Королевство под знаменем льва. Кусочки пазла ценностей жизни.

К читателям

История основана на франко-немецком комедийном приключенческом мультсериале, который посвящен игрушкам Playmobil.  

Мне он понравился, заинтересовал. Хочется выделить то, как выполнена анимация и как показаны характеры героев. Обогащаться на этой истории я не планирую, она придумана мной как фан-рассказ.  

Судьбу для своей героини я выбрала печальную, но, несмотря на это, жизнь ее будет насыщена радостью и горем в равной степени.  

Добро пожаловать в мой мир и приятного времяпрепровождения, читатель!

Книга первая

Прощальное письмо возлюбленному:  

« Мой самый драгоценный друг-рыцарь Александр!  

Сначала я попрошу у вас прощение за то, что поступаю так эгоистично. Другого выбора у меня нет. Я очень благодарна и счастлива, за те моменты, которые мы провели с вами. Я так же благодарю вас, что наши чувства были взаимны.  

Я вынуждена так поступить, ибо любить судьба дала нам короткий срок. Вы принимали меня такой, какой я была, и любили меня искренне. Но я тянула вас в бездну безрассудства. Я не могу более вас подвергать ложным надеждам.  

Мы расстаёмся! С тяжестью на сердце, я отдаляюсь от вас. Я освобождаю вас от всех ваших рыцарских обещаний. Мои чувства были к вам искренними.  

Пожалуйста, живите счастливо! Будьте самым сильным и смелым рыцарем во всём королевстве. Я верю в вас! Верю, что вы будете самым достойным правителем.  

Я не знаю, через сколько времени память сотрет мои воспоминания о вас, но даже сейчас я самая счастливая на этом свете. И я горжусь, что являлась вашей любимой. Непередаваемые ощущения, ходить по замку и чувствовать себя возлюбленной принца.  

P. S. Я люблю вас, принц Алекс! Люблю и ценю до потери воспоминаний.  

Ваш друг, «белая ведьма» Мира.

1.

Сэр Арчебальд был невысокого роста и обладал густыми рыжими волосами. Лицо его часто обветривалось и трескалось, поэтому ему легче было ходить с бородой, которая так же была рыжей и густой. По мимо этого, он был обладателем ярких и больших зелёных глаз. Арчебальд являлся рыцарем королевства Кингсланд и носил изображение на груди, как и полагается всем рыцарям короля, герб королевства: лев с короной на голове. Так же, королевские знати имели своё цветовое сочетания: желтый, синий, белый. Арчебальд был самым трусливым рыцарем, и благодаря этому он ловко умел прятаться в случае большой опасности. Но если смелости и рыцарской отваги у него не находилось, то он умело справлялся с бумажной волокитой. Как он сам осознал, ему легче сражаться с написанием указов и разной сферой документации, чем быть прославленным героем, с бесстрашием бьющимся с драконом или в дворцовых турнирах.  

Несмотря на свой высокий титул, сэр Арчебальд обладал довольно скромным хозяйством. Дом его находился в укромном местечке, будто бы, как и владелец, прятался ото всех. Он был уютным и одноэтажным, построенным из камня, покрытый красной черепицей, которую могли себе позволить только знатные рыцари. В слугах сэр Арчебальд не нуждался, как и впрочем, и в богатстве. Но одно сокровище всё же у него имелось, но ни кому о нем он не хвастал, и мысль, что он обладает им согревала и утешала его внутренний мир. И вот сейчас, когда стрелки часов перевалили далеко за полночь, дома, в своём кабинете, сэра Арчебальда трясло от волнения. Перед ним на столе лежал белый конверт без подписи адресату. Первое, что смутило Арчебальда, это цвет, обычно бумага была бежевой. Конверт отличался от остальных его бумаг, у него был потрепанный вид и явно лежал тут он уже не первый день. Он нашёл его у камина на кухне.  

Сэр Арчебальд знал об истинных чувствах своей возлюбленной. Их отношения начались именно с этого. Сам Арчебальд давно влюблен, и был крайне удивлён, что его желанное сокровище вытерпела заикающееся и трясущееся признание. И ещё больше был шокирован на искреннее признание ему о чувствах к другому человеку. Ему поступило предложение, что если он примет её с этими чувствами, то он может признаться ещё раз и она ответит согласием. Сэр Арчебальд знал, что в следующий раз он не решится на это больше и согласился сразу на эти условия. За все это время Мира была любезна с ним и терпелива к его трусости. Ни одна девушка так не относилась к нему, и он был благодарен ей за это.. За долгие отношения он ни разу не нарушал её личное пространство, как и она его. Но сейчас ему было страшно и совестно за то, что он подобрал этот конверт и успел прочесть первые строки письма, на той же белой бумаге. И сейчас его терзали сомнения, прочитать письмо полностью или сжечь, как изначально это и планировала обладательница:  

– Она же все равно собиралась сжечь его. Так что, нет ничего страшного, что я его прочту.  

Взяв конверт в руки, он тут же отбросил его, словно он его ужалил. Но любопытство взяло верх, а мысль, что он является её парнем, твёрдо добавляла уверенности в правильности прочтения письма. И вот, достав из конверта письмо и развернув его, он стал читать, при этом становясь каждый раз все бледнее и бледнее.  

Сэр Арчебальд почти дочитал последние строки, как вдруг раздался стук в дверь и женский голос сонно прозвучал:  

– Спокойной ночи, сэр Арчебальд.  

От испуга он зарыл письмо в свои документы. Как обычно, засиживаясь за своими обязанностями, он часто мог пропустить сон, и Мира, страдавшая по ночам бессонницей, бродила по дому и напоминала о том, что пора ему спать, ведь в отличие от неё, ему рано в замок короля с докладами государственной важности.  

Он долго не мог заснуть, но понимал, что Мире тяжелее. Он был самым великим трусом, но живя с ней, обнаружил и почувствовал чужой страх. Мира боялась наступления ночи, хотя вся ирония заключалась в том, что Мира была способной ведьмой, и ночь должна была давать ей сил, но в ней все было противоречиво. Будучи ведьмой, она обладала красивой и волшебно привлекательной внешностью, к тому же была веселой и дружелюбной. С её появлением в доме поменялось многое. По ночам он освещался слегка тусклым светом, благодаря странному оборудованию, взятому из города Технополис. Арчебальд был уже знаком с такими странно пугающими волшебными вещами. У принца королевства был друг, которого все считали колдуном, творящим причудливую магию. Мира всегда смеялась, когда он рассказывал об этом колдуне с его магией. Она пыталась ему объяснять, что он учёный, а не колдун, а его «магия» – не магия вовсе, а технологичные приборы и техника. Но для Арчебальда ее слова были подобно густому и темному лесу, из которого не было выхода.  

Заснуть он смог довольно поздно, и ему приснился смелый и дерзкий сон. Там он был героем и покорил сердце Миры.

2.

Утро выдалось солнечное, за окнами весело щебетали птицы. Мира уже разложила завтрак. Арчебальд, сев за стол, увидел обычную печальную картину завтрака.  

– Прости Арчебальд. Зелье ядов и проклятий варю с закрытыми глазами, а науку готовки так и не освоила.  

Мира расстроено посмотрела карими глазами в свою тарелку, где лежало нечто, похожее на еду. Арчебальд обратил внимание, что ночью она даже не ложилась. Её волосы, что имели темный шоколадный цвет, сейчас были растрёпанны и наспех уложены. За время проживания с ней, Арчебальд легко узнавал, какая ночь давалась ей особенно тяжело. В этот раз, её аккуратная внешность говорила ему, что ночь она провела в книгах, и, видимо, к его удовлетворению, без всяких экспериментов, которые могли уничтожить его пол дома.  

– Ничего, я уже знаю, что еда съедобна.  

Арчебальд неловко улыбнулся, из-за письма он не мог смотреть ей в глаза, и вообще, старался не смотреть в ее сторону, хотя с утра всегда любовался ею в лучах раннего солнца. Уткнувшись в тарелку, он начал медленно есть.  

По натуре своей скромности, Арчебальд ни кому не рассказывал о том, что он в отношениях. И когда принцесса и её подруги приставали с вопросами о личной жизни, он всегда от них убегал. Саму Миру никто не спрашивал, у неё было немного друзей, да и из дома она выходила по редким и важным случаям. Но у Арчебальда была веская причина никому ничего не рассказывать. Начать хотя бы с её отца, что являлся верным рыцарем короля, который всегда и везде был обязан сопровождать его Высочество. Сэр Гаральд был грозного и могучего телосложения. Слепо чтил законы рыцаря и верности королю. Обладал вспыльчивостью и подозрительностью. Единственный человек, кто смог победить его в турнирах, был принц, но не потому, что сэр Гаральд ему поддавался, а потому, что принц и в правду победил его. В силу своего характера, он не упускал шанса проучить Александра. Считал, что король его избаловал, и что принц переходит все границы дозволенного. Сэр Арчебальд догадывался, что если сэр Гаральд как то узнает, что он прячет Миру, а он именно её прячет, то от него, сэра Арчебальда, останется один порошок, в который превратит его бой с отцом Миры, и этот порошок сам лично сэр Гаральд развеет по всему королевскому замку.  

Вторая и самая важная причина – это внезапный гнев добродушного короля. Мира в подростковом возрасте жила во дворце, и он много раз видел её в слезах или очень печальную в самых укромных местах замка. Сэр Арчебальд лично присутствовал при изгнании Миры, но тогда он был так напуган, что не смог её защитить. Даже сэр Гаральд стоял камнем, и это неудивительно, ведь его любимый лозунг «Приказы короля не обсуждаются, приказы короля выполняются». Хотя и прошло много времени, и вполне возможно король уже смягчился к Мире, но сэр Арчебальд не спешил устраивать встречу Короля и белой ведьмы. Поэтому Мира для него была ценным и одновременно запретным сокровищем, которое он прятал ото всех.  

Сэр Арчебальд задумался во время завтрака. Если и так у него было много вопросов, на которые Мира хоть и отвечала, но эти ответы не давал ему ровным счетом ничего, то теперь после прочтения письма их стало еще больше. Являлась ли причина гнева короля, что она влюбила в себя принца? Судя по письму, у них были взаимные чувства. И даже если представить, что эта верная причина, почему Алекс не защитил её и вообще не присутствовал? Зная принца, он всегда спасал дам от разных опасностей. Но такое игнорирование ситуации не похоже на принца. Сэр Арчебальд знал, что принц безответственен, но это касалось только трона. Так он был верен своим друзьям, и в своих приключениях постоянно был героем. Так же, сэра Арчебальда интересовало, почему Мира рассталась с ним. Только в письме он узнал, что у них были отношения. И судя по всему, они должны забыть о них оба, но она помнила о своих чувствах. И что теперь ему делать? Одно дело знать о чувствах к другому, но теперь он в курсе кто этот другой.  

– Не вкусно?  

Мира смотрела на Арчебальда очень пристально. Её тарелка была пустой. Чувствуя её взгляд, сэр Арчебальд боялся поднять голову, и заметил, что он слишком глубоко погрузился в свои мысли и съел очень мало.  

– Нет… В смысле, вкусно… Я задумался.  

Арчебальд заикался и нервничал, но Мира привыкла к этому, и положила приборы рядом с тарелкой.  

– О чем?  

Обычно Мира не спрашивала его, вопросы задавал он, но сейчас Арчебальда пробирал холодный пот. Его мучила мысль, что она знает, что он прочитал письмо. Она ведь ведьма и могла узнать. Сильно нервничая, он положил столовые приборы, вскочил, затем опять сел и схватился за голову. Мира спокойно сидела и уже глядела на маленькое пирожное, думая о том, стоит ли ей съесть его сейчас или оставить на полдник.  

– Мира?  

– Да?  

Сэр Арчебальд долго собирался с мыслями, ему хотелось задать вопрос, встречалась ли она с принцем Александром, но тогда он точно выдаст себя. И вполне возможно, он потеряет её. Но ведь принц не помнит, и она за все время никак с ним не связывалась. Арчебальд решил задать вопрос, ведь он уже не первый раз его задавал.  

– Почему тебя выгнали из замка?  

Мира сначала откинулась назад на спинку стула, затем, поставив локти на край стола, облокотила подбородок на тыльные стороны кисти рук.  

– За то, что повела себя как настоящая ведьма, вот терпение и доброта короля и закончились.  

– А Алекс?  

Арчебальд бессознательно задал этот вопрос, да к тому же тихим голосом. К удивлению, Мира его услышала, или это имя она услышит, даже если его не произнести вслух.  

– Его высочество к этому делу не имел никакого отношения. Ты будешь доедать, или мне убирать?  

Арчебальд вскочил, в его голове вертелось миллион вопросов, но задать он их не мог, ведь иначе он выдаст себя.  

– Я опаздываю… Поем в замке.  

И он с ловкостью кота, убежал в свой кабинет. Он так спешил, что не вытащил письмо без конверта из бумаг, и так и умчался с ним в замок.

3.

Мира была уверена, что письмо она бросила в камин. После ухода сэра Арчебальда, она начала уборку дома, это занятие удавалось ей лучше, чем приготовление еды. Хотя заслуга в уборке принадлежала по большей части технике, приобретенной в Технополисе. Техника была разной: одна стирала, вторая убирала, третья мыла посуду. Мира знала как они работают, и улучшила их с помощью своей магии. По первости, Мире приходилось очень тяжело, она всячески старалась отблагодарить Арчебальда за приют, который нашла в его доме. Вручную все выходило долго и нелепо, а с магией она почувствовала себя более уверенной. Если техника украшала и радовала ей жизнь, то сэра Арчибальда она пугала и приносила дискомфорт. Поэтому она пользовалась ею в его отсутствии.    

Можно предположить, что в этом доме постоянно царил хаос, что он постоянно нуждался в уборке. Но Мира боялась темноты, и раз уж так заложено в природе, что большинству живых душ по ночам требуется сон, Мира ходила в полусонном состоянии и могла устроить хаос. Если раньше она сама прятала техническое оборудование, то при создании Глазгара, техника сама в нужный час пряталась. Для этого дома, он был неким дворецким, и Мира им очень гордилась. Во время своих посещений Технополиса, она познакомилась с учеными, которые стали её обучать в создании и развитии технологических ресурсов. Именно там она обнаружила круглый металлический шар с камерой, он был никому не нужен, и лежал на складе для переработки. Но Мире он так понравился, что она взяла его себе. В него она вложила много сил и энергии. Можно считать, что это полностью её изобретение. Сейчас внешность Глазгара сильно отличалась. Его внешний вид был похож на броненосца, который свернулся в шар с диаметром двадцать сантиметров. Имел камеру в виде большого человеческого глаза, с радужной оболочкой цветом как у фламинго. Мира добавила ему крылья как у фей, только в отличие от разноцветного перелива, у Глазгара они отливали серебром.    

С первого взгляда Глазгар обладал развитым искусственным интеллектом, но это заслуга исключительно магического таланта Миры. Не смотря на то, что Глазгар контролировал всю технику, и мог очень многое, Мира использовала его больше для забавы. Он стал другом, который освещал ночью её путь. При сэре Арчебальде, Глазгар контролировал дом в спальне Миры. Впрочем, спальня была захламлена непонятными вещами, исписанной и разрисованной белой бумагой. Сэр Арчебальд ни разу не заходил в её спальню, как и Мира в его.    

Ближе к полудню, Мира вытирала пыль с книжного шкафа в гостиной, чтоб совсем не заскучать, Глазгар проигрывал музыку, которую Мира собирала, случайно услышав, и слегка доработав в более интересный ритм. Глазгар приглушил музыку и объявил, что к дому приближается Кэтрин. Мира с улыбкой спустилась со стула и, кинув грязную тряпку в ведро, направилась к двери.    

Кэтрин сильно постучала в дверь, зная, что порой её сестра может не расслышать. Мира сто раз объясняла ей про звонок, но та даже, и запоминать не собиралась. Мира уже её ждала, и резко отворила дверь. Кэтрин не дернулась, а лишь нахмурила брови.    

– Ты чего не спрашиваешь, кто пришел?    

Мира, сияя от счастья, тут же начала объясняться.    

– Я наконец-то, смогла грамотно написать программный код для распознания людей и объединение программных модулей с Глазгаром!    

– Ты в курсе, что я не понимаю, о чем ты говоришь? – рассмеялась в ответ сестра.    

Кэтрин вошла в коридор, и, пройдя на кухню, сняла перчатки, одна из которых предназначалась, чтобы натягивать тетиву без натирания мозолей, вторая была длиннее, почти до локтя, с открытыми пальцами, она предназначалась больше для сокола. Войдя следом за младшей сестрой, Мира начала заваривать свой фирменный чай и постаралась понятнее объяснить сестренке об устройстве Глазгара.  

– Это значит, что я могу не спрашивать, кто пришел. Глазгар заранее сообщает, кто идёт.    

Кэтрин стояла, опираясь руками на спинку стула, наклонила его на себя и поставила обратно.    

– А ты уверена, что это твоё СУЩЕСТВО тебя не обманывает? Ты сама меня пригласила, он же знал, что я появлюсь.    

– Я никогда не ошибаюсь!    

Кэтрин инстинктивно дернулась, этот голос и сам Глазгар пугал её больше всего. Он с помощью магнитного поля принёс угощения и успел услышать в свой адрес подозрения.    

– Мира, ты можешь сделать его голос более нежным и человеческим?    

Мира разлив чай по чашкам, поставила его на стол с угощениями.    

– Если я сделаю его голос, равным нашим людским, то он потеряет свое обаяние.    

Хмыкнув, Кэтрин направилась к умывальнику, что привычно для простых жителей королевства. Однако Мира сделала так, что вода сама заполняет умывальник, и выводит ее. Так что нет нужды постоянно выливать использованную воду. Кэтрин села за стол, Глазгар, чтобы не смущать гостью, улетел в спальню своей создательницы.    

– Ты в курсе, твой принц Алекс, тоже переделал замок и добавил кучу волшебных вещей, к которым все долго привыкали.    

– Кэтрин, во – первых: он и твой тоже принц, во вторых: они не волшебные. И к тому же они грамотней моих, их создатель Джин, а он в этом прекрасно разбирается.    

– Слышала, слышала! Я не признаю его как принца и как будущего короля, и ты в курсе почему. А что про его друга Джина, что он ни разу не ошибается, то это дикость. Человек по природе своей, способен на ошибки.    

Кэтрин и Мира отпили чай одновременно. Если за ними понаблюдать, то это Кэтрин казалась старшей и более женственной. В отличие от их отца, обе были без титула, их мать хоть и сильно любила сэра Гаральда, но так и не вышла за него. Сэр Гаральд признал дочерей, но в связи с некоторыми обстоятельствами, только Кэтрин была признана официально. Внешность у них была схожа, но Кэтрин обладала пышными и карамельного цвета волосами. Заправляла она их в хвост, чтобы не мешали. Благодаря своему таланту в стрельбе из лука и навыками выслеживания, она стала охотницей, что добывает еду на королевский стол. Одежда её была темно – зеленого цвета, легкая рубашка и кожная жилетка без рукавов, лосины и сапоги до колен, с поднятым воротом. Единственное, что говорило о принадлежности к королевскому замку, это вышитый герб со стандартной расцветкой (синий, белый, желтый).    

– Он не ошибается и изобретения его тоже.    

– И все же я не доверяю говорящим железкам.    

У сестер была особенность – их движения были синхронны, словно отражение в зеркале, поэтому, когда они находились вместе, ими невозможно было не залюбоваться. Сейчас они одновременно пили чай и одновременно тянулись к сладкому.  

– Не доверять нужно людям, если техника подвела или сломалась, это вина человека. Он может собрать не так или использовать неправильно, не по значению. Хотя я столкнулась с проблемой материнской платы, так сложно подобрать к ней подходящие детали…    

– Перестань мне говорить эти странные и непонятные слова. Лучше скажи, для чего позвала? – Кэтрин уже начинала злиться.    

– Для проверки Глазгара.    

Кэтрин нахмурилась и встала.    

– Тогда, я, пожалуй, пойду.    

– Это одна из причин!    

Мира подняла на Кэтрин глаза.    

– Нужно передать важное предупреждение принцу Алексу.

4.

Мира спокойно пила чай, а Кэтрин задумалась. Через пару минут, Кэтрин подняла голову вверх и тяжко вздохнула.    

– Вот, скажи мне Мира, зачем ты меня сделала доносчиком?    

– Доносчиком? Я сделала тебя королевским связным! К тому же это вышло случайно.    

Мира невинно сжала губы, и налила себе и Кэтрин ещё чаю, но чуть пролила из-за неожиданного смеха Кэтрин.    

– Вот мне интересно, если бы Алекс тогда не спешил, и всё же увидел твоё лицо, как бы обернулась эта история?    

– Возможно – плохо, возможно – хорошо. Но тогда меня трясло как осиновый лист. Мне пришлось магией имитировать твой голос! И хорошо, что он спешил и быстро ушёл.    

– Я очень была зла на тебя!    

Мира лукаво посмотрела на сестру.    

– Но я сделала тебе самый лучший лук, с крутыми наворотами. И разве не приятно, когда твой талант используют по назначению, даже королевская знать?    

– Лук и правда очень удобный, особенно мне нравится, что стрелы с нажатием кнопки собираются, где бы они ни были. В любом случае, я согласилась ради тебя, а не ради славы и внимания.    

– И я очень тебе благодарна! Итак, ближе к делу! Вчера, я прогуливалась с сэром Арчебальдом!    

– О, он наверно трясся как мокрая собачка?! – съехидничала Кэтрин.    

– Было такое, но не в этом суть. В общем, мы загулялись, и спешили домой, при этом нам обоим очень было страшно. И в спешке мы заплутали в дорожках.    

Кэтрин начала волноваться, её чутьё подсказывало, что назревало что-то не то.    

– Прежде чем свернуть на нужный путь мы наткнулись на Чёрного Барона, с его свитой.    

Кэтрин начала кашлять, больше её пугала не встреча с Бароном, а то, как могла отреагировать сестра. Мира держала паузу, и пробовала клубничное пирожное. Кэтрин не выдержала:    

– Ты колдовала?    

Мира покачала головой.    

– Нет, не было нужды. Сэр Арчебальд с ловкостью спрятался в кусты, а я наклонилась в жесте приветствия простолюдина к высшей знати. И чёрный барон не обратил на нас внимания, собственно, как и его свита.    

– Он не упустит шанс завладеть троном. Что на этот раз он задумал?    

– Куда он ехал, откуда и зачем, мне не известно. Зато знаю наверняка, что этой ночь, лучше принцу Александру с друзьями быть в замке.    

– Откуда уверенность, что не сейчас он пытается снова бессмысленно завоевать трон?    

– Сегодняшняя ночь, подходящая для переворота. Полнолуние, усиление магнитных полей, пересечение планет в одной линии. Все волшебство усилится, не важно, темное или светлое. Предупреди их, чтоб были максимальны готовы.    

– Если бы все твои подозрения и опасения не были оправданы, я бы давно забила.    

Кэтрин допила чай и, потерев лоб, встала.    

– Тогда отправлю послание немедленно!    

– Подожди, кое – что покажу!    

Мира вскочила со стула и убежала, вскоре она вернулась и держала в руках большую замороженную рыбу. Кэтрин открыла рот, её никто так не шокировал и не давал повода беспокойств, как её старшая сестра.    

– Что это?    

Мира удивленно посмотрела на сестру, затем на рыбу в руке.    

– Эм… Замороженная рыба.    

– Да…. Хм…. В курсе, что это рыба! Я не понимаю, зачем она сейчас тебе и тем более мне?    

– Расценивай это так! Отправь послание, а затем…    

Мира опустив голову, немного застенчиво шаркнула ногой.    

– … Затем помоги мне приготовить.    

Кэтрин плавно прикоснулась пальцами к своему лицу и громко засмеялась.    

– Точно, у великой и могучей ведьмы, нет таланта в кулинарии!

5.

Две девушки готовят и смеются, картина милая и обычная. Ростом Кэтрин была выше и стройнее, её можно сравнить с ланью: быстрая, ловкая и грациозная. Мира словно серая мышка. Волосы тонкие и тяжелые, в отличие от объемных и пышных волос сестры. Но, даже имея множество недостатков, по красоте Мира не уступала Кэтрин. В общении Мира старается быть нежней, и в ней больше чувствуется аристократия, чем в Кэтрин. Пухлые губы Миры, выдавали очаровательную улыбку, а взгляд был полон доброты и понимания.    

Девушки уже завершали процесс готовки.    

– Мира, ты разобралась, почему твои воспоминания остались?    

– Нет, я так и не поняла. Да и оставила попытки понять.    

– Значит, будешь страдать! Это не нормально!    

– Нормально, серьезно, со мной все хорошо.    

– Дааааа? Тогда хватит сидеть в этом доме и вперёд на свободу!    

Мира сжала губы, и продолжала закрывать контейнеры с овощными салатами. Кэтрин взволнованно глянула на сестру.    

– Мира, скоро день урожая. В этом году примешь участие в помощи?    

–Не знаю.    

– Да брось, Мира, это праздник для простолюдин, дворцовые люди его не посещают.    

Мира повернулась к Кэтрин.    

– Ты хочешь сказать, они ни разу не были на этом празднике?    

– А что ты так удивляешься? Они герои, герои никогда не отдыхают.    

– Хм… Он ведь примерно через месяц?    

– Примерно да, но с точным днём мы ещё не определились.    

– Тогда в этом году я помогу.    

– Хорошо, что ты так быстро согласилась, обычно я тебя до самого праздника уговариваю.    

Мире было неловко признавать, но чутьё подсказывало, что в этом году нужно погулять и повеселиться хорошо.    

– Просто подумала, что можно внести свои новшества. Люди благодаря принцу, уже знакомы с техникой, а значит, не разбегутся и в шок не уйдут.    

– Кто о чем, а ты все об этих банках в железе! Но это лучше, чем плакать о нем!    

Раздался щелчок закрывающегося контейнера. Мира инстинктивно вцепилась в него пальцами.    

– Я скучаю по нему…    

Глаза Миры наполнились слезами. Кэтрин поняла, что сама от злости напомнила сестре о нем. Мира всегда была чувствительной, она с легкостью впадала в злость или в сентиментальность. Кэтрин решила сменить тему.    

– Со своими банками и затворничеством, ты забыла о своем трактире. Ты давно там не пела.    

Когда-то давно, Мира преобразила с помощью сэра Арчебальда старый трактир. Чтоб отвлечься от печальных мыслей. Какое-то время обучалась в Технополисе, и познакомилась с учеными. Там конечно она слышала о подвигах супер четверки, как в народе их прозвали. Если вкратце, то Великий Доктор X, сначала подружился с Мирой, а затем выгнал ее и двух ученых из Технополиса, забрав при этом их наработки. Два учёных и решили переоборудовать её трактир в бар. Там по первости она пела, но давно забросила это занятие, и полностью доверилась своим друзьям в развитии бара.    

– Громко сказано, что я там пела. Голос у меня сама знаешь, грубый и низкий. Хотя благодаря обработке Глазгара, получалось красиво и людям нравилось. Да и не трактир, а бар. К тому же там и так хорошо и без моего участия в управлении.    

– Он очень популярный, каждый путник в первую очередь желает туда попасть. Мне казалось, я даже видела герб Грифонов.    

– Эй… Это место не для подростков!    

– Я же не хожу туда ночью, к тому же….    

Кэтрин показала на герб королевства.    

– К тому же я главный королевский охотник, а этим не каждый взрослый и тем более мужчина может похвастаться!    

Мира засмеялась.    

– Это точно! В нашей семье одни гении!    

Мира подумала, что и правда надо бы заглянуть и узнать как обстоят дела в баре.    

– Пожалуй, Кэтрин, я завтра схожу в бар.    

– Тогда завтра вместе заглянем.    

– Собираешься ночевать у меня?    

– Сэр Арчебальд сегодня явно не придёт. А одну я не хочу тебя оставлять.    

– Я не одна, Глазгар очень хорошо обо мне заботится, и с ним мне не страшно.    

– Тем более с ним!    

Настала неловкая тишина. Кэтрин доделала рыбу, которая на тарелке выглядело очень красиво и аппетитно. Настроение Кэтрин как то внезапно переменилось.    

– По ночам до сих пор зовёшь его?    

– Когда ночью задремлю, неволей осознаю, что прошу его помощи.    

Мира спокойно, но с грустью в голосе ответила. Она убрала остатки рыбы в пакет.    

– Кэтрин, не сердись, хоть я и зову его, но это уже не так страшно. Просто иногда помутнение, что он прибежит, и как истинный рыцарь, развеет тьму.    

– Постараюсь не злиться на нашего будущего правителя слишком сильно.  

Кэтрин оглядела всё, что они приготовили.    

– Давай сестрёнка поедим и ты ляжешь спать, всю ночь небось как привидение ходила.    

И Кэтрин изобразила ходячего призрака. Мира не обиделась.    

– Ты тоже можешь лечь, я подготовлю кушетку в своей комнате.    

После позднего обеда, Мира отправилась спать, а Кэтрин стояла в зале возле окна. Прошло довольно много времени, солнце уже клонилось к горизонту, но Кэтрин так и стояла, словно ждала какого-то. Мимо по коридору, летал Глазгар и машины по его приказу выполняли определенную работу по дому. Затем Кэтрин услышала четкое хлопанье крыльев за своей спиной.    

– Долго ты! Я уж думала, не подлетишь ко мне.    

– Госпожа Мира давно спит, вам тоже нужен отдых.    

Кэтрин повернулась к нему и злобно сверкнула глазами.  

– Не указывай мне!    

– Даже и не думал, просто советую!    

– Я все долго думала, почему ты так бесишь меня, из всех железяк в этом доме.    

Глазгар молчал, а Кэтрин продолжила.    

– Странно, что сэр Арчебальд это терпит.    

Глазгар продолжал молча смотреть на Кэтрин, но та вдруг зашипела словно дикая кошка.    

– Конечно! Ты слишком похож на него. Я не сразу это поняла. Но Мира сказала, что дала тебе способность обработки голоса. Твой голос, как у него. Теперь ясно почему, она не хочет его менять.    

– Сдаюсь! Вы правы. Но ещё я храню все её воспоминания. Можно сказать я полное собрание её воспоминаний.    

Кэтрин была готова взорваться от злости. Раньше она с легкостью находила дневник Миры, куда бы она его не прятала. Не хорошо конечно, но так она могла лучше понять душевное состояние сестры. Сейчас же, хранителем ее эмоций, был этот наглый, железный шар-кошмар. Кэтрин закрыла глаза и приказала.    

– Рассказывай!    

Она была готова расколоть пополам эту жестянку своим луком, если это потребуется.  

– Бесполезно!    

Глазгар, словно видел её насквозь.    

– Я не чувствую боли, как ни пытайте, я промолчу.    

Кэтрин поняла, что она проиграла и снова отвернулась к окну.    

– Тогда прочь с моих глаз и больше мне не попадайся.    

– Тогда до встречи!    

Глазгар собрался уже улетать, но остановился.    

– Как бы вы не бесились, но для Миры её жизнь – это картинка пазла, какие-то детальки уже потерялись, какие-то ей кажутся лишними, но в данный момент ей дороги все фрагменты.    

– Я же сказала, ВОН!    

Глазгар улетел, а Кэтрин озадаченно обдумывала последнюю фразу. Но все, что ей хотелось, найти способ прихлопнуть Глазгара.    

В этот же вечер, всем известная машина Хамелеон, летела очень быстро.    

– Джин, быстрее!    

– Алекс, мы и так быстро едем!    

Принц Александр, как и всегда, сидел спереди на пассажирском сиденье.    

– Алекс, а что конкретно нам ожидать, можешь объяснить поподробней?    

– Руби, я бы и рад, но мне лишь сообщили, что ночью нам лучше быть в замке.    

Твинкал покачнулась на повороте и сжала непонятное существо по имени Пришелец. Ее тоненький голосок был очень взволнован.    

– Замок в большой опасности? Может что-то с королем?    

– Вот поэтому нам и надо быстрее в замок.    

Алекс тревожился ещё сильней Твинкл.  

– Послание не четкое и темнее обычного.    

– Мои радары не улавливают, что замок атакован или подвергается другим разрушениям.    

Алекс повернулся к Джину.    

– Вот это и подозрительно!    

Друзья в свое время научились у друг друга многому, особенно многое было взято от Джина. Руби вертела телескоп, пытаясь увидеть хоть что-то отдаленно напоминающее атаку.    

– Ничего такого не наблюдаю! Разрази меня морской окунь, это всё так подозрительно!    

Твинкл подлетела к Алексу, и положила руку ему на плечо.    

– Алекс, все будет хорошо!    

Джин подхватил.    

– Согласен с Твинкл, нет той задачи, которую мы бы не решили.    

Руби повернулась к ним.    

– Мы ведь суперкоманда, на супер судне! Справимся!    

Алексу стало лучше.    

– Спасибо, вам друзья!    

И в этот момент они увидели замок.

6.

Уже ночь гуляла во всю, луна была прекрасна и освещала все вокруг. Мира проснулась и шла в полусонном состоянии на кухню, думая все ли хорошо у героев.  

Друзья добравшись до замка, обнаружили, что внутри всё было заморожено, в том числе и люди. Джин подтвердил, что показатели показывают, что люди в полном порядке. Когда они вошли в зал советов, то обнаружили троицу, пытавшуюся снять корону у обледеневшего короля. Как обычно, колдун Фаршизак, ведьма баба Кара и Чёрный Барон, были разгромлены супер четверкой. Всегда и везде, герои побеждают злодеев. В борьбе больше всего пострадал зал с круглым столом. Друзья расколдовали замок, но были вынуждены прибрать зал. Среди разбросанных бумаг, Алекс нашёл белый лист, гадая к какой стопке его положить, и интуитивно начал читать его. Но глянув на первую строку, он быстро убрал его к себе в кожаную сумку. Его сердце бешено билось, а в душу прорывалась тревога. Он желал поскорее остаться один. В своих покоях, он несколько раз читал письмо. Голова гудела от непонимания!    

Мира резко остановилась в проходе в зал, двери в доме были только в кабинете сэра Арчибальда, в его спальне и спальне Миры. Разумеется, главная входная дверь в доме имелась. Мира не могла понять, кто стоит у окна. Кэтрин давно спала на кушетке в спальне Миры. Долго глядя на силуэт, Мира узнала его и чтоб не вскрикнуть, прикрыла рот руками.    

– Ваше величество… Нет, это невозможно… Это не можете быть вы…    

Но человек, стоявший у окна, повернулся к ней с улыбкой принца Александра.    

– Вы правы, это не он. Подойдите сюда, пожалуйста.    

Мира, шатаясь, подошла к окну. Она чувствовала, как кровь в ее жилах закипает от волнения.  

– Кто вы?    

Мнимый Алекс не ответил на этот вопрос и загадочно продолжил.    

– Посмотри… Посмотри как прекрасна луна.    

Мира стала смотреть, непонимающе, и подумала: может я сплю? Алекс снова заговорил.    

– Видишь, в какие линии выстроились звезды?    

– Вижу, и что это значит?    

– Это значит, что пришло время, и часы прибытия тьмы запущены.    

У Миры закружилась голова, мнимый принц подхватил ее на руки и аккуратно усадил в кресло. Сев, Мира не смогла сдержать слез.    

– Моё время пришло…    

Её голос, как и тело, дрожали, принц вытер ей слезы.    

– Сначала выпей чаю, тебе нужно успокоиться.    

– Я считала, что готова встретить судьбу, но сейчас понимаю, что к этому нельзя быть готовым.    

Мира посмотрела прямо в лицо возлюбленному.    

– Не медлите, сделайте это сейчас.    

Мнимый Алекс взял в свои руки её и прислонил к своим губам.    

– Сначала выпей чаю.    

Мира шмыгнула носом и позвала Глазгара, тот немедленно прилетел.    

– Глазгар, сделай мне, пожалуйста, чай, желательно ромашковый.    

– Слушаюсь госпожа.    

То ли Глазгар не видел Алекса, то ли просто проигнорировал. Принц обратился к Мире.    

– Тяжело тебе, но такова не просто твоя судьба, но и обязанность.    

– Я знаю, знаю…    

Мира застонала, её сильно трясло    

– … Алекс, мне страшно погружаться одной во тьму.    

– Ты не одна, я всегда с тобой.    

Мира качала головой в знак не согласия. Алекс коснулся ладонью щеки Миры.    

– Ты должна, тьма поглотит этот мир и только ты способна спасти его. Это тяжелая ответственность, но ты справишься, я знаю.    

Мира плакала, сейчас ей было страшно как никогда прежде. И она очень хотела убежать к настоящему Алексу и прижаться к нему, почувствовать его тепло и успокоиться, как в прошлом.    

– Кто ты?    

Мира хотела понять, что за существо перед ней. Алекс до сих пор держал её руки, а она не убирала их. Слишком долго тоска съедала ее по любимому, и она не чувствовала опасности от того существа, что сейчас стояло рядом. Ответа не было, была тишина, лишь из за окна доносились ночные звуки жизни и странный лунный свет, смешиваясь с искусственным тусклым, добавлял еще больше мистики. Когда Глазгар принёс чай, Алекс отпустил руки Миры, подошёл к окну и снова стал смотреть на луну. Его лицо освещалось прекрасным отблеском, от чего он завораживал ещё сильней. Мира стала пить маленькими глотками чай и его тепло и аромат стали успокаивать её дрожь.    

– Я та сила, что долго спала и наконец пробудилась в тебе.    

– Простите, я не совсем поняла.    

– Ничего, я объясню. Для того чтобы, мир спасти от вечной тьмы, ты должна обладать великой силой…    

– Простите, что перебиваю. Но я в курсе своего предназначения, я не совсем поняла про пробуждение силы. Поправьте меня если не так, но выходит, что до этого у меня не было сил? Тогда что у меня было?    

– У тебя была малая доля для весёлой жизни.    

Да, жизнь у неё была веселая и счастливая, до поры до времени. Мира была шокирована, узнав, что это не предел её сил, самое интересное оставили под конец.    

– И какая она теперь? Сила?    

Алекс ухмыльнулся.    

– Теперь щёлкнув пальцами, ты по желанию можешь уничтожить всю планету.    

Мира закрыла глаза и вжалась в кресло еще сильнее, держа в руках чашку чая.    

– Соблазнительно, жаль я такого не сделаю.    

Алекс улыбнулся сарказму. Мира продолжила говорить, не открывая глаза.    

– Забавно выйдет, что и это не мой предел.    

– Да, даже обладая такой силой, тебе нужно её увеличивать. Ведьма копит и забирает силой.    

– Тогда почему я не фея?    

– У феи есть предел, она любит природу и не причинит ей зла, даже у самой способной не хватит магических сил остановить тьму.    

– Что ж получается, мы ведьмы жадный сосуд, не имеющий дна?!    

– Нет, ведьмы имеют предел, именно ты не имеешь дна!    

Мира сидела молча, словно заснула. Чай не давал голове бить колоколом, и она спокойна обдумывала. Скажи сейчас, что ждет ее, она бы сошла с ума, но с рождения она знала вкус горечи своей судьбы.    

– Эта ночь особенно прекрасна, и даровала силу всем волшебным существам, но только до восхода солнца. Потом все вернётся в своё русло, но не для тебя… Но сможешь ли ты удержать эту силу? И не податься тьме?  

Алекс не услышал ответа, но знал, что она его слышит. Мире теперь нравился этот мнимый образ Алекса, его голос был идентичен оригинальному голосу принца. Стройный, сильный, с голубыми глазами, чёрными волосами, чёлка которых почти доходила до глаз, а сами волосы почти доходили до плеч. Ей нравилось, как он движением руки раскладывает свой меч. На турнирах ему не было равных. И с какой нежностью он дарил ей свою улыбку и поцелуи. Но это осталось в прошлом. Несмотря на всю заботу сэра Арчебальда, она не могла позволить ему прикоснутся к себе. Раз не получилось магией забыть Алекса, она будет хранить воспоминания его тепла.    

– Ты прекрасна!    

– Странно это слышать от своей же магии, хоть и в образе Алекса – Мира усмехнулась.    

– Но ведь эти слова тебе приятно слышать от него.    

Мира открыла глаза, и, поднеся кружку к губам, не стала пить.    

– Я ведь могу все?    

– Да    

– Значит, щёлкну пальцами, и принц явится передо мной?    

– Попробуй.    

– Я пошутила, хоть я и ведьма, но я слишком люблю его, и не способна усложнить ему жизнь.    

– Глупая!    

Мира повернулась к образу своей магии.    

– Однако все говорят умная!    

Алекс повернулся к ней, и, как ни крути, он был словно живой. Он до сих пор трепетал её сердце. Даже при таком тусклом свете, было видно, что её щеки пылают.

7.

В эту ночь Алексу пришлось несладко, и он тихонько постучал в дверь и позвал Джина, боясь нарушить ночной покой замка. Джин очень сонно открыл дверь, Алекс быстро проскочил внутрь, и, закрыв дверь, прислонился к ней ухом.    

– Алекс?    

Алекс жестом руки показал подождать, убедившись, что все тихо, он подошел и сел на кровать. Джин сел рядом.    

– Джин, я ничего не понимаю.    

– Я тем более.    

Алекс протянул письмо другу. Тот взял его и при прочтении первых строк ясность ума вернулась к Джину.    

– Эм… Алекс, ты уверен, что я обязан его читать? Может просто сам расскажешь, что в нем?    

– Я не смогу передать смысл письма, я его не понимаю. Мне нужна твоя рациональная мысль.    

– Но если ты не понял его, думаешь, я разберусь? Алекс, я конечно ученый и мало эмоционален, но даже мне понятно, что оно личное. И… И откуда оно у тебя?    

Алекс наклонил голову и схватил её руками, локтями облокотившись на свои ноги.    

– Джин, читай!    

Джин почувствовал не просьбу друга, а приказ короля. К концу прочтения оба сидели в полном молчании. Алекс так и не смог собрать свои мысли в единое целое.    

– Джин, это чья-то злая шутка?    

– Для начала расскажи откуда оно у тебя?    

– Я нашёл его в совещательном зале, когда убирались.    

– Теперь понятно, почему ты так спешил в свою комнату.    

Алекс лег на кровать.    

– Джин, что мне делать?    

– В таких делах лучше спросить совет у Твинкл.    

– Я долго думал к кому первому пойти, решил к тебе.    

– Значит, ты Руби и Твинкл посвятишь в это?    

– Да, но позже. Для начала мне нужно понять, но вместо понимания, странная боль в груди.    

– Я бы посоветовал лечь спать, сейчас очень поздно.    

Джин просканировал письмо, своим смарт-браслетом.    

– Интересно!    

Алекс приподнялся.    

– Ты о чем?    

– О бумаге.    

Алекс приподнял брови.    

– Тебя не удивляет, что она белая?    

– Ты знаешь Джин, меня больше удивляет написанное.    

– Ты спросил шутка ли это чья-то? На этот вопрос я отвечу тебе. Смотри, что я обнаружил. Состав бумаги, такой же, как и вся бумага в королевстве, но она окрашена в белый цвет. Окрашена, а не изначально белая.    

– Что ты этим хочешь сказать?    

– Алекс, эту краску используют обычно художники, но кто написал письмо, использовал уже высохшую краску и втирал ее в бумагу несколькими тонкими слоями.    

– Я все равно не понимаю к чему ты.    

Джин протянул письмо обратно Алексу.    

– Для шутки Алекс, это слишком изысканно и глупо. Я бы сказал, что это чья-то фишка, фирменный знак.    

– Ты прав, бумага слишком выделяется, для шутки и правду можно использовать обычную.    

– К тому же для шутки, это слишком затянуто.    

– Хочешь сказать, что письмо старое.    

– Да, на бумаге помимо потертости, прослеживается естественное осыпание краски. К тому же, письмо принёс сюда не автор.    

– Как понять?    

– При сканере я обнаружил четыре отпечатка пальцев.    

Джин взял руку Алекса и просканировал его пальцы, его собственные отпечатки уже были загружены в браслет.    

– Как показывают мои данные, два наших.    

– Ого, забавно. Чьи тогда два? И почему ты решил, что его обладательница не принесла его сама.    

– Потому что, один отпечаток, на девяносто процентов занимает площадь бумаги и он под другими, а другой всего четыре процента всей площади, и поставлен после первого. Разумно предположить, что девяносто процентов, тот, кто писал, а четыре, тот, кто принёс и по рассеянности потерял.    

– Что ж получается, тот, кто принёс, знает обладателя письма?    

– Со сто процентной вероятностью. Но вопрос не в этом. Добровольно ли отдали письмо или его украли?    

Алекс нервно зарычал, и потер себе виски.    

– Моя голова сейчас лопнет.    

– В любом случае, письмо у тебя. У законного получателя.    

– И что дальше? Как поступить?    

– Никак.    

Алекс с недоумением смотрел на друга.    

– Алекс, сейчас мы ничего не можем сделать.    

Алекс встал.    

– Забавно выходит, Джин. Судя по письму, мы оба забыли. Даже если мы столкнемся, она не узнает меня. К тому же, мне кажется это она.    

– Значит, ты думаешь, что письмо написала девушка из твоих снов?    

– Я не думаю, я уверен.    

– По моим расчетом есть такая вероятность.    

– Что ты хочешь этим сказать, что есть процент вероятности, что это не она? Что же выходит, я всех девушек зачаровываю и забываю.    

– Нет, но ты рыцарь, и по правилам этикета ты восхищаешься красотой и спасаешь нуждающихся дев из беды. Ты искренен, и просто так разбрасываться комплиментами не станешь.    

– Джин я польщен. Смотри, я даже покраснел.    

– Алекс, я к тому, что для связи девушки из сна, и девушки написавшей письмо, мало данных.    

Алекс улыбнулся, в голове все тот же беспорядок, но на душе уже легче. Он направился к двери.    

– Она давно мне уже не снилась, и вряд ли я смогу заснуть, когда такое в голове вертится.    

Алекс уже собрался выйти, но Джин вдруг остановил его.    

– Постой Алекс!    

Джин направился к одному из шкафчиков и достал оттуда бутылку и две кружки.    

– Ты все равно разбудил меня, и после такого я сам не засну, так что садись.    

Алекс был удивлён не меньше, чем от прочтения письма.    

– Джин, ты удивляешь меня!    

– Алекс, я старше вас, но это не значит, что я не могу чему то у вас научится.    

– Откуда у тебя это? Ты же за ясность ума!    

– Ты поверишь, это не мое, а Руби. Она таких много спрятала у меня в комнате.    

Алекс сел обратно на кровать. Друзья редко ночевали в замке, поэтому комнаты были обустроены по минимуму. Из мебели стояли лишь кровать, шкаф и пара тумбочек.    

– Да, Джин… Руби пиратка, и пиратских слабостей у нее много.    

Джин протянул Алексу кружку, и сам сел рядом.    

– Так давай и мы познаем одну из слабостей пиратов!    

– Я понимаю свое состояние, но ты чего приуныл?    

Джин был менее эмоционален, и его лицо всегда выражало серьезность, что часто путали с хмуростью. Всегда всех поправлял и до сих пор не интересовался магией. Но видимо, из за прочтения письма, в нем что то проснулось, может помощь другу или что-то личное, касающееся только его. Могло быть и то и другое. Он самому себе не мог объяснить, в чем конкретно причина, поэтому выдал Алексу первое внятное объяснение.  

– Потому что встречаюсь с Руби.    

Ни то, чтоб это удивило Алекса, он давно об этом догадался, но услышать от Джина напрямую не рассчитывал. Не глядя на друг друга, они чокнулись кружками и сделали маленький глоток.    

Приближался рассвет, уже пошли первые проблески пробуждения солнца. Мнимый Алекс сел на корточки рядом с Мирой, и взяв одну её руку в свою, постепенно начал загибать ей по одному пальчику.    

– Сейчас наша первая встреча, это начало отсчёта твоего времени. Вторая наша встреча, подарит тебе объяснение, что и как нужно подготовить. Третья будет заключительная.    

Мира глядела на Алекса.    

– Выходит третья встреча, мой конец!    

– Не совсем, скорее будешь в полной темноте, пока будет жив Алекс.    

– Что это значит?    

Алекс ехидно улыбнулся.    

– Вы рождены в один день, он появился с восходом солнца, ты на закате. Судьба играет с вами злую шутку, потому что умереть вам суждено в один день.    

– Это что за проклятье такое, когда рождены в один день и умрем. Прям счастливая сказка!  

– Разве это не объясняет, почему ты смогла спасти его?    

– Это? Я смогла спасти, потому что взяла магию, ценою в жизнь, хоть она и гроша ломанного не стоит, но это жизнь. Но для размышления времени не было, но всё равно, такая цена, слишком велика для психики маленькой девочки.    

– Ты смогла это сделать, никто не ожидал этого. Не вини себя, что спасла только одну жизнь, та душа и так была слаба, и ты правильно сделала, что пожертвовала ею.    

– Но я могла спасти две, ту магию, что я отняла, хватило бы на две.    

– Алекс тебе говорил, даже он понимал, что тут нет твоей вины.    

– Алекс благороден, сначала его чувства я приняла за благодарность, но он показал их очень искренне, и я верила в них. Но даже так, даже являясь ведьмой, которая с легкостью может управлять жизнью людей, нет права лишать чужую жизнь права выбора. Жизнь дана неспроста и это самое ценное от природы…    

– Поэтому ты избранная, ты ни как другой понимаешь, всю суть процесса жизни.    

Алекс встал.    

– И вот ещё, судьбой, что связанны вы, начала не ты.    

– А кто?    

– Подробней при второй встрече.    

Алекс спиной направился к выходу, не сводя взгляда с Миры, дойдя до проема, он остановился, в это время в коридоре стало очень темно.    

– Погоди, тогда последний вопрос. Почему именно этот образ?    

Мнимый Алекс схватился за боковые балки проема.    

– Потому что за этим образом, ты пойдёшь даже в темноту.    

И он оттолкнулся назад и исчез в темноте. Свет зажегся снова, а Мира, поняв, что снова плачет, вытерла слезы и стала допивать чай, шепча себе под нос.    

– Это правда, за Алексом я нырну не только во тьму.    

Мира размышляла, какой образ все же лучше, и поняла, что конец своего пути лучше быть рядом с ним.  

0
28.03.2019
avatar

Лукав, завистлив, зол и страстен, Отступник бога и людей; Холоден, всем почти ужасен, Своими ласками опасен, А в заключение - злодей! (Лермонтов М.Ю.)
Внешняя ссылка на социальную сеть
261

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть