Глава1.1.

Прочитали 190








Оглавление
Содержание серии

Глава первая

Доступное жилье для всех!

Как много в вашем городе новостроек?

Потребность человека в жилье растет с каждым годом, и в каждом городе ежегодно возводится по несколько новых домов – от десяти этажей в высоту, со множеством квартир, причем небольшого размера в большинстве своем. А денег у людей мало. Потому здания строятся из дешевых материалов, на городских окраинах, где земля более доступная. И так и стоят эти человеческие муравейники по двадцать с лишним этажей в высоту, с одним-единственным подъездом в доме и с десятком этажей крохотных квартирок. Убогое, но доступное жилье.

Наша история происходит в одном из таких домов. Город, в котором находится дом, активно развивается последние лет двадцать-пятнадцать и пару лет назад гордо переступил черту в миллион жителей. Вся молодежь из областных деревень и городков, что медленно разваливаются от отсутствия рабочих мест и деградации жителей, спешит устроиться в областном центре. Потом молодежь быстро женится и обзаводится потомством. И тогда возникает потребность в квартире.

Этот дом стоит на окраине спального района. Когда одна из крупнейших строительных компаний города закончила застраивать все свободные пятачки земли в самом районе, она взялась за его окраину – частный сектор, который когда-то был пригородной деревенькой. За бесценок выкупили у наследников дышащие на ладан старые-престарые деревянные домишки, сравняли их с землей и принялись за стройку. Браво, в рекордные сроки возвели первый дом-свечку на шестнадцать этажей. А дальше у них как-то не заладилось. То ли с документами беда, то ли главу компании поймали на присвоении чужих денег, то ли возведенный дом оказался не соответствующим нормам —  история об этом умалчивала, однако дальнейшее строительство так и не пошло.

Остался стоять в одиночестве этот унылый дом, отделанный белыми и красно-коричневыми плитами. До ближайшей остановки минут двадцать ходу пешком, а до школы иди детского сада – все тридцать. В округе ни одного супермаркета, только небольшой магазинчик на первом этаже, чей ассортимент  больше углубляетя в алкогольную продукцию. Здесь же на первом этаже когда-то открылась парикмахерская с гордым названием «Студия красоты», однако быстро закрылась. Объявление об аренде помещения так и болталось на ее двери.

За домом недобросовестный подрядчик возвел некое подобие детской площадки и скверика с тремя чахлыми елочками. А еще дальше, за детской площадкой, ютились друг к другу пяток деревянных домишек, чьи хозяева в свое время напрочь отказались продавать свое жилье. Жила там весьма бойкая бабуля, чей голос всегда можно было услышать в магазинчике на первом этаже; полуслепой дед, что круглый год сидел возле своего дома и бормотал себе что-то под нос; скромная мать-одиночка с четырьмя детьми; загадочная семья с синими носами и бегающими глазками, а также молодая пара, что заехала в старый бабушкин дом, надеясь превратить его в жилье мечты.

В доме, как уже было сказано, был всего один подъезд. На каждом этаже было по шесть квартир. Четыре из них были однокомнатные и только две, что по самым бокам – двухкомнатные. На фасаде дома гордо красовался номер «6» и название переулка, которого уже не существовало.

Основной контингент дома был представлен молодежью: студентами и молодыми семьями с очень шумными детьми. В одной из двухкомнатных квартир третьего этажа жила семья узбеков – людей весьма тихих и интеллигентных, даром, что жили они аж ввосьмером. Над ними жила русская семья из трех поколений, а квартиру на шестнадцатом этаже занимала роскошная женщина лет шестидесяти-шестидесяти пяти. Звали ее Галиной Константиновной, в прошлом она была каким-то мелким чиновником, уволенным за взятки. Галина Константиновна носила гордое название старшей по дому, администрировала домовой чат и время от времени важно прохаживалась по этажам, заглядывая то к одним жильцам, то к другим. Она считала просто необходимым раздавать свои ценные советы молодым мамочкам, а также ругать студентов за шумные вечеринки, которых на самом деле не было. Добрая четверть квартир в доме принадлежала Галине Константиновне.

На третьем этаже, в квартире под номером «13», по соседству с квартирой мирных узбеков, снимали жилье три студента: Катя, Лера и ее молодой человек Кирилл. Катя с Лерой были сестрами, вышедшими из одного детского дома. Свое жилье от государства они все еще ждали, а потому решили ковать счастье собственными руками. И начали они с совместного съема скромной однокомнатной квартиры. Квартира была с изолированной кухней достаточно большого размера, и таким образом у них получалось целых две комнаты. В спальне жили Лера и Кирилл, а диван на кухне гордо занимала Катя, периодически деля его с Рубиком –рыжим шпицем Леры.

Кирилл уже два года как окончил свое учебное заведение, однако работы по специальности так и не нашел. Трудился он в магазине бытовой техники продавцом-консультантом, а свои выходные предпочитал проводить за компьютерными играми. Половину платы за квартиру вносил он.

Лера со скрипом ходила в свой техникум пищевой промышленности, который называла колледжем. Занятия она часто прогуливала, предпочитая заниматься тем, что было ей интересно и приносило удовольствие. Она делала маникюр на дому, и тем зарабатывала себе на жизнь. Ее рабочий стол со всеми принадлежностями стоял на кухне.

Катя работала больше всех. После школы она смогла устроиться на бюджет в местный аграрный университет на специальность «Ветеринария».  Училась она хорошо, троек старалась не получать, чтобы не терять стипендию. На первом курсе бегала помогать в местный приют для собак, кормила их и выгуливала, получая пару тысяч благодарности в месяц. Со второго же курса устроилась работать в ветеринарную клинику ассистентом. Она часто брала ночные смены, за которые платили в два раза больше, а утром после них отправлялась на учебу. Такой режим жизни затрачивал много сил. Поэтому когда Катя появлялась дома, она обычно сразу же валилась спать и спала до тех пор, пока не приходил черед снова идти на учебу или работу.

Свою половину денег на аренду она вносила исправно. Когда же Катя понимала, что денег на еду может не хватить, то отправлялась на подработку – раздавала листовки на улицах или продавала сим-карты в торговом центре. Часто она делала это вместо пар ввиду нехватки времени. Знания она наверстывала где-нибудь в автобусе, читая конспекты одногруппников.

Вещами, что отвлекали порой Катю от тяжелой жизни, были прогулки с Рубиком и раскрашивание раскрасок-антистресс дешевыми карандашами из магазина, где продают всякую ерунду.

Нельзя сказать, что Кате нравилась ее жизнь, однако другой у нее не было.

На учебу она вставала в шесть утра, ибо до университета добираться было достаточно далеко и муторно. Да и на остановку автобуса лучше выбраться пораньше, ведь порой каких-то десять минут могут решить комфорт твоей поездки.

На улице было еще совсем темно, и окно кухни показывало лишь пару желтушных фонарей над деревянными домишками и вдалеке – отголоски загородной магистрали. Весь остальной мир курился тьмой.

Встать, насыпать Рубику корм в миску, умыться, вывести Рубика на улицу, затем помыть ему лапы, собрать диван, позавтракать бутербродом и выйти из дома – все это обычная привычная рутина, которую Катя делала, еще даже не проснувшись.

В автобусе удалось сесть на одно из последних мест, и сон продолжился. В полуобморочном состоянии дремала Катя и видела странные, разрозненные картины, ложившиеся перед ее взором разноцветными пятнами.

Но утро было зимнее и раздражительное, и вскоре ей по голове прилетело чьей-то сумкой, а затем и вовсе послышались звуки ссоры. Кто-то к кому-то «прижимался» в толчее автобуса, а другой оказался слишком чувствительным. Катя проснулась и вздохнула.

«И когда там уже конец семестра?- подумала она.- Хоть от поездок в универ отдохнуть». Но она быстро помрачнела, вспомнив, что между каникулами и учебными семестром всегда лежит она – СЕССИЯ. Ужасное слово с еще более отвратительным значением.

Вскоре она вышла в холодную пасть утра, чтобы пересесть на другой автобус. А затем шла до университета три квартала и вот она, альма матер во всей красе: трехэтажное здание с колоннами, красивое, претензионное, а за ним, в тополиных насаждениях – корпуса поскромнее, серые, блочные, обшарпанные. Возле главного входа всегда было людно  — кто-то разговаривал по телефону, кто-то кого-то ждал, а кто-то с загадочным видом прятался в уголках и кустах, испуская клочья дыма над головой.

Катю от этого места тошнило. Только третий курс, впереди еще два года учебы, а учебные аудитории нагоняют тоску, на преподавателей и вовсе смотреть не хочется. «Какой смысл ходить в универ, если там преподают все то, что вообще не имеет отношения к реальной профессии?»-частенько задавалась она сакраментальным вопросом всех студентов и выпускников ВУЗов. То, что видела она на работе ассистентом в ветклинике и то, что говорили на занятиях – абсолютно разные вещи, порой даже противоречащие друг другу.

Кто-то окликнул ее сзади.

— Эй, Пчелка!

Пчелка. Да, это было ее прозвище. Довольно банальное, полученное из-за ее постоянной занятости на работе и благодаря любимой кофте в полоску. Правда, полоски были белые и темно-синие, но это никого не волновало.

— Привет,- пробурчала Катя.

Это была Варя – ее одногруппница, с которой они хорошо общались. Списывались после пар, решали учебные проблемы в университете вместе, да иногда гуляли. Наверно, ее можно было назвать подругой, однако вряд ли бы Катя доверила ей какую-нибудь большую проблему или заботу. Таких обычно называют университетскими друзьями и забывают сразу, как только отгремит выпускной.

— Ты фарму читала?

— Немного,- поморщилась Катя.

— Вот и я не особо… Ты ночью работала?

— Нет, сегодня буду.

— Ууу, и как ты так живешь…

Девушка передернула плечами. Ей и не хотелось так жить. Ей нравилась будущая профессия, однако Катя предпочла бы вливаться в нее постепенно. Походить в университет четыре года спокойно, параллельно читая актуальные книги и статьи, а затем уже на последнем, пятом, курсе постажироваться в хорошей клинике, пусть и забесплатно, потом устроиться туда же врачом и уйти в узкую специализацию. А не так, как сейчас, когда приходится пахать и на учебе и в круглосуточном стационаре, отмывая грязные клетки после животных. Но в жизни всегда происходит не так, как хочется.

На первой паре, лекции для всего потока, как и всегда, половина студентов спала. Первые тридцать минут Катя пыталась слушать, однако затем достала телефон, спрятала его за пеналом и начала лениво пролистывать блоги в поисках чего-нибудь нового. На второй паре, продолжении первой, она обнаглела и включила сериал с субтитрами. Почти успела досмотреть серию, прежде, чем ее отвлекли.

Сидящая позади Варя проснулась и, коротко переговорив с соседкой, обратилась к Кате:

— Свалим пораньше, чтобы успеть в столовку?

— Может, лучше кто-то один место займет? Как в прошлый раз,- предложила она.

Девочки – вместе с Варей Алёна с задней парты, кивнули, опасливо покосившись на лектора – престарелую женщину в строгой зеленой юбке и нарядной шелковой блузке.

— А кто пойдет?

— Ну давайте я,- пожала плечами Катя.- Только вещи мои заберите.

— Хорошо.

— Тогда минут через пятнадцать пойду.

Выждав указанное время и спрятав телефон в карман, Катя встала и сделала сосредоточенное и немного сконфуженное лицо, будто очень сильно захотелось в туалет, но ей неловко говорить об этом. Покинула аудиторию через заднюю дверь и рысью отправилась в столовую в соседнем корпусе.

В столовой она была не первой. В очереди к буфету стояло три человека – все старшекурсники, тертые калачи, которые не хотят стоять в длинной очереди на перемене. Они сосредоточенно оглядывали выставляемые в витрине подносы с котлетами и бачки с различными гарнирами и тихонько переговаривались.

Запиликал телефон. Пришло сообщение от Вари с Аленой, что им взять. Затем звякнул еще раз – это пришли деньги от них же. Каждая уже давно знала, сколько стоят их любимые блюда.

Для Кати столовая всегда была мучением. Полноценный обед здесь стоил трети ее зарплаты за одну смену, и позволить так себе питаться пять дней в неделю она не могла. Носить, как на работу, с собой из дома контейнеры с макаронами и дешевыми сосисками было неудобно и стыдно. И каждый раз приходилось мучительно решать съесть ли ей просто «голое» картофельное пюре или взять большую котлету из курицы, или давиться невкусным супом с разваренной вермишелью. Главный секрет сытности был в хлебе – он в столовой стоил всего пять рублей за кусок. Пару раз Кате приходилось наедаться одними только краюшками, посыпанными бесплатной солью из солонок на столах. И всегда одногруппницы смотрели на нее с жалостью.

Сегодня ее обедом был желтоватый разваренный рис под непонятной белесо-розовой подливкой и два куска хлеба. Рис – это хорошо, он быстро разбухает в желудке и дает ощущение сытости.

Катя с трудом донесла до ближайшего стола поднос со снедью на троих, села и, оглянувшись на старшекурсников, достала из кармана джинс пакетик чая в индивидуальной упаковке. Его всегда можно было незаметно протащить с собой, чтобы не платить двадцать рублей за чай. Зачем, если она может купить целую пачку такого же чая за сто двадцать? А кипяток в столовой бесплатный.

Вскоре прозвенел звонок, и столовая начала наполняться жизнью. Ни один студент не считает пищу духовную достаточной, чтобы насытить себя, а потому всегда стремится насыщаться булочками и пирожками, а лучше — макаронами с горячими котлетками. В столовой быстро стало шумно, а соседние столики стремительно заполнились голодными и шумными студентами.

Пришли и подруги Кати. Хохоча, и на ходу стягивая белые халаты, они влетели в столовую и приземлились за стол. Сама Катя к этому времени успела уже дожевать свой рис с хлебом и теперь осторожно потягивала горячий чай.

— Спасибо,- поблагодарила Алёна и накинулась на еду.

— Ты уже поела?- пробурчала Варя с набитым ртом.

— Ага.

— У меня крекеры есть в сумке, будешь?

— Не, спасибо. Я наелась.

После обеда пары были еще более унылыми, и Катя успела сделать домашнюю работу по фармакологии – написать конспект по антигистаминным препаратам. Варя с Алёной успели сбежать где-то в перерыве. Они собирались в какую-то новую кафешку в центре города.

На автобусную остановку после пар пошла  с Денисом – одним из всего лишь трех парней в их группе. Денис был неплохой парень, только порой слишком болтливый и прямолинейный. Говорил, что думал, даже не давая себе отчета в этом. Жил Денис загородом с родителями, которые держали небольшой частный ипподром для занятий с детьми.

Дорогой молодой человек расспрашивал ее о работе и удивленно качал головой. Он был лошадником до мозга костей и даже не представлял как можно работать с кошками и собаками. «Да ты посмотри на них, чуть не так шевельнешь, и сломаются!- говаривал он. – С ума же сойти можно!»

— Ты сейчас домой?- спросил он уже на остановке.

— Ага. Поспать немного хочу перед сменой,- Катя зевнула.

— А ты это… смотрела, что я тебе советовал?

Она совершенно не помнила, о чем говорит Денис. Кажется, он рассказывал ей про какой-то сериал и рекомендовал его посмотреть. Да и ей все равно было. Если выдавалась свободная минутка что-нибудь посмотреть, она предпочитала смотреть что-нибудь вроде «Доктора Хауса», «Хорошего доктора» и прочих сериалов про людей в белых халатах. А вот это все про какие-то перестрелки, сражения на световых мечах, драмы… ну их, бессмысленный оторванный от жизни мусор.

— Нет, извини,- Катя качнула головой и посмотрела на Дениса. Это был некрасивый парень среднего роста с бесцветными бровями и глубокими кратерами на лице после не леченных в юности прыщей.

— Тебе должно понравиться, посмотри.

— Хорошо… Мой автобус.

Девушка быстро заскочила в старого «корейца» с дырявыми полами и помахала одногруппнику рукой. Тот кивнул с кривой улыбкой, надел наушники и отвернулся.

Автобус покатил сквозь окутанный зимой город. Катя рассеянно смотрела в окно и думала о лете. Было бы здорово снова съездить на природу. Прошедшим летом она месяц провела на практике на ферме. Специально выбрала деревню подальше от города, хоть и пришлось жить в итоге в небольшой вонючей пристройке на самой ферме. Зато было хорошо, свободно!

Да, она могла бы продолжать работать в клинике, и это зачлось как практика, но хотелось простора. И отдохнуть от Леры с Кириллом.

Катя вспомнила, как радостно было выйти после вечерней дойки на небольшую речушку, прогуляться до болота, поговорить с местными старушками, которым очень нравилась спокойная девушка-студентка. Ей предлагали приехать еще раз на практику, и Катя надеялась, что у нее будет на это возможность. За работу на ферме не платили, но и денег за проживание не брали. Однако питаться и добираться до места практики приходилось за свои деньги. На это ушли все ее скромные сбережения.

Брякнул телефон. Это Варя скинула фото с кафешки и написала: «Здесь такие вкусные десерты!» Катя сдержанно отправила пару смайликов и убрала телефон обратно в карман.

Уже у самого дома пришло другое сообщение. «Купи вафли и молоко, деньги отдам». Это Лера. Ну да, конечно, она же не может сама спуститься на первый этаж в магазин. Даром, что проводит почти весь день дома.

«Ок»,- быстро написала Катя.

«Только не с нашего магазина, там вафли противные».

«Я почти у дома».

«Ну вернись, пожалуйста, и зайти в супермаркет».

«Не пойду, я устала».

«Ну… тогда мне ничего не надо».

«Ок».

Но в магазин Катя все же зашла. Купила себе куриные наггетсы, лук, пачку макарон и дешевый кефир с заканчивающимся сроком годности. На квартиру ребята скидывались вместе, однако питались отдельно друг от друга.

«Ладно, давай с нашего магазина. Жрать хочу»,- это сообщение пришло, когда Катя открыла дверь подъезда.

Пришлось вернуться в магазин. Стоимость пачки вафель в треть ее дневного бюджета на еду больно резанула по сердцу. «Нужно обязательно забрать деньги у Леры»,-подумала про себя Катя. Сестра часто просила что-то купить, а потом долго обещала отдать деньги. Не потому, что ей было их жалко, а потому что считала пару-тройку сотен небольшой суммой долга, который можно и простить.

На свой этаж в подъезде Катя предпочитала подниматься пешком. Ей не нравилось странное ощущения уханья в животе при движении лифта, да и стоять в узкой кабине с незнакомыми людьми было неприятно.

Третий этаж – длинный коридор, дающий начало шести квартирам – был пуст. На бежевый кафель снова что-то разлили, у самого лифта стояла набитая каким-то хламом коляска, едва живой цветок пылился в углу. Из чьей-то квартиры доносился плач ребенка, а из другой – бормотание телевизора. Этажом выше кто-то вышел в подъезд, и неприятное эхо их голосов разнеслось вокруг.

Как и всегда, перед тем, как засунуть ключ в замочную скважину, Катя задержала дыхание. Дверь была заперта изнутри. Девушка постучала. Никто не ответил, но из квартиры донесся девичий хохот. Значит, у Леры была клиентка на маникюре.

Катя еще раз постучала, одновременно набирая номер сестры. Звонок сбросили, но почти сразу же женский хохот начал приближаться к двери.

Привычным движением Катя отпрыгнула в сторону от двери. Стоило пару раз крепко получить ею, чтобы навсегда запомнить урок.

Дверь открылась, и в подъезд выплыла длинноволосая девушка в модной укороченной куртке. Она мазнула пренебрежительным взглядом по Кате и уверенной походкой отправилась в подъезд, прощебетав напоследок:

-Пока, дорогая.

— Пока-пока!- Лера, стоя в дверях в розовом медицинском костюме по фигуре, помахала рукой.

— Пусти меня,- буркнула Катя, пытаясь просочиться в квартиру.

Лера вместе со всем великолепием своего пышного тела не хотела двигаться с места, не узнав самого важного для нее.

— Купила?

— Купила.

И лишь тогда сестра милостиво отступила вглубь квартиры. Она ушла прибираться на своем рабочем месте и кипятить чайник, чтобы заварить себе кофе с молоком.

Катя разделась, морщась от запаха. Она не любила запах химии, который всегда летал по квартире после Лериной работы, смешиваясь с тяжелыми запахами духов ее клиенток. У последней был отвратительный аромат приторной ванили.

Из-за двери, ведущей в комнату Леры и Кирилла, раздалось жалобное тявканье. Хлипкая дверь задребезжала под натиском скребущих по ней лапок.

— Сейчас…- пробормотала Катя.

Она открыла дверь спальни, и на нее вылетел скулящий рыжий комок. Девушка наклонилась и взяла его на руки.

— И тебе привет, Рубик. Ты его выгуливала?- крикнула она в дверь кухни.

— Не,- отозвалась с кухни Лера.- Занята была.

— Ну да, конечно,- пробормотала Катя.- Десяти минут на собаку нет,- и стала снова одеваться, спустив на пол пса.

— Эй,  ты куда?- Лера выскочила из кухни.

— Собака в туалет хочет, не видишь?- Катя ткнула пальцем в приседающего на задние лапы Рубика.- Если у тебя нет времени с ним гулять, не нужно было отучать его от пеленки.

— Так воняло же, когда он на пеленку ходил.

— И что?  Это собака, от нее в любом случае будет пахнуть.

— Ну Кать…

— Зачем ты его вообще заводила, если не ухаживаешь?- Катя уже завелась.- Хотелось милую плюшевую игрушку?!

— Ну Кать…-пробормотала Лера.

— А иди сама с ним гуляй!- шлейка для прогулок упала на пол.- Или не иди, но я за ним потом убирать не буду.

Кате было жалко этого мохнатого пса. Но и мириться с ленью и безответственностью его хозяйки надоело. Она бросила свой пуховик обратно в шкаф и отправилась на кухню. Хотелось есть.

Рубик жалобно тяфкнул. Он был хорошим, умным и воспитанным псом, но не мог долго терпеть природные позывы. Когда он был щенком, Катя приучила его справлять нужду на расстеленную в прихожей пеленку – не всегда было время гулять по четыре-пять раз со щенком. Однако Лере и ее клиенткам сильно не понравился запах собачьей мочи в доме. Пеленку убрали, пару недель Рубика стабильно выгуливали несколько раз в день, а потом… как обычно, закончилось время. Но пес уже успел подрасти и научился понемногу терпеть до следующей прогулки.

Такие ссоры по поводу собаки часто возникали между сестрами. Два года назад Лера загорелась идеей завести маленькую рыжую лисичку – очаровательного померанского шпица. Долгими истериками и вздохами она все-таки выпросила заветную собаку у Кирилла, но оказалась не готова к тому, что это живое существо, за которым нужно тщательно ухаживать. Его нужно мыть, кормить, вычесывать, а еще от него пахнет. И он не всегда готов к ласкам и объятиям. Что же до Кати… она просто чувствовала ответственность за это маленькое создание. Но и не могла постоянно тащить все на себе.

Стук квартирной двери и кипение чайника грянули одновременно. Катя наконец-то смогла выдохнуть. Она заварила чай и поставила на плиту кастрюльку с водой.

На кухне, как и всегда, царил разгром. Она была достаточно большой для того, чтобы вместить узенький кухонный гарнитур с индукционной печкой на две конфорки и маленьким холодильничком под столешницей. Впритык к гарнитуру была барная стойка с двумя стульями и микроволновкой. У противоположной стены был маникюрный стол, за которым Лера работала. И у самого окна и двери на лоджию стоял маленький раскладной диванчик, который служил Кате кроватью, и пластиковый комод для вещей, который она купила на свои деньги. У комода Лера поставила миски Рубика и часто Катя по утрам их сбивала ногами, когда собиралась на учебу.

Напившись горячего чаю без сахара, Катя встала к плите жарить наггетсы. К этому времени вернулась Лера и встала в дверях кухни.

— Все, он сходил.

— Хорошо.

— Надо его покормить еще, наверное.

— Наверное,- Катя перевернула наггетс.

Сестра вздохнула и зашуршала пакетом с кормом. Пес радостно захрустел около своей миски.

— Слушай, а у тебя сейчас какие планы?- осторожно спросила Лера, усаживаясь на стул.

— Приготовить еду и лечь спать перед сменой. У меня осталось всего часов пять. А что?

— Ну… у меня еще одна запись сейчас должна быть. Может, ты поспишь у нас в комнате?

— А Кирилл до скольки сегодня на работе?

— До восьми.

— Ладно,- Катя вздохнула.- Посплю у вас. Только не гогочите на всю квартиру, как в прошлый раз.

Лера довольно кивнула и принялась быстро готовить себе кофе. Насыпала добрых три ложки сахара, полложечки растворимого кофе, залила кипятком до половины, а все остальное щедро разбавила молоком. Приторно-кофейный запах раснесся по квартире, и Катя поморщилась. Захотелось как можно скорее закончить с готовкой и уйти.

Рубик последовал за ней в комнату Леры и Кирилла. Пес в принципе не любил свою так называемую хозяйку и предпочитал ее сестру, которая чаще кормила, чаще выгуливала и всегда мыла и вычесывала.

Комната была примерно такого же размера, что и кухня. Здесь располагался большой диван. А напротив него – шкаф для одежды и большой компьютерный стол с двумя мониторами. Это игровое место было предметом большой гордости Кирилла, на которое он тратил все свои деньги, что оставались после оплаты части аренды за квартиру. Лера здесь тоже частенько сидела, когда была возможность, и смотрела корейские сериалы. Кате же иногда приходилось проситься за компьютер, чтобы сделать домашнюю работу вроде презентации или реферата, но чаще она предпочитала заниматься этим с компьютера на работе или в библиотеке ВУЗа после пар.

Катя растянулась на диване, предусмотрительно вставила в уши беруши и моментально заснула. Она даже не заметила, как под бок пришел Рубик, а за стенкой грянул новый набат девичьего смеха. 

29.10.2023
Дарья Бойко

Пишу сколько себя помню. Иногда получается дрянь, иногда что-то стоящее.
Внешняя ссылк на социальную сеть Мои работы на Author Today Litnet


Похожие рассказы на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть