Город Трех Дождей. Глава 10

Прочитали 70
18+

…Один, в темноте… Но ведь горела лампа? Или нет… Роджер пришел в себя оттого, что бутылка выпала из его руки, лежавшей на подлокотнике кресла. Он взмахнул в воздухе рукой, но, конечно же, не поймал ее. И тут загорелся свет. Просто щелкнул выключатель, и зажглась лампа на столике у окна гостиной. Там же стоял человек в черном комбинезоне механика и черной же лыжной маске.

-Ты?! – выдохнул Роджер. – Что ты…

-Что я здесь делаю? – Ассасин обернулся к Роджеру. – Зашел проведать тебя. Подумал, что тебе сейчас хреново… Надеюсь, ты не вышвырнул деньги из окна?

И тут он рассмеялся.

-Чего ты смеешься? – спросил Роджер, шаря по столику в поисках сигарет.

Нашел их и прикурил едва слушающимися руками.

-Я просто представил, как люди, ошалев от количества летящих купюр, бросились бы подбирать их, пластаясь по льду, ползая на карачках и разбивая себе носы…

-Смешно… — пробормотал Роджер. – Хотя, среди ночи вряд ли кто-то увидел бы этот «листопад». А завтра утром его уже приморозило бы дождем… Зачем ты пришел, все-таки? Тебе Лилибет все рассказала?

-Лилибет? А что она должна была мне рассказать? Я лишь попросил ее отдать тебе чемоданчик с деньгами, только и всего. Как я вижу, он здесь. Чего еще я не знаю?

Роджер растерялся.

-Но ты же сам заявил, что пришел сюда, потому что, мне должно быть хреново!

-Ну, вижу, ты не настолько пьян, что бы я мог задурить тебе голову! – усмехнулся Ассасин. – Хотя, и не собрался… Да, я знаю о вашем разговоре с Лилибет. О твоей жене даже упоминать не хочу…

-Бывшей жене! – довольно резко поправил Роджер.

-О, прости!.. Бывшей жене.

-И что ты мне скажешь? Ты… знал? Скажи мне, ты знал о том, что я испытываю к Лилибет???

-Не кричи!

Ассасин достал сигареты и тоже прикурил.  Сел в другое кресло и долго смотрел Роджеру в лицо.

-Хотел бы я знать… — заговорил он, наконец, — чего бы ты хотел сейчас больше – узнать всю правду обо мне и Лилибет, какой бы она ни оказалась, или что бы Лилибет оказалась сейчас здесь, с тобой, в твоих объятиях? А, Роджер?

Тот со стоном выдохнул и идиотская, страшно горькая усмешка искривила его лицо.

-Зубы мне заговариваешь, да? Раз ты все знаешь о том, что здесь случилось, значит, и о том, что было между мной и Лилибет. Знал ли раньше?.. Да не имеет это больше никакого значения! Вы обсудили с ней случившееся, и я… я понятия не имею, смеялись вы надо мной или нет… Хотя, если учесть, что вы любовники, то должны были…

Ассасин молчал, намереваясь, очевидно, дослушать Роджера до конца.

-Но тогда я уже ничего не понимаю!.. Объясни же мне, какого дьявола тебе понадобилось осыпать меня своими миллионами? Денег не жалко? Или такой вот странный способ унизить «звезду», дав ей деньги, но… — я даже извиняться не буду! – с такой вот твоей изуродованной физиономией увести у любимчика женщин ту, единственную, которая стала ему так дорога? Где правда, Ассасин??? За что вы так со мной?.. Или есть какая-то тайна…

Ассасин резко затушил окурок в пепельнице.

-… есть какая-то тайна, которая объясняет твою месть мне? Я ухитрился обидеть кого-то из твоей родни? Да?.. Говори же, черт тебя дери!!!

Ассасин поднялся из кресла и снова отошел к окну, раздернул шторы и уставился на то, что должно было видеться ночным городом, но расплывалось огнями неведомых изображений в какой-то жуткой фантасмагории ледяных капель на стекле.

-Что касается моих миллионов, Роджер, — голос Ассасина через голосовой аппарат казался сейчас, почему-то, особенно скрипучим, — то наш договор с тобой никоим образом не касается Лилибет. Я честно просил тебя исполнить для меня твои песни и так же честно за них заплатил. И это не шутка, не издевательство. И к слову – купюры все настоящие, не самоуничтожатся и так далее… Сразу скажу – я их обратно не заберу. Договор есть договор! Они твои и ты можешь делать с ними все, что захочешь…

-А Лилибет? – перебил Роджер. – Черт с ними, с деньгами!.. Хотя, да, я знаю, как они достались тебе, но я говорю именно о моих теперь деньгах… Лилибет, Ассасин!!! Она… она с тобой? Она обманула меня? Вы оба меня обманули? Так?

-Забавно, Роджер! – усмехнулся Ассасин. – Ты ехал в этот город с призрачной, практически осмеянной тобой надеждой хоть немного заработать на издание альбома, а теперь тебе плевать на деньги, а значит, и на альбом из-за девчонки, которую ты знаешь всего ничего – два дня! Как такое могло произойти с человеком, который всегда работал на деньги, который из своих идей, хороших и честных, шедших от самого сердца идей выжимал все, что бы они принесли доход?! Как такое могло случиться с мужиком, только что отделавшимся от дурной жены, которому бы погулять, отдохнуть от всех этих бабских штучек, разборок и переживаний?! Что такое случилось с настоящей «звездой», с Роджером Торвелом, любимчиком женщин, а??? Только ответь мне, как друг, как мужик, а не как разобиженная цаца, которой вздрючили нервы ревностью!

-Цаца, говоришь… — пробормотал Роджер. – Вздрючили… Ты, друг! Ты снова пытаешься заговорить мне зубы, не в состоянии ответить на простой вопрос! Заставляешь меня разруливать твои инсинуации! Но я отвечу тебе на твой чертов вопрос – что такое случилось с Роджером Торвелом, что он повелся на обман, на… на обольстительно искренние ласки чудной девочки, дерзкой и нежной одновременно, девочки, что обещала спасти его душу? Роджер Торвел влюбился в нее по уши, ибо наивно увидел в ней родственную душу, а в глазах ее – искреннюю любовь! Такую, какой он, оказывается, раньше и не видел никогда… И теперь он разбит и уничтожен так, как не сумели сделать это с ним все его подружки, любовницы, жены, вместе взятые… А! Я не ответил тебе на твой первый вопрос! Прости, друг!!!.. Чего бы я хотел сейчас? Правду или Лилибет?.. Вот будь сейчас другом и налей мне выпить!

Ассасин молча прошел мимо Роджера к бару, достал бутылку коньяка и налил ему полстакана.

-И как ты его только нашел?! Я же выпил, наверное, уже все, что здесь было! – Роджер взял в руку стакан и выпил содержимое залпом, даже не понюхав.

Поморщился и швырнул пустой стакан на стол. Тот проехался по полированной крышке и свалился на пол с другой стороны.

-Коньяк какой-то… тяжелый…

-Так чего бы ты хотел сейчас, Роджер? – спросил Ассасин, снова закурив.

-А? – Роджер с трудом поднял глаза на Ассасина — видимо, коньяк доконал его. – Чего я хочу?… Я чертовски хочу плакать… Мне плохо, друг… И если уж начистоту… Я не знаю, зачем тебе это, ведь Лилибет с тобой… Да плевать мне на эту правду! Понял? ПЛЕВАТЬ!!! Я хотел бы лишь одного – что бы она была здесь! Что бы пришла и спасла меня, как обещала… Спасла от всего этого…

Роджер взмахнул рукой вокруг себя и простонал что-то, роняя голову на грудь.

-Пойдем-ка! – Ассасин подошел к Роджеру и подхватил его руку. – Вставай, пойдем, я помогу тебе лечь…

Что-то бормоча, но, не сопротивляясь, Роджер кое-как поднялся при помощи Ассасина и добрался до кровати в спальне. Повалился на нее и вырубился.

-Вот так… — проговорил Ассасин. – Так куда лучше…

Выйдя в гостиную, Ассасин нашел чемоданчик с деньгами, открыл его, пересчитал пачки – девятнадцать миллионов – все на месте. Он закрыл чемоданчик, вышел из номера и через несколько секунд постучался в номер Брайана. Тот вскоре открыл, совершенно заспанный и ничего не понимающий.

-Возьми это, Брайан.

-Что это? Почему? – Брайан послушно взял чемоданчик из рук Ассасина.

-Потому что, Роджер спит абсолютно пьяный у себя в спальне. Это второй чемоданчик, Брайан, и я не хочу, что бы он исчез. Пусть побудет у тебя до завтра. Ведь это не затруднит тебя?

-Нет… Конечно, нет!.. Что-то случилось? С чего Роджер опять напился?

-Это… не то, что бы совсем не важно, но вполне подождет до завтра. Он сам тебе все расскажет… Спасибо, Брайан!

И Ассасин скрылся быстрее, чем Брайан смог спросить что-то еще.

 

-Роджер?… – тихий шепот в темноте – лишь стук дождя о стекло. Такой настойчивый, что, кажется, ледяные капли обретают силу пуль и скоро пробьют стекло, ворвутся в комнату, впустят вместе с собой страшный, всеобъемлющий, не знающий пощады холод. – Роджер…

Такой шепот и трезвый человек вряд ли смог бы услышать. Но Роджер Торвел был смертельно пьян… или просто убит?.. Пьян от горя и досады, страшной обиды, которую сердце никак не может выдержать и трещит, трещит по всем швам… Он не мог услышать этого шепота. А тот, кто звал Роджера в темноте, казалось, и сам не знал, хочет ли он пробуждения Роджера или… не хочет, и просто имя произносит, а зовет сердцем, изо всех сил… А еще смотрит и смотрит на едва различимый силуэт во мраке – никак не разглядеть… И тогда пальцами, только кончиками пальцев по мягким, всегда непослушным волосам. Нежно-нежно… Только что бы дотронуться, ощутить!.. И скользнули пальцы на плечи, а губы к щеке… Чуть-чуть, только что бы попрощаться… Что бы на губах вкус его кожи остался, запах его! Может статься, это будет последним, самым дорогим воспоминанием в жизни…

 

Когда утром Брайан впустил в номер Роджера официанта с завтраком и вошел сам с чемоданчиком в руке, Роджер был уже на ногах. Вернее, сидел в кресле гостиной и поглощал остатки коньяка из той бутылки, что ночью откупорил Ассасин.

-Опять пьешь?! – невольно вскричал Брайан. – Ты спятил??? Ассасин вот твой вчера приволок очередной чемоданчик мне на хранение, потому что, ты был уже мертвецки пьян! И ты, не успев просохнуть, опять заливаешься?! Тебе же петь еще сегодня! Да еще последний день гонок! Я ничего не понимаю!…

Брайан запер за официантом дверь и обреченно брякнулся в кресло.

-Что случилось???

-Много чего… — Роджер еле ворочал языком, но еще не столько пьяный, сколько, похоже, вообще не желавший что-то объяснять. – Ты лучше помолчи посиди, ладно?

-А ты поешь!!! – вякнул в ответ Брайан и прикурил сигарету.

-Я сегодня не еду никуда, — заявил Роджер после минутного молчания, и Брайан едва сигарету не выронил себе на брюки.

-Что??? Как??? А Ассасин? А Лилибет???

-Нет больше ни Ассасина, ни Лилибет. Вот и все…

-Что?!.. Что значит – нет??? – вскричал Брайан.

-Не пугайся – они живы… В моей жизни их больше нет. Как ты мог притащить меня сюда?!..

-Но…

-Молчи! Ничего не говори и молчи…

-Это одно и то же…

-Плевать…

-Погоди, Роджер! Я понимаю, что что-то произошло вчера, что-то из ряда вон выходящее… Но, может быть, ты что-то не так понял? А?

-Что?.. Не так понял?! Да там и понимать нечего было «не так»! Меня дурили, водили за нос, а я, как всегда, на те же грабли с энтузиазмом полного кретина…

-Что она сделала? – уже тверже и тише спросил Брайан, наливая себе чуть–чуть коньяка.

-Спала с Ассасином! – коротко выбросил Роджер, и Брайан от неожиданности крякнул.

-Что??!! Ты… серьезно??? Но как… откуда ты узнал? Ты же не смог бы этого увидеть сам!

-Смог… Рози притащила видеокассету со съемкой видеокамеры, закрепленной в номере Лилибет… Да, Брайан, у нее здесь номер! А камеры повтыкали во всех номерах этого отеля для безопасности богатых гостей гонок.

-Вот как… Рози принесла… Это, конечно же, весьма надежный и стопроцентно достоверный источник!

-Но запись, Брайан! Я не эксперт, но мне сильно сдается, что она не поддельная!

-И что же… там прямо видно, как они…

-НЕТ!!! – заорал Роджер. – Посмотри я на такое, ты уже опознавал бы мое тело в морге!.. Кассета до сих пор в видеомагнитофоне этого номера, и там нет никаких таких сцен – камеры установлены только в гостиных номеров. Но там, поверь, все ясно, на этой съемке!.. Ассасин, идущий в ее номер. А через пол часика она сама, нагишом, потная и утомленная выходит из спальни в душ! Чего уж тут не понять?!

-Хм-м… — только и смог выдавить из себя Брайан. – А-а…

-Даже не пытайся! Она не смогла – куда уж тебе?!

-Ты уже допросил ее с пристрастием? Надеюсь, не в присутствие Рози?

-Еще чего! Она первая вылетела из номера…

-Не ожидала, наверное, подобной благодарности!

-Да плевать на нее!!! – снова крикнул Роджер. – Вот только Лилибет… Нет, хватит!!! Достаточно с меня!.. Завтра, я очень надеюсь, дождь закончится, и мы смотаемся отсюда куда подальше! И чемоданчики верну.

-Ты не посмеешь! – выкрикнул Брайан так неожиданно, что даже Роджер подскочил невольно.

-Твою мать! Да вы сговорились?! Лилибет кричала мне то же самое! Но скажи мне, как, КАК, Брайан, мне после этого брать эти деньги?! Он… он, будто, заплатил мне не за песни, будь они неладны, а за нее! Понимаешь? За нее!!! И забрал. Пользуясь давней дружбой, тем, что, по сути, вместе со Стюартом вырастил ее…

-Тебе вот самому все это не кажется странным, а? – спросил Брайан, слегка прочухавшись после криков друга.

-Странным? Ха! Еще как кажется!!! И я вечно влипаю в истории, дурацкие настолько, что не понятно, где вообще была моя голова… Но если ты такой умный, объясни мне как-то иначе то, что я увидел на кассете. Только так, что бы я поверил!.. А я пока поем. Все-таки…

Роджер поднял крышку блюда, на котором красовалась шикарнейшая яичница с беконом, обнаружил свежайшие булочки и, кажется, ему и впрямь захотелось есть.

-Слава Богу! – пробормотал Брайан. – Ешь… Я просто думаю, что все это, то, что ты увидел на кассете, какая-то подделка. Вернее, монтаж с подделкой счетчика времени и даты… Я правда, не знаю, как это можно сварганить… И если это так, то вот тебе другой вопрос – кто сделал эту подделку и зачем?

-Рози? – прошамкал Роджер. – Но тогда почему… Впрочем, Лилибет заявила, что мы все неправильно поняли…

-Тогда это могла сварганить не Рози. Но ей это подсунули как-то, подвели ее под разговор об этом, заинтересовали. И это могла быть сама Лилибет, тот же Стюарт или Ассасин. И у каждого из них могла быть своя причина, что бы испортить вам вечер. А за ним и жизнь…

-Но Лилибет??? Зачем это Лилибет???

Роджер, видимо, переполненный возмущением из-за такого предположения, снова закричал.

-Зачем ей было бы нужно, что бы я бросил ее?!

-Что же ты так орешь?!.. — простонал Брайан. – Откуда мне знать? Я лишь строю догадки, ибо в голове у меня не укладывается вся эта история с кассетой… Дикая какая-то интрига, и Рози она не по зубам…

-Значит, видео – правда! – заключил Роджер и отшвырнул вилку и нож. – И не о чем больше говорить!

-Как это не о чем?! – встрепенулся задумавшийся Брайан. – Между прочим, ты еще должен песни устроителям гонок!.. Нет, я понимаю, что теперь у тебя денег достаточно, что бы наплевать на них на всех, и я очень советую тебе не швырять их в лицо Ассасину! Но ты никогда не нарушал обязательств! Ты уж, хотя бы, репутацию себе не порть!

Роджер зарычал и опрокинул в рот рюмку коньяка.

-А кстати, он-то знал о твоих отношениях с Лилибет? – спросил Брайан.

-Черт его разберет!.. Я спросил его, но… разговор как-то развернулся, а потом мне было уже наплевать. Если и не знал, то узнал, и я не услышал сожаления в его голосе, в его словах.

-И он не выглядел смущенным?

-Ты же знаешь, он никак не выглядит!.. Нет, я не почувствовал ничего такого от него. А теперь чувствую себя оплеванным. Оплеванным и растоптанным теми, чьему приходу в мою жизнь я так радовался!

-Ну, неужели тебе абсолютно не интересно, как откатает сегодня Ассасин?! – Брайан хватался за последние соломинки.

-Ну, вот что ты заладил про этого Ассасина?! – взорвался Роджер, подскочил, схватил сигареты  и, прикурив задрожавшими руками, швырнул зажигалку на стол и отошел к окну. – С какой стати я теперь должен ехать и поддерживать его?!

-С той, Роджер, что он просил тебя и заплатил за твои песни деньги, которым… цена – жизнь. И ты это понимаешь. Не можешь не понимать!..

Роджер молча обернулся и посмотрел на Брайана.

-Да, да… Понимаешь… Потому что, вся наша жизнь, какой бы она ни удалась, со всеми печалями, усталостью, разочарованиями и досадами – плата за то, что мы смогли сделать. И сколько бы ты ни сокрушался о рабстве в «Короне», но именно она увенчала твою голову, именно она дала тебе то, что ты хотел. Она отточила тебя, она превратила тебя из алмаза в бриллиант, который до сих пор сияет, куда бы его ни швырнуло… Да, я свернул с темы, вспомнил твои инсинуации по поводу ухода Фреда и всего остального. Я не мог тогда ответить тебе, ибо и отвечать-то было некому… Пьяный кусок… не известно, чего!..

-Так и сказал бы: «Дерьма»! – перебил Роджер. – Чего миндальничать?! Во всяком случае, именно этим я себя сейчас и чувствую…

-И будет еще хуже, если ты не поедешь на гонки, уж поверь! – с нажимом заявил Брайан. – Ты – честный человек, Родж! И ты не сможешь кинуть тех, кому что-то пообещал. А главное… Мне кажется, ты сам не веришь в эту историю. Не хочешь верить. Так поезжай и убедись хоть в чем-нибудь!

-Тогда для начала я хочу побывать в номере Лилибет! – воскликнул Роджер. – Пойдем! Она сказала, что ее искать там бесполезно, Ассасина, я думаю, сейчас там тоже нет. Но мне надо… надо…

-Можешь не трудиться! Но вот как-то…

-Боишься попасться и оскандалиться? – рассмеялся Роджер. – Ну, да, как бы мы ни крались, камеры заснимут наш визит!

-Тогда тем более, зачем???

-А мне все равно, что там обо мне скажут или не скажут! – запальчиво выдал Роджер. – НАПЛЕВАТЬ!!! Я должен убедиться и все!!!

-Понять бы еще, в чем… — пробормотал Брайан и вышел из номера вслед Роджеру.

Они поднялись на пятый этаж отеля, стараясь не попадаться никому на глаза, хотя бы для того, что бы их никто не остановил и не задержал. А потом хоть трава не расти!.. Роджер остановился перед пятьсот шестым и тронул ручку двери.

-Конечно же, заперта… Но я открою!

-Ногой, что ли? – усмехнулся Брайан. – Вот этого точно не хватало!

-Не боись! – хлопнул его по плечу Роджер. – Я отопру дверь, и никто ничего не услышит!.. Когда-то я отпирал все замки папаши, который запирал от меня свой гараж. Разве что, заклинание на него не накладывал! Я отпирал все!

-Ну… давай тогда, дерзай!.. Ох, ночевать нам сегодня участке…

Однако, Роджер моментально отпер нехитрый замок номера, и они медленно вошли. В гостиной не оказалось ничего, достойного внимания, и Роджер, постояв пару секунд на пороге спальни, глубоко вздохнув, вошел туда первым. Обернулся на Брайана.

-И чего ты стоишь? Сейчас уж точно смущаться поздно!.. Или боишься увидеть небрежно брошенный лифчик?

-Дурак ты, ей-Богу! – проворчал Брайан и медленно прошел в спальню номера, глядя в спину Роджера.

А тот, зайдя, остановился как-то резко, неожиданно.

-Что, Родж???

-Ничего… — пробормотал Роджер.

Брайан огляделся и, действительно, не увидел ничего особенного. Горничная, правда, еще не успела убраться здесь, и кровать не была застелена. Но никаких предметов белья здесь не валялось. В номере в принципе не было почти ничего, что заявляло бы о присутствии здесь Лилибет. Никакой косметики на туалетном столике, никаких вещей, даже запаха духов – ничего. Роджер медленно обошел кровать и распахнул платяной шкаф – пустые «плечики»!

-Так может, она выехала из номера? – предположил Брайан.

-Она и сказала, что ее в номере не будет… На случай, если я завалюсь ночью проверить, с кем она спит или не спит… Черт!!! Вот оно!!!

Роджер быстро наклонился и поднял с ковра у кровати черную перчатку. Поднес ее к лицу и понюхал.

-Бензин… Это его перчатка, Брайан. Его!!!

-Но мы и так знали, что он был здесь! Чего же ты распаляешься??

-А того, что ему нечего было делать в ее спальне! Не мог поговорить в гостиной?!

-Ты не слышал звук на съемке! – возразил Брайан. – Возможно, он зашел в номер, позвал ее, но она, скажем, спала и не ответила. Он вошел, увидел, что она спит и не стал будить. Здесь вон кресло есть – уселся и уснул, вымотанный после гонок. А она проснулась и тоже не стала будить – пошла в душ…

-Ты все время пытаешься его обелить! И какого черта ты его защищаешь?! – вскричал Роджер.

-Я не его защищаю, Роджер! – воскликнул в ответ Брайан. – И даже не Лилибет! Я сердце твое спасаю! Ведь ты сходишь с ума, еще ни в чем толком не убедившись. Ты готов принять на веру то, что преподнесла тебе Рози в выгодном ей свете. С каких пор ты так слепо веришь ей?!

-Ни с каких. Вовсе ни с каких… Но и твои объяснения не убеждают… Ладно, пошли отсюда! Пока горничная нас не застукала.

И Роджер бросил в кресло перчатку.

Они вернулись в номер Роджера.

-Так ты поедешь на гонки? – спросил Брайан, садясь в кресло и наливая себе уже остывший кофе.

Роджер молча уселся в другое кресло и закурил.

-Не знаю… С одной стороны – видеть никого не хочу! Или не могу… С другой, ты прав, конечно – нельзя подводить людей…

-А с третьей? – усмехнулся Брайан.

Роджер зыркнул на него.

-Все глумишься?

-Ни секунды!

-Тогда ты прав – есть еще и третья сторона, о которой я не хочу думать, помнить… Но она есть.

-Ты хочешь ее видеть? Ты хочешь спросить у нее все начистоту? Ну, раз уж вы, по словам Лилибет, все с Рози неправильно поняли!

-Она сказала, что я сегодня все узнаю сам, вот что! И мне придется ехать на гонки. Как ни крути… До них еще несколько часов и я хочу поспать. Хоть раз появлюсь в нормальном виде!.. И будь добр, забери к себе оба чемоданчика. Все надежнее будет!

-Как скажешь… Тогда я тоже пойду вздремну.

И, прихватив чемоданчики, Брайан ушел в свой номер, запер их в шкафу, ключ от него запихал в карман джинсов, оттолкнув мысль о том, что если кому-то вздумается взломать шкаф, это не составит труда, и бахнулся на кровать, откровенно радуясь возможности поспать…

 

 

 

28.12.2022
Прочитали 71
avatar
Мария Полякова

Я пишу о любви. Истории мои разные и в каждой есть непременно некий неожиданный поворот, а то и не один. Люблю добавить немного мистики, а то и вовсе на ней сюжет "замесить". И все же, не в ней суть. Она - лишь декорация, призванная разнообразить мои истории. Я называю их именно так. Ибо история - это то, что рассказывают, развлекая... или отвлекая от скучной, серой, проблемной действительности. Пусть реализмом "кормит" кто-нибудь другой... Да, мои истории не всегда достоверны с точки зрения каких-то " технических" моментов - я могу ошибиться в том, о чем мало знаю. Но я не считаю это большим грехом - и в оскароносных фильмах бывает множество ляпов!.. Да, и вот еще что - все события моих историй вымышлены от начала и до конца, а любое сходство с реально существующими людьми абсолютно случайно! О себе же мне рассказывать нечего. Просто не думаю, что это может быть интересным. Пусть уж заинтересуют мои истории! Спасибо за внимание!
Внешняя ссылка на социальную сеть


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть