Страх ведьмы

Прочитали 76
18+

Черепанова Вероника

Страх ведьмы

 Она протирала стол в ожидании пробуждения любимого. Звякнул тостер, и девушка подпрыгнула от этого громкого звука. Что, если звон тостера разбудит любимого раньше времени. Она перестала дышать, прислушиваясь. Все тихо. Девушка уложила пару тостов, выпрыгнувших из аппарата, на тарелку, поставила ее на круглый белый стол, стоящий в центре просторной кухни и вновь вернулась к столешнице.

Выполнив все приготовления, девушка села на стул и погрузилась в вихрь событий, описанных в ее любимом романе. Солнце освещало заветные страницы, в квартире не было слышно ни звука, только тихое шептание читающей Нэнси.

— Доброе утро. – Услышала она сонный голос.

Девушка обернулась. На пороге кухни стоял Итон и небрежно потирал глаза. Наконец-то проснулся…

— Доброе утро, – отозвалась она, – завтракать будешь? 

Нэнси отложила книгу и заученными движениями налила только что сваренный кофе. Она поставила чашку с темной ароматной жидкостью на стол возле тарелки с тостами. Пообещав сейчас вернуться, Итон направился в ванную – умыться. Нэнси распахнула пастельные шторы, дав весеннему солнцу залить всю кухню.

Итон вернулся уже гладковыбритым и расчесанным. Оба уселись за стол и принялись завтракать.

— У меня сегодня выходной, – сообщила Нэнси, жуя свои мюсли.

— И ты встала в такую рань? – засмеялся юноша.

Девушка лишь пожала плечами. Ей это не в тягость, да и организм уже привык к раннему пробуждению, а сделать что-то приятное для Итона радовало ее. Он любил, когда Нэнси готовит ему завтрак.

— А мне вот скоро нужно будет выходить. – Сказал парень, доедая тосты. – У меня очень важный заказ, сроки поджимают, работы много. Возможно, я задержусь.

— Ладно, ты только не перетрудись, – Нэнси лучезарно улыбнулась – главное не вызвать подозрений!

Покончив с завтраком, они пошли в спальню. Просторная комната была выполнена в голубых и белых тонах. Итон принялся рыться в огромном шкафу в поисках подходящего костюма. Девушка прыгнула на постель и стала рассматривать возлюбленного: мускулистые руки, идеальная фигура, темные волосы касаются трапеции. Взгляд карих глаз мечется от белой рубашки к розоватой.

«С этим костюмом только белую! А вот с полосатым можно и розовую надеть». – Думала Нэнси.

— Надень белую рубашку и черный галстук. Перед кем тебе красоваться? – засмеялась девушка, но смех получился слишком наигранным, и она замолчала.

Итон выполнил указания возлюбленной, он прекрасно знает, что она лучше разбирается в моде, чем он. Сложив все необходимые бумаги в дипломат, он направился к выходу. Нэнси пошла за ним.

— Ты скучать не будешь? – поинтересовался Итон, одной ногой уже стоя на улице.

— Буду, но занятие себе найду.

— Да? И чем планируешь заниматься?

— Приберусь, почитаю, приготовлю ужин, – придумывала она на ходу. «Поворожу немного».

 Он поцеловал ее нежно и ласково, с такой любовью и верой, что сердце кольнуло. Может все ему рассказать? Нет, она не может. Во всяком случае, пока.

Итон сел в свою черную машину и уехал, а она все еще стояла на пороге собственного дома, словно статуя, на лице играла приклеенная улыбка, которую невозможно отлепить. В ее поведении и всем этом утре было что-то искусственное, пластмассово-шаблонное, словно сцена из “Отчаянных домохозяек”. Нэнси это прекрасно понимало, и ей не хотелось вновь испытывать эти чувства, хотя ей и нравилось ухаживать за возлюбленным мужчиной. Когда же холодный утренний ветер заставил ее дрожать, она, наконец, вошла в дом, заперла дверь и пошла на кухню.

Помыв посуду и прибравшись в квартире, девушка уселась на мягкий зеленоватый диван, стоящий в гостиной. Она сложила ноги в позе лотоса, положила руки на колени и закрыла глаза. Нужно успокоиться и очиститься, а то так и помереть ночью можно. Нэнси представила золотой столб света, спускающийся на нее с неба. Он касается ее головы, плеч, рук, ног – всего тела, щекочет, согревает и забирает весь негатив. Жаль, что медитация не позволяет избавиться от грехов. Она бы сходила к священнику исповедаться, но то, что натворила Нэнси даже на исповеди нельзя говорить.

Она давно приняла свой дар и то, что он несет в себе. Нэнси, как любая ведьма, получила его по наследству. Кто-то верит в магию, другие нет, одни проверяют “одаренных”, с интересом и долей скепсиса наблюдают за чудом, другие объясняют непостижимое совпадением, физикой, инопланетным вмешательством. И почти все забывают о генетике. Рецессивный ген передается по цепочке ДНК от одного человека другому пока, путем сочетания миллиона случайных комбинаций, он не станет доминантным и не повлечет за собой положительную мутацию. Итогом всего этого становится открытие дополнительных возможностей для работы мозга, шестое и седьмое чувство, появление того органа чувств, которого нет у большинства людей и возможность им управлять. Умение улавливать тончайшие вибрации, управлять частицами и менять направление молекул и замещать атомы, составляющие их.   

Закончив медитацию, девушка почувствовала прилив сил и душевной гармонии – как всегда бывает. Она связала длинные русые волосы в тугой хвостик и включила телевизор. По новостям передавали о загадочной смерти женщины, жившей в паре кварталов от дома Нэнси.

— Как быстро… – выдохнула девушка.

Репортеры передавали, что полиция пыталась связать это убийство с серией внезапных смертей среди новорожденных в районе, однако гибель домохозяйки была признана несчастным случаем. 

Новости сменились красочным ток-шоу, но Нэнси перестала слушать, она растянулась на зелененьких подушках и принялась прокручивать в голове ужасное событие двухдневной давности. Тогда ее любимая кошка Хоуп куда-то исчезла. Маленькая черная кошка с зелеными глазами никогда не выходила из дома, и даже когда окна или двери во двор были открыты, животное не решалось покинуть теплый дом. Поэтому пропажа Хоуп встревожила Нэнси. Девушка попросила совета у своего друга поисковика-медиума по имени Эрик. Он сказал ей легкое заклинание поиска. Нэнси не привыкать обращаться к магии, поэтому стоило заклинанию сорваться с ее губ, как энергия вокруг “заработала”. Звенящие магические нити вытягивались к ведьме прямо по воздуху ровно от того места, где находился объект поиска. Следуя этим нитям Нэнси и отправилась за своей Хоуп.

Естественно, простые смертные, не наделенные “даром” не могли видеть магических нитей, что вели Нэнси за собой, ровно, как и не увидели бы демонов и духов, само колдовство. Все мы можем чувствовать энергию, просто кто-то больше, а кто-то меньше. На улице, где жила Нэнси не каждый день происходили магические разборки, подобное могло привлечь внимание. Но люди ничего не поймут, или сделают вид, как обычно. 

Оказалось, что женщина, жившая неподалеку, похитила животное для каких-то своих темных и непостижимых целей. Поисковая сеть хорошо передавала темную ауру. В тот вечер Нэнси ворвалась в дом негодяйки. Девушку даже почти не волновало то, что подумают соседи. Ведьма не стала церемониться, постучала в дверь, но ждать она не планировала, поэтому просто выбила дверь ударом ноги. Хорошо, что в их районе никто ни от кого не прятался и на деревянных дверях стояли хлипкие замки. 

— Эй! ты что творишь? — возмутилась хозяйка дома, быстро спускающаяся по лестнице со второго этажа дома. 

Эту женщину Нэнси никогда прежде не видела и не знала. Обычная ухоженная дама бальзаковского возраста, в достойной одежде. Разве что волосы слишком небрежно растрепаны. 

— Где мой фамильяр? – хмуря лоб, спросила девушка. 

— К-к-кто? – женщина похитительница запнулась на полуслове и резко остановилась. 

Ее глаза округлились пониманием и страхом. Грязно-серая нить, что подрагивала от переизбытка энергии и была так близка к объекту, уводила вглубь дома. Нэнси скривила гримасу презрения и пошла дальше, не обращая внимания на тяжелые шаги хозяйки дома, что спешила за вторженкой. 

— Пошла вон из моего дома! Немедленно убирайся! – вопила хозяйка, но ее не слушали.

— Хоуп, – едва слышно и отрешенно выдохнула девушка кличку фамильяра. 

Нэнси нашла свою кошку на кухне. Зверек сидела в углу с окровавленной мордочкой. И это явно не ягодное варенье. Фамильяр ведьмы, ее друг, живое беззащитное существо пострадало по каким-то немыслимым причинам. Здесь же на столешнице стояла пустая клетка, вокруг которой беспорядочно валялись перья, были разбросаны пинцет, скальпель, ножницы. Хвост игуаны или другой крупной ящерицы торчал из окровавленной раковины. Повсюду были ошметки чего-то. Злости девушки не было предела!

— Ты чем тут занимаешься? – прохрипела Нэнси. 

Девушка задыхалась от гнева, отгоняла от себя мысли о химерах, как страшный сон. Быть может, хозяйка дома ветеринар. Но она сама все испортила своим ответом.

— Я просто хотела попробовать с более выносливым образцом. – активно жестикулирую попыталась объяснить женщина. 

Нэнси всегда обходилась только белой магией, которую использовала для помощи другим, хотя и была сведущей во всех магических направлениях определенной школы. Она была очень прилежной ученицей со своими принципами и жизненными установками. Но никто не смел похищать ведьмовскую кошку и причинять ей вред! Она без колебаний обрушила на женщину поток черной энергии. Тьма сгущалась в комнате и окутывала их, сила била через край, а воздух наэлектризовался. Пары мощных заклинаний оказалось достаточно, чтобы воровка упала, и начала корчиться от боли. 

Ведьма прокляла хозяйку дома, отравила ее, причинила вред ее психическому состоянию, но не убила. Даже сейчас девушка не могла себе позволить убить человека. А вот сделать его ненормальным — всегда пожалуйста. Нэнси не испытывала ни капли жалости или стыда. В тот вечер, во всяком случае.

Нэнси забрала Хоуп и уходя, наткнулась взлядом на страницу книги, поняв, что это гримуар. Пазл сложился. Воровка не успела сказать, зачем ей понадобилась Хоуп, да и никто не дал ей такой возможности, но зато теперь было очевидно, что хозяйка дома сама ведьма. 

Под эффектом только что произнесенных заклинаний, девушка схватила чужую книгу и направилась домой. Даже холодный вечерний воздух не могу охладить пыл Нэнси – она все еще была в состоянии легкого транса. Однако по приближению к дому ведьме все-таки пришлось взять себя в руки и успокоится. Там тепло и безопасно.

Итон естественно ничего об этом не знал. То есть он знал, что Хоуп пропала, даже объявления по району расклеил, но он не знал, на что пошла его любимая. Нэнси хотела все ему рассказать, но ведь он не одобрит. Он никогда не одобрял использование вспыльчивой возлюбленной магии.

Вчера днем, сидя на работе, Нэнси не на шутку испугалась, что женщина снова похитит кошечку, да еще и отомстит. Кроме того, сам факт ужасающих экспериментов не выходил из головы. Что это за ведьма, чем она занимается и почему Нэнси до сих пор не знала, что другая колдунья живет по соседству? До чужого гримуара руки также не дошли. Она спрятала книгу на чердаке, не рискуя в нее заглядывать.

Она знает, какой эффект должно оказать проклятие на обычном человеке, но как оно отразится на сведущем в магических исскуствах — неизвестно. Могло дать сбой или измениться, если на самой ведьме был какой-то энерго барьер. 

Поэтому по возвращению домой девушка заперлась на чердаке, где располагалась ее «ведьминская комната» и воззвала к Аластеру. Это потребовало больших затрат энергии и долгой моральной настройки. 

Хоуп, которая обычно в момент колдовства была рядом с хозяйкой, на этот раз отдыхала в своей лежанке внизу. Нэнси не хотелось марать лапки кошки в черной магии. Призванный демон вселял ужас своим видом, запахом и аурой, но Нэнси не сводила с него глаз. Дамоклов меч уже висел над ней и она была убеждена, что выбора просто нет.

— Я жажду отмщения. – Уверенно произнесла Нэнси.

Призванное чудовище оскалилось. 

Она знала, как опасно связываться со столь мощными сущностями, но он идеально подходил на роль исполнителя ее воли. Убей или будешь убит. По большому счету Нэнси оказала одолжение обществу, поскольку та женщина явно была практикующей темной, а такие люди опасны.

После окончания колдовства, когда девушка хотела погладить свою Хоуп, та зашипела, запрыгнула на подоконник и выпрыгнула в распахнутое окно. Нэнси показалось, что из нее вырывали сердце. Только найдя свою любимицу, она вновь ее потеряла. И на этот раз Хоуп сама ушла, добровольно оставила свою ведьму. Такое казалось невозможным, но увы…

Отбросив болезненные воспоминания Нэнси вновь прислушалась к бормотанию телевизора. По новостям сказали, что женщина схватила горячий чайник, обожглась, отпустила чайник, от чего кипяток разлился по полу. Несчастная поскользнулась, упала, ударилась головой о плиточный пол, постаралась встать, но уронила на себя стойку с ножами.

— Какая нелепая смерть. Какой страшный грех. – Пробормотала Нэнси, поморщившись.

Ее успокаивали лишь мысли о том, что, возможно, она и правда оказала обществу помощь. Ведь, если та ведьма была связана с пропажей младенцев, то кто знает, что стал бы ее следующей жертвой и к чему бы это привело.

* * *

Часа в четыре раздался телефонный звонок. Нэнси отложила бланк, который заполняла и взяла трубку.

— Да?..

— Нэнси? Ты не поверишь! – радостно вопил в телефон Эрик, ее друг – экстрасенс-поисковик.

— Да? Ну, попробуй удивить меня, – неохотно отозвалась девушка.

— Ладно. Приготовься: я нашел Хоуп! Она у меня. Приезжай скорее и забирай ее, а то она у меня все молоко выпьет.

— Ты уверен, что это она? — голос девушки резко оживился.

— А много ли черных кошек с зелеными глазами и в зеленом ошейнике с табличкой «Хоуп Стоун» разгуливает по нашему городу?

— О, это точно она! – воскликнула Нэнси и тут же загрустила. – Есть одна проблема…

— Да знаю я, что она тебя испугалась. Кстати, это странно… – Эрик замолчал, не решаясь продолжить эту щепетильную тему. Спустя пару мгновений он вновь заговорил. – Короче, ничего знать не хочу. Быстро садись в тачку и дуй ко мне. Забери это исчадие ада – она рвет мой диван!

— Но ведь она…

— Придешь – поговорим.

В трубке раздались частые гудки – Эрик трубку повесил. Нэнси быстро начала соображать, что же делать. До прихода Итона времени вагон и маленькая тележка – он обычно приходит после девять, а сегодня задержится. Девушка очень любит свой зеленоглазый черный комочек шерсти. Она обязана забрать ее у друга и вернуть ее любовь.

Огненно красная машина остановилась у белого двухэтажного частного дома. Лужайка аккуратно подстрижена, к входной двери ведут три деревянные ступеньки, на каждой из которых стоят горшки с розовой геранью. Можно подумать, что здесь живет милая домохозяйка, но не как не жутковатый экстрасенс.

Дверь отворилась раньше, чем Нэнси успела постучать в нее. На пороге девушку встретил Эрик, облаченный в белую облегающую футболку и синие джинсы. Волосы цвета зрелой пшеницы уложены в художественном беспорядке.

— Ты меня впустишь? – поинтересовалась Нэнси с улыбкой на губах.

Парень, молча, отошел. Девушка без колебаний вошла, расстегнула кожаную куртку и повесила ее на вешалку.

— Хоуп спит, – сообщил экстрасенс. – Она такая милая, когда спит зубами к стенке.

Они пошли на кухню, и парень принялся заваривать чай. На столик он поставил поднос с печеньем, затем облокотился на столешницу и вопросительно выгнул бровь.

 «И чего он от меня ждет?» – не понимала девушка.

— Что если она не захочет идти со мной. Вдруг опять убежит.

— Не убежит – я запер все окна и двери. – Эрик принялся наливать чай.

— Кстати, где ты ее нашел? – Нэнси приняла кружку и медленно вдохнула аромат травяного напитка. – На этот раз зеленый чай с бергамотом и каким-то цветком.

— Каким-то? Да ты стареешь, – рассмеялся парень, – честно говоря, я и сам не знаю что это за трава. Я ее из Мексики привез. А кошка твоя сама ко мне пришла. Увидел ее утром на подоконнике, впустил и принялся откармливать. Уж больно печальный у нее был вид.

— Странно все это, тебе не кажется. – Девушка опустилась в кресло и начала оглядываться. – Сначала испугалась меня, хотя раньше никакого моего колдовства не боялась. Потом в короткие сроки до тебя добралась. Она ведь не знает дороги! Я на машине добиралась полчаса…

— Согласен, странно. А может это не ты ее напугала?

— Шарахается она от меня! – заметила Нэнси. Нервы у нее уже на пределе: убийство, висящее на ее душе, тайна от возлюбленного, странное поведение Хоуп. Она не понимает, как Эрик может быть таким спокойным. Хотя вряд ли его особо заботят чужие проблемы.

— Ты чего так на меня смотришь? – испуганно отшатнулся парень.

— Я тут подумала, ты же экстрасенс, может, ты ее просканируешь, выяснишь, что с моей кошкой.

Эрик опустил серые глаза и отрицательно покачал головой. Он уже пробовал, но никакой информации с этой зачарованной кошки считать не может. Нэнси допила чай и поставила пустую кружку на стол. Она круто развернулась, тряхнув волосами, и направилась в гостиную, где спала Хоуп.

— У ведьмы и кошка особенная, но может вместе нам удастся что-нибудь выяснить.

— Ну, ты главное надежду не теряй, – засмеялся блондин.  

Одного взгляда янтарных глаз Нэнси было достаточно, чтоб заткнуть парня. Она подошла к креслу, на котором спала зверюшка, опустилась на колени и протянула руку, чтобы погладить ее. Хоуп тут же проснулась, уставилась изумрудно-зелеными глазами на свою хозяйку и сорвалась с места. Животное металось по комнате, бегало по дивану. Нэнси ошарашенная сидела на полу перед креслом и наблюдала за перемещениями Хоуп. В конечном итоге кошка запрыгнула на кресло и уткнулась черной мордочкой в грудь хозяйке, в область сердца. Девушка погладила маленькую зверушку по спинке, наслаждаясь шелком ее шерсти и энергетической связью между Хоуп и самой Нэнси.

— Все хорошо, моя радость, – успокаивающе проговорила девушка.

— Попробуем вместе ее прочесть? – спросил Эрик. Когда Нэнси уверенно кивнула, он подошел ближе и сел рядом.

Нэнси мысленно попросила свою любимицу лечь, смотря прямо ей в глаза. Кошка повиновалась. Все повинуются приказам этой юной ведьмы, стоит ей посмотреть на человека своими янтарно-карими глазами.

 «Спокойно. Не шевелись. Расслабься. Спи», – мысленно говорила девушка Хоуп. Кошка закрыла глаза и развалилась на кресле.

Эрик и Нэнси положили руки на черное тельце и начали взывать к своей силе. Каждый делал это по-разному: Эрик настраивал канал связи, молча, концентрировался с закрытыми глазами, Нэнси же бормотала заклинание на латыни. Сейчас она использовала белую магию, пыталась открыть их связь для друга. В кончиках пальцев девушка чувствовала легкое покалывание, на кончике языка застыл холод, словно кто-то лед положил. От пальцев по всему телу разошелся легкий электрический заряд – ощущение довольно неприятное.

— Ты почувствовал? – выдохнула девушка.

— Да.

На секунду Нэнси почудилось, что она заснула и начинает видеть сны, но потом она поняла, что это не ее сны. Это сны Хоуп.

Нэнси очутилась где-то в лесу посреди ночи. Тропа, на которой она стоит, ведет к поляне. Вся поляна освещена пламенем – огромным костром, – оттуда доносятся хохот, песни, разговоры, крики. Все это перерастает в один сплошной гул. Любопытство толкает девушку шагать по тропе к этой зловещей шумной поляне. Она кожей ощущает, как оттуда веет силой, магией, энергией, она так желает впитать эту силу, что не может остановиться. Нэнси оглядывается по сторонам, изучает местность, смотрит на тропу. Темно-зеленая трава отливает чем-то бордовым, ноги прилипают к земле, в воздухе повис омерзительный запах сажи, крови и смерти. Девушку начинает подташнивать и она уже не так хочет идти к поляне. Голова начинает кружиться, а деревья и тени танцуют хоровод – все вертится волчком. Девушка падает на траву, руки скользят, вязнут в липкой траве, пачкаются. К небу так и липнет тошнотворный сладковатый запах боли. Нэнси смотрит на свои ладони, с ужасом понимая, что за липкая сладкая жидкость замарала их – кровь. Ведьма собирает все свои силы, чтобы встать, но их так мало. Кажется, будто кто-то высасывает всю энергию из нее. Она ползет к поляне, от которой веет мощью и чарами, в надежде зацепиться за них, но падает. Темная и запретная магия завладели этим местом полностью. Нэнси больше по вкусу светлая магия, но теперь, когда сил у нее нет, она желает завладеть любым доступным источником энергии.

Растянувшись на окровавленной траве, задыхаясь от запаха смерти и боли, девушка смотрит туда, где горит огонь. Вокруг костра носятся женщины, пара мужчин, черти. Какие-то непонятные антропоморфные силуэты проносятся в темном ночном небе. Сатанинский хохот.

Теперь ясно.

Шабаш.

Очнулась Нэнси сидя в кресле, на ее коленях спала Хоуп, а напротив девушки на стуле сидел Эрик. В руках он держал кружку, от которой поднимался еле заметный пар.

— Наконец-то ты проснулась! – завопил друг. – Я уж испугался, хотел Итону звонить.

— Но ты же не позвонил? – встревожилась Нэнси. Парень отрицательно покачал головой.

— Ты видела тоже, что и я? – спросил экстрасенс.

— Если ты о шабаше, то да.

Эрик протянул ослабленной девушке кружку и попросил выпить. Одного глотка было достаточно, чтобы Нэнси почувствовала рвотные позывы. Отвратительный очень крепкий чай с непонятным вкусом и тошнотворным запахом.

— Знаю, что гадость, но выпить нужно. Этот старинный рецепт чая мне дали в Индии. Он помогает восстановить ци. А это то, что тебе необходимо. — Блондин немного нервно провел рукой по волосам и выжидающе уставился на свою подругу.

Сморщив носик, девушка большими глотками пила желто-зеленую жидкость – лучше поскорее с этим покончить.

— Нэнси, ты меня прости, но тебе не кажется странным, что кошка ведьмы боится шабаша? Я не чувствовал видение, как ты, а только смотрел его, но, кажется, ты не чувствовала себя в своей тарелке. 

— Ты прав, — Нэнси задумалась. — Не знаю. С одной стороны, это действительно странно, она ведь нашла меня, чтобы помогать в колдовстве. С другой стороны, я ни разу не была на шабашах. И она, как следствие, тоже.

— А та ведьминская сходка на Хэллоуин? – засмеялся Эрик.

— Ну, это не в счет. К тому же, Хоуп снился не простой шабаш…

— Разве есть разница? Все эти ваши ведьмински посиделки на одно лицо. — отмахнулся парень, словно данное видение вообще ничего не значило. Только в серых глазах экстрасенса была тревога. 

— То, что тебе показала моя кошка можно назвать посиделками? – Нэнси гневно вскочила, вспугнув черного зверька. – Это далеко не посиделки! Это был шабаш в Вальпургиеву ночь. Это просто рай для ведьм, для ведьм использующих черную магию. Я же по-настоящему к ней прибегала только раз, совсем недавно, кстати, довольно удачно. Тогда Хоуп и убежала от меня.

— Может она поняла, что ты стала черной колдуньей? – задумчиво протянул златовласый парень. Он взял кошку на руки и начал чесать ее за ушком. Хоуп радостно мурлыкала, и от этого мурлыканья Нэнси почувствовала укол ревности.

— Чушь какая-то. Я не собираюсь менять квалификацию. И не хочу использовать дьявольскую магию. Служение Сатане не входит в мои планы! Я служу только самой себе. И золотая середина меня вполне устраивает.

Эрик ничего не ответил, поняв, что спорить с Нэнси нет никакого смысла. Настенные часы показывали без четверти десять, а значит нужно срочно возвращаться домой. Девушка накинула свою кожаную куртку и приняла Хоуп из рук друга. Эрик проводил ее до машины, она знала, что экстрасенс встревожен, что он хочет что-то сказать, но слушать его сейчас ей не хотелось.

— Ты пойдешь на шабаш? – все же спросил Эрик, когда черная кошечка уже спала на заднем сидении автомобиля.

— Нет, не пойду. Спасибо за помощь, Эрик. – Нэнси постаралась выдавить улыбку, но вышло не очень убедительно. В ответ она получила такую же вымученную улыбку друга. 

          Девушка села за руль, поправила зеркало заднего вида и посмотрела на свою маленькую кошку. Та спала спокойно, она вообще стала намного спокойнее после энергетического обмена с хозяйкой. Вставить ключ зажигания сразу не получилось – руки тряслись, напоминая об ужасных видениях.

Машин на дорогах уже не было, поэтому до дома девушка добралась довольно быстро; по пути она заехала в супермаркет и купила молочко и корм для Хоуп. Как Нэнси и предполагала, дома никого не было. Холодный мрачный и пустой дом ждал, когда, наконец, вернутся хозяева, включат солнечный свет в люстрах и торшерах и наполнят свою обитель любовью и теплом. Желание немых стен исполнилось, и в коридоре зажегся золотой свет лапочек. Пока Нэнси снимала обувь и верхнюю одежду, Хоуп уже тащила через весь коридор пакет с молоком на кухню. Нэнси поспешила вслед за кошкой, налила в блюдце молока, выложила корм в миску с надписью «Хоуп Стоун» и принялась готовить ужин.

И кажется обычный вечер, все тихо и мирно, только вот в душе Нэнси целый карнавал сомнений и страхов. Втайне от всех она хотела отправиться на этот шабаш. Ведь теперь она может туда идти, она использовала черную магию, если продолжит, то может, заключит контракт с Сатаной и регулярно посещать его шабаши. Только нужно ли ей это? Что если сны Хоуп пророческие и девушку постигнет такой ад на пути к шабашу? Этого она совсем не хотела! И как она может сообщить любимому о событиях последних дней, ведь все это так сложно и запретно.

«Итон ругаться будет» – по-детски наивно думала Нэнси.

Но рассказать о том, что случилось просто необходимо. Она может придумать восхитительную ложь, но даже если ей удастся обмануть Итона, девушка будет испытывать двойные угрызения  совести.

Нэнси сидела в кресле, укутавшись пледом, и читала книгу, точнее делала вид, что читает. На деле ее мысли блуждали далеко-далеко, буквы на белой странице романа сплелись в черные цепи, опутывающие ее сознание. В голове созрело три разных варианта лжи, все идеальны – не подкопаешься, и всего один правдивый рассказ о случившемся. Нэнси судорожно размышляла о том, как бы сгладить острые углы ее молчания, колдовства и убийства, которое она совершила.

«Если я скажу, что убила ту женщину, Итон меня сам прибьет!»

Услышав шум колес, подъезжающего к дому автомобиля, девушка соскочила с кресла и хотела броситься в коридор к двери, но запнулась об плед и с грохотом рухнула на ковер. Щелкнул замок входной двери, Хоуп, пробежав мимо распластавшейся на полу Нэнси, пошла встречать уставшего хозяина. А девушка так и лежала на ковре.

— Милая, ты так спишь? – умирая со смеху, ради приличия поинтересовался Итон.

— Нет, я так думаю, – тоже смеясь, ответила девушка.

Юноша помог своей возлюбленной подняться и с легкостью освободил ее ноги от пут пледа. Жаль, что он не мог так же легко освободить ее от цепей собственных страхов. Что же каждый сам должен избавлять себя от страхов. 

— Милый, нам нужно поговорить.

Они сидели на кухне, и пили чай, который заварила Нэнси. Себе она приготовила черный тонизирующий чай, а Итону заварила успокаивающий цветочный, привезенный из Индии. Девушка попросила его «на всякий случай» у Эрика.

Нэнси все-таки решила все рассказать любимому, ведь не справедливо утаивать от него столь значимые и яркие события. Парень смотрел в пространство и, видимо, обдумывал услышанное. Смотреть на шокированного возлюбленного было тяжело, Нэнси отвела взгляд.

«Я поступила правильно!» – уверяла девушка себя.

— Ну, ты у меня довольно вспыльчива… – Голос Итона звучал так отстраненно, словно он говорил с чужим ему человеком. Он еще немного помолчал, сделал пару глотков и сказал: — Что с ним сейчас? 

— С Аластером? Он выполнил свою часть сделки, я свою. Проводила и дверь закрыла. — Пожала плечами девушка. 

– О шабаше и не думай.

— Да я и не…

— Нэнси! Я же знаю насколько сильно твое любопытство. Знаю, что хоть ты и понимаешь, что идти нельзя, но твое любопытство тебя туда так и тянет. Но ты не пойдешь. – Итон подошел к возлюбленной и прижал ее к себе, вдыхая аромат ее длинных волос. – Я боюсь за тебя, я так боюсь.

Девушка обняла его в ответ и пообещала, что не выйдет в Вальпургиеву ночь из дома. Хоть любопытство и верещало пискливым голосом в мозгу: «Давай, пойдем! Это же так весело! Посмотрим, что там! Ты ведь ни разу не была на шабашах!», Нэнси не собиралась обманывать Итона.

01.11.2021


1 комментарий

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть