Часть вторая

Прочитали 63
12+

18

Сегодня он проснулся особенно рано, ни то от чересчур сильных порывов ветра, ни то от странного внутреннего ощущения — предчувствия чего-то, что сегодня, несомненно, произойдет и нужно быть к этому готовым. Такие необычные дни попадались не часто, настолько, что в календаре могло быть максимум три красных даты, и это были далеко не выходные. В такое время нужно было заранее подготовиться по полной программе. К примеру: сегодня нужно было заготовить в три раза больше дров, чем в любой другой день, расчистить место для костра, развесить вокруг землянки несколько новых самодельных оберегов и закончить изготовление последнего недостающего. Вообще, обереги — вещи практически одноразовые на фоне частоты их использования, ведь оставшееся время, после использования, они просто висят на своих собственных подставках вокруг кострища и обречены на полное уничтожение природой, ведь убирать их ни в коем случае нельзя — потеряют свою магическую силу. Также необходимо было приготовить еды более, чем на одну персону, но он не знал на сколько и поэтому ставил на стол с небольшим запасом, а что оставалось просто скармливал животным в округе. Третьим делом нужно было протопить свое жилище, потому что осень в лесу не щадит тех, кто решился жить здесь без особой подготовки. Но особое дело заключалось в добыче нового запаса мяса, ведь запас подходил к концу, необходимо было отправляться за добычей, а все остальное было подготовлено сутками ранее: арбалет и колчан с болтами стояли в углу.

— Гости, должно быть, не самые обычные, — сказал вслух лесной житель — стоит постараться сегодня.

После этих слов он начал разгребать небольшой завал из лопат-топоров и прочего. Наконец он вытащил старое ружье и небольшой патронташ с пятью патронами.

19

Мужчина вышел из землянки с толстой, растрепанной веревкой. Это был высокий человек с длинными сильными руками, кисти на которых были пронизаны сеткой из выпирающих вен. Казалось, эти руки могут сломать очень толстое дерево и совсем не напрячься. Лицо было плохо различимо за усами и пышной прибранной бородой, цвета битого кирпича, она немного непропорционально смотрела зачесом налево — видимо зеркал в этой глуши не водилось. Самым заметным на лице являлись глаза, они были разными — один голубой, а другой зеленый, что по меркам природы огромнейшая редкость. Одет лесной житель был в самые простые штаны цвета хаки и точно такую же теплую куртку до того запачканную, затасканную и замытую, что был плохо различим защитный рисунок.

Хромающей походкой житель стал переносить заготовленный хворост из-под небольшого настила рядом с крышей землянки. Дрова были сложены настолько плотно друг к другу, они представляли собой невысокую деревянную стену, сложенную специально с учетом форм каждого ее кусочка.

Спустя некоторое время пространство круглой формы с шестью шестами, стоящими на равном расстоянии от центра, было заполнено дровами, они тоже сформировали некий круг, в целом это напоминало дымовой шлейф от ракеты при взлете — много и густо по бокам и достаточно узкий и высокий подъем в середине. Остальное свободное пространство тщательно очистилось от мелкого мусора, обыкновенных веток и прочих мелких осколков леса.

— Медлить нельзя. — Подумал мужчина и сразу же направился в землянку к своему самодельному верстаку, на котором давно лежали веточки шиповника, дикой сливы, шишки и множество довольно крупных листьев. Всему этому предстояло превратиться в новый оберег и присоединится к остальным, сначала на стене перед столом, а потом и на местах у костра и землянки. 

20

Такой самодельной бечевкой вместе были сплетены три сосновые ветки, образовав маленький шалашик; на нижние кончики были привязаны  две крохотные шишки и сушеный цветок клевера. Верхнюю же часть украсили несколько сушеных стебельков с цветами сирени — все в целом стало напоминать горящий фиолетовыми цветами костер.

Оберег присоединился к остальным двенадцати, среди которых были изображения людей, лесных домиков, диких животных. Все было сделано с такой скрупулезностью и вниманием к деталям — эти шедевры  могли бы выставляться в краеведческом музее с надписью «Работы древних жителей наших мест», и каждый посетитель его несколько минут бы рассматривал крохотные шеи, хвосты и дверные проемы домиков, задаваясь вопросом, для чего и кем они были созданы.

Пришла пора разместить фигурки на свои места. Крепкие руки надежно привязали каждый оберег. Следы от сапог, появившиеся на окружности вокруг ритуально сложенных дров, были полностью убраны, заборонены маленьким веником — все должно быть максимально идеально.

Дополнительно был проведен небольшой осмотр территории на объект предметов, нарушающих чистоту площадки. Несколько принесенных ветром колосков тимофеевки, пара шишек и десяток кусочков коры были собраны и выброшены вглубь леса.

— Ну, вроде бы осталось немного, — медленно потягиваясь сказал себе мужчина, укладывая веник и несколько крупных веток на свои места. — А ну брысь! — и, внезапно выскочившая белка, испугавшись, несколько раз перекувыркнувшись на земле, побежала на ближайшее дерево, с которого стала пристально рассматривать объект, так ее напугавший.

-Чтобы я тебя тут не видел. — Обратился мужчина к животному и спустился в землянку, готовиться к охоте.

21

Старое ружье было очищено от вековой пыли, дуло изнутри заполировано до блеска — ничто не должно подвести. Толстый охотничий нож занял свое место в черных кожаных ножнах на армейском ремне. Обветшалая, но все еще крепкая и без единой дырочки сумка запрыгнула на плечи и повисла вдоль спины, ожидая свое время, была готова выполнить то, для чего и была создана.

Шаги с легким похрустыванием отдавались еле заметным эхом, отскакивая от стволов. Рука придерживала держащееся за плечо ружье; Мужчина был готов в любую секунду вскинуть его на изготовку и произвести выстрел. Слух напрягался донельзя, но звуков крупной дичи он не улавливал, лишь шевеление веток под лапками мелких птиц и белок, бегающих и цепляющихся за все подряд.

Многие бы задались вопросом: «Кто согласится жить в совершенном одиночестве, да еще и с совершенно непонятной простому человеку целью?» Все было не сказать что просто: Мужчина добровольно встал на эту «должность», будучи совершенно необычным человеком. Его не отягощали ни связи, которые он потеряет, ни расставания с близкими и знакомыми — их попросту не было, будто бы и совершенно не существовало. Отказ от внешнего мира прошел максимально бескровно. Когда он пришел в эту чащу, его уже ждала маленькая землянка, неизвестно когда и кем построенная. Владельцев всего этого великолепия не было, хоть и признаки некоего живого существа присутствовали: еда была приготовлена, костер только недавно потух, а внутри жилища, на стене у верстака, не хватало только двух оберегов. На столе была лишь маленькая записка с кривыми, написанными угольком, буквами.

22

«Здравствуй тот, кто придет после меня. Располагайся в моем доме, отведай еды, которую я приготовил для Тебя, перед тем, как уйти навсегда.

Кратко опишу тебе суть новой работы: сюда будут приходить люди, потерянные на своем пути, пережившие чудовищную утрату или сами собирающиеся стать чьей-то утратой. Не спрашивай, как они узнали об этом месте и вообще нашли его, это не важно, просто думай, что их ведет сюда сама судьба.

Помоги этим людям, проведи для них ритуал, только он может помочь с их нелегким делом, на этом отрезке пути. Процедура крайне проста: сложи ритуальный костер на поляне перед землянкой (дрова обязательно должны быть выложены в форме круга), после расположи на каждом шесте двенадцать фигурок, что висят на стене (недостающие нужно доделать). Запомни, какие фигурки нужно сделать: дом, волк, четыре человека, три дерева (сосна, пихта и береза), костер, ловец снов и букет из трав. Таким образом, ты получить необходимую энергетическую составляющую для проведения ритуала. Останется только попросить пришедшего выпить отвар из трав, растущих на крыше землянки, и усадить его в круг рядом с костром. Остальное произойдет само, твой долг уже выполнен.

Также я хочу упомянуть одну деталь…»

Дальше письмо было оборвано. Мужчина долгое время пытался понять, зачем автор написанного уничтожил кусок важной информации, если хотел подготовить своего приемника, но так и не пришел к логическому завершению этого вопроса. Но теперь Мужчина явно ощущал странную внутреннюю силу, удерживающую его от ухода с этого странного места, будто магия наняла человека на работу и установила крайне жесткие границы его пребывания.

23

Мужчина, назвавший себя лесным шаманом, сжился со своей небольшой ролью, не пытался вспоминать о прошлом. Мысли о былых временах, кажется, погибли одновременно с прочтением письма. Теперь для шамана существовало только здесь и сейчас, только то, что происходит перед его собственными глазами. Странным фактом осталось только абсолютное безразличие к проблемам пришедших за помощью. Всем искателям всегда казалось, что их последнее спасение совершенно не заинтересовано в решении их мольбы. Но совершенно никто не вынес эту информацию из леса, то-ли от впечатления от произошедшего, то-ли от благодарности, ведь никто не ушел из леса с поникшей головой.

Деревья то расступались, то практически перекрывали дорогу перед ногами охотника. Лагерь понемногу удалялся, и Мужчина с каждым шагом ощущал на себе силу притяжения своего дома. Тело словно собиралось развернуться и идти в обратную сторону, шаг замедлялся, руки медленно тянулись к одиноким стволам, будто собираясь за них схватиться.

— Кажется, придется идти вдоль границы «дозволенного», — подумал охотник и в этот же момент резко изменил свою траекторию.

В эту секунду послышался громкий треск и на перевес Мужчине вышел лось. Огромная мохнатая голова уставилась на пришельца, не понимая, что предпринять в этой ситуации. Охотник замер, он не хотел стать причиной агрессии этого животного монстра. Стрелять не стоило — убить лося с одного выстрела довольно проблематично, более того животное, скорее всего, убежит в противоположном направлении, за границу, откуда его уже невозможно будет достать. И второй причиной являлось одно простое усложнение: такое количество мяса ему не нужно, да и охотник не унесет его домой за один раз.

24

Двое замерли в нескольких метрах друг от друга. Мужчина не чувствовал страха, только некоторую напряженность в руках — он был готов в любой момент вскинуть ружье и выстрелить в воздух, дабы напугать животное и заставить его отступить. В такой ситуации последующая охота стала бы невозможна — никто из живности не приблизился бы к этому месту за много метров, пришлось бы возвращаться совершенно ни с чем. Такой расклад совершенно не устраивал охотника, не было совершенно никакого желания несколько дней питаться растительными заготовками, что с самого начала нетронутыми на дне в лесной хижине, которая была обнаружена недавно и совершенно случайно. Тем не менее, эта находка ничего не изменила в отшельнической жизни шамана, он никогда не тяготел ко всякого рода растительной пище — все эти грибы, ягоды и разнообразные съедобные травы вызывали неприятное жжение в кишечнике, только Мужчина думал о перспективе питаться этим.

Животное постояло еще немного, видимо не почувствовав запаха человека, стащило зубами поникшие листья с ближайшей ветки и медленно продолжило свое шествие к неизвестной никому цели. Треск валежника еще долго гулким эхом отдавался где-то в глубине.

Стало смеркаться. Осенние дни с каждым разом становятся все короче, дичь так и не появлялась, лес будто уводил все живое в сторону от холодной и гладкой стали ружья. Но, по-видимому, убежать успели не все: из-за темного елового ствола, без особой опаски и не обращая внимания на человеческие шаги, выпрыгнул заяц. Он держал маленький кусок коры во рту и усиленно его пережевывал, одновременно быстрыми движениями глаз искал следующую порцию своего обеда.

— Нужно всегда быть на чеку. Лес — опасное место, — подумал Мужчина за зайца.

15.06.2021
Александр Рогачев


Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть