Серия 4

Прочитали 16
18+








Оглавление
Содержание серии

Эпизод 1.

Корабль почти не изменился. Изменились сам Доктор и жизнь на Корабле. Он вошёл в свою каюту и бросил сумку посреди помещения. Огляделся и плюхнулся на кровать. Нежный голос непонятно откуда промурлыкал: «Заступление на вахту через сорок восемь часов. Медицинский контроль – через два часа. Начало восстановительного курса в шестнадцать ноль ноль локального времени. Завтрак – восемь по нолям, обед – тринадцать, ужин – восемнадцать ноль ноль локального. Бар работает до двадцати четырёх».

— Ого! Подумал Доктор, — У них и бар появился.

Вообще-то третье появление в космосе Доктор в ближайшее время не планировал. Он отдыхал. И как отдыхал!

Один из пилотов во время второй вахты предложил ему съездить в Сибирь. Но у пилота что-то там не срослось и Доктор, привыкший всё доводить до конца, отправился в Сибирь сам.

Представьте себе речка, струящаяся между скал укутанных непроходимой тайгой. Плёс с перекатом. Речушка неглубокая, но быстрая. А вода!! Какая к чёрту бонаква. Черпаешь ладонью и пьёшь, пьёшь – а напиться не можешь. Вкусная! На берегу, так что бы не достало половодье, стоит дом, рубленный из кедра. Рядышком – банька. От баньки мостки до самой середины речки. С мостков конечно можно и удочку бросить. Но самое главное – выскочить из парилки нагишом и с воем и улюлюканьем ринуться в ледяные объятья хрустальной речки.

В домике живёт Петрович. Доктор так и не понял, толи — это имя, толи фамилия, то ли странное русское второе имя. Петрович – и всё. Так вот этот самый Петрович – был уникальной личностью. Когда-то служил в армии. Когда страна стала разваливаться, развалилась и его жизнь. Как-то незаметно. Нет он не поссорился с женой. Не переругался с детьми. Он просто не нашёл места в новой жизни. Кто-то из друзей надоумил, что ему по дембелю положен клочок Родины. Он пришёл к местным властям и попросил кусочек тайги. Так как власти со своим правдоискательством он стоял поперёк горла она ему не отказала. Вот неожиданно он и стал владельцем невероятного по красоте и ужасно глухого уголка Сибири.

В своём уголке он извёл браконьеров своими армейскими методами. Стал приглядывать за лесом, добился для своего участка статуса охраняемого национального парка и туристического объекта. Как-то сами собой к нему потянулись звери. Вокруг него жили волки, которые казались чуть ли не вегетарианцами. Во всяком случае, они ни разу не обидели ни кошку Петровича ни его собачью стаю состоящую из лайки и таксы непонятно как оказавшейся в тайге.

Рыба в речке кишела. И кого тут только не было! Такое впечатление, что всё, что могло плавать в радиусе тысячи миль специально прибивалось к берегам Петровича.

Но самое главное – здесь был таймень! Огромный хищник, внешностью и характером напоминающий тигра. Обычно рыба, сорвавшаяся с блесны, улепётывает как можно дальше от злого место. Но не таймень! Он готов броситься на блесну ещё и ещё раз. Поэтому в тайменевой рыбалке два момента. Найти тайменя и вытащить тайменя. И неизвестно, что сложнее. Первого своего тайменя Доктор тащил из воды минут пятнадцать, и ничего, что таймень оказался небольшим, килограмм пять. Доктор просто не представлял сколько гордости его может переполнять в тот момент, когда в его руках забьётся упругое слегка полосатое тело, норовящее выскользнуть и уйти в пучину.

И ещё в петровичском уголке была своя прелесть в том, что здесь не было связи. Здесь не работал сотовый телефон, не было проводов стационара. МикроГЭС, с блестящими лопастями давала электричество исключительно для освещения, холодильников и кофеварки для утреннего ленивого кофе. Правда Доктор подсмотрел, как Петрович работал на ноутбуке, но делал он это настолько скрытно, что кроме Доктора этого никто и не мог увидеть.

Так и жил Доктор в дремучей тайге на берегу светлой речки, из которой брал воду для приготовления кофе в джезве. Жил между битвой с тайменем, грибной охотой (вот чего бы он о себе никогда не подумал!), и бегством от русского пара по мостку в речку. И обратным бегством от ледяной воды к липовым полкам парной. Вечера проводил в философских беседах с хозяином за рюмкой водки настоянной на кедровых же орешках. Хозяин не интересовался, когда в общем-то по таёжному молчаливый гость съедет, а доктор ни куда и не спешил. Он впервые был счастлив насколько мог быть счастлив человек, утративший понятие о философской категории счастье.

Казалось, что жизнь превращается в бесконечный День Сурка только без негатива и проблем, но …

… в охотничьей куртке ожил телефон, подаренный иными в первой космической экспедиции, пара фраз …

… и вот он валяется на кровати в своём личном кубрике на борту крейсера охраны. Враг наседал и его помощь была просто необходима. Просьба сопровождалась суммой с большим количеством нулей. Хотя скорее всего Доктор полетел бы и за меньшие деньги. Эта работа давала ему чувство НУЖНОСТИ человечеству, и при этом он мог жить почти открыто. Мог с гордостью пройтись по городу с двумя золотыми ракетками в петлице (теперь уже тремя). У него был настоящий орден! Правда по его просьбе он был вручён ему в почти секретной обстановке. Но орден вручал сам Вице-президент!

Доктор полежал ещё несколько минут с закрытыми глазами и уснул. Профессиональные привычки взяли верх. Одна из них – умение спать впрок. Сейчас был именно такой момент.

Эпизод 2

Удар был такой силы, что Доктор со всего маха влепился в стену. Он ещё не успел проснуться, а мозг включённый на абсолютное самосохранение начал отдавать команды телу. Мысли расслоились, и, если инстинкт действовал абсолютно рационально то мысли скалами, путались и деформировались.

— Дверь, толчок, короткий перелёт, труба эвакуации.

— Господи, что случилось? Где свет? Где тело?

— Поворот, толчок, скоба, скоба, поворот, опять скоба …

— что случилось, почему трудно дышать?

— люк, кабина эвакуатора …

— Господи, прости все прегрешения мои, Господи, спаси и помилуй …

— внутрь, дверь, ручка. Кнопка эвакуации …

— Господи!!!!!!!!!! ………………

Комок подступил к горлу, и Доктор на какие-то мгновения потерял сознание. Очнулся он от резкого удара о платформу нультранспортировки. Он с трудом поднялся на карачки и отполз в угол, освобождая платформу прибытия, и здесь его вывернуло наизнанку.

Осоловелый доктор кое-как поднялся на ноги и побрёл в сумраке наугад. Ноги вывели его в полутёмный коридор. Всё ещё не контролируя себя полностью Доктор пытался анализировать происходящее.

Корабль подвергся нападению. Это ясно. Скорее всего, он получил серьёзные повреждения. Это тоже ясно. Вокруг ни души. Эвакуация похожая на бегство. Какие-то странные не доросшие до конца предметы. Стол, но не выросший до нормальных размеров. Стулья, почему-то сросшиеся. Страшно болит голова. Становится светлее или я прихожу в сознание? Легче дышать, такое чувство, что к губам приложили кислородную маску …

В голове ниоткуда очень осторожно возник бархатный голос.

— Всё в порядке. Вы успешно эвакуировались с погибающего корабля. Система эвакуации перенесла вас в недоращённый корабль. Следуйте за стрелкой и ни о чём не беспокойтесь …

Под ногами возникла зелёная стрелка и Доктор как завороженный на ватных ногах поплёлся за ней. Через мгновение, или через вечность, Доктор абсолютно утратил чувство времени, он оказался перед дверями зала прибытия. Распахнул дверь, шагнул вперёд и … очередной раз потерял сознание.

— Привет, сынок! – Седой ёжик полковника был, как всегда, в идеальном состоянии.

— Тебе повезло сынок! Ты молодец, лихо отработал алярм!

Доктор открыл глаза и осознал себя в больничной палате. На нём была дурацкая рубаха рядом что-то тикало, булькало, а слева от кровати сидел полковник в своём армейском ёжике.

— Тебе повезло сынок! Молчи, молчи! И слушай … Согласно контракта ты обязан хранить молчание обо всём что тебе стало известно по службе. Так вот об этом – молчание. Ещё. По контракту ты должен отработать срок, несмотря ни на что. Но командование приняло решение, и ты можешь вернуться. При этом деньги, предусмотренные контрактом, ты получишь все плюс плата за риск. Что скажешь, сынок?

— Сколько? – проговорил доктор, — сколько нас осталось?

— Трое сынок, — грустно ответил полковник …

— Старики были?

— Да, Итальянец.

Доктор вспомнил Джованни Итальянца. Лихой парень, который всегда со смехом рассказывал из каких трущоб он вырвался. Это был единственный человек, с которым Доктор позволил себе общаться после первой экспедиции. Он вспомнил полноватую жену доктора, кучу черноглазых детишек и зубы сами сжались до скрипа.

— Ну?

— Я остаюсь…

— Вот и славно. С этой минуты ты становишься офицером космофлота без обязательств. Это значит, ты старший офицер космофлота. Майор. Зарплата постоянно, но служишь тогда, когда сочтёшь нужным. Как раньше как рейнджер. Ты сделал правильный выбор …

Доктор промолчал. Он знал, что выбор правильный. И если раньше он знал зачем ему нужна эта война, то теперь он знал почему.

Страх. Ему было стыдно за тот страх, который он испытал. Ему было стыдно за то унижение которое ему принёс страх. И он знал, что от этого он не избавится никогда.

И он знал, что этого он не простит никогда.

— Да, полковник. – тихо произнёс доктор. – Я готов встать в строй в ближайшие часы …

Эпизод 3

— Сутки в палате и отдых на Салуне за счёт фирмы.

Доктор про себя ухмыльнулся, входя в зал отправки госпиталя, машинально поздоровался с инженером и направился к платформе. Конечно, суток активной терапии было мало. Башка всё ещё трещала, во рту сохло, резкий поворот головы приводил к лёгкому головокружению …

На него приходили посмотреть все. Все, кто носил белый халат и все, кто белыми халатами мог командовать. Ещё бы! Человек, переживший практически вакуум и абсолютный ноль. Это даже не чудо, этого просто не может быть!

Он шагнул на платформу и кивнул инженеру …

Время остановилось. Доктор физически почувствовал, что время остановилось, хотя этого не могло быть. Даже не так, время остановилось не для него, а вокруг него. И он физически почувствовал, что в этом временном коконе он не один. После гибели Корабля охраны это было слишком.

— Кто здесь? То ли проорал, то ли прошептал, то ли подумал Доктор.

— Не волнуйся, всё нормально, — пронеслось у него в голове. И это было сказано так убедительно, так по-доброму, что доктор сразу пришёл в себя. Нет, он по-прежнему видел вокруг себя только серую мглу перехода, но раньше это длилось мгновения, а сейчас он успевал рассмотреть её неоднородность, смены тонов, какие-то островки, сгустки, отсветы. Но главное, он с кем-то общался, хотя по теории перехода через подпространство это невозможно, потому что само подпространство плоскость, стремящаяся в пересекаемой области к нулевой «толщине».

— Ты кто? – поинтересовался Доктор, — Человек. – произнесло неведомое существо.

— В смысле?

— в абсолютном смысле, как и ты, как и многие во Вселенной

— ты похож на меня?

— духовно – да, по форме – не совсем (здесь Доктору показалось, что существо улыбнулось)

— как иные?

— нет, абсолютно нет.

– они не люди?

— ты же с ними общался, ты же сам чувствуешь, что нет…

— мало …

— они тебе никого не напомнили?

— кого-то напомнили, но я не анализировал.

— термиты

— не понял

— термиты, достигшие уровня речи и сложных ассоциаций

— опять не понял

— их интересуют только белые солнца. Наверное, а точнее давно, это была разумная раса, которая раньше могла считаться людьми. Но это было так давно, что просто нет понятия этого временного интервала. А теперь они заняты только одним. Собирают энергию. Отсиживаются в коконе пространства-времени и опять собирают энергию. И воюют теми, кто позарился на их пищу.

— нами командуют жуки?!

— не совсем. Но у разума, настоящего разума, есть миссия. У них мисси нет.

— значит у землян, у меня есть миссия?

— пока – да.

— почему «пока»?

— люди не должны терять миссию, в противном случает они станут термитами.

— и как на долго наша миссия?

— всё зависит от вас.

— мы доживём до коллапса?

— зависит от вас.

— мы скоро исчезнем?

— зависит от вас.

Яркий свет ударил по глазам, и Доктор услышал

— что-то случилось, сэр?

Он сосредоточился и увидел инженера прибытия Салуны. Вид у того был довольно растерянный. Доктор постоял секунду и спрыгнул на пол.

— Как вы себя чувствуете сэр?

Инженер знал, кто прибудет, поэтому переживал за здоровье пассажира, вид у которого, по правде, был никудышный. Хотя транспортировка прошла штатно, как и всегда. Но человек, который побывал в вакууме …

Доктор нетвёрдой походкой пошёл к выходу, и только мысль, «что это было?» вертелась в голове.

Наверное, последствия пережитого решил Доктор и всё встало на свои места. Солнце салуны приветствовало привычным солнечным светом, и даже яркие вывески уже не казались аляповатыми. Десять дней отдыха, это здорово, особенно на Салуне и за счёт фирмы …

Эпизод 4

Время на Салуне пролетело, как всегда, практически незаметно. Время, обстановка и доктора сделали всё, что от них требовалось. И вот Доктор, сияющий как новый четвертак сидел на раскладном стуле в помещении для постановки задач.

— Джентльмены! Пора показать зубы!

Полковник, с безупречным ёжиком на голове, вещал, слегка облокотившись на небольшую трибуну с галактикой вместо орла.

— Видит Бог мы не нападали первыми. Мы охраняли наше Белое Солнце. Мы никому не угрожали. И в дальнейшем мы будем выставлять свои корабли охраны только возле вновь открытых белых солнц. Но вернуть потерянное – дело чести. Отомстить за товарищей – дело чести. И дело чести показать, что мы готовы к любым действиям если агрессор будет продолжать свои попытки захвата не принадлежащих им солнц.

Командование приняло решение вернуть потерянное. Здесь собрались те, на кого мы возлагаем большие надежды. Операция абсолютно секретная. Поэтому, джентльмены, кто не желает участвовать в атаке может покинуть зал. Мы не будем в обиде и это не является нарушением контракта. Ваш контракт – охрана. Сегодняшняя акция исключение.

Спасибо джентльмены! Я не сомневался в Вашем единодушии. Теперь – к делу.

На стене развернулся экран, и возле него всплыло трёхмерное изображение странного сооружения.

— Это транспортный корабль.

Изображение увеличилось и все увидели, что со всех сторон этого сооружения на пилонах расположились боевые машины землян.

— Суть операции такова. Вы стартуете на своих машинах из ангара, а машины автоматически находят своё место на транспортном корабле. По сути – транспортный корабль – это автономная установка для нультранспортировки. Её задача – доставить вас к Белому Солнцу, которое мы недавно потеряли.

После выхода из подпространства вы должны как можно быстрее встать в боевой порядок и обеспечить работу экипажей дестроеров. Работа у вас по сути та же не дать пожирателям солнц подобраться к транспортному кораблю и атаковать дестроер. После того как дестроеры отработают вы должны немедленно вернуться на борт транспортника. Вопросы? Спасибо, что внимательно выслушали. Прошу проследовать на полётную палубу. Начало операции через пятнадцать минут.

Пятнадцать минут были лишними. Полётная палуба находилась за дверью. Доктор вышел на палубу и сразу увидел свою Огненную Саламандру. Саламандра гордо стояла во главе клина боевых машин и это не могло не льстить. Доктор потрепал обшивку и с явным удовольствием устроился в кресле. Отсчёт, открытый космос. В нескольких десятках километров от Базы весела громада транспортного корабля. Сверху и снизу хотя всё это было относительно висели сигары дестроеров. Умные боевые машины в мгновение ока разместились на пилонах и в шлеме зазвучало:

— Все на местах?

— Удачи джентльмены, после завершения выхода из подпространства – бой!

— Начало операции по завершению отсчёта.

Минутная готовность. Тридцать секунд. Десять, девять, восемь, …, три, два, один, Зеро!

Знакомое чувство перехода и удар по клавише отделения. Доктор знал, что строиться будет некогда, что их ждут как, когда-то ждал он. Поэтому первое, что он сделал, когда Саламандра завершила пульсацию это дал залп наугад и ушёл с точки выстрела обратным углом.

Следующая пульсация дала возможность оглядеться. Чёрная громада занимала собой пол неба. Возле неё носились искорки своих и чужих боевых машин. Транспорт застыл на удалении не больше десятка пульсаций, а дестроеры приблизились на расстояние броска. Бортовая артиллерия пожирателей молчала то ли выжидая, то ли комендоры ещё не заняли посты. Видя беспорядочное метание вражеских машин Доктор понял их не ждали. Во всяком случае сейчас. И он с невероятным наслаждением всадил заряд в борт подвернувшегося пожирателя. Ещё залп, ещё бросок, переход, залп, бросок. И вот напротив дестроеров в сторону корабля образовался туннель абсолютно чистого космоса. Бросок дестроеров был неуловим как бросок кобры. Разрушители на мгновение замерли и от носа каждого отделилась светящаяся капля и потекла в сторону чёрной громады. На полпути капли слились и уже бурлящий сгусток неумолимо двигался в сторону корабля пожирателей. Полёта сгустку оставалась ещё пара секунд, когда дестроеры изрыгнули ещё по одной капле.

И вот первый сгусток достиг корабля разрушителей, и Доктор увидел, как разрушается пространство. Шар перекосило потом вдруг у него исчез сегмент. Внутренности корабля соединились с открытым космосом, а первый сгусток продолжал скручивать и вытягивать шар переливаясь всеми мыслимыми и немыслимыми цветами. И именно в это мгновение в шлеме раздался знакомый голос:

— домой, джентльмены!

Удар по клавише «возврат», ноль переход, клавиша «база» и свет знакомого ангара. Доктор глянул на часы, час! Час времени длилась операция, а сложилось такое впечатление, что от момента завершения постановки до момента касания подошвами палубы прошло не более пяти минут. Час, в течении которого не было времени думать ни о чём кроме боя. И только сейчас нахлынули чувства: азарт, радость и … воспоминания о страхе. Доктор вдруг вспомнил, что, когда в борту корабля пожирателей образовалась дыра ему почудилось, что он увидел что-то напоминающее разворошенный муравейник. И он увидел, как замирали муравьи. И он вспомнил как сам был таким муравьём, несущимся по трубам переходов к кабине аварийного покидания корабля.

Но это было уже не про него

Доктор шёл по коридору, и уму казалось, что Корабль Охраны пахнет краской. Хотя этого не могло быть в принципе. Абсолютно новый корабль возле знакомого солнца. Ни каких воспоминаний о предыдущем. Из экипажа кроме Доктора вряд ли кто и знает, что это второй корабль возле этого солнца. А если и знает, то умело скрывает.

А может так и надо? Подумал Доктор, входя в знакомую каюту и бросая сумку туда же куда и на предыдущем корабле. Вот только спать почему-то не хотелось.

Эпизод 5

Бой начался «из дежурства в воздухе». Смена подходила к концу, когда разведка проорала «в плоскости под 90» и одновременно в космической пустоте материализовался рой чёрных машин. Синхронизация прошла как никогда быстро и рой плотным строем рванул к Кораблю Охраны.

Думать было некогда. Точнее думать некогда было обо всём, что не связанно с течением боя. Некогда было подумать, чем так притягательно это солнце. Некогда было подумать откуда столько пожирателей. Некогда было подумать сколько волн чёрных машин ещё обрушится на Корабль.

Выстрел, уход, пульсация. Выстрел. Уход – поиск цели. Пульсация – выстрел. Космос кишел машинами, изрыгающими огонь. Машины то и дело превращались в огненные шары. На смену испарившимся в космической пустоте приходили новые. Некогда даже было подумать, что от тех, кто превратился в свет не осталось даже горстки пепла или кристаллика льда. Только луч света, отправившийся в бесконечность.

Выстрел, уход, пульсация. Выстрел. Уход – поиск цели. Пульсация – выстрел. Неожиданно чёрный бок возник буквально в десятке метров от Огненной Саламандры. Выстрел, уход, пульсация. Выстрел. Уход – поиск цели. Пульсация – выстрел. Опять, но уже свой возник в убийственной близости. Уход, пульсация. Выстрел. Уход – поиск цели. Пульсация – выстрел. Некогда даже подумать, что такой каши ещё не было ни разу. Тьфу – тьфу.

Выход. Скрежет. Удар головой о внутренности шлема. Всё-таки произошло. Две машины одна ярко белая с Огненной саламандрой на борту другая чернее космической пустоты как биллиардные шары разлетелись в стороны. Наверное, был скрежет. А может и не было, вакуум не передаёт звуков. И только вибрация как от попадания снаряда в танковую башню.

И на панели поплыл датчик энергии.

Всё, отстрелялся. Теперь к спасительной планете. Вот она по курсу. Пульсации всё короче выход всё длиннее и болезней. Краем глаза Доктор увидел, как покорёженная чёрная машина чуть впереди его Саламандры какими-то нервными скачками тянулась к спасительной тверди. Вход в зону притяжения, теперь только пульсации спасут от тупого падения. Рывки, тошнота, ещё один удар головой о внутренность шлема и красная пелена перед глазами.

— … жив. Хорошо, что воздуха на планету накачали. – пронеслось в голове.

От верной Саламандры практически ничего не осталось, но она выполнила свой последний долг выкинув кресло с доктором на негостеприимную планету. Доктор поднялся и вдруг услышал звук одновременно похожий и на треск, и на хлопок. Он крутанулся на сто восемьдесят и застал то упоительное мгновение, когда чёрная махина, не имеющая ничего общего с порождением разума начала разваливаться от удара о скалу. От неё оторвался какой-то отросток, сразу превратившийся в огненный смерч затем то что было носом или могло им быть начало сминаться от удара разбрызгивая искры и чёрные хлопья. Но вот мощь удара была погашена и чёрный обломок завалился на бок. Пару раз подпрыгнул, подняв тучу пыли и затих.

Наступила пауза. И в этой абсолютной тишине мёртвого мира раздался то ли вой, то ли визг. В оседающей пыли стало видно, как от корпуса отваливается кусок обшивки или люк и в абсолютно чёрном провале проёма что-то зашевелилось.

Неожиданно всё существо Доктора налилось какой-то звериной злостью умный комбез не хотел отдавать бластер поэтому с ножом, зажатым в левой руке несколько сот метров, разделяющих две упавших машины Доктор преодолел в считанные секунды. Подтянувшись на одной руке, ухватившейся за край чужого борта он занёс нож для удара по ненавистному …

Эпизод 6

… открылась картину «внутренностей» вражеской машины. Но Доктора поразили не странные приборы и не цвет этих самых «внутренностей». В кресле, занимавшем почти всё пространство кабины в скафандре чернее сажи сидел человек. Обыкновенный земной человек.

В силу специфики своей работы Доктор в таких вещах не мог ошибиться. Не похож, не идентичный, а именно человек.

Человек с трудом разлепил глаза, залитые кровью, и прошептал.

— … я так и думал. Мы дерёмся друг с другом.

Он закашлялся, и на губах проявились кровавые пузырьки. Передохнул, продолжил.

— Первый вербовочный пункт Вена. Белые корабли. Третий вербовочный пункт. Шанхай. Чёрные корабли. Все молчат. Полная секретность. Я участвовал в уничтожении двух белых кораблей. Господи, сколько народа …. Почему я ничего не сказал на Земле.

Его голос становился всё тише и тише. Было видно, как он собирает остатки сил. Неожиданно рука в чёрном комбинезоне выскочила за границу кабины и какой-то предмет отделился от неё и шлёпнулся в пыль в десятке метров от корабля.

— Беги … Сейчас будет взрыв … Мне не выбраться, всё – там …

Опасность заставляла доктора всегда действовать на пороге сознания и инстинктов. Вот и сейчас он скатился в сторону от чёрного истребителя и что было сил рванул как можно дальше от опасности. Чисто инстинктивно он подхватил предмет, валявшийся в пыли и добавил скорости до потери дыхания до потери сознания …

Невероятная сила сначала слегка, а потом со всего маха толкнула его в спину. Доктор не удержался на ногах, да и хилые попытки сгруппироваться желаемого результата не дали. Взрывом его проволокло по земле, перевалило через округлый валун рвя комбинезон и раздирая тело.

Этот валун и спас Доктора. Тень камня защитила от летящих осколков, языков пламени и слепящего жара. Остаткам комбинезона досталось только то что было на выдохе взрыва …

Поисковый корабль сел буквально в нескольких метрах от спасительного валуна. Доктор сидел, прислонившись к горячему камню и любовался как деловито и ловко люди в белых комбинезонах выпрыгивают из чрева спасателя. Как на ходу разворачивают носилки с антигравом и герметичным куполом. Как легко несутся к нему. Он почувствовал их сильные уверенные руки, упаковывающие его в спасительное ложе.  Последнее, что он увидел это было чёрное масляное пятно там, где несколькими секундами назад он разговаривал с человеком.

— Сэр. Вы обронили.

Доктор открыл глаза и увидел широко улыбающегося исполина с шевроном спасателя. Даже не наверное, а наверняка, это был один из тех, кто вытащил его после взрыва чёрной машины и ещё почти час поддерживал в нём жизнь пока товарищи отбивались от чёрной армады. Спасатель ещё раз улыбнулся и протянул Доктору незнакомый бумажник.

— Держите. А то мы его чуть было не потеряли, когда пришлось улепётывать. Эти чёрные твари пытались нас разнести сначала во время приземления, а потом появились, как только мы влетели внутрь спасателя. Ну, поправляйтесь, пойду …

Он приветливо взмахнул рукой и исчез за дверью. Доктор, даже не успел его поблагодарить.

Бумажник был обыкновенный и он был настолько прост, что сразу угадывалась очень дорогая вещь. В одном отделении лежали юани вперемежку с долларами, в другом визитки на незнакомом языке. Было ещё несколько пластиковых карточек. Но самое главное было в небольшом отделении, плотно закрытом на магнитную застёжку.

Там лежала SIM карта и две флешки без корпуса. Доктор ещё раз прокрутил произошедшее после аварийного приземления в сознании и с трудом выдохнул.

У него появилась миссия. Миссия – донести правду до Земли.

Он почти не сомневался, что Правительства всё знают. Он даже не сомневался, что правительства имеют план и на подобный случай. Но он знал, что Земля узнает правду. Хотя не знал, как он это сделает. Одно он знал наверняка. Он это сделает.

… самое неприятное было в том, что он чувствовал себя бойцовским псом, заливающим кровью ринг для утехи нелюди, кровью своих собратьев … И псом с завязанными глазами, чтобы не видеть, в кого впиваются клыки …

Эпизод 7

— Все всё знают. Во всяком случае, те, кто принимает решение.

Иной появился в рубке из неоткуда. Сразу и вдруг. При этом его ответ был на вопрос, который доктор задал сам себе.

— Значит, я не принимаю решение?

— Нет.

— А кто принимает?

— У вас странный мир. Решения принимают такие же, как ты. Те, кто почему-то считает себя не, таким как ты. Те, у кого больше …, казалось иной даже замешкался. Наверное в иерархии разумных существ эквивалента значимости особи или группы особей выраженном в материальном виде быть просто не может. В чём можно измерить, что одна человеческая особь, как вы говорите, умнее другой? Или больше знает? Или более значима для общества? Или способна принимать более адекватные решения?

— Кто на чёрных кораблях?

— Мы.

— ???!!

— В прошлую пульсацию не удалось создать доставочного запаса энергии поэтому в кокон взяли максимально значимых особей. Однако оставшимся удалось сохраниться. Теперь каждая группа запасает энергию обособленно. Звёзд с чистой энергией не так уж много, а для создания убежища на период пространственно-временного коллапса необходимо определённое количество энергии на каждую особь. Ни мы ни они больше не желаем оставлять кого-то вне кокона конечно каждый из своей группы.

— Так и воюйте сами!

— Как?

— Как мы!!

— Мы не можем уничтожать друг друга. Каждая особь слишком значима. Разум не может уничтожить разум.

— Мы не разум?!

— Да, вы не разум. Вы высокоорганизованные биологические особи. По большому счёту вы не на много выше в своём развитии чем насекомые. Все ваши устремления – только удовлетворение биологических потребностей. Порой в странной форме. Но пища остаётся пищей, что бы ты ни поглотил. Тепло будет теплом как бы ты его ни получил. Зачем ты существуешь, человек?

— Вы нас просто стравливаете для потехи? Вы нелюди!!!

— Да, мы не люди. Мы разумные. У нас и у тех есть рациональная договорённость что звёзды для нас будут захватывать такие, как вы. Это как в шахматах. Тебе же не жалко фигуры если ты проиграешь? Вы фигуры. Вы шахматы только более сложные. Одни схватки идут в непосредственной близости от звёзд которые нам нужны. Другие могут быть на площадке или в море. Где выберет случай и разум.

— Значит мы не единственные? Сколько же цивилизаций вы уничтожили?!

— Только на вашей планете до вас закончились две цивилизации. Они исчерпали себя. Ваша цивилизация так же имеет все шансы исчерпать себя. Хотя есть и другой вариант. Несколько цивилизаций закапсулировались и не допускают ни каких контактов с иными, чем они.

— Ты не боишься, что всё рассказал?

— Нет.

— Но я всё расскажу всему миру!!!

— Ну и что? Что это изменит.

— Вы меня убьёте …

— Зачем? Живи человек, ты не в состоянии нам помешать …

И белый призрак исчез так же внезапно, как появился.

***

Интернет, телевидение и газеты в течение суток облетели снимки с флешек. Вот человек садится в чёрный корабль. Вот человек выходит из белого корабля. Вот битва, в которой исчезают белые и чёрные корабли. Вот фотографии тех, кто не вернулся, с адресами, фамилия, номерами страховок и паспортов. Вот те тысячи людей, которые думали, что спасают мир, а по сути, были добровольными гладиаторами.

Мир негодовал! Мир сотрясался! Тысячи, миллионы вышли не демонстрации!

Через двое суток Ассамблея ООН, собранная по требованию напуганных правительств и осудила …

***

Доктор шёл пешком по 14-st. не потому, что был сторонником здорового образа жизни. Так нужно было для дела. Ведь информацию приходится добывать по-разному. Через Internet, сидя в засаде не один день, подкупая и подглядывая. Сейчас был случай когда с информацией надо было встретиться в полупустом кафе на захолустной улице.

Краем взгляда Доктор вдруг увидел вывеску: «Пункт вербовки».

Ниже вывески было грязное витринное окно, в котором знакомый сержант с ярко размалёванного плаката вопрошал:

— Хочешь посмотреть космос и при этом подзаработать? Записывайся в Звёздный рейнджеры!

На груди сержанта гордо блестела золотая стилизованная ракета. Ракета до ужаса похожая на три таких же которые Доктор несколько месяцев назад пропивал сначала в Копенгагене, затем на Тайване и завершил в поезде «Брест – Владивосток».

Доктор прошёл мимо вербовочного пункта, ни поворотом головы, ни каким другим образом, не высказав своих эмоций, хотя в душе, который раз поблагодарил Петровича, каким-то чудом оказавшегося в поезде. Петрович чуть ли не насильно, широко и по-доброму улыбаясь, выволок его из поезда, и притащил в свой замечательный дом, на берегу замечательной реки. И там с помощью пара, дубового веника и ледяной воды выбил из Доктора всю, как он говорил, дурь.

Последнее, что связывало Доктора с космической страницей жизни – долг. Доктор был очень порядочным человеком, он очень не любил оставаться кому-то должным.

Эпизод 9

Небольшая деревушка в Швейцарских Альпах. Пряничные домики уютно примостились на зелёном склоне. Естественно, как и должно, домики крыты черепицей, а в окошках стоят горшки с геранью. Деревня существует как бы в своем временном измерении и мировые волны цивилизации прокатываются мимо, бушуя где-то за весёленькими горами покрытыми кустиками и цветочками.

По неширокой улице идёт человек несколько дисгармонируя с нарисованной выше картинкой. Одет человек в затёртые джинсы (затёртые, а не потёртые!). На ногах альпинистские ботинки. Куртка с множеством полезных карманов в которых лежат основной швейцарский армейский нож, непромокаемые спички и компас.

Человек входит в местный кабачок, в котором за кружкой доброго местного пива («О! Такое давно уже никто, ни где не варит! Проклятые консерванты …»), сидели почтенные бюргеры и смотрели телевизор.

— О! Доктор! Как давно вас не было. Фрау Марта даже несколько беспокоилась о Вас. Вы видели, что творится в мире? Куда мы катимся?

В это мгновение диктор завершил начатую фразу.

— …с крыши одного из небоскрёбов. Выстрел был один, но его хватило, что бы Координатор Контактов с внеземными цивилизациями правительства США скончался мгновенно. На месте выстрела были обнаружены винтовка и медаль в виде золотой ракеты. Полиция подозревает, что к убийству причастны коммунисты, хотя это могут быть и русские.

Президент США заявил, что в ответ на этот теракт по Аль-Каиде …

— Доктор, присаживайтесь, сегодня невероятно хороший день, да и пиво у старика удалось на славу!

04.06.2024
Олег Голобоков

Нехватка времени и усидчивости. Мысли есть. Поэтому - рассказы. А ещё теперь мои произведения можно почитать на Целлюлозе https://zelluloza.ru/register/1051266/
Внешняя ссылк на социальную сеть


Похожие рассказы на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть