18+

 Он стоит перед ним, в гребанном костюме Снегурочки.нет, не так.В очень коротком костюме Снегурочки, что лишает речи розоволосого и он хлопает глазами, пытаясь кое как прийти в себя и ощутить, что это не галюны от очередных наркотиков, а реальный Ран, в реальном, мать его, костюме Снегурки, в чулках, кокошнике, нежно-голубом платье, чья юбка едва прикрывает зад долговязого.

 -Ты…так по улице, что ли, шел?

 Первое, что срывается с губ Харучие, которые пересохли, ровно как и горло, пока он осоловело разглядывал Рана перед ним, одетого как проститня с трассы в Новый Год.

 -Ты расплатишься за эти слова минетом… 

 -Отсасывать ты будешь или я?

Хару фыркает, а новоприбывшая Снегурка недовольно толкает того в квартиру, проходя следом, Ран не в состоянии сейчас философствовать, он сдерживает себя до тех пор, пока от движений, в его заднице не приходит в движение анальная пробка, выбивая из него хриплый вздох в губы Санзу, который, не будь дураком, притягивает старшего Хайтани за пушистую манишку ближе, впиваясь горячим поцелуем. Он длится, кажется, вечность, а на самом деле, пару минут, пока обоим хватает воздуха, а затем оба отстраняются, жадно пожирая друг друга взглядом шальных глаз.Санзу скользит рукой ниже опушки из белоснежного меха, лапает плоскую мужскую грудь, нащупывая соски, потирает их сквозь ткань, слышит пошлый стон в ухо, Ран опустил голову ниже, оперевшись лбом в плечо Акаши. 

 -Блять, да трахни меня уже! 

 -Ты только что пришел, а уже просишь о большем? Непослушная девочка…

 Санзу прекращает растирать соски и лупит, со всей силы, по упругой ягодице Рана, который вскрикивает от неожиданности и, одновременно, подошедшего оргазма.Что не укрывается от глаз Харучие. 

 -Ты уже кончил? Смотри, ты испачкал свой наряд… Придется его с тебя снять. 

 -Заткни пасть и трахни меня, чертов укурыш!.. 

 -За плохие словечки плохие мальчики не получают подарков… 

 -Заткнись и трахни!..

 Санзу снова лупит по заднице Рана, а тот заливается громким стоном не смея нормально дышать, сжимает в себе пробку, мечтая о том, что бы вместо нее был член Санзу, который лапает его везде и всюду, кажется снимая платье Снегурки, опускает руки вниз, сминая ягодицы, расстягивая их в стороны, пока Ран нетерпеливо переминается с ноги на ногу на не высоких каблуках.И Хару нащупывает основание анальной пробки. 

 -О, а что тут у нас? Кое кто готовился… 

 Санзу издевается над старшим Хайтани, стараясь, будто, просунуть пробку дальше, двигая ею внутри, от чего все тело Рана содрогается в сладких конвульсиях, а пальцы, впившиеся в футболку Акаши, когтят плечи.Санзу соврет, если скажет, что ему это не нравится, Ран соврет о том же.

 -Мммхххмм…сука….чертов… Санзу…мх…блять… 

 Все что может выдать сейчас, заполшно дышащий Ран, получая дикий кайф от ласк.Он хочет большего, потирается о домашние штаны Хару своим возбуждением, пачкая и его и свое белье пьедекулятом и остатками спермы. 

 -Попроси меня как подобает хорошей девочке, Ран… 

 -Блять, Сан…

 Пробка выходит на половину из влажного нутра Рана и с размахом входит снова, цепляя незримый, но чувствительный комок нервов внутри, заставляя Рана закатить глаза и застонать, почти падая вниз, ведь ноги уже не держат. 

 -Не правильно.Проси еще!..

 Харучие, массирует сфинктер с набалдашником пробки в нем, надавливает, смотря на то, как Ран припадает на его плечо, стонет, выгибается, потирается своим возбуждением о его, пачкая его штаны. И Ран сдается, не в силах терпеть такого дикого измывательства над собой.

 -Прошу, трахни меня… 

 -Умница… Но повтори еще раз. 

 -С…Хару… 

 Пробка снова выходит на половину и возвращается, со шлепком, внутрь.Санзу нравится смотреть на такого Рана, не неприступного, холодного и держащего в страхе Роппонги и Бонтен, а измученного, поплывшего и утонувшего в похоти.

 -Прошу, трахни меня, Санзу… 

 -Какой хороший мальчик…

 Санзу усмехается, меняя их положение, теперь у стены не он, а Ран, которого он двигает, как ему надо, прогибает в спине, заставляя облокотиться щекой и руками о серую и слегка шершавую поверхность стены, отклячивает такой восхитительный зад, где, между ало-розовых половинок, потерялась белая нить стрингов, с меньшей вероятностью прикрывая изнывающий сфинктер, растянутый пробкой.Он их растягивает в стороны, любуясь на эту прелесть, на то как сфинктер сокращается, приводя в движение основание пробки. 

 -…ты получишь свой новогодний подарок… 

 И пробка, с влажным звуком, быстро покидает зад Ран, что заставляет самого Рана почти взвыть, нет, не от боли, а от желания, окаменевший от желания член, дергающийся в предвкушении, снова выпускает струю спермы, пачкая белое кружево. 

 -Сука ты Санзу… 

 -Ты снова сквернословишь, малыш… 

 Рука, в ударе проходится по ягодицам, снова оставляя ало-розовый отпечаток, перед глазами Рана все плывет и пульсирует, он уже пожалел, что явился Снегуркой в дом Санзу, который мучает его вот уже приличное время, вместо того что бы трахнуть.Но не успевает старший возмутиться этому, как Хару входит в него полностью, застывая, а затем набирая темп от медленного, до невозможности быстрого. 

 -Ахм… Сан-зу….Ха-ру….Бытрее…блять….быстрее, черт тебя дери!!!.. 

 -Дерут сейчас не меня, а тебя, милый…

 Ран чувствует, как ухо опаляет шепот Хару, от чего его неистово кроет, ровно как и от поршнем ходящего внутри него члена, который при каждом толчке задевает простату.Санзу заводит такой вид Рана, то как он стонет, как прижимается к стене, как подается назад, требуя больше, будто течная сука.Сука, принадлежащая сейчас только Хару. -Покажи свое желание, сладкий… Рука опускается ниже, по позвонкам, пересчитывая их, сминает зад, бедро и останавливается у члена, потирая, через ткань стрингов, сочащуюся пьедакулятом, головку, от чего в глазах Рана загорается сотня фейерверков, он откидывает голову назад, роняя на пол и так съехавший кокошник. 

 -Тебе недостаточно, сученыш?! 

 За такие слова Ран получает членом по простате, изо всех сил стараясь не кончить в третий или четвертый раз, держась из последних сил, хотя это тяжело, когда в тебя, по звериному, вбивается такой желанный член, расстягивая и делая приятно на столько, что хочется реветь.Но Ран просто задушено и громко стонет, когда его голову поднимают, придавливая рукой шею. 

 -Мне никогда не будет достаточно тебя и твоего тела, Ран.Ты ведь знаешь это… 

Санзу сходит с ума от Рана в его руках: такого податливого, неебически гнущегося, жаркого, страстного, невероятного.В голове даже вспыхивает мысль, не совсем, возможно, здравая, но мысль: «Он даже лучше Майки» От этого он двигается еще быстрее, стараясь доказать себе и Рану, что он-лучше.Все смешивается в единый комок: надрывные стоны старшего Хайтани, его податливость, просьбы, глухим шепотом отдающиеся в эхе разума, покинувшего Санзу еще тогда, когда на пороге появилась эта, черт возьми, Снегурка, пошлые шлепающие звуки, наслаждение горячим и обволакивающим нутром парня. Все взрывается молниеносно, сверхновой вспыхивая в глазах цвета лазури и аметиста, закатывающихся от переполняющих чувств и эмоций.На темный пол капает белессые капли семени, которые разводами украсили и серую стену напротив.  

03.01.2024
Прочитали 91
Allan Fox

прошу любить и жаловать блудную душу Фикбука,ищущую пристанища на просторах интернета.
Внешняя ссылк на социальную сеть Мои работы на Author Today


Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть