12+

Жара. Вот уже три недели, последнего месяца лета продолжала стоять невыносимая жара.  Москиты, взбесившиеся от неё, ещё свирепее и яростнее доставали людей и скот.  Карлос, сидевший на обжигающе — горячей  земли, заслонял обгоревшими руками, потное и грязное лицо.
— Сколько можно, Стэн? – воскликнул он хриплым голосом, — мы торчим здесь уже месяц и всё равно не можем найти, выход этого чёртова золота!
— Можешь убираться, — тихо произнёс мужчина, которого назвали Стэном. Он был одет в грубую, бежевую рубашку и просторные холщёвые штаны. Стэн был высок, его скуластое и обветренное лицо, тонуло в густой, чёрной бороде. Его большие, мозолистые руки нежно нянчили потёртую, поддавшуюся ржавчине кирку.
— И ничего не получить с этого гнилого дела?! – возмутился Карлос, — не для этого я стирал руки и ноги в кровь.
Перебравшись под тень навеса, он принялся ожесточённо чесать укусы насекомых  на своих воспалённых ступнях. Лёгкий, горячий ветер трепал его редкие, русые волосы. Точно такая же рубаха, как и у Стэна, была залатана в нескольких местах.
— Богом клянусь, если мы ничего не найдём и завтра, я брошу всё и уеду отсюда! – продолжал ворчать он.
Прошёл уже месяц, с тех пор, как они разбили на этом месте свой лагерь. Две небольших, из грубой мешковины палатки, в которых нельзя было поместиться целиком. И каждую ночь перед сном приходилось обматывать ноги тряпками, от холода и диких зверей. Гнилой навес, оставленный здесь ещё прошлыми копателями, сейчас представлял собой плачевное зрелище. Под ним прямо на песке лежали лопаты, кирки и одна огромного вида кувалда. Помимо этого, под навесом стояла бочка с застоялой, пресной водой и несколько вёдер, разного размера, заполненные сейчас осколками щебня.
Слева, в отдаление от их лагеря начинался крутой, каменный склон горы. И именно под ним была старая, полу выработанная шахта по добыче золота. Она была закрыта уже более 30 лет из-за начавшихся тогда обвалов горных пород. Доски, которыми когда-то закрывали вход в шахту, были неровно обломаны и валялись гнилой кучей неподалёку. Сверху над проломом была прибита ветхая табличка, на которой уже нельзя было разобрать слова.
— Хватит ныть, — вставая, произнёс Стэн, — солнце ещё высоко, до вечера мы должны проверить ещё хотя бы два лаза, иначе я придушу тебя раньше, чем ты отсюда свалишь.
Ничего не ответив, Карлос сплюнул тягучей, вязкой слюной на песок и поплелся в сторону шахты.
Миновав проём, Стэн зажёг тут же принявшийся дымить факел. Огненная смола не осторожными каплями принялась падать на каменный пол пещеры, оставляя позади идущего Стэна, череду небольших, подрагивающих огоньков. Карлос, плетущийся сзади, взяв в руки по ведру и кирке, направился вслед за ним, постоянно ругаясь и сплёвывая на стены.
Продвигаясь вглубь выработки, они постепенно оставались в полной темноте, даже всё время плюющийся смолой факел не давал достаточно света. Истлевшие деревяшки рельс, служили прекрасным ориентиром, а погнутые опорные балки, которые выхватывало пятно света от факела, давали видимость ближних стен.
Через некоторое время, рельсы кончались, и их взглядам предстала перевёрнутая вверх дном пузатая, ржавая вагонетка. Она была словно распухшая, дохлая, рыба, выброшенная и оставленная лежать на берегу. Здесь, стены уже не подпирали балки, а потолок пещеры постепенно принялся опускаться навстречу полу. Слева от вагонетки валялись гнилые останки крысы, сквозь истлевшую кожу и оголившиеся рёбра которой, был видён край ржавой, металлической пластины от шахтёрского сапога.
— Пора, зажигай свечу, — скомандовал впереди идущий Стэн.
Карлос достал из заплечного, холщёвого мешка, толстую, маслянистую свечу и тут же прикурил её от факела. По шахте сразу же заплясали странные, кривые тени. Поставив свечу на вагонетку, Карлос поспешил догнать, ушедшего вперёд Стэна.
— Сегодня ты будешь тащить вёдра с выработкой, а я помечать уже исследованные лазы!
— Хорошо, — согласился без спора, Стэн, — мы почти пришли.
Слева и справа от них, принялись тянуться неровные дыры лазов и ходов, и над каждым из них мелом был поставлен крестик, говоривший о том, что в них они уже побывали. Потолок шахты опускался в этом месте настолько, что мужчинам приходилось идти, сгорбившись, а если бы они расставили руки в стороны, то спокойно могли коснуться подступивших стен.
Очередной неровный проём, показавшийся впереди, не был помечен меловым крестиком.
— Наконец-то, — вздохнул Карлос, — мне иногда кажется, что эта пещера в любой момент готова сожрать нас.
Ответом ему была тишина. Стэн уже зашёл в пролом, оставив его в темноте. Выругавшись, Карлос засеменил следом. Этот лаз был довольно широк и не заставлял протискиваться через себя.  Выйдя из него мужчины, оказалась в пещере. Неровный свет факела выхватывал лишь ближайшую левую стену, по которой шли неровные прожилки красного кварца, загоревшиеся огненными трещинами под ним.
— Красота, — выдохнул Стэн, — богом клянусь, в этой пещере нам точно повезёт.
Согласно кивнувший Карлос, зажёг второй факел и принялся обходить пещёру по левой стене, Стэну же досталась правая. Пол пещеры был бугристым и неровным, Карлос, засмотревшийся на кварц, споткнулся и, распластавшись, упал на пол. Выроненный факел, чадя и искря, откатился в центр пещеры, и стукнувшись о природную колонну, блеснул золотом. Принявшийся ругаться Карлос резко замолчал и на четвереньках, сдирая кожу с колен и ладоней, пополз к нему.
Боясь спугнуть удачу, он дрожащей рукой поднял факел и освятил им пол и стену колонны. По ней, спускаясь с потолка и уходя в камень, тянулась тонкая, сверкающая в свете золотом жила.
Выдохнув через сжатые зубы, Карлос упал на колени и заплакал. Неожиданно даже для себя.
Второй раз в своей жизни, он, взрослый мужчина, принялся плакать. Слёзы текли по грязному, пыльному лицу и падали на пол пещеры, образовывая тонкие ручейки. Подошедший сзади Стэн молчал, его чёрная борода, казавшаяся в неровном свете факелов живым существом, дрожала.
— Мы сделали это, мы нашли чёртово золото, этой проклятой горы, — положив тяжёлую руку на плечу Карлосу, прошептал он. Простояв в таком оцепенение, ещё несколько минут они взялись за дело. Стэн вначале осторожно, а потом всё более сильно и яростнее принялся бить киркой по колонне. По пещере разнёсся гул ударов и каменная пыль. Карлос, воткнувший факел Стэна в одно из вёдер, принялся собирать осколки камней с золотыми прожилками на боках. Их было много. Буквально через пару часов, были заполнены все вёдра этим сокровищем. Стэн, как будто не замечавший ничего вокруг, продолжал с остервенением работать киркой.
— Хватит! – закричал схвативший его за руку Карлос,  — вёдра забиты битком! На сегодня хватит, иначе ты загонишь  себя!
Вздрогнувший Стэн, медленно отошёл от порядком уменьшившийся колонны и опустил грязные, покрытые сетками вздувшихся от напряжения вен руки.
— Спасибо, — выдохнул он, его дрожащая борода была вся в пыли.
Факелы, стоявшие всё это время в стороне, неожиданно  заискрили и заплевали, извещая о том, что скоро потухнут. Подбежавший к ним Карлос, зажёг последний, третий факел и повернувшись к Стэну ответил:
— Давай собираться, сегодня откроем бутылку того дрянного пойла и отпразднуем!
Стэн лишь согласно кивнув. Взяв в руки тяжёлые, забитые доверху вёдра и оставив кирки в пещере, мужчины отправились назад.
Выйдя  обратно к вагонетке, они увидели восковую лужу от давно догоревшей свечи.
Факел, который нес идущий впереди Карлос, неожиданно зачадил.
— Давай быстрее, я не хочу остаться здесь в полной темноте! – проговорил идущий сзади него Стэн и ускорил шаг.
Вскоре, они действительно вышли на поверхность. Солнце уже взошло и лишь звёзды, да неполная луна встретили их снаружи. Ориентируясь на тёмный силуэт навеса, они дошли до своего лагеря. Поставив под него звякнувшие ведра, они бессильно повалились рядом с ними.
Не было сил даже на разведение костра, не говоря уже об умывание и еде. Уставшие и онемевшие ноги просили отдыха, а ободранные и грязные  руки совсем не слушались.
— Видит бог, сегодня счастливый день,  — устало, прошептал Карлос.
— Воистину, друг, — согласился с ним Стэн, доставший из мешка и открывший бутылку. За нас!
Отпив неожиданно горьковатый напиток, он протянул бутылку смотрящему за ним Карлосу.
— За нас, – спокойно проговорил тот и выпил слегка солоноватый напиток.
Так они и остались лежать, откинувшись на холодный песок, рядом с вёдрами полными золотых самородков и смотря на звёздное небо. Так и продолжили они лежать на следующий день, а затем и на следующий и так, пока их истлевшие кости и всю стоянку не занесло песком. Не узнав перед смертью лишь одного. Они оба отравили дешёвую, безвкусную текилу сегодня с утра, посчитав, что для двоих золота будет слишком мало. И уж вдвоём они точно не смогут почувствовать его вкус…

22.10.2021
Андрей Катлас


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть