знак понимания, затем каждую стопку убирал вниз, после чего и сам работник скрылся вниз. Сэр Арчебальд повернулся и хотел подойти к полкам, взять чистую бумагу, но в этой части зала стоял принц, который смотрел на Арчебальда. Теперь принц знал, как добыть закрытую информацию. Смелый настрой улетучился у Арчебальда, и он неловко топтался на одном месте, а затем поклонился принцу. Алекс поманил его к себе, рыцарь не спеша подошел к нему. Алекс наклонился к писарю, обнял его за плечо, и подвинул еще ближе к себе. И стал тихо говорить Арчебальду, чтобы никто не услышал, хотя слушать было не кому.  

– Сэр Арчебальд, помоги. Нужна информация о дочерях сэра Гаральда. Ты же сможешь найти книгу записей о людях и принести ее?  

– Это… Это неправильно.  

– Знаю. Мне нужно узнать их биографию. Арчибальд, ты знаешь, когда у них День Рождение?  

– У Миры не знаю, а вот у Кэтрин…  

– Подожди! Ты не знаешь дату рождения своей девушки?  

Арчебальд сглотнув, опустил глаза вниз, Алекс глянул, нет ли никого, кто мог их подслушивать.  

– Она никогда его не празднует, все с этим смирились.  

– Ясно.  

Алекс потёр подбородок.  

– Так давай узнаем!  

– Что?  

– Арчибальд, знание это сила! А любопытство не порок. Найди книгу.  

Принц дружески похлопал по плечу рыцаря. Как ни странно, он довольно быстро уговорил его на маленькую авантюру. Арчебальд, подойдя к стойке, обернулся на принца, тот замахал руками, словно толкая его дальше. Арчебальд сделал глубокий вдох и скрылся за стойку. Вскоре он быстро вышел с большой книгой в черном переплете. Оба встали у окна, так лучше увидеть через отражение, что кто-то идёт. Арчебальд аккуратно листал страницы в поисках записей о сэре Гаральде и его дочерях. Он нашел их, там стояла печать, подтверждающая, что это секретная информация. Но обоих поразило то, что информация о Мире была закрашена черными чернилами. Алекс впал в ступор, от чего слегка отошёл назад, и оперся руками на подоконник.  

– И как это понимать?  

Сэр Арчебальд изучал дальше, а затем ответил принцу.  

– Сэр Гаральд полностью вычеркнул из своего реестра Миру.  

– Что? Несправедливо с его стороны!  

– Это не все. Оказывается, Мира отказалась от титула герцогини.  

– А? Где это написано?  

– Вот здесь, видите. Ее титул передаётся сестре при достижении второй совершеннолетия.  

– Вот это подарок на День Рождение!  

Алекс сощурил глаза и посмотрел прямо в лицо Арчебальда.  

– Ты знал об этом?  

– Нет, только сейчас узнал.  

– А Мира оказывается, полна загадок.  

Сэр Арчебальд не соврал, он и правда знал очень мало о Мире. Но он умолчал об известном ему факте, ведь информацию скрыл не сэр Гаральд, а сама Мира. Он узнал об этом случайно. Работник неохотно на такое согласился. После ухода Миры, Арчибальд лично попросил его исполнить просьбу ведьмы, не вдаваясь в подробности. Алекс своим громким вздохом вывел Арчебальда из потока мыслей. Принц похлопал по спине рыцаря.  

– Спасибо Арчебальд!  

– Не благодарите, мы поступили очень неправильно.  

Арчебальд закрыл книгу и, поклонившись, отправился относить ее обратно. Алекс вышел из комнаты приема и пошёл к выходу. Он увидел открытую дверь, которую раньше никогда не замечал, и услышал скрип старой тележки и шаркающие шаги старика, который все время бубнил что-то себе под нос. Он вместе со стариком проник внутрь, тот его не замечал, словно Алекса не существовало.  

– Вот же события текут… И где эта девочка… То помогает… То нет… Вечно как ветер…  

Алексу показалось это странным, насколько он знал, на работу сюда допускаются одни мужчины, и он решил, что старик от старости сам не знает, что говорит. Алекс оказался среди множества полок с книгами. И он старался тихо и аккуратно доставать их и пролистывать, чтоб не обратить на себя внимания старичка и других служащих. По записям он понял, что это записи рождаемости людей, где были указаны даты и места рождения. Он не знал, где именно найти Миру. Хотя бы эту дату он узнает, может она поможет понять, почему она не отмечает свой праздник. В поисках он нечаянно уронил несколько книг на пол. Он закрыл глаза и сморщил лицо, считая, что он раскрыл свое присутствие. Но к его удивлению, старик бормотал в соседних рядах, и никак не отреагировал на звук. Алекс ещё постоял, опасаясь, что обратят внимание с коридора, но никто не бежал и было тихо. Алекс понял, что старик слепой и глухой, но все же старался потише подбирать книги и класть их обратно. Старик в подтверждения его мыслей ворчал.  

– Ах… Ах… Слеп я стал, да глух… Но помню каждую запятую в книге… Да имена…  

Алекс стал изучать книги снова. Старик продолжал.  

– Вот молодежь… Пошла… То они толпятся… То ни кого…  

Старик расставлял книги из тележки обратно на полку.  

– Помню, помню эти переплеты. Даже на ощупь можно определить, богатство переплёта для знати, что родились в замке…  

Алекса осенила мысль, она же дочь Гаральда, да ещё и герцогиня, надо было сразу искать в таких книгах. Старик, ворча, пошел дальше.  

– И сегодня ее нет… То вечно мешает… Не пройдёшь… То думаешь она тут… А она не тут… Так… Переплёт северной деревни… На право… Нет… Нет… На лево… Да…  

И Алекс уже слышал тихое и неразборчивое бормотание старика. Он нашёл нужную книгу, не зная старше его Мира или младше, он решил отталкиваться от своей даты. И чуть не уронил книгу. В этот день родился он, и кто мог подумать что и она тоже. Он увидел, что присутствуют пометки, которые гласили, что Королева еще с ночи не могла разродиться, и были угрозы жизни ее и ребёнку. Сама Королева настаивала на присутствии женщины сэра Гаральда, от присутствия которой Королеве было всегда лучше. Но у той женщины тоже был близок срок родов. Утром, при появлении женщины, роды Королевы прошли успешно, вечером родила и сама простолюдинка, не покидая стен королевского замка. В этот день, по сборам записей, родились только двое детей. Алекс тихо закрыл книгу и положил ее обратно. Он не знал этого, в его душе одновременно возникли приятные и в тоже время тревожные чувства. Они с Мирой связаны с детства, но почему то эти факты скрывают. Для принца это казалось подозрительным. Он пошел прочь из комнаты, не боясь обнаружить себя, и выйдя на улицу, взял свою лошадь из стойла. Оседлав ее, направился обратно в замок. Сэр Арчебальд видел из окна, как принц гнал свою лошадь. К Арчебальду подошёл работник стойки, все так же улыбаясь, он обратился к Арчебальду.  

– Я думал, сэр Арчебальд, вы ему расскажете правду, раз решились все же заглянуть в эту книгу.  

– Я поступил неправильно, нарушил закон архива о неразглашении информации.  

– Многие осудят такую позицию, но другие скажут, что поступки принца правильнее ваших.  

– Я волнуюсь, что сэр Гаральд может узнать, что Мира вычеркнула себя из его генеалогического древа.  

– Ах… Гнев сэра Гаральда суров, и порой несёт несправедливость.  

– Принц не знает, что узнавая правду, погружается в омут с неприятностями.  

– Я не думаю, что он считает, что избежит неприятностей, скорее наоборот. Но… Меня тревожит ваша судьба. Сэр Арчебальд, вы защищаете девушку, ничего не зная о ней…  

Рыцарь ничего не ответил. Его обязанности закончены в этом замке, теперь ему нужно посетить рынок, наверняка найдутся новые торговцы, им нужно помочь с документами, и составить новые грамоты для продажи материалов королевским мастерам. Он оседлал свою лошадь и отправился в путь. В пути, в его голове крутились мысли, как помочь Мире и принцу, но ответов он не находил, а лишь еще больше начинал переживать.  

Настроение Миры было хмурое. Она считала, что от прогулки ей станет легче, но ожидания не оправдались. Не смотря на всю веселость людей которых она встречала на рынке, радости они ей не приносили, как и товары на лавках. На тропинке между рядами, Мира увидела сестру, а Кэтрин видела Миру, они смотрели друг на друга, но никто не решался первым подойти. Лорас, что был с Кэтрин, тоже увидел Миру. У рыцаря со вчерашнего дня щемило сердце, глядя на тоскливый взгляд лучницы. Лорас сначала услышал голос местного заводилы и азартного весельчака, простолюдина Хиппа. Он глазами нашёл его лавку, с азартными и пошаговыми играми ручной работы. Там можно было увидеть карты, шахматы, домино, шашки, нарды и прочее. Они были из разных материалов: дерево, камень, кость. Дорогие и дешевые. Сам Хипп сидел на своей лавчонке, где был разложен его товар, а собеседники стояли рядом или сидели на земле. Хипп задорно улыбался и что-то весело рассказывал, при этом во рту держал тростинку и часто поправлял свою заштопанную соломенную шляпу. Лорас подбежал к нему и шепнул что-то на ухо Хиппу, от чего Хипп спрыгнул в тот момент, когда сестры разворачивались и хотели уйти обратно, откуда пришли. Но зазывающий возглас Хиппа, обратил на себя внимания всех.  

– Хейп… Хейп… Хейп… Мои обожаемые друзья, впервые в жизни мы можем видеть, что наши сёстры порознь.  

Ни Кэтрин, ни Мира его не любили. Но простой народ души в нем не чаял, и как в волшебной сказке, окружили в кольцо сестер и Хиппа, стоящего между ними. Он продолжил.  

– На левой стороне наша юная и талантливая лучница, на правой стороне наша очаровательная ведьма и подруга колдунов – хозяев трактира «Пташка».  

Голос Хиппа был знаком всем и каждому, даже детям. Сэр Арчебальд на собраниях людей приглашал Хиппа, чтобы тот людям переводил его дрожащие слова, может от этого все слушали его, а может это исключительно талант Хиппа, привлекать к себе массу народа. Хипп созвал музыкантов, откуда их столько набежало, было неизвестно, но они вошли в круг, и собрались напротив лавки Хиппа. Инструменты у них были разные: барабан, банджо, флейта, бандель, тамбурин, маракасы, гитара, трещотки. Хипп продолжал голосить.  

– И так мы попали на исторический факт, сейчас между ними… Барабанные палочки…  

С этими словами зазвучали барабаны, словно зазывая в бой.  

– Явная видимость глубокой ссоры. Так и что же им нужно?  

Все громогласно закричали про танцевальную битву.  

– Правильно, мои любимые жители земель, великого и добродушного короля Кхенриха!!! Да начнется голосование и битва танца за право кто лучше! Кэтрин или Мира!!!  

Собеседники Хиппа уже принесли стол к его лавке и стул в придачу. Он ловко подбежал и, перепрыгнув, сразу сел на стул, и заголосил снова, доставая фишки, из ниоткуда, словно фокусник.  

– Итак!!!! Красные Мира! Зеленые Кэтрин!!! Музыканты, начинайте!!!  

Музыканты забренчали, затрещали, зазвенели несложный ритм, который подхватывали простолюдины, и хлопали в такт музыке в ладоши. Первой поддалась искушению Мира. Она подняла руки вверх и ее платье в танце закружилось вместе с ее телом. Кэтрин сначала стояла спиной к сестре, но мотив музыки поглотил вскоре и ее, она распустила хвост и закружилась вместе с сестрой. Они обе, попадая в ритм друг друга, синхронно танцевали. Хипп зазывал голосовать и комментировал танец.  

– Хитрый ход от Кэтрин, смотрите, как ее волосы развиваются в звуках, издающихся нашими замечательными музыкантами. Дадим право первого голоса рыцарю! Сэр Лорас, красная или зелёная?  

Лорас, ходивший по кругу и хлопая руками в ритм, ответил Хиппу не раздумывая, что выбирает зеленую.  

– Кто бы сомневался, что верный сопровождающий рыцарь предпочтет другую!!!!  

Все сильней захлопали. Сестёр полностью поглотил ритм музыки, и они не замечали окружения. Сейчас для них существовали только звуки заводного ритма танго. Хипп продолжал делать ставки. Люди голосовали, но тут резко и сильно Хиппа схватили за плечо, он повернулся в сторону хватающего, и увидел Чёрного рыцаря, который проголосовал красной фишкой. Хипп хотел крикнуть всему народу о новом голосовании, но его плечо сжали еще сильней.  

– Крикнешь всем, приколочу к этому столу.  

Хипп посмотрел на рыцаря исподлобья, но без обид произнес, при этом переместив тростинку в другой угол рта.  

– Понял, не дурак.  

И оставив этот комментарий, он голосил другие. Райпен подошёл к Черному Барону, который не понимал, чему все так восхищаются. Из-за создавшейся толпы, ему пришлось идти пешком, чему он был не очень-то рад.  

– Райпен, неужели такие танцы привлекают людей? Их движения какие то дикие, скачут туда сюда, извиваются, словно по ним муравью бегают.  

Райпен размял шею.  

– Не знаю господин, но им нравится.  

Барон хоть и морщился, но смотрел, Райпен наблюдал за Мирой, словно голодный волк за раненным зайцем. Райпен услышал громкий возглас Хиппа, тот заметил, сэра Арчебальда на коне, и стал призывать его к голосованию. Арчебальд сначала не понимал, что происходит на рынке, он еле сдерживал коня, чтобы тот не лягнул людей. Хипп объяснил ситуацию Арчебальду, ведь рыцарю с коня хорошо было видно, как танцует Мира с Кэтрин. Теперь сестры очень близко танцевали друг к другу. Арчебальд проголосовал, но его тихий голос утонул в хлопках людей и в звоне инструментов. Кто-то крикнул Хиппу, что рыцарь проголосовал за красную. Хипп опустил шутку, мол, два рыцаря с одной и той же эмблемой не войдут в воду с одним и тем же цветом. Арчебальд слез с коня и держал его за уздечку, и не видел, что Райпен изменился в лице.

7.

Музыка всегда была для Миры утешением. Звуки инструментов и пение голосов давали волю создавать свой мир, в котором она счастливо танцевала. Кэтрин много раз видела, какие эмоции бушевали внутри Миры, и сестра выпускала их в танцах и в пении. Кэтрин взяла этот метод на заметку, и помимо таланта стрельбы из лука, она имела красивый голос, хотя весь свой гнев снимала в нескольких попаданиях прямо в цель. Обе сестры знали свой ритм движения, и сразу могли подхватить его. Танец на рынке стёр между ними дискомфорт. Простолюдины радовались, но барону надоело, и его кипящая злость фонтаном била в голову. Барон приказал Райпену закончить этот цирк. Рыцарь в чёрных латах протиснулся через толпу, и вошёл в круг. К этому моменту сестры танцевали очень близко друг к другу. Райпен, подойдя к ним, оттолкнул их друг от друга. Мира устояла, но Кэтрин упала на землю спиной. Лорас поздно среагировал, но он успел подбежать к Кэтрин и заслонить собой, вытаскивая меч из ножен с левого бока. Во всем королевстве, один только принц носил меч за спиной. Лорас прорычал.  

– Что вы себе позволяете! Кодекс рыцаря существует и для вас!  

Райпен с наглой ухмылкой смотрел вызывающе, доставая свой страшный на вид меч из ножен.  

– Не учи меня кодексу рыцаря, мелкий слабачек.  

Лорас и правда, в сравнении с Райпеном казался маленьким. Райпен был готов напасть на рыцаря льва, тот в свою очередь готов был отразить удар. Простолюдины от этой сцены разбежались как можно дальше, и все опустили головы в молчании. Даже музыканты попрятали своё лицо в шляпы. Когда знать решала свои проблемы с помощью меча, а оба рыцаря были из высшего общества, закон простолюдина гласил не вмешиваться. Такое правило этикета было в этом королевстве. Райпен уже замахнулся мечом над головой, как вдруг его руки окутали корни из земли. Райпен повернулся к источнику, бросив меч вниз, и увидел Миру, руками прижавшись к земле и исподлобья, с полной ненависти взглядом она смотрела на рыцаря. Рыцарь кивнул головой, корни ушли обратно в землю, и Райпен убрал меч в ножны. Он подошёл к Мире и хотел было подать ей руку, но ведьма быстро вскочила на ноги. Райпен слишком близко подошел к Мире, из простолюдин никто не шелохнулся, даже Хипп опустил голову. Арчебальд вцепился в свою лошадь, и губами шептал Лорасу защитить Миру. Сам он от страха и шагнуть не мог. Пока Райпен стоял спиной к рыцарю львов, тот поднял Кэтрин, и прижал ее к своей спине, не сводя глаз со спины Райпена. Миру затрясло, ее смелость быстро улетучилась, Райпен явно чего-то хотел от нее, но голос Чёрного Барона не дал рыцарю вплотную подойти к Мире.  

– Райпен, чего ты там с ними разглагольствуешь?  

Так как люди расступились, дорога была свободной, свита барона могла спокойно проехать. Восседая на коне, он обращался к Райпену.  

– Поехали, мы и так потеряли много времени.  

Райпен не отрывал взгляда от Миры.  

– Слушаюсь, господин!  

Другой рыцарь держал коня Райпена рядом с бароном. Райпен подошёл и сел на своего жеребца ловко и с пафосом. Процессия во главе с бароном двинулась, проехав между Лорасом и Мирой. Барон даже не глянул на них, а вот Райпен повернулся своим зрячим глазом на Миру, от чего у нее побежали недобрые мурашки. Когда чёрная конница скрылась, простолюдины вздохнули с облегчением, а ведьму перестали держать колени и она рухнула на землю, закрыв руками лицо. Кэтрин вышла из-за спины Лораса и подбежала к сестре, сев рядом и обняв ее. Лорас убрал меч в ножны.  

– Что с ней, Кэтрин?  

– Она Райпена жутко боится.  

– Как ты боялась ее?  

Кэтрин злобно сощурила глаза на Лораса.  

– Это другое! Райпена… Это еще с юности… Не спрашивай!  

Мира вцепилась в сестру, родная душа очень успокаивала. К ним подошёл Арчебальд, ведя за собой свою лошадь.  

– Мне… Очень… Я…  

Арчебальд так и не смог сказать извинения, и грыз себя за то, что такой трус и слабак. Кэтрин, гладя рукой спину Миры, с отвращением посмотрела на Арчебальда.  

Мира подняла голову и повернулась к Арчебальду.  

– Сэр Арчебальд! Если бы вы ввязались в драку, Райпен прихлопнул вас, не моргнув глазом.  

Лорас подхватил ее слова.  

– Мира права, я сам мог пострадать. Против него только устоит сэр Гаральд или принц Александр. Но ни одного, ни другого здесь не было.  

Арчебальда затрясло.  

– Если сэр Гаральд узнает об этой ситуации…  

Всех пробил холодный пот. Кэтрин обратила внимание на людей, все столпились у Хиппа, даже торговцы.  

– Здесь наверняка служащие замком. Я вижу твоих, Лорас.  

– Эм… Не думаю, что они меня узнают, в нашей семье пять родных, семь двоюродных братьев. Я самый младший из всех… Но я кажется нашёл выход из ситуации.  

Лорас снова подбежал к Хиппу и стал явно о чем – то договариваться. Кэтрин ухмыльнулась.  

– А ведь язык Хиппа развязный, его басням поверят даже те, кто видел собственными глазами ситуацию.  

Мира и Кэтрин так и сидели на земле, однако ведьму насторожил Хипп.  

– Нам надо уходить, иначе беды не миновать.  

– Согласна.  

Но сестры продолжали сидеть на месте. Хипп обратил на себя внимание всех и объявил результат голосования. Как оказалось у сестёр равный счёт. Хипп расценил эту ситуацию как то, что дружба сближает сердца и создает неповторимое чувство любви. Сестры с мрачно глядели на говоруна Хиппа, и в этот момент Лорас подошёл к ним.  

– Надо уходить! Он хочет с вами поговорить на счёт праздника.  

Мира, вскочив, схватила первого попавшегося простолюдина.  

– Скажи Хиппу, я буду организовывать праздник, позже я с ним свяжусь.  

Кэтрин схватила лошадь Арчебальда и ловко на нее забралась, подав руку сестре. Вскоре два рыцаря наблюдали, как девушки умчались. Поглядев друг на друга, пожав плечами, они помчались за ними. В королевском замке витала атмосфера удивления и восторга. Принц Александр не знал, когда вернётся его друг Джин. Еще со вчерашнего вечера учёный не появлялся в замке, объяснив друзьям, что ему срочно нужно в Технополис и одному. Вернувшись с утра из архивов Алекс обнаружил, что Твинкл и Руби спят в своих комнатах. Снова ложиться он не хотел, и чтоб отвлечься, решил взять некоторые обязанности отца. Но король от радости возложил на него все. С утра Алекс выслушал просьбы людей, решил спор двух рыцарей, и сейчас в зале завещаний сидел один над кипами бумаг. Все бы ничего, но его сестра с ее фрейлинами вечно проходили мимо дверей и отвлекали его. Он много раз просил не беспокоить его, но его злые уколы в их адрес ни сколечко не пугали девушек. И вот к раздражающему щебетанию, добавилось новое и еще громче остальных. От чего Алекс стал потирать виски.  

– Девочки, вы не поверите, что рассказали мне мои слуги! На рынке разыгралась сцена сражения между чёрным рыцарем знамени волка и рыцарем нашего знамени!  

Все девушки одновременно ахнули. Принцесса Леонора надменно произнесла.  

– Конечно, наш рыцарь победил в этой битве!  

Принц и принцесса были похожи друг на друга, что можно даже не зная их, назвать братом и сестрой. Разница в возрасте небольшая, но разница в характерах была огромной. У Леоноры были такие же светло-голубые глаза, как и у брата. Только вот цвет волос был как у матери, светлый, словно лучики солнца раскинулись на голове. Оба ребенка по внешности пошли больше в отца, чем в мать. Принцесса была капризна, и любила обращать внимание на себя. Из-за гибели матери она долгое время пребывала в депрессии. Алекс всячески старался развеселить свою сестру, возможно именно его чрезмерная забота о ней сделала ее такой взбалмошной. Леонора любила и восхищалась братом. Спроси Алекс про Миру, та бы сказала, что не знает о ком он, хотя Мира раньше ходила среди них, только вела себя как простолюдинка, держась поодаль, и отвечала только тогда, когда ее спрашивали. Леонора выглядела как принцесса, словно в этой жизни она предназначена только для такой судьбы. Волосы чуть длиннее, чем у Алекса, она ходила с распущенными волосами, считая, что укладка волос только их портят. Все подруги с ней соглашались, и так же подражали ей, причем во всем. А волосами принцесса гордилась, пышные, послушные, она часами могла их нежно расчесывать и делать им полезные маски. В уходе за своими волосами и кожей лица Леонора доверяла только себе, и в выборе одежды она тоже полагалась на свой вкус. Богатое убранство узоров с цветовой стилистикой королевства шилось исключительно под ее надзором. На голове красовалась королевская диадема, подаренной братом, на ее совершеннолетие. Это самое любимое ее украшений из всех на ней надетых. Леонора, вся сверкая словно солнце, слушала новоприбывшую подругу.  

– О да! Бой был жестоким… Говорят, что Чёрный Рыцарь в драке задел мечом простолюдинку…  

Все ахнули с тревогой. Алекс больше не мог снова выносить вздохи и ахи этих голубушек, и хотел опять разогнать их, но остановился на полпути от услышанных слов.  

– Говорят, что из-за неё это сражение. Зовут ее то ли Лира, то ли Нира.  

Леонора задумалась.  

– Мира?!  

– Точно, Мира, а откуда знаешь?  

– Я ее не знаю. Просто подумала, что это имя подойдёт к твоим перечислениям.  

Девушки захохотали, но продолжили.  

– Она сильно пострадала?  

Собеседница продолжила.  

– От глубоких ран она превратилась в лягушку и ускакала.  

Кто – то из подруг ответил.  

– Ну вот, еще одна заколдованная!  

Леонора топнула ногой в хрустальной туфельке. Это тоже был подарок брата.  

– Этим рыцарям делать нечего! Тут замок полон благородной красотой, которая по достоинству сможет оценить бой, и не ускачет виде лягушки!  

Алекс все стоял, погрузившись в мысли, и не замечал, что комкает важный документ. В его голове стучали мысли, что если перевести воркование этих девушек в логическую цепочку, то можно объяснить это как нападение Чёрного рыцаря на Миру, а случайно проходивший рыцарь львов защитил ее. Алекса била тревога за Миру, она уже на его глазах попадала в неприятности, и не раз. Он мысленно желал, чтоб эти сплетни, которые его сестра и ее фрейлины способны перевернуть с ног на голову, от реальности были далеки. Иначе он проткнет Райпена без объяснений. К этому моменту голоса девушек стихли, видимо, они ушли дальше. Алекс увидел смятую бумагу в руке и разозлился на сестру. При всей своей любви к ней, он не выносил ее трещащие, как Руби не выносила Твинкл. Он сел обратно на место, и воспользовавшись тишиной, стал переписывать смятый документ, на чистый и аккуратный листок. Услышанная история слегка звенела в голове, от чего он долго не понимал, что написано на бумаге. Когда принц настроился только-только в ритм, дверь распахнулась, и в зал вошел сэр Эркелен, по прозвищу золотой рыцарь. Доспехи его были покрыты золотом. Семейный меч рыцаря был выкован полностью из золота, выгравирована клятва верности королю на лезвии меча. Очень давно, когда первые знамена льва поднялись в знак восхождения короля с эмблемой льва, род сэра Эркелена первый преклонил колено и отказался от своего знамени, и принял вечную верность роду короля льва. Золотой рыцарь был самым добрым и жизнерадостным. Увидев принца, он искренне ему улыбнулся, без обид на прошлое.  

– Ваше младшее высочество! Я так давно вас не видел! И вы меня удивляете! Не могу поверить своим глазам, что вы отложили меч в сторону и взялись за перо.  

Принц Александр встал и наклонил голову в знак приветствия.  

– Я тоже вас рад видеть. Поговорил бы просто так с вами, да хочу побыстрее разделаться с обязанностями, до приезда друга Джина. Что вас привело?  

Золотой рыцарь подошел и оба сели на стул.  

– Ваше высочество, вы наверно слышали …  

Алекс перебил его. Он не любил слухи, и считал, что рыцарь пришёл говорить о столкновении двух рыцарей.  

– Если вы пришли говорить о сплетнях, то они мне не интересны.  

– Я не знаю, о чем вы, но я о другом. Считал, раз вы заняты делами, то слышали о разбойниках и моих просьбах выделить еще рыцарей.  

Алекс засмущался, он понимал, что эта непонятная история будоражит его очень сильно.  

– Простите, я до этих просьб еще не дошел. Просто меня вечно отвлекают и не по делу.  

– Понимаю. Буду краток. Нас вечно беспокоят разбойники, как вас пираты, принц. Они уже за этот месяц умудрились обокрасть пять раз один и тот же склад еды, для простолюдин. Я просил сэра Гаральда выделить людей, но он и ваш отец отказывают в этой просьбе. Теперь прошу вас.  

– Почему вы не найдете убежище разбойников?  

– Они все время перемещаются, мы находим старые следы. Тяжело бегать в зачарованном лесу, на границе к островам фей и ведьм. Людей мало, поиски их не увенчаются успехом. К тому же ходит слух, что часть банды это простолюдины. Но не ходить же, и всех подряд не обвинять без доказательств.  

– Это правда. А страдает только склад или люди?  

– Простолюдины их боятся, но лично разбойники никому вреда из населения не принесли. Правда…  

– Правда?  

– Были у разбойников две попытки сожжения базы охотников и лесников, вторая увенчалась успехом. Хорошо одна из дочерей сэра Гаральда быстро пришла на помощь.  

Алекс был шокирован, он явно не был в курсе таких нападений. В его приключениях вечно страдал замок: то драконы, то ведьмы, пираты…  

– Мира?  

Тут Золотого рыцаря словно колоколом ударило по голове, он явно был в шоке.  

– Ваше высочество, я эту историю говорю много раз этим стенам, но все спрашивают про Кэтрин. Вы единственный спросили про Миру, правда, ее настоящее имя Мирилейн.  

Колокол словно отлетел от рыцаря и ударил по Алексу. Настоящее имя он увидел в архивах, даже ее родная сестра зовёт ведьму Мира.  

– Откуда вы в курсе ее настоящего имени?  

У рыцаря сложилось странное ощущение, после колокола, на рыцаря словно свалилась и сама башня.  

– Ваше величество…? Я не понимаю, почему вы так удивленны.  

Он наклонился ближе к Алексу и шёпотом к нему обратился.  

– Вы меня простите, лично я не присутствовал и не в курсе всех событий, связанных с изгнанием Мирилейн из замка. Но если верить словам Серебряного, то она лично призналась королю, что обворожила вас и отправила с помощью магии на затерянный остров, который мы до недавних событий считали былью и легендой.  

Алекс не мог поверить в услышанное.  

– Говоришь, Серебряный так сказал.  

– Я тоже этому не верю, как и белый рыцарь. Ведь я видел ее и вас всегда порознь. Конечно, вы бегали за ней, но и других дам своим вниманием не обделяли. Но тогда какая причина, резкого изгнания ее? Она вела себя хорошо, лучше, чем Фаршизак. Все ее любили, даже король. А сэр Гаральд как гордился ей!  

Золотой рыцарь откинулся на спинку стула и заговорил обычным тоном.  

– Эх… Помню я испуганные лица людей, которые резко превратились в удивление. Вы через пару часов после трагической сцены явились на лошади, словно ни в чем не бывало, и долгое время не понимали, о чем мы говорим.  

– Почему никто не вернул Миру обратно?  

– Гнев короля был больше направлен на Миру, которая его обманула, и сердце старого короля чуть не остановилось от такой шутки. Он запретил рассказывать вам о ней. И все просто забыли.  

– Почему?  

Алекс был в непонимании, разве можно вот так вот всем забыть.  

– Честно говоря, сам толком не понимаю, но гнев сэра Гаральда больше всего пугает. Дочь предала его, чуть не убив такими словами короля. А вы принц сами не интересовались этой историей.  

– Я забыл! Не знаю почему, но я забыл…  

Алекс не стал вдаваться в подробности рассказа. А Золотой рыцарь не стал настаивать. Алекс решил сменить тему их разговора.  

– Что касается разбойников, мы с друзьями найдём их основную базу. И разберёмся.  

– Только нас позовите, они наши заклятые и неуловимые враги.  

– Хорошо.  

Золотой рыцарь встав, поклонился принцу и приоткрыв дверь выглянул, нет ли поблизости принцессы с подругами, которые могут вмиг прилипнуть к нему. Увидев, что путь свободен, он вышел. Принц долго настраивал себя, отгоняя лишние и пугающие мысли, тревожившие его душу. Он почти закончил, как вдруг в зал влетели Руби и Твинкл, обе закрыли и держали дверь, словно в нее ворвется стадо неуправляемых мамонтов.  

 

0
28.03.2019
avatar

Лукав, завистлив, зол и страстен, Отступник бога и людей; Холоден, всем почти ужасен, Своими ласками опасен, А в заключение - злодей! (Лермонтов М.Ю.)
Внешняя ссылка на социальную сеть
296

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть