Придурок! Идиот! Дурила! Это был его самый безрассудный поступок в жизни. Да и Никитка не лучше! Чем они только думали, идя туда?!

Собственно, в чем дело? А дело в том, что Макс и Никита решили вдвоем отправиться на убийство главаря. А дальше я поведаю все со слов Макса:

***

«Сколько бы мы тут не жили, мы всё равно чужие.» — крутилось у меня в голове, пока я лежал на кровати. Луна уже восходит и мир этот наполняется мистикой куда сильнее обычного. Пока что ничего такого «необычного» мне не встретилось, кроме разных «зверолюдей» и эльфов.

Каждая секунда давала мне понять, что до нашей встречи всего лишь пара минут. Откуда такая точность? Телефон мне на что? Жаль, что он разрядился. Официально, это теперь просто плоский, карманный камень.

После его «смерти» я встал и начал одеваться. Заняло это, может, минут пять, и вот уже на улице меня пробудил холодок ночи. Луна стояла на небе, словно солнце днем и освещала отлично всё. Спуская по добротным ступеням, слышалось, как болтают у ворот стражники, освещая себе взор факелом одним на двоих. Подходить к ним мне не очень хотелось, поэтому мой путь лёг в противоположную от них сторону.

Идя по этой деревеньке, в голову приходили воспоминания о моей. То, как я с Илюхой бродил по лесу, забираясь все глубже и глубже в него. Каждая новая ходка становилось всё труднее из-за страха и постоянного нытья братца. Чем дальше мы пробирались в чащу, тем больше я слышал от него просьб или «угроз», что он развернется и уйдёт. Но сколько бы он это не говорил, все равно шел за мной, как малыш за уходящей мамой. По правде, я и сам боялся, но я хотел этого. Я изначально шёл для получения доли страха. Илюха же ходил больше за компанию.

А тем временем, я уже дошел до нужного мне места. Это был задний двор какого-то дома возле заброшенных ворот. Ну, точнее, я думал, что они заброшенные, поскольку они были закрыты большим бревном и покрыты паутиной с мхом. На паутине ещё красовались под лучами Луны маленькие капельки дождя, и по которым периодически пробегал паук-крестовик.

Чуть позже в темноте ночной послышались легкие шаги.

Если прислушаться, то можно было догадаться, что для мужика эти шаги довольно легкие, а значит это сто процентов девушка. Повернув голову туда, я увидал мадам, которая только и делала, что шлялась по ночам. Тем не менее, сейчас не об этом. Она спокойно, молча подошла ко мне и взглянула на меня, держа свои руки ниже живота, схватив себя за кисть.

Подойдя, разговор был начат с неё: «Вижу, ты решил выслушать меня.»

— Ну, ты попросила, вот я и пришел. – ответил я, слегка вздрогнув от внезапно подувшего холодного ветра. – Так что ты хотела сказать?

— Я правильно понимаю, что вы с Ильей хорошо общаетесь?

— С кем? – спросил, не сразу поняв о ком она. – А, с Ильей? Ну да.

— А он всегда такой? – задала она вопрос с лицом, словно ей неудобно это спрашивать.

— Какой? Шибанутый?

— Нет! Ну, как бы сказать? – всё бубнела она. – Он всегда так «геройствует»?

— Ну, шибанутый? Ну, как я знаю, он примерно с 16 такой, а может и с 14 лет. – ответил я, как можно честно и мягко.

— Понятно.

— К чему вопрос этот был?

— Просто, я хотела попросить тебя о кое-чем.

— Ну… — произнес я, скрестив руки на груди и ожидая ответа.

— Не берите его с собой на выполнение заказа. – сказала она слегка мягким, но уверенным голосом.

— Почему? – вопросил я, хоть и догадывался, какой ответ будет. – Не, я может быть и понимаю почему, но всё же.

— Ну, мне его жалко. Он слишком неразумно поступает порой. Он мог тогда со мной убежать, но он позволил убежать лишь мне, а сам там остался.

— В этом весь он. Думает постоянно о других больше, чем о себе.

— Какой же он дурак. – сказала она с небольшой улыбкой.

— Ну, тут уж как посмотреть. Давай уж не перегибать палку.

— Хорошо. Ну, так что насчет моей просьбы? Можешь выполнить её?

— Не, я не против, но как я его с остальными проскользну? Он спит, как сторожевой пёс.

— Не переживай, – произнесла она – Я завтра его позову погулять.

— А ты случаем, не втюрилась в него? – сказал я с ехидной улыбкой.

— Иди ты. Мне просто его жалко и всё. – сказала она резко и стеснительно.

После этого я посмеялся, как тролль и, попрощавшись, ушел спать.

На утро, с первыми петухами, я начал просыпаться, да и по-тихому собираться. Не сказать, что я жажду таких приключений на зад, но при этому он у меня явно их ищет. Сидел бы себе мирно в это харчевне, выпивал, ел, спал, да руками гулял. Нет же, мне подавай экстрим.

Тем временем, я уже оделся и собрался. Подойдя к кроватям каждого члена нашей команды, за исключением Ильи, начал будить слегка.

Первого удалось разбудить Ваню и Сабира.

— Максон, чего? – сонно вопросил Ванька, едва открыв глаза.

— Да, ещё и семи наверника нет. – сказал Сабир, аналогичным голосом.

Я же им ответил лишь: «Вы пойдете на заказ?»

— Максон, ты не перебрал случаем? – сказал Ваня. – Какой заказ? Мы в тот раз чуть не умерли.

— Да, знаю я. Но, деньги ведь нужны. – ответил ему, немного рявкнув вначале ответа.

— Так пошли на работу устроимся. Вон на лесорубку, куда Илюха устроился. – влез в диалог Сабир с уже более бодрым голосом.

— Ладно. Я понял, не пойдете? – в последний раз спросил я их.

Они же в ответ синхронно сказали: «Нет.»

Я настаивать не стал и подошел к Никитке. Дождавшись, когда он проснется, из уст как на рефлексах вылетел вопрос: «Пойдешь на заказ?»

— А что? Пора? – спросил меня ещё сонный голос его. – Дай, хоть оденусь.

После этого, я просто вышел на улицу, и присел на ступеньки. На улице был легкий утренний туман. На траве можно было легко рассмотреть россу.

Пока я просто сидел, мою голову посетил вопрос: «Куда делся Дейман?» Постоянно он где-то пропадает. Наверника пошел в свой лесок, травку щипать. Блин, он ведь не вернул мне ещё сигареты!

Наконец-то дверь таверны отворилась, и оттуда вышел Никитка. В руках у него я заметил небольшой топор. Видимо выпросил у кого-то.

— Ну что? – воскликнул просыпающийся Никита – В бой?

— В бой! – ответил я, и мы выдвинулись походкой сонных мух.

К сожалению или к счастью, описать путь наш не смогу. Помню точно, что прошли ворота и сразу направо по указке стражника, которого мы спросили. Когда тропа закончилась и под ногами оказалась трава, то мы лицезрели крепость, поглощенную землей и мхом и укрытую деревьями. Трава в некоторых местах была натоптана, дав понять, что тут были люди, а может и до сих пор есть. Также в землю в некоторых местах были воткнуты пики, а на них головы, и некоторые ещё свежие и не обглоданные животными. Жутковато, даже для меня.

Никита был на удивление спокойный. Скорее всего, он просто спит ещё и ему на все плевать. Набравшись смелости, я пошел первый к «развалюхе». Шелест травы, звон лезвия топора щекотали мой слух. Потом я услышал реально звон, как от колокольчика. Оглядевшись откуда звук, понял, что это Никита наступил на растяжку. Мат только так хотел вылететь из рта, но грубый голос меня заставил как можно скорее скрыться в кустах с Никитой.

— Да чтоб вас, если это опять зверь какой-то, я грохну этого гения, Бальдара. – сказал головорез, доставая из ножен меч.

Мы сидели как можно тише, но всё же мы спалились ещё раньше. Он заметил следы, оставленные нами, и вот тогда он крикнул: «Мужики, у нас гости!»

С этими словами он направился по следам к кустам, в которых сидели два дурака. Каждый раз когда он шелестел травой, я как на рефлексах хотел взять своё оружие, чтобы просто выжить.

Как только он приблизился поближе к кустам, то видимо из-за концентрации на кусте, испугался птичьего пения. На этот звук бандюга живо обернулся влево, что стало моим шансом. Подобно волку на охоте, я выскочил из кустов и набросился на него, прикрывая рот, и дырявя его грудную клетку ножом, который я решил «одолжить» у кухарки.

Не помню, сколько ударов я сделал, но отчетливо запомнились мои руки, когда его тело окрашивало траву в красный, лежа на ней. Алые, словно закат и при этом теплые. Тогда я почувствовал себя человеком, который стал чудовищем при обстоятельствах. Мой мозг не хотел признавать того, что я сделал, но факт был фактом. Никитка вылез и старался меня успокоить хоть как-то, потому что видел, что я вот-вот закричу благим матом.

— Тихо, Максон, тихо. Спокойно, он уже дохлый. – сказал он в конце.

 — Да как успокоиться тут? Я грохнул мужика! – говорил ему я, пытаясь не кричать.

— Ты до этого уже грохнул одного мужика, забыл? Когда мы сюда попали.

В этом момент я вспомнил тот день. Первый день и уже убийца. Однако, тогда я оборонялся, а сейчас я сам выскочил. Но, при это вынужденная мера.

— Да успокойся. Ты сделал, что должен был. – сказал Никита, переходя на грубый тон. – Если бы не ты, то сейчас бы мы валялись на этой траве.

Как бы я не хотел, но я признал это с дикой неохотой.

— Ладно, прости. Психанул.

— Ничего, но постарайся успокоиться и идем дальше.

Так я и поступил. Для начала убрал нож в ножны, закрыл глаза, набрал побольше воздуха в легкие и придержал. Пока это происходило, то я представлял, что-то приятное. С этими мыслями из меня с воздухом выходили все отрицательные эмоции, хоть и не все, и не так быстро.

Ладно, я пошутил. Ни хрена это не помогло. Я по-прежнему был в состоянии шоке, просто в более «умеренном». Ноги были ватным, и каждый шаг был словно по сугробам.

Переходя от дерева к дереву, от куста к кусту, мы с Никитой достигли заветной цели. Фортуна сегодня повернулась к нам лицом. Нас мало того, что не заметили, по-моему, так ещё и окно башни была на досягаемой для нас высоте и открыто. Никита пошел первым, осматриваясь по сторонам. Как только он убедился, что нет лишних глаз, то немедля схватился за подоконник, а затащил всю свою тушу туда. Я сидел в кустах, как кролик, и ждал когда Никита подаст мне сигнал. Долго не пришлось ждать. Буквально через полминуты он помахал мне кистью, оглядевшись перед этим в окно, и я как бешенный побежал к окну и примел свои навыки паркура. Разбег был удачный, так что я быстро смог залететь к Никите.

Мы были в какой-то комнате, похожей на кухню или склад. Воняло там, конечно, хорошо. Аж, нос сводило. Сто процентов тухлое мясо, которого было просто неимоверно много. Казалось, что если мы с Никиткой «одолжим» парочку кило, они бы даже не заметили. К счастью, благодаря братку, не пришлось брать эту тухлятину. Он нашел в боченке кое-что посъедобнее. Лучок, картофель, свекла, морковь и капуста. Все они были на удивление хорошего качества.

— Максон, ты пока карауль, а я все что смогу, соберу как-нибудь. – сказал шепотом мне Никита.

— Я понял, давай. – с этими словами, я направился к двери, ведущей в саму башню. Дверь была довольно крупной, но, на удивление, легкой. Вот только скрип предательски выдавал меня. Передо мной была своеобразная площадка между ступеньками. Все уже давно поросло мхом и паутиной. Не успел я насмотреться, как снизу послышался мужской голос.

— Да что ж тебя, как же задолбал меня этот, Урбан, с его мясом. – ворчал тот мужик. – Клянусь, Мораг Тонгом, я прибью его скоро.

Не дожидаясь его захода, я подошел быстро к Никитке и сказал, что нужно спрятаться. Так и поступили. Уже через мгновение он смог спрятаться, а вот я все носил из стороны в стороны, не заметив, как обладатель того голоса уже зашел сюда.

Это оказался эльф, тока с темным оттенком кожи. Его волосы были собраны в пучок сзади, а бородка, словно у козлика. Тока меня заметив, он достал свой лук и стрелу, и в тот же миг направил их на меня.

— Стой смирно, иначе быстро в твоей голове сделаю дырку! – выкрикнул он мне.

— Во, во, во… Тихо, тихо… Я сдаюсь, сдаюсь! – говорил я, опускаясь на колени. Он же не спускал с меня глаз. Тем временем Никита, как можно тише дошел сзади к нему, и, как следует, дал ему прямо в голову каким-то бревном. Тот рухнул моментально на пол. Потом мы быстро взяли, что набрали и побежали наверх. Почему именно туда? Дело в том, что когда мы бегали по кустам, то я услышал, что их босс, цитирую: «Опять бухает в башне, попутно читая «Жаркую леди».».

На вершине, нас ожидала дверь справа, которая была приоткрыта, но этого мне хватило, чтобы хоть этого босса прибить без сожалений. Прямо на полу, лежала голая девушка в луже собственной крове, идущей из горла, и смотрящая прямо на меня мертвыми глазами. Потом я увидел ещё один силуэт, вставший между нами. Это оказалась девушка. Она была в платье, которое ей явно не принадлежит. Её лицо украшали шрамы и повязка на глазу.  В руках она держала бутылку горячительного.

— Ну, что, шалава? – сказал она своим пьяным и грубым голосом. – Не хотела по-хорошему отдавать платье? Теперь ты дохлая. Ты слышишь? Дохлая!

После этих слов, она начала пинать труп несчастной девушки, а там каталась по грязному полу, подобно ненужной вещи. Мой желудок уже хотел выпустить фонтан, состоящий из пережеванной еды. Никита был не лучше, но при этом, я замечал в его глазах… решимость? Нет. Это была не решимость. Ненависть. Я никогда не видел его с таким лицом. Казалось, будь у него оружие получше, он бы тут каждого поубивал. Я лишь тихонько хлопнул его по плечу, чтобы он пришел в себя. Он посмотрел на меня, а потом огонь в его глазах стал более спокойным.

Ещё подождав минут пять, тварь рухнула на свою кровать прямо в том платье, перед этим порвав её некоторых местах и залив алкоголем. После этого, мы, подобно мышкам, зашли в эту комнату, обходя валяющийся труп.

Вот мы и заветной цели. Как же стремно. Когда я доставал нож, то невольно начал дрожать. Я никак не мог осознать, что творю. Ножик всего лишь должен был оказать у её артерии и всё. Сука, как же сложно. Ещё и руки подводят. Никита же наоборот, словно желал увидеть страдания её. Это меня уже пугало. Вдруг, Никита взял сверху мои руки и быстрым и мощным движением воткнул ей нож прямо в горло, а затем прикрыл ей рот рукой. Из раны начала капать кровь, а тело её начало дрожать, а в конце просто остановилось. От этого зрелища, мой желудок сказал: «Пока» моему завтраку.

Только я отошел от рвоты, как Некит, схватил меня за руки и потащил прочь из комнаты со словами: «Валим отсюда быстрее.» Мы бежали по ступенькам вниз, придурки. Забыли совсем, что там сидят бандиты! Слава Богу, что нас окликнул женский голос слева, пока мы бежали.

— Эй, погодите, постойте… — шепнул приятный и юный голос девушки из клетки. Это оказалась девушка примерно нашего возраста, а может и меньше. В том, что она была одета, даже одеждой нельзя назвать. Просто простыня, завязанная на ней. Она смотрела на нас щенячьими глазами, держась за клетку.

— Кто ты? – задал вполне логичный, но глупый вопрос Никита.

— Я… я обычная дочь фермера. Я отправилась вчера собирать травы и ягоды для мамы. Тут появились эти бандиты, и уволокли меня сюда. – в этот момент, она начала глотать воздух – А потом, они забрали мою одежду и сказали, что она больше мне не понадобиться и заперли здесь. Спасите, спасите меня, пожалуйста. Прошу…

Последнюю фразу, она произнесла очень тихо. Никита первым ответил ей: «Да, мы поможем тебе, сейчас погоди…»

Меня же она настораживала. Очень настораживала.

Не прошло и века, когда Некит вернулся уже с ключом, который он нашел в тумбочке. Тока открыв её, она вылезла оттуда и принялась благодарить своего спасителя. Я же «протрезвев» немного, начал им намекать, что надо бежать обратно.

Ноги были довольно легкими, как будто я лечу. Видимо адреналин ударял хорошо. Не прошло и минуты, как мы уже были у того окна, служившим выходом для нас. Первым пошел я, так как я единственный умел прыгать тихо, а это играло нам на руку. Только я спрыгнул, как за мной последовала девушка, а за ней и Никита. После его прыжка, топор с его пояса свалился и издал противный звон. Мой рот так и просился заматериться на всю, но разум ясно дал понять, что лучше молчать, ведь бандиты не глухие. Это мне доказал двое из них, которые с осторожностью шли в нашу сторону, взяв в руки свое оружие.

Не думая и секунды, я прыгнул в ближайшие кусты, благо они находились совсем рядом и меня не заметили. Моему примеру последовали и мои спутники, совсем чуток шумя ветками. Девица была с Никитой в других кустах у сосны.

Те разбойники показали на нашем старом месте. Они осматривались и переговаривались.

— Эй! Лучше выходи! Тебе же хуже будет, если не выйдешь! – кричал один из них явный блеф.

Мы сидели как можно тише. Я даже старался меньше дышать, но это не понадобилось. В момент, когда они начали повторно осматривать местность, то в противоположной стороне от нас, издал громкий мужской вопль. Они, посмотрев туда, вмиг ожили и побежали туда на всех парах. Это просто небывалая удача! Только они ушли, как наши ноги сами нас понесли прочь отсюда.

Не знаю, сколько мы бежали, но когда выносливость кончилась у меня, то я машинально обернулся. Никого… Слава Богу! От новости, я рухнул на первый же пенёк, не сразу обнаружив на нём муравьев. Никита так вовсе рухнул прямо на травку. Девушка же, отдышавшись, осмотревшись, начала улыбаться и прыгать от радости.

— Ты чего? – спросил я, хватая воздух.

— Мы дома! – вскрикнула она. – Смотрите! Эту дорогу я узнаю везде.

Никита посмотрел туда и добавил:

— Смотрите, там дым. Максон, она права! Скорее, идем!

— Да, блин, погоди! – сказал я, откашливаясь. – Дай хоть отдышусь немного! Блин, капец! Давно я так не бегал.

Я с ними так просидел не прямо уж долго, может минут пять. Затем я встал, и мы спокойно не торопясь дошли до городка. Никита все болтал с дамой, а я думал лишь о том, как приду и сразу выпью пивка. А пока, я наслаждался природой, окружавшей меня. Кустики, сосны, яблони, вишни, птички, цветочки. Сейчас они выглядели особенно привлекательно.

Вот и ворота города. Подходя к ним, я увидел так знакомого беловолосого великана. Я издал громкий свист, и он посмотрел в мою сторону, а потом медленно зашагал. Уже по привычке, я протянул ему руку, чтобы пожать, но он, только подойдя ко мне, вмазал мне кулаком в лицо.

— За что?! – вскипел я.

— За безрассудство твоё! – ответил Иля и ударил ещё раз.

Меня лучше не злить таким способом, я могу и ответить, что и произошло. Впервые в жизни я дерусь с моим лучшим другом.

Мы обменивались ударами, словно боксеры на ринге, а пацаны пытались нас разъединить, но Илья каждый раз вырывался и продолжал дубасить меня, а я потом сам выбирался из плена рук друзей и дальше махался. Так всё и продолжалось, если бы не подошел тот мужик, который подарил Илюхе дневник. Подойдя, он без лишних церемоний взял нас за затылки и ударил нас об друг друга. После этого мы разошлись, держась за лбы.

— А ну угомонились живо! – заорал он на нас. – Совсем уже распоясались! Взрослые люди, а деретесь, словно дети из-за игрушки. Хотите подраться, берите оружие и деритесь, как принято у нас! А до тех пор, сидите смирно на своих задницах! Ясно вам!

— Ясно. – сказали мы чуть ли неодновременно.

Дальше с моих слов пойдет повествование.

***

Когда я узнал об их плане, то я не выдержал и выплеснул всю злобу на Макса в его лицо кулаком. Ну, а потом вы уже знаете, что было.

То, как мы получали награду, я смутно помню, так как было не до этого. Но все же помню одно точно. Только ярл перестал бубнить, я тут же ушел на улицу. А уже там, нашел ближайшую скамейку и присел.

На улице было хорошо. Ветер играл с моими волосами, а травинки изредка касались мои колен. В этой траве виднелся очень интересный цветок. Лиловый с желтыми пятнами и в форме тюльпана, по-моему.

Попозже вышли и остальные. Все просто прошли в таверну отмечать в окружении стражников и ярла. Мне не было дело их веселья и потому, я направился на лесопилку.

Не знаю, точно, сколько я там проработал, но когда меня отправили отдыхать, то уже вечерело. За это время, я сотню раз успел себя возненавидеть за сделанное. Казалось, словно я ни с того ни сего вмазал лучшему другу. От этих мыслей, хотелось либо убежать в лес, либо же извиниться перед Максоном.

Идя с работы, я заметил на скамейке, на которой я сидел днем, своего друга. Он сидел и выпивал вино в большой кружке. Разумеется, я подсел к нему.

— А ты где был то? – спросил он меня первым.

— На лесопилке. – пробубнил я.

— Это где?

— Да вон. – с ответом, я показал в сторону лесопилки.

— А, понял.

— Максон. Ты, это… Извини уж за то происшествие.

— Да, ладно. Я все понимаю. Ты переживал и все такое.

— Ага.

— Ты никогда не меняешься.

— А стоит ли?

— Хороший вопрос. – тут он немного задумался. – С одной стороны, это хорошее качество, но с другой, она тебя и замедляет.

— Это да. А в таком мире я можно сказать стою, подобно дереву этому. – с этими словами, я указал на дерево, растущее за заборчиком.

— Не переживай, Илюх. Главное, что сейчас все хорошо.

— Говоришь, как моя мама. – со смехом произнес я.

— Ну, ведь это так и есть. Главное, стараться не унывать и тогда все будет хорошо.

— Это да. А сейчас уж тем более. Ты только послушай это. – намекнул на тишину.

— Да, хорошо.

Чуть попозже я услышал, как из таверны с песней выкатывается толстяк с пивной кружкой. Помимо его криков, был ещё звон железной посуды, что со стороны выглядело довольно забавно, так как посуда была словно приклеена к нему. Увидев это, мы с Максом не выдержали и заржали, как кони. Не, ну, вы сами представьте. Из дверей с криками вываливается человек-колобок вместе с посудой, которая у него словно ожерелье гремело на шее. Ещё мы заметили, что на нём был камзол, который он благополучно испачкал в грязи, походя теперь на типичного свина.

Вот он, наконец, встал. Шатаясь, его животик забавно покачивался, подобно волнам на море, а посуда гремела, как погремушки. От него меня отвлекла знакомая персона. Это была та самая девушка-лисица, которая летела к этому хомяку. Как же звали её? Ах, да! Алиса!

Так вот, подбежала она к нему пытается его уговорить успокоиться. При этом хочу подметить момент, как она это делала. Осторожно, вежливо и на «вы». Следовал очевидный вывод. Она – его служанка.

— Отвали, чудище! – вскрикнул он на неё и одарил пощечиной, да такой, что Алиса просто упала. Скорее всего, она упала из-за того, что она выглядела тогда очень уж слабой. Ну, или тот кабан хорошо приложился. В любом случае, такое нельзя оставлять безнаказанным. Также думал и Макс, как потом я выяснил и мы, встав со скамейки, двинули к нему.

— Эй, свинья! – позвал его Максон.

— Чего?! Кто?! – пьяный и противным голосом отозвался поросенок.

— Ничего! Руки чешутся? У меня тоже! – проворчал я, засучив рука куртки.

— Ха! Я вижу ты смелый?! Да если с моей головы хоть волос… — не успев договорить, он получил мощный удар от Макс прямо в перегородку. Тот сразу схватился на него и начал тошно орать от болит, упав на холодные камешки, рассыпанные на тропинке.

— А ну вставай, свинья! – начал поднимать его за шиворот. Когда же я его поднял, то ударил коленом прямо в пузо, а затем и на ногу наступил. После этого, он оказался в кустах неподалеку, а Алиса уже отряхивалась от пыли, а, за одно, получила от меня небольшой подарок в виде булочки и стакан воды.

— Спасибо.

— Не за что? Ты вообще хоть ешь? – спросил я, трогая её тонкие, но мягкие руки.

— Д-Да… — ответил мне неуверенный голос её. – Просто, я сегодня не ела. Столько работы было, что я только сейчас освободилась.

— Он тебя часто бил? – задал вопрос уже Максон.

— Н-Нет…

— Тогда почему когда ты бежала, ты прихрамывала? – сказал он, смотря в её глаза, словно ища правду.

А ведь, и правда. Я не заметил того, что она хромала во время бега.

— Я-я… — она замялась. – Я когда шла по ступенькам, то споткнулась и упала. В итоге, подвернула ногу.

Макс задумался, а я задал уже свой вопрос:

— Ты наелась?

— Да, спасибо большое. Мне пора, пока! – с этими словами, она также хромая, убежала куда-то.

— Врёт? – спросил я Максона.

— Да. – последовал спокойный ответ.

После его слов, мне стало не жалко добавить пинка в живот тому дворянину, что валялся в кустах. Моему примеру последовал и браток, а затем мы дружно отправились спать.

15.10.2021
Ральф Стрейдж


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть