Ни ночи, ни дня.

Прочитали 120
18+

Твоими всесильными и святыми мольбами перед Господом нашим отведи от меня, грешного и смиренного раба Твоего, уныние, неразумие и все скверные, лукавые и богохульствующие помышления. Прошу Тебя! Отведи их от сердца моего грешного и души моей слабой.

В серой кухне я стою подле белого окна, по правую руку газовая плита. По левую– старый коричневый деревянный столик. На нем в свойственной манере раскиданы спички и слегка припорошено сахаром. По всей квартире исключительно тишина, иных звуков в этой богом забытой клоаке и быть не может.
За окном белое небо и серая улица, контрастируют на этом фоне только деревья – черные, вытянутые и словно слепые. Будь у них взгляд, он не был бы обращен ко мне. Панельные дома напротив только и делают, что прожигают своими глазами – окнами мою унылую физиономию, пялятся на меня беспардонно, но и этим зрителям я счастлив в этом чарующем одиночестве. Одиночество, как я привык думать – не более чем условность, с которой приходится свыкнуться со временем. Застрявши где-то между сном и реальностью, но так и не найдя пути к миру идей, исчезают какие-то константы вроде времени и пространство, остаются лишь материальная квартира и не менее материальные предметы в ней.
Скажу по правде, мне доставляло своеобразно удовольствие проводить время так, как это делаю я, смотреть в окно, жечь спички, пить кофе. Но в какой-то момент, это мне просто-напросто наскучило. И вот уже, спички разбросаны на столе, а чашка недопитого кофе стоит в раковине. К слову, из ржавого крана над этой самой раковиной всегда капает. Всегда одна единственная капля с промежутком приблизительно в полторы минуты. Это уточнение мне необходимо, дабы понимать, что время в какой-то иллюзорной мере все еще существует тут, в межпространстве. Нынче, все это стало для меня аксиомой и далеко уходить мне от нее не хочется, разве что можно было поменять пару материальных аспектов, кои, к сожалению моему не находятся в моей полной власти.

Вчера, как и всю прошлую неделю, ко мне заходили призраки. Мы разговаривали с ними. Для нас излюбленной темой был Бог. В виду того, что мы не видели его, нам пришлось выдумывать. У каждого возникла своя концепция. Это представилось нам всем занимательным, занятие, действительно интересное, я бы сказал интригующее. Они уходили лишь в тот момент, когда понимали, что нужно оставить меня одного, по видимому и им самим после окончания таких разговоров хотелось остаться наедине с самими собой. Не знаю, как это принято у призраков. Сегодня они не пришли.

Уже и не помню, когда спал, помню, как вырубался, но когда и на долго ли, не знаю. Запамятовал я, что вообще такое здравый сон. И что такое питание, в принципе пища. Некоторое время назад, возникло кое-какое осознание, но я не до конца понял какое, потому не стал его и обдумывать, так оно и улетучилось. Показалось – озарение, но, увы, не оно. Скорее мимолетное помешательство, так ведь бывает, разве нет?
Быть может, сегодня вновь зайдет ко мне тот Человек, а за ним в гости пожалует и мальчик в голубой рубашке. Хотелось бы верить. Нет, они не призраки, во всяком случае, не такие, как те, что беседуют со мной. Призраки приходят часто, чаще, чем эти двое и говорят скорее в привычной манере, как остальные, кто был со мной раньше. Но эти двое другие. Когда я впервые спросил их кто они, они ответили, что являются странниками. Я решил не расспрашивать. Мне с ними интересно, не могу сказать, что весело, но точно интересно, да и надоесть они мне не успевали, так как приходили достаточно редко, если так можно вообще сказать.

Батареи в соседней комнате заскрипели. В моей комнате, я хотел сказать. Она раньше была моей, когда я еще спал. И ел. И жил.
По сути мало, что поменялось и я до сих пор являюсь ее владельцем, просто практически не бываю там. А вообще бываю, когда приходят «гости», но не ночую. Мне никогда не нравилась эта комната. С нее все началось.
Когда я был маленьким и ночевал там, что-то скреблось в шкафу. Тогда я будил спящую на соседнем кресле бабушку, она успокаивала меня, а шум прекращался. Тогда эта квартира еще не была моей, и я не мог позволить себе разобраться в эдакой странности, однако, когда бабушки не стало и это место перешло в мои владения, я не раз потрошил все внутренности шкафа в поисках хоть чего-то, что могло не дать мне уснуть в детстве. В конечном итоге, когда я с концами переехал сюда, скрежет прекратился. Но обнаружилась новая проблема – бабушкино кресло. Порой, мне казалось, что оно движется, иногда, мерещилось, что на нем кто-то сидит. И была это в моих видениях уж точно не бабушка. Не хочу описывать, что это было, но поверьте, с человеком у него было схожего мало. Через некоторое время я свыкся с этим, мне стало безразлично очередное бессмысленное видение, будь оно хоть трижды в моей голове или даже проведением Господа Бога. Позже, эта дурь, стала мне докучать, ибо несколько раз я мог просыпаться в ночи и следить за этой гадостью, даже, когда я перестал обращать на нее внимание, я все равно слышал дрянные звуки передвигающегося по комнате кресла. Тогда я не выдержал и одной ночью выкинул кресло прямо в окно. Звуки и скрежеты прекратились, но вместо этого вернулась странность со шкафом. Клянусь, он начинал шуметь и скрипеть, а когда я его открывал, там не было ничего, кроме бабушкиной одежды. Со временем, я избавился от всей бабушкиной одежды. Тогда скрежет удалился из этой комнаты. Вместо этого, он пришел в кухню. Чайник начинал свистеть без причин, сначала раньше времени, потом и вовсе, стоя на выключенной плите. Это тоже наскучило мне быстро. Я выкинул и чайник. Когда я избавился от всех бабушкиных вещей, странности прекратились. Но не успело пройти и недели, как они вернулись с пущей силой, судя по всему, эту неделю они готовились к новой атаке.

Вы спросите, кто готовился?
Чуть позже уточню, но думаю, вы и сами все уже поняли.
Я задумался над тем, как мне изжить их, прежде, чем они изживут меня и ответ пришел в голову сам собой. Убираясь в привычной мне манере, в своей комнате, я обнаружил между двумя слоями окон кусочек бабушкиной шали, который ни коим образом не мог попасть в этот промежуток. Я даже задумался, и обмозговав эту ситуацию, меня осенило.
Я отправился к родителям и попросил отца отдать мне бабушкину шаль, он нехотя согласился. Тогда, вернувшись домой, ночью, меня уже не беспокоило ничто из того, что раньше не давало мне спать и всячески досаждало. Я почувствовал триумф, четкую победу и невероятный, несвойственный мне прилив сил. Я изжил их первым.

К моему сожалению, через большой, к слову, промежуток времени, я вновь что-то учуял. Верно, на сей раз просто учуял, не более. Что-то подсказало мне, что нужно открыть шкаф, и я сделал это. Оттуда повеял свежий ветерок, коего точно нельзя было ожидать от того места, где я живу. В этом месте царит вечный смрад уныния и горечи. Но этот запах, запах свежего воздуха, свежескошенной травы, запах природы, по правде ошеломил меня. Я закрыл глаза и открыл их лишь через несколько секунд. Мне показалось, что спустя долгое время, я наконец-то задышал полной грудью. Я ожил. Возможно, впервые за всю свою жизнь. Я почуял странный, неведомый мне ранее холод по своей спине, а по моему телу пробежали легкие мурашки. Тогда я решил обернуться. Нет, меня не ждало что-то жуткое, никаких чудовищ или ночных кошмаров. Это просто был я. То же тело, та же одежда, все то же. Кроме лица, по какой-то причине я не помню лица, но я уверен, что это было мое лицо. Он словно не видел меня и просто уверено зашагал в сторону кухни, а когда в нее вошел я, тот я, что сейчас говорит с вами, никого там уже и не было. Никогда я больше не видел того себя, что вышел в ту ночь из шкафа. Я и не вспоминал этого, честно говоря, до сего момента. А оно мне надо?
В ту же ночь ко мне впервые заглянули призраки, сначала я не понял и удивился, но мы быстро сдружились. Они научили меня играть в карты, а я наливал им алкоголь. Через неделю пришли и странники, я уже не был поражен, так как свыкся с ситуацией. Я посчитал их призраками и поспешил угостить выпивкой, но они отказались. Я понял ,что неучтиво было предлагать алкоголь ребенку и извинился. Мужчина в черном только улыбнулся. Как сейчас я это помню. Они не выходили из стен, как призраки, они приходили из шкафа.
Спустя время, я понял, что призраки знают меня давно, ведь они называли мое имя, хоть я и не представлялся им, а когда представился, они сказали, что это не имеет значения. По прошествии еще некоторого времени, я узнал ,что они были знакомы и с моей покойной бабушкой. И даже дедом, коего я и не видел вовсе. Они много знали, но им все было безразлично.
Теперь безразлично и мне. Однажды, странники явились в тот момент, когда мы играли в косынку, они поздоровались, но участия в игре не приняли, только сели на мою кровать и смотрели, как играем мы. Доиграв, призраки откланялись и ушли прочь. Тогда странники впервые и спросили меня, что я думаю об этом. А я спросил, о чем. По правде, я увидел в их невозмутимых взглядах мимолетное удивление, но все же понял, к чему они ведут. Я выдвинул кучу псевдонаучных теорий, но ни одна из них не оправдалась. С дуру я даже ляпнул что-то про нечистую. Это, видимо, задело мальчика в голубой рубашке и он отвернулся, а мужчина в черном с улыбкой спросил, зачем же я тогда выкинул иконы. Я промолчал. Кажется, и этот ответ был неверным. Не знаю я, что за ответ в итоге оказался бы правильным, но с тех пор часто ко мне стали захаживать странники и беседовать со мной на подобного рода темы. Порой мне даже казалось, что они просто хотят поглумиться надо мной, но такие мысли улетучивались, ибо не стали бы они расспрашивать и тем более так пристально слушать мой бред, если бы им не было это интересно.
Как-то, эти двое услышали, что с призраками мы говорили о Боге, тогда то они и спросили меня о том, что я думаю, а я как обычно не ответил ничего вразумительного. Они ушли.
Когда я окончательно перестал различать обыденность от сна, когда перестал выходить из дома, призраки сказали мне, что я могу пойти с ними, но я не согласился, они лишь кивнули головой и ушли. Придя чуть позже, странники спросили, почему я не пошел с призраками, и тогда, я, наверное, впервые сказал, нечто более или менее мудрое по моему мнению. Я ответил, что не хочу скитаться из места в место изо дня в день, как это делают призраки, ведь я не призрак. Кажется, это удивило странников.

Некоторое время назад, странники сказали мне, что мы похожи. А потом я понял, что они имели в виду.
Призраки больше не придут ко мне. Жаль.
Я услышал скрип дверцы шкафа, кажется мне пора.

27.10.2021
Шин Копыткин

Начинающий писатель, сценарист и критик.
Внешняя ссылка на социальную сеть


1 комментарий

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть