Зов Богини

Прочитали 74

Ночное небо то и дело вспыхивало от разряда молний, дом содрогался от каждого раската грома, отдавая звоном оконных стёкол. Такой бури давно не было в нашем королевстве. Ветер поднимал кроны обвисших деревьев, устремляя их вверх, навстречу шторму.  Что-то произошло, что-то опасное, критичное, заставившее природу взбунтоваться, уничтожая всё на своём пути. Об утренних посевах пшеницы можно забыть, их давным-давно унесло и разбросало где-то на опушке Туманного леса, которых граничил с нашей деревней. Тёмно-сизое небо, словно гигант, нависало над нами, и при каждом порыве, казалось, упадёт нам на головы. Вскоре пошёл дождь, да не простой, а настолько сильный, что затопил нижнюю часть поселения. Река вышла из берегов, снося постройки и оставляя после себя лишь подтопленную низину. Многие в ту ночь остались без крова, некоторых мы приютили у себя, но остальным пришлось ночевать под открытым небом. Я всматривалась в каждую завихрень, каждую тучу, спрашивая природу о том, что послужило причиной столь ужасного катаклизма?

Но она молчала, или просто не хотела отвечать, лишь жалобно завывая под окнами. Ей было больно, было страшно, она просила о помощи, а я не знала, как помочь.

Прорыдав всю ночь от бессилия, я еле открыла глаза утром, ощущая, как сильно они пекут. Такое состояние меня посещало всю мою жизнь. С самого детства я была очень близка с природой, каждое изменение в погоде сказывалось на моём состоянии. Я могла предсказать дожди, ураганы, усиления ветра. Люди боялись меня, но виду не подавали. Вот, и вчера, я молила их покинуть свои дома, чтобы спастись, но меня мало кто послушал. Они крутили у виска, смеялись, говоря, что у меня опять обострение.

Вдруг сердце ёкнуло, отдавая болью в груди. Я согнулась. Очень плохо.

— Аврора, что с тобой? – Спросила мама, отмывая и так чистую кастрюлю. В моменты переживаний она бралась за мойку посуды, чтобы успокоиться. Я понимала, что сейчас все на нервах, не стоит акцентировать внимание только на себе. Под нашей крышей сейчас находилось много народу, в том числе и дети, нужно сначала позаботиться о них.

— Всё в порядке, я пройдусь ненадолго.

— Не вздумай! – Заслонив собой двери, прокричала она.

За окном продолжала бушевать непогода, но дождь прекратился, лишь ветер жалобно звал за собой.

— Прекрати, ты же знаешь, она меня не тронет!  — Тихо ответила я, выходя наружу.

— Ты нужна богине, я знаю, но всё равно, будь осторожна. – Прошептала мама, целуя в макушку.

Она понимала, что спорить со мной бесполезно, я могла постоять на своём, славясь очень упрямым характером. И, да, Богиня – Мать Природа, выбрала меня, но зачем, пока не знаю. Иначе, я не могу объяснить свою близость с природой.

Вдохнув поглубже сырого воздуха, направилась на холмы, находящиеся на границе Туманного леса. Туда мне дорога закрыта, в тех местах обитают эльфы. С детства я слышала рассказы об этих красивых и кровожадных созданиях, готовых заманить тебя в ловушку под любым предлогом. Много страшного рассказывали нам предки об их ритуалах, но мне всё же нужно зайти в ту непроглядную чащу. Там, в недрах леса, есть тот, кто сможет ответить на мои вопросы.

Дух Леса изменчив, упрям и горделив, он редко отвечает на зов людей, но стоит попытаться. Он часто меняет свой облик, может предстать перед тобой как в виде безобидной белки, так и в виде огромного развесистого дерева, шелестя кроной. Я однажды видела его, когда была маленькой. Мама рассказывала, что когда мне было два, я потерялась в лесу, соседи отказывались идти на мои поиски, ссылаясь на кровожадных обитателей леса. Мама с отцом тогда вдвоём кинулись мне на помощь, вот только сделать этого не успели, подбежав к опушке, они увидели странную картину. Огромный олень несёт на своих кустистых рогах, словно в колыбели, маленькую девочку, которая играется с блестящей погремушкой. Он аккуратно спустил меня на землю прямо у ног родителей. Я помню лишь как поцеловала его в шерстяную макушку. С тех пор я чувствую природу, словно она и я – это единое целое. А блестящие камушки, которыми я игралась, навсегда покоятся на шее.

Остановившись у входа в непроглядную чащу, я снова прислушалась. Ветер тут не просто жалобно выл, а ревел и звал о помощи. Крик доносился из глубины леса, схватившись за подвеску, я зажмурилась и ступила на чужую территорию. Небо мгновенно озарилось яркими всполохами молний и дважды громыхнуло.

Пробираясь сквозь колючие дебри, я пришла к выводу, что и с хозяином леса что-то случилось. Деревья гибли, по дороге я не встретила ни одного зверька, ни одного комарика, только рябые листья под ногами и сухие стволы, ограждённые зарослями борщевика. Эта трава больно жглась, оставляя красные следы, но я упорно продолжала идти вперёд, ступая босыми ногами по еловому ковру.

Дальше, туда, прямо в самое сердце леса… — проносилось у меня в голове. – Помоги…

Впереди, сквозь толстые стволы деревьев замелькала поляна, я направилась к ней. Идеально ровная, но трава, словно выгорела от пожара, колола ноги, оставляя следы от сажи. Прямо посредине неё лежал человек с раскинутыми в стороны руками и слабо содрогался. Но, что удивительно, здесь было абсолютно тихо, ни шума листвы, ни воя ветра, словно это место находилось под магическим куполом.

Осторожно подошла к незнакомцу. Глаза его были распахнуты и устремлены в небо, отливая точно таким же цветом, как и свод, вспыхивая с каждой молнией, словно они являлись отражением. Темная мантия, кожаный плащ и короткий клинок, зажатый в правой руке. Высокие сапоги для охоты, ремни для оружия…кто он? Зачем Дух Леса привёл меня к нему?

Тело мужчины начало содрогаться, но глаза продолжали смотреть ввысь, тонкие губы судорожно сжались, он пытался что-то сказать. Я присела, наклоняясь прямо к его лицу, чтобы разобрать слова.

— Такхар…даэ..нуэм

Но это мне не помогло, я запомнила слова, но ничего не понимала.

— Это китайский? Моя твоя не понимает! – Отчаянно воскликнула я, ощупывая тело незнакомца на признак ранения.

Стоило коснуться его вздымающейся груди, как движение затихло, глаза закрылись и он замер. Только не это! Я не могу позволить ему умереть, не зря же голос привёл меня к нему! Раздражение начало нарастать во мне, и понесла же нелёгкая в такое место! Вот откачаю этого и найду голос, потом надеру ему задницу.

Нащупала жилку на шее, та еле пульсировала, приглашая скорую смерть. Губы вмиг покрылись тёмно-синим, а в уголках скопилась белесая пена. Отравление, нужно противоядие. Знать бы только чего успел наестся этот чудик!

Размышлять было некогда, поэтому я кинулась к гряде растущих деревьев в поисках лекарства. В панике я бегала от одного куста к другому в поисках тёмно-зелёного растения. Наконец, я нашла то, что искала, стройные стебельки со жгучим растением. Крапива двудомная издавна славилась своими лекарственными свойствами, но я то знала, что она также выводит яд из крови. Слабое лекарство, но до лекаря дотянет. Невзирая на жгучую боль, оборвала листья и кинулась обратно на поляну.

Мужчина оставался неподвижен, ожидая часа смерти.

— Не вздумай помирать, — бормотала я, перетирая листья в руках, — по крайней мере, не при мне!

Выделяемый сок старалась капать прямо ему в рот, получалось немного, но этого должно хватить. Грудь незнакомца, до этого мерно вздымающаяся, вдруг остановилась. Я кинулась к его лицу, щёки впали, появились синяки под глазами. Ему нужен кислород. Зажала нос и прислонилась к его губам, осторожно вдувая воздух. Расстегнула ворот рубахи и приложилась ухом к сердцу, оно молчало. Сделала ещё пару заходов дыхания, снова к груди. Без изменений.

Да, чтоб тебя! Разозлилась и врезала ему пощёчину.

— Не смей умирать! Я должна знать, зачем я здесь! – Снова удар и меня перекидывает через мужчину.

Я оказалась лежащей на земле с приставленным клинком к шее тем самым незнакомцем, который только что был при смерти.

— Кто ты? – Тяжело дыша, проговорил он. Ему было плохо: движения были рваными, глаза полуоткрытыми, тело пошатывало.

— Слезь с меня и, бога ради, убери эту штуку, а то поранишься! – Крикнула я, пытаясь выбраться, но меня не пускали.

— Кто ты? – Повторил он, теряя сознание.

— Друг, я друг! А, теперь слезь, тебе нужна помощь! – Снова крикнула, но мужчина просто рухнул на меня, придавив своим весом.

Взялась помогать на свою голову, чтоб тебя благородный Олень леса! Я когда-нибудь вернусь и подпалю тебе твою гордую задницу. На кой мне этот полудохлый мужлан?!

Кое-как скинула с себя непомерную тушу и стала думать, что с ним делать. Домой я его не потащу по двум причинам: первая – я просто помру от такой тяжести; вторая – меня неправильно поймут. Пошла в лес одна, а вернулась с обморочным мужиком, словно в лес по грибочки ходила, только вернулась без лукошка и грибов.

Думай Аврора…невдалеке что-то замелькало. Догадываясь, кто это, упёрла руки в боки и окрикнула его:

— А ну, иди сюда! Я требую объяснений!

И топнула ногой. Опешив от такой наглости, Дух Леса приблизился в два раза быстрее, смачно забуксовав рядом со мной.

— О, Дива, лесу нужна была твоя помощь. Поэтому я и прислал тебя…

— Так, это всё понятно, — перебила я его. – С этим чудиком что делать? – указала я на мужика.

— А, дык, это спаситель!…

— Кто бы его спас…так, куда его?

Олень передёрнул рогами и тихо фыркнул.

— Ты изменилась, помню такую прелестную девочку…

— Так, олень, ближе к делу, я выросла, это было далеко и глубоко в прошлом! Что вы тут натворили? Что твориться с природой? Урожай пропал, половину деревни смыло, молнии сверкают через раз?

— Это не я…Мать, она страдает… — Понурил он голову. – Нам нужен был спаситель, только вот с переходом не рассчитали…

— То есть вы только что чуть не прибили единственную надежду человечества? – Переспросила я, указывая на бледного незнакомца.

— Не совсем так, мы пытались его спасти, но я не мог рвать травы, сама знаешь…вот и пришлось звать тебя на помощь, кажись, уже жалею. – Снова опустил ветвистую голову.

— Спокойно, рогатый, разберемся, главное его откачать, а дальше без меня!

Маленькие чёрные глазки сверкнули на мохнатой морде, с надеждой уставившись на меня.

— Нужно отнести его ко мне в берлогу, пока не явились они… — многозначительно повёл рогами Дух.

— Ты боишься эльфов? – Удивилась я.

— За последние годы они стали намного сильнее и опаснее. Нужно быть осторожным. – Оглядываясь, шептал он. – Поторопись.

С превеликим трудом, но мне всё же удалось закинуть мужика на спину рогатого. Переводя дыхание, метнула взгляд на поляну, на том месте, где он лежал, трава оставалась изумрудно зелёной в виде человеческого силуэта. Присела, чтобы забрать кинжал, но тут послышался свист. Из-за урагана все птицы попрятались, не издавая ни звука, значит, мне пришёл аут.

— Нам нужно бежать! – Поднялась и замерла. Благородного рогатого вместе с мужиком и след простыл. Вот, же задница хвостатая, погоди, доберусь я до тебя.

Со всех сторон на поляну начала выходить армия длинноухих, нацеливая на меня стрелы. Незаметно сунула кинжал за пояс и прикрыла жилеткой, нервно соображая, что делать дальше. Круг стал сужаться, когда до меня оставались считанные метры, лесные эльфы остановились, пропуская вперёд командира.

Высокий долговязый блондин вальяжно подошёл ко мне вплотную и стал обнюхивать. Когда его острый нос коснулся моей шеи, я зарычала и неожиданно гавкнула. Тот, от испуга отскочил метра на полтора, поражая своей прыгучестью.

Осторожно поглядывая в мою сторону, что-то спросил у ближайшего стража на странном мурлыкающем языке. Я прислушалась, но, не разобрав ни слова, начала потихоньку удаляться, делая маленькие шажки в сторону, пока не упёрлась в грудь, сверкающую доспехами.

— О, привет!

— Ти зняешь челёвечеський? – Кривляясь, проговорил командир.

— А, ты, я смотрю плохо с ним знаком!

— Ми видьели, как мольния 30 ряз ударьиля в этю польяну. Это знак. – Господи, помоги мне оглохнуть! Я не могу больше слышать это издевательство! – Ти спасьитель!

— А?! – Переспросила я. Они меня не за того приняли! Вот же непруха! Хотя, если я буду плясать под их дудку, меня не убьют, по крайней мере, пока я не узнаю, зачем им нужен полуобморочный мужик. – Конечно!!!

Блондин снова промурлыкал своему советнику и поманил за собой.

— Тепьерь ти в безёпасностьи, спасьитель! – Клянусь, ещё одно слово, и мой кулак поздоровается с его челюстью!

Но, эльф, видимо, дальновидный попался, приказав своим построиться вокруг меня в плотный квадрат, поманил за своей обтянутой лосинами задницей.

Я то и дело оборачивалась, но дороги не видела, ушастые хорошо постарались отгородить меня от остального мира. Нервно теребя рукоять клинка, соображала, что делать. Сбежать не получиться, драться я не умею, могу врезать пару раз, да, и то от злости, пришлось телипаться вместе с ними, понурив голову.

Природа, Мать моя, во что ты меня втянула? Я понимала, что эта нервозность, эти ехидные реплики и наглость – не моё, это всё она, моё состояние зависело от того, как в данный момент чувствует себя Богиня. А, чувствует она себя, судя по всему, паршиво.

Наконец мы пришли, не знаю куда, но перед моим взором, наконец, показался лес. Начальник  конвоя приблизился к толстенной секвойе, провёл по ней ладонью и прямо у меня на глазах начали появляться кованные золотые ворота. Магический купол скрывал их мир от посторонних глаз, только эльфийская магия позволяла пройти внутрь.

Врата распахнулись перед нами с такой лёгкостью, словно парили в воздухе, не издавая ни звука. Судя по всему, это была главная дорога, по обеим сторонам от которой, невдалеке, начинались постройки, только стояли они вовсе не на земле. Каждая хижина и домик были расположены высоко на дереве, наполовину скрываясь в листве, чем дальше мы шли, тем больше и крепче были дома. Нам на встречу выходили семьи, с печалью, провожающие мой конвой взглядом. Их лица застилала неведомая мне печаль. Огромные голубые глаза, полные страдания пытались заглянуть в самое сердце, умоляя о помощи. Моё тело отозвалось неожиданным всхлипом.

Проходя мимо высокого дуба, я остановилось, что-то заставило меня поднять взгляд на кругленькое окошко  небольшого дома, спрятанного в ветвях. Прямо из него на меня смотрели два полупрозрачных глаза маленькой девочки. Я наклонила голову и улыбнулась ушастому созданию. Она спряталась, но тут же выглянула снова. Но меня подтолкнули, вынуждая продолжить странное шествие. Я помахала ей рукой на прощанье, не надеясь на ответ, но девчушка послала мне воздушный поцелуй.

— Дьети, невоспитанние! – Шикнул провожатый, а я случайно наступила на его витиеватый сандалий. Эльф кубарем полетел вперёд, царапая носом землю. Послышался заливистый смех, я засмеялась вместе с девчушкой. – Не смьеть! – Подскочив на ноги, мужик неистово начал махать у меня перед лицом длинным пальцем. – Плохо, спасьитель!

— Да, замолчи ты уже! Не могу больше слушать твой невыносимый голос! – Огрызнулась я, скрестив руки на груди.

Он хмыкнул и продолжил идти, прихрамывая на одну ногу. Сандалий так и не снял, делая вид, что всё в порядке, задрав нос к небу. Обиделся.

Спустя минут десять мы подошли к огромному раскидистому дереву, его ветви касались земли, произрастая в ней словно лианы. Широкие кожистые листья наполняли воздух вокруг приятной прохладой, а на ветвях, кое-где виднелись небольшие ягоды, напоминающие вишни. Я слышала о таких деревьях, они были по-настоящему волшебными: обладали лекарственными свойствами, хорошо выводили яды из организма, вот был бы у меня хоть листик, я бы сразу поставила на ноги того чудика.

Внутри притаился самый настоящий замок, вокруг царил полумрак. Некоторые стволы были приспособлены в качестве колон, другие – изогнутые в виде кресла. Вверху, виднелся балкон, подсвеченный сотнями светлячков, волшебная атмосфера. Почему-то здесь я чувствовала себя, как в сказке. Я такая маленькая, а вокруг настоящий волшебный мир, наполненный красками и новыми звуками.

Из глубины «замка» послышалось неясное бормотание, которое приближалось к нам быстрее, чем мой провожатый успевал шагать. Мы остановились у завешенной тиной комнаты, сквозь которую пробивалось мурлыканье множества голосов.

Эльф жестом приказал мне стоять на месте, а сам вошёл внутрь, видимо не стал испытывать моё терпение своим ломаным человеческим. После его ухода голоса стихли, и послышался лёгкий шелест со всех сторон. Лёгкие смешки и тихий шёпот вперемешку с шелестом одежды. Все обитатели королевства вышли посмотреть на меня. Я слегка поёжилась, ощущая себя зверушкой на ярмарке.

Эльфы и эльфини украдкой поглядывали на меня, сливаясь с общей обстановкой. Их одежда была того же цвета, что и листва, вместе с кроной баньяна – коричнево-зелёная с вкраплениями алого. Идеальная маскировка.

Наконец меня решили впустить внутрь, подтолкнув под рёбра.

Я нырнула в царство зелени. Как тут было прекрасно! Со всех сторон на тебя смотрят луговые цветы: лютики, ромашки, багульник, душица, зверобой и множество других. Свежие ароматы наполнили мои лёгкие сотней запахов, перемешались, сбивая  с ног. Не разбирая дороги, бухнулась в предложенный стул, одурманенная запахами.

— Значит ты спаситель? – Послышался грудной мужской голос.

— О, человеческий язык. Прекрасно! – Радостно всплеснула в ладони, но сердце начало нервно подрагивать, что-то здесь не так, потому что я не могла сфокусировать взгляд ни на чём другом кроме букета полевых трав.

Я не видела перед собой никого, всё превращалось в цветной калейдоскоп, играя с воображением.

— По секрету скажу, ваш слуга отвратительно им владеет, казнить его! – Хихикнула я и тут же осеклась. Дурман-трава, ну, конечно, вот почему я веду себя так неадекватно.

— Он не слуга, Эллариэль мой сын! – Грозно ответил мне обладатель грудного баритона.

— Ага, сын! – Хрюкнула я от смеха. – А задница, как у девчонки!

— Переборщили! Выводите её!

Меня под белы рученьки вывели прямо на дорогу, по которой мы недавно топали и усадили на огромный валун.

Перед глазами всё плыло, тело пошатывалось, пришлось спуститься на землю и облокотиться на прохладный камень. Это меня немного взбодрило, но состояние пока оставалось неизменным. Слегка подташнивало и клонило в сторону. Вдруг над головой послышалось мяуканье. Я сощурилась, пытаясь понять, кто меня позвал, но не увидела ничего кроме пары водянистых глаз.

Следом за ними последовала приятная прохлада на лбу и  тошнота отступила, сменяясь ослепительным дневным светом.

— Как тебя зовут, малышка? – Узнав в спасительнице ту девчушку из окна, спросила я.

Она лишь с интересом склонила голову, смотря мне на грудь. Я спохватилась, вспоминая, что там висит побрякушка от Духа Леса.

— Тебе нравится?

Малышка выглядела озадачено.

— Ты меня понимаешь? – Неуверенно переспросила я, глядя, как её ручонки тянуться к осколкам жемчужных ракушек, висящих у меня на шее.

Мгновенно стянула подвеску и вложила ей в руку.

— Дарю!

— Меримэ! – Послышалось издалека, девочка обернулась.

— Ты Меримэ? А, я – Аврора!

Но девочка испуганно бросилась прочь, прихватив подарок. А я осталась в компании двух ушастых, внимательно следивших за каждым нашим шагом.

— Чего уставился?! – Шикнула на одного, тот мгновенно отвернулся, позвякивая доспехами.

— Очнулась? – Послышалось сзади.

— Кто вы? – Устало прошептала я, вновь прислонившись к холодному камню.

— Я Император Натанниэль, властитель объединённых эльфийских территорий. Ты находишься в моей летней резиденции.

— Хм. – Снова хмыкнула. Просто прекрасно, отошла утром проветриться, а умудрилась спасти неизвестного мне ранее мужика, которого унёс на своём горбу говорящий олень, теперь вот разговариваю с владыкой ушастых тварей, предварительно надышавшись дурманом.

— Не отпустило… — Констатировал мужик.

— Продолжайте, продолжайте, мне просто интересно, на кой…простите, зачем я вам понадобилась? – Устремив взор прямо на мужика, спросила.

Император был одет в длинный халат бурого цвета, на голове витиеватая золотая тиара, длинную белоснежную бороду украшали те же цветочки, от которых мне стало плохо. Да, он наркоман! Поблескивая перстнями, он прошёлся по каждой пуговице на своей одежде, продолжая нависать надо мной.

— Кто ты? – Переспросил он, словно впервые меня увидел. Кажись склероз.

— Аврора, к вашим услугам, вставать не буду, ноги устали. – Развела я руками.

— Хорошо, Аврора, сегодня ты отдохнёшь, а завтра мы с тобой поговорим. Времени у нас мало, так, что церемониться я не стану.

И взмахнув шелестящим халатом, удалился прочь.

Не сильно то и хотелось с тобой разговаривать. Скорчив ему напоследок рожицу, отвернулась и принялась размышлять. До утра я останусь жива, а потом, что мне делать? Или сделать, как в сказке? Утро вечера мудренее?

Меня вновь подхватили под локотки и утащили вглубь проросшего баньяна. На этот раз комната оказалась безопасная и пустая, не считая тюфяка, набитого перьями и светильника, в котором мирно дремали сотни светлячков.

Вот, же любители дикой природы! Чертыхнувшись пару раз, выпустила бедных созданий на волю. Лучше буду без света, чем так издеваться над насекомыми. Подошла к круглому окошку в самом центре комнаты, и выглянула наружу. Снова лес, и не просто деревья, а покрытые белесым туманом настолько сильно, что не было видно стволов, лишь изредка проглядывались верхушки, с притаившимися там лесными жителями.

 

Я догадывалась, что где-то там, в вышине крон, прячутся дозорные, внимательно наблюдавшие за всем, что происходит вокруг. Сбежать просто так не получиться. Примерно через час меня посетила светловолосая эльфийка. Все здешние жители были удивительно похожи дуг на друга. Высокие, стройные, словно лианы, с белоснежными волосами и голубыми, почти прозрачными глазами. Под тонкой, полупрозрачной кожей просвечивались голубые вены, придавая сверхъестественный вид, словно они и не существа вовсе, а призраки Туманного леса.

Девушка поманила за собой, блуждая переулками, витиеватых стен, мы подошли к укромному источнику, притаившемуся в самом центре летнего замка. Она показала на воду, намекая, что мне нужно скупаться, потом кивнула в сторону приготовленной свежей одежды, аккуратно сложенной на камне, и вышла. Недолго думая, скинула старые тряпки, засунув под них, найденный кинжал спасителя, и окунулась в тёплые бурлящие воды. Рядом, на отточенном водой камне, пристроились ароматные пиалы с полупрозрачной жидкостью. Нырнула в воду с головой, задержав дыхание, и прислушалась к своему сердцебиению.

Богине было страшно, она носилась в агонии. Снаружи на мне это никак не отражалось, но вот внутри я просто пылала от нестерпимой горечи. Стараясь себя не сдерживать, закричала, вода всё равно заглушит все мои истошные крики. Я вопила, что есть мочи, пока не закончился воздух, потом пришлось вынырнуть. Тяжело дыша, смыла с себя остатки утренних приключений ароматным маслом и облачилась в предложенное платье, всё же лучше, чем моё старое.

Девушка поджидала меня снаружи, смирно скрестив руки. Стоило мне выйти, как она потянула меня за собой, приложив палец к губам. Провела она меня к той самой комнате с дурман-травой, только мы её обошли с восточной стороны и пристроились за «колоннами» баньяна так, что нас было невозможно обнаружить. То, что происходило внутри, мы не только видели, но и прекрасно слышали, благодаря небольшому приоткрытому окошку. Внутри, наконец я рассмотрела, на золотом троне восседал Император Наттаниэль, прямо перед ним, стоя на одном колене, склонив голову, его сын – мой провожатый-засранец. Владыка был очень зол, глядя на складку его лба, отпрыск же вовсю оправдывался, судя по тону.

 — Я не понимаю… — жалобно отозвалась я, когда девушка жестом приказала слушать.

Эльфийка достала из кармана бурого платья маленький флакончик и жестом показала, что я должна его выпить. Недоверчиво уставилась сначала на неё, потом на пузырёк с голубоватой смесью. Она закатила глаза и изобразила младенца.

— Меримэ. – И пальцем тычет в себя.

— Ты Меримэ? – Уточнила я, повторяя её жест.

Она замотала головой и снова повторила манипуляцию, только тогда до меня дошло.

— Меримэ твоя дочь? – Изобразила я младенца, на что она активно закивала и вновь подсунула под нос пузырёк.

Нервно передёрнув плечами, глубоко вдохнула и одним глотком выпила всю жидкость. Мгновенно закружилась голова, снова стало тошнить, уже хотела кинуться с проклятиями на эльфийку, как услышала голос, похожий на перезвон колокольчиков.

— Всё хорошо? Ты меня понимаешь?

Я заторможено кивнула.

— Слушай! – Снова указала она на окошко палаты Императора.

— Эллариэль, я предоставил тебе возможность показать себя, свои таланты и способности, но ты опозорил меня! – Зарычал Его высочество. – Где вы нашли эту девчонку? Ты уверен в том, что она спаситель?

— Отец, я выполнил всё, что вы мне поручили! – Неожиданно приятным баритоном произнёс молодой эльф. – Она находилась на той самой поляне, куда вы меня послали! Ваш оракул указал на неё!

— Оракул указал на бьющееся сердце на поляне! Вам стоило её проверить, прежде чем вести в мой дом! – Громогласно прокричал он.

— Я об этом позаботился. Она не видела дороги!

— Ты молод и наивен, мой мальчик! Ты же видел, как она быстро пришла в себя после снадобья! Вы нашли её босиком! Весь наш пол усыпан борщевиком и крапивой, но на её ногах ни единого ожога!

— Значит она спаситель! – Парировал сын, но  отец его перебил.

— Спаситель – человеческое создание! Ему тоже больно, страшно, он так же истечёт кровью, как и мы. Но не она… — указал он пальцем в сторону выхода.

Я в замешательстве уставилась на свою провожатую. Девушка была взволнована не меньше моего, постоянно косилась в сторону Императора и теребила длинную белоснежную косу.

— Но Оракул не мог ошибиться! – Снова зашептал мужчина, нервно теребя длинную бороду. – Она бы сказала, ради своей дочери…

Послышался всхлип. Я покосилась на эльфийку, та еле сдерживала слезу.

— Всё, нам пора, иначе заметят! – Шикнула и понеслась прочь, схватив меня за руку.

— Постой, не так быстро!  — Еле поспевая за ней, шипела я. Только сейчас обратила внимание, что полы дворца действительно были уложены травами, но мне вреда не причиняли. Странно.

Когда мы остановились у уже знакомой мне комнаты заключения, я утащила её внутрь, заперев двери.

— Почему ты мне помогла?

Девушка пыталась вырваться, но схватила её ещё крепче.

— Меримэ ты понравилась, она сказала, что в тебе свет! Она никогда не ошибается! – Её глаза отчаянно умоляли отпустить, но я упрямо сдерживала хватку.

— Что это за зелье, которое ты дала?

—  Для того чтобы ты поняла, что Император тебе не рад и может убить любым способом, так, что будь осторожна!

— Всё в порядке, к рассвету меня здесь не будет! – Самодовольно ухмыльнулась я, понимая, что умру прямо здесь в царстве ушастых, и никто не оплакает мой остывший труп.

— Если я говорю любым, значит любым. Постарайся ничего не пить и не есть! Я помогу тебе.

Тогда я её отпустила.

Мне капут…

Напоследок она обернулась.

— Кстати, зелье недолговечное, срок истечёт завтра в полдень! – И вышла.

Я рухнула на тюфяк и зарылась лицом в ладони.

 Мать моя Богиня, что мне делать? Чем я провинилась? Чтобы успокоиться, когда сильно нервничаю, я всегда напевала мелодию. Без разницы какую, будь то задорная частушка, либо ласковая колыбельная. Это всегда помогало собраться, привести мысли в порядок. Они словно ноты раскладывались у меня в голове на чётко расчерчённый стан.

Я тихо замурлыкала балладу про вереск, обречённо поглядывая в окно, вслед за уходящим солнцем. Именно сейчас моё сердце тосковало по простой прогулке полем, глотку свежего воздуха и ощущения свободы. Каждая строчка разрывалась миллиардами иголок, вонзаясь в покалеченное сердце. Было плохо, одиноко и страшно. До дрожи в коленках я боялась того, что будет дальше, я страшилась будущего.

— Она помылась, как вы и приказали, сейчас заперта у себя. – Отчеканил мужской голос за дверью.

Прерывать песню я не собиралась, жалобно протягивая строчку о несчастных, коих погубил король за их секрет. Двери с грохотом отворились, представляя моему взору Императора. Зачем он опять пришёл, сказал же, что оставит в покое до утра?

— Выходи! – Приказал он на человеческом, и отступил на шаг.

Я послушно поплелась следом, странно себя ощущая. Внутренний голос просто умолял подчиниться, соединяя с этим эльфом, видимой только для меня, жемчужной нитью. Он шёл впереди молча, а я следовала за ним, прикованная странными смешанными чувствами и эльфийской магией.

— Куда мы идём? – Настороженно спросила я, когда мы вышли за пределы дворца и направились прямиком в Туманный лес.

Но Император упорно молчал, продолжая шествовать впереди, даже не оборачиваясь. Страх отступил, на смену ему пришёл мой, уже привычный, сарказм.

— Ваше Высочество, может хватит, если хотите убить, убивайте, я в вашей власти! – Остановилась, схватившись за рукоять кинжала. Вот так, в отдалении от остальных ушастых, я вполне смогу справиться с пузатым Императором.

Но он упорно продолжал идти, пока не понял, что я остановилась.

— Иди за мной! – Приказной тон, и меня словно подтолкнуло в его сторону. Ноги сами зашагали.

Вот так, в молчании, мы прошли аж до самого выхода из леса, пока не оказались на той выжженной поляне.

— А теперь уходи! И быстрее!

Чего? Магия морока рассеялась, передо мной предстал тот самый спасённый мужик. Его чёрный плащ развевался на ветру, поднимаясь вверх, словно крылья огромного чёрного ангела. Бледная кожа, глаза цвета грозового неба и чёрные волосы дополняли образ существа из потустороннего мира.

— Ах, ты гадёнышь! – Накинулась я на него, повалив на землю, видать не до конца очухался. – По твоей милости я чуть не померла! Где этот рогатый? Я сначала убью тебя, потом доберусь до его кудрявой головы! Ты слышишь меня, скотина ветвистая!

Горланила я во всё горло, попутно пытаясь вырваться из захвата. Мужичара схватил меня за руки, закинув их за голову, одновременно прижав весом своего тела. Я попыталась укусить его за нос, первый раз это получилось, во второй раз мой рот был закрыт чёрной лаковой перчаткой незнакомца.

— Я надеру тебе задницу! – Рычала я сквозь кляп.

Мужчина сначала замер, затем внимательно на меня посмотрел и неожиданно рассмеялся. Я сверкнула глазами и продолжила возмущаться, от чего его смех стал заливистым, пока не превратился в дикий хохот. У меня, наконец, получилось выплюнуть перчатку, которая полетела прямо в лицо пленителя. Он замолчал и посерьёзнел.

— Я не знаю, кто ты, не знаю зачем ты меня спасла, но спасибо. А, теперь, если мы не поторопимся, нас поймают эльфы, и тогда оба лишимся головы. Поэтому, я сейчас встану и мы разойдёмся по разным дорогам, ясно!

Я внимательно всматривалась в его лицо. Он был прав, нас могли уже кинуться, что скорее всего и происходит. По нашим следам идут лучшие следопыты этого леса. Пора прекращать на него злиться.

— Хорошо.

Он встал и протянул мне руку, помогая подняться, но не отпускал.

— Кинжал верни!

— О, чём ты? – Наигранно удивилась я.

— Пожалуйста! – Теряя терпение, произнёс он, сильнее сжимая ладонь.

Я скривилась, но не сдалась. Я нашла, значит моё!

Мужчина внезапно оглянулся, его глаза превратились в чёрные провалы, теряя очертание, лицо заострилось и стало ещё бледнее, чем раньше.

— Бежим! – И потянул меня в густую чащу леса.

Я не бежала, а летела, почти не ощущая под ногами землю. Мужчина нёсся с такой скоростью, что я не успевала перебирать ногами. Мы прорывались сквозь заросли крапивы, которая, словно ласковая собачонка, поглаживала ноги, не смея жалить. Перепрыгивали через овраги, огиная крупные валуны. Вскоре я просто выдохлась, ощущая, как огнём полыхает грудь, каждый вдох давался мне с трудом. Наконец ноги просто отказались подчиняться, цепляясь за каждую веточку и травинку.

Незнакомец оглянулся на меня и, не раздумывая, подхватил на руки, словно я маленький ребёнок, а не взрослая девушка, и понёсся дальше. Он остановился лишь тогда, когда мы добрались до одинокого домика на окраине обрыва. Эта скала называлась Утёс Печали. Поговаривали, что здесь настолько мёртвая земля, что на милю вперёд не встретишь ни одной живой души.

Прямо на обрыве был построен сторожевой домик. Во времена Войны он служил хорошим наблюдательным пунктом, а сейчас просто прогнивает. Потому что люди бояться Туманного леса, а эльфы не сунут сюда носа, остерегаясь древней магии, которой пропитано каждое дерево и травинка, потому что всё, что здесь произрастает – отравлено. Не просто ядовито, а отравлено Печалью Богини.

Мужик опустил меня на дощатый порог, предварительно отперев двери.

— Входи и сиди тихо, я сейчас вернусь! – И ушёл за угол постройки.

Я осторожно заглянула внутрь. Пусто. Абсолютно пусто, ни кровати, ни стула, лишь одно единственное прямоугольное окошко у самого потолка. Сквозь него едва просачивался свет уходящего солнца, бросая страшные тени на дощатый пол. Бррр. Меня передёрнуло, но я всё же вошла. Половицы отозвались несчастным скрипом, поднимая облачко пыли.

— Всё чисто. – Отчеканил мужик и прошёл вперёд.

Проделав руками странные манипуляции, он запер двери и уселся на, внезапно появившееся кресло. Затем, словно туман, сверху вниз начало появляться настоящее убранство дома. Аккуратное створчатое окошко, уютный камин, пышущий жаром, несмотря на летнюю жару, широкая деревянная кровать, стол по центру комнаты и два резных кресла.

Морок, морок, куда не глянь в этом лесу, всё не так, как кажется на первый взгляд.

— Кто ты? – Уперев руки в стол громче, чем нужно, произнесла я.

— Присядь, — мягко предложил он, сбив меня с толку. – Потом расскажу.

Я окинула взглядом комнату и предпочла присесть на кровать. Подогнув под себя ноги, упёрлась лицом на подушку, приготовившись слушать.

— Для начала давай познакомимся! Меня зовут лорд Луксуриан Крам, я из Тёмной Империи, а ты?

— Богиня Фаросская! – Зевнув, огрызнулась я.

— Так разговора не выйдет… — тяжело вздохнув, он приложил руку к лицу. Бледность так никуда и не делась, но теперь появились синяки под глазами, ему было плохо. Но держался мужик молодцом.

— Аврора, просто Аврора. – Тихо прошептала, понимая, что вот-вот усну.

— Аврора.  – Устало протянул он, из-под ресниц глядя на меня. — Ещё раз спасибо за спасение. Хотелось бы знать, почему ты меня спасла?

— Да, знаешь, делать мне больше нечего было! Дай, думаю, прогуляюсь по Туманному лесу, кишащему кровожадными эльфами, да спасу отравленного мужика на поляне!

Пока я говорила свою тираду, незнакомец, подложив под голову руку, мирно засопел. Широкие плечи мерно вздымались, говоря о том, что сон был для него долгожданным спасением. Тут же почувствовала свою вину, если бы на поляне я не заупрямилась, была бы сейчас дома, в своей постели, а он спал бы на этой кровати. Ну, ничего.

Встала, прикрыла его одеялом и, взяв подушку, умостилась у камина, чтобы ночью не замёрзнуть. Стоило прикоснуться головой к подушке, как меня тоже накрыло сладким и долгожданным сновидением. В нём я была дома, в окружении родных. Мы сидели на поляне и распевали народные песни под звуки неумолкающих цикад. Внезапно на нас обрушился сумасшедший ураган. Подхватил всю мою семью и, спрятав в чёрных вихрях, унёс в сторону Туманного леса, который выглядел в сто раз мрачнее и устрашающе. Его покрывал уже не белесый туман, а клубы чёрного дыма. Я отчаянно вскрикнула и кинулась за ними, но меня словно что-то приковало к земле. Как бы я не старалась, сдвинуться хоть на миллиметр, у меня не получилось. Сердце разрывалось от боли, я кричала и умоляла Богиню помочь, но она словно издевалась надо мной, громко смеясь в ответ.

Проснулась я от того, что меня кто-то обнимает и прижимает к себе. Камин давно потух, тело содрогалось от холода и страха. Но тёплые объятия вселяли надежду на лучшее, завлекая обратно в сон. Дальше я ничего не помню, после пробуждения меня просто унесло в темноту.

Окончательно я проснулась от запаха какао. В моменты приступов единения с природой я могла просто впасть в транс и не приходить в себя несколько дней. Поначалу мама очень боялась таких обострений, но со временем научилась приводить меня в чувства. Не знаю почему, но именно запах таких редких и необычайно ароматных зёрен заставляли меня очнуться.

— Мама, — сквозь сон прошептала я и приоткрыла глаза.

В избушке никого не было, только одинокая глиняная кружка с дымящимся напитком. Осмотрелась, даже заглянула под кровать, и только потом принялась за напиток.

Обжигающий, горький, но такой бодрящий, он словно глоток адреналина. Отпила пол кружки, приятно жмурясь утреннему солнцу, пробивающемуся сквозь аккуратное окошко. Приподняла полупрозрачную занавеску и замерла.

С той стороны дома, на поляне, усыпанной ядовитыми хвойными иголками, в одних лишь штанах, размеренно махал руками лорд. Он плавно передвигался, переставляя босые ноги, прогинаясь и приседая от воображаемого соперника. Сделал несколько выпадов в сторону, поворачиваясь ко мне спиной. Всё его тело было покрыто сотней отметин, похожих на символы. Этого языка я не знала, он вероятно древнее человеческого, судя по небольшим угловатым завитушкам вверху каждого изображения. При каждом его повороте руны переливались от иссиня-чёрного до изумрудно-зелёного и словно светились. Мужчина прогнулся и вытянул вперёд руки, напрягая все мышцы так, что я видела вздувшиеся вены на его шее, и замер.

Он меня заметил. От неожиданности я упустила кружку с горячим какао, обрызгавшись с ног до головы. Мгновенно присела, краснея от стыда, не хватало, чтобы он подумал, будто я за ним подглядываю!

— Доброе утро, леди Аврора! – Весело отозвалось от порога.

Я мгновенно подскочила и приняла самую, что ни на есть, непринуждённую позу, опёршись обеими руками о стол. Незаметно для него, подвигая щепки под стол.

— Что-то произошло? Я слышал грохот. – И начал подходить, даже не удосужившись прикрыться рубахой!

— Всё в порядке, я просто зацепилась о стол! – Шарила ногой, в поисках щепок, в надежде, что он не заметил.

— Вы не видели тут кружку с кофе? На столе стояла. – Кто такой этот кофе, и почему он стоял на столе?

— Ничего я не видела, только вот глаза открыла! – Неужели всё это время я пила какой-то кофе?!

— Впрочем, ладно. Мы с вами вчера не договорили, прошу прощения. Нам нужно продолжить разговор и уходить, долго мы здесь оставаться не можем.

Наконец, натянул на себя рубаху и присел напротив.

— Итак, леди Аврора, вы так и не ответили на мой вопрос. Что побудило вас спасти меня?

— Я добрая.

— Олафриэль мне сказал иное.

— Олафриэль?! – Переспросила я, не понимая о ком он.

— Дух леса, говорящий олень, или ветвистая задница, как ты недавно выразилась. – Искоса глядя на меня, улыбнулся лорд.

Я прыснула, вспоминая тот момент, когда я обзывала рогатого, надеюсь, он не сильно обиделся.

— А, что он тебе сказал?

— Вообще много чего, но он очень жалеет о том, что позвал тебя на помощь!

— Его проблемы, я этого не просила! – Отвернулась я, понимая, что моё присутствие всем кажется в тягость.

— Чем ты нейтрализовала яд?

— Это допрос? – Взорвалась я, понимая, что злость во мне бушует ураганом.

Надоели все надоели! Помогла – не так! Спасла от смерти – почему? Прикрыла тыл – зачем ты вообще пришла?

— Хм, нет, просто, отравили меня не здешним ядом…как бы тебе объяснить… — замялся он. – Я престолонаследный принц Тёмной Империи, моя жизнь для многих преграда к власти, беря в учёт то, что мой отец вчера утром умер. Во время завтрака с семьёй, я не подозревал, что вся еда и напитки отравлены ядом, против которого в наших краях не существует противоядия. Последнее, что я помню – это обеденная зала моего замка, потом темнота.

— Глупый у вас народ… — Хмыкнула я, присаживаясь в кресло. – Тебя спасла крапива.

Вспомнив, как я обрывала листы, потом выжимала из них сок, руки покрылись влагой, словно заново ощущая то жжение.

— Было больно?

— Неважно. Теперь моя очередь! Почему все тебя зовут спаситель?

— Даже не представляю. – Искренне развёл руками мужик. – Олень мне об этом сказал, но ещё подсказал не выпускать из рук родовой кинжал. Он является ключом.

Я инстинктивно схватилась за поясницу, на которой до недавнего времени покоилось оружие и не нашла его.

— Ты это ищёшь?  — Поманив меня клинком, лорд тут же спрятал его за спину.

— Это воровство! – Возмутилась я, скрестив руки на груди.

— Нет, я просто вернул то, что и так принадлежит мне! А теперь нам пора собираться в путь. Я выведу тебя к деревне, там и разойдёмся.

Сборы заняли минут пятнадцать, пока он одевался и накладывал морок, я продолжала дуться, но уже на улице.

Подумаешь! Великая цаца! Спаситель! Больше никогда не откликнусь на зов Богини! Надоело быть на поводу!

Всю дорогу до Туманного леса мы шли в молчании, изредка останавливаясь, чтобы исключить погоню. Эльфов то никто не отменял!

В лесу было тихо настолько, что мы могли услышать эхо собственных шагов. Птицы молчали, даже комары не жужжали. Деревья, покрытые мхом, тихо погибали под воздействием неизвестной мне болезни, превращающей их в труху. Листья неприятно шуршали под ногами, давая понять, что Она больна.

Солнце стояло в зените, когда мы проходили выжженную поляну. Всю дорогу я размышляла о том, что будет после. После того как я вернусь домой. Что будет делать лорд? Что случилось с Матерью? Можно ли ей помочь?

Ещё издали мы услышали дикий душераздирающий вопль. Кричали со стороны моей деревни. Когда лес начал проясняться, моему взору предстала ужасная картина: все дома были выжжены дотла, кое-где ещё полыхало пламя, пожирая всё на своём пути. Несчастные люди метались в агонии, истошно вопя.

Я дёрнулась, но меня остановили, заткнув рот. Мозг болезненно пытался сообразить, что здесь происходит. Где моя семья? Что с ними? Я должна им помочь! Мне нужно туда!

Соседка мадам Рут, прикрывая окровавленную голову брела в нашу сторону, жалобно протягивая руки. Она увидела! Хотелось крикнуть, подбежать и помочь, но меня крепко держали в объятиях. Слёзы градом полились по щекам, туманя взор. Она слабо мычала, ей оставалось до нас всего метров сто, как её взгляд вмиг остановился, будто застекленел. Руки раскинулись в стороны, и она рухнула лицом в землю, больше не поднявшись.

Я содрогалась от рыданий, умоляя меня отпустить, пока не заметила торчащую из спины мадам Рут стрелу. Она поблескивала на свету перламутром. Эльфы.

Они каким-то образом догадались, где я живу, подумав, что после побега я пойду домой. Если бы я знала, чем всё это обернётся, ни за что бы не вышла из дома в ту грозу! Невдалеке, прямо на крыльце моего дома замелькала знакомая фигура ушастого провожатого.

— Она должна быть здесь! – Кричал один.

— Если не найдёте, убить всех! Пленных не берём! – Приказал тот и исчез в подворотне.

Это было приговором, сердце опустилось в пятки. Мне казалось, что эти слова набатом отбивают у меня в голове. Я должна их спасти, если покажусь, они не станут убивать остальных. Я нужна там.

И начала бороться, кусаться, брыкаться.

— Успокойся! – рычал лорд.

Но я его не слышала, мне нужно им помочь. Я их единственная надежда. Как этому тупоголовому кретину объяснить, что там моя семья?! Там все, кто мне дорог, ради кого я жила всё это время?!

Стукнула его по ноге, в попытках вырваться, но не учла, что стояли мы на краю небольшого оврага, уходящего вниз к реке. Когда лорд пошатнулся, мы кубарем полетели вниз, отскакивая от земли, словно мячики. Первым приземлился он, я упала сверху, но тут же вскочила и, не обращая внимания на дезориентацию после падения, помчалась в сторону деревни. Но была перехвачена. Мужчина обхватил меня за талию и повалил на землю, снова придавив собой.

— Эй, твари ушастые! Я здесь! – Уклоняясь от его рук, что есть мочи завопила.

Но мужчина оказался проворным и снова заткнул мне рот. Затем хорошенько схватив за плечо, встряхнул.

— Замолчи! Или мы оба трупы!

Сжав челюсти, насколько это было возможно, укусила этого гада.

— Там моя семья! – И мне снова перекрыли рот.

— Мне жаль! – Почти закричал он, снова встряхивая меня. – Мне очень жаль! – Уже тише добавил он. – Но, если ты сейчас же не успокоишься, нас тоже убьют! Понимаешь!

Мне было плевать. Если моя семья мертва, то и мне незачем жить. Я обмякла в  руках мужчины и молча зарыдала. Если он прав, то мне тем более следует показаться на глаза эльфам. Из-за одной прогулки, из-за одного спасения и одной лжи я потеряла всех, кем дорожила, кто любил и поддерживал меня. Я потеряла себя, свою душу и сердце.

 — Пошли, нам нужно уходить! – Пошептал в самое лицо лорд, но не спешил вставать.

— Уходи.

— Не дури! Они убьют тебя!

— Уходи! Иначе снова начну кричать!

Мужчина соскочил с меня и отошёл на шаг. Я окинула его мрачным взглядом. Из-за него погибла моя семья! Но сил, чтобы с ним бороться у меня уже не было. Я побрела в сторону деревни, еле передвигая ногами.

— Аврора!

Я обернулась и мгновенно погрузилась во тьму.

***

Очнулась с диким воплем, мгновенно садясь. В голове пронесли образы семьи уносящихся от меня в чёрном урагане.

— Не стоило тебя туда вести. В этих местах снятся вещие сны. – Тихо прозвучало рядом.

Я оглянулась и поняла, что снова нахожусь в той сторожке. Лорд принёс меня сюда и уложил в кровать. Какая забота! В сердцах откинула одеяло и обхватила колени, слабо содрогаясь от пережитого ужаса. Мужчина сидел на полу, прислонившись спиной к кровати, и жевал травинку. Я молчала, злобно поглядывая в его сторону, хотелось свернуть ему шею, или ударить чем то, но я не решалась, покачиваясь, словно сумасшедшая. Незаметно для себя, начала петь, чтобы успокоиться. Слова сами слетали с моих губ, словно так и надо. Жалобно протягивала строки об ушедшем на войну солдате, о котором плачет невеста, передавая всю ту боль, которая наполняла моё сердце. Словно этой девушкой была я и сейчас моё сердце рвётся об утрате любимого.

— У меня тоже была семья. – Внезапно произнёс лорд, до этого тихо слушая моё пение. – И была невеста.

— Их тоже убили? – Поинтересовалась я, утирая слёзы, всё ещё стекающие по подбородку.

— В то утро я был самым счастливым человеком на земле. Любимая сказала да, став моей невестой, отец собирался через неделю объявить меня Императором, мать ожидала скорого появления внуков. Все были счастливы. По крайней мере, так я думал, пока не сел за обеденный стол. Еда и напитки были отравлены. Умерли все, кроме меня. Это было моим наказанием, кто-то очень хотел, чтобы я видел последний вздох каждого дорогого мне человека.

И зарыл лицо руками. Это было ужасно. Как можно быть настолько жестоким и бессердечным человеком, чтобы сотворить такое. Я даже не представляю, как такое можно пережить. Ладонь сама легла на мужское плечо, все мышцы были напряжёнными и твёрдыми. Ему тоже тяжело. За своими проблемами я не замечала, что люди вокруг тоже страдают, что им тоже бывает больно. Его ладонь накрыла мою. Я не стала сопротивляться, просто выражая ему поддержку.

— Спой ещё, пожалуйста. – Едва слышно прошептал мужчина.

Эта простая просьба застала меня врасплох. Меня ещё никогда не просили спеть, обычно это происходило само собой. Я даже не знаю, правильно ли я пою, попадаю ли в ноты. Немного замешкалась, нервно ёрзая на постели.

— Когда я находился в предсмертном состоянии, я слышал песню. Она звала меня, вселяла надежду на то, что это всего лишь страшный сон. Потом я вновь её услышал…

Немного подумав, я протянула нежный мотив, мурлыкая колыбельную про дракона, который пытался при помощи магии влюбить в себя девушку, которую видел во снах. О его надеждах, переживаниях и огненной страсти. Голова мужчины плавно опустилась на плечо, давая понять, что мой голос убаюкал лорда.

Аккуратно вынула свою ладонь и, захватив одеяло, примостилась рядом с ним, облокотившись на кровать. Вдвоём не так страшно пережить смерть родных. Профиль мужчины при свете камина, был бледнее смерти. Грудь тяжело вздымалась. Ему что-то снилось, не очень приятное, судя по складке на лбу. Внезапно он дёрнулся и застонал. Не осознавая, что я делаю, обхватила мужское лицо руками и. словно ребёнку, прошептала:

— Всё хорошо, я рядом. Рядом. – Поглаживая по колючей щеке, повторяла эти слова, пока он не расслабился.

Глядя на него, такого беззащитного, сердце сжалось от боли. Насколько этот мир несправедлив и жесток! Сколько можно издеваться над людьми и отбирать у них самое дорогое? Зачем причинять им боль?

Хотела убрать руки, но была подхвачена и закинута на колени.

— Не уходи. – Прошептал он, зарываясь носом в макушку.

Я чувствовала себя двояко, вроде и сама к нему пришла, но не ожидала такого поворота событий. От его спокойного дыхания, и тёплых объятий, я не заметила, как провалилась во тьму. Проснулась я от лёгкого постукивания.

Сонным взглядом окинула тёмную комнату. Я всё ещё находилась на руках у лорда, но теперь он меня не сжимал. Снова стук, словно кто-то аккуратно стучится в окно. Пригляделась – никого. Лёгкий шелест и снова стук. Я аккуратно высвободилась из объятий мужчины и подошла к окну – никого. Хотела лечь, подумав, что это мне приснилось, но стук снова повторился. Стараясь не скрипеть половицами, вышла на крыльцо и чуть не вскрикнула.

— Олаф! – Я кинулась к лежащему у моих ног Духу леса. Из его груди торчала перламутровая стрела. Олень тяжело дышал, периодами похрипывая. Из раны сочилась бурая кровь, выжигая землю вокруг. – Олаф!

Обняла его за ветвистую голову и снова зарыдала.

— Малышка, моя малышка вернулась. – Сипло отозвался Дух. – У меня очень мало времени. Слушай внимательно. – Я кивнула, поглаживая по густой шерсти. – Спаситель один не сможет, ему нужна помощь. Ты – свет, направь его. И запомни, кинжал – это ключ. Найди оракула, она поможет вам.

— Что мы должны сделать? – Рыдая, вопрошала я.

— Спасти Богиню. Она умирает, только его дар сможет отогнать Чуму, помоги ему, малышка.

Огромные глаза закрылись, дыхание прекратило поднимать тяжёлую грудь. Задыхаясь от новой боли, взялась обеими руками за стрелу и хотела вытащить.

— Не смей! Она отравлена! – Мои руки были перехвачены лордом.

— Он умер? – Зарываясь в объятиях мужчины, я снова рыдала. – Я убью его!

— Кого? – Гладя меня по плечам, спросил мужчина.

— Эллариэля! И ушастого императора! Это всё они! Они их убили! Сначала мою семью, потом Духа! Я убью их обоих!

— Только не сейчас.

— Олаф сказал найти оракула, она нам поможет. Кажется, я знаю одного.

— Значит, нам пора собираться в путь.

Не успел он это сказать, как вокруг засвистело и засверкало, со всех сторон на нас помчалась стая эльфов.

Первого лорд перекинул через себя, ушастый упал навзничь и больше не шевелился. Второй подкрался к нему со спины, приложив кинжал к шее, Луксуриан рывком выбил оружие, скинул эльфа, бросив его же кинжал в следующего нападающего. Клинок, сверкнув, встрял блондину прямо в лоб. Я  в ужасе вскрикнула, прижимаясь всем телом к мертвому Духу, который на глазах начал испаряться, превращаясь в золотую пыль. Когда его совсем не стало, ситуация принимала страшный оборот. Двое схватили лорда за руки, а третий мчался к нему с оголённым мечом. Рубаха мужчины была разодрана надвое, с виска капала кровь, но взгляд, снова почерневших глаз, доказывал, что он не сдастся. Стоило мне вскочить, как шею обожгло, что-то острое упиралось мне в подбородок, сзади сильные руки прижали к себе.

— Спасьитель, прикажи своему пьсу остановьиться! – Послышалось за ухом. – Иначье он умрьёт!

Не передать словами, какое счастье я испытала, услышав этот голос. Сердце бешенным ритмом разгоняло кипящую от злобы кровь, обжигая тело. Я пылала ненавистью и жаждала мести.

Мрачно улыбнувшись сама себе, укусила принца эльфов за руку. От неожиданности он выпустил кинжал, чем я и воспользовалась, мгновенно подхватив его. Обогнув ушастого, подставила к его горлу нож и заорала на всю поляну.

— Прикажи своим огрызкам отпустить его! Ну же! – Закричала и ещё сильнее прижала остриё, чувствуя, как горячая струйка стекает по ладони.

Задыхаясь тот выполнил мою просьбу. После того, как лорд оказался на свободе, я продолжила. Адский план созрел в моей голове.

— А, теперь по одному заходите в дом! Шевелитесь, иначе отрежу ему голову! – Страшным голосом заорала я.

Неуверенно, но они всё же выполнили мой приказ, после того, как последний эльф оказался в сторожке, я впихнула туда принца и заперла двери. Лорд вовремя пришёл мне на выручку, иначе я бы не выдержала напора десяти эльфийских сил на деревянную дверь.

— Держи, я сейчас! – Крикнула ему и умчалась за камнями.

Чиркнув ими несколько раз на сухой мох, покрывающий строение со всех сторон, поддула и остановилась. Из маленькой искры мгновенно вспыхнуло кровожадное пламя, опоясывая дом по периметру. Послышались крики, возня. Но мне уже было плевать. Словно в бреду я прошептала:

— Убить всех, пленных не берём… — и, рухнув на землю, разрыдалась, глядя, как пламя жадно поглощает деревянный дом, пожирая эльфов. Крики, вонь обгоревшей кожи и угар от дерева произвели на меня поистине ободряющее действие.

Но привела меня в чувства пощёчина. Схватившись за щёку, обиженно глянула на лорда.

— Ты, что творишь!

— Кровь за кровь! – Прошептала я, и побрела прочь.

Не знаю, откуда во мне столько жестокости. Мозг твердил, что так им и нужно. Но упрямое сердце, умоляло им помочь, твердя, что это неправильно, что таким способом я родных не верну. И было право. Злобно крикнула на него и помчалась обратно. Лорд, накинув на себя плащ, ринулся в костёр, спасать эльфов. Послышался треск, и что-то упало, сердце дрогнуло. Что я натворила?! Богиня мать, помоги! И кинулась следом.

В сторожке, сквозь чёрный дым, виднелось два силуэта, лежавших на полу. В одном из них узнала светлую рожу принца. Схватила его за шиворот и потащила к выходу, выкинув с порога, словно собачонку. И кинулась обратно в поисках лорда. Хоть комната была небольшая, но обнаружить мужчину было трудно из-за постоянно вспыхивающего пламени и дыма, то и дело забивающего дыхание. Наконец, я его нашла, ничком лежащего под кроватью, из спины торчал знакомый мне кинжал. Плакать было некогда, потащив его за ногу, направилась к выходу, но упёрлась в запертую горящую дверь. И, зачем я только вернулась! Принц засранцев решил нас здесь закрыть! Не нужно было его спасать! Мы тут сгорим заживо, с тем учётом, что клинок спасителя торчал у него из спины. Проверять его состояние было некогда, поэтому со всей сердечной любовью, взмолилась Матери.

— Прошу тебя, Богиня, защити нас! Ты же знаешь, я не желала тебе зла! Прошу, без него я не смогу тебе помочь!

Подтянув Луксуриана к себе, нежно обняла за небритый подбородок. Он тяжело дышал, силы его были на исходе, а Богиня медлила. Но стоило мне об этом подумать, как вокруг нас что-то засеребрилось. Магический купол окутал нас, отгораживая от пожара и давая шанс залечить раны. Ведь, пока мы находимся в нём, силы нам даёт сама Природа, а, как известно, она Мать всего живого. Она – сама Жизнь!

Не теряя ни секунды, рванула кинжал из его спины. Это отозвалось криком боли. Приложила к кровавой ране ладони и снова взмолилась, но на этот раз всем известным мне Богам, понимая, что от Матери и так потребовала многого.

Боги часто откликались на мои просьбы, но требовали взамен ещё больше. За спасение утопающего щенка они, однажды, попросили принести его же в жертву. Тогда меня это настолько поразило, что я отказалась от их помощи, нырнув в дикую бурлящую реку. Неким чудом удалось спастись не только мне, но и Джеку, который прижился у нас с тех пор. Второй раз, когда я просила помощи,  мать сильно заболела, тогда они потребовали кровавую жертву, я смогла утолить их жажду маленьким барашком. Мать не знала, как я рыдала над кудрявым тельцем, не знала, что я сделала. Но удивилась, когда почти мгновенно встала на ноги.

Я страшилась того, что они потребуют взамен, но сильнее боялась, что если умрёт Луксуриан, Богиню уже ничто не спасёт, как и мой мир.

— Маленький цветочек снова просит нашей помощи? – Издевательским громом разнеслось по куполу.

Вскинув взгляд вверх, роняя слёзы, прошептала просьбу.

— Жизнь за жизнь, одуванчик,…ты же знаешь… — прошипело у самого уха.

Я вздрогнула, но приняла такую жертву.

— Кто умрёт?

— Не спеши, самоцветик, мы вернёмся, чтобы забрать своё… — Громогласно засмеялись боги и умолкли.

Луксуриан зашевелился, поднимая суровую голову. Лицо было осунувшимся, казалось, бледность стала его спутницей, отдавая синевой под глазами. Взгляд васильковых глаз остановился на мне, словно не понимая, что сейчас произошло. Я была безумно рада, что Боги помогли, но ужасно было осознавать, чью жизнь они потребуют взамен.

Мужчина огляделся вокруг, потом молниеносно скинул рубаху, пытаясь дотянуться до раны, которая на моих глазах исчезала, превращаясь в ещё один символ. Получается, что сами руны были своего рода отметинами, оставленными Богами за спасение? То есть я не первая, которая вернула его к жизни при помощи высших сил? Кто-то на протяжении всей жизни молился за его спасение?

— Как ты?

— Аврора, что ты натворила? – Закричал он в ответ, яростно сверкая чёрными глазами. – Что ты натворила?

Мужчина в порыве злости стукнул рукой хрустальный купол, который защищал нас всё это время. Магия пала  от его эмоций, разлетевшись на сотню осколков. Я вздрогнула, но больше не плакала. Сил не осталось даже на то, чтобы ответить ему.

Лорд поднимался с колен, словно падший ангел, перемазанный золой и с обломанными крыльями. Взгляд пылал ненавистью, устремившись на меня. Я гордо подняла подбородок, отвечая ему тем же.

— Глупая девчонка! – Шипел он. – Я пытался быть светлым! Я изо всех сил старался спрятать свою сущность! Что ты натворила?!

Его голос эхом отбивался от обугленных стен, звеня в ушах. Но я упрямо продолжала молчать. Прямо на глазах мужчина словно вырос в размерах, лицо приобрело острые черты, глаза снова впали, теперь зияя пустотой. Руки покрылись канатами вен, плечи округлились. Из нутра у него вырвался самый настоящий животный рёв. Вместе с ним отчаянно ревела Богиня, словно его превращение отравляло её, причиняло нестерпимую боль. Когда мужчина или же тёмный, расправил плечи, земля содрогнулась и замерла. Наступил конец, она умирала, и я ничего поделать не могла.

Но дальше, дальше было ничего…чёрное, зияющее пустотой ничего…

Я открыла глаза, смахивая подступившие слёзы, и чуть снова не расплакалась. Потолок, усыпанный мириадами рисованных звёзд, эти краски привёз из другого королевства отец, когда ездил на торги. Это мой дом, моя спальня, мой мир. Потрогала быльце кровати, ощущая шершавость под ладонями, льняная простынь холодила тело, утренний ветерок ласково ласкал лицо, высушивая ночные слёзы. Неужели весь этот кошмар мне приснился? Неужели все, кто мне дорог живы? С бешено бьющимся сердцем помчалась вниз, перепрыгивая через ступени. С кухни пахло какао и блинчиками. У плиты стояла мама, вытирая перепачканное мукой лицо. Подлетела и заключила её в объятия, стараясь опять не расплакаться.

— Мамочка! Как я рада тебя видеть! – Она удивлённо окинула меня взглядом и рассмеялась.

— Мы не виделись целую ночь, родная, это много? – И обняла меня ещё крепче.

С порога послышался папин голос.

— Дана, сегодня клёв прекрасный, целую неделю у нас будет рыбное меню! – Перекладывая снасти на комод, отец поспешил на кухню.

Я кинулась и его обнимать, боясь, что они растворятся в воздухе, словно призраки. Но нет, это были они из плоти и крови, мои родители, живые и невредимые. Это был просто адский сон, он заставлял меня умирать снова и снова, причиняя нестерпимую боль, разрывая сердце на тысячи осколков. Но, слава Богам, он закончился, и я снова с родными, я рядом с теми, кто любит меня. Я дома.

Умываясь на заднем дворе, я по привычке взглянула на небо и, с замиранием сердца наблюдала за чёрными тучами. Они надвигались с востока, словно тёмная армия, неся боль и разрушения. Подавив крик, помчалась на холм, чтобы улучшить обзор. Глаза меня не обманули, чёрная стая плыла по небу, поглощая лазурную синеву. Пока ещё вдалеке, сверкнула молния, дробя небосвод. Следом прогремел гром, закладывая уши.

Это снова началось. Тот день, тот роковой день снова повторился. Сейчас будет гроза, за ней последуют ливни, река выйдет из берегов и затопит половину деревни. Я уйду в лес, и погибнет моя семья.

Тряхнула головой, отгоняя мрачные мысли. Нет, в этот раз будет по-другому! Я не пойду никуда! Ни за что не подвергну свою семью опасности. Хватит с меня приключений, спасайте свой мир сами. Снова сверкнула молния, но я гордо удалялась прочь, напевая колыбельную.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

20.07.2021


Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть