Как писать диалоги (и как их писать не надо)

Как писать диалоги (и как их писать не надо)

Художественное прозаическое или драматическое (в особенности драматическое!) произведение без диалога найти очень трудно. Это вполне объяснимо, ведь любое сюжетное произведение подразумевает развитие действия, а развитие сюжетных линий очень сложно представить без взаимодействий с другими персонажами. Диалог в литературе выполняет сразу несколько важнейших функций – он раскрывает героев (где как не в беседе мы лучше всего узнаем кого-либо), объясняет мотивацию героев, образует сюжетные перипетии.

Диалог в литературе

Молодому автору, особенно не имеющему большого читательского багажа, очень сложно определиться с «нормой диалога», не писать все произведение в разговорном жанре, лишив его тем самым необходимой динамики, закрепленности за локациями, лирических отступлений, позволяющих читателю лучше вникнуть в идейную составляющую произведения.

Соблазн этот возникает от того, что литературный диалог кажется самым простым в произведении. Ведь разговаривать умеют все, а значит перенести беседу на нужную тематику на бумагу, вложить свои слова в уста героев – это тоже не проблема.

Но на самом деле, лучшие диалоги в литературе намного сложней, глубже и продуманней, чем даже значимые символы и детали, чем локации и описание действий и мыслей. Плохой или скучный диалог способен испортить впечатление от самой прописанной вселенной, потому что читатель легко верит в эльфийские леса и эльфов, но не сможет поверить, что эти же эльфы разговаривают на сухом канцелярском наречии:

— Доброго времени суток, гражданка Галандриэль, не могли бы Вы проконсультировать моего стажера Фродо по вопросам обладания и передачи ценных предметов (по описи кольцо, одна шт.) третьим лицам?

— Гэндальф, Вы промахнулись сюжетом.

Определенного (чаще комического) эффекта достигнуть этим можно, но не всегда комизм к месту.

Чтобы не делать подобных ошибок, рассмотрим некоторые диалоги из литературы, сконструируем пример диалога явно ошибочного, разберем примеры стереотипов в литературных диалогах, а также попробуем научиться их избегать.

Самые распространенные ошибки в диалогах

Прежде чем научиться писать «как надо», необходимо разобраться с тем, как писать не стоит ни в коем случае. Если писатель сумел избежать самых распространенных ошибок, то можно считать, что половина дела уже сделана.

Что такое диалог в литературе, кроме взаимодействия героев? Подражание реальной жизни – вот как хочется ответить. В реальной жизни люди разговаривают друг с другом, а значит герои тоже должны.

Но, к сожалению или к счастью, этот принцип из реальности в литературе практически не работает. Все, что есть в обычном повседневном диалоге, категорически не подходит для диалога литературного.

Затянутость

Что мы знаем о повседневном диалоге? Он может быть кратким, а может быть и очень длительным.

Так вот, второй вариант категорически не подходит для художественного произведения.

Длинные диалоги нужно оставить для родственников, которые не виделись десять лет и теперь спешат наверстать упущенное, обсуждая все, от здоровья общих знакомых, до соседской собаки, которая за все эти десять лет не изволила издохнуть, так и мешает добропорядочным гражданам спать по ночам.

Диалог такой читателю не интересен, он его пролистнет, а может и вовсе бросит такое «занимательное» чтиво. Что же делать, если такое происходит по сюжету, ведь читатель же не поверит, что близкие люди, не видевшиеся длительное время, ограничатся приветствием?

Ответ прост, внимательный читатель заметил его абзацем выше. В таких случаях нужно ограничиться общим описанием того, как долго и о чем говорили герои.

«Говорили они долго и обо всем, от здоровья родственников и нынешнего состояния родительского дома, до судьбы обоим им ненавистной в детстве собаки, которая за прошедшие десять лет так и не соизволила издохнуть – все также завывает по ночам и мешает спать».

Чтобы оживить такой описательный момент, можно вставить в него элемент диалога. Выглядеть это может так:

«Говорили они долго и обо всем, от здоровья родственников и нынешнего состояния родительского дома, до судьбы обоим им ненавистной в детстве собаки, которая за прошедшие десять лет так и не соизволила издохнуть – все также завывает по ночам и мешает спать:

— Дааа, — протянул Витька. – Все еще, стало быть, воет…

— Что ей, бесу, сделается? Воет!»

Пример такого диалога из литературы можно увидеть в пушкинской «Капитанской дочке». Давая наставления своему непутевому, домашнему сыну, отправляющемуся на службу в Оренбург, родители делают это долго и тщательно, наверняка не раз повторяясь. Но Пушкин дает только отдельные отрывки из этих хлопотливых советов. Почему? Да просто потому что любому человеку понятно, что в таких ситуациях говорят отцы и матери. «Одевайся теплее» и «за карточный стол не садись» — вот и все содержание, которое не стоит расписывать на десять страниц.

Бессодержательность

Опять таки, особенность повседневной речи, которая для книжного диалога не подходит. В повседневных диалогах очень много общих мест, речевых формул вежливости и шаблонов, которым в художественной литературе места нет.

— Доброе утро!

— Здравствуйте!

— Как Ваши дела?

— Неплохо! Как вы поживаете, как здоровье?

— Отлично! Спасибо, что поинтересовались.

— Ну, право. До свидания, рад был повидаться!

— Взаимно, взаимно. До встречи.

Такие диалоги совершенно пусты, их функция – ритуал вежливости. Единственная причина использовать подобный диалог в литературе – это показать, что отношения между героями прохладно-вежливые, натянутые. В жизни подобный диалог вовсе не будет этого означать, но на страницах книги он приобретает оттенок неискренности, вынужденности.

Если автор именно это и хочет показать, то конечно да, использовать подобный шаблон будет уместно, но злоупотреблять не стоит – это может быть воспринято читателем, как неумение автора подобрать нужные слова.

Перегруженность

Одна из немногих ошибок происходящих не от желания подражать повседневной речи, а от чрезмерной книжности. Огромные речевые конструкции, которые уместно смотрятся в описательном и повествовательном сегментах текста, в диалоге выглядят просто нелепо.

— Откройте, пожалуйста, оконную фрамугу, на угол не более чем 15 градусов. Выдерживайте пятнадцать минут, позволяя потокам воздуха с улицы проникать в жилое помещение, доставляя в него необходимый кислород. После же обязательно закройте оконную фрамугу, дабы переохлаждение не вызвало развития простудных заболеваний у всех находящихся в комнате…

Очевидно, что такое обращение нельзя вложить в уста живого человека, даже если этот человек существует только на бумаге. Куда разумнее будет написать:

— Приоткройте окно, нужно проветрить. Но только на 15 минут, а то простудимся!

К этой же категории ошибок можно отнести и излишнюю структурированность речи в больших диалогических высказываний. Люди не читают текст с листа, так что не могут говорить как дикторы на телевидении.

Вот пример от автора, который писал книги с лучшими диалогами, по мнению некоторых литературоведов – от А.П. Чехова:

— Куда же вы девали деньги?

— Дело прошлое… Таиться незачем… Конечно себе! Что вы на меня так поглядели? Погодите, это же еще дальше будет… Роман целый, психиатрия! Этак месяца через два прихожу я к себе домой пьяный, скверный… Зажигаю огонь, а у меня на диване сидит Софья Михайловна, тоже пьяная, в растрепанных чувствах, дикая, словно из Бедлама сбежала. «Давайте мне, говорит, назад мои деньги, я раздумала, падать так уж как следует! В засос!»

(А.П. Чехов. Старость)

Некоторая сбивчивость в речи естественна для человека, которому пришлось рассказывать что-то внезапно, без подготовки.

Несоответствие речи и обстановки

Пожалуй, самый простой для понимания промах. Достаточно сказать, что воспитанница института благородных девиц не должна «ботать по фене» или использовать современный молодежный сленг.

Фэнтезийные герои не должны говорить как клерки.

Обратимся к примеру из начала статьи:

— Доброго времени суток, гражданка Галандриэль, не могли бы Вы проконсультировать моего стажера Фродо по вопросам обладания и передачи ценных предметов (по описи кольцо, одна шт.) третьим лицам?

— Гэндальф, Вы промахнулись сюжетом.

Не то чтобы так писать совсем нельзя, но несоответствие – это прием исключительно комический и тут важно выдержать комичность до конца, иначе читатель будет смеяться не вместе с автором, а над ним.

Избыточная атрибуция

Можно заметить, что из всех приведённых выше примеров, атрибутировано только одно высказывание:

— Дааа, — протянул Витька. – Все еще, стало быть, воет…

Добавлено в высказывание имя героя, а так же манера высказывания. «Протянул Витька» — это все, что добавляет автор от себя в диалог своих героев, но смысл беседы не теряется.

Дело в том, что атрибуция – это не обязательный компонент диалога, как может показаться только вступающему на путь писательства человеку, а еще одна возможность выразительности текста, избыточное использование которой ее обесценивает.

Дополнительная информация от автора должна быть, только если это необходимо. Почему «протянул Витька»?

Все просто и читаемо. «Витька», потому что окунувшись в воспоминания, взрослый человек превращается в подростка десятилетней давности, который до Виктора еще «не дорос». А протянул именно, а не сказал, именно по той же причине погруженности в воспоминания. Постарайтесь вспоминать что-то давно забытое и разговаривать одновременно – речь замедлится, станет менее внятной.

Но иногда авторы злоупотребляют этим средством, делая атрибуцию крайне навязчивой и стереотипной.

Стивен Кинг хорошо описал этот изъян в диалогах в своем произведении «Как писать книги», где приводил наиболее неудачные с его точки зрения примеры диалога в литературе:

— Брось пушку, Аттерсон! – проскрежетал Джекил.

— Целуй меня, целуй! – задохнулась Шайна.

Автор будто бы не хочет дать читателю свободы домыслить даже такие мелочи.

Вводная информация устами героев

Автор, который не хочет выдать свое «присутствие» в произведении, иногда прибегает к крайне нелепому и неестественному способу. Вкладывает нужную читателю информацию в уста героев в формате воспоминаний.

Образец диалога с такой ошибкой:

— Помнишь, два года назад мы жили в соседних домах и часто вместе утром шли за кофе? В кофейне «Терраса» работала очаровательная девушка. По этой причине мы стали ходить только туда. Помнишь эту красотку?

— Конечно помню, Майкл, это же было два года назад. Я помню где я жил и о своем ежедневном утреннем кофе, достаточно было озвучить название кофейни и спросить, помню ли я девушку!

Ситуация диалога смешная, а вот ошибка автора, который мог бы написать подобную речь бедному Майклу – очень стыдная.

Логично было бы написать:

— Помнишь официантку из «Террасы»?

— Да!

Если нужно вложить историю именно в уста героя, то пусть он рассказывает ее новому знакомому. Тогда можно и прошлое место жительства упомянуть, и привычку каждое утро ходить за кофе в одну и ту же кофейню.

Признаки хорошего диалога

Узнав, как не написать очень плохие диалоги, обратимся к тому, что делает их действительно хорошими.

У хорошего диалога есть три важные составляющие, делающие его гармоничным, интересным, легко читаемым.

Диалог всегда состоит из взаимодействия двух (максимум трех) персонажей, более насыщенная героями беседа – это уже полилог, к нему требования немного другие.

Так вот, при написании диалога, писатель всегда должен помнить, что участвуют в нем разные люди, с разными позициями, характерами, с разным жизненным опытом. Если оба героя ведут диалог только для того, чтобы высказывать мысли и идеи автора, то это скучный и плоский разговор, который читателю будет не интересен.

Первый признак хорошего диалога — это наличие у героев точки зрения. То есть его собственного отношения к предмету беседы, к собеседнику, к обстоятельствам, в которых они находятся.

Пример:

— Здравия желаю, товарищ майор!

— Хе-хе-хе, здоровьица все желают… Сколько здравия за всю жизнь нажелали, так хоть двести лет живи!

В этом диалоге мы видим двух героев. Не зная обстановки разговора, мы с легкостью можем ее восстановить, поскольку отношение к ситуации героев ярко выражено.

Первым в диалог вступает очевидно военнослужащий (стандартная формулировка приветствия), причем более низкого ранга, чем майор (приветствовал первым).

Товарищ майор отвечает «по-светски», не по-военному образцу. Значит, уставные отношения для него уже не столь принципиальны. Более того, он безобидно, доброжелательно даже шутит. Складывается впечатление, что это человек предпенсионного возраста, который уже «одной ногой на гражданке».

— О, Джулия, ты – молодчина! Я не подозревал, что ты такая замечательная женщина!

— Спросил бы меня, я бы тебе сказала.

Том облегченно вздохнул.

— Моя дорогая! Я так к тебе привязан.

— Я знаю, я тоже. С тобой так весело всюду ходить, и ты так великолепно держишься и одет со вкусом…

(С. Моэм. Театр)

Этот диалог из произведения классика также хорошо иллюстрирует данный тезис. Герой и героиня очевидно немного влюблены. Он в нее, а она в себя. Герой чувствует трепет перед возлюбленной, а она признает его отличным аксессуаром для выхода в свет.

Также этот диалог является отличным примером того, как можно раскрыть характер героя, не прибегая к описанию – пусть он немного с кем-нибудь поговорит в своей манере!

Конфликт и подтекст – это также признаки хорошего диалога. Они не очевидны так, как очевидно отношение героев, их эмоция, но внимательный читатель их обязательно обнаружит и будет благодарен автору за такую «игру». Кому не нравится чувствовать себя умным?

Конфликт – это внутренний двигатель диалога. Почему герои говорят? Что заставляет их слушать друг друга и высказываться самим?

Приведенный выше пример с долгожданной встречей двух родственников после десятилетней разлуки – это очень простой конфликт. Герои элементарно соскучились. Есть же такие диалоги, в которых конфликт кажется совершенно невычисляемым без контекста, без всего произведения, настолько обстоятельства беседы могут казаться странными:

— Что у вас болит? – спрашивает его полицейский врач.

— С новым годом, с новым счастьем…- бормочет он, тупо глядя в потолок и тяжело дыша.

— И вас тоже. Но… что у вас болит? Отчего вы упали? Припомните-ка! Вы пили?

— Не…нет…

(А.П. Чехов. Новогодние великомученики)

Какая сила заставила столкнуться в новогоднюю ночь полицейского доктора и не какого-нибудь забулдыгу, а титулярного советника? Это и есть конфликт всего рассказа, а завязывается и раскрывается он именно в форме диалога.

Подтекст же – это то, о чем напрямую не говорят, но читатель, обладающий достаточной эрудицией, обязательно догадается, к чему ведет диалог.

— Анатоль, пообещайте, что никогда меня не предадите! Вашего предательства я точно не переживу…

— Ну что вы, милая, ну что вы… — Анатоль невесомо прикоснулся губами к левой щеке своей невесты.

Сам диалог говорит о том, что Анатоль «никогда не предаст», но вот подтекст выдает обратное. Вряд ли какой-то писатель случайно упомянет предательство и поцелуй в одном предложении, не делая отсылки на библейскую историю про поцелуй Иуды. Такой диалог с двойным дном говорит читателю о том, чего следует ожидать. Мастерство прописывать тонкие подтексты дается писателю далеко не сразу, чтобы диалог обрел глубину, следует хорошо ориентироваться в литературе и человеческой культуре в целом. Опять-таки, чтобы не писать случайных подтекстов (а кто знает, может Анатоль и не предатель, почему бы ему просто так не поцеловать невесту?) следует внимательно следить за речью своих героев.

Ориентируясь на эти довольно простые правила и примеры, можно дать голос героям своего произведения, но делать это следует крайне внимательно, ведь спрос за слова героя – всегда с автора.

0
avataravataravataravataravataravataravatar
11166 просмотров
Подписывайся на нас!


Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 



Так же тебя заинтересует

Для начинающих

Рекомендуем почитать


Новинки на Penfox

Загрузить ещё

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть