18+








Содержание

Серия: Восемь Разновидностей;

Вид: оборотни;

История №1: Семья Жмуровых

ХМУРЫЙ ВОЛК И ЕГО МИЛАЯ ПАРА.

ПАРАЛЛЕЛЬНАЯ ВСЕЛЕННАЯ – мир, в котором автор творит и видит то, что хочет ☺

1.

Руссия, начало июня 2020 года.

Солнце отбрасывало последние лучи, цепляясь за горизонт земли. Сумерки сгущались вокруг леса, придавая тому таинственности и сверхъестественности. Густой лес выглядел зловеще и нёс в себе пугающую красоту. Дневные обитатели леса уже скрылись в своих норках и домах на ночной сон. Сейчас лес наводнили ночные обитатели (хищники), которые вышли из своих укрытий. Лес никогда не переставал жить своей жизнью. Днём он жил яркими красками и звуками, а ночью тишиной и охотой.

По «мёртвой» трассе ехал одинокий автомобиль, маленькая машинка Евроле-Парк чёрного цвета. Им управляла одинокая девушка. Она успевала смотреть на дорогу, любоваться здешней природой и по привычке посматривать на телефон, который лежал на пассажирском сиденье. Рядом с ним лежал павербанк. Оба гаджета были разряжены. Хорошо хоть бензина достаточно, но на первой же заправке нужно дополнить бак до полного и зарядить устройства.

Она уже третьи сутки находится за рулём, с короткими урывками на сон, но с периодическими остановками на еду и поход в дамскую комнату. И как она могла забыть подзарядить гаджеты, сокрушалась девушка. Сетовала, но не винила. В её душе, голове и естестве царил первозданный хаос. Благодаря наставлениям брата, девушка в городе (откуда она сбежала) сняла деньги с банковской карты. Сменила номер телефона, подкупив сотрудника салона связи, и зарегистрировала номер на другого человека.

Небольшая спортивная сумка с вещами лежала на заднем сиденье автомобиля, взятого напрокат, опять-таки на чужое имя благодаря дружбе брата с владельцем фирмы по предоставлению автомобилей в прокат. До того, как телефон окончательно разрядился девушка общалась с братом и предупредила его об этом, пообещав, что как только сможет зарядить телефон тут же связаться с ним. Но и успела ему скинуть свою последнюю геолокацию.

И вот уже два часа она едет без связи, но не превышая скорости (тише едешь-дальше будешь, а ей нельзя быть обнаруженной) на всём своём пути из Остовской области через Урскую в Омсомольскую область, не забывая смотреть красоты, тем самым отвлекая себя от воспоминаний. Нельзя ей впадать во тьму, нужно держаться и как только прибудет на место назначения сразу же обратиться к специалисту. Он ей поможет, утешала себя девушка, обязательно поможет. «Главное добраться до брата», проныла трусливая сторона в ней. «Непременно доберёмся», успокаивала смелость.

В былые времена девушка не была разрознена на несколько сторон души. Была единым целым. Но теперь приходилось терпеть и слушать себя с разных сторон. Пока она слушала себя, заметила впереди огни, переливающиеся разными цветами. Приближалась к зданию, одиноко стоящему у трассы в окружении лесов и полян.

Машинка остановилась. Девушка из бардачка достала дорожную карту Урской области, которую купила на заправке, и сверилась с ней. За лесами на карте значились небольшие поселения. Значок на поселении указывал на ограничение посещений. Следовательно, населённый пункт принадлежит другим Расам, каким не указано. Другие Расы запрещают в открытую это показывать. Девушка свернула карту и убрала обратно. Схватила руль руками и, постукивая по нему большими пальцами, думала.

Другие Расы были дружелюбны к людям. Между собой они могли воевать (не в прямом смысле этого слова), но людей никогда не трогали. Её не пугало, что они могут смотреть на неё, как на пищу. С этими проблемами разобрались уже давно на Совете Разновидностей. Сначала люди сдавали кровь, потом фармацевтические компании разработали искусственную кровь, не отличающуюся от настоящей, которую совершенствовали с каждым годом. Лабораторные фирмы фармацевтики выпускают новые изобретения – таблетки и эликсиры для всех видов других Рас. Человек-еда канули в небытие.

Дело было в другом. В ней и её страхах. Она осмотрела парковку у здания. Спортивные байки, харлеи, большие автомобили – всё кричало о принадлежности к мужскому роду. Но между всем мужским спрятались и три маленьких автомобиля (красный, жёлтый и салатовый). Значит женщины здесь присутствовали. И она лишь надеялась, что это были женские особи других Рас, так как были сильнее человеческих, не уступали силой мужским особям и лояльно относились ко всему женскому роду.

Девушка посмотрела на разряженный телефон и павербанк. Выбора нет, поскольку, судя по карте, следующая заправка далеко, а застрять на пустынной трассе без связи среди лесов и поселений других Рас, дело провальное. Пусть Совет Разновидностей и постановил помогать любой Расе, но без телефона она не сможет набрать даже 112.

Вздохнув, она завела автомобиль и поехала на парковку, как оказалось бара. Название заведения мигало всеми цветами радуги «У-у-у, вой на луну». Серп луны на небосводе вечера висел прямо над крышей бара. По бокам бара стояли сарай и гараж. Курящих на улице не было, да и звуков музыки не доносилось. Руки снова сжимают руль в попытке взять из него храбрости. В сердцах выругавшись на свою трусливость (раньше она не была нерешительной, но и на рожон не лезла), схватила маленькую сумочку с пола пассажирского сиденья, гаджеты, проверила наличие перцового баллончика, коим обзавелась в количестве трёх штук. Один в сумочке, второй в бардачке и третий в кармане джинсов. Закрыла окна транспорта, глубоко вдохнула-выдохнула и посчитала до десяти. Открыла дверь. Направляясь к двери бара брелоком закрыла автомобиль и тот мигнув ей на удачу встал на сигнализацию. Брелок убрала в карман штанов для быстрого доступа в случаях непредвиденных обстоятельств. Фасадная часть бара была без окон, только дверь, вывеска с названием и другие мигающие украшения.

Ухватившись за ручку двери, девушка вновь посчитала до десяти. Если будет хотя бы одна женщина, ей будет спокойнее. Женские особи других Рас не дают в обиду человеческих, да и Совет Разновидностей запретил причинять вред женским особям, детям и старикам всех Рас. Она боялась другого. Мужчин. Досчитав и выдохнув страх, она толкнула дверь…

2.

Когда дверь распахнулась, все присутствующие разом повернули головы в её сторону. В зале появилась тишина. На лице каждого удивление сопровождалось поднятыми бровями. Девушка окинула бар быстрым взглядом. Отдыхающие как один похожи друг на друга. Темноволосые, высокие, крупного телосложения и кареглазые. Они пугали своей природной мощью. Взгляд дошёл до барной стойки и барменши. Та не отличалась от мужчин в баре ничем, кроме роста и более утончённого телосложения. Девушка, опустив голову, пошла к барной стойке.

Каждая голова провожала её. Барменша вышла ей на встречу, не выходя из острова. Гостья пристроилась с боку стойки.

— Приветствую в баре «У-у-у, вой на луну», — проговорила, а точнее провыла, барменша, — Меня зовут Лена.

— Добрый вечер, — проблеяла девушка, — мне нужно зарядить телефон и павербанк. Я заплачу вам.

Она протянула указанные гаджеты вместе с устройствами для зарядки трясущимися руками. Гостью трясло от внимания всех посетителей бара, кто-то даже встал со стульев, чтобы наблюдать за ней. Тёплые руки Елены ухватили гаджеты и холодные пальцы девушки.

— За помощь не просят оплаты, — Лена тепло, как и её руки, улыбнулась ей.

Девушка сжала губы, сдерживая накатившиеся слёзы, и кивнула в знак благодарности.

— У вас можно перекусить? Или здесь только выпивка продаётся?

— Могу сделать сэндвичи с курицей, помидором и сыром, — ответила Лена, так и держа пальцы девушки.

Холодные пальцы их гостьи начали отогреваться, а вот душа всё ещё в анабиозе, подумала Лена, не отрывая глаз от голубых глаз платиновой блондинки. Красивый и густой волос посетительницы собран в высокий конский хвост. Одета девушка не по летнему сезону, в водолазку чёрного цвета, сверху белая рубашка с длинным рукавом и джинсы. На ногах босоножки на танкетке. Дитя в беде, поняла истину Лена.

— Благодарю, — согласилась девушка.

— Могу ещё предложить чая, — дополнила заказ барменша.

Судя по тёмным мешкам под глазами на круглом лице – кофе ей вместо воды. Боится уснуть? Или боится заснуть? А может вообще не может спать?

— А кофе нет? А то мне ехать всю ночь.

Кофе есть, но Лена отрицательно покачала головой. По девушке видно – она не спить уже давно, а люди должны спать.

— Тогда крепкий и сладкий чай, пожалуйста, — сдалась гостья.

Лена кивнула, принимая заказ. Осмотрела помещение бара в поисках уединённого места.

— Присядь, дитя, туда, — она указала пальцем на столик с небольшим диванчиком, но огороженным невысокой стенкой, как в офисных компаниях.

Гостья кивнула.

— Не бойся, дитя, тебя никто не тронет, — пообещала Лена, — Мы все из другой Расы и женских особей не обижаем.

Девушка запаниковала. Она единственный человек. Мужские особи других Рас сильнее, человеческие мужчины ничего не могли поставить в противовес им, а что говорить о ней?

— К тому же, — привлекла Лена внимание гостьи, — я не дам тебя в обиду!

Это успокоило и девушка, заламывая пальцы рук с опущенной головой, пошла в указанное место. Мужские особи, а точнее здесь самцы, смотрели на девушку. А чего и не посмотреть, мысленно пожала плечами Лена, тело у девочки для оборотня соблазнительное. Широкие бёдра заманчиво (не специально, а из-за высокой подошвы обуви) покачивались при ходьбе. Девушка была пышнотелой, длинные волосы в хвосте гладили спину.

— Ты с ума сошла? – прошептал хозяин бара по имени Степан, сидящий среди отдыхающих за барной стойкой.

— Присмотри за ней, — просто говорит Лена и уходить на кухню.

Но Степан идёт вслед за ней. Он останавливается в проходе.

— Лена, она человек, — уже громко говорит хозяин бара, — Ей здесь не место!

Лена не отвечая поставила гаджеты на зарядку и начала приготовление сэндвичей.

— Здесь есть оборотни из других стай, — продолжал Стёпа, — которые не придерживаются условия об обоюдном согласии. Насилия конечно не будет, но заставить согласиться смогут, чтобы обойти Закон.

Глубокий баритон Стёпы (ему бы петь шансон, в который раз подумала Лена) доводил ей информацию, хорошо ей известную.

— Они её здесь не тронут, — ответила барменша, нарезая помидор.

— Возможно, но её аромат может заставить передумать учуявшего и увести её для спаривания, несмотря на отказ и Законы.

— Ты почувствовал её аромат? – удивившись, спросила Лена.

— Да, — кивнул оборотень, — сладкий, словно свежеиспечённая булочка со вкусом шоколада.

— Значит, защити её от других, — продолжая нарезать сыр, сказала Лена.

— Здесь нейтральная территория и они мне не подвластны…

— Здесь ты Закон! И должен защищать своих посетителей! – нагло сказала волчица.

— Ты зарядишь телефон и павербанк, и отправишь восвояси. А на это время я ей обеспечу защиту.

— Спасибо, — сказала Лена, укладывая сэндвичи на тарелку.

— Замечу, что ты должна была сразу её выпроводить!

— По Закону мы ей должны помочь, — не соглашалась волчица.

— Раньше тебя это не останавливало, — аргументировал Степан.

— Правильно заметил – раньше.

— А теперь что-то изменилось? – не унимался самец.

— Изменилось, — ответила Лена, заваривая чай.

— Что именно?

— Ей нужна помощь, — уклонилась от точного ответа волчица, причём выделила последнее слово.

Стёпа молча ждал продолжения. Но такового не последовало. Пожевав недовольно губы, он вернулся в бар.

3.

Когда Лена скрылась за дверью «только для сотрудников бара» девушка заволновалась. Она прижала сумочку к животу, рука непроизвольно залезла во внутрь сумки и нащупав перцовый баллончик, немного успокоилась.

Официантки сновали между столиками, огибая её. Мужчины другой Расы чаще стали ходить по помещению бара. И каждый смотрел на неё. Малая часть мужчин принюхивалась к ней, и на их лицах появлялось блаженное выражение. В такие моменты паника прибивала девушку к диванчику бездвижно, только глаза могли двигаться, а мысли метались от страха и воображения.

Девушка опустили голову, и смотрела на столешницу. Не видишь, значит, такого нет. Но нутро «видело» их заинтересованные взгляды. Их похоть…

«Да откуда тебе знать, что это похоть?» с сарказмом вразумляла смелость. «Хочешь сказать – нет?» взвизгнула трусость. «Мы никого сексуально не привлекаем» промямлила неуверенность. «Доказательство обратного на нас есть!» осадила трусость. И в подтверждение трусливых слов девушка погладила предплечье руки, которая сжимала баллончик в сумке.

Служебная дверь открылась, немного скрипнув, и девушка в надежде вскинула голову. Но у двери стоял мужчина другой Расы. Высокий, мощный, сильный и пугающе хмурый. Его чёрные брови недовольно нахмурены, голова повёрнута в её сторону, а губы сжаты в признаке негодования. Девушка сглотнула, сжалась и снова уткнулась в столешницу.

Ей здесь не рады! Она лишняя! О чём только думала, заходя суда? Слёзы обожгли глаза от обиды. Дружелюбность других Рас строилась на Законах, защищающих людей, и обязывали помогать им. Но все Расы были замкнуты и не открывались другим видам. А с людьми вообще вели себя изолированно. Так как человек был хрупким по своей природе и поэтому Законы строились жестокие, особенно наказание за их несоблюдение. Нарушение – смертная казнь тебе и близким, кроме детей. Поэтому в любой другой день она бы не остановилась здесь. А сейчас она в их глазах человек-женщина-Закон, и зная все вытекающие последствия в случае нанесения вреда, являлась угрозой и проблемой. Сегодня у неё нет выбора, кроме как терпеть.

Её мысли разогнала появившаяся тарелка с едой и кружка с чаем. Девушка подняла голову, чтобы посмотреть на барменшу. По напряжённому телу и срывающимся слезам, Лена поняла, что девочка на грани истерики.

— Расслабься, дитя, никто тебе не навредит, — снова пообещала Лена.

— Они смотрят на меня, — борясь со слезами, промолвила гостья.

Тепло рассмеявшись Лена объяснила почему:

— Это потому что ты человек. Двадцать лет мы не видели в нашем захолустье путников из человеческой Расы. Последний раз к нам заглянул заблудившийся человек, путешествуя по родной земле. Больше люди через нас не проезжают. Обычно они пользуются самолётами и поездами, это быстрее, нежели на автомобиле.

Девушка не заметила, как барменша подсела к ней. Лена подтолкнула тарелку. И всё это время не отрывала глаз от девушки. Она что пытается прочитать её душу? Гостья взяла сэндвич и надкусила его.

— Почему не полетела на самолёте? – спросила Лена, читая выражение лица собеседницы.

— Боюсь летать.

— А поездом? – Лена немного приблизила лицо к ней.

— Боюсь поездов, — на эту реплику Лена недоверчиво подняла изящную бровь, и девушка тут же исправилась в своей лжи, — Укачивает.

Было видно, что Лена не поверила, но приняла оправдания.

— Ешь, дитя, не спеша, — и ушла.

Рядом с женщиной другой Расы девушке было спокойно и тепло. А с её уходом, пусть и недалеко, всего лишь за барную стойку, стало тревожно. Чтобы отогнать тревогу и волнение девушка периодически поглядывала на Лену.

Когда тарелка наполовину пустовала, а чай был не допит, к ней неожиданно и нагло подсел мужчина. Огромный и устрашающий. Одет в кожаную куртку с металлическими шипами и штаны. Чёрные волосы затянуты в хвост на затылке. Полные губы растянулись в открытой улыбке, открывая ровные белые зубы, что придавало улыбке хищности.

— Привет, красавица, — он приблизился к ней и потянул носом, глубоко вдыхая.

Глаза только что были карие начали чернеть, и улыбка теперь превратилась в настоящую хищную. Огромные ладони нежно погладили плечо девушки. Гостья в страхе отшатнулась от него и посмотрела в сторону барной стойки. Лены там не было. Сотрясаясь крупной дрожью, девушка обречённо перевела взгляд на мужчину. Тот пододвинулся ещё ближе и снова втянул воздух. Рука в сумке, в мёртвой хватке сжимающая баллончик, онемела. Страх выбил алгоритм действий тела. А мужчина продолжал нюхать её и стонал, словно занимался сексом, получая наслаждение.

— Какой аромат, — пел мужчина, — Мой аромат, — рыкнул он.

И резко схватив девушку за запястье, вытащил из-за стола. Всё тело безвольно под чужой волей двигалось, а на её призывы использовать баллончик, тело не откликалось.

— Отпустите меня, — потребовала девушка, упираясь босоножками в пол.

Все посетители вскочили с мест и наблюдали, но ни один не пришёл ей помочь! Один мужчина, сидевший за стойкой, скрылся за служебной дверью. Пока её против воли волокли, девушка упиралась ногами в пол и требовала отпустить. Мужчина весело хмыкнул и остановился. Резко повернулся к ней. Присел, обнял за колени и, вставая, закинул себе на плечо. Девушка охнула, но продолжала брыкаться. Она била его по плечам и спине, а он лишь громко смеялся её трепыханиям. От несильного шлепка по ягодицам девушка усмирилась. Мужчина руку с попки не убрал и почувствовал, что её владелица сжалась. Это возбудило оборотня, и он принялся поглаживать ягодицы.

Обернулся в толпу и кивнул своим друзьям в знак, что пора уходить. Ещё двое встали и пошли к другу с ношей. Они направились на выход.

4.

Степан периодически заходил на кухню, проверяя заряд гаджетов, но те как назло еле заряжались. В помещении бара, наполненного запахом леса и земли, свойственного оборотням, смешивался аромат (ваниль и шоколад) человеческой самки, он не мог долго там находиться. Ему нравился (даже слишком!) её аромат. Да и вообще ему нравились человеческие самки своим разнообразием – формами тел (худенькие и пышнотелые), ростом (невысокие, среднего и высокого роста), цветом кожи, глаз и волос. Самки оборотня были от природы все как одна – высокие (на пол головы ниже самцов), стройные и сильные (не уступали в этом самцам). Самцы были в восторге от человеческих самок и поэтому имели мимолётные отношения (только с защитой и по обоюдному согласию) с ними. Но никогда не женятся на них из-за внутреннего закона видов всех Рас – чистота крови и рода. У людей были недостатки, самым главным – хрупкость и короткая жизнь. А какие гены они передадут щенкам, никто не хотел знать и проверять!

Девушка привлекла его своим ароматом, от чего его волк заскулил и чуть не взял верх, потому что ещё пара-тройка оборотней учуяла этот аромат. А это уже соперничество, выяснение кому будет принадлежать самка. А там недалеко до боя. Этого он не хотел! Ему этого не нужно! Он жил на нейтральной территории, подчинялся Законам Совета Разновидностей и оборотней, но ни к одной стае не принадлежал. А его и не звали, так как не хотелось иметь ещё одного Альфу, ведь придётся считаться с мнением и спорить, а это может привести к конкуренции и потери должности вожака. Альфы не склоняются друг перед другом, перед ними склоняют голову.

Поэтому давным-давно он выкупил участок земли границы, которой начинались от поселения оборотней стаи вожака Ратибора, а заканчивались поселением вожака Ярослава. Это многие гектары земли. Государство выделило ему этот участок земли для создания своей стаи. Но стаи он не создал, зато имел семью с названными братом Борей и сестрой Леной. В баре работали самки из близлежащих поселений. Посетители тоже приезжали из поселений Ярослава и Ратибора. Враги в привычной жизни, здесь становились собутыльниками. В своём баре он запрещал пропагандировать политику своих стай, драки и жестокость. Разрешалось отдыхать и общаться. Всё шло идеально до прихода человеческой самки.

Стёпа вновь посмотрел на заряжающиеся гаджеты. Прибавилось лишь несколько процентов. Самец от досады рыкнул. Лена спустилась в подвал за выпивкой, а он не в состоянии сидеть в помещении бара и упиваться ароматом человеческой самки, ушёл на кухню, попросив приглядеть за гостьей Борю.

На кухню влетел Боря.

— Я же попросил приглядеть за человеком, — цокнув языком, недовольно сказал Стёпа.

— Самцы стаи Ратибора забирают человеческую самку!

Громко зарычав от раздражения Стёпа рванул из кухни. От людей одни беды! Особенно от женщин! Он понимал самцов любой стаи, которые учуяли этот аромат. Самки оборотней рождались три к семи, и не каждый самец может запечатлеться с самкой, вот им и срывает голову ароматами человеческих самок. Трём самцам из семи повезёт с самкой, а другие обречены на одинокую, пусть развратную и развязную, жизнь без права обзавестись парой и щенками. Мимолётные отношения помогают от сексуального воздержания. Но каждый самец мечтает о своём потомстве. Стёпа тоже мечтал об этом, а потом смирился. Ни одна самка не посмотрит ему в глаза, чтобы не запечатлеться с ним (хотя мать-природа и судьба решает!). Пара-самка должна следовать за парой-самцом, а самки любят стаи, там для них безопасно, особенно для щенков. И все знакомые ему самки знают, что Стёпу не примут ни в одну стаю, а свою он создавать не будет, поэтому они избегают его и бар.

Кроме Лены, Ольги и Вероники. Последняя уже запечатлена с оборотнем по имени Константин из стаи Ярослава. Ольга, она же Ольгинка, из стаи Ратибора, состояла в периодической любовной связи со Стёпой. Ольга призналась ему, что хочет запечатлеться с ним, но мать-природа и судьба видят по-другому. Поэтому они спят, но она не оставляет надежды стать парой Стёпе. Если мать-природа и судьба благословят их союз, то что она будет делать, задал вопрос как-то оборотень самке. Он никогда не будет состоять в стае. Но Ольга верила, что сможет уговорить Стёпу. Он знал, что никогда не бывать этому!

Лена же была ему как сестра, она и Боря не принадлежать стаям. Стёпа отдал им участки земли на нейтральной территории, и они построили дома, в которых живут, занимаются своими любимыми делами и помогают в баре. Вот так они и жили втроём, стаей их назвать нельзя, а вот семьёй они являлись! И вот сейчас у его семьи проблемы. Чёртовы люди, в сердцах ругался оборотень, помог и в благодарность получил проблемы!

Выскочив в помещение бара, он глазами искал источник своих бед. Все отдыхающие стояли в полный рост и закрывали обзор. Но повёрнутые влево головы (в сторону выхода) дали понять, что оборотни стаи Ратибора идут на выход. Вот бы порадоваться на сей счёт, но не мог. Он обещал Лене защищать человеческую самку, иначе волчица потом весь мозг выгрызет ему. Не мешкая, Степа преградил путь.

Три самца остановились и ощерились на него. По сравнению с ним они были щенками, уступая в силе, опыте и возрасте. Рука оборотня по-хозяйски лежала на попке гостьи. Волки встали в позу обороны.

— Оставь человеческую самку и уходи из моего бара, — спокойно сказал Стёпа.

— Неа, — помотал головой молодняк, — Её аромат я учуял, а значит она…

Чтобы не дать оборотню сказать слово «моя», Стёпа его перебил:

— Я тоже учуял её аромат.

Теперь перед всеми стояли соперники за самку, а не нашкодивший посетитель и хозяин бара.

— Врёшь! – зарычал молодняк.

— Аромат ванили и шоколада, — и Стёпа повёл носом.

Оборотень оскалил зубы, частично трансформировавшимися в клыки.

— Ты ему не соперник, щенок, — из толпы вышла Лена, — Он старше и сильнее. Спроси у своего вожака.

— Я первый к ней подошёл, — огрызнулся молодняк.

— Ты находишься на нейтральной территории, принадлежащей ему, — напомнил Боря, кивая на Стёпу, — а значит человеческая самка под его защитой.

— Хочешь выяснить, кому она принадлежит? Оставь её здесь и выходи на улицу, — предложил Стёпа.

Молодым оборотням пока нужны две вещи – трахаться и драться. Если не получается что-то одно, то можно заменить другим. Так молодняк переносит свой переходной возраст и учится самоконтролю. Дерзко улыбаясь, оборотень опускает человеческую самку на пол. Та качнулась и чуть не осела, но Лена поддержала её.

— Что ж, старпёр, пошли, выясним, кому она принадлежит, — он двинулся к выходу, зацепив плечом Стёпу.

Друзья вышли вслед за ним. Гостья ошарашенно смотрела то на Лену, то на Стёпу.

— Отведи её в мою спальню и будь с ней, пока я не вернусь, — распорядился хозяин бара.

Проводив грустным взглядом фигурку человеческой самки, со злостью подумал, что из-за человека ему придётся избить щенка. Воспитание не его конёк. Да и стар он для этого. Он тоже был молодым и порой бился не на жизнь, а на смерть, и то, потому что гормоны играли. А сейчас он хотел спокойствия и тишины, а не драк.

— Боря, остаёшься за главного.

— А секундант тебе не нужен? – со смешком спросил друг.

— Их здесь достаточно, — Стёпа кивнул в сторону выходящей толпы оборотней на улицу.

Были и те, кто решил остаться в баре. Они пришли отдыхать и общаться, а не смотреть на бой щенка с взрослым оборотнем, заведомо зная победителя.

Стёпа, толкнув дверь, вышел на улицу.

5.

Толпа обступила их живым кольцом. Троица оборотней переговаривались жестикулируя. Упрямый оборотень лишь мотал головой.

— Назови имя, щенок, — потребовал Стёпа.

— Владислав из стаи Ратибора, сын Боеслава.

Стёпа кивнул, мог и догадаться, что молодняк из стаи Ратибора. Самцы его стаи всегда вели себя нагло, зная, что их проделки останутся безнаказанными. Опыт из прошлого. Но Стёпа хотел лишь поговорить с щенком, но, если тот кинется драться, даст сдачи.

— Отступись от человеческой самки, Владислав, и иди с миром в свою стаю, — посоветовал Степан.

— Отступиться?! – зло рыкнул Владислав, — Два самца учуяли аромат самки, теперь только бой определит, кому она будет принадлежать, а кому отступиться!

— Она человеческая самка, а не оборотень, — напомнил Стёпа, — в отношении неё действуют другие Законы! Только обоюдное согласие, без принуждения.

Оборотни в толпе закивали головами.

— Закон будет на моей стороне, — продолжал говорить Степан, — я видел, как и многие, — он обвёл рукой присутствующих, — что она не шла добровольно за тобой.

— Сейчас нет, но я бы уговорил её, — зарычал оборотень, понимая правильность слов хозяина бара.

— Изначально должно быть согласие!

Толпа вновь закивала.

— Изучи Закон! Мы не трогаем людей на своей территории без их согласия. Помогаем, если они в беде, и отпускаем. И опять-таки, только с их согласия помогаем. Здесь у неё иммунитет.

— Здесь? – уточнил оборотень, не понимая, что слово «здесь» не означало, что только на нейтральной территории.

— Да, — кивает Степан, — по всей территории оборотней, а в этой особенно. Но это действует только до территории людей.

— Она же просто человек, — крикнул Владислав.

— Именно, и Законы их охраняют от нас и таких ситуаций, — сказал кто-то из толпы.

— Значит здесь она под защитой, — подытожил Владислав.

— Верно, — согласился Степан.

Глаза молодняка расширились от пришедшей ему в голову мысли. Плотоядно улыбнулся, но тут же взял эмоции под контроль.

— Хорошо, я отступлюсь.

И вот бы выдохнуть от облегчения, как свита Владислава, но Стёпа не мог. Он догадался, что пришло на ум молодняку.

— Напоминаю, у неё иммунитет по всей территории оборотней, впрочем, на любой территории, принадлежащей другим Расам.

— Почитай Закон, щенок! – сказал ещё один оборотень из толпы.

— Да понял я, понял, — примирительно подняв руки, сказал Владислав.

Стёпа и свидетели проводили взглядами оборотней стаи Ратибора. Те сели на свои харлеи, завели жеребцов. Тяжёлое и громкое рычание моторов нарушило тишину. Молодняк уехал.

И всё бы хорошо, да только не спокойно Степану было. И как бы он не хотел избавиться от человека побыстрее, понимал, она не доедет до человеческого города. Ведь путь её шёл через территорию Ратибора.

6.

Пока Стёпа поднимался по лестнице к себе в комнату, размышлял. Что ему делать? Звонить Ратибору и просить сопровождение для человеческой самки? Рассказать, что задумал его щенок? Он не настолько в хороших отношениях с их вожаком и тот засмеёт его за выдумки. Мысли не действия. Наказуемы только действия. А если дело не совершено, значит всё хорошо. Проводить её до города? Можно, но это не его проблема. Перед Законом он чист, самке помог, остальное не его юрисдикция. Волк жестоко обозвал его оборотнем без яиц. Чёрт, от человека одни проблемы! Даже его волк насмехается над ним.

По крайне мере у него имеются свидетели, что он её защитил, и она в целости покинет его бар и территорию. А что дальше ждёт её, его не волнует. Надо просто поскорее от неё избавиться и дело с концом. Тяжко вздохнув, он постучал в дверь своей спальни. Ему открыла Лена.

— Как всё прошло? – спросила волчица, а сама визуально осматривала его на предмет ран.

— Я с ним просто поговорил, — успокоил самку Степан.

Лена с облегчением выдохнула.

— Где человек?

— В ванной умывается.

— Я хочу, чтобы она немедленно покинула мой бар и территорию, — шёпотом, чтобы не услышала человеческая самка, потребовал Стёпа.

— Рыцари перевелись, — обиженно прошептала волчица, — Дай ей время хотя бы до рассвета.

— Нет, сейчас же!

— Но…

— Я всё сказал! – металл в шёпоте усилился, не давая себя уговорить, — А теперь оставь нас, я хочу с ней поговорить.

Лена обиженно посмотрела на него. Вот чего она прицепилась к человеку, недоумевал Степан.

— Иди, — приказал Стёпа.

Но Лена стояла.

— Я её не обижу, просто поговорю и отпущу, — пообещал оборотень.

По глазам он увидел, что Лена что-то придумала, поэтому спокойно кивнула и ушла, закрыв за собой дверь. Она знала, что человеческая самка в безопасности со Стёпой.

Волчица до сих пор не узнала имени гостьи, ситуация заставила позабыть о приличиях. Когда они поднялись в спальню Стёпы, ей было не до соблюдения этикета при знакомствах. Человеческую самку трясло так, что невольно завибрировала и Лена. Волчица сочувствовала девушке, так как по глазам поняла, в какой беде побывала она. Лена сама пережила подобное, поэтому не смогла, выпроводить девушку или не исполнить её просьбу.

Она надеялась уговорить Стёпу остаться девушке до утра, забрала бы к себе домой. Но твердолобый самец решил выслать девушку отсюда немедленно. Самцы, мысленно в гневе выплюнула Лена. Твёрдость не только в теле и мыслях, но и решениях. С ними тяжело, а без них ещё лучше! Это касалось самок видов других Рас. Человеческим самкам без мужчин тяжело, в этом Лена им не завидовала. Однако, без мужчин человеческие самки справлялись лучше, чем женские особи других Рас. Человеческие самки морально сильнее любого человеческого самца. Они ломаются не так быстро, в отличии от их мужчин. Жизнь должна сильно их потрепать обстоятельствами, чтобы окончательно добить. Но если у человеческой самки есть детёныши, то её вообще не сломать! Она будет грызть, и выгрызать саму жизнь с её обстоятельствами ради своего детёныша. Эта сильная черта отличает их от самок оборотней.

Самки оборотней с выводком не сможет выжить без стаи. Не сможет защитить своих щенков, она полностью зависит от вожака и членов стаи. Её и щенков ставят на баланс, занимаются воспитанием и обучением выводка. По большей части самку отлучают от щенков, и она предоставлена самой себе. Ах да, а ещё самка годна для защиты щенков, в случаях нападения на стаю. Одиноких самок, потерявших пару-самца, нет. Хоть мать-природа и судьба даёт одну пару на всю жизнь, бывают случаи, когда самка теряет пару-самца. Как только появляется такая самка, и появляются самцы, учуявшие её аромат, то ей дают на выбор «из». Самка, являясь всё ещё репродуктивной, должна дать ещё потомство и осчастливить самца. Ей не дадут быть одинокой. Одинокими могут быть только самцы оборотней.

Тяжело быть самкой оборотня в стае, вздохнула Лена. Ей в этом повезло, она не имеет пары и её не принуждают рожать потомство. Но не тяжелее быть человеком, подумала волчица, прихватив ящик с пивом, который она оставила на кухне, когда услышала возню в баре. Ящик, который не в состоянии поднять человек, она подняла легко, словно пакет с крупой. Самки оборотней не уступают в силе своим самцам. И сейчас волчица была рада, что она из другой Расы, и немного позавидовала, что не имеет сильной черты человеческой самки.

7.

Гостья, теперь уже спальни хозяина, слышала, о чём шёпотом переговаривались оборотни. Как она и думала – ей здесь не рады. Телефон и павербанк Лена принесла в спальню хозяина бара, и те заряжались, лёжа на прикроватной тумбочке. Надо срочно уходить отсюда. Только умоется, успокоится, и уедет не оглядываясь.

Она осмотрела ванную. Огромная глубокая ванна из белого камня, рядом душевая кабинка, в которой поместятся три таких как она, унитаз и туалетная раковина. Всё в белых тонах. Плитка и навесной потолок, настенные бра и светильники, полотенца и шкафчики. Красиво, нежно и далеко не по-мужски. Возможно, Лена является женой хозяину бара, и под её вкус сделана ванная комната. Хотя всем (по мнению девушки) видам других Рас свойственны тёмные тона.

Что она попала в стаю оборотней, поняла не сразу, только из разговоров. Дикий и свободный народ, так им говорили в школе, таким определением назвали и ещё один вид другой Расы – перевёртышей. В школе обучали определять их от людей, в основном их визуальное отличие, в росте и комплекции тела. На каждый вид другой Расы в учебниках по истории выделили по целому параграфу. Также, детей заставляли изучать Законы, которые не вправе нарушать все, в том числе люди. В институте имелись кафедры по другим Расам (у каждого вида своя кафедра) и факультет по людям для представителей других Рас. Людей, изучающих другие виды, было полно. А вот кафедра по изучению человека наполнялась лишь единицами.

Представители видов других Рас выбирали и другие кафедры, и специально для них был курс по людям, они сдавали экзамены по Законам. Также, был один общий предмет – Законы Разновидностей – который сдавался всеми. Одними, чтобы знали и соблюдали, другими, чтобы не провоцировали на нарушение. Провокация, тоже являлась преступлением, осознанное толкание на нарушение Закона влекло наказание, пусть и не смертную казнь, но заключение под стражу на срок, который определит судья.

И вспоминая об этом, девушка честно не понимала, чем спровоцировала оборотня-байкера. Но судя по поведению хозяина бара, провокация была. И если бы было по-иному, то её не выгоняли бы среди ночи. Девушка обняла себя руками, почувствовав холод. Пальцы не сильно сжались, но достаточно, чтобы причинить боль повреждённой коже. Плечо ныло и пульсировало. Эта боль напомнила ей кое о чём. Она подняла водолазку вверх, оголяя живот…

И именно в этот момент хозяин открыл дверь. Стушевавшись, девушка резко опустила водолазку, чтобы мужчина не увидел её позора. Но судя по распахнутым карим глазам от изумления, он увидел. Её охватил стыд. Она отвернула от него голову и смотрела на ванну.

— Это сделал тот оборотень? – прорычал вопрос Стёпа.

Девушка вздрогнула, покраснела и честно ответила, что нет.

— Тогда кто?

Ей не нужны вопросы, на которые она не хочет отвечать. Ей вспоминать-то больно, а рассказывать и вовсе тяжело.

— Спасибо вам за гостеприимство, — она теснит мужчину с прохода, — но мне пора.

Собирая свои гаджеты в сумочку, и чёрт с ними что недозарядились, она сможет протянуть до заправки, не оборачивалась. Следы её позора увидел этот мужчина и в пору совершить сэппуку, но жить хотелось. «Разве можно назвать это жизнью?», заметила неуверенность. Мужская рука обвила её запястье и дёрнула женское тело на разворот. Он поднял низ водолазки.

— Вы что творите? – возмутилась девушка, хватая его руку, пытаясь, отцепит одежду.

Он шикнул на неё, отпустил водолазку, поднял рукава и обомлел от увиденного. Живот и руки были в синяках и мелких порезах. Раны не кровоточили, но кровью в воздухе пахло.

— У тебя месячные? – с надеждой спросил Степан, если нет, то он осмотрит её на наличие ран на теле.

— Я не стану отвечать!

Он не смотрел на неё, а оглядывал руки.

— Мне надо знать, иначе…

Тут он прикусил язык, боясь, что может прозвучать угрозой, а не предложением помощи.

— Иначе что? – вызывающе спросила гостья, в ней заговорила храбрость.

Она знала, он ничего ей не сделает, Закон защитить её. Он поднял голову, встретившись с ней глазами и всё, что успел подумать, было – «блядь»….

Он: попал в темноту. Чёрную бездну. Не видно ничего, хоть глаз выколи. Он парил в ней. Темнота не пугала. И там вдалеке (а может только сейчас появился) увидел маленький пучок света. Он полетел к нему. Лучик увеличивался в объёме…

Она: щенок бежал по осеннему лесу. Она обоняла запах мокрой листвы. На коже оседала сырость. Мягкая земля принимала форму лап, оставляя себе отпечатки. Солнце старалось отвоевать себе пространство и пихало лучи между деревьями. Но лес здесь был царём, вожаком и Альфой. Не позволял другому властвовать. А волчонок всё бежит, высунув язык. Наслаждался ветром, свободой и собой.

8.

— Что ты видела? – прохрипел Степан.

— Осенний лес, — ответила девушка, ещё не пришедшая в себя, — и волчонка.

— О, мать-природа и судьба, за что вы так со мной? – простонал оборотень, понимая, что произошло.

— А что это было? Вы тоже видели это?

— Да, видел, только другое.

— А что видели вы? – поинтересовалась девушка.

— О, Луна – покровительница оборотней, — ещё раз простонал Степан.

Сколько досады, разочарования и обречённости слышалось в его голосе. Девушка невольно подумала, что опять сделала что-то не то. Чем-то спровоцировала. А если нет, то огорчила хозяина бара. Она скинула его руки с себя.

— Знаете, не важно, мне пора уходить.

Она двинулась к выходу из спальни, но мужчина нежно перехватил её кисть.

— Подожди, малыш, не торопись.

Она моргнула от нежного обращения, хотя пару минут назад он был расстроен, а до этого вообще выгонял. Что изменилось? Виновато ли в этом то видение?

— Мне надо ехать, — почему-то в голосе просквозили вопросительные нотки.

— Уже не надо. Ты не можешь уехать.

— Это ещё почему? – задохнулась девушка.

— Ты собираешься ехать через территорию Ратибора, но тебя там ждёт, как я предполагаю, Владислав.

Что за территория Ратибора? И кто такой Владислав? Зачем её ждёт?

— Я направляюсь в Комсомольск, главный город Омсомольской области, — зачем-то говорит девушка.

— Вот я и говорю – едешь через территорию, где тебя поджидает Владислав.

— Кто такой Владислав?

— Тот оборотень, который чуть тебя не похитил, — отвечает Стёпа.

Так, с этим разобрались. Она едет туда, где находится стая оборотня-байкера. Но Закон Совета Разновидностей защитит её от любых поползновений Владислава. Тогда зачем она ему?

— И что ему от меня нужно?

— Он хочет тебя.

«Великолепно, ещё один», цокнула языком трусиха.

— Есть Закон Совета…

— Это не обезопасит тебя, — перебил Степан.

— Но нарушение Закона повлечёт смертную казнь ему и его близким, — напомнила девушка.

— Если нет человека или его тела, нет нарушения.

— Вы хотите сказать, что он сделает со мной свои грязные дела, убьёт и закопает? – ужаснулась девушка.

— Если закопает, твой труп найдут по запаху. Сожжёт тело, — спокойно объясняет Стёпа, словно для него это привычное дело.

А может и не «словно», а привычное дело, подумала девушка.

— У меня есть мужчина, и он ждёт меня. И будет искать, если я не приеду к нему, — предупредила она.

Оборотень весело хмыкнул. Он то знал, если бы человеческая самка любила кого-то, то они не запечатлелись бы.

— Врунишка, — подразнил Стёпа.

Девушка залилась краской от разоблачения, но настаивать на своём не перестала.

— Есть!

— От тебя не пахнет мужчиной. Есть твой естественный аромат ванили и шоколада, — Стёпа принюхался, — и ещё один запах.

Он уже говорил, что чувствовал запах крови, но она лучше умрёт, чем признается ему, откуда запах.

— Запах крови. У тебя месячные? – повторил свой вопрос оборотень.

Девушка, нагло смотря в глаза, убедительно соврала кивком головы. Пусть лучше думает, что у неё менструация, чем увидит рану в плече и тело. Когда Владислав схватил её, а потом закинул на плечо, разбередил швы, и она ощущала, как рана кровоточит, увлажняя водолазку.

— Меня будут искать, — вернулась к разговору девушка.

— И не найдут.

— Но есть свидетели, как он меня чуть не похитил. Я шла с ним не по доброй воле.

Она не верила мужчине. Людей не трогали из-за жестокого наказания за нарушение Закона о запрете нанесения вреда людям, в том числе женским особям.

— Малыш, мы можем долго препираться, но я хочу, чтобы ты отдохнула, — Стёпа провёл костяшками пальцев по мягкой щеке, — А завтра поговорим.

Странно, но эта ласка не отшатнула её. Наоборот. Ей захотелось самой потереться об него.

— Отдохни, — настаивал Степан.

Он теперь не сможет отпустить её, волк не позволит. Она его пара, дарованная матерью-природой и судьбой. Он приобрёл не только пару, но и огромные проблемы перед Законами, и как их решать он пока не знал. Ему нужно поговорить со своей семьёй, встретиться с Советом вожаков и Разновидностей. Вожаки-то его поддержат, так как знают, что пара для волка важнее жизни. А может и не поддержат, никто не хочет видеть потомство волков с генами человека. Вот только матери-природе и судьбе никто не указ.

— Эта комната в твоём распоряжении. Бар работает до двух ночи, а я переночую в кабинете.

Она молчала.

— Не бойся меня, малыш, — прошептал оборотень, — Я тебя никогда не обижу.

Она кивает. Стёпа уходит. Чёрт! С каждой минутой проблем прибавляется.

9.

Стёпа решил закрыть бар раньше, на что все понимающе кивнули и покинули помещение. Лены нигде не было видно. Стёпа отпустил самок по домам, сказав, что сам приберётся в баре. Ника забрала свою сумочку и уехала. Ольга же провела рукой от груди до живота Стёпы, предложила остаться. Томный голос и взгляд карих глаз в этот раз (а в связи с обстоятельствами уже насовсем) оставили самца равнодушным.

— Не сегодня, Ольга, езжай домой.

Он перехватил шаловливые пальчики, которые не хотели соглашаться с его отказом, и убрал подальше от своего тела. Самка обиженно поджала губы и ушла. Когда в баре остались он и Боря, а двери закрыты на замок, Стёпа поинтересовался местонахождением Лены.

— Что-то проворчала про твердолобых самцов и умерших рыцарях, взяла ключи и уехала домой, — ответил Боря.

— Самки, — недовольно пробурчал Степан, — вечно всё им не так.

— Чем обидел?

— Хотел выгнать человеческую самку.

— Хотел? Перехотел? – шутливо спросил Боря.

Стёпа кивнул. Хочет, не хочет, уже не сможет этого сделать.

— Почему?

— Мы запечатлелись.

— С человеком? – уточнил Боря, думая, что его друг над ним потешается.

— Да.

Серьёзность ответа Степана напугала.

— Это невозможно! – отмахнулся Боря, — Она человек, и мы с ними не…

— Это ты говори матери-природе и судьбе, — не дал закончить Стёпа.

— Ты уверен? – не принимал истины Борис.

— Боря, я видел её душу, а она мою.

— В тебе не сомневаюсь, так как это в нашей природе. Но она же человек! Ты мог что-то перепутать. Вы два существа, которые по-разному воспринимают природу. Мы с ней близки, она слишком далека.

— Я понимаю твоё недоверие. Она мне даже сказала, что видела. Меня волчонком в осеннем лесу, — они сидели за стойкой бара и лениво потягивали пиво.

— Может она ясновидящая, просто увидела твоё прошлое, — не унимался Боря.

— Бор-р-р-я, — прорычал Стёпа, — но я-то видел её душу. Сомнений нет, она моя пара.

— Прости, друг, просто не верится, что такое возможно! Я не слышал о таком прежде. Ни с нашим видом, ни с видами других Рас. Мы связываемся с людьми только для траха в презервативе. И всё.

— Я владею той же информацией. Прецедентов не было, либо их хорошо скрывают.

— Что делать будешь? – спросил Боря, не зная, что посоветовать другу.

Такого прежде не случалось. Даже несмотря на Закон о чистоте крови и рода, мать-природа и судьба не допускали такого.

— Сейчас я пойду спать, а завтра подумаю, что да как.

— Ты же знаешь, что можешь рассчитывать на меня? – Боря сжал ладонь на плече Стёпы.

— Спасибо, друг.

— Иди, отдыхай, а я приберу здесь сам, — сказал Боря, забирая полупустую бутылку пива.

Боря понимал, что Стёпа ещё долго не уснёт. Будет думать, и искать пути решения возникшей проблемы. Лично он всё ещё не верил, что Стёпа запечатлелся с человеческой самкой. Но знал, запечатлённому самцу лучше знать с кем связали его мать-природа и судьба. Как принять такой факт, Боря не знал, но он поможет другу. С жалостью проводил спину друга. Стёпа обожает тишину и спокойствие, а отныне в его жизни будет бардак и покой только сниться.

Послышался звук заработавшего мотора и отъезжавшего автомобиля, шины которого шуршали гравием. Кто-то из посетителей, либо работающие здесь самки. Он не придал этому значения и начал вытирать столы.

Стёпа же решил заглянуть в спальню и проверить девушку. В комнате никого, гаджеты исчезли, свет в ванной. Он резко распахивает дверь, но и там никого нет. Девчонка сбежала! Вот же… а ведь он даже имени её не знал. Не узнал. «Девушка», «девчонка», «она» и «человеческая самка» — вот как он к ней обращался. Ах, и ласково «малыш».

Стёпа бросился вниз. Боря с тряпкой и распылителем для мебели в руках с напряжением посмотрел на друга.

— Что случилось?

— Она исчезла, — прорычал Стёпа, и его рык оглушил в пустом помещении бара, больно ударив по ушам.

— Минут пять назад я слышал отъезжающую машину.

Оба вышли на парковку, где стояли два пикапа, один принадлежал Боре, второй Стёпе.

— Сбежала, — в голосе Стёпы звучало восхищение и изумление.

В паре километров от бара габаритные огни скрылись за поворотом. Она всё-таки направлялась в сторону стаи Ратибора в лапы Владислава, уповая на Закон Совета Разновидностей. Стёпа хищно улыбнулся. Волк в нём предвкушал брачный сезон, когда самка сбегает от самца, чтобы возбудить его.

Стёпа скидывал с себя одежду, ведя по воздуху носом, ловя аромат своей самки. Боря увидел блеск возбуждения в глазах друга и отступил на шаг от него. Сейчас не лучшее время отвлекать волка, иначе закончиться дракой, так как волк посчитает его соперником. Он молча смотрит как Стёпа принимает волчий облик. Огромный волк ростом с половины него взвыл в ночное небо и кинулся в лес на опережение, отслеживая пару. Боре ничего не оставалось, как собрать разбросанные вещи и вернуться к уборке бара.

10.

Оборотень скрылся за дверью, а она стояла посреди спальни. Что ей делать? Хозяин бара разрешил ей остаться до утра. Но она увидела и ещё кое-что. Мужская особь не отпустить её. Девушку не напугала такая мысль, наоборот привела в восторг. Что с ней случилось, что поменяла своё мнение? Она хотела остаться! А во всем виновато то видение. Что это было? Ей не ведомо. Но то, что между ними произошло, поменяло и её. Он тоже изменил своё отношение к ней, стал мягче и ласковее. А случилось между ними что-то значимое! И это что-то такое тёплое и обещало счастье…

А значит этот оборотень в опасности от того, от кого бежит она. И каким бы сильным не был хозяин бара от природы, Законы работают против него, а человек во сто крат хуже! Человек жесток и изворотлив, особенно если имеет власть. А у того есть власть, и подвергать невинных опасности она не хочет. Поэтому надо оставить позади бар и его владельца, и скрываться всю жизнь под чужими данными. Брат ей поможет в этом.

Проверив сумочку, ключи от автомобиля и баллончики, она тихо открыла дверь спальни. На этаже никого нет. Полы не скрипели, пока она пробиралась на цыпочках к кухне, так как рядом с ней был запасной выход. Быстро метнувшись к двери, тихо отворила её и вышла. Достала ключи от машины и открыла через брелок. На стоянке стояли два транспортных средства, оба пикапа. Завела автомобиль и плавно вырулила с парковки. А выехав на асфальтированную дорогу, дала газу.

Её не пугал поджидающий Владислав! Закон Совета Разновидностей защитит её! Он не посмеет и пальцем тронуть девушку без согласия! А если всё же решиться на нарушение Закона, она ни за что ему не сдастся! Будет кусаться и царапаться. А пока у неё был план, как уехать с их территории. Она закрыла все окна в машине, чтобы запах не вышел за пределы салона. А спидометр показывал сто километров в час. «Так себе план», усмехнулась неуверенность. Но девушка не слушала внутренний голос. Авось она и доберётся целой и невредимой до города.

Неожиданно свет фар выхватил человека. Девушка ахнула и ударила по тормозам. От резкого торможения автомобиля, девушка чуть не ударилась головой об руль. Её охватил гнев. Она чуть не сбила… кого? Поднимает голову и видит перед собой хозяина бара. В костюме Адама, только листочек потерял, так как его плоть стояла в возбуждённом состоянии. Глаза чёрные, что бездна ада, белков вообще не видно. Он тяжело дышал, а от кожи шёл пар. Выглядел зловеще, когти втягивались в пальцы.

Как он добежал, удивилась девушка. Ехала она сто километров в час, плюс выбила себе фору в минут пять-десять… но хозяин бара стоит перед её автомобилем. На губах мужчины заиграла улыбка победителя. Девушка хмурится, переводит рычаг автоматической коробки передач и сдаёт назад. Ухватившись за пассажирский подголовник, она обернулась к заднему стеклу. Сдавая назад, девушка переводила взгляд и на лобовое стекло. Оборотень двинулся за ней, сначала шагом, а затем перешёл на лёгкий бег. Девушка всё сдаёт назад и… тут она сообразила.

— Да он меня загоняет обратно в бар.

Дёрнув автомобиль резко и быстро задом, она останавливается. Он тоже. Переводит положение рычага. Объедет его, думает девушка, направляет транспорт на него, а он неподвижно стоит. Резко крутит руль влево, краем глаза (всего в секунду!) оборотень дёргается в её сторону и ударяет по дверце. Этот трюк сбивает скорость, и машина замедляется. Но упрямая девушка жмёт на педаль газа и… никуда не едет! Задняя часть автомобиля приподнята, а передние колёса трут шины об асфальт.

— Достаточно, малыш, — слышит она голос оборотня.

Нога перестала давить на педаль. Посмотрев в зеркало заднего вида, она видит голую грудь оборотня. Отстегнув ремень безопасности, она открывает боковое окно и высовывает голову наружу. Оборотень держал одной рукой бампер автомобиля.

— Выходи из машины, — попросил Стёпа.

— Отпустите машину, и я выйду, — выдвинула ультиматум девушка.

— Малыш, не делай из меня дурака, — шутливо предостерёг оборотень.

Он знал, что как только отпустит бампер, то девчонка даст газу и помигает ему габаритными огнями в знак благодарности.

— Я могу так долго простоять, а вот тебе рано или поздно придётся выйти в кустики.

— Вам тоже.

— Мне в этом плане повезло, и отходить не надо, — рассмеялся оборотень.

По лицу девушки прошла тень зависти. Да-да, частенько самки завидуют такой функции самцов.

— Давай, малыш, не бойся меня и выходи, — он поманил её рукой.

Светлая голова скрылась в салоне. Послышался звук закрываемого окна и характерный щелчок. Дверь широко распахнулась. Сначала появилась левая ножка в босоножке с чёрным педикюром, затем вышла вся девушка. Она стояла и не двигалась у двери, заламывая пальцы рук.

— Я вышла, отпустите машину.

— Иди ко мне, малыш, — Стёпа снова поманил рукой к себе.

Она не двинулась. Всё-таки делает из него дурака. Стоит у открытой двери, он отпустит, она запрыгнет в машину и надавит на газ, даже не закрыв дверь. Просьбы делу не помогут. Пряник изжил себя, настало время кнута.

— Иди ко мне, — прорычал оборотень.

Она даже не вздрогнула. Просто поддалась его приказу и подошла к нему близко, намного ближе, чем требовалось, и намного далеко, чем хотелось.

11.

Её аромат обволок и окутал самца. Близость пары подействовала возбуждающе. Волк требовал спариться с парой. Пометить её своим запахом! Стёпа шикнул на волка, объясняя, что она человек и не подчиняется природным законам оборотней. Для людей принято познакомиться, пообщаться, притереться и двигаться дальше. А ему ещё надо получить её согласие. Принуждать девушку он не будет! Автомобиль Стёпа отпустил и тут же привлёк в свои объятия.

— Сбежала от меня, — сказал Стёпа.

— Мне жаль…

— Врунишка, — хмыкнул оборотень.

— Мне жаль, что у меня не получилось, — закончила девушка.

Стёпа откинул голову и громко засмеялся.

— Малыш, теперь ты от меня не сбежишь, — заверил Стёпа.

— У меня есть ещё попытка, — она стояла смирно в его руках, но и не отвечала на его объятия.

— Ни одной не осталось, — Стёпа поцеловал щёчку.

Перекинув её через плечо, как это сделал недавно Владислав, пошёл к машине. Вес её тела составлял восемьдесят килограмм, а сегодня её тягают, словно она весит не больше пушинки. Впрочем, с хозяином бара она вела себя не так, как с оборотнем-байкером. Аккуратно и бережно просунул её в открытую дверь, усадил на пассажирское место спиной к окну. Сам сел на место водителя, но её ноги положил на голые бёдра. Оборотень взял ногу девушки за щиколотку, расстегнул застёжку, снял обувь и кинул на заднее сиденье. Тоже произошло со второй ногой.

— Боитесь, что обутой попытаюсь сбежать? – поддела девушка.

— Боюсь за свои яйца и член, — усмехнулся мужчина, — они ещё нам понадобятся.

Девушка покраснела и опустила взор. Стёпа же закрыл дверь, завёл транспортное средство и двинулся в сторону бара.

— Почему вы называете меня малыш? – подала голос девушка.

— А как мне ещё к тебе обращаться? – Стёпа управлял автомобилем одной рукой, другой же грел холодные ступни собеседницы, — Имени своего ты не сказала.

— Вы не спрашивали, — буркнула девушка.

— Верно, мой промах. Как тебя зовут, малыш?

— Коля.

Стёпа в шоке останавливает машину. Он подумал, что ослышался.

— Я не ослышался?

— Нет, — чувственные губы девушки дрогнули, скрывая улыбку.

У женщины не может быть мужского имени. Стёпа окинул взглядом тело. Грудь пятого размера (по его прикидкам). В промежности не имеется выпуклостей. Всё в ней говорит о женственности. Если конечно она не…

— Ты ведь в прошлом не была мужчиной? – с опаской спросил оборотень.

Мать-природа и судьба решили не просто пошутить над ним, а по-настоящему подьебать, если сейчас девчонка утвердительно кивнёт.

— Нет, — мило улыбается Коля, — просто моя мать хотела мальчика, чтобы тот обеспечивал её до конца своих дней. А родилась я. Поэтому мама не стала задумываться о другом имени и дала мне мужское имя в женской форме, — захихикала девушка.

Стёпа снова завёл автомобиль. Коля продолжала хихикать над ним.

— Что смешного? – прищурился Стёпа.

— Видели бы вы своё лицо, — засмеялась Коля.

Она часто сталкивалась с такой реакцией на своё имя и всегда смеялась. Эти выражения лиц бесценны.

— Итак, Коля твоё имя.

— Это в сокращении.

— А полное?

— Николая.

Мать Коли, конечно, удивила, это же надо назвать дочку мужским именем.

— Надеюсь, у тебя нет брата с женским именем в мужской форме?

Она отрицательно помотала головой. Стёпе понравилась улыбка и смех девушки. Коля же расслабилась и прислонила голову к спинке кресла, изучая его глазами.

— Я могу не называть тебя этим именем? – попросил Степан.

Она пожала плечами.

— Что значит имя? Роза пахнет розой, хоть розой назови её – хоть нет, — процитировала Коля стихи Експира.

— Просто представь на минутку. Мы в магазине, и я обращаюсь к тебе «Коля, любовь моя», — сыграл Степан, — Чёрт! Да меня заклеймят сородичи.

— Можете называть Никой, — предложила девушка.

— Это мне больше нравится.

— А как вас зовут? – спросила Коля.

— Стёпа, и давай со мной на «ты».

Если честно Коля много раз порывалась обратиться к нему неформально, но каждый раз осаживала себя. Надо держать дистанцию! Нельзя привыкнуть к нему и его нежности. Нельзя окрепнуть её чувствам к оборотню! Ничем хорошим это не закончится. Для него. Ей ещё поблажку сделают, а вот ему…

— Не думаю, что это хорошая идея.

Он ей понравился, пусть не сразу. Красивый, статный, сильный… но он другой Расы и есть Законы, запрещающие семейные отношения между ними. Если Степан умрёт, она никогда себе этого не простит. Лично её не страшит наказание, назначенное ей, оно слишком лёгкое. А вот ему назначат самое тяжкое наказание.

— Не думай об этом, — он сжал пальчики ног.

Весёлость их общения прошла. Она провела ладонями по рукам. И Стёпа вспомнил синяки.

— Что с тобой приключилось?

Коля вздрогнула, увела от него взгляд. Свой позор она унесёт в могилу. И никогда не расскажет этому мужчине. Вдруг он будет смотреть на неё с отвращением?

— Ничего. Я устала, — сказала Коля и закрыв глаза, оборвала возможность дальнейших разговоров.

12.

Девушка и правда уснула. Дыхание было мерным, и она тихо сопела. Расслабленное тело осело. Он открыл окно, впуская тёплый летний ветер, в салоне было жарко. Ступни начали отогреваться. Стёпа посмотрел на девушку. Во сне она выглядела уязвимой и беззащитной, и мягкой. Ему понравилось их общение, он хотел пообщаться ещё немного, ведь ей необходимо привыкнуть к нему.

Огни бара мелькнули на горизонте. Стёпа выдохнул с облегчением, что успел перехватить Колю до того, как она покинула его территорию. Иначе пришлось бы всё-таки драться с щенком стаи Ратибора. Но Луна-покровительница оборотней, помогла ему. На пороге бара стоял Боря с его вещами. Стёпа, выйдя из машины, не стал брать одежду, а подошёл к пассажирской дверце и аккуратно вытащил безвольное тело девушки.

— Ты её вырубил? – охнул Боря.

— Она спит, — оскорбился Стёпа.

С ношей в руках вошёл в бар, а Боря достал ключи из зажигания и закрыв автомобиль, двинулся вслед за другом. Он влетел в спальню, когда Степан укладывал девушку в кровать.

— Какой крепкий у неё сон, — позавидовал Боря и подозрительно посмотрел на друга, — Ни разу не проснулась.

Они разговаривали шёпотом.

— Видимо она долго не спала, раз уснула за минуту.

Стёпа нежно снял рубашку и кинул ту на пол. Запах крови усилился.

— Боря, неси аптечку, — попросил Стёпа.

Друг ушёл в кабинет. А Стёпа снял водолазку и застыл в немом ужасе. Всё её тело один сплошной синяк, мелкие порезы, следы укусов и левое плечо перебинтовано, но с пятнами крови. На шеи и кистях синяки-отпечатки пальцев. Что за чудовище сделало это с ней? Нужно перевернуть её и осмотреть везде, но шум упавшей аптечки заставил повернуть голову. Боря стоял, разинув рот.

— Блядь, — прошептал оборотень.

Он подошёл к Стёпе, забыв про упавшую аптечку.

— О, солнце – убийца вампиров, у меня нет слов, — в ужасе смотря на тело девушки, прошептал Боря.

— У меня самого нет слов, — согласился Стёпа, — Она сказала, что у неё месячные, а на самом деле рана открылась.

Он не винил её за ложь. В ванной, когда он ворвался к ней и увидел (как оказалось) лишь малую часть увечий на женском теле, девушка покраснела, а на лице читался стыд, унижение и отвращение. Все эти слова описывали её чувства к себе. Это не его эмоции по отношению к ней.

— Надо промыть и обработать раны, Стёпа, — Боря хлопнул по плечу друга, тем самым выводя его из оцепенения.

Из ванной Боря принёс банные и ручные полотенца. Стёпа всё так же стоял, слушая вой его внутреннего волка за боль, причинённую его паре. Потом волк стал рычать и скалиться, чем наращивал гнев в естестве оборотня. Он убьёт того, кто сделал это с ней! Даже если это человек или Бог! Не пощадит! Исполосует на флаг! Вырвет глотку!

— Сейчас не время поддаваться гневу волка и жажде мести, — отдёрнул Боря, видя, как чернеют глаза Стёпы, а челюсть трансформируется в пасть, — Нужно помочь твоей паре!

Стёпа отсёк негативные чувства волка и немного подняв тело спящей Коли, сел за её спиной. Аптечку Боря поставил в ногах и изнутри достал ножницы.

— Держи её тело, — обратился Боря к другу.

— Ты хоть знаешь, что делать? – Стёпа поднял бровь.

— Я как-то прошёл десятидневный курс оказания первой медицинской помощи для людей, — ответил Боря, срезая бинты, — Даже сертификат имеется.

Кровавые бинты полетели на пол. Швы немного разошлись, и кровь стекала в грудь, спрятанную в бюстгальтер. «Врач» кинул Стёпе мокрое ручное полотенце и сухое.

— Сухое полотенце накинь на свои причиндалы, — командовал Боря, — а мокрым вытри рану на спине.

Стёпа выполнил указания. Отодвинул Колю от себя. Сквозное ножевое ранение. Вытер кровь на ране в спине. Задняя часть тела тоже была в синяках и царапинах. Он подхватил на лету тюбик перекиси водорода от Бори, и они с двух сторон залили ранение. Средство пенилось, уничтожая микробов.

— У тебя есть наша мазь?

— В тумбочке, — Стёпа кивнул на нужную тумбочку.

— Вот как мы поступим, — говорил Боря, доставая баночку с кремом из ящика, — рану на плече обработаем зелёнкой, а мелкие царапины, укусы и синяки нашей мазью.

— Почему мы не можем обработать мазью рану на плече?

— Сначала надо убедиться, что рана обеззаражена, то есть промывать, обрабатывать перекисью и зелёнкой. Наша мазь только помогает залечить уже чистую рану. Не хотелось бы, чтобы внутри рана загноилась. Иначе придётся вскрывать, — Боря протирал мокрым полотенцем руки, живот и ноги.

Волк Стёпы не рычал, что другой самец, тоже Альфа, касается его пары. Это друг и брат, он помогает, а не соблазняет. К тому же, в глазах Бори не читалось заинтересованности, скорее изумление от того, что случилось с человеческой самкой. Он и сам не понимал этого. Оборотни защищали своих самок. Человеческие самцы же получается, ни во что не ставят своих самок. Может дело в том, что человеческих самок больше, чем самцов, и они считают, что имеют право так поступать? Если в гареме что-то случиться с одной, то это практически не заметно. Тем самым человеческие самцы считают правильным наносить не только душевные травмы, но психологические? Ему не понятна природа человека!

— Ты промыл и обработал ей спину? – врезался шёпот Бори в мысли Стёпы.

— Да.

— Нужно снять лифчик и осмотреть её грудь, — Боря потянулся к бретелькам.

— Это ещё зачем? – зарычал Стёпа, прижимая Колю к себе.

Девушка даже не шелохнулась.

— Грудь тоже в ранах, — ответил друг, но руки убрал.

— Я сам, — вновь зарычал Стёпа.

— Брат, — тихо прошептал Боря, — я тебе не соперник! Я даже не чувствую её аромата. Она для меня стерильна.

— Знаю, — успокоился Степан, — это мой волк.

— А вот мой волк может обидеться, — хихикнул Боря, — Она твоя пара, а значит мне сестра. Никогда не признавал инцест. Это отвратительно.

— Прости, друг, но мой волк не хочет, чтобы хоть кто-то видел её грудь обнажённой.

— Понимаю. Давай так, сейчас мы обработаем рану зелёнкой, потом нанесём мазь на тело. Я отвернусь, и ты займёшься грудью.

Стёпа согласно кивнул. Они вдвоём обмазали изувеченное тело – Боря руки, ноги и живот, Стёпа спину.

— Наша мазь поможет быстрой регенерацией, ни царапин, ни синяков с укусами вскоре не будет, — вещал Боря.

— Спасибо, брат, — сказал Стёпа.

— Ты бы сделал для меня тоже самое, — пожал плечами Боря.

— Не сомневайся.

— Не буду, — а после Боря счастливо просиял, — В нашей семье пополнение. Такими темпами мы станем стаей.

Стёпа лишь фыркнул. Им не нужна стая, они семья – это намного роднее, чем стая.

— Отлично, — Боря осмотрел плоды работы, — теперь надо дать впитаться крему, но не укутывай её. Мазь во взаимодействии с воздухом производит лучшее регенерирующее воздействие.

— Понял.

Друг отвернулся от пары, но продолжал сидеть на кровати. Он облокотился локтями о колени и сделал глубокий вдох. Стёпа же аккуратно снял лямки и ловко расстегнул крючки лифчика. Бельё полетело к груде одежды. Он решил, сжечь чёртовы вещи.

Стёпа нежно обнял ладонями холмики, те заполнили руки. Грудь, созданная для его лап, довольно рыкнул волк. Женская особенность Коли тоже была в мелких порезах, укусах и точечных синяках. Он вытер влажным полотенцем полные вершинки, а затем, взяв мазь, начал растирать по девичьей мягкости. Это действие и возбуждало, и успокаивало. Девушка продолжала спать, и, если бы не сопение и опадание грудной клетки, можно было подумать, что она не живая. Стёпа, испытав нежность к своей паре, поцеловал её в висок.

— Как думаешь, что с ней произошло? – подал голос Боря.

— Не знаю, но догадываюсь.

— Думаешь тоже, что и с Леной?

— Скорее всего, ведь именно к ней она прикипела с первой встречи.

— А я даже не обратил внимание, что она одета не по погоде, но заметил, что её тело ледышка, — Боря помотал головой, немного коря себя за безразличность, — Её душа не греет тело, — теперь в голосе звучала горечь, — Что ты видел в её душе?

— Темноту с маленьким лучиком света, — ответил Стёпа, нанося крем на грудь Коли, — Вот я и думаю – то ли темнота поглощает её душу, то ли свет пробивается сквозь темноту.

13.

— Ты останешься с ней? – Боря так и сидел спиной к ним.

— Да, ей нужно привыкнуть к моему волку и ко мне.

— Это правильно. Тебе надо помочь ей разогнать тьму, — посоветовал друг.

Они посидели ещё немного в тишине, каждый думая о своём. Затем Боря взглянул на наручные часы и сказал:

— Думаю достаточно.

— Подашь мою рубашку, пожалуйста, — попросил Стёпа.

Боря, всё ещё не оборачиваясь, снял с вешалки в шкафу рубашку чёрного цвета. Не оглядываясь на пару, подошёл и протянул одежду.

— Осторожнее с раной, — подсказал Боря.

— Тогда помоги, пожалуйста.

Боря обернулся, а Стёпа обвил рукой обнажённую грудь девушки, скрывая от глаз другого волка. Боря бережно продел левую руку в рукав, протянул рубашку за спину и вдел правую руку.

— Дальше сам справишься, — хмыкнул друг, чувствуя, как Стёпа наблюдал за ним, пока он помогал надеть рубашку, и вышел из спальни.

Стёпа же убрал руку от мягкой груди, поправил вещь и застегнул пуговицы. Расплёл волосы и уложил на подушку. Тело Коли и правда, было холодным. Он всё удивлялся, как она не потеет в такую духоту, а оказалось всё просто – она согреться не могла. В спальню вновь вошёл Боря и поставил спортивную сумку, взятую из машины, в кресло.

— Я отогнал её машинку в гараж и забрал все вещи.

— Спасибо, брат.

— Отдыхайте, — в этот раз Боря ушёл к себе домой, так как послышалось рычание мотора его пикапа.

Чтобы согреть девушку Стёпа выключил кондиционер, открыл все окна в спальне, для доступа свежего воздуха, укрыл Колю простынёй и лёг рядом обнимая. Аромат ванили и шоколада, запах свежей булочки, усыпил его.

Проснулся он от громких голосов и шума, доносящихся с первого этажа. Судя по гневному голосу Лены, та буйствовала. Оборотень поднялся, быстро умылся, схватил шорты из комода и, натягивая на ходу, зашёл на кухню.

Боря стоял в проходе кухни, не выпуская бесившуюся самку. А Лена в отместку буянила, разбивая тарелки и матерясь, как сапожник. Стёпа положил руку на плечо друга, давая понять, что он здесь. Брат отошёл в сторону. Лена же сверкая чёрными глазами и клыками, вплотную приблизилась к Стёпе.

— Что ты сделал с девушкой? – рычала волчица, — Я до утра прождала её на границе! Но она так и не появилась!

— Она спит, — спокойно сказал Стёпа, — и если перестанешь буйствовать, то она проспит ещё немного и выспится.

— Спит? – в шоке спросила Лена, — Здесь? – она указала пальцем на потолок.

— Не веришь, иди да посмотри, — предложил Стёпа, уступая ей проход.

Уговаривать волчицу не надо было, она стрелой метнулась на жилой этаж. Самцы же прибрали осколки и готовили завтрак, Боря варил кофе, а Стёпа делал бутерброды. В дверях возникла Лена, подпирая косяк плечом.

— Что заставило тебя передумать? – задала она вопрос.

— Сейчас сядем завтракать и обсудим на семейном совете, — пообещал оборотень.

Он изначально не планировал от них ничего скрывать.

— Садись и рассказывай, я доделаю, — она оттеснила самца от стола.

Стёпа сел, а через мгновение, после того, как налил кофе в кружки, Боря присоединился к нему.

— Рассказывай, — потребовала Лена.

— Мы с ней запечатлелись, — сообщил Стёпа.

— И что ты видел в её душе? – поинтересовалась Лена.

Боря же подивился её спокойствию относительно их природной связки с человеком. Словно их сестра знала, что так и будет, и что должно было произойти именно так.

— То есть тебя не смущает, что он запечатлелся с человеческой самкой? – изумился Боря.

Может она что-то знает? Или слышала?

— Я вот всё думала, когда придёт это время, — хмыкнула волчица, намазывая сливочное масло на тосты.

— Ты что-то знаешь? – в надежде поддался вперёд Стёпа.

— Предполагаю, — Лена повернулась к ним лицом и упёрлась руками в столешницу позади себя.

— Что за предположения? – поинтересовался Боря, делая глоток кофе.

— Всё дело в нашей природе и сильной генетике, — она уже ставила тарелку с тостами на обеденный стол, — Наша сильная ДНК в зародыше убивает женское начало, поэтому у нас рождается мало волчиц. Двести или триста лет назад рождение разнополых волчат выходило в ноль. А соблюдение Закона о чистоте крови и рода заставляет нас вымирать. Нам необходимо разбавить ген, так сказать смягчить его. Иначе, люди будут слагать о нас легенды.

— Ты не учёный, чтобы делать такие выводы, — заметил Боря.

— Ты прав, но я же сказала, что предполагаю, — повторила Лена.

— Продолжай, — попросил Стёпа.

— Поэтому мать-природа и судьба, — она тоже села за обеденный стол, — связала оборотня и человека, чтобы смягчить ген и дать возможность для продолжения вида и рода. Что даёт минус на плюс? – она хрустнула тостом.

— Минус, — машинально ответил Боря, абсолютно не понимая, к чему ведёт сестра, и что за сравнение, — Но с чего ты взяла, что наша ДНК не подавит ДНК человека?

— Ты только что ответил на этот вопрос, — хмыкнула волчица, — Минус.

— Я тебя не понимаю, — сказал Стёпа.

— Сила — это «плюс», а слабость — это «минус». Плюс на минус даёт минус. Их слабость ослабит силу нашего гена, и в роду появится больше самок, — она переводила глаза между братьями, — Чтобы сохранить наш вид и род мать-природа и судьба нашли выход, — и она запила слова кофе.

— Совет вожаков и Разновидностей не примут такую теорию и поднимут тебя на смех, — озвучил будущее Боря, он сам (если честно!) сомневался в данной теории.

А вот Стёпа задумался над словами, не притронувшись ни к тосту, ни к кофе.

— Не примут, — соглашается Лена, — но поверь, Боря, скоро таких пар, как Стёпа и, — тут она запнулась, так как до сих пор не знает имени девушки, — а как её имя?

— Коля, — ответил Стёпа.

Двое из семейного совета не обратили внимание на имя, занятые размышлениями. Лена кивает и продолжает:

— Так вот, ставлю на кон хвост и шкуру, таких пар в скором времени будет больше! А возможно уже есть такие пары и не только у нашего вида.

Если они не единственная пара, то имеется возможность, что Закон о запрете семейных отношений между видами других Рас и людьми, перепишут. Но сколько времени потребуется для изменения? Несколько лет? Десятилетие? А ему нужно, чтобы их отношения приняли сейчас. Жизнь человека скоротечна и мимолётна. У них с Колей немного времени!

— Я буду рядом с тобой, и защищать вашу пару! – вдруг выпалила волчица.

— Спасибо, сестра, — кивнул Стёпа.

— Надеюсь, Боря сказал тебе тоже самое, — поддела Лена самца, чтобы разрядить обстановку.

— Само собой! – оскорбился самец, — Причём раньше тебя!

Лена засмеялась, но резко оборвала веселье.

— Стоп! Как ты сказал? Коля?

И только сейчас до членов семьи дошла абсурдность имени девушки. Увидев их лица, Стёпа понял, почему Коля смеялась над ним. Видимо у него было такое же выражение лица. И он рассказал им всё, о чём узнал.

14.

Коля проснулась от жары. Лоб покрыла испарина. За последние дни она вечно мёрзла, а теперь задыхалась от летней духоты. Открыв глаза, она увидела, как тюль, не сопротивляясь летнему ветру, впускал того в комнату. В спальне пахло осенним лесом, этот запах напомнил ей о Степане. Откинув простынь в сторону, она встала с постели и оглядела комнату и себя. Коля полуголая в рубашке чёрного цвета, которая доходила до половины бёдер. И осознание подвергло её в пучину стыда и омерзения к себе! Степан всё видел! Слёзы обожгли глаза, а к горлу подступила тошнота. Как… как ей теперь смотреть ему в глаза?

Почувствовал ли он отвращение к ней? С какими чувствами будет смотреть на неё? И, как полагается всем людям, ответы на свои вопросы она выбрала самые худшие. Ей нужно было после изнасилования совершить харакири, плакала Коля. Она не хочет видеть его брезгливость к ней!

Вдруг дверь в спальню распахнулась, а на пороге (к её огромному облегчению!) стояла Лена. Если бы это был Степан, она бы выбросилась из окна! Лена по-матерински улыбалась ей.

— Привет, Николяша, — поздоровалась Лена.

Коля ещё сильнее расплакалась, а Лена кинулась к ней, чтобы утешить.

— Всё хорошо, Николяша, — гладила по спине волчица свою новую сестру.

— Он видел, — сквозь рыдания выла Коля, — Господи! Он видел…

— Видел, — не стала врать Лена, — но мнение и чувства его к тебе не изменились.

Чувства!? Какие чувства могут быть у мужчины, который знает, что женщина опорочена? Омерзение! Отвращение! Неприязнь! Вот эти эмоции она не переживёт!

— Никто не захочет себе бракованную, — эти мысли она неосознанно озвучила.

Девушка переживает, что тёплые чувства Стёпы переменились в худшую сторону. Как она ошибалась! Коле тоже нравился Степан, обрадовалась волчица, их чувства любви обоюдные! Оборотни отдаются своим чувствам на полную и сразу признают их, а человек (любитель покопаться в себе и окружающих) тянет с признаниями. У них есть шанс бороться за их пару! Лена немного отстранилась от девушки и взяла лицо той в свои тёплые ладони.

— Смотри на меня, — рыкнула волчица, и когда Коля посмотрела на неё, сказала, — Он принимает тебя такой, какая ты есть! Мы все тащимся в настоящее со своим багажом из прошлого. У кого-то это лёгкие пакеты, у кого-то, как у нас, тяжёлые чемоданы.

Коля всхлипнула и неуверенно кивнула, соглашаясь со словами Лены.

— Стёпа поможет тебе тащить твои чемоданы, пока ты не решишь их оставить.

Такими фразами Лена показывала Коле, что в жизни (в такой период!) нужна поддержка и опора. Всё это может дать ей Стёпа и ни разу не упрекнуть. Коля не виновата. Только виновный должен (обязан!) понести наказание! Коля кивает, плакать перестаёт, но в глазах плескался страх. Чтобы отвлечь девушку от горестных мыслей, Лена сказала:

— Наши самцы ждут нас на обед, — волчица снова притянула девушку в объятия, — поэтому, Николяша, иди в душ и выходи на перевязку.

Коля кивает и выходит из объятий волчицы. Идёт в сторону ванной, но Лена позвала её. Девушка молча оборачивается.

— Со мной произошло тоже самое, — призналась волчица, — я знаю, какие мысли тебя одолевают, — она, не мигая, смотрит на Колю, — поэтому прошу, не предпринимай ничего, пока не поговоришь со Стёпой.

Коля с волнением посмотрела на сестру по несчастью. Как это нужно знать и понимать, что есть тот, кто поддержит тебя и понимает твои эмоции не на словах.

— Обещаю, — клянётся Коля.

— Беги в душ, — со спокойной душой отпускает Лена.

Шум воды донёсся через приоткрытую дверь. Лена учуяла запах шампуня и геля для душа Степана. Надо сказать, тому, чтобы свозил Колю в город за женскими покупками. Душ выключился, шум воды в раковине и запах зубной пасты. Утром Стёпа положил ей запасную нераспечатанную зубную щётку, коей она сейчас пользуется.

Коля, принимая душ, думала о словах Лены о Стёпе. Неужели, неверующе думала она, он и правда всё ещё испытывает тёплые чувства к ней? Даже после увиденного? Ни один мужчина не захочет такой порченый товар. Пусть время и другое, девственницы уже не в моде. Но потеря невинности при обычном сексе, когда оба партнёра согласны, отличается от изнасилования. Первой мыслью людей бывает, что девушка сама виновата, виляла «хвостом», давала повод… и эти выводы, о легкомысленности девушки и её расплате за такое поведение, отворачивает мужчин. Они смотрят брезгливо и с ненавистью. Но Лена утверждает, что Стёпа не такой. Да он не человек, а оборотень. Их менталитет другой. Но позор остаётся позором у всех Разновидностей! Поговорить со Степаном… да, она поговорит с ним, но сначала посмотрит на его реакцию и поведение к себе. С такими мыслями Коля вышла из душа.

— Полегчало? – улыбаясь, спросила Лена, видя спокойное лицо девушки.

— Да, — и это был честный ответ.

Если она хоть немного заметит негативное отношение к ней, то уедет немедленно!

— Иди сюда, — волчица поманила к себе пальчиком.

Коля подошла. Лена осмотрела ножевое ранение. Зелёнка смылась.

— Садись, — волчица хлопнула рукой по кровати.

Коля села на край, Лена же поставила аптечку рядом с ней, открыла отделения и взяла тюбик перекиси водорода.

— Боря проинструктировал, что надо делать.

Коля покраснела, поняв, что друг Стёпы тоже видел её падение. Странно, подумала девушка, к этой новости она отнеслась более спокойно, чем осознание того, что видел Стёпа. Разница в том, что смотреть в глаза любимого мужчины, будучи опороченной, приносит больше боли, чем неловкость перед мнением обычного знакомого. И почему она назвала Степана любимым мужчиной? Они знакомы всего сутки. Вчера ночью, когда они общались в автомобиле, она сильнее привязалась к нему, но до любви далеко! Так почему?

— Лапы бы оторвать этой сволочи, — зло рыкнула Лена.

Бессердечная скотина не тронула лицо, икры и кисти рук. Всё остальное имело глубокий оттенок синяка, мелкие царапины (на стадии затягивания, не оставляя на белой коже рубцов). Когда перекись водорода сделала своё дело, Лена нанесла зелёнку.

— Эта мазь, — Лена показала ей баночку, отвлекая от мыслей, в которых не могла найти ответ на вопрос, — делается из нашей крови и слизи улитки. Комбинация этих составляющих ускоряет регенерацию плоти.

Волчица протянула ей баночку.

— Ты наноси крем спереди, а я сзади, только не шевели левой рукой, иначе рана за кровоточит, — распоряжалась волчица, — Левую руку я сама помажу.

Коля взяла пальчиками крем.

— Бери больше, наноси обильнее, — скомандовала Лена.

Уже не стесняясь, она взяла мазь и стала наносить на грудь. Лена бережно мазала спину, ягодицы, бёдра и левую руку. Шестьдесят лет назад самку постигла та же участь, но только без телесных увечий. А на девочке словно клеймо поставили. Синяки, царапины и укусы-то пройдут, а вот шрам сможет ли рассосаться? Вот про это клеймо подумала Лена. Когда процедура закончилась, Коля потянулась к полотенцу.

— Мазь лучше подействует на воздухе, — сказала Лена, забирая мокрое полотенце, — Надо подождать хотя бы полчаса. Я пойду, поищу бандаж для руки, а ты стой.

Увидев, как Коля с переживанием посмотрела на дверь, успокоила:

— Не волнуйся, самцы сюда не зайдут.

И вышла. Бандаж она нашла быстро (Стёпа приобрёл его на всякий случай, видимо мать-природа и судьба готовили его) и вернулась в спальню. Коля стояла у окна и смотрела на пейзаж. Ветер играл с тюлем, нежно обволакивая женское тело, придавая той вид невесты. Неужели ещё один знак, подумала волчица.

— Здесь очень красиво, — с восхищением в голосе и голубых глазах сказала девушка.

— Да, — согласилась Лена, — мы оборотни очень ценим природу и стараемся её сохранить в первозданном виде.

Лена присоединяется к девушке, в молчании любуясь местными красотами.

15.

По окончании назначенного времени Лена сказала:

— Одевайся, из нижнего белья только трусики.

— Буду чувствовать себя некомфортно и голой, — недовольно буркнула Коля.

Когда ты становишься подростком и надеваешь свой первый лифчик, он ужасно неудобен и мешает, а потом без него не можешь обходиться.

— Зато плечо быстрее заживёт. К тому же, Николяша, из нас троих только Стёпа заметит его отсутствие. И возбудится, — еле слышно и ехидно добавила волчица.

— Но ведь Боря ещё есть, он мужчина, а я не хочу провоцировать…

Лена отмахнулась.

— Для тебя он мёртв в поясе, как святой отец у католиков, — посмеялась Лена, в очередной раз уколов брата.

Коля аккуратно надевала джинсы, а рубашку помогла надеть Лена.

— Вы уверены, что никого не спровоцирую своим видом? – уточнила Коля.

— Это волчьи повадки, так что да, уверена.

Девушка сдалась. Лена помогла и с бандажом.

— Готова? – спросила волчица, — А то наши самцы голодные и нервные.

— Готова, — твёрдо ответила Коля.

Оттягивать будущее нет смысла! Надо знать, что её ждёт и как поступать дальше. Они вышли и спустились на первый этаж. Колю начало потряхивать перед встречей. «Вот тебе и готова», с иронией прошептала храбрость. Коля молилась Богу, чтобы Лена была права относительно Степана. Умоляла, чтобы его чувства не изменились к ней после увиденного. Потому что ей казалось, что будь всё иначе, это будет последним ударом для неё.

— Что можно делать там целых полтора часа? – недовольно бурчал голос Стёпы.

— Они же самки, — успокаивал Боря, — им виднее.

— Вот вообще не успокоил, — огрызнулся Стёпа.

Лена злорадно ухмыльнулась голосам, доносившимся из кухни.

— Самцы, — заговорщески шепнула волчица Коле, закатив карие глаза.

— Надеюсь, Лена не задушила её в объятиях? – ворчал Стёпа.

— Видимо вы плохого мнения о своих людях, — сказала в дверях Коля.

Стёпа остановился и расплылся в улыбке.

— Доброе утро, — поприветствовала Коля всех.

— Уже день, — поправил Боря.

— Какая разница, — рявкнул Стёпа на друга, а потом нежно обратился к ней, — Я рад видеть тебя.

И не соврал, подумала Коля. И Лена тоже не обманула. Теплота в его карих глазах и улыбке достигала душу девушки. Коля готова была упасть в ноги этого замечательного оборотня.

— Обед готов, мы голодные, вы пришли, — подытожил Боря, — может, приступим к обеду?

— Конечно, — спохватился Стёпа, — малыш, садись со мной, — и он отодвинул стул рядом с собой.

— Побойся серебра, волчара, — осадила Лена, — самки сидят с самками.

Стёпа зло зыркнул в сторону названной сестры. Все, кому не лень лезут в их отношения, прорычал его внутренний волк. Коля же с умилением смотрела на оборотня, на его лице появилась обида, а ведь вчера она вообще думала, что он страшный и жестоко сердечный, раз выгонял её. Он тяжело и недовольно опустился на стул рядом с Борей, что-то ворча себе под нос. Сосед и друг игнорировал их, уплетая еду горящими от голода глазами.

— Хватит ворчать, старикан, — хмыкнула Лена.

Коля уже не первый раз слышала в его сторону слова, употребляющиеся к пожилому человеку. Сколько ему лет? На вид не больше сорока, седины в волосах нет. С института она помнит, что вампиры живут тысячелетиями. А сколько живут оборотни?

— Сколько вам лет? – обратилась Коля с вопросом к Стёпе.

Вопрос в уважительной форме обращения заставил Стёпу ощутить себя старым, и ему стало неловко отвечать на её вопрос. Он моргнул и закрыл рот. Застеснялся признаться. Обычно это человеческие самки скрывают свой возраст.

— Ему сто восемьдесят пять лет, — шепнула Лена.

— Лена, — прорычал Стёпа, — она задала вопрос мне.

— Так ты же язык прикусил.

— А вам Борис? – Коля перевела взгляд на соседа Стёпы.

— Сто тридцать восемь, — прожевав салат, ответил оборотень.

— А вам? – вопрос дошёл по очереди к Лене.

— Я самая молодая среди них, — гордо ответила волчица, — мне девяносто девять.

— Теперь я понимаю, почему вы называете меня «малыш» и «дитя», — вздохнула Коля, — По сравнению с вами я младенец.

— А сколько тебе лет? – спросил Стёпа.

— Двадцать семь, — ответила Коля.

— Совсем зелёная, что листик на дереве, — безобидно заметил Боря.

— По меркам людей я уже взрослая, — заступилась за себя девушка.

— То бишь, уже можно замуж и рожать, — констатировал Боря, тыкая локтем Стёпу.

— Людям с восемнадцати лет это можно делать.

— Пересидела девица, — сказал Боря, за что получил ложкой по макушке от Лены.

— Безродный пёс, — ругнулась Лена, — У тебя никогда не будет пары, если продолжишь делать такие бестактные замечания.

— Он прав, — на этот раз Коля заступилась за Борю, — Многие мои подруги выскочили замуж и нарожали детей.

— А ты почему нет? – удивился Боря.

Стёпа зло посмотрел на друга. Знает же, что она его пара, так чего лезет с дурацкими вопросами?

— Потому что сейчас все подруги в разводе, в плохих отношениях с бывшими мужьями, вечными делёжками детей и выбиванием алиментов, — прямо глядя в глаза Бори, отвечает Коля, — А я хотела один раз и на всю жизнь.

Звучало банально и пафосно, но Коля действительно так думала.

— Хорошая причина, — похвалил Стёпа, — мне нравится.

Коля ему благодарно улыбнулась.

— И мне, — в унисон добавили Лена и Боря.

— А сколько вы живёте? – возобновила знакомство Коля, поглощая картофельное пюре.

— Самому старшему оборотню было пятьсот пять лет, — ответил Стёпа, — Он покинул этот мир пару лет назад.

— Жить столько, наверно, тяжело, — вздохнула Коля, — хотя если рядом есть любимый человек, то времени мало будет.

— Ошибаешься, — вставил Боря, — Он был волком-одиночкой.

— Его изгнали из стаи? – с сочувствием спросила Коля.

— Нет, волком-одиночкой называют того оборотня, у которого нет пары.

— Жены, — подкорректировала Лена слова Степана для лучшего понимания.

— А что есть и такие?

— Таких полно, — сказал Боря, запивая еду томатным соком, — У нас рождается мало самок. Три к семи.

— Тупая псина, — фыркнула Лена, — две к восьми. Ты что не читаешь «Еженедельник леса»?

— Мне стыдно, что ты его читаешь, — поддел Боря, — Знаться с тобой не желаю.

— У, собака сутулая, — беззлобно ругнулась Лена.

— А вы пара? – прервала полёт шпилек Коля.

— Я с ней?

— Я с ним?

Оба вскрика несли в себе столько возмущения.

— Не обращай внимание, — сказал Стёпа, — это обычное общение брата с сестрой.

— Понятно, — кивает Коля.

Не похожи они на брата и сестру. У них есть внешнее сходство оборотней, но не имеется личных общих черт, свойственных родным людям. О, Господи, её брат! Коля вскочила со стула и кинулась в спальню.

16.

Её сумочка лежала под спортивной, но в обеих не было телефона. Она совсем забыла позвонить Роме и сообщить, что жива и невредима.

— Что случилось? – встревоженно спросил Стёпа, заходя за ней в спальню.

Сзади него переминались с ноги на ногу Лена и Боря.

— Мне надо срочно позвонить брату, а я не могу найти телефон, — простонала Коля, вновь рыская по сумкам, — а может в машине валяется? – предположила девушка.

— Ты же сказала, что у тебя нет брата, — хмуро сказала Стёпа.

— Я лишь сказала, что у меня нет брата с женским именем в мужской форме, — поправила Коля, — Имя у него мужское, и брат он мне по тёте.

— И имя его…

— Рома, ласково называю Романи.

Стёпа достал телефон из ящика комода и протянул ей. Убрал он его, потому что тот всю ночь раздражал своей вибрацией. Коля посмотрела на экран гаджета и громко застонала. Брат написал тридцать сообщений, причём последние тексты несли угрозу её жизни, если она не ответит! Сорок пропущенных звонков отяжелили гаджет своей краснотой.

— Я ведь могу позвонить? – зачем-то спросила Коля.

— Да, — Лена.

— Естественно, — Боря.

— Ты никуда не поедешь! – хмурый Стёпа.

— Я не собиралась никуда, — вырвалось у Коли признание.

Напряжённое тело Степана расслабилось. Он боялся и нервничал, что брат будет настаивать на её отъезде, а она поддастся на уговоры. Если понадобиться он сам с ним переговорит, но Коля никуда не поедет без него и от него. Девушка уже набирала брата, тот трубку снял, не успев первому гудку закончиться:

— Твою мать, Колян, — заорал в трубку Рома.

— Привет, Романи.

— Ты где? Почему не отвечала? Ты хоть представляешь, что я себе на воображал?

— Романи…

— Собирался ехать на твою последнюю геолокацию и перевернуть там весь лес и его обитателей, — продолжал кричать брат.

— Романи…

— Ты ведь знаешь, что там территория других Рас? Я в этом плане спокоен, — немного остыв, сказал Рома, — они не нарушат Закон. Но, чёрт возьми, Колян, его не взяли под стражу, и он на воле!

Краски разом ушли с лица девушки. Её обидчик на свободе!

— Ты где? – повторил вопрос брат.

Его не арестовали? – ошеломлённо переспросила Коля.

— Да, Колян, — злость Ромы теперь направлена не на неё, а на систему справедливости.

— Что теперь делать? – девушку затрясло, даже руки задрожали и угрожали выронить телефон.

— Срочно приезжай ко мне! – потребовал Рома.

— Она никуда не поедет! – громко прорычал Стёпа.

— Блядь, он тебя настиг, да? Держит в заложниках? – с нотками волнения и злости спросил брат.

— Нет, это не он, — успокоила Коля брата.

— Тогда кто? – удивился Рома.

И как Роме представить Степана? Пока она лихорадочно соображала, что ответить, Стёпа протянул ладонь в ожидании передачи телефона.

— Колян, ты куда пропала? Кто с тобой? – сыпал вопросами брат.

Коля положила телефон в руку оборотня. Стёпа с нечитаемым выражением лица поднёс трубку к уху.

— Приветствую.

— Ты ещё, что за хрен? – «вежливо» поинтересовался Рома.

Коля покраснела от стыда за брата, а Боря и Лена хихикали над другом.

— Меня зовут Жмуров Степан, и я парень твоей сестры, — спокойно ответил оборотень.

— Ага, — едко сказал мужчина на другом конце трубки, — а я Дед Мороз. Вы там укуренные что ли?

Коля спрятала полыхающее лицо в своих ладонях. Вечно брат такой! Прёт нахрапом, не разобравшись в чём дело.

— Слушай, щенок, — холодно произнёс Стёпа, — Я парень твоей сестры и смогу защитить её от того, от кого она бежит. Ты же можешь помочь с информацией о местоположении ублюдка.

— Ты серьёзно, — вдруг осознал глубину важности заявления собеседника Рома, — Как она?

— Жива и очень скоро выздоровеет, — Стёпа ласково погладил макушку своей пары.

— Вы, правда, встречаетесь? – с небольшим подозрением спросил Рома.

— Да.

— И ты её защитишь?

— Костьми лягу, — поклялся Стёпа.

— И тебе плевать, что с ней произошло? – уже с явным подозрением спросил Рома.

— Я люблю её независимо ни от чего!

Коля вскинула голову, а Стёпа ухватил её подбородок, проведя большим пальцем по губам. Коля видела по глазам оборотня, что он говорит правду её брату. Он любит её и сказал об этом прямо, а она сомневается в своих чувствах. Точнее в определении любви в своих чувствах.

— Ты мужик, Степан, — одобрил Рома, — Не знаю ни одного человека, который сделал бы тоже самое!

— А я и не, — он не закончил, потому что, Коля приложила руку к незанятой щеке и умоляющее покачала головой.

Не хочет, чтобы её брат узнал, кем он является. Ей стыдно? Но увидел совершенно другое чувство в её глазах – страх. На чём основываются её опасения?

— Что? – нарушил тишину Рома.

— Не для тебя стараюсь, — буркнул Степан.

Рома хрипло рассмеялся, а потом добавил:

— Без обид, брат, но я хочу удостовериться, что она по доброй воле с тобой.

— Какие обиды.

И Стёпа отдал телефон Коле. Девушка забрала средство связи и прикладывает к уху.

— Ты с ним без принуждения? – строго спрашивает брат.

— Я хочу быть здесь, рядом с ним, — говорит она и смотрит на оборотня.

— Тогда я спокоен. И, ради Бога, бери трубку!

— Хорошо.

— Я пока прослежу за его перемещениями, и сразу сообщу вам, — обещает Рома.

— Я люблю тебя, Романи.

— А я тебя!

17.

— Почему не захотела, чтобы я рассказал о своей сущности? – задал вопрос Стёпа, как только разговор по телефону закончился.

— Мой брат – страж порядка, и, если бы узнал, кто ты и чем грозят наши отношения, он бы приехал забрать меня.

Должность её брата не напугала оборотня. Он бы не позволил забрать свою пару. Более того, он намеревался пройти все инстанции (в том числе брата Коли), чтобы узаконить их отношения. Пойти против их устоев, коим насчитывалось много лет. Никто не пойдёт против решения матери-природы и судьбы, что связали их узами. Пришла пора перемен, и он с Колей их первый шаг.

— Какие чувства ты ко мне испытываешь? – вдруг спросил Стёпа.

Ему необходимо знать! Он пойдёт против их Законов, ему нужно её согласие.

— Ты мне нравишься…

— И всё? – шутливо спросил оборотень.

Нет, ещё она любит его! А как не любить? Он спас её от похищения, не дал попасть в засаду Владислава, прямо, и открыто признался в своих чувствах к ней брату. А самое главное, что он не видит её порченной!

— Для признания в любви рановато, — уклонилась от признания Коля.

Стёпа по голубым глазам увидел истинные чувства, но неторопливая человеческая натура обожала придерживать коней, обдумать, взвесить и принять решение.

— Для меня в самый раз, — по-мальчишески улыбнулся Стёпа, — Так что?

Он близко подошёл к Коле, приобнял за талию, стараясь сильно не сжимать руки.

— Может завтра? – полушутя ответила вопросом девушка.

— Люди, — весело фыркнул Стёпа, — Ваша жизнь утекает сквозь пальцы, как песок в часах, незаметно и быстро, а вы всё не торопитесь никуда.

— А ты куда торопишься? – улыбнулась девушка, проведя ладошкой по мужской груди.

— У нас с тобой впереди великие дела, — Стёпа поцеловал щёчку девушки.

— Борьба за наши отношения, — догадалась Коля.

— Именно, — кивает Стёпа, накрывая её руку своей ладонью, — Мы узаконим наши отношения. И если получится перепишем Законы, как Разновидностей, так и волчьи.

— А это возможно?

— С волчьими думаю, будет проще.

— Почему?

— Потому что по Закону матери-природы и судьбы мы с тобой являемся парой. С этим разрешением мы не вправе спорить или опровергать, — Стёпа уже поцеловал другую щёчку, — Мы первые кто подадим прошение, если конечно ты готова. Будет тяжело, не стану скрывать, но лично я не отступлюсь!

Этот мужчина, оборотень, всё больше влюбляет в себя с каждым словом, и она знала, он не бросает их на ветер. «Так чего мы колеблемся?», спрашивает храбрость. «Он нас не бросил, даже когда узнал о нашем позоре», добавила трусиха, разделяя мнение своей противоположности. «Ты чувствуешь тоже, что и мы – он наше счастье!», даже неуверенность приняла сторону своих альтернативностей. «Кто не рискует, тот не пьёт шампанское», это уже сердце. «Он наша половина», говорит душа. Соглашаясь с уговорами своих разрывностей, Коля решилась и озвучила свои чувства:

— Я люблю тебя. Первым шагом ведь нужно двустороннее соглашение.

— Такой момент испортила последней фразой, — покривился Стёпа.

За доли секунд, он видел на её лице мелькавшие мысли. Храбрость, трусливость, неуверенность… сердце и душа победили. Ему было радостно, пусть и огорчили последние слова.

— Ой, прости, я просто знаю, что главное правило – согласие обеих сторон, — потом она нахмурила брови, — правда это касается отношений, в том числе мимолётных…

Стёпа приложил палец к хмурой складке на лбу.

— Я так и не понял. Ты меня любишь или просто согласна с моими чувствами, чтобы меня не наказали?

— Люблю, — сияет девушка, — очень!

На душе стало легче, причём у обоих, от признания.

— Тогда пора собрать семейный совет, — вклинилась Лена, стоя на пороге спальни, — будем решать дальнейшие действия.

18.

На кухне их ждал Боря, разливая чай по кружкам. Все уселись по местам, только в этот раз Коля сидела рядом со Стёпой.

— Итак, твои чувства взаимны, хотя другого ждать не стоило, — ввела в курс дела Лена второго брата.

— Поздравляю, — абсолютно искренне сказал Боря паре.

— Спасибо, — в один голос отвечают Стёпа и Коля.

Для Коли всё закружилось метелью, быстро и молниеносно. Но она не жалела об этом. Найти любимого, в веке одиночества человека, большое счастье.

— Теперь на повестке дня – признание ваших отношений всеми Советами нашего мира, — открыла совещание волчица.

Боря положил на стол книгу «Свод Законов Совета Разновидностей», которая имелась в каждом доме всех Рас. По размеру книга не отличалась от Уголовного Кодекса Руссии, заметила девушка. Боря открыл мягкую обложку. На первой странице всего одно правило:

«Все перечисленные ниже отношения, а именно: деловые, личные, рабочие, дружеские, партнёрские, товарищеские, имущественные, не имущественные, абсолютные, относительные, вещные, обязательственные, простые, сложные, регулятивные, охранительные и мимолётные (только со средствами предохранения в человеческой ипостаси!) – ДОЛЖНЫ строиться на ВЗАИМНОМ, ОБЩЕМ, ОБОЮДНОМ И ДВУСТОРОННЕМ СОГЛАСИИ»

— О, великие наши предки, — взмолилась Лена, — у меня голова кругом от количества отношений.

— Согласие двустороннее, обоюдное, общее и взаимное у нас имеется, — не замечая стона сестры, сказал Боря, постукивая указательным пальцем по правилу.

Парочка в унисон кивает. Боря перевернул лист на содержание свода. Страница номер пятьдесят содержала на себе актуальный для их кружка Закон. Большими чёрными печатными буквами заголовок – ЗАКОН О ЗАПРЕТЕ СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЙ МЕЖДУ РАЗНОВИДНОСТЯМИ И ЛЮДЬМИ, СО ВСЕМИ ВЫТЕКАЮЩИМИ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМИ (ПРОДОЛЖЕНИЕ РОДА, СМЕШЕНИЕ ДВУХ РАС).

« Вступление.

На территории Руссии проживают восемь видов Рас, такие как: вампиры, оборотни, гаргульи, драконы, перевёртыши, о́́ни (ипонские демоны), ведьмы и люди. При обмене опытом и изучении природы всех Рас специальной научной комиссией вынесены следующие показатели: самый слабый и уязвимый вид – человек. При любом физическом контакте с ним имеется риск нанесения вреда (непреднамеренно либо с умыслом). Человек не имеет быстрой регенерации тканей и плоти. Человек стареет быстрее, чем другие Расы. Человек подвержен болезням (в том числе с летальным исходом), которые способны разрушать иммунитет. Человек физически и психологически не вынослив. Человек в физической силе уступает другим Расам.

В связи с вышеизложенным, Совет Разновидностей (с представителями каждого вида) постановил: —

Во избежание неумышленного либо осознанного нанесения вреда людям, а также учитывая своды Законов каждого вида (о сохранении чистоты крови и рода) запретить семейные отношения между Разновидностями, в особенности между человеком и видами других Рас.

Однако, учитывая, что у некоторых видов других Рас имеется нехватка женских особей и во избежание срывов мужских особей от сексуального воздержания (что негативно влияет на физическое и психологическое здоровье (агрессия)) Совет Разновидностей разрешает мимолётные отношения (ТОЛЬКО С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ СРЕДСТВ КОНТРАЦЕПЦИИ В ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ИПОСТАСИ!) при соблюдении главного правила, определяющего взаимоотношения других Рас с людьми (см. первую страницу).

При мимолётных отношениях Совет Разновидностей требует ознакомиться с Законом о запрете нанесения умышленного и непредумышленного вреда (см. двадцать шестую страницу).»

— Жаль, брат, в любом случае придётся использовать «скафандр», — сколько наигранной скорби было на лице Бори.

— Плешивый пёс, — Лена дала другу подзатыльник.

Стёпа хмуро смотрел на друга, а Коля покраснела. Готова ли она заниматься любовью со Стёпой? Психологически, пожалуй, нет. Ей нужно привыкнуть к нему, к его телу. Понять, что половой акт не приносит боли, девушка может ненароком оттолкнуть оборотня и обидеть его. Этого она не хотела.

— Я не буду принуждать тебя, — шепнул Стёпа, погладив тёплой рукой коленку девушки.

Волна приятных мурашек маршем пробежалась по телу Коли. Он идеал мужчины для любой женщины. И этот мужчина-оборотень любит её.

— Кто-нибудь заметил, что Совет Разновидностей принял во внимание и Закон о чистоте крови и рода других Рас? – спросила Лена.

— Получается первым делом надо изменить наш главный Закон, — Боря пожевал губу.

— Совет вожаков должен принять к сведению, что оборотень запечатлелся с человеком по природе первого, — говорит волчица.

— Пара для волка – это всё! Убив пару, убиваешь оборотня, — это Стёпа произносит в глаза девушки.

— Нашим Законом парой является волчица, — вздохнул Боря.

— Да, вот только сводом Законов оборотней пара назначается матерью-природой и судьбой. Против этой силы ни один вожак не пойдёт.

— Верно, — поддержала Лена Стёпу, — мы все следуем законам природы в том числе.

— Если мы сможем уговорить Совет вожаков принять наши отношения, так как мы следуем зову наших благодетельниц, то Совет Разновидностей перепишет Закон о запрете семейных отношений.

— Менять его полностью не будут, — донёс истину до Стёпы друг, — мы не видим подводных камней. А вот внести поправки вполне осуществимо.

— Это уже проблемы Совета Разновидностей, — отмахнулся Стёпа, — мне главное, чтобы все Советы приняли и узаконили наши отношения!

— На Совете вожаков я могу рассказать свою теорию, — предложила волчица.

— Не думаю я, что они примут её к сведению, — отрицательно помотал головой Боря.

— Скорее всего, но кое-кого, хотя бы одного, заставит задуматься, — оптимистично сказала Лена.

— Нам ещё не помешало бы согласие её близких, — Боря кивнул в сторону девушки, которая слушала молча, несмотря на возникшие вопросы, — Как твои близкие родственники отнесутся к твоей паре?

— Мама с тётей, мамой Романи, уже как года два переехали в Аморику. Из близких только Рома, но он страж порядка и следует букве Законов, — ответила Коля.

— А что на счёт отца и дяди? – спросила Лена.

— Кем был мой отец, не знаю. Мама залетела, просто гуляя по ночным клубам, — пожала плечами девушка, — А дядя Игорь погиб пять лет назад при исполнении служебных обязанностей.

Фактически дядя Игорь заменил ей отца. Он с Ромой ещё с её младенчества занимались ей.

— Что скажет твоя мама обо мне? – всё же поинтересовался Стёпа.

Стоит ли ему настраиваться на долгие переговоры с тёщей? Найдут ли общий язык с ней? У оборотней все родственники пары согласны с выбором, дарованным матерью-природой и судьбой, и относятся положительно. У людей всё гораздо сложнее. Иногда тёщи и свекрови становятся исчадием ада, если не одобряют выбор своего детёныша.

— Она давно мной не интересуется, — Коля переплела свои пальцы с его, — уже лет так десять она живёт для себя.

На лицах друзей появилось выражение печали и сочувствия. Все другие Расы знали о легкомысленности некоторых человеческих самок.

— Мама и тётя — близняшки, и природа наградила их не только одинаковыми внешностями, но и идентичными характерами. Дядя Игорь занимался нашим воспитанием, пока наши матушки посещали рестораны и бары… в общем, «наслаждались красками жизни». А после смерти дяди Игоря и вовсе бросили нас, покинув страну. За два года их звонки несли содержание с просьбами выслать денег.

Обиды на мать Стёпа в ней не почувствовал, а вот желание «один раз и навсегда» он понял откуда шло.

— Так что, — между тем продолжала Коля, — единственный родственник, кого надо уговорить это Романи.

— Я поговорю с ним, — твёрдо сказал Стёпа.

— Не всё так просто, Стёпа, — не заметно для себя Коля перешла на неофициальное и близкое обращение, — Сначала я, а потом тяжёлая артиллерия. Он даже слушать тебя не станет. Первой поговорю с ним я, донесу до него свои чувства к тебе. Если всё сложится хорошо, то потом…

— Что потом? – спросил Боря.

— Мой брат захочет поговорить с моим любимым, чтобы понять, взаимны ли мои чувства. Этакий разговор отца с женихом дочери.

— Согласен, — кивает Стёпа, — своего брата ты знаешь лучше, поэтому следуем твоему плану.

— Нам предстоит ещё одна битва, — сокрушённо покачала головой Коля, зная характер и работу Ромы.

— Я готов, с тобой и за тебя!

— Решено! Собираем «подписи согласных», — довольно хлопнул Боря в ладони.

— Я завтра позвоню ему и попрошу приехать к нам с вашего позволения.

Троица кивнула.

— А пока, Николяша, тебе придётся прятаться, — с виноватым видом сказала Лена.

Коля покорно кивнула.

19.

Девушка помогла подготовить бар к открытию. За пару часов до начала она поднялась в спальню, пока помещение бара проветривали от её аромата. Как ей объяснили, не все самцы, но некоторые могут учуять её аромат. И вот эти оборотни могут прийти за ней, так как мать-природа и судьба даёт разрешение спариться со свободной самкой. Только спаривание сбивает аромат самки и показывает, кому она приходится парой. Если аромат самки способны учуять единицы, то запах самца слышен всеми. А раз со Стёпой они ещё не спарились, значит Законом природы оборотней, Коля считалась свободной. Запечатление пары — это только первая стадия к формированию семьи у оборотней. Что такое запечатление девушка так и не поняла, но подумала, что запечатление своего рода произношение брачных клятв, а спаривание – кольца на пальцах и общая фамилия.

Сидеть в одиночестве Коле не хотелось, но быть спаренной с чужим волком вообще не было в её планах! Стёпа пообещал отвезти её завтра в город за покупками, о которых она не подумала, а вот Лена всю плешь проела Стёпе. Коля отписалась брату с заверениями, что она в безопасности, умылась и легла в кровать, которую предусмотрительно перестелил Стёпа. Её любимый, её пара, её суженный, её избранный, мысленно смаковала каждое слово Коля. Она не могла поверить, что полюбила человека за сутки, но факт остаётся фактом! Перед тем, как заснуть она от чистого сердца искренне поблагодарила мать-природу и судьбу.

Перед приходом Вероники и Ольгинки, троица искупалась, смывая аромат Коли с себя. Дверь на второй этаж Стёпа закрыл на замок, потому что, зная Ольгу, та могла по-хозяйски зайти в спальню. Обычно такое она проделывала после работы, раздевалась и ложилась в кровать, ожидая его прихода. Да, и вообще, пора бы поговорить с ней, но не раскрывать карт.

Вечер в целом прошёл спокойно. И вот как назло именно сегодня Ольга кидала призывные взгляды на оборотня, пыталась выловить его. Вот тут его спасала Лена, которую Ольга боялась, как вампир солнечного света, чем сегодня безбожно пользовалась гроза по имени Елена. В итоге по окончанию рабочего дня, Лена выловила Ольгу у лестницы на второй этаж и, рыча, бросила сумку владелице, вытолкала до самого транспортного средства. Ольга кидала на него молебные взгляды, которые перехватил радар «Елена».

— Не смей скулить, сукина дочь, ему сейчас не до тебя!

— Он самец и воздержание от секса во вред ему, — нагло заявила Ольга.

— Он уже три дня, как не воздерживается от секса с правой рукой! Так что ещё одну ночь переживёт твоё отсутствие.

Боря громко заржал, а вот Стёпе было не до смеха. Он обещал Коле не принуждать её к занятиям любовью. Раз так, то придётся помогать себе руками. Он печально посмотрел на свои руки. Боря вообще согнулся пополам, даже слёзы из глаз потекли. Лена же села в свой салатовый «жук» и укатила в ночь домой. Боря завёл пикап.

— Удачи, брат.

— Пошёл ты, — огрызнулся Стёпа.

Боря, хмыкнув, отъехал и остановился:

— Брат, — позвал он, выглядывая из окна пикапа.

— Ну чего тебе? – буркнул Стёпа.

— Правая или левая? – снова заржал Боря.

— Ах ты, сын блудливой самки, — выругался оборотень.

Пикап увёз владельца и его смех. Но Стёпа с несчастным видом не мог решить – правая или левая? Сто восемьдесят пять лет, а он решает вопрос, который мучает молодняка с первым стояком. Закрыв запасной выход, поднялся на второй этаж (не забыв закрыть дверь, ведущую на жилой этаж), Боря с Леной знают, где спрятан дубликат ключа, а непредвиденным гостям не попасть сюда.

Быстро приняв душ и почистив зубы, он прошёл к комоду, достал и надел брифы. Коля спала на спине, левая рука в бандаже, в рубашке с длинным рукавом. Он бережно, чтобы не разбудить её, взял руку и поднял рукав, потом и подол, осматривая живот. Синяки и царапины проходят, укусы исчезают, мазь хорошо помогла в этом. И тут его взор упал на развилку ног, скрытую кружевными трусиками. «Скрытую», иронично хмыкнул волк, он всё видит. Разве это трусики? Разве бельё не должно прятать, а не соблазнять?

Волк поскрёб грудину. «Выбирай друг – левую или правую», предложил Стёпа своему волку. «Без разницы», заскулил жалобно волк. Стёпа закрыл желанное место рубашкой, а сверху простынёй, и хотел было встать для посещения ванной комнаты, как раздался хриплый со сна шёпот Коли:

— Ты закончил?

— Да, готовлюсь ко сну.

Коля двигается, уступая ему место.

— Я нагрела для тебя, — она похлопала ладошкой руки без бандажа, немного повернувшись на бок.

— У меня самая замечательная пара.

— Ну, до самой замечательной мне нужно время.

— Я знаю, понимаю.

— Я говорю ему, — её указательный пальчик указал на грудь Стёпы.

Она перед сном почитала скудную информацию об оборотнях в интернете. В статье одного человека, изучающего оборотней, было указано, что каждый оборотень имеет внутреннего волка, с кем они ведут беседы.

— Этот парень не отличается терпением, — хрипло засмеялся Стёпа.

Он взял её руку в свою и лёг рядом с левой стороны. Головой она улеглась на его правую, а левой медленно провёл по мягкому животу и обвил бедро. Коля же погладила здоровой рукой его предплечье и ухватилась за локоть. Стёпа прижался лбом к виску девушки.

— Мне так хорошо и спокойно с тобой, — прошептала Коля.

— И мне с тобой.

— У меня столько вопросов, — она пальчиком рисовала узор на предплечье Стёпы.

— Я отвечу на любой вопрос завтра. А сейчас надо спать. Ночь время для разговоров, — он прикусил язык, так как хотел сказать «ночь время для разговоров тел», — неудачное.

— Ты прав, — кивает девушка.

Коля уснула с улыбкой на лице. Стёпа же думал, что неудовлетворённое желание не позволит сомкнуть глаз, но он уснул в облаке аромата своей пары.

20.

Вскочил он в кровати от шума чего-то упавшего. Коли рядом не было.

— Коля, — громко позвал Стёпа.

— Прости, если разбудила тебя, — девушка вышла из ванной с зубной щёткой в руках, — Я уронила тюбик зубной пасты в раковину.

— Давно проснулась? – спросил Стёпа, вставая с постели.

— Минут десять назад.

Как же он так крепко уснул, дивился оборотень. Даже не почувствовал, что рукой не обнимает мягкое тело. Лицо девушки залил румянец, а глаза не отрывались от его трусов. Он проследил за взглядом. Ну, естественно, утренний стояк! Девушка от неловкости скрылась в ванной комнате. Он пошёл вслед за ней. Пристроился у унитаза и…

— Ты собираешься это делать при мне? – шепнула Коля.

— Мы пара, семья, это нормально, — отвечает Стёпа, доставая и делая свои дела, — Нам надо привыкать друг к другу.

Она пока не готова справлять нужду при нём. Сделав дело особой утренней важности, Стёпа пристроился рядом, всполоснул руки, взял щётку и зубную пасту. Коля смотрела на них в зеркале и видела огромную разницу. На фоне его весовой категории мускулатуры, она чувствовала себя стройной берёзкой. Загорелый он и бледнокожая она. Своим ростом дотягивала ему до плеч. Поймав его взгляд в зеркале, она улыбнулась.

— О чём думаешь?

— О том, как мы отличаемся.

— И слава Луне, что отличаемся, — прохрипел Стёпа, взглядом карих глаз лаская её отличия.

— Я не об этом, — весело рассмеялась Коля.

— А о чём?

— Когда я вошла в твой бар то заметила, что все оборотни схожи – высокие, мощные тела, черноволосые и кареглазые, — Коля всполоснула рот.

— Ну да, все мы имеем чёрную окраску шерсти. Только вожаки имеют серый окрас. В человеческом обличии они русоволосые, но с карими глазами. Наши самки имеют чёрный окрас и такой же цвет глаз. Уступают лишь в росте. И сила их соответствует нашей.

— А есть рыжие или белые волки?

— Только в легендах, — сказал Стёпа.

— А у нас могут родиться рыжие или белые волчата?

Стёпа задохнулся от счастья представленной картины. Раньше он мог мечтать об этом, потом перестал думать о семье и волчатах. А теперь её слова принесли счастье лишь от осознания, что она тоже хочет щенят.

— А ты хочешь? – просипел оборотень.

— Конечно, — горячо ответила Коля.

— А с чего ты взяла, что наши волчата могут быть рыжими или белыми? – Стёпа не сдержал порыв и обнял девушку за талию.

— Моя мама рыжая, а я блондинка, — сказала Коля.

Если теория Лены окажется хоть отчасти правдой, то у них вполне могут родиться такие волчицы. Чем мать-природа и судьба не шутят? Он не против и самцов, главное, что у него есть возможность иметь щенков. Ради этой цели он не отступится, и дойдёт до того, чтобы их отношения узаконили!

— Спасибо, малыш, — он уткнулся в макушку пары, собираясь с мыслями.

— За то, что могу родить рыжих или белых волчат? – правой рукой она обвила его талию.

— За то, что можешь родить мне. И неважно волчицу или волчонка, рыжего, белого или чёрного.

— Пока не за что, — она прижалась щекой к мускулистой груди, — Я ещё не родила.

— И то верно, — он отстранился, чмокнул в лоб, и нежно шлёпнув попку, сказал, — А теперь в душ. Нам ещё раны обрабатывать надо.

Он вышел из ванной, стараясь отдышаться от нахлынувших чувств о возможном будущем. Коля выскочила через минуту после него в спальню. Подошла к спортивной сумке и пряча в сжатой руке трусики, направилась обратно.

— Возьми что-нибудь менее соблазняющее, — попросил оборотень.

Ему нравилась её реакция на его слова, особенно если он вкладывал в них что-то интимное. Она так мило краснела. Коля кивает и меняет бельё, а потом ретируется в ванную.

Как ей себя вести, когда выйдет из душа? Ей придётся раздеваться перед ним. Он будет наносить мазь на голое тело. Представленная картина не испугала! Возбудила! Она предвкушала возбуждение от близости его рук и тела. Наскоро приняв душ, вытерлась полотенцем, надела трусики и рубашку. Коля хотела побыстрее ощутить – каково это возбуждаться от ласк любимого мужчины.

Стёпа же сидел на кровати на пару с аптечкой, ожидая свою пару. Он беседовал со своим волком, умолял, чтобы тот не сорвался с цепи и не завалил Колю. Волк дал обещание, что постарается, но ни слова, что сдержится! Это усложняло его утро.

И вот она выходит. Платиновые волосы затянуты в куль, рубашка застёгнута на все пуговицы, а пальчики теребят подол одежды.

— Иди ко мне, — прохрипел Стёпа, — надо посмотреть на рану.

Он раздвинул ноги, приглашая её, и показывая, где она должна стоять. Девушка безропотно повинуется. Она возвышается над ним на голову. Стёпа расстегнул несколько верхних пуговиц и оголил плечо. Легко коснулся подушками пальцев шрама. Достал перекись водорода и полил. Средство просто стекло, видимо, пришёл к выводу Стёпа, рана чистая. Надо поговорить с Борей, может уже можно перейти на регенирующую мазь вместо зелёнки?

— Позволишь намазать тебя кремом? – он смотрел ей в глаза, если увидит хоть малейший проблеск колебания, откажется от этой затеи.

Она кивает, в глазах блеск. «Ещё недостаточный», шикнул Стёпа на своего волка, который учуял первые ростки возбуждения пары.

— Повернись спиной и раздевайся, — он поворачивал Колю к себе спиной.

— Это не раздразнит тебя и волка? – поздно спохватившись, спросила девушка.

— Малыш, — простонал оборотень, — для нас сейчас важно, чтобы ты выздоровела!

Рубашка облачком упала к ногам. Синяки светлели, царапины зажили. Она идёт на поправку физически. Растерев крем между ладонями, он прикоснулся к спине. Услышал вдох девушки, которому вторил довольный рык волка. За спиной последовали ягодицы, его руки непроизвольно пару раз сжались, оценивая упругость. С ногами было проще, но тоже волнующе. Но вот Коля всё это время шумно дышала, чем больше возбуждала волка, а тот интенсивно скрёб грудину.

— Позволишь намазать спереди? – попросил Стёпа, упираясь лбом в её спину, стараясь сдержать возбуждённого волка и член в трусах.

Коля почувствовала, как спину обожгло его горячим дыханием. Она забыла, о чём просил Степан, но, как говорится, молчание знак согласия. И вот его большие ладони наносят крем по животу. Мужские пальцы неуверенно пробираются за кромку трусиков, из-за чего её пронзило электрическим зарядом от макушки до лона.

Руки исчезли с живота, чтобы вновь появиться с кремом под грудью. Горячее дыхание опаляло кожу спины, а руки уже нежно ласкали холмики, скрываясь под ладонями Стёпы. Коля не сдержала стона и накрыла своими руками. Она бы упала, если бы его лоб не удерживал на месте, заземляя. Мужские ладони переходят на ключицы и замирают там. Дыхание Стёпы напомнило огнедышащее дыхание дракона.

— Блядь, придётся правой, — зло рыкнул Стёпа и сорвался с места в ванную.

До растерянной Коли дошёл звук душа.

21.

Холодный душ и правая рука помогли ему спустить пар и ослабить давление в яйцах. Волк недовольно порыкивал на мастурбирующие движения руки. Степан в воображении представлял продолжение интимной прелюдии, вспоминая пятиминутное прошлое. Её тело отзывалось, он слышал тихие стоны, чуял одурманивающий аромат возбуждения его пары. И только он мысленно дошёл до того, как поставит Колю на четвереньки, рука довела начатое до конца. Тыльной стороной руки закрыл рот, пряча стоны наслаждения. Кратковременного и ненастоящего, буркнул волк. Даренному коню в зубы не смотрят, так же пробурчал Стёпа.

Когда он вышел из ванной в полотенце, обёрнутом вокруг бёдер, Коля стояла, закрыв рукой грудь, молча наблюдая за ним и его настроением.

— Со мной, малыш, всё в порядке, — говорил Стёпа, надевая трусы под полотенцем, — Просто перевозбудился.

«Я тоже!», вскрикнули разрывности. Но Коля сжала губы, дабы не провоцировать возбуждённого мужчину.

Стёпа оставил мокрое полотенце в корзине с грязным бельём. Подошёл к Коле и, поцеловав уголок губ, сказал:

— Я пойду готовить завтрак, а ты потом спускайся.

Он направился к выходу:

— Ты пойдёшь в таком виде? – спросила девушка, кивая на его полуобнажённый вид.

— Мы в своём доме, — засмеялся оборотень, — и моя двоица не придёт. Они решили дать нам возможность узнать друг друга поближе.

И он ушёл от соблазна, ведь она всё ещё стояла в трусиках. А волка становится сложнее сдерживать. Да, она возбудилась, но это физическая реакция, а ему нужно, чтобы она и морально его хотела. В такие моменты душа неотъемленная часть тела. Вспомнив чувственные ответы её тела на его ласки, он вновь почувствовал шевеление между ног. Со злобой посмотрел на живущий своей жизнью орган. «Не смотри на него убийственно, ты сам виноват», хмыкнул волк. Да, сам виноват, но он хочет, чтобы она привыкла и потянулась к нему. И сегодняшняя ответная реакция Коли показала, что он выбрал правильную тактику – медленно и не спеша.

Не думать, не воображать, приказывал себе Стёпа, только готовить завтрак, чтобы накормить пару. «А кто нас накормит?», бурчал волк. Контекст голода был понятен обоим.

— Бешеный пёс, ты мне всё усложняешь, — тихо прорычал вслух Стёпа.

Тосты с твороженным сыром готовы, кофе в турке кипит. Стёпа закончил накрывать на стол, как вошла Коля. Глубоко вдохнула аромат свежесваренного кофе.

— Пахнет божественно, — похвалила девушка.

— Прошу к столу, — пригласил оборотень, отодвигая стул.

Девушка была одета в джинсы и рубашку. Мысленно он поблагодарил пару за одетый вид, иначе не смог бы выдержать и завтракал бы ею на обеденном столе. «Неплохая мысль», облизался волк. В будущем они обязательно облюбуют стол, пообещал и себе, и волку, Стёпа. Они сели напротив друг друга. Коля взяла тост, откусила. Видя нетерпение на лице пары, Стёпа нарушил тишину:

— Нет ничего лучше завтрака под хорошую беседу. Задавай свои вопросы.

— Что значит запечатлеться?

— Это когда две души соприкасаются и связываются через взгляд, превращаются в родственные. В одно целое без права существовать без половины. У людей говорят, что глаза – это окна в душу. Наш обычай запечатления подтверждает это. Запечатление позволяет познать душу, вот поэтому мы увидели друг друга, — он искал подходящие слова, — наши души переплелись, привязались, как магнит притягивает металл. Если разъединить, мы всё равно будем тянуться и искать друг друга.

— Поэтому я быстро полюбила тебя? Ведь с первой встречи мы не понравились друг другу.

— Ты полюбила меня, потому что родилась для меня, а я для тебя. Мы ждали друг друга. А то, что мы невзлюбили, так это из-за обстоятельств нашего мира. Мы из разных Рас, нас ограничивают Законы и устои наших видов, но все мы существа, созданные матерью-природой и судьбой, о чём успешно забыли, — он сделал глоток кофе, — Но благодетельницы напомнили нам кто мы и для чего созданы ими.

— Это так чувственно, — прошептала девушка, — теперь мы с тобой образовали пару?

— Только в духовном смысле, в физическом, то есть «спаривание», мы не прошли.

— И тогда будем считаться полноценной парой?

— Именно. Самец заявляет свои права на самку через спаривание. Самка должна пахнуть самцом-парой, чтобы показать, что она не свободна. Но даже если мы спаримся я не смогу полностью заявить на тебя свои права.

— Почему?

— Чтобы самка пахла самцом-парой, он должен кончать в неё. Только в таком случае запах самца закрывает аромат самки. Пока я не кончу в тебя, твой ванильно-шоколадный аромат будут чуять другие самцы, — с печальным вздохом обречённости сказал Стёпа, — Меня и моего волка это нервирует.

— Почему помимо тебя мой запах смог учуять ещё и Владислав?

— Не только мы, были ещё, — поморщился оборотень, — Это шутка матери-природы, чтобы дать самке выбор, значит, ты подходишь ещё нескольким самцам.

— Но я же с Владиславом не запечатлелась, — она точно помнит, что смотрела в глаза оборотня-байкера.

— Думаю, потому что твоя душа подсознательно нашла меня и смогла открыться только мне. Мы две половинки одного целого. Но для самки оборотня выгодно, чтобы её аромат почувствовали несколько самцов.

— Почему?

— Пара нам даётся одна до смерти. В случае гибели пары-самца, она может спариться ещё и дать щенков.

— Но ты сказал, что если убить пару, то умрёшь, — вспомнила Коля.

— Пара-самец тяжелее переносит гибель самки-пары. У самки заложено в генах о продолжении рода. Она – мать! Она та, кто даёт жизнь. Самец же сходит с ума и погибает, если нет щенков. Воспитание щенков даёт возможность прожить до их совершеннолетия. А после, горе от опустошения из-за гибели самки убивает. Если бы самок было больше, возможно спаривание для продолжения рода с новой самкой помогло пережить самцу потерю.

— Возможно?

— Нет вероятности этого доказать из-за нехватки самок. Поэтому мы бережём самку-пару.

— Мне никто не нужен, кроме тебя, — искренне сказала Коля, — и твоего волка.

Из горла Стёпы донёсся протяжный негромкий вой.

— Моему волку понравилось сказанное тобой, — извиняющееся сказал Стёпа.

— Я люблю тебя и твоего волка, — продолжала Коля.

Глаза оборотня заволокло чернотой, губы оскалились, и послышалось рычание.

— Малыш, я сейчас борюсь с этим шерстяным, потому что он намеревается заявить свои права на тебя. А мы не можем этого себе позволить.

— Пока не узаконят наши отношения.

Стёпа лишь кивнул, закрыл глаза и загнал зверя подальше в себя.

— И всё же не понятно, почему мы запечатлелись. Ведь я не волчица, — решила вернуть разговор девушка.

— Ну, на этот счёт у Лены есть своя теория, — успокоившись, сказал Стёпа.

— Что за теория?

Стёпа рассказал содержание предположения сестры. Коля внимательно выслушала, но ничего не сказала. Оборотни чтят и слушают природу. А человек наоборот, отдалился от неё. Верно ли предположение Лены может показать время. Время и, как говорят учёные, опыты. Если их случай докажет правдивость теории, то она может быть экспериментальным образцом. Их инцидент поможет таким же парам, которые возникнут в будущем.

— Что скажешь? – поинтересовался мнением Стёпа.

— Мне кажется она права, и я хочу доказать это, — честно призналась девушка.

— Есть ещё вопросы?

Коля покачала головой.

— Мы закончили выяснять насколько ты мне дорога, — Стёпа взял её руку и приложил к своей щеке, потёршись об неё, — и важна?

— Ты тоже дорог и важен мне.

— Я знаю, малыш, вижу в твоих глазах, чувствую душой.

— Спасибо за завтрак.

— Тогда будем собираться в город, — предложил Стёпа.

— Я уже готова, только обуться осталось.

— Но мне-то одеться надо, — улыбнулся Стёпа.

— Пока ты одеваешься, я позвоню брату, — она последовала за оборотнем и вспомнила, — Посуду надо помыть.

Стёпа ухватил за руку девушку, останавливая.

— У меня здесь три посудомоечных машины, они помоют. Пошли собираться.

22.

Пока Стёпа одевался, Коля сидела на кровати и общалась с Ромой. За пятиминутный разговор она смогла уговорить брата приехать к ним. Да и он, особо не сопротивлялся, рассчитывая познакомиться со Стёпой. Колю это взволновало. Оборотень же остался спокоен. Даже если Рома не согласится, он пойдёт напролом! Для него важно, чтобы Коля была согласна. Девушка заверила, что она «ни шагу назад». В общем, Рома приедет через три дня, а пока они продолжали знакомство. Будущее в будущем и его события им неизвестны. Для и у них есть настоящее. На кухне Стёпа помог надеть бандаж на руку и тут заметил, что, Коля без бюстгальтера. Взял на заметку, чтобы не забыть полюбоваться, как та будет подпрыгивать на кочках. Ради этого сладкого зрелища он соберёт все ямки на дороге.

До человеческого города им ехать около часа и поэтому Коля начала разговор первой, просьбой рассказать о себе и его семье. Стёпа убавил громкость на магнитоле.

— Степан Жмуров к вашим услугам, — он поклонился головой, — мне сто восемьдесят пять лет. Любимый цвет: зелёный. Любимое блюдо: жареная картошка с молоком. Родители Павел и Степанида Жмуровы.

— Тебя назвали в честь матери?

— В честь отца матери.

— А удивлялся моему имени, а у самого у матери имя с мужским началом, — весело фыркнула Коля.

— Какая умная у меня пара, — засмеялся Стёпа, — думал, не заметишь. Мама не любила, когда её называли Стёпой. Отец за это был укушен, — улыбаясь, говорил оборотень, — больше он так не сокращал имя и ходил без укусов.

— Я тебя кусать не буду за это, — поклялась Коля, — продолжай.

— Каждый член занят делом, дабы внести свой вклад для поддержания и процветания стаи. Мой отец был строителем, а мать пекарем. Родился я в поселении в лесах Рала, тогда правил вожак Чернослав, — Стёпа говорил, не отрывая глаз от дороги:

— Сначала отец строил дома поселениям оборотней и с разрешения вожака вышел на строительный рынок всех Разновидностей, а точнее для перевёртышей, людей и вампиров. Кровососы живут в подземных бункерах, но входом в свои убежища они делают небольшие дома, знаешь, как домики лесничих. Горгульи и драконы живут на и в скалах. О́́ни и ведьмы любители жить в непроходимых местах.

Мать приносила пользу поставками сладостей (тортами, пирожными) в близлежащие поселения и человеческие города, а также личными заказами. Половина заработанных денег уходила в казну стаи. Наш вожак жил на широкую ногу. Его дворцу позавидовала бы царская семья Омановых. Любил питаться заморскими блюдами, свободные самки теряли невинность в его постели по принуждению.

— У него не было пары?

— Ни одна самка не удостаивалась его взгляда, он не хотел запечатлеться. Ему нравилась его жизнь. И вот правя стаей, сытой по горло жестокими правилами и устоями, обиженными самцами, что самки доставались им не невинными….

— Даже у вас ценилась непорочность, — заключила Коля.

— В те времена у всех Разновидностей это ценилось, — сделал акцент на прошлые ценности Стёпа, — сейчас времена другие.

— Да понимаю, — а у неё ещё и обстоятельства иные.

— Так вот, уставшие от развратного вожака стая взбунтовалась и свергла Чернослава. Моя мать погибла во дворце, так как доставляла заказ. Озверевшая толпа никого не пощадила.

— Но ты сказал, что вы бережёте самок, — ахнула Коля.

— В те времена самок и самцов было поровну, у каждого была пара. Это сейчас в связи с дефицитом мы их бережём. А тогда, чтобы уничтожить стаю, нужно убить самок и щенков.

Мой отец узнал по телеграмме о своём вдовстве и примчался домой. Воспитание меня помогло, ненадолго, до моего совершеннолетия, продержаться без пары. Когда я вырос и повзрослел, он начал увядать в беспамятстве. После смерти отца, тогдашний вожак Альфа Бой выгнал меня из стаи, боясь, что я буду оспаривать его лидерство, так как тоже являюсь Альфой.

— Жестоко, — возмутилась девушка.

— В стае может быть только один Альфа, он же вожак. Оборотней Альф рождается мало, примерно из десяти щенков три приходится Альфой, чего достаточно, чтобы бросить вызов другому за звание вожака, изгнать или убить. Поэтому молодых Альф изгоняют из стаи. Я собрал свои немногочисленные пожитки и ушёл. И был приятный бонус от родителей, — на доброй ноте Стёпа закончил половину своей биографии.

— Какой?

— Родители, как и многие оборотни стаи, скрывали размер своего истинного дохода. Отец открыл в человеческом банке счёт на моё имя и с матерью клали сбережения. Денег мне хватило на обучение в институте на кафедре «Менеджемнт и управления бизнеса» и беззаботную жизнь. После окончания занялся поиском себе места жительства.

Ни одна стая не принимала меня. И тогда я решил найти свободное место и обжиться там. И нашёл в Урской области, выкупил у государства территорию, влез в кредиты, и построил бар. Отдать взятые в кредит деньги мне удалось через пятьдесят лет.

— Да ты богач, — присвистнула Коля.

— Вовсе нет, тогда земля стоила дешевле, плюс моё обстоятельство волка без стаи помогло, мне без проблем нашли и выделили территорию. Естественно с учётом, что я создам свою стаю. Было тяжело налаживать отношения с соседями, особенно тяжело контактировать было с Ратибором. С Ярославом мы сразу нашли общий язык. Я заверил их, что не являюсь угрозой, и дела пошли на лад. Поначалу я был один, но потом в моей жизни появился Боря, а через несколько лет Лена. Так мы и стали зваться семьёй.

— А что у них была за жизнь?

— Это их истории, пусть сами рассказывают.

— В каком возрасте вы достигаете совершеннолетия?

— В тридцать пять, — ответил Стёпа, поворачивая к подъезду в город.

— Совсем взрослые по нашим меркам.

— Да, ты права. Но к этому возрасту мы уже контролируем своего волка и член в штанах, — объяснил Степан.

Они въехали в город.

23.

После просторов полян и лесов в городе словно задыхаешься. Многочисленные многоэтажки, магазины и люди давили. Повсюду смех и разговоры, гуляющие пешеходы и проезжающие автомобили. Стёпа припарковался у двухэтажного дома, где на первом этаже были магазины, а на втором офисные кабинеты.

— Итак, малыш, через дорогу супермаркет, там имеется в продаже всё, что тебе необходимо. Я же зайду в овощной и посудную лавку.

— Хорошо, — и ухватившись за ручку, чтобы открыть дверцу, вспомнила, — Совсем забыла.

И поцеловала его в уголок губ.

— Не уезжай без меня, — пошутила девушка.

— Никогда не забывай меня целовать, иначе сбегу, — в ответ пошутил оборотень, а потом добавил более серьёзно, — но ты забыла кое-что другое.

Коля мысленно стала перебирать, что она могла забыть. Но на ум ничего не приходило.

— Коля, ты забыла деньги.

— Они у меня в сумочке, — и для убедительности похлопала предмет женского атрибута.

— Это твои личные, а это, — он протянул купюры, — тебе на расходы.

— Я не могу, — запротестовала девушка, качая головой.

— Можешь и возьмёшь! – настаивал оборотень, — Ты теперь моя пара и я обязан тебя содержать.

Она не протянула в ответ руку. Слово «содержать» ей никогда не нравилось, оно несло в себе смысл «сесть на шею». А она так не могла! У неё никогда не было парня, чтобы понимать, правильно ли брать у любимого деньги на карманные расходы. Единственный у кого она брала деньги, был Рома, брат взял эту привычку от дяди Игоря. Но они родственники! Коля не позволяла платить за себя на свиданиях, не хотела терять свою независимость. Но этот мужчина просит довериться ему и принять покровительство как мужа. «Он и так твой муж!», напомнила храбрость. А что делать со своими, пусть и не большой суммой, деньгами? Положить на счёт будущим щенятам?

— О чём задумалась? – полюбопытствовал Стёпа, видя её нерешительность.

— Что придётся открыть банковский счёт и положить на него свои деньги для будущих волчат, — выпалила Коля.

— О, мать-природа и судьба, ты подарила мне самую лучшую пару, — а потом его голос охрип, — Я люблю тебя, моя пара.

— Я тоже люблю тебя.

— А теперь бери деньги и беги в магазин, иначе мой волк…

Она выхватывает деньги и выходит из пикапа, заглянула в окно и сказала:

— Да-да, заявит свои права на глазах у всех, — послала оборотню воздушный поцелуй и пошла через дорогу, не забыв посмотреть по сторонам.

Он наблюдал, как она шла, виляя попкой, а распущенный платиновый волос на солнце отливал рыжиной. Придёт время, и он намотает этот густой волос на кулак и… Вдох-выдох… Стёпа помолился лесу и полной луне, чтобы время их спаривания пришло побыстрее.

Коля выбрала любимую марку шампуня и бальзама, гель для душа с ароматом клубники в сливках, бритву (лазерную эпиляцию ног и интимной зоны она давно сделала) для кое-каких других участков тела, крема для всего, гигиенические принадлежности и много другого, что очень необходимо женщинам. Набралась целая корзина с горкой, с которой она стояла на кассе, собираясь оплатить. Открылась входная дверь, и глубокий голос Стёпы спросил:

— Коля, любовь моя, ты скоро?

Все присутствующие застыли в немом удивлении. На женских лицах читалась досада, ведь прекрасный образец мужчины оказался… ну, тем самым… Дополнил картину маслом парень, выглянувший из-за стеллажей с товарами и с таким изумлением, смотрел на Стёпу, указывая на себя пальцем. Коля подавила смех. В магазине стоп-кадр.

— Иду, любимый, — сжалилась над оборотнем и людьми Коля.

Стёпа подошёл к кассе, схватил пакет с покупками и обнял девушку за плечи, они вышли из супермаркета. Как только дверь закрылась за ними, уже не сдерживаясь, пара засмеялась в голос.

— Вот о чём я говорил, — утирая слёзы от смеха, сказал Стёпа.

— Ты не стал называть меня Никой, — смеясь и садясь в пикап, говорит девушка.

— Коля мне больше нравится, — он поцеловал её в щёчку и поставил пакет на заднее сиденье.

Он сел за руль и завёл мотор.

— А поначалу…

— Поначалу мы невзлюбили друг друга, а теперь наша связь крепнет, — прервал Стёпа девушку, — Кто старое помянет, тому глаз вон.

Он очаровательно улыбнулся Коле. Естественно, за обедом Стёпа поделился историей из их жизни с Борей и Леной. Те, хватаясь за животы, чуть не перевернули стол. Впереди два дня ожидания приезда брата. Но и они пролетели мгновенно.

24.

Каждый день они узнавали друг друга, притираясь и привыкая. От синяков, к радости Коли, остались лишь бледные тени. Шрам заживал, но пока оставался на месте, не рассасываясь, так как его только начали покрывать мазью. Но девушка не отчаивалась, если раньше она переживала, что шрам будет напоминать ей о болезненном прошлом, то теперь ей было всё равно! Шрамы – это часть истории человека. По утрам её натирал Степан, лаская и изучая тело, а по вечерам (когда оборотни работали в баре) справлялась сама. Бандаж уже убран на место в кабинете, и отныне Коля стала полноправной хозяйкой обеих рук.

В назначенный день они вчетвером стояли у входа в бар в тягостном ожидании Ромы. Коля холодной рукой сжимала ладонь любимого.

— Чтобы ни случилось, мы вместе встретим беду, — шепнул Стёпа, стараясь успокоить девушку.

— Мы не отдадим тебя, даже если твой брат член Совета Разновидностей, — сказал Боря.

— Ты наша семья, — добавила Лена.

Коля посмотрела на них. К горлу подкатили слёзы любви и благодарности.

— Спасибо, — охрипшим голосом сказала Коля, — я не уйду от вас по доброй воле. А если и покину, то только вперёд ногами.

— Не говори таких страшных вещей, — рыкнул Стёпа.

Из-за поворота появился автомобиль. С приближением транспортного средства было видно, что оно неприметное и явно повидавшее жизнь. Рома подстраховался и приехал тайком. Это вызвало уважение к брату Коли. Серый Ёндай-Кцент припарковался. Из него вышел мужчина на вид тридцать-тридцать пять лет, с рыжими волосами, подстриженные под «ёжик», жилистого телосложения и высокого роста в спортивном модном костюме.

— Романи, — счастливо крикнула Коля и бросилась в объятия брата.

Рома не ожидал увидеть столько счастья и света на лице сестры. Он крепко обнял её, а сам не спускал глаз со Стёпы. Судя по тому, как Коля цеплялась за руку мужчины, стоявшего посередине, это был тот самый парень Коли. Теперь осталось узнать, к какому виду других Рас он принадлежит – перевёртыш или оборотень.

О том, что Стёпа не был обычным человеком, он понял по нескольким выводам. Первый – сестра застряла на территории других Рас, и тут же появился парень. Второй – Стёпа в гневе назвал его щенком. Рома знал, что оборотни называли своих детей щенками, а также предполагал что и перевёртыши.

Пусть не сразу, а лишь успокоившись после звонка сестры и прокрутив в голове разговор, он понял, что парень Коли относится к другой Расе, первым делом Рома хотел сорваться и приехать за ней. Но всё обдумав и взвесив слова о любви к сестре, а также её уверения своего нахождения рядом с ним добровольное, передумал. И сейчас видя Коляна счастливой и выздоравливающей, подумал, что поступил правильно. Эта мужская особь другой Расы защитит сестру, а Рома ему поможет.

Он также понимал, для чего его пригласили – хотят узаконить свои отношения – и это вызвало уважение к мужской особи. Для счастья своей сестры он сделает это и всё возможное. А то, что она сияет от счастья по лицу видно. С болью в сердце он вспомнил их разговор по телефону, её безжизненный голос мёртвой души в опороченном теле.

Теперь перед ним стоит женщина, познавшая после беды радость. И он будет сволочью если отвернётся от них. Мужская особь другой Расы готова переписать Закон ради неё, наплевать на свой Закон о чистоте крови и рода. И всё это ради Коляна! Это ли не любовь в чистом виде?

25.

Они зашли в кабинет хозяина бара. Вся комната сделана в тёмных тонах. Напротив двери панорамные окна в коричневых портьерах и светлым тюлем. По стенам стояли стеллажи с книгами, шкафчиками и даже мини-баром. Стеллажи, рабочий стол, два дивана и кресла под цвет портьер. Диваны и кресла стояли кружком вокруг журнального стеклянного столика. Коля и Стёпа сели на диван напротив ещё одной парочки. Рома в кресло, стоявшее ближе к выходу.

Рома всё время наблюдал за незнакомцами. Да, они познакомились по именам ещё на улице. Знать имя и знать суть человека (или особь другой Расы) разные вещи. Женская особь была высокой и уступала ему в росте лишь несколько сантиметров. Рома же предпочитал женщин миниатюрных, уступающих ему в силе, но не в мозгах. Очень любил острых на язык. Мужчины же и того возвышались над ним на пол головы. В росте он уступал им немного, а вот в силе можно помолчать. Но Коля никого не боялась, для них она стала членом семьи.

С какой нежностью она смотрела на своего Степана, а тот вторил ей с не меньшей долей любви. Это порадовало Рому. С такой любовью его отец смотрел на мать, к сожалению, она не ценила этого. А он всё прощал и продолжал любить.

Лена спросила, кто, что будет пить, Рома выбрал кофе, впрочем, все сделали такой выбор. Женская особь забрала Колю.

— Сейчас самцы присматриваются друг к другу, — шепнула волчица, — и пытаются мысленно померяться членами, — хихикнула Лена.

Через пятнадцать минут женщины вернулись в кабинет с подносом, на котором стояли кружки с кофе. Мужчины сидели всё это время молча, сканируя, и оценивая друг друга.

— Я же говорила, — губами, на которых играла улыбка, произнесла волчица, присаживаясь рядом с Борей.

Чтобы разрядить обстановку, Коля шепнула своему оборотню:

— У тебя есть белая спальня, тёмный кабинет, а красная комната имеется?

— Не понял, — в ответ шепнул Стёпа.

— Он невежа, — в шутке закатила глаза Лена.

— Он не читает такие книги, — шёпотом сказал Боря, — а вот что ты читаешь что-то помимо «Еженедельника леса» меня удивляет.

— Плешивый пёс, — Лена тыкнула локтем в бок Бори.

— Вы о чём? – всё ещё не понимал Стёпа.

— Они про красную комнату боли, — ответил Рома, причём тоже шёпотом.

Название комнаты напугало Степу, и он посмотрел на свою пару, задаваясь вопросом – ей нравится подобного рода сексуальные отношения?

— Ради полной Луны, волчара, — рыкнула Лена, — эта была шутка! Не принимай всерьёз.

Слава осеннему лесу, выдохнул Стёпа. Он не смог бы так доставлять удовольствие. Не смог бы причинить ей физической боли, даже чтобы она кончила. Коля тоже захихикала, уткнувшись в плечо оборотня. Он слишком стар для таких шуток, его не интересует нынешние произведения авторов. А вот остальные в курсе, даже Рома, и сдерживали улыбку, от чего уголки их губ дёргались.

Рома же по разговору понял, что кроме него и Коли, все оборотни. У них в Управлении есть отделы с операми по работе с представителями других Рас, не только люди, но сами виды. Он же работал исключительно по людям. Людей надо защищать от людей, была его позиция. Нарушения в отношении людей другими Расами были единичны. А вот разбирательства в Расах и между видами частое явление.

Коля положила руку на колено волка. Рукав рубашки закатан до локтя. Синяков и порезов нет. Тело шло на поправку, а душа? Рассказала ли она Степану, что с ней произошло? Прежде чем приехать сюда, он проконсультировался с психологом, специализирующегося по работе с жертвами сексуального насилия. Приятная на вид женщина, выслушав его рассказ, ласковым голосом посоветовала вскрыть рану и выдавить гной, чтобы девушка перестала бояться близости с новым мужчиной. Её тело и душа познали боль при сексуальном опыте. Он готов заложить душу, Коля не спала с оборотнем. Может телом она подготовилась, а внутренне ещё зажата.

— Я знаю для чего вы пригласили меня, — нарушил весёлую обстановку Рома, закидывая ногу на ногу, с кружкой кофе в руках.

Весёлость сдуло ветром. Оборотни напряглись, а Стёпа так вообще сидел как натянутая стрелой тетива.

— Откуда? – спросила Коля.

— Колян, я тупой по твоему мнению? – весело отозвался Рома.

— Нет, конечно, нет, — покраснела сестра.

— Из вашего разговора я понял, что попал в стаю оборотней.

— Мы не стая, — поправил Боря.

— Мы семья, — добавила Лена.

Семья звучит теплее, чем стая, подумал Рома. Стая – это община, у которой благополучие своей общности превыше всего, даже близких. А семья защищает своих членов.

— Хорошо. Я помогу вам, — на его слова все расслабили тела, — но!

— Что за «но»? – прорычал Степан.

Рома перевёл взгляд зелёных глаз на сестру.

— Ты рассказала ему о том, что с тобой произошло?

Краски схлынули с круглого лица Коли. Она отрицательно помотала головой. Разве таким делятся? Точно не с любимым!

— Как я могу доверять им, — Рома кивнул в сторону оборотней, — если ты сама им не доверяешь?

— Я доверяю им! – сказала Коля, — Вверяю свою жизнь, себя! И не пожалею своей жизни ради них!

Недовольство словами Коли отразилось на лице Стёпы. Не нравилось ему, когда она бросала такие слова, напоминая, лишний раз, что она слишком хрупкая и смертная.

— Они называют себя семьёй, а ты входишь в их кружок?

— Входит! – зарычали в унисон оборотни.

— В семье нет секретов, — по-прежнему смотря на Колю, и игнорируя других, говорил Рома, — Он рассказал о тебе им, а не скрывал тебя в своей спальне или ещё где. Знаешь почему? Потому что семья должна знать обо всех скелетах в шкафу! Для того она и семья – знать, поддерживать и помогать!

Коля нервно вскочила с дивана, ловко увернулась от рук Стёпы, и отошла на несколько шагов от него.

— Ты сама им не доверяешь, — хлестал словами Рома, что розгами, — Степан даже имени его не знает, причину твоего побега из родного дома и города.

— О таком не говорят, — шепчет Коля, ретируясь к рабочему столу.

— С чужими да. Кто-то будет смотреть на тебя с осуждением, мол, сама виновата – «сука не захочет, кобель не вскочит». Другие смотреть с жалостью, кто-то с отвращением, как на порченное…

Стёпа громко зарычал. Коля отвернулась от компании, ухватившись за край стола.

— Только семья примет тебя такой, какая ты есть! Со всеми изъянами! Он принимает тебя такой! Он считает тебя своей семьёй!

Стёпа хотел вскочить, схватить за грудки брата девушки, заткнуть рот и выгнать из их дома. Но Боря покачал головой. Рома смотрел на спину сестры с поникшими плечами.

— А ты не открываешься! Это не семья! Это не любовь! Он тебе не нужен!

Рыдание раздалось в повисшей тишине.

— Я не признаю их твоей семьёй! И помогать не буду!

Стёпу остановила рука внезапно возникшего рядом Бори. Лена помотала головой, отговаривая от порыва. Затем кивает в знак, что это необходимо для Коли. Рома причиняет боль его паре, и волк не может сидеть, сложа руки.

— Мы едем домой!

Стёпа задохнулся от гнева. Никто не заберёт его Колю! Рука Бори надавила сильнее на плечо, удерживая на месте.

— Ты слышала меня, Николая? – громко и строго спросил брат, — Иди собирать вещи! Попрощайся с ним! Мы уезжаем!

Он встал с кресла. В кабинете тишина и рыдания. Коля не хотела уезжать! Не хотела рассказывать о своём позоре! Но брат заберёт её. «Он прав!», высказалась храбрость. «Как после рассказа будет смотреть на неё Стёпа?», резонно спрашивала неуверенность. «Иначе мы не изгоним тьму! Нам надо!», отвечала несгибаемая храбрая сторона.

— Николая! – строгость из голоса Ромы не уходила, — Иди… собирать… вещи, — раздельно, по словам, проговорил Рома для пущей убедительности своих действий.

Коля затихла. Она надеялась унести это с собой в могилу. Но жизнь часто показывает, что человек её раб и будет следовать её воле.

26.

— Благодаря тебе, — начала свой рассказ Коля шёпотом, — я нашла работу в канцелярии Городской думы. Работа не пыльная, сиди, открывай конверты с почтой, заноси в базу входящей корреспонденции и направляй депутатам. Рабочий день с девяти до шести. Опаздывать нельзя, задерживаться тоже. В двадцати минутах ходьбы от дома, деньги на проезд тратить не надо. В столовой дёшево и шикарно кормили. Для депутатов всегда всё недорого, хотя заработные платы у них в шестизначных цифрах. Сорок пять депутатов. Никогда не понимала, зачем столько нахлебников на казну государства.

Никто не перебивал монолог девушки. Рома тихо сел обратно в кресло. Он читал её объяснения, видел фотографии истерзанного тела. И винил себя! Что через связи устроил Колю на эту «не пыльную» работу. Сестра не винила его, но самобичевание — неотъемленная часть человека с совестью.

— Там был депутат, не буду называть его фамилию. Недавно ему исполнилось пятьдесят пять лет. К нему часто заглядывал сын. Иногда депутат просил меня принести им напитки. Я замечала взгляды его сына на себе, но никогда не поощряла и даже отказывала ему в свиданиях. Почему? Видели бы вы секретарей депутатов! Чтобы радовать глаз, а возможно не только глаза, депутаты выделили им должности с официальной зарплатой. Красивые, стройные модели, одетые по последней моде в бренды. Такие женщины привлекают мужчин с властью, думала я, а не такие как я. Вот и думала, что сын депутата просто потешается надо мной, как над, знаете, гадким утёнком среди прекрасных лебедей.

И отказывала ему без шуток и скрытых смыслов. Всерьёз. Он затих, при встречах вёл себя холодно и отчуждённо. Я облегчённо подумала – отвязался. Но я забыла, что мужчины по природе хищники – пока не получат чего хотят, не отступят. Отказы для них — это вызов.

Наступила пятница, короткий рабочий день. Моя напарница по работе приглашает посетить кафе и провести время в хорошей компании. Я соглашаюсь. Нас было двое, мы просидели за общением до часу ночи. Такси не беру, а зачем? До дома всего полчаса пешком, да и голову проветрить хотелось. Я иду, поворачиваю к дому, и наступает темнота…

Коля перевела дыхание. Она так и стояла спиной к слушателям. Стёпа хотел подойти и обнять её, чтобы разделить боль, но понимал, сделай он это, то она собьётся и замолчит. А закончить ей надо, выплеснуть душевную боль через слова, а потом он её успокоит.

— Проснулась я привязанной к кровати за руки и ноги. Голая. Широкая и мягкая кровать. Никак не выбраться, — Коля потёрла запястья, словно путы их натёрли, — Вокруг полки с сексуальными игрушками для БДСМ. Я пугаюсь. Господи, я ведь ещё ни с кем не спала…

Стёпа закрыл глаза, отчасти понимая страх девственницы. Рома побледнел, его сестра была невинна. Он никогда с ней не общался на тему секса, боясь, что, если узнает имя счастливчика, набьёт морду. Когда мужчина спит с женщиной, он не задумывается, что она чья-то дочь или сестра. Но мужчина плохо реагирует на своих женщин по семейному признаку.

— Вот он стоит передо мной, играя пальцами с розгами. Я умоляю его отпустить меня, а он улыбается. И бьёт… сильно! По рукам, ногам, животу и груди. Я кричу, сначала от страха, потом от боли. А он, — Коля сглотнула, — он возбуждается. Его… уже стоит и дёргается от моих криков. Подходит ближе… лапает, кусает, царапает… а я только и могу, что умолять прекратить! Трогает меня… ты слишком сухая, — тут Коля попыталась изобразить голос мучителя, — берёт тюбик, наливает себе на руки и растирает по своему…и мне между ног… и входит, — из голоса ушли краски, только холод, — Я теряю сознание… было слишком больно!

Проснулась от укуса в грудь. Он пыхтит надо мной. Так противно и мерзко! Уходит, я плачу. Через время возвращается, его глаза пугают… стеклянные, а зрачки маленькие точки… и повторяется заново. В течение двух дней меня кусали, царапали, били розгами с лезвиями, плёткой, тонкой пластмассовой палкой, в ход шли прищепки и верёвки… боль… стеклянные глаза с точками-зрачками. Вместо туалета больничная утка. Взамен еды фруктовые пюре в мягкой упаковке.

Я молилась Богу о скорой смерти! Я хотела, чтобы он убил меня! Убить можно по-разному. Но он выбрал для меня не быструю смерть, он умертвлял мою душу. Эти выходные лично для меня были адом. После очередной порки и насилования, я проснулась одна в комнате. Он меня отвязал. Встаю, ноги еле держат, между ними саднит и в крови, в плече рана, и когда он успел меня ранить, подумала я. В голову приходит мысль – если не сбегу, то меня ждут все круги ада с этим человеком. Дом находиться в глухой местности. На диване валяется рубашка… его запах… противно, но выхода нет! Не убегать же голой. Шорты лежат на полу, охраны нет… повезло? Не думаю об этом. Бежать, бьётся только одна мысль. И бегу! По лесополосе, подальше от дороги, вдруг он будет ехать домой по трассе.

Добежала до деревни или это был посёлок. Осматриваюсь из кустов. В самом ближнем доме жила старушка, я к ней. Она, увидев меня, забегает в дом, а выходит с одеялом и стаканом воды. Пользуюсь её домашним телефоном и звоню Роме. Брат говорит, что надо делать. Бабушка даёт денег на проезд в город и другую одежду, пахнувшую нафталином. Но этот запах мне нравится, пахнет безопасностью. Дальше идёт обрывками. Остановка, автобус, квартира. Собираю вещи, документы и заработную карту.

Меня трясёт. А что если он обнаружил моё отсутствие? И едет сюда? Вылетаю. Залетаю в первый салон связи, покупаю телефон и симку на чужое имя. Звоню Роме, рассказываю, что сделала и что ещё нужно мне делать? Иди в полицию, говорит он мне, и пиши заявление. Иду в ближайший отдел полиции.

27.

— Там принимают заявление, с волнением уточняют личность насильника. Ну как же! Сын депутата! Полицейский с сомнением смотрит на меня, мол, такие люди предпочитают других девушек, а я хочу опорочить имя хорошего человека, отец которого всю душу на благо народа убивает. Кто знает, что у извращенцев в голове, и что они предпочитают, говорю я. Медики снимают побои, гинеколог осматривает и подтверждает изнасилование.

Я прошу врача почистить меня, так как он всё время в меня… Я не хотела забеременеть от него… Как я буду относиться к ребёнку насильника? Любить? Точно нет! Ненавидеть? Скорее всего. Понимаю, ребёнок не виноват, но такой участи я нам не желала. Ненавидеть своего ребёнка из-за того, что сделал его отец, может ранить обоих. Я бы ненавидела малыша и себя, за ненависть к нему. Врач выскоблила всё, и прописала таблетку, прерывающую беременность, для убедительности.

Полицейский говорит мне не покидать город, а я ему оставляю контактный телефон Ромы, и сбегаю. Мне было страшно оставаться дома. В суд могу приехать из другого города. Рома помогает арендовать машину, и я покидаю Остов. Я не могла быть в том городе, где находился он, и знал место моего жительства и мог заявиться в любое время. Каждая минута моего нахождения в Остове наполнилась страхом. Он человек с властью, а я… обычный человек. Не даю себе времени даже обмыться. Искупалась лишь в номере придорожного отеля, снятом на имя чужого человека, заплатив сверху наличными. Картой пользоваться боялась, ведь могли отследить моё направление. Да и Рома сказал снять всю наличность в Остове и пользоваться только наличным расчётом. Везде где останавливалась, использовала наличность и чужие имена.

Три дня моего путешествия моими спутниками были страх, тьма, съедающая душу, и отчаяние. Пару раз порывалась разбиться на смерть на машине, ведь смерть может прекратить мои страдания, но в такие моменты мне звонил Рома, и я продолжала свой путь. И он закончился здесь. Со Стёпой. Я грязная, испорченная, бракованная… и пойму, если после рассказанного, — она всхлипнула, — ты не захочешь быть со мной.

Вот тут Стёпа, скинув руку друга, вскочил и метнулся к девушке, окутав руками, крепко обнял.

— Я никогда… слышишь? Никогда не откажусь от тебя! Ты моя пара! Моя любимая! Самая родная!

Волк в нём горестно завыл от нелёгкой судьбы пары. А потом к горечи добавилось чувство мести к чудовищу. Он убьёт его! Расчленит на кусочки! Сдерёт кожу живьём! Будет медленно и жестоко пытать!

Все узнали правду, а кое-кто более детальное раскрытие происшествия. Лена плакала, и на её лице было столько понимания и сопереживания, что Рома понял, перед ним сидит ещё одна жертва сексуального насилия. Теперь он не переживал за сестру. У неё есть тот, кто любит её, и тот, кто поймёт не понаслышке.

— Была долгая и тяжёлая половина дня, — говорит Рома, — на сегодня закончим. А завтра обсудим то, зачем мы здесь собрались, — перевёл взгляд на Борю, — приютишь меня на ночь?

— Конечно, — кивает он.

Они ушли, оставив влюблённых. На двери бара висит объявление «В связи с техническими причинами заведение не работает два дня». Рома понял, сделано это, чтобы другие оборотни не увидели людей, и не возникало ненужных вопросов, пока они не будут готовы открыться перед Советами. Его вполне всё устроило, чем меньше сущностей знают, тем дело пройдёт без сучка и задоринки. Каждый сел в свой транспорт. Рома поехал за пикапом Бориса, а Лена к себе домой. Сегодня она тоже пережила своё прошлое словами и эмоциями Коли. Вечером наведается к самцам на ужин, о чём написала Боре в сообщении с пометкой – готовить ужин на неё.

Слушая исповедь Коли, волчица вспомнила себя. У всех «таких» самок похожие чувства и мысли. Одинаковая тьма заполняет душу. Лене помогли братья, теперь пришла её очередь помочь. И Стёпа с Борей не останутся в стороне. Особенно первый, хмыкнула волчица, уж он-то залижет раны девушки. Рома сделал всё правильно, заставив Колю высказаться, оставить в прошлом боль, и освободиться. Отныне девушка будет идти вперёд, не оглядываясь назад!

28.

Стёпа отвёл Колю в их спальню, легли в постель. Коля вцепилась в оборотня, боясь, что он передумает и откажется от неё. Стёпа же шептал слова утешения, обещания в вечной любви. Она кивала и шмыгала носом. Слёзы высохли. Она раскрылась ему, оголила душу, и что чувствует? Лёгкость, свободу и спокойствие. Нет стыда. Он рядом с ней сейчас, завтра, на всю жизнь! Она благодарила всех и вся за такой подарок! Её приняли и любили. Чувство испорченности ушло вместе с темнотой. А любовь и умиротворение заполнилось в каждой клеточке существа. Это всё благодаря им. Ему!

Стёпа прижимал к себе женское тело. Коля успокаивалась. А через время она уснула, так как всхлипы утихли, а тело расслабилось. Сейчас ей нужны отдых и сон. Стёпа тоже должен успокоиться, а особенно волк. Тот требовал сатисфакции за опороченную честь его пары. «Месть будет», пообещал Стёпа, но сначала забота о любимой.

Проспали они до заката. В окно пробивался оранжевый свет уходящего дня. Остывший ветерок влетал в комнату, нежно касаясь их тел. Первой проснулась Коля и с замиранием сердца смотрела на спящего оборотня. Сон сгладил суровые черты лица. Её рука непроизвольно поглаживала спину, словно утешая. Его ладонь потянулась к её волосам и запуталась в них, массажируя кожу головы.

— Привет, — шепнула Коля и потёрлась носом об его подбородок.

— Привет, — его шёпот отозвался мурашками по её телу.

— Выспался?

— Это мой вопрос, — со смешком сказал оборотень, проведя пальцами по мягкой щеке.

Она хрипло рассмеялась, и сама потёрлась о мужские пальцы. Голубые глаза неотрывно смотрели на полные губы оборотня, безмолвно притягивая и зазывая. Стёпа без слов понял желание своей пары. Коснулся её губ своими в лёгком поцелуе. Но под натиском Коли углубил поцелуй, исследуя её рот и переплетаясь с ней языком. Его тело молниеносно отозвалось на танец языков. Штаны стали тесными. Не отрываясь от его губ, девушка потянулась к пуговицам его рубашки. Стёпа нежно перехватил пальчики и прервал поцелуй:

— Ты уверена?

— Да, я хочу знать, что испытываешь, занимаясь любовью с любимым.

Его рычание от возбуждения не напугало её. Встав на колени между её ног, он снял свою рубашку. Коля залюбовалась его рельефным телом, много раз за неделю она видела его обнажённым, но сейчас он, особенно красив, потому что желанен. Его руки уже расстёгивали пуговки её рубашки. Коля привстала, чтобы помочь снять проклятую вещь с себя. Стёпа удивлённо посмотрел на лифчик, а потом на неё.

— Что? Грудь должно что-то держать, — поняв немой вопрос, ответила девушка.

— Я буду делать это, — снимая преграду, обещает оборотень.

Освобождённая грудь немного осела, а розовые соски сжались в тугие узлы и требовали к себе внимания. Он погладил их большими пальцами, что вызвало стон у Коли. После ласки груди, осмелевшие мужские пальцы спустились к ширинке джинс. Послышался звук расстёгиваемой молнии. Коля подняла ноги, чтобы Стёпа беспрепятственно снял штаны. Он провёл ласкающим взглядом по телу, зацепился за кружевные трусики. «Срывай», прорычал волк.

— Сделай это, — разрешила Коля, поняв через рык, чего хотел Стёпа.

Уговаривать возбуждённого волка не надо! Лоскутики улетели на пол. Оборотень втянул носом, опьяняющий аромат возбуждения пары. Волк метался в груди, подгоняя свою человеческую сущность к решительным действиям. Стёпа встал на ноги и потянулся к ширинке. Коля следила за его движениями. Прежде чем снять и отпихнуть штаны, он достал презервативы из заднего кармана.

— И давно ты их таскаешь? – полюбопытствовала Коля.

— Обзавёлся в городе.

Трусы полетели куда-то, но Коле было не до места их приземления, она слишком впечатлена его размером и толщиной. Глаза любовались им, а тело требовало принять и ощутить его в себе. Возбуждение сконцентрировалось где-то между ног и вибрировало. Стёпа зубами разорвал упаковку и достал средство защиты. Волк недовольно зарычал, противясь противоестественной защите, и пока Стёпа раскатывал его по своей длине, когтём порвал.

— Чёрт, — ругнулся Стёпа, понимая, что волк не уступит, и имеет своё право на пару.

— Что такое?

— Мой волк не даст мне надеть, — прохрипел оборотень.

Стёпа пытался уговорить волка, донести тому, что сейчас нельзя спариваться для продолжения рода, но тот был глух и непоколебим. В его природе заявить свои права на пару через спаривание для продолжения рода. На ней будет его запах!

— Давай я, — предложила девушка, протягивая раскрытую ладошку, — только скажи, как надо правильно сделать.

Неловкости между ними не было. Оба хотели ощутить друг друга. Он вложил в её руку ещё одну упаковку. Коля встала на колени перед ним, распечатала, достала скользкий предмет. Стёпа, наблюдая с высоты своего роста, объяснял, что надо делать, смотрел с восхищением. Коля послушно выполняла и как только её нежные ладошки коснулись члена, Стёпа захрипел сильнее при тяжёлом выдохе.

Коля, не оттягивая момента наслаждения, ложится на спину и раздвигает ноги, согнутые в коленях. Стёпа накрывает её тело, стараясь не давить телом. Горячо и страстно целует. Спускается к груди, сосёт и целует её. Рукой раздвигает влажные складки, а влагу распределяет до клитора. Девушка охает и тянется своим телом к нему. Выгибается, а руками в коротких волосах, придавливает к груди.

— Я хочу тебя, — шепчет в воздух девушка.

Другого разрешения Стёпе не надо. Ухватив член рукой, направляет в жаждущее и желаемое тело. Она принимает его со страстным стоном. Он же входит во всю длину и останавливается, давая ей привыкнуть, заодно посмотреть нет ли на лице признаков боли. Глаза девушки горят от возбуждения, губы умоляют о продолжении.

Он совершает плавное движение. Ей нравится, и она поощряет стоном наслаждения. И Стёпа продолжает танец их тел, ускоряясь по мере приближения цунами блаженства. Рука, ласкающая клитор, доводит Колю до разрядки. Она выкрикивает его имя, а тело сотрясается дрожью того, кто постиг вершину блаженства. Её сокращающиеся мышцы лона подавали сигналы, что он тоже должен стоять на этой вершине. И он постигает, увеличивая скорость толчков, не отводя от неё своих глаз. Освобождение и…

Он: видел смеющуюся Колю в семнадцатилетнем возрасте. Рядом с ней Рома и ещё мужчина. Русоволосый с зелёными глазами, высокого роста. Они стояли на пляже в купальных костюмах (Коля в сдельном купальнике, мужчины же в плавках). Солнце нещадно палило, и чтобы не выжечь глаза, все трое их прикрыли руками, создавая козырёк ладонями. Они смотрели на водную гладь, отражающую лучи светила. На лице Коли восторг и счастье…

Она: Стёпа был симпатичным щенком. Он сидел за столом на кухне. Женщина что-то готовила и пела песню. Мальчик подпевал, не попадая в такт, чем смешил свою мать. Сегодня ему исполнилось семнадцать лет. Мама печёт любимый торт «рыжик». Всё в поведении Степана говорило о нетерпении. Вопрос «скоро» срывался каждые десять минут, и так же часто слышал в ответ «скоро». Щенок был счастлив…

29.

Лицо Коли сияло счастьем. Они принимали ванну, укутанные ароматной пеной. Коля сидела между ног Стёпы, облокотившись спиной на его грудь. Руки её покоились на согнутых коленях самца, а его лежали на бортах ванны.

— Я видел тебя на море, ты была очень счастлива, — сказал Стёпа, проведя пальцами по женскому предплечью.

— Конечно, это было наше первое посещение моря. Дядя Игорь полгода копил на наш отдых, и впервые взял полный отпуск. Рома кряхтел и бурчал всё время.

— Почему?

— От матерей нам в наследство передалась светлая кожа, очень восприимчивая к солнцу. Мы обгорели в первый же день. Дядя Игорь скупил весь «Антенол» в аптеках, и всю ночь нас обрабатывал, — Коля тепло улыбнулась воспоминанию, — А ты был на море?

— Нет, я не люблю большую воду. Зато мне полюбились горы. Я научился кататься на лыжах.

— А я в горах не была, — расстроено сказала девушка.

— Зимой обязательно поедем, малыш, — дал обещание Стёпа.

— А я узнала, что твой любимый торт «рыжик», — хихикнула Коля.

— Да, и сколько бы ни перепробовал, мамин торт лучший.

— Это был счастливый момент в твоей жизни?

— Их было много, только тот, что увидела ты, был последним. Потом мама погибла.

Коля развернулась телом на коленях между его ног, и обняла за шею. Он ответил на объятия, нежно поцеловав плечо.

— Стёпа?

— Ммм?

— Твой волк ненасытен, — усмехнулась девушка.

— Не обращай на него внимание, — посоветовал Стёпа.

— Я не могу его игнорировать, я же его люблю, — девушка погладила его затылок.

— Коля, не поощряй этого клыкастого, — простонал Стёпа, — иначе он загнёт тебя так, как ему хочется.

— Я не против.

Волк вырвался воем из горла. Прижав крепко к себе Колю, оборотень встал и вышел из ванны. Быстро вытер полотенцем обоих, взял на руки девушку и пошёл в спальню. Коля на ходу целовала любимого.

– Ты знаешь любимую позу волков? – горячо в губы спросил Стёпа.

Коля кивает.

— Уверена, что хочешь попробовать?

— С тобой я хочу всё попробовать.

— Моя, — сказал Стёпа нечеловеческим голосом, а глаза заволокло чернотой.

Он спустил девушку на ноги и со всей страстностью припал к губам. Руки оборотня сжали упругие ягодицы и мяли. Затем положил её спиной на кровать, а ноги закинул себе на плечи.

— Мой конёк – лизать, — пошло пошутил Стёпа и, не дав Коле времени стушеваться, лизнул клитор.

Коля вцепилась в волосы самца, чтобы сильнее его к себе прижать, а он лизал и сосал горошинку. Длинные пальцы обхватили грудь и ласкали соски. Бросив волосы, девушка накрыла своими руками его. И через несколько минут её накрыла кульминация. Она тяжело дышала, громко стонала. Этот оборотень показал ей, что секс несёт блаженство, а не боль.

— Малыш, — прошептал Стёпа ей на ухо, — ты должна надеть мне презерватив.

Она хотела послать все Законы к чертям, только бы почувствовать его без преград. Но не могла, иначе Стёпа понесёт наказание. Берёт упаковку, и уже зная, что делать – делает.

— Встань на четвереньки.

Она беспрекословно выполняет приказ. Он пристраивается сзади, окольцовывает ногами и входит. Кажется, она с наслаждением простонала «да!». Стёпа удерживает её за бока, так как сила толчков не даёт зафиксироваться. От бешеной скорости его наступлений, она кончает. Он рычанием поддержал её и сбавил темп. Сейчас он медленно и плавно входил в её тело. После окончания волны наслаждения, Коля, всё ещё принимая самца в себя, снова начала стонать. Стёпа решил, что даст своей паре ещё раз кончить. Протягивает руку к клитору, лаская под темп своего проникновения. Коля прогибается в спине. Стёпа чувствует приближение волны экстаза, набирает скорость и резкость толчков, ласкает горошинку… Коля с его именем на устах кончает второй раз. Стёпа же совершает последний и глубокий толчок и тоже кончает. Не в силах больше держаться на ногах, он повалил их на бок на перину.

— Я говорил, что люблю тебя? – спросил оборотень, целуя её в шею, а пальцами играя с сосками.

— Говорил, и постоянно показываешь насколько сильно, — прошептала Коля, заводя руку назад за затылок Стёпы.

Он вышел из неё и пошёл в ванную снять использованную вещь, помыл себя и вернулся в постель к любимой. Она сразу обвила его рукой и ногой.

— Волк доволен? – спросила она, рисуя пальчиком на его груди.

— Доволен, но взвоет от радости, когда мы спаримся для продолжения рода, и на тебе будет мой запах.

— Мы обязательно спаримся по-настоящему, — заверила девушка, целуя грудь своего оборотня.

30.

Утром их разбудил звонок Бори, оповещавший, что они шайкой едут к ним на завтрак. Стёпа что-то недовольно проворчал, чем повеселил девушку. Вставая и идя в ванную комнату, оборотень не переставал зло порыкивать и бурчать, мол, по утрам он хочет любить и доводить до оргазма свою пару, а не кормить бестактных родственников. Обещание Коли, что их не потревожат ночью, успокоило ворчуна. Они умылись, Стёпа пошёл на кухню готовить завтрак, а Коля поставила стирку. Придя на помощь для приготовления завтрака, застала всё ещё ворчавшего оборотня. И оно прекратилось после того, как девушка сжала мускулистые ягодицы, а потом нежно шепнула:

— Хватит ворчать, — засмеялась Коля, — давай лучше поцелую.

И она звонко чмокнула волка в щёку, именно этот момент увидел вошедший Боря.

— О, Бог – создатель людей, — комично, с вселенской скорбью, простонал Боря, — эти влюблённые…

— Не стой в проходе, блохастый, — волчица пихнула друга в спину, — по салону двигаемся.

— Доброе утро, — поприветствовал Рома.

Самцы сели за стол, а самки накрывали. Лена успела сварить кофе, а Коля приготовить бутерброды. Рома начал разговор, когда все сидели на своих местах.

— Приступим к делам.

— С утра? – буркнул Стёпа.

— Все важные дела обсуждаются с утра на отдохнувшую, и свежую голову, — поучительно, нисколько не обижаясь, сказал Рома, — думаю, в твоём случае откладывать дело в долгий ящик не стоит.

Все согласно кивнули.

— Я так понимаю, что вы начнёте со своего Закона о чистоте крови и рода?

— Верно. Мы хотим внести некоторые поправки в связи с новыми обстоятельствами, — ответил Боря, — ведь оборотень впервые запечатлелся с человеком.

— Что это значит?

Роме вкратце объяснили.

— Это хороший аргумент.

— Ну не совсем так, — скривился Стёпа.

— Почему?

— Так как самцов много Совет вожаков может пожертвовать мною, дабы не нарушать наш Закон и Закон о запрете семейных отношений, — ответил Стёпа.

— Если мы дадим пищу для размышлений о том, что в будущем таких пар прибавится, то может они не станут ничего предпринимать, — вставила волчица.

— Ты о чём? – Рома перевёл взгляд зелёных глаз на Лену.

Лена рассказала свою теорию. Если первый раз она звучала более убедительно, то с каждым повтором к ней прибавлялось абсурдности.

— Неплохое предположение, — одобрительно кивает рыжий, — как не вам чувствовать природу и её помыслы. Было бы идеально найти похожие пары.

— Даже если и есть такие пары, — сказала Коля, — они себя не раскроют из-за страха потерять одного из пары.

Лично она очень страшилась потерять Стёпу. И шла на это всё, ради них, но страх шёл под ручку, словно лучшая подруга.

— Значит, идём ва-банк с тем, что имеем, — сказал Рома.

— У нас маловато карт, — довёл правду Боря.

— Но они есть! Всё же не с пустыми руками, — криво усмехнулся Рома, — Самое главное их отношения построены на взаимном согласии. Они соблюдают правило о мимолётных отношениях и предохраняются, — тут он перевёл взгляд на парочку.

Коля покраснела, как рак, и кивает. Ей вторит беспристрастный кивок Стёпы.

— Правило и условие соблюдены. Закон о запрете семейных отношений основан не только на вашем Законе о чистоте крови и рода. А так как мы упомянем теорию Лены, как аргумент для выживания вашей Расы, то можно предложить Совету вожаков создать комиссию по изучению данного случая. Это в лучшем случае отсрочит наказание и даст доказательную базу. Если в худшем то, — Рома пожевал губу, — как ваши самки переживают потерю самца?

— Мы не успеваем страдать, — говорит Лена от лица всех волчиц, — нам дают выбор между другими самцами для продолжения рода.

— Я думал запечатление дело серьёзное, — немного расстроено сказал Рома.

— Чтобы выжить нашему виду, природа внесла поправки в суть оборотней. Раньше самку мог учуять лишь один оборотень, и они становились парой. Когда самки начали рожать больше самцом, то мать-природа и судьба позволила одну самку учуять нескольким самцам, — объяснил Стёпа, — нам думается, чтобы помочь с вымиранием нашего вида. Но самок рождалось всё равно меньше.

— Значит, у ваших самок нет возможности погоревать о потере пары, — заключил Рома, – и вы не знаете, как реагируют самки?

— Нет, — покачала головой Лена.

— А как переживают самцы? – Рома щупал почву.

— Мы сходим с ума, если нет щенков. Воспитание щенков отодвигает сумасшествие до их совершеннолетия, — отвечает Стёпа, у него был практический опыт в жизни.

— Можем ли мы надавить на Совет вожаков, тем что, если Колян потеряет тебя, это может навредить ей психологически? – спросил Рома.

Никто не ответил. Они не знали. Даже из истории своего рода, самки погибали первыми при нападении на стаю.

— Человек физически и психологически слабее нас, — вспомнил фразу из Закона о запрете семейных отношений Боря.

— Ни мы, ни они не знают, как отреагирует Колян, — Рома просветлел, — это же ещё одна отсрочка, либо вообще разрешение ваших отношений!

— Почему ты так думаешь? – спросил Стёпа.

— А вы почитайте Закон о запрете нанесения вреда, — Рома с довольным видом откинулся на спинку стула.

Боря достал книгу свода Законов Разновидностей и открыл на двадцать шестой странице. Вступление точь-в-точь как в Законе о запрете семейных отношений, а дальше:

«В связи с вышеизложенным, Совет Разновидностей (с представителями каждого вида) постановил: —

  1. Умышленное причинение вреда физического или психологического здоровья человека (осознанное либо в состоянии аффекта) несёт наказание – смертная казнь преступника и его близких (кроме несовершеннолетних особей).
  2. Причинение вреда физического или психологического здоровья человека по неосторожности несёт наказание – смертная казнь преступнику.

Однако, учитывая некоторые особенности человеческой природы и его провокационные действия в отношении представителей других Рас (по тем или иным причинам – ссылаясь на Законы Совета Разновидностей, защищающие человека) в судопроизводстве должно рассматриваться наказание в виде лишения свободы сроком, установленным судом Руссии».

Боря закончил читать.

— Теперь поняли мою мысль? – с улыбкой произнёс Рома.

— Это может нанести мне психологический вред, — осенило Колю.

— В точку, Колян, — он щёлкнул пальцами, — Иначе казнят всех вожаков.

— А не сочтут ли вожаки провокацией мои угрозы о причинении вреда? – встречный вопрос озвучила Коля.

— Нет, — помотал головой Рома, — вы прошли связку душ по природе оборотней, без обид, друзья.

— Никаких обид, — заверил Стёпа, — это по нашей природе.

— А если они сошлются на «по неосторожности»? – задала ещё один вопрос Коля.

— Пусть тогда казнят свою природу, — выдвинул аргумент Рома, — это не зависит от оборотня.

Всё складывалось неплохо, подумал Стёпа. Вожаки не смогут наказать его, потому что могут навредить психологическому здоровью его паре, которая является человеком, а ещё не смогут тронуть её. И признать их им придётся, так как они запечатлелись.

— Мне бы хотелось знать содержание вашего Закона о чистоте крови и рода, — попросил Рома.

— Всё очень просто, — пожал плечами Боря, — Первое – разрешается размножаться только со своим видом, независимо от принадлежности к стае.

— Второе – самки, потерявшие самца-пару, обязаны выбрать другого самца своего вида независимо от стаи для продолжения рода, — озвучила Лена.

— Третье – запрещено размножаться с родственниками первого, второго и третьего степеней родства, чтобы исключить серьёзные генетические дефекты, — Стёпе досталась третья глава.

— Четвёртое – не допускать смешение генов с представителями «плохой наследственности», — закончил Боря.

— Мы попадаем под четвёртую главу, — цокнул языком Рома.

31.

— Есть одна ремарка, — вставила Лена.

— Какая? – Рома весь поддался вперёд.

— Под неё попадает первая глава, — пояснил Боря.

Рома кивнул, его нутро вдруг заволновалось, ремарки — это маленькие лазейки в Законах.

— Самка не имеет права спариваться для продолжения рода, если не прошла запечатление. Только запечатлённые и потерявшие пару-самца самки могут спариться дальше, — проговорил Стёпа.

Глаза рыжего заблестели.

— И что это нам даёт? – спросила Коля, тоже наблюдая за реакцией брата.

— То, что произошло с вами, это по природе. Запечатление имеет немалый вес, с ним будут считаться.

— Не знаем, будут ли, — вздохнула Лена, — в данном случае оно противоречит четвёртой главе.

— У каждого Закона есть лазейки, которыми безбожно пользуются адвокаты, — сказал Боря.

— Что у нас имеется, — Рома отогнул большой палец, — первое – запечатление признаётся законным вашими вожаками и оборотнями. Второе – в случае наказания Стёпы Коля может пострадать психологически, — к большому присоединился указательный, — Третье – теория вымирания и пути её решения, — средний палец составил кампанию двум поднявшимся.

— Маловато, — выдохнул Боря.

— Четвёртое – имеются согласные родственники с обеих сторон. В вашей стае есть ещё главы к Закону?

— Мы не стая, мы семья, — напомнил Стёпа.

— И вы следуете только общим главам Закона?

— Да, — кивнула Лена.

Тоже хорошо, нет добавочных преград к осуществлению их плана. С такими аргументами они вполне могут выиграть у Совета вожаков, подумал Рома.

— Но что делать с выводами комиссии, на результаты которой опирается Совет Разновидностей? – спросила Коля.

Из них только Рома выглядел довольным. Брат верил в удачный исход их кампании. А вот остальные верили в противоположное.

— Колян, Осква не сразу строилась, — хмыкнул Рома, — об этом подумаем перед Советом Разновидностей.

— Как я понял, мы нашли рычаги, как склонить вожаков рассмотреть наши отношения, — Стёпа погладил по голове любимую.

— Но среди вожаков имеется представитель Совета Разновидностей, — напомнила девушка.

— Нам сначала надо завоевать расположение вожака-члена Совета Разновидностей, — успокаивал сестру Рома, — на Совете вожаков он будет принимать решение как оборотень, а не как представитель вида на Совете Разновидностей.

Логика в этом присутствовала. Если получат одобрение вожака-члена Совета Разновидностей, то имеется возможность получить союзника.

— Нужно определиться с датой, — сказал Боря.

— Мы можем подать прошение о встрече и созыв, — предложил Стёпа.

— Когда ваши вожаки проводят собрания? – Рома сделал глоток кофе.

— Каждый второй четверг месяца в режиме видеоконференцсвязи, — отвечает волчица.

— Очные встречи проводят каждую третью субботу полугодия, — добавил Стёпа.

— Там собираются все вожаки? – уточняет Рома, поглощая бутерброд.

Теперь, когда определены цели, задачи и найдено решение, прорезался голод. Каждый ел завтрак и пил остывший кофе.

— Да, все вожаки стай Руссии со всех областей слетаются в одно место, — ответил Боря.

— Где именно?

— Единственное место встречи не определено. Каждая очная встреча проходит на территории стаи, следующей по очереди, — отвечает Лена.

— Нам надо узнать, чья территория их принимает, — даёт распоряжение Рома, — Нам нужна очная встреча с вожаками.

— Мы займёмся этим, — обещает волчица.

— Сколько вожаков в Совете? – спрашивает Коля.

— По три стаи в каждой области, — отвечает Стёпа.

— Итого сто двадцать оборотней, — пробормотала Коля.

Её не пугало что будут оборотни, она испугалась большого количества особей. Коля никогда не любила толпу людей. Даже в кинотеатры ходила в ночное время с наименьшим количеством посетителей.

— Плюс берут с собой не запечатлённых оборотней, — прибавил в количестве особей Боря.

— Зачем? – удивился Рома.

— За тем, что указанные представители стаи могут найти свою пару в другой стае, — ответила Лена.

— Не всегда можно найти пару в собственной стае, — добавил объяснений Степан, — Поэтому их берут с собой.

— Прибавь ещё сто двадцать оборотней, — прошептала Коля.

— Ну, приблизительно наберётся триста особей, — округлил Боря.

— Где же стая находит столько места? – спросил Рома.

— Расселяются, кто в стае, кто в близлежащих городах и поселениях, — отвечает Стёпа, — это, кстати, помогает городам держаться на плаву.

— Спасает бизнесы, — соглашается волчица.

— Помню, какой наплыв у нас был в баре с их приездом, — покривился Боря.

Он, да все, тогда сбились с ног. А ну, попробуй напои толпу оборотней в течение двух дней. Обычно слёт начинается в пятницу, пока заселятся, отдохнут, пообщаются… Только в субботу проводится встреча, а в воскресенье господа уезжают.

— Отлично, вы узнаёте о месте встречи и сообщаете мне. Я возьму отпуск и приеду за день туда, куда скажете, — распорядился рыжий.

— Ну что ж семья, — хлопнул себя по коленям Боря, — семейный совет объявляю закрытым.

Все кивают.

— Теперь можно пообщаться на другие темы и познакомиться по ближе, — весело предложила волчица.

32.

Завтрак незаметно перетёк в обед, даже Стёпа повеселел. Они все совместно приготовили обед и от трапезничали. Всё это время не возникало тишины, кто-то что-то да говорил, звучал смех на шутки либо семейные истории. Стёпа поделился с Ромой случаем в магазине. Но пришло время прощаться с братом. Рома всем пожал руки и укатил в Комсомольск.

— Так уж и быть побуду кавалером и свожу тебя в кинотеатр, — сказал Боря, после совместных подколов с Леной.

Волчица фыркнула.

— Ты проиграл вчера в карты, долг платежом красен. Не выставляй себя джентльменом.

— А ты проиграла в лото неплохую сумму рыжему, — не остался долгу Боря.

— Я свой долг оплатила, — пожала плечами Лена, — не строя из себя невесть кого.

— Заеду через два часа, — сказал Боря, направляясь к пикапу.

— О, дуст – уничтожитель блох, ты будешь собираться в город так долго? – простонала Лена.

— Я нет, а вот ты да!

— Мне хватит часа, — усмехнулась волчица.

— Ну-ну, знаем, проходили.

— Готовься, волчара, сегодня я тебя разорю, — пригрозила Лена, садясь в «жука».

— Говоришь, часа хватит?

— Конечно! – оскорбилась Лена.

— Отсчёт начинаем с этого момента? – уточняет Боря, смотря на часы.

— Нет, конечно, — ещё больше оскорбилась волчица, — С момента твоего приезда домой.

И Лена умчалась, высунув в окно руку, помахав на прощание.

— Я живу дальше неё, — засмеялся Боря и попрощавшись, уехал.

— А они точно не пара? – спросила Коля, безмолвно наблюдавшая за перепалкой друзей.

— Точно, — кивнул Стёпа, — иначе на ней был бы его запах.

— Может они просто притираются перед запечатлением?

— Ты либо сразу запечатлеешься, либо никогда, — и потеряв интерес к родственникам, повернулся к ней, — Чем займёмся?

— Посмотрим фильм?

— Это само собой, а до этого? – Стёпа потянул девушку в бар.

— Если можно, я бы хотела полюбоваться красотами, — она поняла намёки, но хотелось подразнить волка.

— О, я как раз знаю одно место, — Стёпа, закрыв все двери, вёл её за руку.

— Какое?

— Мой рабочий стол, хочу полюбоваться тобой, лежащей на нём…

И он наслаждался видом подпрыгивающей груди Коли, когда толкался в неё. Она лежала на столе, обвив его талию ногами. Её руки ухватились за край стола над головой, а он одной рукой удерживал её за бок, а другой сжимал поочерёдно холмики.

Он никогда не насытится ею, думал Стёпа, после оргазма, лёжа на ней. Не выходя из неё, подхватил, а она обвила руками его шею, пошёл в их спальню.

— Только не одевайся, — сказал Стёпа, ставя её на кровать, — сегодня мы с тобой без одежды.

Он ушёл в ванную, сделал привычные процедуры и вернулся в спальню. Она стояла на кровати и, увидев его, протянула ручки, просясь к нему. Он подхватил её, и они упали на перину.

— Что посмотрим? – спрашивает Стёпа, беря пульт от телевизора.

— Ужасы.

— Бессмысленно смотреть данный жанр кино, пока солнце не село.

— Всё равно будет страшно, я смогу прижиматься к тебе, а в особо страшные моменты могу ненароком залезть на тебя, — игриво сказала девушка.

— Выберем самый страшный, — соглашается оборотень.

Коля засмеялась. И тут их идиллию нарушает звонок телефона Стёпы. На экране высветилось имя Ольгинки. Он так и не решил проблему с самкой. Решение было – сообщить, что он запечатлелся. Но говорить с кем он не мог, эта информация пока должна держаться в секрете. И Коле он не рассказал, что связывает его с самкой. Не то, чтобы он хотел скрыть от своей пары, просто забыл об этом. Сегодня, сейчас, он расскажет всё Коле. Телефон потух. Стёпа убрал гаджет на тумбочку, отложил пульт и посмотрел на пару.

— Я слушаю, — спокойно говорит девушка.

— До твоего появления я был в сексуальных отношениях с Ольгой, — выпалил Стёпа.

— Ну, был и был, — пожимает плечами девушка.

Вот так просто, удивился оборотень.

— Думал, что я закачу истерику? – усмехнулась Коля.

— Думал, хоть ревновать будешь, — честно признался Стёпа.

— Я же твоя пара, ты только мой. Изменять ты мне не будешь. Верно?

— Верно.

— Но ты должен с ней поговорить и объяснить, а не игнорировать, — неодобрительно поцокала языком Коля.

— Сказать правду не могу, а врать не хочу.

— И ты выбрал золотую середину – игнорировать. Некрасиво.

— Знаю, — поморщился оборотень.

— Она всё равно задаст вопрос, волнующий её, завтра, — указала на возможное будущее Коля.

— Если говорить, то глядя в глаза, а не по телефону, — так считал Стёпа.

— Это правильно, — кивнула девушка, — И как долго вы с ней были в отношениях?

Ревности пока не было, Коля уверена в своём волке.

— Три года, а наши встречи ограничивались одним разом в месяц, а бывало и в два месяца.

— Она потеряла пару?

— Нет, ещё не встретила своего самца.

— А разве вашим Законом не запрещается спариваться до обретения пары?

— Не разрешается спариваться для продолжения рода, а мы с ней предохранялись.

— Ты чувствуешь её аромат? – напряглась Коля.

— Нет, — Стёпа увидел первые ростки ревности в голубых глазах.

— И как самки определяют, что самец занят? – прищурилась девушка.

— Никак.

Никак! А разве на нём не должен быть её аромат?

— А что на счёт моего запаха на тебе?

— Мой запах перебивает твой, также самки не чувствуют ароматы других самок.

Коля задохнулась от возмущения. Самцы, значит, оставляют свой запах на самке, а сами разгуливают без опознавательных знаков от своей пары.

— То есть любая свободная самка, может вильнуть своим хвостом перед тобой, — сделала вывод Коля, нахмурив брови.

Стёпа сдержал улыбку. Так уж получилось, что самки могут «вильнут хвостом» и предложить сексуальные отношения, и если самец не занят, то вправе принять предложение. Для запечатлённого самца остальные самки остаются непривлекательными. Для такого оборотня только его пара возбуждает.

— Верно, вот только кроме твоего аромата, я не буду чуять других самок.

— Но ты можешь услышать аромат другой самки? Или просто спариться с любой? — лоб девушки прорезала морщина.

— Уже нет, — ответил Стёпа на оба вопроса, разглаживая морщинку, — Я запечатлелся с тобой.

— Но это несправедливо!

— Что именно?

— Ты метишь меня запахом, а я не оставляю на тебе ни метки, ни запаха, ни-че-го.

Стёпа, смеясь, прижал к себе Колю.

33.

— Ничего смешного, — буркнула Коля.

За окном стояли сумерки. В спальне темнело, а они так и не включили телевизор. Коля оседлала самца.

— Я требую компенсации! – заявила она.

— Какой? – окидывая женское тело потемневшими от страсти глазами, спросил Стёпа.

— Я укушу тебя и тем самым оставлю метку, — от её слов под ладошками завибрировала мускулистая грудь.

— Как только узаконим наши отношения, можешь кусать каждый день и оставлять свои метки, — его руки погладили бёдра девушки.

Волк, высунув язык наружу, умиляясь требованию пары. Ему доставляло удовольствие, что, Коля хочет поставить свою метку, не против был. Уже желал.

— Я отмечу тебя своим запахом, а ты меня пометишь, — его руки уже ласкали живот.

— Руки под голову, — скомандовала Коля.

«Подчинись», зарычал возбуждённый волк. Стёпа выполнил приказ.

— Обиделась?

— Нет, хочу тебя трогать, но, когда ты меня касаешься, забываю обо всём на свете, — честно призналась Коля.

— Дерзай, любимая, — даёт разрешение оборотень.

Коля коснулась губами его глаз, щёк, кончика носа. Лизнула верхнюю губу и перешла к нижней. Стёпа высунул свой и коснулся её. Коля отдёрнулась.

— Лежи смирно, не двигайся, — приказала девушка.

— Как прикажет моя пара, — хрипло повиновался самец.

Она повторила ласку с его губами, переместилась к подбородку, скользнула телом к мужским бёдрам, зацепив член. Стёпа рыкнул. Коля же удобно устроилась на возбуждённой плоти, потрогала тёмные соски самца, те затвердели, но на её взгляд недостаточно, лично её ныли от нехватки ласк. Наклоняется и лижет, слышит вздох Стёпы. Прижалась губами и втянула в рот, слегка покусывая. Стёпа толкнул своё тело.

Проигнорировав знак, Коля перевела внимание на другой сосок, тот уже ждал её губы, сжавшись в узелок. Ещё один толчок тела.

— О, Луна – царица ночного неба, не мучай меня, пожалуйста, — простонал оборотень, его глаза уже заволокло чернотой.

Коле понравились его слова, так как показывали, что она имеет над ним власть. И она великодушна к нему, берёт с тумбочки презерватив, вскрывает упаковку и надевает на член. Неуверенности в позе нет, она знает, что Стёпа направит её. Она вставила головку в лоно, и, упираясь ладонями в грудь, опускается на него. Стёпа всё ещё держал руки под головой, впиваясь в волосы на затылке, разрешения ведь ещё не получил. И, несмотря на высшую степень иерархии своего Альфы, он рад подчиниться своей самке. Коля вовсю скакала на нём, откинув голову назад, наслаждаясь своим статусом командира. Грудь её соблазнительно подпрыгивала и качалась. Его пара быстро кончила. Он всё нарадоваться не мог, что, Коля настолько чувствительна, что могла получить два оргазма всего лишь за одно спаривание. Это лишний раз подтверждало, что эта человеческая самка рождена только для него.

— Малыш, дай мне разрешение на свободу рук, — прорычал Стёпа.

Сил говорить у неё нет, и она отвечает ему кивком головы.

— Ухватись руками за изголовье, — теперь они поменялись ролями командующего и исполняющего.

Она наклоняется над ним, схватила деревянные перекладины. Стёпа же подбирает ноги, упираясь пятками в матрас, и вбивается в девушку, при этом двигая её тело, насаживая на себя. Она стонет тихо и сладко-сладко. Закусывает губку, сдерживая крики удовольствия.

— Отпусти губку, малыш, — мягко требует самец, — хочу слышать твои крики.

И Коля вскрикивает от каждого толчка. Сосок от качания груди, трётся остриём об его подбородок. Стёпа берёт его в рот, сосёт, покусывает, а Коля прогибается в спине, чтобы ему было удобно достать до груди. И так поочерёдно сосёт, лижет и покусывает обе груди.

— О, Господи, Стёпа! – крикнула девушка, ощущая фейерверк оргазма.

От крика своей пары кончил и Стёпа, держа в зубах её сосок, рыча. Когда схлынула волна экстаза, самец, словно извиняясь, полизал и пососал сосок, не забыв про второй. Коля упала на него без сил.

— Мы так и не посмотрели фильм, — отдышавшись, без тени сожаления, сказала девушка.

— К чёрту фильм, сегодня я не дам нам уснуть.

— Такими темпами мы израсходуем всю защиту, — хихикнула девушка.

— Не проблема, напишу Боре, и он привезёт ещё.

Стёпа исполнил своё обещание, они уснули обессиленные, счастливые, только в предрассветные часы.

34.

Завтракали они вдвоём. Он сидел в трусах-брифах синего цвета с белыми полосками, а она в его футболке без трусиков.

— Стёпа?

— Да, малыш, — ответил оборотень после глотка утреннего кофе.

— Я вот тут кое о чём подумала, — неуверенно начала девушка.

— Не стесняйся, говори, — подтолкнул Стёпа.

— Как вы зачинаете волчат?

— Малыш, я уже несколько дней тебе показываю, как, — он игриво поиграл бровями.

— В человеческом обличии?

Стёпа пока не хотел поднимать тему спаривания для продолжения рода, но раз Коля начала это разговор, значит надо всё рассказать.

— Спаривание для продолжения рода у нас проходит в волчьем обличии, — говорил он, наблюдая за её реакцией.

— То есть когда наши отношения узаконят, то при спаривании ты обернёшься волком?

Ему понравилось, что она сказала «когда», а не «если».

— Была бы ты волчицей то да, но ты человек, поэтому мы спаримся в человеческой форме.

— В человеческом обличии ты можешь оставить свой запах на мне?

— Могу, но слишком слабый, малыш, — честно ответил Стёпа, — Обычно наше первое спаривание с парой проходит в волчьем обличии.

— Я не против ваших устоев, просто интересно, есть ли что-то среднее между твоими обличиями.

— У самца есть три формы: человеческая, боевая и волчья. Только у самок их две – первая и третья.

— Почему?

— Мы созданы для битв за самок, территорию и щенков. Самке же боевая форма не нужна. Дающая жизнь не может, ей это претит, забирать жизнь. Она может защитить своего волчонка.

— Как? Если у неё нет боевой формы.

— Обычно самка заслоняет щенка собой. Ни один оборотень не убьёт самку.

Какой кошмар, подумала Коля. Самка не может защитить себя от агрессивных оборотней. А только заслонить своим телом детёныша. Женских особей природа обделяет в чём-то, показывая различие от мужских особей. Лично ей бы не помешала суперспособность, чтобы отстоять себя перед ним.

— А мы можем спариться в твоей боевой форме?

— Нет, малыш. Я лишь наполовину трансформируюсь, появляется пасть с острыми клыками, вырастают когти похлеще, чем у Редди Рюгера. В боевой форме я агрессивен и охвачен жаждой крови.

— А в человеческой форме я смогу зачать от тебя?

— Можешь, но это долгий процесс. В волчьем обличии это происходит быстрее, сразу же при первом спаривании.

Волк заметался. Он готов хоть сейчас заявить свои права на пару, только выпусти его.

— А рожу я кого? Волчонка или волчонка в человеческом обличии? – задала вопрос Коля.

— Волчонка в человеческом обличии.

Стёпа порадовался, что, Коля спокойно восприняла их обычай при спаривании, даже приняла его. Но он постарается не принимать волчью форму. Волк недовольно и грозно зарычал, никто не имеет права лишать его спаривания со своей парой. Тем более она согласна. Но Стёпа остался глух к угрозам и доводам своего волка, он обдумает этот вопрос.

35.

У завсегдатаев — друзей они узнали, что очная встреча Советов вожаков будет проходить на территории стаи Ярослава, соседа Стёпы, через неделю. Даже знали тему обсуждения «научные исследования по убывающей рождаемости самок оборотней». Всех самцов это пугает, ведь в скором времени могут начаться битвы за самок или осознанное уничтожение пар-самцов. А там и до щенков-самцов могут добраться. В недалёком будущем виду оборотней грозит полное вымирание.

Некоторые самцы, имеющие хорошие дружеские отношения с видами других Рас, рассказали, что у тех обстоят дела не лучше с женскими особями. Даже (по слухам) у ведьм перестали рождаться девочки либо не получается зачать. В далёкие времена ведьмы спаривались с людьми, у них рождались и мальчики, и девочки (их всегда было больше!). Вид ведьм воспитывал и ведьм, и ведьмаков, но потом они закрыли свой род Законом чистоты крови и рода. Прошлый опыт ведьм уверил Лену, что она права в своей теории. Они сами себя загнали в могилу, борясь за силу вида.

А вот люди такими проблемами не страдали. У них наоборот женских особей рождалось больше. Пора заводить гаремы человеческим самцам. Все эти слухи, мысли и рассуждения обычного оборотня наглядно показывают, что данный вопрос рассматривается, и ищутся пути их решения. Возможно, Советы воспримут пару Стёпы и Коли, как возможность решения этой проблемой.

О́́ни и вампиры не страдают такими трудностями. Вампир может обратить человека в себе подобного, хотя уже два тысячелетия подобного не совершали, ещё до создания Закона о запрете нанесения вреда людям. Причину этого решения никто не знал, другие Расы не любят выносить сор из избы.

О́́ни не любители размножаться, но обожают качественный секс. Плодятся они один раз в тысячелетие, за несколько лет до смерти. А умирая возрождаются в своих детях. Места обитания у них находятся в местах поклонения богам, которые облюбовали предки людей. О́́ни насчитываются малым количеством – сто пятьдесят особей (женских и мужских вкупе). За счёт их перерождения количество не увеличивается, стоит на одном месте. Да и вообще, это самый закрытый вид других Рас, всё, что о них говорят лишь домыслы с добавлением фантазии. Может, размножаются они как все.

После закрытия бара к Стёпе подошла Ольга. Он ей честно признался, что запечатлелся и теперь не может с ней проводить время. Поначалу Ольга не поверила ему, так как он не назвал имя волчицы. Но убедилась в его правде, когда не последовало ответной реакции на ласкающие движения рук между ног поверх штанов. Волчица расплакалась, но поделать ничего не могла. Ольга хотела увидеть самку, которая была благословлена матерью-природой и судьбой. Стёпа мог пообещать ей только то, что она увидит её вскоре и пожелал обрести свою пару. Ольга кивнула и ушла домой.

Всю неделю до приезда Ромы девушка так и жила в тени. Когда Стёпа открывал бар, она от одиночества засыпала, чтобы просыпаться под ласки любимого. Каждую ночь они неистово любили друг друга, словно завтра для них не наступит. С приближением встречи Совета Коля нервничала всё больше, даже снились кошмары. В общем, накрутила себя, ведь люди мастаки довести себя до инфаркта мыслями.

Стёпа же был спокоен и собран. Он отгонял мысли о встрече и её исходе. Хватало того, что его пара постоянно думает об этом. Ночами она буквально впивалась в него, испытывая ужас от плохой развязки. В четверг прибывает Рома, и оборотень закрывает бар, лишь на одну ночь. В почтовом ящике лежит заказное письмо – ваша заявка принята – гласило содержание ответа, а также время приёма. Прошение он отправил несколько дней назад с указанием всех имён. Время существовало для них по-разному, для Коли оно ускоряло бег, для Стёпы еле ползло. Ему требовалось уже знать итог встречи (казнь или разрешение).

Вечером четверга всё семейство (Рома негласно тоже принят) сидели за ужином. Лена с Борей заказали шашлык, салаты и гарниры. Коле кусок в горло не лез, а сиденье стула превратилось в иголки. Все оборотни являли из себя образец спокойствия, даже Рома начал утешать сестру. Но нервы не к чёрту! И только под утро субботы Коля поняла – пан или пропал. Сегодня решится их судьба. И она встретит с достоинством своё будущее, даже зная, что, если со Стёпой что-нибудь сделают, она пойдёт вслед за ним. Они пара – живут вместе, умрут вместе, потому что один без другого не может. Это любовь.

36.

Они ехали к назначенному времени на двух пикапах. Окна машин закрыты. Пусть по запаху нельзя определить человек или оборотень, но её аромат могли учуять другие самцы. Представители другой Расы лишь визуально (миниатюрность и разнообразие во внешности, по запаху крови) могут определить человеком является особь или нет. Человеческая кровь насыщена железом и пахла ржавчиной.

В поселение вожака Ярослава их пропустили, когда Стёпа показал заказное письмо с подписью вожака. Постовой объяснил, как проехать. Поселение стаи походило на густонаселённую деревню. Сплошные одноэтажные дома, огороженные заборами. Нет высоток. Нет двух- и пяти- этажек. Только дома из деревянного сруба. Оборотни выходили из домов, выглядывали из окон. Волчата (преимущественно самцы), как положено детям, играли во дворах. Проехали мимо школы, спортивных площадок и детского сада. Они подъезжали к каменному зданию, размером с три спортзала.

— Это дворец местного вожака? – спросила Коля, немного поднимая козырёк кепки, под которую спрятала волосы.

— Нет. Это здание может вместить в себя всю стаю, а под ним бункер на всякий случай. Здание построили для защиты стаи, и похожие здания имеются в каждой стае, — паркуясь на забитой стоянке, отвечал Стёпа, — Но пока защита не нужна, его используют для Совета или иных нужд стаи. У Ярослава такой же скромный домик, что у всех.

За ними припарковался Боря. Его попутчики выходили из машины. Стёпа вышел первым и, обойдя, открыл дверцу, протянул руку.

— Я рядом, малыш.

Она вложила свою ладонь. Пятёрка двинулась ко входу в здание. Стёпа и Боря открыли железные двустворчатые двери. Оборотни одеты, как обычно в джинсы и футболки. Лена в летнем сарафане нежного солнечного цвета в узор, скромном настолько, что не оставляло игры для воображения. Волчица смотрела себе под ноги, на босоножки на тонкой подошве. Стёпа шепнул Коле, что сестра пока не желает ни с кем запечатлеваться.

— Глупо, — пожал плечами Боря, — природа всё равно возьмёт своё, — при этом он не говорил шёпотом.

Лена зарычала, но молча ступала за ними. Рома вырядился в деловой костюм летнего покроя голубого цвета. Белая рубашка с коротким рукавом и галстук, под лёгким пиджаком. Коля же была в джинсах и рубашке, но рукава закатала, теперь она может носить любую одежду, синяки полностью прошли, а вот шрам пока не сходил.

Они зашли в холл, звук их шагов эхом раздавался в пространстве. Пятёрка стояла у ещё одной железной двери. У неё стоял письменный стол, на нём журнал, ручка и блокнот. Стул отодвинут. Боря взглянул на часы, до приёма пять минут. В здании сумрак и сквозняк. Коля поёжилась, а Стёпа обнял её за плечи. За две минуты до приёма вышел оборотень, одетый в деловой костюм.

— Я так полагаю, Жмуров Степан с компанией из четырёх особей, — оборотень вскинул бровь.

— Верно, — кивком подтверждает Стёпа.

Оборотень открыл журнал посещения, протянул шариковую ручку Стёпе, тот поставил свою подпись под именем.

— Колотов Борис, — подпись.

— Астахова Елена, — волчица, не смотря в глаза самца, кивает и берёт ручку, ставя подпись.

— Смирнов Роман.

— Ольхов Николай.

— Ольхова Николая, — поправляет девушка, снимая кепку и выходя из-за спины Стёпы.

Брови оборотня нахмурились.

— Вы привели человека, — обвиняющим тоном сказал оборотень.

— Я внёс её имя в прошение, мне дали добро, — Стёпа напрягся.

— Совет не знал, что это человек, вы не указали принадлежность к Расе, — бычился оборотень.

— В формуляре не было такой графы, — не уступал Стёпа.

— Можно было сделать пометку. Она не может здесь находиться, это дела оборотней, — строго сказал страж Совета.

— Мы войдём, с твоего разрешения или без такового! – громко зарычал Степан.

— Ты можешь, она нет! – с такой же громкостью рыка отвечал оборотень.

— Ты не вправе нам отказывать в аудиенции, если Совет одобрил, — вступился за друга Боря.

Стёпа спрятал Колю себе за спину, а Боря встал перед Леной. Рома же стоял молча, спрятав руки в карманы. Его-то они приняли за своего, с обидой подумала девушка, в сумрачном свете здания по ёжику Ромы нельзя было увидеть, что он рыжий. Плохо быть карликом. Дверь открывается и выходит русоволосый вожак.

— Что за шум? – голосом генерала спросил вожак.

Страж Совета склонил в почёте голову. Стёпа и его друзья этого не сделали, так как не являлись членами его стаи. Оборотень может склонять голову только перед своим вожаком.

— Вожак, оборотень Жмуров привёл на Совет человека.

Вожак перевёл взгляд карих глаз на Колю, которая стояла за спиной пары. Девушка ответила ему прямым взглядом, не показывая страха.

— Объяснись, — потребовал оборотень ответа у гостя, не отрывая глаз от девушки.

— Ярослав, я отвечу, но не здесь, а на Совете.

— Я не могу пропустить её, — говорит Ярослав, так и не посмотрев на Степана.

— Я прошу тебя, нам есть что сказать.

Какие могут быть общие дела у оборотня и человека, подумал вожак. Не похожи они на деловых партнёров, да и мимолётными отношениями не пахнет. Человеческая самка невредима.

— Хорошо, — кивает Ярослав, — Идите за мной.

Они вошли в зал. Здесь не было окон, но шумели воздушные шахты. В центре зала стоял круглый стол, у каждого стула светил свой светильник.

— Ты узнал, что там за шум? – кто-то лениво, чуть ли не зевая, поинтересовался.

— Да.

— И что? – тот же ленивый голос.

— Вот сейчас и узнаем точную причину появления на Совете человека, — ответил Ярослав.

Он отошёл от группы ближе к столу. Каждый оборотень шёпотом произнёс слово «человек», кто-то с удивлением, кто-то с возмущением.

— Чего ещё ожидать от безродной псины, — высказался вожак Ратибор.

Со Стёпой они всегда ладили более-менее, но такую издёвку из его уст он услышал впервые в свой адрес.

— Довольно оскорблений, он может и не живёт в стае, зато ведёт себя достойно в отличие от некоторых щенков твоей стаи, — осадил Ярослав.

Ратибор недовольно рыкнул, но замолчал.

— Так чем обязаны? – поинтересовался вожак по имени Гром.

— Я пришёл просить Совет вожаков узаконить мои отношения с человеческой самкой, — голос Стёпы звучал не просьбой, а ставил перед фактом.

Смех заполнил зал. Не смеялись только три оборотня – Ярослав, Ростислав и Гром. Ростислав и вовсе изучал пару, стоявшую перед Советом, держась за руки.

— Щенок совсем оборзел, — сказал вожак, у которого в висках проглядывалась седина.

— Уму непостижимо!

— Это же, как надо отчаяться найти пару, чтобы требовать отношений с человеком!

— Просто оттрахай её и верни домой!

Летело много едких замечаний и похабных шуток.

— Тихо, — призвал к тишине Ярослав.

Когда шепотки улеглись, вожак спросил:

— Она беременна?

— Нет, мы соблюдаем правило и условие.

— Тогда почему? – спросил мягким голосом Ростислав.

— Мы запечатлелись.

Вот теперь все зашептались о невозможности сего деяния. Не между человеком и оборотнем!

— Возможно, ты что-то путаешь? – Ростислав встал с места и приблизился к ним.

— Мы видели души друг друга. Мой волк готов подтвердить, она – моя пара!

— Ты же понимаешь, что это невозможно, мы разные, — вставил слово Ярослав.

— Знаю, но мать-природа и судьба, связали нас.

Только Стёпа говорил с Советом, чётко и твёрдо, не показывая волнения и неуверенности, потому что ни того, ни другого у него не было.

— У кого-нибудь есть похожие ситуации? – обратился Ростислав с вопросом, обернувшись к столу с вожаками.

— Это противоречит нашей природе, — выплюнул Ратибор, — мы же испортим генетику!

— Если не изменим наши взгляды, она погубит нас, — громко сказала Лена.

37.

— Что ты имеешь в виду? – Ростислав посмотрел на волчицу.

— Публикация научной статьи «Еженедельника леса», — Лена по-прежнему смотрела в пол, — Да и без статьи оборотни шепчутся о снижении рождаемости самок.

— Верно, — кивает Ярослав, — продолжай.

— Создавая Закон о чистоте крови и рода, мы хотели сохранить дарованную нам силу и приумножать её…

— Конечно! Оборотень — это сила! – крикнул кто-то из вожаков.

— Теперь сильный ген подавляет женское начало зародыша, поэтому самцов рождается больше.

— Ты из научной комиссии? – прилетел вопрос.

— Нет, это моё мнение.

— Ну, надо же! – выкрикнул вожак с седыми висками, — Считает себя умнее учёных и вожаков.

— Вы бы немного помолчали, Владимир, — ласково попросил Ростислав, — а вы…

Он коснулся плеча волчицы, давая понять, что обращается к ней.

— Елена, — назвала своё имя волчица.

— Елена продолжайте, интересно услышать вашу мысль.

— Я как-то читала человеческую научную статью. В ней говорилось, что клитор – это недоразвитый пенис. Что если наши сильные гены, вырабатывают гормоны, которые влияют на развитие клитора в полноценный пенис?

— Какой абсурд! – вожак по имени Май даже вскочил со стула, чуть не перевернув его.

— Абсурд или нет, — подал голос Ростислав, — а у слабого гена рождается больше самок, — затем исправился, глядя на Колю, — девочек, чем у нас.

— И что ты предлагаешь? – спросил Ярослав единственную в зале волчицу.

— Разбавить наш ген и посмотреть на результаты.

— Какая ересь! – вскочил ещё один вожак Константин, хлопнув ладонью по столу, — Мы ослабнем. Нами будут помыкать!

— Тогда готовьтесь к вымиранию и пишете легенды о нас! – зарычал Боря, заступаясь за сестру.

Он и сам считал теорию Лены нелепой, но обижать и насмехаться над сестрой не позволит! Зал притих.

— Что скажешь, Ростислав? – спросил Ярослав, так и не переведя взгляда карих глаз на друга, потому что зацепился за человеческую самку, — Ты возглавляешь научную комиссию по изучению данного вопроса.

— Скажу, что мысль интересная, а мы идём не в том направлении, так как смотрели на проблематику с другой стороны, — Ростислав похлопал по плечу Лену, одобряя её браваду и благодаря за мысль.

Ростислав подошёл к паре. Стёпа внимательно наблюдал за самцом, готовый сразу же спрятать свою пару за спину.

— Дитя, — обратился вожак к Коле, — назови своё имя.

— Николая.

— Николая, ты по доброй воле с оборотнем Степаном?

— Да, — ответ твёрдый, как и её чувства к нему.

— Он наносил тебе вред?

— Нет, он меня вылечил.

— Что для тебя значит запечатление? – Ростислав общался с ней ласково.

Не любил этот вожак говорить громко. Считал, что слова должны быть тихими, а поступки и действия громкими.

— У людей нет такого определения, — Коля не сильно сжала руку Стёпы, — Это надо почувствовать!

— И что чувствуешь ты?

— У людей есть определение «любовь», но даже она не идёт вровень с вашим обрядом. Наша любовь может быть разной – взаимной, неразделённой, извращённой, — в зале раздавался нежный голос Коли, который слушали все, — Только запечатление дало мне ощутить, что значит полюбить душу, познать её, обнять, касаться, давать чувство наполненности, убрать тоску. Мой дом рядом со Стёпой, моя жизнь переплелась с его. В особые близкие моменты мы, как будто, срастаемся в сердце, в голове. Наши сердца бьются не ради него или неё, они бьются для нас, поддерживая одну жизнь в разных телах.

Коля говорила без остановок или запинок. Словами высказала то, что могла описать.

— Какие невероятные слова, мне тоже захотелось найти пару, — Ростислав взял руку девушки.

Стёпа не чувствовал угрозы его паре и поэтому стоял наблюдая.

— Я хочу заглянуть в твои мысли и воспоминания, — фраза адресована ей, но смотрел он на Стёпу.

— Как? – прищурившись, спрашивает Стёпа.

Слухи о вожаке по имени Ростислав, доходили до Степана. Первый и единственный в целом мире оборотень, имеющий дар. Он читал души всех Рас. Именно его выдвинули в Совет Разновидностей. Стая его любила, уважала и считалась с его мнением, а он каждого члена стаи называл семьёй. Этот самец расположил и тем, что не поднял их на смех, выслушал, сделал выводы и прислушался.

— Путём прикосновения и мне нужно заглянуть в её…

38.

Стёпа не дослушав зарычал и задвинул Колю себе за спину. Все вожаки ошеломлённо смотрели на волков. Запечатлённому самцу плевать, кто угрожает его паре.

— Я тебе не соперник. Я не чувствую её аромата, — спокойно произнёс Ростислав.

— Ты хочешь заглянуть в её душу!

— Не в душу, — поправил вожак, — я не хочу ощущать её чувства, тем более ты не поверишь, если я скажу, что, заглянув в её душу, я с ней не запечатлеюсь.

Стёпа кивнул. Запечатление подразумевает под собой именно это.

— Мне нужно посмотреть мысли и воспоминания твоей пары.

— Зачем? – продолжал рычать Стёпа.

— Ты говорил, что мать-природа и судьба связала вас.

— Это правда!

— Я верю. Но возможно мать-природа и судьба дают ещё подсказки через неё. Мне нужно увидеть её разум.

Стёпа не отступал.

— Если теория волчицы Елены верна, то мать-природа и судьба пытаются спасти наш род. Мне нужны все детальки, чтобы собрать пазл, — уговаривал Ростислав, — Люди далеки от природы, но иногда их устами глаголют наши благодетельницы.

Стёпа неуверенно замялся. Обернулся на девушку, безмолвно кивнул в сторону вожака. Коля кивает.

— Только потому, что это поможет нам, — разрешила девушка.

— Всему нашему виду, дитя, — поправил вожак.

Стёпа, скрепя сердцем, отошёл в сторону, но руки Коли не отпускал. Его волк волчком закрутился в груди в волнении и напряжении. Ростислав посмотрел на Колю.

— Мне не нужна вся твоя жизнь. Вспомни вашу первую встречу, — зашептал вожак, беря её лицо в свои руки и прикасаясь лбом, — твоё первое впечатление о нём…

Его шёпот действовал как метроном на человека при погружении в гипноз. Все присутствующие замерли и ждали развязки. Ростислав что-то шептал девушке. Она смотрела ему в глаза и всё вспоминала, только в режиме перемотки. В некоторых моментах Ростислав просил остановиться и изучал внимательно – разговор в кабинете Стёпы она оборвала, не позволяя ему увидеть. Интимные моменты Коля не позволяла видеть чётко, эти воспоминания только для неё! Сколько времени прошло, она не знала. В какой-то неведомый ей момент зрачки глаз Ростислава увеличились по всей радужке. Он смотрел куда-то далеко, глубоко, туда, где стоит преграда для её существа, но там концентрируется её начало. Но вот зрачки приходят в норму, а сам оборотень отходит на шаг. Стёпа сразу же обнял пару за талию.

— Ну что, Ростислав? – нарушил тишину Ярослав, он даже сделал шаг вперёд.

— Я хочу задать тебе несколько вопросов, Николая, — игнорируя Ярослава, продолжая общение с человеческой самкой, попросил вожак, — отвечай не задумываясь, хочу услышать твою душу.

— Хорошо.

— Почему ты подняла вопрос о белых и рыжих волчицах?

По залу прошелестел гомон.

— Вполне обычный вопрос, — пожала плечами Коля, — я блондинка, моя мама рыжая, во мне присутствуют оба гена, отвечающих за такие цвета волос.

— Но почему ты думаешь, что родишь волчиц с такими окрасами? – не унимался Ростислав.

— Даже у брюнетов появляются беловолосые дети. Моя мать унаследовала цвет волос от своего деда, так почему мои волчата не могу унаследовать такую окраску? Я не разбираюсь в генетике и далека от этого, но почему бы и нет? Запечатление с человеком тоже считалось невозможным. Ваши благодетельницы меняют свои устои, возможно, они помогут разбавить ваш доминантный чёрный другими окрасами.

Ростислав кивает, принимая её доводы, пусть не подтверждённые научными доказательствами, а ведомые предчувствиями. Ярослав молча слушает ответы, снова не отрывая взгляда от девушки. Она постоянно привлекает его внимание просто своим нахождением и существованием. Волк Ярослава поскуливает в грудине. Им обоим понравилось, что девушка сказала «волчата», а не «дети». Лично Ростиславу это показало, что Николая, непроизвольно, меняется из-за запечатления. Говорит как волчица.

— А ты знала, что белые волчицы давно вымерли? А рыжие и вовсе лишь сказания нашего вида? – задал вопрос Ярослав.

Этому вожаку хотелось привлечь её внимание, чтобы она тоже посмотрела на него голубыми глазами.

— Правда? – удивилась Коля.

— Да, белые волчицы рожали Доминантных Альф, о них мечтали все не запечатлённые оборотни. Их насиловали и держали в заложниках, не позволяя найти пару, а когда уже не нуждались в них, убивали, чтобы белая волчица не смогла родить ещё Доминантных Альф.

Какая нелёгкая судьба у бедных волчиц, погоревала Коля.

— Вы все волчата таких волчиц?

— Нет, мы рождены волчицами с чёрными окрасами, — ответил Ростислав, — наши прадеды рождены от белых. Они превосходили нас силой. Могли по запаху тела определить к какой Расе относится особь, это лишь одна из способностей, что я озвучил. Мы отличаемся от них, и эти различия можно сравнить с речкой и океаном.

— Мы что-то среднее между Доминантным и Рецессивным Альфой. Наш волк не может подавить волков других оборотней просто так, только над присягнувшими нам мы имеем силу. Наши предки, рождённые от белых волчиц, могли подавить своей доминантностью любого оборотня, — добавил Ярослав.

— А рыжих вообще не существовало? – спросила девушка.

— Я слышал лишь об одной. В записях «Летописи предков для потомства» нет ни слова о них, — ответил Ростислав.

— Но, по твоим словам, одна всё же была, — напомнил Стёпа.

— Была. У неё был дар, который унаследовал я, — с улыбкой сказал Ростислав.

— Но у вас нет рыжего окраса, — Коля посмотрела на русоволосую шевелюру вожака.

— Только волчицы имеют упомянутые окрасы. Волки же рождаются с чёрным, а Альфы после обряда посвящения в вожаки приобретают серый окрас, — объяснил Ярослав.

Ярослав не понимал, к чему ведёт друг, спрашивая человеческую самку о легендарных окрасах волчиц. Но девушка однозначно была необычной… особенной, как их легендарные самки.

39.

Ростислава удовлетворил ответ девушки по первому вопросу.

— Но рожать щенков со слабой генетикой противоречит Закону о чистоте крови и рода, — возмутился Ратибор.

— Я напомню, — вмешался Стёпа, — что не принадлежу ни одной стае, и могу не соблюдать Закон! Но я здесь, требую разрешения наших отношений, так как являюсь оборотнем. А что до щенков со слабой генетикой, мне и моей семье решать! А они согласны.

Боря и Лена кивнули. Рома молчал, до него очередь дойдёт.

— А что скажут твои родственники? – поинтересовался Ярослав.

— Я не против! – подал голос, молчавший Рома.

Совет вожаков, как один, повернули голову в его сторону.

— И ты согласен? – с иронично поднятыми бровями, спросил Ростислав.

— Если моя сестра согласна, то почему я должен быть против? – в тон вожаку ответил Рома.

— Но ты не чувствуешь отвращение, что сестра спарится с оборотнем, пусть и человеческой форме? – задал каверзный вопрос Ратибор.

— Нет, я достаточно узнал любимого сестры, и воспринимаю его больше человеком, чем видом из другой Расы.

— А ты не боишься, что Степан может навредить твоей сестре? – спросил Гром.

— Я боюсь, что это можете сделать вы, — обвинительно сказал Рома.

— Мы не причиняем вреда людям, особенно самкам, — выплюнул Владимир.

— Физический нет, но можете навредить психологически, — ещё одно обвинение слетело с губ Ромы.

— Мы не убьём оборотня Степана, — сказал Ярослав, — Пара для нас всё, волки-одиночки это понимают, как никто! Поэтому твоя сестра может не переживать.

Ярослав посмотрел на девушку. Чем она привлекает его? Он не чувствует её аромата, но его волк скулит, словно знает её. И на вопросы не отвечает, потому что не знает, что ответить, сам не понимает, почему он волнуется рядом с ней.

— Да? – с издёвкой начал Рома, — А вот ваши запечатлённые самцы боятся за своё истребление.

— Это лишь страхи, причём беспочвенные, — небрежно отмахнулся Ратибор.

— Это страхи, основанные на сокращении популяции ваших самок, — осадил Рома вожака.

— И мы здесь, чтобы решить, как с этим справиться, — хмыкнул Владимир.

— И поэтому вы смеётесь над предположением Елены? Такие решения погубят ваш вид, — высказался Рома, — Вы даже не приняли всерьёз её заявление! Дайте себе и им шанс, вот это будет решением вашей проблемы.

— Мы не просим отменить Закон о чистоте крови и рода, — говорит Боря, — мы лишь хотим, чтобы узаконили семейные отношения Степана и Николаи – это от нас, как со стороны семьи. А со стороны обычных оборотней, которые тоже думают о сохранении нашего вида – давайте посмотрим, какие плоды принесут их отношения. И если Елена права, то вскоре у нас родятся самки.

— А если нет? – нагло ухмыляясь, спросил Ратибор, уже думая, что затея провальная.

— А если нет, будете готовиться к концу света для вашего вида, — хищно улыбнулся Рома в лицо Ратибора.

— Елена, — обратился Ростислав к волчице, — как думаешь, будут ли ещё такие пары?

— Думаю да, Ростислав, — ответила Лена, — Мать-природа и судьба уже благословили пару человека и оборотня. Это первый шаг к сохранению нашего вида. Но одна пара не сможет восполнить недостаток в самках, поэтому будут ещё подобные пары.

— Это ваш шанс, — надавил Рома продолжая смотреть в глаза Ратибора.

Тот лишь фыркнул. Он будет тем, кто не даст добро на отношения сестры и Стёпы. Он приверженец старых обычаев и никогда не примет новации, даже если ему это пойдёт на пользу. Слишком упрям, чтобы смотреть правде в глаза.

40.

Все слова сказаны. Кто-то из вожаков обдумывал, такие как Гром и ещё несколько оборотней, но большая часть отказывалась принимать и понимать теорию. Даже если будет положительный результат, они не позволят своим подчинённым иметь отношения с людьми. Запретят смотреть в глаза людям и контактировать с человеческими городами. Сводить на минимум общение и взаимодействие с человеком. Закроют границы и так обособленных поселений.

— Хорошо, мы посовещаемся Советом и оповестим о своём решении, — сказал Ростислав.

— Подождите, — выступил Ярослав, ему не хотелось отпускать девушку, — Дитя, — обратился он к Коле.

— Да.

— Согласна ли ты быть экспериментальным образцом?

Коля скривилась, почувствовав себя лабораторной мышью, на которой испытывают новую вакцину. Она тоже думала и мысленно называла себя этими двумя словами, но слышать со стороны неприятно.

— Согласна. Надеюсь, меня не будут препарировать? – пошутила девушка.

— Нет, но ты будешь под постоянным наблюдением, — Ярослав шутки не понял, — брать анализы, фиксировать показатели.

— Согласна, — повторила Коля.

— Это всё, что я хотел услышать, — кивает Ярослав, больше нет причин задерживать её.

Она устала, это видно по лицу.

— А теперь идите, — отпустил Ростислав, — твоя пара утомилась. И ещё, Степан, ты можешь не скрывать её больше. К вечеру, после Совета, все оборотни будут знать о ней. Но продолжайте предохраняться.

Коля покраснела. Они развернулись и пошли к дверям. Ростислав окликнул:

— Степан.

— Да, — он обернулся.

— То был не луч света в темноте.

— А что? – нахмурил брови Стёпа.

— То было знамение, — ответил Ростислав.

— Знамение чего? – спросила Коля, не понимая о чём речь.

— Как знать, — неопределённо пожал плечами оборотень.

Он знал, видел и понял. Но скажет им в приватной обстановке, а Совету знать об этом не стоит. Разве что только ещё одному вожаку. Он посмотрел на Ярослава. Вожак, принимающей Совет стаи, неотрывно смотрел на девушку. Видимо что-то почувствовал, подумал Ростислав.

Когда посетители оставили вожаков, все заняли свои места и начались долгие дебаты. Старые по воспитанию оборотни не принимали теорию, но не могли ни вымолвить и слова по решению проблемы. Их неуступчивость раздражала тех, кто рассматривал возможность спасения. Их глаза закрыты шорами устоев, боялись, что ослабление генетики заставит их гордый народ починиться кому-либо и стоять на коленях. Не зря же их предки создали Закон о чистоте крови и рода! В истории оборотней не было фактов порабощения их вида, так откуда они взяли, что такое может случиться в будущем, не понимал Ярослав. В общем, из пустого в порожнее. Одни и те же слова, озвученные мысли, рассуждения и доводы вожаки старой гвардии гоняли по кругу.

На улице вечерело. Совет прервался на получасовой перерыв. Ярослав стоял на ступенях у здания, смотря в небо с красивым малиновым закатом и глубоко дышал.

— Ты что-то немногословен, друг мой, — хлопнув по плечу Ярослава, сказал Ростислав.

— Я думаю и перевариваю…

— Что именно?

— Эта человеческая самка что-то затронула у моего волка, — выдохнул Ярослав.

— Ты с ней не запечатлелся, друг мой, — успокоил Ростислав, — Она и наши благодетельницы не позволили бы этого.

— Тогда, что это? Мой волк взволнован и поскуливает, — Ярослав потёр грудь.

— Ты и я связаны с ними, но другими узами, — ответил Ростислав.

— Какими?

— Всему своё время, — загадочно произнёс Ростислав.

Он видел будущее. В том луче. Стёпа думал, что это луч света в темноте души Николаи, так как понял Ростислав, девушке пришлось тяжело в жизни. Но на самом деле это была не темнота души. Это было началом. А лучик – первым ростком жизни. Только заглянув в это окошко, Ростислав понял видение Степана. Именно в этом окошке он увидел будущее. Он и Ярослав тоже были там.

— Сначала надо решить проблему с законностью их отношений, — поменял тему Ростислав.

— Думаешь, стоит это делать? – поинтересовался Ярослав.

— А почему нет? Мы не можем пойти против матери-природы и судьбы.

— Это так, я лично не против, но ворчунов не уговорить, — покачал головой Ярослав, — А ещё ты заметил, что она говорила, как волчица? – девушка всё не выходила из его головы.

— Да, друг мой, заметил, — снова хлопнув по плечу Ярослава, сказал, — Пошли, нам надо уговорить старпёров.

— Ты сам не моложе, — хмыкнул Ярослав.

— Но я открыт к новому и думаю о сохранении вида, а не превосходстве над другими, чтобы не уступать в силе.

И тем более после увиденного он не может пустить всё на самотёк

41.

— Мне понравились эти вожаки, — сказала Коля, сидя в пикапе, который направлялся домой.

— Малыш, не зли моего волка, — ревниво рыкнул Стёпа.

— Я не так выразилась, — извиняющееся сказала девушка, — Я имела в виду, что они расположили к себе.

— Так-то лучше, — усмехнулся оборотень, — Кто именно? Или все? – в комическом ужасе спросил Стёпа.

— Ярослав и Ростислав.

— Ярослав хороший волк, справедливый вожак. А вот Ростислава я не знаю, о нём ходили слухи. Сегодня узнав, что он владеет даром, некоторые из них подтвердились. Как вожака и волка не могу охарактеризовать.

— Они единственные кто не высмеял нас, — сказала Коля, правда был ещё один вожак, но имени его она не знала.

— Прости, что вовлёк тебя, и спасибо, что выстояла, — рука Стёпы, отпустив рычаг коробки передач, погладила коленку девушки.

По телу сразу же разлилось тепло, и мурашки пробежались даже по душе. И если бы не обсуждение сегодняшней встречи с Советом на семейном собрании до открытия бара, утащила бы своего волка в кровать. А так придётся ждать до закрытия бара.

Стёпа, учуяв запах возбуждения пары, рыкнул. И почему ещё не изобрели автопилотирование в автомобилях, с досадой подумал оборотень. Он бы любил свою пару на заднем сиденье, пока машина ехала домой.

За ранним ужином семейный совет мог обсуждать лишь возможные решения. Рома больше всех был уверен в успехе запланированного создания семьи. А если не одобрят, говорил Рома, пожав плечами, то их спрячут. Коля была благодарна брату за активное участие в их жизни. До открытия бара оставалось пару часов, и Боря с Ромой уехали в дом второго (так как по традиции Рома ночевал у оборотня), и Лена вслед за ними, чтобы собраться.

Пара осталась одна, и они, не теряя ни минуты, пошли в спальню. Коля срывала одежду с самца и с себя. Хотела, требовала коснуться своим телом к его твёрдости, ощутить его в себе, на себе. Она нежно ласкала ладошкой его плоть и страстно целовала. Коля встала на четвереньки перед ним на кровать, после «одевания» члена.

— Моя, — рычал Стёпа, вколачиваясь в тело Коли, — моя, — рычал он, слушая музыку её стонов, — моя, — рычал волк кончая.

А потом немного полежали, целуясь, обнимаясь и дурачась. Стёпа мог с наслаждением оценить её аромат на себе и ушёл открывать бар. Коля же решила выйти позже. Лена залетела в спальню, когда Коля застёгивала рубашку, и протянула пару летних маек.

— Я не любитель маек, — отказалась девушка, — Они не под мою фигуру.

— Зато для твоей груди, — весело усмехнулась волчица, — Поверь, Николяша, ты здесь лакомый кусочек. И знаешь, как видят тебя оборотни?

— Как? – не особо интересуясь, но, чтобы не обидеть Лену, спросила она.

— Как ту, которую хотят нагнуть, а не лишние килограммы.

Коля покраснела от замечания, но не поверила. Самки оборотней красивые и стройные, грудь третьего размера. Лена не убирала руку с майкой голубого небесного цвета. Коля взяла, чтобы примерить. Холмики грудей выглядывали из квадратного выреза. Слишком открыто, ужаснулась девушка, она отвыкла от таких откровенных вещей.

— Лена, бар уже открыт, и, — на пороге возник Стёпа и остановился, — Это что такое? – хмуро спросил оборотень.

— Красотка, да? – похвалила Лена сестру, словно продавала свой лучший товар.

— Что за тряпочка? – возмутился Стёпа.

— Это майка, — поправила волчица.

— Эта тряпочка открывает мою грудь, — негодовал самец.

— Твоя скрыта под футболкой, волчара, — сделав вид, что не понимает, ответила Лена.

— Эта грудь, — палец Стёпы указывал на грудь девушки, — МОЯ! – палец переместился на него.

— Хорошо, — цокнула языком волчица, а потом лукаво добавила, — Снимай, Николяша, и иди так.

Стёпа взревел рёвом медведя. Лена расхохоталась.

— Не нервируй моего волка, — строго сказала Коля, накидывая поверх майки рубашку.

— У людей говорят – муж и жена одна сатана, — фыркнула волчица и ушла.

Стёпа стоял с сжатыми в кулаки руками. Ноздри раздувались так, что видно было крылья носа. Выдохнув несколько раз, успокоился. Сел на край кровати.

— Иди ко мне, малыш, — Стёпа поманил рукой.

Она, не страшась, подошла к нему и запустила пальцы в его волосы, откинув голову.

— Мой волк такой ревнивец.

Он зарычал, оскалив зубы. Затем уткнулся носом в ложбинку груди и вдохнул аромат.

— Всё моё, — говорил он, целуя открытые участки груди.

— Я твоя, — она снова откидывает его голову и, смотря в глаза, произносит, — Я люблю тебя и твоего волка! Мне никто не нужен! Скоро я подарю нам щенков.

Коля почему-то была уверена, что говорит правильные слова. Глаза Стёпы засверкали, как камни опалы.

— Я хочу тебя, — хрипло говорит оборотень, а его руки лезут в джинсы, чтобы накрыть попку.

— Обязательно, — обещает девушка, — сегодня, завтра, до самой смерти… после работы ты снова покажешь, кому я принадлежу.

Во взгляде показался волк, предвкушая повиновение самки.

— А сейчас работа, — Коля оставила лёгкий поцелуй на мужских губах и потянула его за руку из спальни.

Ей хотелось остаться здесь, в своём убежище, не чувствовать взглядов оборотней, которые будут рассматривать её, но сидеть она тоже не хотела. А помощь Стёпе сегодня не помешает.

42.

— Может зря она вышла, — в сотый раз сетовал Стёпа.

— Успокойся, злой серый волк, — Лена закатила глаза, — Сегодня все узнали, кому она принадлежит.

— Они смотрят на неё, — рявкнул оборотень.

Коля решила помочь им, ведь в связи с притоком туристов, а в бар посетителей, рук им не хватало. Ника помогала ей, как могла, хотя изначально побаивалась к ней подходить. Человек – создание хрупкое, можно ненароком навредить. Стёпа рассказал Нике о положении Коли. Та удивилась, но против ничего не сказала. В отличие от Ольги. Перед работой та влетела в гневе на кухню.

— Ты запечатлелся с человеком! – в голосе звучало обвинение, — Как ты мог! С человеком!

— От меня это не зависело, — спокойно ответил Стёпа, — Мать-природа и судьба решили так, и я не жалею об этом.

— Бред! – выплюнула Ольга, — Я должна быть твоей парой! Я! А не человек!

И волчица расплакалась.

— Хватить скулить, сукина дочь, — мягко рыкнула Лена, но при этом, нежно похлопывая по спине, — Ты сама знаешь, что матери-природе и судьбе виднее.

Ольга кивает, а Лена обнимает волчицу. Любовью тут не пахнет, думает Лена, скорее это привычка иметь Стёпу под рукой. Коля находилась на кухне, не влезая в разговор. Когда Ольга лила слёзы на плечо Лены, то передала стакан воды. Ольга (к её удивлению) приняла его из её рук с благодарностью.

И вот когда маленькая буря улеглась, Коля помогает волчицам, а те не отказываются. Самцы с интересом наблюдали за ней. Но, признал Стёпа, никто не вёл носом, чувствуя аромат. Коля же общалась лишь с семьёй, работницами и теми, кто шёл на разговор (те, кто первые заводили беседы). Но Коля, надо отдать ей должное, была приветлива даже с самыми хмурыми оборотнями. Они смотрели на неё недоброжелательно, но улыбка её от этого не увядала. «Держит удар», с гордостью рычал внутренний волк.

Да, теперь они могли не держать в секрете их отношения, чем заслужили неодобрительные взгляды. Кто-то злорадно высказался, что Советы никогда не примут такие отношения, и их накажут. Особенно безродного пса за нарушение Закона о чистоте крови и рода. На что девушка с улыбкой на лице мягко ответила:

— Я пойду за безродным псом даже в могилу, а кто пойдёт за и с вами?

Оборотень зарычал, а в глазах его появилась тоска вперемешку с завистью. Больше этот оборотень не показывался из своего тёмного угла бара до закрытия.

Народа было много, даже Рома вызвался помочь Лене и Боре за стойкой бара. К закрытию все вымотались, что привело к быстроте уборки заведения, и разъехались отдыхать. Но пара ещё долго не спала. У обоих было хорошее предчувствие по поводу них, но любили этой ночью друг друга, как в последний раз. А может они путают хорошее предчувствие с надеждой, перед тем, как провалиться в глубокий сон подумала Коля.

43.

Утром их разбудил звонок телефона Стёпы. Его лицо застыло, но он вскочил с кровати, надел хипсы и вышел из комнаты, прикрыв дверь. Коля ждала его сидя на постели в позе лотоса, укутанная в простыню. Через десять минут вернулся Стёпа.

— Малыш, пришёл Ростислав и просит нас обоих принять его, — сказал Стёпа, присаживаясь рядом с ней.

— Я готова, с тобой и ради тебя, — она поцеловала его.

В кабинет они вошли спустя пятнадцать минут. При виде Коли гость встал.

— Николая, — его улыбка сияла, что бриллианты, — я рад тебя видеть.

— Здравствуйте, — немного холодно кивает девушка, беря Стёпу за руку, — Совет принял решение?

— Принял, и я вестник.

— Хороших или плохих вестей? – деловито интересуется Коля, — И прежде чем ответите, спрошу – вы знаете, что происходило с гонцами плохих новостей?

Ростислав кивнул, а на лице появилось восхищение. Слабый человек, а сыпет предостережениями.

— Смотря для кого, — увильнул гость.

— Мне плевать на других! Мы ждём хороших новостей для нас.

Ну, прямо настоящая волчица, подумал Ростислав. Если она сейчас просто заступается за свою пару, то, что сделает ради защиты щенков?

— Я не враг вам, Николая.

— Мы сами будем решать ваш статус.

— Может, присядем? – гость решил отвлечь самку.

Пара села на диван напротив него.

— Я завидую тебе, — Ростислав посмотрел на Стёпу, а потом вернулся глазами к Коле, — Надеюсь, когда у вас родится волчица, ты воспитаешь её с похожим характером. Мне нужна такая пара, — засмеялся гость.

— Не сомневайтесь, только в отличие от меня она сможет глотки перегрызать, — ухмыльнулась девушка.

Она даже не придала значение его фразе, зато Стёпа заметил.

— Совет дал добро? – прохрипел Степан.

— Временное.

— Это как понимать? – не понял Стёпа.

— Вчера пятьдесят процентов вожаков выступили против, двадцать пять воздержались от ответа, пока не будут известны результаты ваших отношений. Оставшиеся двадцать пять процентов были «за». В итоге пятьдесят процентов противников решили, скрепя клыками и, клацая пастью, дать вам шанс, присоединившись к воздержавшимся.

Коля засияла от счастья и уткнулась в плечо любимого.

— Но есть несколько условий, — добавил Ростислав.

— Ну конечно, — едко пропела Коля.

Ростислав подавил улыбку, люди щедры на эмоции.

— Какие? – Стёпа напрягся.

— Первое – получить разрешение Совета Разновидностей, — ответил гость.

— Мы собирались этим заняться после Совета вожаков, — сообщил Стёпа.

— Второе – при разрешении Совета Разновидностей всецело взаимодействовать с моей научной группой.

— Я ещё на Совете сказала Ярославу, что согласна побыть подопытной.

— Третье – разрешение дать только вам.

— Что если будут другие? – сказала девушка, — Вы об этом подумали?

— Когда появятся такие пары, решим этот вопрос, — спокойно обозначил приоритеты Ростислав, — А пока остановимся на вас.

Пара кивает, принимая условия.

— Есть ещё четвёртое, когда два первых из вышеперечисленных будут исполнены, — спохватившись, сказал Ростислав, — оно от меня.

Стёпа поддался вперёд зарычав. Коля положила руку на спину пары и погладила, успокаивая.

— Какое? – спросила Коля, после того, как Стёпа перестал рычать.

— Ваше спаривание пройдёт в человеческом обличии. Мы не можем рисковать, — ответил вожак, — что если доминантный ген волка повлияет на гормоны матери-человека и родится волчонок?

— Мне без разницы какого пола родится мой щенок, — порыкивал Стёпа.

— Понимаю, но в таком случае, мы перекроем разрешение на связи для похожих пар или вообще заберём разрешение для вас. Если у вас получится родить волчицу, то Совет охотнее будет давать разрешение на пару человек-оборотень, — аргументировал гость.

Это немного охладило раздражение хозяина кабинета.

— Принимайте моё условие, и я помогу вам добиться разрешения у Совета Разновидностей, — выдвинул ультиматум вожак.

Глаза Коли стрельнули по Ростиславу яростью и озлоблением. Определённо волчица унаследует характер матери, довольно подумал гость.

— Хорошо, — согласился Стёпа, причём с одобрения волка.

— На мне будет запаха моей пары? — уточнила девушка.

— Запах будет, но не такой сильный, как от волка, — ответил Ростислав.

— Это успокоит волка? – Коля обратилась к Стёпе.

— У его волка выхода нет, — отрезал гость, — он понимает, что так у него будет пара и волчата. А идя на поводу своих природных волчьих инстинктов, может всего лишиться.

Они смогут сбежать, вспомнила предложение «на крайний случай» Коля.

— Я согласен, — повторился с ответом Стёпа, — не дави на мою пару, используя моего волка рычагом давления.

— Если мой волк согласен, я тоже, — сказала Коля, всё ещё обиженная за ограничения её волка.

Она поговорит со Стёпой о побеге, заведомо зная, что он откажется. Стёпа хотел, чтобы все Советы приняли их отношения. Но она не хотела, чтобы Стёпа ущемлял себя и волка ради неё.

— Тогда порешили, — кивнул Ростислав, — О, и ещё…

44.

— Есть ещё одно «но»? – возмутилась девушка.

— Нет, — успокоил Ростислав, — просто, — он достал с пола саквояж чёрного цвета и поставил на журнальный столик, — хотел взять образцы крови у тебя, Николая.

— Зачем? – нахмурил брови Стёпа.

— Нам нужны биологические материалы, чтобы посмотреть её нынешнее состояние организма. После спаривания возьму ещё крови на анализ по изменениям.

Ростислав для них говорил загадками. Зачем ему нужно отследить изменения организма Коли? Он хочет посмотреть будут ли изменения? А если будут, то что?

— Вы думаете, что его сперма как-то повлияет на мой организм? – с сомнением спросила Коля, но с интересом наблюдая за действиями вожака.

Ростислав открыл саквояж, достал жгут, шприц, пробирки для крови и спиртовую салфетку в упаковке.

— Я хочу посмотреть все стадии твоего телесного существа при взаимодействии с жидкостью, выделяемой при эякуляции оборотня.

— Хорошо, — согласилась девушка, всё ещё не понимая с чего вдруг интерес.

Ростислав рукой пригласил её на диван где он сидел. А когда она присаживалась, вожак хлопнул рукой по своему колену.

— Ты куда её зовёшь? – всполошился Стёпа, вскакивая на ноги.

— Я лишь хочу, чтобы она руку положила, — весело усмехнулся Ростислав, — мне нужно, чтобы её рука была повыше и только.

— Надеюсь у тебя это не первый забор крови, — грозно сказал Стёпа, — иначе загрызу.

— Я профессионал, — заверил гость, — даже синяка не останется.

Коля и правда ничего не почувствовала. Стёпа сидел напротив, опираясь локтями на колени, а руки сцепил в замок. В воздухе появился запах ржавчины. Стёпа принюхался к нему, запоминая запах крови своей самки.

— В одном из воспоминаний, — нарушил тишину Ростислав, — ты сказала, что хочешь пометить Степана. Почему?

— Для меня это как кольцо на палец, — ответила девушка, — чтобы самки видели, что самец занят.

— Очень по-волчьи, не находишь? – всем задал вопрос вожак.

— К чему ты ведёшь? – прищурившись, спросил Стёпа.

Их гость продолжал говорить загадками, задавая вроде бы обычные вопросы, но с подтекстом, который Стёпа не мог расшифровать.

— К тому, что Николая меняется. Начинается с её манеры поведения. Я думаю, что это благодаря нашим благодетельницам.

— Просто я всё время провожу с оборотнями, — объяснила Коля, — вот и переняла их привычки.

— Возможно, — неопределённо протянул Ростислав.

— Говори, раз начал, — подгонял Стёпа.

— Я думаю, что человеческая натура Николаи подстраивается под тебя, — Ростислав закрыл пробирку с кровью, что-то написал на ней, и приступил к следующей.

— Она превращается в волчицу? – недоверчиво уточняет Стёпа.

— Нет, думаю это новый вид Рас, — Ростислав не отрывается от созерцания струящейся в пробирку крови.

— Новый вид Рас, — повторила Коля, смакуя каждое слово.

— О чём ты, коты тебя дери? – не унимался Степан.

— У меня лишь догадки и домыслы, — виновато говорит вожак, — Поэтому я хочу проследить за изменениями в её организме.

Он наполнил вторую пробирку кровью, приложил спиртовую салфетку к месту укола, согнул руку девушки и бережно убрал пробирки в специальный охлаждающий контейнер.

— Пока ты только поведением и некоторыми повадками меняешься. Я взял образцы крови и проведу тщательные анализы. Затем возьму образец после спаривания для продолжения рода, — на этом интимном моменте гость заметил, что девушка покраснела, — Далее, во время беременности каждый месяц. Предполагаю, что развитие щенка в тебе тоже принесёт изменения. Перед родами и после них.

— Ты меня иссушишь, как вампир в ужасах, — буркнула Коля.

— Обещаю пару капель оставить, — посмеялся Ростислав.

Коля с согнутой в локте рукой переместилась обратно к Стёпе. Тот в свою очередь взял её руку и, убрав салфетку, зализал укол. Потом ещё и регенерирующей мазью намажет, пообещал себе Стёпа.

— И всё же поясни, что значит новый вид Рас, — попросила девушка.

— Я полагаю, что ты станешь таким же долгожителем, как оборотни. Вы состаритесь вместе и умрёте в один день. Станешь Новым человеком.

— Новый человек, — опять посмаковала Коля, — Ты хочешь сказать, что я не состарюсь раньше Стёпы? И он не останется один?

— Я хочу доказать это. Естественно Советам не скажу об этом, если человек узнает, что для него есть возможность продлить молодость и жизнь, то начнётся истерика…

— Представляю, как барышни сидят в салонах в масках из спермы оборотней, — хихикнула Коля.

— Я боюсь не «спермо-омолаживающих масок», — поддержал шутку Ростислав хихиканьем, — а охоты за оборотнями.

— Боишься, что нас будут «доить»? — хмыкнул Стёпа, — У многих самцов яйца пухнут от переизбытка спермы. Они ещё спасибо скажут.

— А что, если это приведёт к исчезновению Расы людей? – выдвинул довод Ростислав.

— Он шуток не понимает, — шепчет Коля своей паре, когда в шутке их не поддержал гость.

— Шутки я понимаю. Только у некоторых шуток бывает плохие концы, — вздохнул Ростислав, — Спасая одну Расу и опубликовав на всеобщее обозрение наши доказательства о Новом человеке, рискуем уничтожить другую.

— Тогда просто не публикуй и не распространяй эту информацию, — предложил Стёпа.

— Но поделиться опытом мы обязаны. Не только наша Раса стоит на грани вымирания.

— Мы слышали слухи об этом, — подтвердил Стёпа.

— И, если наш опыт в увеличении популяции самок даст плоды, то есть шанс и для других Рас спасти себя. Думаю, этот аргумент подействует, — кивает сам себе вожак.

— Но они просто понаблюдают за нами, — сказала Коля, — и, если у нас получится, они тоже попробуют.

— Да, наша Раса для них будет лабораторией, а вы подопытными мышками, — соглашается Ростислав, — Но за Нового человека мы умолчим перед всеми. Я соберу надёжную группу учёных со всеми необходимыми врачами.

— А гинеколог тоже будет самцом? – неловко поёрзала Коля на диване.

Раньше у неё не было необходимости, точнее до изнасилования. Но когда её направили к женскому врачу, она выбрала женщину, психологические последствия сыграли свою роль, но и неловкое ощущение раскрываться перед мужчиной-гинекологом ей не нравится. Пусть и говорят, что лучший гинеколог — это мужчина, но она не сможет раздвинуть ноги перед глазами чужого самца.

— Нет, Николая, я найду тебе самку, но гинеколог-самец тоже будет присутствовать. Одна голова хорошо, а две лучше.

— Этот самец не тронет мою пару, — уже грозно потребовал Стёпа.

— Не тронет. Но наблюдать за состоянием Николаи будет. Это пока всё вилами по воде, нам нужно победить Совет Разновидностей.

Верно, подумал Стёпа, решать проблемы нужно по мере их поступления.

— Так, — весело сказал Ростислав, — когда мы обедать будем?

Такой бестактности и «скромности» они ещё не видели.

45.

Стёпа опять был недоволен непрошеным гостем, который сидел за столом и наблюдал за ними. Коля рядом нарезала овощной салат, картофель для пюре варился на плите, а он сам жарил колбаски на гриле. Стёпа хмурился и ворчал. Он надеялся до прихода родственников поговорить наедине с Колей о новой информации. Испугалась ли она? Жалеет ли, что связалась с ним? Что чувствует? А ему приходится готовить обед на ещё один рот. Коля положила нож и тихо позвала:

— Стёпа?

— Что? – так же шёпотом отозвался оборотень.

— У тебя на щеке, — она позвала к себе рукой.

Он наклонился, чтобы она дотянулась до указанного места. Но девушка, встав на носочки, поцеловала его щёку.

— Стёрся волшебный поцелуй от ворчания, — хихикнула девушка.

Даже Ростислава окатила тёплая волна нежности. Ему нравилось видеть их отношения, как оборотень (вечно хмурый и недовольный!) смягчается, становится пластилином в руках человеческой самки. Вожака тоже ждут такие отношения, правда ещё не скоро, но знание того, что у него будет пара, скрашивает долгое ожидание.

— А ваши соклановцы, — нарушил семейную идиллию Ростислав, — будут обедать с нами?

При звуках голоса гостя, Коля подскочила на месте. Она совсем забыла о его присутствии.

— Мы не стая, — сказал Стёпа, отворачиваясь к грилю, скрывая возбуждение в штанах, — мы семья.

— У меня тоже семья, а не стая, — одобрительно говорит Ростислав.

— Семейство прибудет через полчаса. У нас совместные обязательные обеды. А завтраки через раз, когда навязываются непрошенные гости, — буркнул Стёпа.

— Хорошая традиция, — кивает вожак, уворачиваясь от камня в свой огород, — и время на друг друга выделяете.

— Раньше завтраки были совместные, но после появления пары брат с сестрой решили отдать это время суток нам.

— Пока не приехали родственники, я хотел бы поговорить на ещё одну тему, — сказал Ростислав.

Лишние уши вожаку не нужны.

— Ну, так говори, — буркнул Степан.

— Если честно, то не хватает ещё одного, так как этот разговор касается и его, — сказал Ростислав, распрямляя складки на джинсах.

— И кто это? – спрашивает Стёпа.

— Ярослав.

— Ярослав? – удивилась девушка.

— А он тут при чём? – спросил Стёпа.

— Я и он связаны с вами, — последовал ответ.

Тело Степана напряглось. Вокруг его пары слишком много самцов! А некоторые из них вообще связаны с нею! Глаза от гнева и ревности заволокло чернотой. Он медленно обернулся лицом к гостю.

— Она моя пара! Я с ней запечатлелся! Убью любого, кто захочет предъявить на неё свои права!

Он затолкал девушку за свою спину. По телу пошла рябь, на лице выросла шерсть, а челюсть трансформировалась.

— Успокойся! – рявкнул Ростислав, вскакивая на ноги, — Ты можешь напугать свою пару или ещё хуже навредить!

— Не смей даже говорить о ней! – рычал Стёпа нечеловеческим голосом.

— Стёпа, — нежно позвала Коля из-за спины оборотня, — он не то имел в виду.

— Какой смысл он имел в виду, сказав, что связан с тобой? – прорычал Степан.

— Он сказал «связаны с вами», — напомнила Коля, — Он говорил о нас.

Ростислав кивнул, но напряжения с тела не снял. Он готов кинуться, чтобы защитить человеческую самку от оборотня в боевой форме.

— Дай мне закончить, и ты поймёшь, о какой связи я говорю, — вожак внимательно наблюдал за поведением Степана.

— Стёпа, — звала девушка своего волка, — любимый.

Стёпа, слушая мягкий и ласкающий голос своей пары, успокоился и проходил обратную трансформацию. Его грудь тяжело вздымалась.

— Говори! – приказал хозяин дома, несмотря на статус гостя.

— Когда я смотрел воспоминания Николаи, я ничего не понимал. Слова как слова, действия как действия, — начал Ростислав, — Ни каких подсказок, разочарованно подумал я. Возможно из-за того, что вы держались за руки, я увидел твоё видение её души.

Коля выглянула из-за спины.

— Ты подумал, что её душа наполнена тьмой, а лучик света – это часть её светлой когда-то души. Я не знаю, что случилось с твоей самкой, эту часть она скрыла от меня. Но я ведь прав в своём суждении?

Стёпа кивнул.

— Но ты ошибся! Это не темнота из-за случившегося, — Ростислав не терял зрительного контакта со Стёпой.

Вожак не хотел провоцировать оборотня и переводить взгляд на Николаю.

— А что это? – спросила Коля, её любимый не говорил ей, что он видел.

— Это Хаос, — ответил Ростислав, осмелившись мимолётно взглянуть на девушку, — в самом первозданном виде. Пространство и пустота, которым не хватало жизни. А лучик – это росток зарождения жизни. Ты этого не понял. Никто бы не понял, кроме меня. Я потомок рыжей волчицы, унаследовавший её дар. Рыжие волчицы, — пояснил вожак для Коли, — ближе всех находятся к матери-природе и судьбе. Иногда рыжие волчицы являлись их устами.

Ростислав увидел, что Степан полностью взял свои чувства и эмоции под контроль, и расслабился сам. Он сильно боялся за Николаю. Одно неосторожное движение оборотня в боевой форме, и она может погибнуть.

— Поэтому я смог понять, что это. Что наш вид ждёт новое будущее! Мы возродим легендарных волчиц. Наш вид благословлён, — Ростислав сел на стул и продолжил, — Этот лучик света был чистым пятном в грязном окне. Одолеваемый любопытством, я заглянул, — тут щёки вожака покрылись лёгким румянцем от вины, что без спроса заглянул туда, куда не давали разрешения, — Я видел ваше будущее. Там Николая, имея взрослых волчиц, была молода. И оттуда сделал вывод о Новых людях.

Так вот откуда он взял идею с Новыми людьми, понял Степан.

— Так, а ты с Ярославом, с какого бока-припёка? – спросил Стёпа.

Одарованный вожак видел же их будущее, и при чём здесь двое вожаков, он так и не понял.

— У вас будут четыре волчицы. Две пары близнецов. В обеих парах рыжие и белые волчицы.

Коля просияла. У них будут щенки, внутренне завопила она. Их отношения одобрят!

— Так, а вы тут при чём? – всё ещё не понимал Степан.

— Что тут непонятного, мой волк, — счастливо засмеялась Коля, — Они станут парой твоим дочерям.

Стёпу огорошило известие о щенках, и не абы каких! А легендарной окраски. Слова до мозга доходили тяжело, терновыми путями. Его волчицы ещё родиться не успели, а у них нашлись пары. Мать-природа и судьба невозможные шутницы. Его волк затих, тоже усваивая информацию.

— Не дождётесь, — хмыкнул Стёпа на правах будущего отца.

Ростислав улыбнулся.

— Всё уже решено, — безапелляционно констатировал факт вожак, — Поэтому в моих интересах вам помочь. Я хочу этого будущего! Считай меня эгоистом. Я расскажу Ярославу, и он поможет мне. Защита Николаи в нашем приоритете.

— То есть, не увидев будущего, ты бы не позволил быть нам вместе?

— Не правильный ты сделал вывод, Степан. Увидев вас, я готов был помочь. Мы не сможем пойти против решений матери-природы и судьбы, ты сам знаешь. Ты пошёл по выбранному ими пути, — Ростислав прямо посмотрел на хозяина бара, — А увиденное будущее оказалось приятным вознаграждением, показывающее, что мы на правильном пути.

И уверенность в будущем подтверждает тот факт, что Ярослав почувствовал связь с Николаей.

— Я не озвучил этого на Совете вожаков, так как считаю, что до упёртых оборотней должно дойти без нашей помощи, иначе они будут отторгать любые предсказания.

— Согласен, но зачем надо говорить Ярославу?

— Он должен знать, — а потом нехотя добавил, — Он думает, что его волк хочет Николаю, связь-то чувствует, а объяснить не может. Вот и надумывает лишнего.

— Он чувствует аромат моей пары? – абсолютно спокойно спрашивает Стёпа, теперь понимая, откуда интерес.

— Нет, вот поэтому для него не понятна связь с вами.

— Хорошо, — кивает Степан, довольный, что конкурентов поубавилось.

— А две другие волчицы с кем будут? – задала, волнующий для себя вопрос, Коля.

Её уже ничего не интересовало. Она забыла о настоящем, смотря в будущее.

— Я не знаю, — вздохнул Ростислав, — младшая пара волчиц в видении была ещё несовершеннолетней.

На лице Коли промелькнул огорчение, она желала знать о благополучии всех своих щенков.

— Может нашим младшим волчицам повезёт больше, чем старшим, — Стёпа погладил макушку девушки, — то, что мать-природа и судьба выбрали в пару двух вожаков, заставляет меня задуматься об адекватности наших благодетельниц, — уколол будущий отец.

Коля хлопнула ладошкой по плечу своего волка.

— Ты такой ворчун, — пожурила девушка.

Оборотни негромко рассмеялись. Такую обстановку застали, приехавшие на обед, члены семьи.

46.

За обедом Ростислав рассказал лишь о решении Совета и условиях, об остальном умолчал и решил дать рассказать на своё усмотрение паре. Они договорились, что Ростислав подаст прошение на собрание Совета Разновидностей в срочном порядке. Предупредил, что всех могут вызвать на опрос, но о месте, дате и времени он сообщит после согласования. А затем, откланявшись и щёлкнув каблуками, ушёл, ссылаясь на возвращение домой.

Ростислав сел в одолженный у Ярослава джип и поехал к другу. В целом он был доволен разговором. Теперь ему предстояло рассказать Ярославу. Друг будет счастлив, сомнений нет, узнать, что всё ещё не потеряно и у него будет пара. Они как-то выпивали в баре столицы при очередной очной встречи Совета вожаков. И Ярослав поведал, что его съедает отчаяние одиночества. Он учуял аромат запечатлённой самки из стаи Грома и понимал, что ему не представится возможность запечатлеться и завести щенков.

Ростислав никогда ничью самку не чуял, для него все волчицы пахли стерильностью. Он тоже мечтал о паре и щенках, но ничего нет хуже для оборотня, чем почувствовать аромат запечатлённой самки, либо самки, с которой тебя мать-природа и судьба не связывает душевно. Это разрушает внутреннего волка. Спаривание для продолжения рода совсем отличается от запечатления с парой, когда находишь свою родную душу. Обретаешь дом, семью и щенков, радостно встречающих тебя после долгого рабочего дня. Без пары оборотень одинок и несчастен.

Постовой, кивнув, пропустил Ростислава на территорию, и он поехал к дому Ярослава. Ростислав был желанным гостем в доме Ярослава, тоже касается и друга в доме Ростислава. Ярослав вышел на крыльцо, когда Ростислав припарковался у забора.

— Я так понимаю, ты не голоден, — усмехнулся Ярослав, посмотрев на часы.

— Не голоден, — отвечает Ростислав, закрывая дверь автомобиля и направляясь к другу, — Полугостеприимная пара меня накормила.

— Как понять полугостеприимная? – выгнул бровь Ярослав.

— Догадайся, кто был не рад моему присутствию? – засмеялся Ростислав.

— Степан. Он тихий волк, мало, но по существу говорит. Не боится высказывать в глаза мнение, в том числе и о тебе.

— Вот-вот, — продолжал смеяться Ростислав.

— Как она? – в голосе Ярослава возникла хрипотца.

Местный вожак не назвал имени, зная, что друг, правильно понял, о ком он спрашивал. Его естество всегда волновалось, стоит только подумать о человеческой самке Николаи.

— Весела и приветлива, — ответил Ростислав, — Пойдём в дом, надо поговорить.

Они вошли в прохладу дома, так как работал кондиционер. Вещи Ростислав собрал ещё вчера вечером после Совета, и они лежат в багажнике джипа. В этот раз он приехал без сопровождения. Ярослав отвезёт его в аэропорт главного города области. Но перед этим он должен рассказать другу о тяге к Николае.

Они сели в кресла в кабинете. Всё в этой комнате говорило, что его хозяин любит работать. Одиноким волкам только это и остаётся.

— Что случилось? – голос Ярослава звенел.

Ростислав всё рассказал. Слушая его, Ярослав боялся верить! Не мог надеяться! Не смел! Но каждое слово друга невольно оседало на душе и дало ростки надежды, что его одиночество скоро закончится. У него будет пара, а там и щенки. Внутреннего волка потряхивало, руки безотчётно затряслись. Только узнав о будущем, сразу же захотелось, чтобы оно произошло завтра! Ждать уже сил не было. Что надежда делает с ним? Даёт вдохнуть полной грудью. Почувствовать ускоренное биение сердца. О Луна, он уже сейчас не одинок! Просто нужно подождать, говорил Ростислав.

Ярослав дал обещание, что защитит Николаю, а также заверил, что готов выступить на Совете Разновидностей в их пользу. Ярослав пообещал, что полетит вместе со Степаном и Николаей (да он готов ползти!) на Совет.

Через час они приехали в аэропорт, тепло попрощались, и Ростислав улетел домой в Ировскую область. Посидев и встретив закат на стоянке аэропорта, он, посмотрев на часы, решил наведаться в бар. Теперь он понимал, почему его тянуло к человеческой самке. Парковка бара зияли лишь двумя пустыми местами. Он припарковал джип и вошёл в заведение. Его встретили удивлённые взгляды оборотней. Его соклановцы встали и склонили головы, он ответил им кивком головы. За барной стойкой стояла Лена в майке оранжевого цвета и чёрных джинсах, низко сидящих на бёдрах. Неизменно на стуле, по другую сторону стойки, сидел Боря и лениво потягивал пиво из бутылки.

— Какими судьбами? – без издёвок спросила Лена.

В этот раз волчица смотрела в глаза. Оборотней, рядом живущих в поселениях, она знала в глаза, а вот новых побаивалась, не хотела запечатлеться.

— Никак решили отдохнуть? — с явным удивлением спросил Боря.

— Не обращайте внимания на этого глупого пса, — вставила волчица, — его мать не обучила такту общения. Растёт диким и неручным.

Он привык, в принципе все окружающие оборотни, к шутливым стычкам этих двоих.

— Решил, — кивает Ярослав, а сам оббежал глазами бар в поисках Николаи.

Но были лишь Ника и Ольга.

— Кого-то ищите? – спросил Боря, тоже окидывая взглядом присутствующих в заведении.

— Что пить будете? – следом поинтересовалась Лена.

— Коньяк и лимон, — сделал заказ гость.

Лена кивает, принимая заказ. Ярослав занимает столик с диваном, огороженный стенкой. Волчица, схватив бутылку заказанного напитка и рюмку, зашла за служебную дверь. Через несколько минут вышла и поставила заказ на стол. Дверь снова открылась, и вышел Степан, который сразу найдя его, направился к нему с рюмкой в руках. Примостившись рядом и ехидно улыбаясь (Ярослав понял, что насмешек ему не миновать) пропел:

— Что привело вожака Ярослава в мою скромную обитель?

— Пришёл полюбоваться на твою пару, — огрызнулся гость.

Стёпа нисколько не задетый, открывает бутылку и разливает алкоголь по рюмкам.

— Любуйся, — щедро разрешил Стёпа, — Потому что, когда она станет твоей тёщей, не будет милой, а ты будешь выть.

Они подняли рюмки, чокнулись и опустошили до дна. К ним шла Николая с тарелкой в руках, которую поставила на столик, с дольками лимона.

— Ярослав, здравствуйте.

— Здравствуй, Николая, — называть её «дитя» уже язык не поворачивался.

— Пришёл полюбоваться своей будущей тёщей, — поддел гостя Степан.

— И всё ещё жив? – съехидничала девушка.

— Я хоть и недоволен парами ещё не рождённых волчиц, но деваться-то некуда, — тяжко и наигранно вздохнул хозяин бара.

Ярославу захотелось зарычать, даже понимая, что это всего лишь шутка.

— Зато я довольна, — подмигнула Коля вожаку.

— Говоришь, не будет милой? – рассмеялся Ярослав, найдя поддержку в Николае.

— Сегодня ночью я поменяю твоё мнение, — страстно пообещал Стёпа, глядя потемневшим взглядом, поглаживая попку девушки.

Коля покраснела. А Стёпа учуял аромат возбуждения своей самки.

— Мы делим шкуру неубитого медведя, — покачала головой Коля, — Волчица ещё не родилась.

Погладила по щеке своего волка и снова скрылась за дверью, оставляя самцов наедине. Ярослав вдруг подумал, что всё слишком хорошо, чтобы быть правдой. А вдруг Совет Разновидностей будет против? А будущее, озвученное Ростиславом, не исполнится? Тогда его пара и вовсе не родится.

— Родится, — пообещал Стёпа, сжав ладонью, плечо Ярослава, — Займёмся её зачатием сразу же после разрешения Совета Разновидностей.

— Я это сказал вслух, — с печалью сказал Ярослав.

Ему было неловко показывать себя с такой уязвимой стороны. Он вожак, Альфа, не должен быть таким пугливым. Будущее зависит в прямом смысле от настоящего, и один маленький шаг может изменить его. Он должен быть готов к этому.

— Да, я понимаю твой страх. Сначала ты смирился с тем, что у тебя никогда не будет пары и умрёшь ты в одиночестве, — на лице Стёпы появилась печаль, — И тут тебе говорят – подожди, в будущем у тебя всё будет. И ты впервые чувствуешь себя живым. Но обстоятельства заставляют сомневаться. Угадал?

Ярослав кивает. Им двоим это знакомо, а чувство одиночества знакомо всем волкам-одиночкам.

— Когда Ростислав сказал, что видел в будущем у нас волчиц, мой волк вначале опешил, а затем завыл, так радостно и протяжно, — усмехнулся Стёпа, разливая коньяк по рюмкам, — Но мысли, что Совет Разновидностей может меня разлучить с Колей, заставляют сомневаться в том, что сказал Ростислав. Но знаешь, что?

— Что? – спрашивает Ярослав, беря свою рюмку.

— Коля даже не рассматривает такой вариант. Она уверена, что будущее, рассказанное Ростиславом, исполнится. Моя пара не переживает и тебе не советует.

Они снова выпили. А затем распили бутылку за разговорами о предстоящем Совете Разновидностей.

47.

Способности не пьянеть алкоголем оборотней, можно позавидовать. Коля же порой хмелела от бутылки пива, а самцы выпили бутылку крепкого алкогольного напитка и ни в одном глазу. Когда бар закрылся на ключ, пара поднялась на второй этаж. Сегодня (столько радости принёс ей этот день!) она хотела порадовать своего волка. Первой раздела его, целуя и лаская мускулистое тело. Его кожа горела, согревала и обжигала. Она увильнула от объятий Стёпы:

— Сегодня я очень счастлива и хочу побаловать тебя, — сказала она, облизывая губы и становясь перед ним на колени.

По телу Стёпы прошла волна мурашек, а из горла вырвался хрип. Глаза заволокло чернотой от прекраснейшей картины вида сверху. Он рукой провёл по мягкой щеке, а пальцем погладил губы. Коля языком лизнула подушечку его пальца, и ещё одна волна накатила на тело оборотня. Правой рукой девушка обхватывает мускулистую ягодицу, а левой член. Ещё хрип самца. Язычком пробует на вкус плоть, член довольно взбрыкнул.

Коля приподнимает член, ведёт языком от основания до головки и вбирает его в рот. Стон-рык разрушает тишину спальни. Этот звук возбуждает девушку, и её аромат окутывает Степана. Ему хотелось войти в неё… по сути, он уже был в ней… в её горячем и влажном рту. Коля сосала и помогала себе рукой, так как его размер не входил полностью. Она ласкала его ртом, и сама возбуждалась. Руки Степана легли на затылок, нежно ухватили волосы и провожали движения головы. Одна его рука остаётся на месте, другая же, огибая плечо, накрыла и сжала грудь.

— Малыш, надо надеть, — закончить он не смог, не помнит, что хотел сказать, от блаженства, которое доставлял её рот.

К чёрту! Ему ничего не надо! Только её рот, язычок и рука. Стёпа сильнее начал стонать, приближаясь к кульминации. Неосознанно стал помогать ей, идя на встречу, толкаясь, но не глубоко. Его подгоняли не только её стоны, но и издаваемые звуки, свойственные миньету. Пошлые и мокрые. Член завибрировал, и Стёпа резким движением вышел из её рта и кончил на женскую грудь. Пока он с рычанием и стонами кончал, она ладошкой помогала ему, поддрачивая.

Через минуту, придя в себя, Стёпа поднял Колю на ноги и впервые почувствовал свой запах на ней. Это свело с ума, и он размазал свою сперму по всей груди и животу девушки. Втянул носом смешанный аромат. Его пара, меченная самка! Другие услышат его запах на ней, довольно подумал Стёпа. Он со страстностью поцеловал девушку, но она не уступала в пылу.

— Презерватив, срочно! – Стёпа достал из штанов средство контрацепции и сам надел.

После условий Ростислава волк не своевольничал, и был, в некотором роде, удовлетворён своим запахом на паре. Обнял девушку, отрывая от пола, и она тут же обвила его талию ногами, а шею руками.

— Мы можем не подчиняться условиям и бежать, — прошептала Коля в губы любимого, — Рома нам поможет.

— Нет, малыш, я не хочу всю жизнь прятаться и шарахаться теней. Наши щенки не будут жить такой жизнью.

Он чмокнул её в губы.

— Не хочу жалеть, что упустил шанс на спокойную жизнь. Но знаешь, чего я хочу?

— Чего?

Его рука подхватила под ягодицу, а другая ввела головку члена в лоно.

— Смотри на меня! – приказал Степан.

Она смотрит. Он уже двумя руками, держась за попку, насаживает на себя. Зрачки увеличиваются в размере, а голубой цвет темнеет на пару тонов.

— О, Луна, — не сдерживает стон Коля.

— Да, малыш, — вторит ей Стёпа, — Держись покрепче, моя пара, сейчас потрясёт.

Она взяла в обхват его шею и уткнулась в место, где шея переходит в плечо. А он насаживал её на себя и встречал. Рядом с ним она чувствует себя лёгкой пушинкой и водой, обволакивающей его тело. Стёпа целует плечо и вбивается так глубоко, что чувствует матку. То место, где скоро будет посажено его семя. Он зарычал и увеличил темп. Она кончила и впилась зубами в его плечо. Он кончил вслед за ней, наслаждаясь жжением на месте укуса. Когда её внутренние мышцы перестали сжиматься, а его член изливаться в кусок латекса, он, не разъединяя их тел, пошёл в ванную. Коля нехотя слезла с него. Он сделал стандартную процедуру – выкинул использованную вещь и обмывал плоть.

— Малыш, можно попросить тебя?

— Конечно, — мурлыкнула Коля.

— Можешь оставить сперму? – в его вопросе было столько мольбы, глаза смотрели на грудь, где всё ещё подсыхала его семенная жидкость.

— Если тебе не противно…

— Шутишь? Это самая эротическая картина для меня, — он погладил её сосок, — Сейчас на тебе мой запах. Я хочу, чтобы он немного впитался в твою кожу.

— Правда? Тогда надо делать так почаще, пока не спаримся для продолжения рода, — она улыбнулась ему.

Интересно, все человеческие самки такие? Он думал, что женщины брезгливы в этом плане. Возможно, любая другая побежала бы обмываться, а его пара делает всё, чтобы угодить волку. Она всегда была такой? Или правда меняется? Всё больше принимая волчьи повадки.

48.

Утром, принимая вместе душ, Коля увидела свой слепок зубов на плече Стёпы.

— О, Луна, я тебя укусила, — посетовала девушка.

— Всё по справедливости, — успокоил пару Степан, — Я оставил на тебе свой запах, а ты метку. Таков был уговор, — напомнил оборотень.

— От меня ещё пахнет тобой?

— Да, запах слабый, но он есть.

В обед приехала оставшаяся часть семьи. Боря принюхался к Коле. Его глаза сначала широко раскрылись, а потом превратились в две возмущённые щёлочки. Кивнув головой на выход Стёпе, Боря вышел. Стёпа же, поцеловав макушку девушки, пошёл за братом. На улице его ждал Боря пыхтя гневом.

— Ты всё-таки не удержался и спарился с ней для продолжения рода!

— Нет, мы спаривались, предохраняясь, — спокойно сказал Степан.

— Ты кому тут уши воем заливаешь!? Я почувствовал твой запах на ней! Ты же всё псу под хвост…

— Линька тебя возьми, — зарычал Степан, — не спаривался я с ней для продолжения рода!

— Тогда почему на ней твой запах? – не унимался Борис.

— Я нашёл другой способ пометить Колю, — немного краснея, ответил Стёпа.

— Ты ведь не ошибся входом? – вдруг выпалил ещё одну версию Боря, — О, Луна – слушательница волчьего воя, возможно, ей нужен врач? Наш размер не для всех входов…

— Боря, порази тебя бешенство, я вообще не кончал в неё, — зло прошептал Степан.

— Тогда как? – не понимая спрашивал брат.

— Нашёлся другой способ, — увильнул от ответа Степан.

— Поделись опытом, — Боря скрестил руки на груди.

— Я кончил на неё, размазал сперму, и она всю ночь сохла на ней, — смущённо рассказал Стёпа.

— Как ты вообще додумался до такого? – удивился Борис.

— По наитию. Не знал я. Но когда услышал свой запах, то инстинктивно размазал, — Стёпа не смотрел на Борю, рассматривая пыль под ногами, — ну и не смог удержаться, попросил её не смывать.

— Я бы не догадался.

— Ты не запечатлелся с человеком, — резонно заметил Степан.

— Стёпа, я надеюсь тебе не надо говорить, что впереди Совет Разновидностей…

— Я всё помню.

— Нам осталось чуть-чуть, просто надо потерпеть…

— Эй, псы подзаборные, — окликнула Лена, стоя на пороге, — Обед готов. Если не поспешите, насыплю вам сухого корма си змаком курки.

— Идём уже, — крикнул Боря, а тише добавил, — самка плешивая.

— Я всё слышала, — крикнула Лена, поворачиваясь к ним спиной, — И обиделась.

— Будь добра, обидься на несколько часов, — в спину сестре говорил Борис.

— Не дождёшься, — послышался злорадный смех.

После обеда Рома уезжал в Комсомольск, но вернётся, когда будет известно о встречи с Советом. Все обменялись контактами, Рома создал группу «семья» в мессенджере. Все сидящие за столом считались сёстрами и братьями. Коля вспомнила за арендованный автомобиль. Рыжий пообещал разобраться с этим, а Коля расстроилась, ведь эта машинка подарила ей счастье и расставаться с ней не хотелось. Рома пообещал что-нибудь придумать на сей счёт.

У Ростислава не получилось собрать Совет в срочном порядке, поэтому встреча Совета Разновидностей запланирована в штатном режиме, через месяц. Данный промежуток времени пролетел незаметно. Коля немного помогала в баре. Иногда к ним заглядывал Ярослав, и они втроём общались на все темы, весело проводя время. Их ночи наполнены страстью, днём (до открытия бара), они гуляли по владениям Степана. Он показал ей свою волчью форму. Огромный чёрный волк почти достигал её груди. Вся его стать состояла из мощи и силы. Но с ней он вёл себя, как маленький щенок, тёрся телом, лизал лицо, покусывал руки. Коля смеялась, обнимая мощную шерстяную шею, и шептала как сильно она любит своего волка. Но к разочарованию девушки Стёпа так и не показал ей боевую форму. Оборотень сказал, что не может подвергать её опасности, и к тому же ему нужен «спусковой механизм», ощущать негативные эмоции, а он сейчас счастлив.

Ростислав каждую неделю заваливал его вопросами об изменениях Коли. Степану отвечать было нечего. Изменений, помимо тех, что уже известны, не было. Пара решила не говорить пока семье о Новых людях и возможном будущем. Оборотни, посещающие бар, привыкли к человеческой самке. Кто-то даже смеялся с ней, у неё появилась пара собеседников, которые могли (естественно с разрешения Стёпы) приглашать за столик для беседы.

По окончанию июля в обеденное время приехал Ярослав. В этот раз Степан первый пригласил вожака за стол, поставив тарелку перед ним. Степан знал, что Ярослав часто пропускает приёмы пищи из-за дел стаи.

— Вчера звонил Ростислав, — сообщил Ярослав, наблюдая, как Коля накладывает ему в тарелку еду.

— Когда назначена встреча? – спросил Боря.

— Через две недели. Его стая принимает Совет.

— А где находится его стая? – спросила Коля, отпивая из стакана тыквенный сок.

— В двадцати километрах от города Остромы.

— В той самой Остромской области, куда лететь полдня с пересадками? – поперхнулась Коля.

— Всё верно, Николая, — он так и не притронулся к еде.

— Развязка близка, — сказал Боря.

— Тем лучше, — говорит Коля, — ожидание бесконечно.

— Там не так жарко, — предупредил Ярослав, — возьмите тёплую одежду.

— Отличный повод для обновления гардероба, — Лена подмигнула Коле.

— Я закажу билеты, — вызвался Ярослав, — с открытой датой возвращения.

— С нами полетит ещё Рома, — сказал Стёпа вожаку.

Тот кивнул, что принял информацию, и наконец-то приступил к еде.

— Так, милая, для нас обед закончился, — волчица хлопнула в ладоши, — разоряем самцов и едем в город.

— Мы тоже поедем, — сказал Боря.

— Эээ, нет, озабоченный пёс, это пижамная вечеринка только для самок. Вход для самцов токсичен.

— Но…

— Тебя это тоже касается, — обратилась Лена к Степану.

Стёпа прикусил язык, самки вертят им как хотят. Если он позволяет это делать с ним сестре и паре, то, что будет с дочерями?

— А вы пока можете в лото поиграть или за палочкой побегать, — предложила варианты развлечений Лена, утягивая девушку за собой.

Самцы переглянулись. Молчание повисло между оставшимися оборотнями. Но тут Лена вернулась на кухню, подошла к Боре и протянула руку ладошкой вверх.

— Чего тебе? – буркнул Боря, зная этот жест.

— Деньги на лапу мне.

— Найди своего самца и разоряй его, — отказался Боря.

— Ты мне брат или нет?

— Генетически ты мне…

Закончить он не успел, так как Лена пнула стул, на котором он сидел.

— Брат-брат, — сдался Боря, доставая из заднего кармана джинс портмоне с зажимом.

Протянул ей карту.

— На ней хоть деньги есть? – вертя в руках карту, спросила волчица.

— Есть, тебе хватит, — абсолютно спокойно говорит Боря.

Лена довольно кивает, огибает стол и подходит к Стёпе. Проделывает тот же трюк с рукой. Ни слова не говоря, Степа, достаёт своё портмоне и протягивает ей карту. Снова кивок и уходит, но через секунду заглядывает в кухню.

— Сообщением киньте пароли от карт, — и исчезает.

Обомлевший Ярослав смотрит на самцов, которые печатают сообщения.

— Я надеюсь, ты дал ей не основную карту? – печатая пароль, спросил Боря.

— Основную, это же для Коли, — пожимает плечами Степан, кладя телефон на стол.

— Эх ты! Зная Лену, сейчас тебе полетят сообщения от банка с такими суммами! Столько нолей в математике не существует, — усмехнулся Боря.

— Ваша сестра такая, — начал Ярослав.

— Наглая? – предположил последнее слово Боря.

— Избалованная, я хотел казать.

— В нашей семье она была единственной самкой. Мы превратили её в этого…

— Боря, — осадил Стёпа, зная, чем закончится предложение.

— Что? – поднял брови Борис, — Мы сами виноваты, что как братья залюбили её. Да она из нас верёвки вьёт и пару твою научит, — потом посмотрел на Ярослава, словно ожидая поддержки, — Я даже в банке открыл новые счёт и карту, кладу на неё деньги ей на карманные расходы.

— Зачем? – спросил Стёпа.

— Чтобы знала лимит своих расходов, — поучительно ответил Боря.

— Вы хорошие самцы, — озвучивает своё мнение Ярослав.

Боря лишь пожал плечами. Самцы решили «не бегать за палочкой», а обсудить предстоящий Совет уже в кабинете за чашками кофе.

49.

В салоне «жука» была прохлада. Лена и Коля направлялись в город. Радио тихо играло, но девушки не обращали внимания на музыку. После воодушевлённого перечисления того, что они купят, Коля спросила:

— Зарплата бармена позволяет всё это купить?

— Шутишь что ли? Нет, конечно! Для этого, — волчица достала из сумки, перекинутой через плечо, две банковские карты синего и бежевого цветов, — у нас это!

На лице волчицы было столько торжества. Она чмокнула карточки и убрала обратно.

— Самцы платят, а самки тратят.

— Ты взяла их у Стёпы и Бори?

— Ага, — довольно кивает Лена, — А почему бы и нет? – подмигнула волчица, — У них есть деньги, вот я и заставляю их делиться.

— У них дополнительный заработок имеется?

— Конечно.

— Откуда? – Коля немного развернулась на пассажирском кресле и смотрела в профиль волчицы.

Женские особи других Рас невероятно красивые, всё в них утончённо, прекрасно, нет изъянов. Они идеалы красоты. Возможно, от них пошла мода на фигуру девяносто-шестьдесят-девяносто.

— Боря гончар и стеклодув, — Лена, не отрываясь от дороги, начала рассказывать, — любит он возиться со своей глиной и стеклом, — красивой формы губы исказила усмешка, а потом она исчезла и на её место пришла теплота и гордость в голос, — Но знаешь, какие шедевры он создаёт? Он всю душу вкладывает в свои создания. Когда я вижу его за работой, то думаю, что с такой бесконечной любовью на лице нас создавали наши благодетельницы.

Занятие любимым делом украшает не только душу, но и лицо, подумала Коля, по словам волчицы представляя Борю за работой.

— Теперь он поставляет посуду лимитированной серии по всей области в рестораны и заведения. Выйти за пределы региона пока не получается. А ещё у него в городе есть посудная лавка. Туристы и местные скупаются там.

— А у Стёпы?

— А он не говорил? – удивилась Лена, — Ты только не обижайся на него, сейчас его голова забита Советами и разрешением на ваши отношения, — оправдала волка сестра, — Он расскажет тебе, когда всё устаканется.

— Да я и не думала, — честно без обид сказала девушка, — Но и ты расскажи вкратце, пожалуйста.

— У него имеется виноградник с диким виноградом. Производит десертное и ликёрное вино, поставляет в некоторые рестораны области. А также в республику Рым.

Все знают, что это единственная Республика Рым славится своими винами, а также реализацией самых лучших винных напитков со всей Руссии. Нет лучшей похвалы для винодела, когда ты поставляешь им свою продукцию.

— Но я не видела поблизости виноградников.

— И не увидишь, потому что он находится в десяти километрах от бара. Там, куда тяжело добраться. На поляне, огороженной лесом. Недалеко от виноградника находится винодельня. Дикий виноград собирается урожаем в октябре, когда спадает температура воздуха. При прохладе он набирает мягкость и сладость. Тебе стоит попробовать гроздья дикого винограда. Мы с Борей называем его «пищей богов», — Лена изобразила на лице блаженное выражение, — Стёпа нанимает оборотней, и они помогают собирать виноград. У него даже есть парочка подмастерье.

— Ух ты, — присвистнула Коля.

— Ага, — с гордостью за брата, кивает волчица, — щенки из стаи Ярослава.

Озорные дома и в стае, но внимательные и сосредоточенные со Стёпой, вспомнила щенков Лена.

— В общем, у нас обеспеченные самцы, — весело засмеялась волчица.

— А какое у тебя любимое дело?

— Разорять братьев, — залилась смехом Лена, — это тоже приносит заработок.

Коля ответила улыбкой. Лена была очень весёлой самкой оборотня, казалось, что она никогда не плакала, ни о чём не печалилась. За разговором о достаточности самцом, они не заметили, как доехали до города. Лена припарковала «жука» у торгового центра «Айлерр» и они ходили по магазинам. Лена просунув руку под локоть своей напарницы, водила по бутикам. Таким образом, Коля обзавелась летними платьями, футболками и майками, пиджаками, одним полупальто, тренчем, кожаной косухой, ветровкой, кейпом, свитерами, свитшотами, толстовкой с высоким воротом и капюшоном. В обувных купили ботинки оксфорды, ботильоны на низкой подошве и небольшом каблуке, угги и парой кроссовок (офисного стиля и спортивные). Как только их руки заполнялись пакетами и коробками, они относили их в «жука» и возвращались обратно.

Лена теперь вела Колю в магазин нижнего белья. В этой женской обители соблазнения мужчин и поднятия самооценки их встретили две девушки. После приветствий Лена заявила:

— Нам нужны три комплекта белья чёрного, белого и красного цветов. Эротического вида, но не пошлого. Ну, знаете, увидев её, — она показала на Колю, — в таком белье, его захотелось разорвать, чтобы посмотреть, что скрыто под ним, но продолжать любоваться прелестями.

Девушки кивнули, что поняли, о чём речь. И пошла бесконечная череда примерок. Лене невозможно было угодить! То слишком много закрыто, то много кружев, то много поролона, то без пуш-апа… хотя для груди Коли пуш-ап вовсе не нужен, но волчица настаивала, что небольшое увеличение её груди не помешает – Стёпа ещё спасибо скажет! В итоге, с горем пополам, они выбрали три комплекта.

— Не завидую Стёпе, его волк не выдержит и нагнёт тебя, — с изрядным удовлетворением сказала Лена.

Коля и девушки покраснели.

Себя Лена тоже ни в чём не обделила, купила и обувь, и бельё, и одежду. Посмеивалась, когда карта Бори оплачивала все её покупки. У девушки ноги отваливались от одного места, поэтому Лена предложила поесть мороженого. Они купили мягкое мороженое и сели на улице за столиком у кафе. Люди предпочитали прохладу заведения, а Лена посчитала, что кушать холодную сладость лучше на жаре.

— Я рада, что ты вышла из пучины отчаяния, — вдруг выпалила Лена.

— Всё благодаря вам и Стёпе.

— Мне понадобилось много больше времени, — на красивом лице волчицы промелькнула тень грусти.

— Что с тобой произошло? – Коля поняла, что волчица специально подняла эту тему, чтобы выговориться.

Возможно «брату по несчастью» ей проще рассказать. Ведь человек, побывавший в той же грязи, лучше поймёт и никогда не осудит.

— Я родилась и воспитывалась в стае Ратибора.

Тот самый, который оскорблял Стёпу на Совете вожаков, и чей щенок чуть не похитил её.

— Мои родители учителя в местной школе. Мама всегда говорила, самка должна быть умной и постоять за себя с помощью слов. Так, говорила она, ты показываешь насколько превосходишь других. Папа же наоборот говорил, чтобы я училась давать сдачи в кулачном бою. Но в этом споре выиграла мама, — засмеялась Лена:

— В общем, меня учили способу общения отвечать достойно, острить и тонко высмеивать. Знаешь, как главные героини в любовных романах – остра на язык и находчивая на ответ со словарным запасом филолога. У людей говорят – язык до Иева доведёт. Мой язык довёл до беды, — горестно вздохнула волчица:

— Был в стае оборотень Вячеслав, сын советника вожака Ратибора. Вечно приставал ко мне, утверждая, что чует мой аромат. Заступалась за себя, как учила мама – сначала отшучивалась, переводила тему разговора, тонко намекала. А в один прекрасный день мне надоело, и я в грубой форме отказала и оскорбила Вячеслава, послав выть на луну и дрочить свою маленькую шпажку на землю. Тем самым нанеся ему обиду, так как многие (кто слышал) поднимали его на смех.

В тот день родители ушли в поход со своими классами с ночёвкой. Они организовывали всякое разное веселье и экскурсии, чтобы найти в волчатах свою жилку к будущему. А я осталась на хозяйстве. С наступлением ночи этот озабоченный и оскорблённый оборотень влетел в мой дом. Я отбивалась, кусалась и брыкалась. Разбила вазу об голову и выбежала на улицу с криками о помощи. Но вымолвить слова не успела, меня что-то ударило по голове, и я потеряла сознание. А очнулась голой в окружении десяти оборотней.

Насильно терять невинность невыносимо больно! Я орала от боли, голос сорвала, а Вячеслав наслаждался. Думаю, он даже нарочно делал так, чтобы я каждой клеткой своего существа почувствовала боль. Он был первым…

Она замолчала, сглотнула.

— У людей есть такое понятие – пустить по кругу. Вот что со мной было той ночью. Я скулила, выла, умоляла прекратить это. А они смеялись и наслаждались, — волчица выдохнула прошлое с воздухом, — Утром вернулись родители и по бардаку поняли, приключилась беда. Нашли меня к обеду, с кровью между ног и в сперме.

Лена перевела взгляд в окна кафе.

— Мама отвела меня к человеческому гинекологу, хотя забеременеть я не могла. Течки не было, никто из них не чуял мой аромат, да и не запечатлена я была. Меня почистили от их…запахов, — нашлась со словом Лена, — отец пошёл со мной на аудиенцию к Ратибору. Тот выслушал имена обидчиков, и пригласил их. В зале присутствовали насильники и их жертва. Все, как один, заявляют, что это не они. Что я хочу опорочить их имена, — хмыкает Лена, — Такого стыда и гнева я до сих пор не испытывала. Будь у меня боевая форма, порвала бы на лоскуты, выпотрошила! А они не признают вины и на лицах их играют выражения превосходства надо мной. Три оборотня являлись щенками советников Ратибора. Советники обвиняют меня во лжи, а вожак с ними соглашается. И изгоняет меня из стаи. Родители в шоке, еле отговорила отца от вызова на дуэль.

— Почему?

— Ему не выиграть бой, он у меня интеллигент, и пусть боевая форма имеется, и драться умеет, но он бы не смог убить сородича. А советники славились нечестными боями. Вернувшись домой папа связался со Стёпой и попросил принять меня к себе. Брат не отказался.

— Твои родители знают Стёпу?

— Да, водили волчат на экскурсию по винодельне. Там они познакомились и сдружились.

— А почему родители не ушли с тобой?

— Я не позволила, — покачала головой Лена, — самки зависимы от стай. Моя мама не смогла бы выжить без стаи. А отец не бросил бы мать одну. Я-то была совершеннолетней.

— Так оборотней никак не наказали? – возмутилась Коля.

— Нет, Ратибор не обижает самцов своей стаи, тем более волчат советников. Они все одной школы, с одинаковыми взглядами. Должность советника создавалась не для поддакивания, а предлагать и рассматривать позиции с разных сторон, где-то отрезвлять вожака. Но их кружок разделял мысли и думали они одной головой.

— Но это несправедливо! Их должны наказать.

Колиного обидчика тоже отпустили, что оседало осадком горечи в душе.

— Мать-природа и судьба их накажут.

— Как?

— Они никогда не обретут пару, чтобы не плодиться и умрут волками-одиночками.

Только на это и стоило уповать.

— Что было дальше, — попросила продолжения Коля.

— Я собрала свои пожитки, родители проводили меня до границы, где ждали Боря и Стёпа. Я поселилась в комнате над баром. С братьями не общалась, из комнаты не выходила. Все самцы казались мне отвратительными! Братья, попеременно, оставляли мне еду на пороге комнаты. Ночи я проводила в волчьем обличии и гуляла по территории Стёпы. Братья звали меня провести с ними время, играя в игры, помочь в баре, но я все их попытки принимала в штыки. Иногда называла их насильниками. Это было неправильно, я понимала, что всех под одну гребёнку нельзя мести, но обида выливалась на всех самцов. Постепенно я к ним привыкла. Рассказала об изнасиловании. Они приняли меня такой, какой я была. Не смотрели с брезгливостью. Они отличные самцы! Все подробности знают ты, я и родители с теми мудаками.

— Родители тебя не навещают?

— Приходят ко мне в гости раз в месяц, такое разрешение они получили от Ратибора. У меня, кстати, есть младший брат. Он родился через двадцать лет после происшествия и моего изгнания. Хороший волчонок. Отец отдал его в спортивную секцию, и он обучается боевому искусству для боевой формы оборотня. Обо мне ходят слухи в стае, но он заступается, — Лена улыбнулась.

— Как его зовут?

— Остап, и он сказал, что уйдёт из стаи по достижению совершеннолетия ко мне. Родители не отговаривают. В стае Ратибора творится беспорядок. Вожак позволяет своему молодняку многое, что противоречит Законам и помогает скрыть улики.

Мороженое давно съедено, но они продолжали сидеть за столиком откровения. Коля не прерывала волчицу, несмотря на повышенный градус на улице.

— Вот рассказала, и мне полегчало, — Лена погладила себя повыше груди, — братьям не могла открыться в деталях. Спасибо, что выслушала.

— Я как никто тебя понимаю, — Коля взяла горячую руку волчицы.

— Поэтому и рассказала. Получается наша семья особенная. Стёпа собрал вокруг себя покалеченных сущностей.

Коля так и не узнала историю Бориса. Получается, его душа тоже покалечена?

— И мы вылечились, — закончила девушка за Лену.

— А ещё, — с тёплой улыбкой добавила Лена, — наша семья увеличилась до пяти членов, а в скором времени будут и щенки. Нам не хватает волчат.

— Обязательно! У нас всех будут волчата!

— Твои слова да благодетельницам в уши. Но я пока не готова к запечатлению.

— Всё ещё чувствуешь отвращение к самцам?

— Нет. Сначала дождусь, когда Боря найдёт пару. Не могу оставить их. Если я запечатлеюсь, то вынуждена последовать за парой. За Стёпу я спокойна, так как у него есть ты. А вот Боря один.

— Но может твоя пара захочет остаться с нами?

— А может, и нет. Пока все братья не обзаведутся парами, не брошу их.

Лена прервалась, обмахивая себя руками.

— Ну и жара! Едем домой? – она посмотрела на экран телефона и злобно улыбнулась, — Наши самцы обзвонили мне весь телефон. А тебе?

— Дома остался.

— Кто-то получит, — весело пропела волчица.

— Твоя вина, ты вытащила меня, в чём я была, посадила в машину, — оправдывалась Коля не перед тем оборотнем.

— Надо домой, а то в городе объявятся два волка.

По пути к машине Лена перезвонила братьям.

50.

Самцы стояли у дверей бара. Стёпа уже стоял с чёрными глазами, которые метали искры гнева. Лена вышла из «жука» и как ни в чём не бывало:

— Ну, что вы стоите, сторожевые псы, нужно покупки в дом отнести!

Боря что-то проворчав, подошёл к сестре. Стёпа помог выйти из машины Коле.

— Сегодня я тебя накажу за оставленный телефон, — шёпотом пообещал оборотень.

Кинутая угроза скорее возбудила Колю, чем напугала.

— Если мне понравится наказание, — горячо шепнула девушка, — то буду делать так постоянно.

Стёпа зарычал от возбуждения. Лена же отделила свои покупки от Колиных. Часть из них передала в руки Бори, а услышав обмен фразами парочки, сказала:

— Знаешь, как говорят люди? Женщину даже наказать нельзя, ей это нравится.

И скрылась в баре с пакетами, громко смеясь.

— А вот нашей сестре не помешало бы язык вырвать, — прокомментировал Боря, идя в бар с коробками.

— Я могу, — Коля пробежалась пальчиками по груди Стёпы, — вымаливать прощение, стоя на коленях.

Ноздри оборотня раздулись и втянули аромат, возбуждённой самки.

— Сначала работа, — остудил пыл волка Боря, услышав двусмысленную фразу девушки, когда вернулся к машине за покупками.

Стёпа взгрустнул. Вечно что-то мешает – то брат с сестрой, то работа. Боря забрал ещё часть купленных вещей. А Ленины остались в автомобиле. Кое-какие коробки пихнул в руки Стёпы и пошёл в бар.

— О, Луна, — крикнул Боря, — ты хоть денег на карте оставила?

— На твоей нет, — гордо сообщила Лена, — На карте Стёпы что-то осталось. Коля слишком скромная.

— Поучись у неё, — буркнул Боря.

— А кто будет тратить твои деньги, жадный пёс? Обзаведись парой, и я ни копейки не буду скулить.

— Придётся, иначе моя пара будет жить со мной в будке.

— Хватит скулить, как побитая собака, ты мне не так часто даёшь денег.

Боря с Леной стояли в спальне, устраивая пакеты на пол.

— Для кого ты одеваешься, если всё время пялишься в землю? – негодовал Боря.

— Для себя, — фыркнула Лена, — я самка и люблю хорошо выглядеть. Не всем же идёт шерсть!

— Довольно, — устало вздохнув, попросил Стёпа.

Лена была той, кто сказал последнее слово, о чём говорил её довольный взгляд. Боря махнул рукой и вышел. Лена вернула банковскую карту владельцу, подмигнула Коле и пошла за Борей.

— Малыш, я ведь переживал, — сказал Стёпа, ставя коробки на пол рядом с комодом.

— Прости, мы просто разговорились. Больше такого не повторится.

— Хорошо, — принимает обещание Стёпа, целуя в губы, — Но я помню про вымаливание, — с озорной улыбкой сказал оборотень.

— Я буду очень стараться замолить свой грех, — страстно прошептала девушка.

Стёпа тянется за поцелуем, а в спальню заглядывает Боря:

— Работа, — напоминает он и скрывается из виду.

— Никакой личной жизни, — цокнул языком Стёпа.

51.

Следующая неделя пролетела в сборах. Коля собрала по чемодану себе и Стёпе. Лена похвасталась, что заполнила четыре. На вопрос – куда столько – она ответила Боре:

— Я не могла позволить ехать тебе со свободными лапами, — в голосе звучала «забота», — К тому же мы проведём там несколько дней.

– Но Ярослав сказал, что мы сразу улетаем домой, — удивилась количеству чемоданов сестры Коля.

Может, ей чего-то не сказали, и Коля собрала мало вещей им?

— Он купил билеты с открытой датой, — намекнула Лена.

— Это не для гулянок, — сказал Боря, — это на случай, если придётся задержаться из-за Совета.

— Понимаю, но Совет закончится, а мы на пару дней останемся.

— Откуда такой прогноз? – спросил Боря.

— Боря, — Лена закатила глаза, — когда Совет даст добро, то Стёпа не выпустит Колю из постели минимум два дня! Он с неё просто не слезет.

— Скажи, что ты спаришься дома, — взмолился Боря, глядя на старшего брата щенячьими глазами.

— Я так и планировал, — говорит Стёпа.

— Ну-ну, планируй, — загадочно протянула волчица.

— Что это значит? Что за намёки? – с подозрением спрашивает Стёпа.

— Николяша, ты взяла с собой тот триколор? – ласково спросила Лена.

Покрасневшая девушка кивнула.

— Тогда точно будет несколько дней, — довольно кивает Лена.

И Лена перевела тему. Волчица посмотрела в интернете все достопримечательности города Остромы и с энтузиазмом рассказывала Боре их туристическое путешествие, которое не приводило оборотня в восторг, а вызывало уныние на лице.

За день до вылета приехал Рома со своим чемоданом и узнав о возможной задержке, шепнул Боре, что поможет ему в этой поездке. Вечером пришёл Ярослав и предложил не закрывать бар на время их отсутствия. Он уже поговорил со своими оборотнями и те согласились поработать. Стёпа с благодарностью принял помощь.

В шесть утра с Ярославом приехало два джипа и их отвезли в аэропорт. Лена сжалилась над Борей и вместо четырёх заявленных, взяла два чемодана. Боря и Ярослав ограничились спортивными сумками. Весь багаж сдан на погрузку в грузовой отсек самолёта, пройдена стойка регистрации и заняты места согласно купленным билетам. Коля сидела между Стёпой и Ярославом. Лена же между Борей и Ромой. Из всего полёта Коля боялась взлётов и посадок, поэтому при взлёте девушка крепко ухватилась за колено Стёпы. Видеть, как удаляется или приближается земля, было страшно. И так она хваталась за любимого, когда взлетали из аэропорта Льяновска.

Ярослав задумчиво смотрел в окно воздушного судна, а Стёпа прикорнул на плече Коли. Девушка заметила, что всегда тихий Ярослав сидел с мрачным выражением лица, и положила свою ладонь на его руку в успокаивающем жесте. По его напряжённым чертам лица было понятно, о чём он думал.

— Не стоит переживать, — сказала Коля, — всё будет хорошо.

— Почему ты так думаешь? – его карие глаза неотрывно смотрели в её голубые.

— Предчувствие, — просто сказала девушка.

Ярослав кивнул и немного успокоился. Негоже вожаку проявлять страх! И уж тем более перед человеческой самкой, которая ведёт себя намного храбрее. Ярослав откинул голову и закрыл глаза, засыпая под мечтания о будущем. Мечты – это самая лучшая сказка перед сном. Троица Б-Е-Р (так мысленно называла их Коля) весь полёт весело шушукались, шутили и смеялись. Под их весёлое настроение уснула и Коля.

Проснулась она от сообщения пилота в динамиках самолёта о скорой посадке. За окном, в свете сумерек, горели посадочные огни, и недалеко светился город Острома. Все крупные города Руссии освещались так, что казалось, ночи никогда не наступают. Но до города им ещё полчаса ехать на такси. Пассажиры поаплодировали пилоту за посадку. Люди загружались в перронные автобусы, которые через десять минут подвезли их к аэрозалу. Ярослав первым получив свой багаж, пошёл нанимать такси. Загрузив чемоданы в два транспорта, поехали в гостиницу, которую назвал вожак.

Гостиница «Юрий Олгорукий» была четырёхэтажным зданием, фасад освещался огнями цвета флага Руссии и Остромской области. На ресепшене их встречала очень красивая женщина, она объяснила, где находится ресторан и его часы приёма. Другая девушка, взяв ключи гостей, проводила всех по номерам. Молодая девушка с интересом смотрела на самцов, но особенно её заинтересовал Боря. Самец это понял сразу, шёпотом спросил, когда заканчивается её смена, на что с печальным лицом та ответила – только завтра утром. Боря тот ещё ловелас, очаровательно улыбнувшись, пообещал с ней встретиться, так как они здесь на несколько дней.

Заселились они, когда часы показывали одиннадцать вечера. Коля устало рухнула на мягкую двуспальную кровать. После долгих уговоров Стёпы, чтобы хотя бы умыться, Коля поплелась в ванную. И всё-таки набралась сил принять душ, куда к ней присоединился Стёпа, голый и с презервативом в зубах.

Коля уснула сразу, насытившаяся ласками и утомлённая дорогой. Завтра им назначена встреча на девять вечера. С утра Совет Разновидностей никогда не собирался, так как вампир – существо ночное. Ростислав написал Ярославу и Стёпе, когда они ехали в такси, что к ним придут гости к обеду. Какие гости он так и не пояснил, только то, что они друзья. Этот вечно говорящий загадками оборотень начал раздражать Стёпу. Ярослав же сказал, что давно привык к такой манере общения и перестал реагировать.

Коля спокойно спала под боком. Стёпа вспомнил её волнение перед Советом вожаков. Тогда она себе места не находила, а сейчас сладко спит, обвив его тело. Если его пара спокойна, так чего он нервничает? Поцеловав любимую в лоб, Стёпа уснул.

52.

— Какие ещё гости? – застонала девушка, чистя зубы.

— Мы вчера в такси обсуждали с Ярославом, — напомнил Стёпа.

Он поцеловал девушку в шею. Часы показывали половину двенадцатого, а они оба стояли в нижнем белье в ванной комнате. Коля вчера так устала, что не слушала разговоров самцов.

— Мне кажется, что я похожа на Итайскую панду, на которую в зоопарк приходят все поглазеть, — буркнула Коля.

Стёпа засмеялся, шлёпнул упругую попку и пошёл одеваться. Наскоро приняв душ, Коля тоже одевалась. Под стать Степану надела джинсы и футболку, волосы оставила распущенными. Стук в дверь номера оповестил о приходе гостей. Первым вошёл Ярослав, который кивнул паре. Вторым зашёл Ростислав, кивнул в знак приветствия Степану, а к Коле потянул руки.

— Привет, Николая, — его голос был мягок.

— Здравствуйте, Ростислав, — она вложила свои ладошки в его руки и слегка сжала.

Обернувшись к двери, он позвал гостей. В номер вошли два существа гигантского роста, выше оборотней на голову. Один из них имел серый оттенок кожи и чёрную радужку глаз. Второй был с красноватой кожей, словно получил солнечный ожог. Но оба существа – самцы — были невероятной красоты. Говорят, только женщины могут быть красивыми, а мужчины симпатичными. Окружённая красивыми самцами некоторых других Рас, поняла, что выражение ошибочно. Оба гостя смотрели на неё, не мигая. Она почувствовала себя неизвестным микробом под микроскопом учёного.

— Это мои добрые друзья, — говорит Ростислав.

— Меня зовут Горн, — у серокожего голос зычный и сильный, — Я горгулья.

— А меня Николая, — девушка тянет руку для рукопожатия, но спохватилась, а вдруг горгульи не любители телесных прикосновений.

Но Горн отвечает ей. У него была ледяная рука, и она инстинктивно прижимает вторую руку поверх его.

— У вас руки ледяные. Замёрзли?

Брови Горна взлетели в удивлении вверх. Горгульи нравилось тепло исходящее от человеческой самки, значит у неё добрая душа. Он пожал бесчисленное количество рук, у многих людей, несмотря на температуру тела, холодные и липкие руки, а из опыта он понял, что люди с такими руками имеют плохую душу.

— Двадцать пять градусов для моего тела это норма моего вида.

— Простите, — покраснела девушка, — за мою некомпетентность.

— Ничего страшного, Николая, — и Горн улыбнулся, от чего его грозные черты лица смягчились.

— А это, — Ростислав указал на «сгоревшего», — Венцеслав.

— Я – дракон, — у него тоже чувственный голос, как у Стёпы.

Венцеслав подошёл ближе к ней, и Коля увидела, что у него зрачок вертикальный, а радужка фисташкового цвета на весь глаз. Дракон наклонился и поцеловал Колю три раза в щёку.

— Так мы здороваемся, — мило улыбаясь, сказал дракон.

— Врёшь, — пробасил Горн, — ни разу не видел тебя чмокающего представителей Совета.

— Фу-у-у, — скривился Венцеслав, — ты, кирпичная крошка, не с самцами же! Только с самками.

Стёпа пока сдерживался и молчал, подавляя рык. Может у них так принято, и он не хотел выяснять отношения, не разобравшись в правилах общения других Рас.

— Ты, похититель невинных девиц, — цокнул языком горгулья, — снова врёшь.

— Это правда! Мы так делаем, чтобы притереться к самке и посмотреть отзовётся ли она на наш призыв.

Стёпа зарычал, оскалив зубы.

— Твоя самка не ответила на призыв, — отступил от девушки дракон.

Затем гости поочерёдно пожали руку Степана. И все сели на диваны, расположенные в части номера в виде кабинета. Коля снова оказалась между Ярославом и Стёпой.

— Я поговорил со своими друзьями, — начал Ростислав, — и заручился поддержкой. Они проголосуют за ваши отношения.

— Буду честен с вами! Я хочу увидеть результат вашего слияния, — первым из новых знакомых заговорил дракон, — Как вы знаете в прошлом мы крали молодых и невинных девушек для слияния. Но у нас ничего не выходило. Ни одна так и не смогла зачать от нас.

— Вы хоть додумались это делать не в драконьем обличии? – поддел Стёпа.

— И в человеческой ипостаси, и наполовину трансформировавшись.

— Вы серьёзно? – ошеломлённо спросил Стёпа, — И девушки выживали?

— Мы их не задавливали своим весом, если ты об этом, волк. Можешь не верить, — с безразличием сказал Венцеслав, — но это так.

— Не постесняюсь спросить, а размер члена в драконьей ипостаси какой? – это был Ярослав.

— Мы будем обсуждать размер члена при самке? – как-то надменно спросил дракон, — Тогда боюсь, она бросит, — он перевёл взгляд на Стёпу, — тебя и уйдёт ко мне, потому как наши органы нельзя сравнить в наших природных обличиях. Мой будет больше, — с явным преимуществом сказал Венцеслав.

Стёпа вскочил с дивана, Коля тут же ухватилась за пояс его джинс, чтобы усадить на место. Но проще сдвинуть гору, чем шелохнуть разъярённого оборотня. Лена была права, самцы любят померяться размерами! Её фраза — это не фигуральное выражение.

— Стёпа, милый, — позвала Коля, дёргая за пояс, — сядь, пожалуйста.

Оборотень рухнул на диван. Коля положила его руку, сжатую в кулак, себе на бедро. Стёпа разжал кулак и обвил ладонью бедро девушки.

— Не обращай внимание на него, волк, он ещё яйцом выпал, — подал голос Горн, — из гнезда и повредился только начавшимся формироваться мозгом.

Венцеслав хмыкнул, пихнув друга локтем в бок.

— Вечно ты так со мной, бездушный камень, — шутливо надув губы, сказал дракон.

— Зато ты хвастун. Меряться достоинством самца при чужой паре не благородно, — поцокал языком Горн с укором.

— Виноват, — с раскаянием на лице сказал Венцеслав, — не удержался от зависти. Только не говори, статуя, что не завидуешь волку?

— Мы все ему завидуем, но держимся достойно! А ты ведёшь себя, как только что вылупившийся дракончик. А тебе, на минутку, уже шестьсот шесть лет. Мы все здесь, — продолжал отчитывать друга горгулья, — по сравнению с тобой сосунки. Но ты ведёшь себя, так словно я привёл малыша в детский сад.

— Друзья, — хлопнул в ладоши Ростислав, — довольно.

— Он первый начал, — в один голос сказали Горн и Стёпа.

Как детский сад, согласилась с Горном Коля. Стёпа всё ещё сидел надутый, а Венцеслав пристыженный.

— Ростислав рассказал нам о вашей теории нашего доминантного гена, который мы укрепляли, плодясь в соответствии с Законом о чистоте крови и рода, — сказал гаргулья.

— Поэтому мы здесь, — продолжил дракон, — хотя мои старейшие негативно отнеслись к этому.

— Пока мы не можем принять её за правду, — Горн, — Нам нужен результат.

— Как только ваши волчата родятся, а потом смогут оборачиваться, — теперь говорил Венцеслав, — мы втроём разработаем новый Закон.

— Но он будет работать только при истинной связке человека с представителем другой Расы, — следующим взял слово Ростислав.

— И только в наших видах, — внёс поправку Горн, — если у нас появятся больше таких связей, выступим на Совете Разновидностей с проектом.

— А что, если такие пары появятся в других Расах? – спросила Коля.

— Это лишний раз докажет правильность создания Закона о сохранении видов других Рас, — отвечает Ростислав.

— Возможные проблемы идут не от нас, — говорит дракон, — Представители других Рас могут согласиться на пару человек-вид.

— А в чём тогда проблема? – подал голос Ярослав.

— В представителе Расы людей, — ответил Горн.

— Другие виды, чтобы сохранить себя и не кануть в небытие пойдут на всё, — Венцеслав откинулся на спинку дивана.

— А вот люди могут принять это как угрозу своему виду.

А кто бы это так не воспринял, согласился с Горном Стёпа.

— Но есть же разрешение на мимолётные отношения, — сказала Коля, — человек же не против был, когда создавался этот Закон.

— Одно дело трахнуться в презервативе без последствий на одну ночь, — говорит Венцеслав, — соблюдая все условия и Законы.

— Другое дело, когда человек перестанет рожать человека, потому что будет связан с видами других Рас, — добавляет горгулья, — мы приобретаем надежду на выживание, а другие теряют свой вид.

— Вы думаете, что все одиночки приобретут связь с людьми? – спросил Ярослав.

— Не думаем, — покачал головой дракон, — но так может подумать представитель Расы людей.

— И не дать разрешение на создание нового Закона для нас, — дополнил Горн.

— Или, — присоединился Ростислав, — отлучить тебя и других от своего вида.

Все посмотрели сначала на Ростислава, затем перевели взгляды на Колю. Рука Стёпы на бедре девушки напряглась. Он такого не предвидел. Отказаться от самой себя, от того, кем ты являешься! Смог бы он сделать такое ради неё?

— Значит, так тому и быть, — спокойно и без сожалений говорит Коля.

Все удивлённо подняли брови. В этом вся Коля, с любовью подумал оборотень, ради него она не задумывается ни о чём. А он сидел и размышлял – смог бы или нет, горько подумал Степан. Стыд обуял его.

— Ты действительно готова отказаться от своего рода? – в шоке спрашивает Горн.

— Да, — кивает девушка.

— Но, чёрт возьми, — недоумевал Венцеслав, — это твой род, семья, история, гены!

— Я благодарна им за это. Но приходит время покидать отчий дом, менять фамилию и создавать свою семью.

— Я не понял логики, — повернулся к ней Ярослав.

— Хорошо, вот смотри, я твоя дочь, у меня твоя фамилия. Но я встречаю самца, запечатлеваюсь с ним и создаю семью, — Коля мило улыбалась, — твоей дочерью я останусь навсегда, но с фамилией мужа. Я к тому, что всё равно останусь человеком, даже если меня лишат права быть им.

— Никогда бы не рассмотрел это с такой точки зрения, — ошарашенно высказался дракон.

— Люди такие эластичные, — выдохнул Горн, — могут подстраиваться под любые обстоятельства.

— Или обстоятельства прогибать под себя, — с восхищением молвил Ростислав.

Все согласно кивнули на замечание Ростислава, Коля же рассмеялась:

— Знаете, что у нас говорят? «Человек, как плесень, всегда выживет».

Самцы других Рас внимательно наблюдали за человеческой самкой. На её лице не было сожалений. Она спокойно может пожертвовать привычным укладом своей жизни ради одного из них. Все ли человеческие женские особи такие? Ни один представитель других Рас не сможет отказаться от своих устоев и рода. А их новая знакомая делает это без раздумий и сожалений. Люди всегда удивляли другие Расы. Но никогда не заслуживали пристального внимания. Кафедры по изучению Расы людей пустовали, для видов считалось постыдным изучать слабый вид. Но специалисты по людям нужны, поэтому среди видов других Рас проводились собеседования и выбирались те, кто более или менее проявлял к ним интерес. Специалисты по Расе людей на вес золота.

Им надо многому поучиться у слабого вида, меняться и подстраиваться под время. Поэтому их вид живёт и процветает, а они исчезают.

— Постойте, — вдруг серьёзно сказала девушка, — если так произойдёт, к какому виду я буду относиться?

Она застала всех врасплох. Никто не нашёлся с ответом.

— Я знаю! – воскликнула девушка, подняв указательный палец вверх, — К Межвидности, — и весело засмеялась своей шутке.

Она знала, кем станет в будущем, но хотелось разбавить шуткой серьёзность самцов. Вот ещё одна отличительная черта людей, подумали другие Расы. Встречать беду шутками и весельем. Пришла беда, отворяй ворота.

53.

Время летело со скоростью света, казалось, прошёл лишь час с прихода гостей, а на самом деле часы показывали половину третьего дня. Перед походом в ресторан гостиницы Стёпа набрал Борю. Троица пошла (а точнее поплелась по настоянию Лены) в музей льна и бересты. Волчица купила сорочки с красивыми вышитыми узорами из цветных ниток для всей семьи и лапти! Боря жаловался не на расходы, а на покупку предмета обуви, которые были писком моды триста лет назад! Затем добавил, что они пообедают в кафе при музее, и чтобы они не ждали их раньше, чем через полтора часа.

В зале ресторана все люди оборачивались на их столик. Увидеть другие Расы вне сред их обитания редкость и считалось везением. Женщины с интересом посматривали на самцов (тут их Коля понимала!), а сопровождающие их мужчины постоянно одёргивали своих пассий. Кто-то из мужчин, грешным делом, подумал, что девушка решилась на мимолётные отношения сразу с пятью из других Рас и кидали неодобрительные взгляды на неё.

Шестёрка сидела, наслаждаясь общением между собой. Им не было дела до кривотолков и грязных мыслей посетителей ресторана. Они знакомились через общение и шутки. Горн, для своего двухсотлетнего возраста, оказался слишком серьёзным и старомодным. На некоторые шутки он ухмылялся, на другие же просто моргал в непонимании. Венцеслав был его полной противоположностью и вечно хихикал, как девица. И вообще, дракон имел беззаботный характер. Ярослав и Степан мало принимали участие в разговоре. А вот Ростислав соловьём распевался за столом.

Так они и общались до прихода Б-Е-Р. Последовали приветствия и знакомство. Заказав чай и десерт, они посидели ещё с час. На телефон Ростислава пришло сообщение, что транспорт готов. Все расселись в автомобили по трое и поехали на территорию стаи Ростислава. Вид деревьев восхищал и успокаивал. Закаты у нетронутой природы окрашены малиновым, оранжевым и белым цветами. Местная красота завораживала.

Постовой склонил голову, приветствуя своего вожака. Вереница автомобилей направилась к дому Ростислава. Его поселение очень сильно походило на поселение Ярослава, сделала сравнение Коля, наблюдая в окно дома, заборы, школу и садик. Возможно, все поселения одинаковы, она утверждать не может, так как побывала лишь в двух. Их подвезли к дому, Ростислав понимал, что всем надо немного отдохнуть, особенно самкам. На этот случай каждый взял себе сменную одежду перед выездом из гостиницы. С уходом солнца температура упала. Другие Расы не замечали этого, а вот у Коли зуб на зуб не попадал, несмотря на свитер и полупальто.

Ростислав расположил пару в одной из гостевых комнат. В его доме было пять таковых, как пояснил вожак, пришлось расширить дом, так как часто принимает друзей. А когда он обзаведётся парой и щенками, то перестроит под детские. Затем подмигнул девушке и вышел, оставив пару наедине. Они приняли душ, под водой занялись любовью. Стёпа в этот раз зажимал рукой рот Коле, чтобы никто не слышал крики удовольствия его пары. Пожалел одиночек.

Перед выходом все собрались в зале и, пожелав удачи друг другу, пошли на Совет.

Здание, где принимали Совет, было круглым, как стадион и большой вместительностью. Но Совет собирался в небольшом кабинете в отличии от Совета ста двадцати вожаков. Членов Совета Разновидностей в разы меньше – всего восемь особей. Ростислав оставил их в приёмной, а сам зашёл в кабинет. Группа сидела недолго, и пятнадцати минут не прошло, как вышел Ростислав с ободряющей улыбкой, позвав всех на Совет.

В этот раз их не заставили стоять, они сели на стулья перед круглым столом. Король Артур задал тенденцию на столы такой формы, подумала Коля, аспект символа единства, равенства и силы. Коля осмотрела членов Совета.

Слева от них сидел с мертвенно-бледной кожей вампир. На его аристократичном лице глаза с красными белками, словно он тёр их недавно, тонкие губы и прямой нос. Волнистые волосы каштанового цвета длиной до плеч перехвачены ремешком. Одет он был на лад 18 века, но одежда имела современные вставки. Он представился именем Илларион.

Следующим был перевёртыш по имени Илья. Во всей его позе читалась кошачья грация, а в движениях и глазах (янтарного цвета) хищник. Идеально пошитый костюм делового стиля плотно облегал жилистое тело.

Далее в мужском кимоно однотонного чёрного цвета сидел о́́ни по имени Чикаге Казама. Его белые, словно снег, волосы достигали длины до колен и перевязаны белым материалом. В мужском лице преобладают женские мягкие черты. Выглядел он, как персонаж аниме. Голос мужественный и тягучий, что патока, в нём звучала скукота, в отличии от фиалковых глаз. Ими он с интересом прожигал гостей Совета.

Предпоследним был ведьмак по имени Анджей. Спина прямая, глаза зелёные, волосы чёрные, как космос, в короткой стрижке. Он тоже одет в костюм делового стиля. Длинные пальцы в нетерпении постукивали по столу. Красивая форма ногтей, маникюр и выщипанные брови. Этакий метросексуал. И смотрит он с царской надменностью

Последним был представитель Расы людей, который представился именем Кирилл. Он был среднего роста и телосложения. Волосы коротко (Коле показалось, по-военному требованию к внешнему виду) стрижены. Невозможно понять то ли они пшеничного цвета, то ли русые.

— Что ж, все условности соблюдены, — сказал Анджей, — начнём Совет.

— Секретарь готов протоколировать совещание Совета Разновидностей? – спросил Чикаге, поворачиваясь в тёмный угол кабинета.

— Так точно, господин Чикаге, — раздаётся голос из темноты.

— Ну, раз так, — холодным тоном произнёс Илларион, — начнём, пожалуй.

54.

— Сегодня пятнадцатое августа 2020 года. Место встречи поселение стаи Ростислава, Остромская область, в двадцати километрах от города Острома. Время встречи девять часов двадцать шесть минут вечера. Совет созван в штатном режиме. Присутствуют все члены Совета, — Илларион обвёл глазами Совет и продолжил, — Вопрос на повестке дня – «Прошение оборотня Жмурова Степана и человека Ольховой Николаи об узаконивании их отношений и присвоении статуса семейных».

— Верно, — в унисон сказала пара.

— Ты оборотень Степан хочешь вступить в семейные отношения с человеком Николаей, несмотря на Закон своего рода? – спросил Чикаге.

— Да, в связи с природными обстоятельствами нашего вида, я не могу расстаться с ней.

— Что за природные обстоятельства? – задал вопрос Илларион.

— Мы запечатлелись с Николаей.

— Это серьёзное заявление, — присвистнул Илья, — Ничего не путаешь?

Природа перевёртышей и оборотней схожи. Они не запечатлеваются, но учуяв аромат своей самки, немедленно заявляют права на неё спариванием и меткой в виде укуса друг друга.

— Нет! Мой волк может подтвердить это. Вам ли Илья не знать, что такое невозможно перепутать.

Перевёртыш хмыкнул. На счёт выбора пары он понимал, что ошибки исключаются.

— Пара для нас важнее наших жизней, — взял слово Ростислав.

— Если нашу пару убить или нас разделить, то мы сходим с ума, — добавляет Ярослав, — эти действия забирают нашу душу и отравляют бешенством. Оборотень становится неадекватным, и если несёт угрозу окружающим, то подлежит уничтожению.

— Вы забываете, что все Законы относятся только к людям, — протянул ведьмак, — о других Расах и их защите речи не идёт, кроме исключения по признаку провокации. Мы сильнее человека. Можем пережить, а если нет, то приговор – смерть.

— Вы не знаете, как отреагирует человек на потерю оборотня, — влез Борис, — если будет жива, то может поддаться психологическому вреду.

— Никто не знает, — вздохнул Илья, — впервые мы сталкиваемся с такой ситуацией за много столетий.

— Всё-таки по природе одного из вас она находится здесь, и над ними весит Дамоклов меч, — сказал Рома, — Вы должны брать это в расчёт.

— Вы обвиняете оборотня, что он специально связался с человеком? – негодовал перевёртыш, — Это от нас не зависит…

— Я не обвиняю его в этом, — с гневом цокнул языком Рома, — я имел в виду, что вы не можете спорить с решениями вашей природы. Их воля должна учитываться всеми нами. Вы создаёте Законы, не учитывая вашей природной спецификации.

— Чем вас не устраивает Закон о запрете нанесения вреда? – спросил Илларион.

— Меня устраивает всем. Человек под зашитой из-за своей уязвимости, — отвечает Рома, — Но в нынешней ситуации он мешает созданию пары по природным Законам.

— У каждой Расы есть Закон о чистоте крови и рода, поэтому был создан Закон о запрете семейных отношений, — оправдывался Анджей.

— Который всех нас привёл к вымиранию, — говорит Ярослав.

— Давайте будем откровенными, — Лена привлекает внимание к себе, — у всех самки рождаются в малом количестве. Мы вымираем. Закон о чистоте крови и рода становится проклятием и надгробной записью «Был, жил и умер одиноким».

— Наша природа дала нам шанс продолжить жизнь. Мать-природа и судьба указали нам путь, — сказал Боря после сестры, — и только нам решать – топтаться на месте или идти в указанном направлении.

— Ваш Совет вожаков одобрил семейные отношения Степана и Николаи? – поинтересовался Илья, глядя на представителя оборотней.

Ярослав и Ростислав кивнули, опуская условия.

— И вы хотите отменить Закон о запрете семейных отношений отталкиваясь от теории вымирания и способе выживания, — заключил Чикаге.

— В данном случае этот Закон изжил себя, — озвучивает своё мнение Рома.

— Мы не хотим отменить Закон, а внести соответствующие ситуации поправки, — говорит Стёпа.

— Не сразу конечно, — добавляет Ярослав, — постепенно.

— Законы созданы для защиты людей, и им главное слово, — сказал Анджей и повернулся лицом к представителю Расы людей.

На совещании говорили все, только два человека молчали. Кирилл и Николая. Первый внимательно слушал. Он был пятым представителем в Совете Разновидностей, как и прежние собратья, он боялся за свой вид. И сейчас представительница его рода готова положить голову на плаху, чтобы спасти оборотней и другие Расы. А о своём роде она подумала? Если в Закон примут поправки, то людям грозит вымирание! За женщинами будут охотиться, чтобы запечатлеться и связаться! Полвека назад им и так разрешили мимолётные сношения с человеческими женщинами, чтобы не возникло негативных последствий от воздержания. Теперь другие Расы будут искать в женщинах своих пар.

— Николая, — подал голос Кирилл, — ты с оборотнем Степаном на добровольной основе?

Может волк запугал или угрожал, надеялся человек. Если это так, то не видать им поправок, как своих яиц в человеческом обличии. Но ответ девушки разбивает эту надежду.

— Да, я люблю его!

55.

— Ты осознаёшь, что он несёт угрозу для тебя? – пытался вразумить девушку Кирилл, напомнив, что мужская особь рядом с ней по природе хищник.

— Стёпа никогда мне не причинит боль, ни физической, ни душевной.

— Специально – нет! Не нарочно – да! — Кирилл понимал, что стучится в глухую дверь.

— Никак он мне не навредит, — упрямо повторила Коля.

— Их эмоции не контролируемы, они опасны для человека, — гнул свою линию представитель Расы людей.

— Человек тоже опасен для человека! – контр аргументировала девушка.

— Наши мужчины…

— Один из наших мужчин два дня насиловал меня, причинял телесную боль и морально издевался, — во всеуслышание сказала Коля.

Ростислав и Ярослав в ужасе посмотрели на девушку, впрочем, такими же взглядами вторили все представители других Рас. Кирилл же смотрел взглядом «с кем не бывает». В старые времена при набегах на чужие территории женских особей насиловали. Но это насилие продолжает процветать. И никто так открыто не афишировал, что является жертвой насилия. Кирилла не волновали мысли членов Совета, в их Расах тоже бывали такие случаи. Ни одна Раса не идеальна.

— А этот хищник, несущий в себе опасность для меня, вылечил все мои раны, принял такой, — она запнулась, подыскивая слово, — испорченный «товар» …

— Не говори о себе так! – потребовал Стёпа, он так ненавидел, что она говорит о себе в таком обозначении.

— … и за всё время даже словом не обидел! – не замечая рыка любимого, продолжала, говорить Коля, смотря в серые глаза Кирилла, — Я пострадала от нашего вида больше, чем от него! Не смейте пугать меня их превосходящей силой. Его сила оберегает меня. А сила того человека была лишь в том, чтобы за мой счёт почувствовать себя властителем мира.

Она перевела дух:

— Только со временем я поняла, чем они отличаются от нас. Они, используя свою силу, защищают то, что им дорого, в то время, как мы употребляем слабого!

Всё понятно, мысленно цокнул языком Кирилл, обиженная на несправедливость женщина! Плюс рыцарь в лоснящейся шерсти и можно забыть о семье. Он решил урезонить девушку, сказав, по его мнению, самую страшную вещь:

— Я не могу согласиться с вашими отношениями, пока ты являешься человеком.

Все присутствующие повернули головы на Колю. Никто не откажется от своего существа и статуса в их мире. Дело зашло в тупик.

— Тогда я не хочу называться человеком, — сказала девушка.

В зале кабинета ахнули те, кто был не в курсе. Заговорщики же молча смотрели на храбрую девушку, которая не кинула слова на ветер, а исполнила своё обещание.

Кирилл моргнул, другие в немом шоке застыли, только Рома довольно хмыкнув, не стесняясь и не понижая голоса, сказал:

— Моя девочка!

— Ты хоть поняла, что сказала? – проскрипел Кирилл, думая, что девушка могла не то иметь в виду.

— Повторяю для особо не доходчивых, — грубовато ответила Коля, — я отказываюсь быть человеком!

Перевёртыш присвистнул, вампир побледнел на несколько тонов, Чикаге подперев щёку кулаком, с интересом смотрел на человеческую женщину. Ведьмак и вовсе застыл статуей, не мигая и не двигаясь. На лице Кирилла читалось отвращение.

— Ты согласна быть изгнанной из своего рода, чтобы быть рядом с волком? – отказывался верить в происходящее Кирилл.

— Да, если мой вид ставит вопрос таким ребром, — кивает Коля, продолжая смотреть в глаза Кирилла.

— Достаточно, человек Кирилл, — наконец заговорил горгулья, — давить и угрожать представителю своего рода и ещё к тому же самке.

— Она донесла до Совета свою волю, — сказал дракон, — Мы обязаны прислушаться к ней и природе.

Конечно, они будут заступаться за неё, недовольно подумал Кирилл, она и их отношения, залог выживания других Рас. Будут ли отныне люди на грани вымирания? Сколько ещё обиженных женщин найдут утешение в лапах представителей других Рас? Они хотят сохранить свой род, но и он стремится к этому же! Не хочет быть человеком, скатертью дорога!

— Если узаконим семейные отношения пары человек-оборотень, то нужно всё-таки продумать поправки и…

Анджею не дал договорить Кирилл:

— Закон о запрете семейных отношений других Рас с людьми останется без изменений.

— Значит ты против, человек Кирилл? – спросил Илья.

— Ольхова Николая больше не относится к роду человеческому! Все необходимые документы будут подготовлены и подписаны. С момента подписания Законы для защиты людей не защищают её, как человека, — выплюнул Кирилл.

Стёпу задело такое пренебрежительное отношение к Коле представителем её рода, он посмотрел на свою пару, в отличии от него, она была спокойна и даже немного улыбалась.

— Тогда к какому виду она относится? – скучающе полюбопытствовал Чикаге.

— К роду оборотней, — сказал Ростислав.

— Есть ли теперь смысл в одобрении семейных отношений между ними? – засмеялся перевёртыш.

— Полагаю, что нет, — за всех ответил Илларион, — это теперь их внутренняя юрисдикция.

— Вы предохраняетесь во время сношений? – спросил Анджей.

— Да, — отвечает Степан.

— Продолжайте, — посоветовал ведьмак, — пока обе стороны – человек и оборотень – не подпишут необходимые документы.

— Иначе, Закон будет нарушен, — тягуче пропел Чикаге.

— Итак, совещание окончено. Подведём итоги, — сказал Илларион, секретарю в темноту.

— При подписании документов стороной рода человеческого об полном отказе от Ольховой Николаи, как от человека, и подписании документов стороной вида оборотней о принятии в свои ряды, Ольхова Николая будет носить статус оборотня, — подытожил Анджей.

— Как только статус оборотня ей официально назначат, прошение о разрешении семейных отношений между человеком и оборотнем теряет актуальность, — следующим высказался Илья.

— Однако, — сказал Кирилл, — я требую скрыть ото всех сегодняшнее совещание и засекретить протокол. Нам не нужна огласка и паника, — Кирилл имел в виду людей.

Кирилл не хотел, чтобы толпы женщин побежали к самцам других Рас и отказывались от звания человека. Его самолюбие уже пострадало от этой девчонки!

— Я требую, чтобы каждый присутствующий подписал расписку о неразглашении!

— Какой вы осторожный, человек Кирилл, — высказался Чикаге.

— Я беспокоюсь о своём виде! – огрызнулся Кирилл.

— Он прав, — согласился с предостережениями человека Илларион, — пока рано открыто о таком говорить. Нужно сначала рассмотреть подводные камни, доработать Закон путём проекта поправок и общего голосования. И только с согласия всех членов Совета Разновидностей менять Закон.

Чёрта с два они получат его согласие, подумал Кирилл. Он всегда защищал людей, и будет продолжать дело до последнего вздоха.

— Хорошо, мы подпишем расписку, — вздохнул Венцеслав.

Все единогласно кивнули. Кирилл просит секретаря принести бумагу и ручки. Он диктует текст, благо он юрист по профессии, знает, что и как нужно. Никто не узнает, что сегодня произошло. Он не допустит распространения раковой опухоли под названием «другие Расы» на человеческом мозге. Ему хватило одной поражённой части, которую отрезал, пока метастазы не перекинулись на здоровую.

56.

Закон о запрете семейных отношений остался не тронутым, что удовлетворило Кирилла, но не доставило удовольствия. Он всё равно чувствовал поражение в этом бою, но как говорили предки, война ещё не проиграна. Пока все писали расписку, человек думал. Сейчас всё внимание будет направлено на пару. И хоть Николая скоро перестанет считаться человеком, но им останется до смерти. Другие Расы согласились бы на узаконивание их отношений, чтобы посмотреть результаты. Потомством волков или человека. И если родятся человеческие дети, то это на руку Кириллу и всему человечеству. Никто из других Рас не придёт с похожей просьбой, они сами будут отказываться от связки с человеком, так как женщины будут рожать людей. А что если у них получится родить волчат, да ещё и самок? Сколько прошений они получат? Сколько ещё женщин откажется от своей человеческой натуры?

Девчонку приютили оборотни, а остальные последуют их примеру? Тут к гадалке не ходи, ответ на лбу написан огромными буквами. Если их природа заботится о их выживании, то что делать людям? Как бороться с новыми неприятностями? Ответов не было, либо ещё не созрели, но в любом случае надо обговорить с Президентом Руссии. А пока он тоже понаблюдает за новой парой и их будущим.

Стёпа искоса посмотрел на пару. Её рука с шариковой ручкой легко порхает по бумаге. Губки сжаты в дудочку, сдерживая улыбку. Почувствовав его взгляд, Коля посмотрела на него и подмигнула. Результатом Степан доволен. Через некоторое время они станут настоящей парой. Если, конечно, уговорят Совет вожаков дать Коле статус оборотня. В этом он полностью полагается на Ростислава и Ярослава. Если не получится, то он поговорит на семейном совете с Леной и Борей о создании стаи, только на бумаге, всё остальное останется прежним.

Его брат и сестра (он знает!) не откажут. Да и по комментарию Ромы, Стёпа понял, он во всём поддержит. Его внутренний волк ликовал, несмотря на отсрочку для спаривания. Как только все бумаги будут подписаны, он оставит на ней запах и семя.

Все, как по команде отложили ручки. Секретарь (он же вампир) собрал расписки и унёс, как приложение к протоколу совещания.

— Ольхова Николая, — обратился Кирилл с улыбкой на губах, — а брала ли ты в расчёт, что Совет вожаков не обеспечит тебя статусом оборотня?

Коля об этом не подумала. Если она будет Межвидностью, то возможно им запретят семейные отношения. И что, всё по-новому? Новый вид, созыв группы учёных, чтобы обследовать её, подписание документов, признающих её… бумажная волокита, согласование Нового вида… пахнет проблемами.

— Это уже наши волчьи трудности, — заступился Ростислав, — Мы можем воспользоваться статусами «политический беженец» и «опекунство».

— Что приравнивает её к статусу оборотня, — хмыкнул Рома, он еле сдерживался, чтобы не врезать по наглой человеческой морде, за угрозу и давление на сестру.

Кирилл скрипнул зубами. Юридически они правы, девчонка будет считаться оборотнем. Больше он ей не даст шанса передумать! Уговаривать не собирается.

— Что ж, будь, по-твоему, — говорит Кирилл, — я после Совета дам указание о подготовке документов, и мы встретимся вновь. Этим же составом.

Все согласно кивнули. Представителю Расы людей нужно больше свидетелей, что он старался отговорить девчонку. Оформление документации займёт неделю, он лично проверит каждое слово, и добавит пункт «без права возврата в статус человека». Те, кто предаёт свой вид, не могут вернуться.

— Я оповещу членов Совета о дате подписания документов с нашей стороны.

— Нам нужно знать приблизительный срок, — попросил Ростислав, — чтобы документы с нашей стороны тоже были готовы к встрече.

— Отличное предложение, — протянул Чикаге, — одним днём подпишем отречение и вступление в новую семью.

— Неделя, — коротко кинул Кирилл.

— В таком случае мы можем погостить в этом городе это время, — сказал Анджей.

— Мне в любом случае надо лететь в Оскву, — сказал Кирилл, — делать запросы на Ольхову, дождаться ответов и подготовить документы.

— Сообщу своему советнику о задержке, — радостно сказал Илья, — наконец-то отпуск.

— Кошаков мышами не корми, дай поваляться кверху пузом на солнце, — фыркнул вампир.

— Зато у меня не лунный загар, — засмеялся перевёртыш.

Вампир оценил шутку вялой улыбкой.

— Моя стая рада принять гостей, — говорит Ростислав.

— Я, пожалуй, — сказал вампир, — останусь в городе. Там гостиница «Материк» имеет необходимые мне условия.

Остаться в городе решили и Анджей, Горн, Венцеслав и Чикаге. Гости же решили принять предложение вожака. Илларион закрыл совещание. Кирилл, попрощавшись, вылетел из кабинета. Его ждали дела. Оставшиеся члены Совета ушли к своим автомобилям. После ухода дракона и горгульи, семеро сидели в молчании.

— Я думал, будет тяжелее, — выдохнул Боря.

— Мы ещё не получили признание вожаков Коляну статуса оборотня, — не спешил радоваться Рома.

Проблема теперь в согласии вожаков, половина из которых была вредными старпёрами.

— Завтра соберём видеоконференцсвязь и поднимем этот вопрос, — предлагает Ярослав, смотря на Ростислава, — Независимо от ответа, Николая станет оборотнем.

— Всё верно, — кивает Ростислав.

— Но мы не узаконили наши отношения пары человек-оборотень, — скис Стёпа.

Помимо этого, она ещё умудрилась потерять статус человека.

— Стёпа, милый, Кирилл не дал бы согласие на это, — Коля мягко коснулась щеки своего волка.

— Точно, ему выгодно отречься от Коляна, чем исправить Закон, — поддакнул Рома.

— Он думает о своём роде, — улыбается Коля.

Тут она понимала Кирилла, она тоже думает о своём роде, который они создадут со Стёпой.

— Так чем ты недоволен, волчара? – зарычала Лена, — Коля останется человеком по праву рождения, оборотнем она будет называться или нет. Воспринимай это сменой гражданства!

— Никогда бы так не подумал, — заценил сравнение Борис.

— Ты не умеешь думать, тупой пёс, поэтому думаю я, — хохотнула волчица.

— Ладно, — прервал всех Ростислав, — время два часа ночи. С утра есть дела, не требующие отлагательств. Нам всем надо отдохнуть.

Никто не вернулся в гостиницу. Все, идя по ночному поселению, вернулись в дом вожака Ростислава.

57.

— Стёпа, — шёпотом обратилась Коля к любимому, — почему ты не счастлив?

— Я очень счастлив.

— Но?

— Но я хотел узаконить наши отношения, не изменяя ничьих статусов.

— Теперь ты будешь любить меня меньше, потому что я официально стану оборотнем? – шутливо поинтересовалась девушка.

— Не смей говорить таких глупостей, — зарычал оборотень.

— Тогда прекращай киснуть, — она погладила его щёку, — я вот очень довольна и счастлива.

Он поймал её руку и поцеловал в ладонь.

— Я боюсь, что где-то глубоко внутри ты жалеешь.

— Не жалею, потому что желаю тебя, — честно говорит Коля.

Они лежали в кровати. Ночной холодный воздух играл со шторами, позволяя лучам серпа луны проникать в комнату и касаться пола.

— Я должен быть уверен, что ты не жалеешь.

— Тогда прямо сейчас спаримся для продолжения рода, — предложила Коля, не зная, как ещё успокоить Стёпу.

— Нет, малыш, — покачал головой оборотень, — Совет определённо отметил это.

— В таком случае, я не хочу, чтобы ты думал плохими мыслями, — потребовала Коля.

— Больше не буду, — обещает Стёпа.

Удовлетворённая ответом Коля положила голову на плечо своего волка и обвила его тело, тесно прижавшись.

Наутро Ростислав и Ярослав с помощью своих советников в срочном порядке оповестили вожаков о совещании в режиме видеоконференцсвязи. Далее перезвоны и звонки помогли согласовать время. Условное время подключения шесть часов вечера, так как многие вожаки отсутствуют по тем или иным стайным причинам. Мужским коллективом решили, что Коле необязательно присутствовать.

Лена приняв просьбу Степы, увезла Рому и Колю в город смотреть местные достопримечательности. Рома пообещал, что приедут они ближе к девяти вечера, ведь надо выписаться из гостиницы и забрать вещи всех.

В назначенное время Стёпа и Боря сидели в кабинете в креслах. Ростислав за своим рабочим столом у компьютера, а Ярослав на диване с ноутбуком на коленях. Совещание Совета вожаков началось.

— Что сказал Совет Разновидностей? – с порога начал Владимир.

— Совет не против, — ответил Ростислав и не соврал.

На лицах многих вожаков отчётливо проглядывалась досада, которую они не скрывали.

— Но я собрал Совет не только для оглашения решения Совета Разновидностей, — добавил Ростислав.

— Что ещё? – буркнул Ратибор.

— Я хочу присвоить Ольховой Николаи статус оборотня.

— Так всё-таки Совет Разновидностей не согласился! – с торжеством воскликнул Ратибор.

Недовольные мины сменились выражением облегчения.

— Вожак Ратибор, — холодно прорычал Ростислав, — ты подвергаешь сомнению моё слово?

— Мы подвергаем сомнению не твоё слово, — заступился Владимир, — а их отношения.

— Спокойно вожаки, — призвал всех к тишине Гром, — Почему ты хочешь взять её в ряды оборотней?

— Потому что на кону наши жизни или погибель, — прорычал Ярослав, — мы обязаны держать её ближе к нам.

Они все помнили о неразглашении, поэтому истинной причины не озвучили.

— Мы ей ничего не обязаны! – взревел Ратибор.

— Она поможет выжить нам! – в ответ взревел Ярослав, — Очнитесь, самцы, научные факты не врут! Наш вид вымирает!

— Мы продолжаем плодиться, — аргументировал ещё один вожак, сторонник Ратибора.

— Кем? Самцами? – выплюнул Ярослав, — А семя самца куда сеять будете?

— У нас есть самки, — говорит Владимир, — они наплодят нам…

— Ещё больше самцов, — закончил за него Ростислав.

— Есть ли уверенность, что девочка родит волчиц? – задал вопрос Гром, когда рычание оборотней затихло.

— Вожак Гром, я думал, что ты приверженец Закона о чистоте крови и рода? – недовольно прорычал Ратибор.

— Я не настолько ослеплён заветами наших предков, — покачал головой Гром, — Я вижу картину происходящего. И хочу проверить есть ли смысл в словах Ростислава и Ярослава.

— Раньше за такую ересь вырывали глотки, — выкрикнул какой-то вожак, однопартиец Ратибора.

— Раньше, — начал было Гром, но выдохнув, сказал, — Опять одно и тоже по кругу! Я за, чтобы присвоить ей статус оборотня.

— Я предлагаю проголосовать, — предложил Ярослав, понимая усталость вожака Грома.

Внизу экрана высветились результаты: семьдесят процентов красным шрифтом «против» и тридцать процентов зелёным «за». Прекрасно понимая, что голосование должно быть единогласным, вожак Гром тяжело вздохнул. Семьдесят процентов было видно по злорадности на лицах.

— Семьдесят процентов вожаков против присвоения ей статуса оборотня, — говорит Гром разочарованным голосом.

Ярославу захотелось завыть. У него надежда на приобретение пары ушла из рук.

— Тогда остаётся только один выход, — говорит всё тот же Гром.

Вожаки понимали, что ничего не остаётся кроме, как отправить девчонку к людям.

— Выход ещё есть, — начал Ростислав, но не закончил, так как Гром поднял руку в знак молчания.

— Я удочерю Николаю.

Молчание. Потрясённые лица вожаков, а затем поднялся гомон.

— Ты не можешь этого сделать! – перекричал всех Ратибор, потеряв союзника.

— Могу и сделаю!

Вся четвёрка удивилась поступку вожака Грома. Затем закрались подозрения.

— Ты хочешь удочерить её, чтобы в последующем запретить их отношения? – спросил Ярослав.

— Не думал я, что у тебя на плохом счету, — обиженно сказал Гром.

— Как сказал вожак Ратибор, ты тоже…

— Я устал от вечных повторений, — прервал Гром, — Повторю последний раз – я за выживание. И если Ростислав в это верит, то и я поверю.

— Как ты можешь верить домыслам и теориям? – возмущался Владимир.

— Я в отличие от вас не забыл, что Ростислав потомок рыжей волчицы. Если он говорит, что она поможет, значит это так.

— Она одна картины не поменяет, — вставил свой рык какой-то вожак.

— Но она первый шаг к выживанию, — говорит Ярослав, — как только их отношения дадут положительные плоды, появятся ещё пары.

— Если не раньше, — добавляет Ростислав.

Семьдесят процентов ворчунов-волков отключились, решив для себя, что совещание окончено. Другие, попрощавшись, тоже выключили видеокамеры. На связи остался Гром.

— Я ставлю на вас, самцы, и на пару.

— Ты не прогадаешь, — заверяет Ростислав.

— Мы оправдаем твоё доверие, — кивает Ярослав.

— Я верю вам, — говорит Гром, — Когда приехать подписать документы?

— Адвокаты моей стаи обещали сделать документы в течение пяти дней, — ответил Ростислав, — Но прежде чем ты их подпишешь, я должен сказать тебе кое-что при личной встречи.

Ростислав решил рассказать правду об отречении Николаи от людей, а затем взять расписку о неразглашении.

— Хорошо. Скажи своим адвокатам выйти на меня, чтобы я мог дать всю необходимую информацию, — говорит Гром, — и предупреди за два дня. Мне нужно доехать до тебя.

Ростислав кивает и отключается. Когда жизнь ставит тебе подножку, всегда кто-то сверху придержит, чтобы не дать упасть.

— Чего хмурый, Степан? – спросил Ростислав, увидев сдвинутые брови оборотня.

— Наши отношения выставляют, так словно мы подопытные кролики.

— Ну, вам придётся сношаться как кроликам, чтобы дать положительный результат, — неуместно пошутил Боря.

Стёпа наградил брата убийственным взглядом.

— Только так мы смогли найти выход, — извиняющимся голосом сказал Ростислав.

— Я понимаю, ведь сам апеллировал этими аргументами, — сказал Стёпа.

— Самое главное – осталось подписать документы и через неделю заявить права на самку оборотня, которая рождена человеком, — подытожил Ярослав.

Он прав, рыкнул волк. Скоро Коля будет носить его запах и не только.

58.

Коля прекрасно провела время. Втроём они посетили Терем Снегурочки, где побывали в настоящей сказке. Самой удивительной была «ледяная комната», где всё сделано изо льда. Далее по маршруту Лены они пошли в музей народных промыслов «Петровская игрушка». В залах были выставлены глиняные и деревянные игрушки – свистульки, петушки, кувшинчики, дудочки и трещотки. В музее было много детей с родителями, и какой только говор они не услышали. Сюда стекались со всех областей Руссии. Здесь, как и в Тереме Снегурочки, каждый взрослый превращался в ребёнка. Коля прикупила игрушки в их дом.

В девятом часу они с собранными вещами выписывались из гостиницы. Оборотни, сопровождавшие их, помогли загрузить чемоданы и сумки. В стаю Ростислава они вернулись в начале десятого вечера. Раздали кладь владельцам, Коля заметила облегчение на лицах оборотней, а вот Стёпа опять хмурил брови. Оставшись наедине в своей комнате и прильнув к телу волка, она спросила:

— Чем недоволен, мой хмурый волк?

Он молчал, вдыхая аромат волос пары.

— Они отказались присвоить мне статус оборотня, — догадалась Коля, — и Ростислав взял опекунство надо мной.

— Не он, другой вожак, — поправил Стёпа, — Гром.

Она вспомнила упомянутого вожака с Совета. Этот волк не насмехался над ними, как другие, но и не заступался. Получается, они достучались до него, раз Гром предложил свою кандидатуру опекуна.

— Всё идёт не по плану, точнее, — исправился Стёпа, — не так, как я хотел.

— Но результат-то тебя устраивает? – Стёпа ответил ей кивком, — Тогда всё хорошо. Скоро, — её руки полезли под футболку, гладя мускулистый живот, — на мне будет твой запах.

Стёпа довольно рыкнул и повёл носом по мягкой щеке.

— Отведи меня в душ, — шепчет девушка, — приласкай и не думай о пустяках.

Стёпа поднял Колю на руки и ушёл в душ, исполняя её просьбу и удовлетворяя желание.

Последующие четыре дня она не выходила из комнаты (как и дома), так как не хотела, чтобы каждый оборотень понял, что у неё месячные. Стёпа и вожаки совместно с юристами стаи подготавливали необходимые документы. Лена таскала своих спутников по экскурсиям и возвращалась довольная, чего нельзя сказать о замученных Боре и Роме. Даже Рома пожалел о данном обещании составлять компанию оборотням.

Лена ловко манипулировала Борей, а потом, назвав Рому братом, принялась за него, разоряя и истощая все известные запасы. Радость от приобретения ещё одной сестры уменьшалась, как накопленные деньги на банковской карте. Оборотни рассказали о решении опекунства вожаком Громом. Он отреагировал, как и Коля, не важно, что планировали для достижения цели, главное результат. Их отношения в скором времени будут законны. Довольствуйся меньшим – получишь больше.

Стёпа позвал Рому на разговор, чтобы разрешить все недопонимания. Прогуливаясь по поселению, они делились мыслями. Рома ни в чём не обвинял оборотня, счастье его сестры важнее всего. А она счастлива.

Когда Стёпа заверил девушку, что она может выходить, повёл её погулять и посмотреть поселение. К ним не относились с опаской, наоборот рассматривали во все глаза, так как знали положение дел. Проходя мимо детской площадки, преимущественно с волчатами-самцами, где резвились с громкими криками и тренировались грозно рычать. Один из волчат повёл носом в их сторону, и подбежал к девушке.

— У тебя вкусный запах, — сказал волчонок.

— Правда? – весело засмеялась Коля, слыша ворчание своего волка, мол, ещё один самец учуял его самку, присела на корточки перед щенком.

— Да, пахнет шоколадкой, — волчонок ещё разок принюхался к девушке.

— Это потому, — заговорщески шепнула девушка, доставая из заднего кармана джинс, шоколадную конфету, — что у меня с собой лакомство.

Волчонок открыл рот в удивлении, словно Коля была волшебницей, и конфета материализовалась из воздуха. Она протянула сладость щенку.

— Это мне?

— Ты же её унюхал, значит, она твоя, — и, отдав конфету, потрепала мягкие волосы волчонка.

Тот ринулся к толпе волчат со своей первой учуянной находкой. Вот такую милую картину застал вожак Гром. Он приехал пару часов назад и сразу же направился к Ростиславу и юристам. Ознакомился с проектом документов и со всем согласился. Даже с пунктом «запрещается необоснованное вторжение в семейные отношения, а также вторжение, препятствующее их созданию». Гром мог поспорить за этот пункт, но знал, что оборотень никогда не обидит свою пару. Где-то в глубине души он рад, что у него появилась дочь. Пусть не его крови, пусть и человек, но дочь. Каждый волк-одиночка понимал, что ему не представится шанс найти пару. Но дочь он себе нашёл. Его внутренний волк тоже был доволен. После окончания ознакомления документов, Гром попросил Ростислава проводить к ней.

Они шли к дому Ростислава, где гостила пара. А встретили их по дороге. Человеческая самка стала ещё красивее. Во истину женскую особь красит счастье. Даже на расстоянии трёх метров он ощущал тепло Николаи.

— Вожак Гром, здравствуйте, — сказала Коля, улыбаясь и протягивая ему руку.

Он принял этот жест. Захотелось пообщаться с ней.

— Чем обязаны? – проворчал Степан, чем заслужил толчок локтем от девушки.

— Будь приветлив с тестем, — попросила Коля.

Стёпа заворчал ещё пуще, причём никто не понял ни слова, даже сам ворчун.

— Он у меня такой ворчун, — с любовью похвасталась Коля.

Гром завидовал Степану. Ему исполнилось двести девяносто четыре года, а он всё ещё одинок и никогда не узнает, что такое пара. «Но мы хотя бы узнаем, каково иметь дочь», успокаивал волк. Гром был уверен, что не пожалеет о приобретённой дочери и они докажут свою правоту, за которую боролись. Ведь девочка отказалась от своего существа ради одного из них. Ему только нужно помочь им.

59.

В назначенные день и время все сидели за круглым столом в кабинете. Те же участники, плюс вожак Гром. Сегодня присутствующие засвидетельствуют рождение оборотня Николаи. Одна сторона теряет, другая приобретает. Коля подписала договор об отказе от статуса человека, свидетельства об утере всех своих прав, как человек, расписку о добровольном (не по принуждению ни с одной стороны) отказе. Ознакомилась с актом документов и имущества, подлежащих изъятию.

Коля хотела возмутиться, что квартира, принадлежащая ей, изымается, продаётся, а вырученные деньги идут в казну государства. У неё есть брат, которому по Закону должна перейти квартира.

— Человеческие Законы больше не на вашей стороне, — довольно напомнил Кирилл, показывая подписанные ею документы, — Никаких прав и свобод человека у вас нет.

Рома успокоил сестру, сказав, что это малая потеря во имя её счастья.

— Мы также, через Консульство Аморики, направили оповещение вашей матери о потери вами статуса человека и официальном вычёркивании вас из реестра переписи человечества Руссии с пометкой «по причине смерти».

— И как? Ответ дала? – хмыкнула девушка.

Кирилл рассчитывал заставить пожалеть девчонку, но по её злорадному выражению лица, понял, что не получилось.

— Нет, — а потом добавил, — ещё нет.

— И не получите, — заверил Рома.

— Она перестала мною интересоваться ещё до совершеннолетия, — объяснила Коля, подавляя торжествующую улыбку, что уделала члена Совета.

Затем подошёл черёд подписания документов об опекунстве. Все документы Коля подписала с лёгким сердцем. Каждому участнику договора раздали свои экземпляры, и один полный комплект отправился в архив Совета Разновидностей. Что чувствовала Коля? Радость, счастье и… она взглядом передала своему волку… скорое спаривание без защиты. Глаза Стёпы начали чернеть от возбуждения, передаваемого его парой.

Заранее Ярослав прозвонил в аэропорт, регистрируя самолёт. Вещи лежат в багажнике. Коля сдала документы, удостоверяющие её личность человека, а взамен получила новые, удостоверяющие её как оборотня.

Нетерпение всех подгоняет выехать сразу по окончанию. Даже Лена не была против поехать домой. Последние дни надоедала своим скулежом Боре. С ними поехал Кирилл, так как паспорт, на который они регистрировали билеты, находился у него. После регистрации Кирилл забрал паспорт и не сказав ни слова, уехал.

Как же долго они ждали посадки, думала Коля, как долго прощались, сдавали багаж, усаживались по местам, взлетали, летели, садились (причём дважды) и ехали домой! Рома из аэропорта сразу поехал в Комсомольск. Оборотни Ярослава пригнали его, взятый напрокат, автомобиль. Коля мысленно подгоняла водителя джипа. Сначала завозят Борю домой, потом Лену, и только затем их везут в бар. Коля выдерживает прощание с Ярославом, а когда джип скрывается из виду, оба летят в бар. Закрывают его за собой, поднимаются в спальню. Коля стоит у кровати, Стёпа ставит чемоданы у кресла. Они греют друг друга горячими взглядами. Стёпа делает шаг…

— Стоп! – воскликнула Коля.

— Что ещё? – рычит ворчун.

— Мне нужно время, чтобы подготовиться, — Коля кидается к чемодану и достаёт небольшой чехол.

— Сейчас? – возмущается оборотень.

Но Коля не слушает его, бежит в душ. Стёпа проводил её рычанием, но останавливать не стал. Пока Коля принимала душ, выбирала цвет нижнего белья. И остановила выбор на чёрном. Почистила зубы, высушила волосы, облачилась в соблазняющий комплект белья, и вышла.

Стёпа понимал, что пятнадцатью минутами не обойдётся. Спустился проверить бар, проверил объявление о выходном, которое заботливо повесили оборотни Ярослава. Услышав шум фена, решил принять душ. Уж у него-то это не заняло и десяти минут. Вышел он из комнаты, которую когда-то занимал Боря, в полотенце, повязанном на бёдрах.

В спальне его ждала Коля. Кожа, не тронутая загаром, чётко выделялась благодаря чёрному нижнему белью. Сначала он хотел порвать на лоскуты преграду. Но увидев призыв «сними и посмотри, что я прячу», решил последовать намёку белья.

В комнате витал её аромат ванили и шоколада. И ещё аромат её возбуждения, который ассоциировался с клубникой в сливках. Он глубоко вдохнул и сладко облизнулся. Коля с хитрой улыбкой показывает коробку с презервативами, которую держала двумя пальчиками. Стёпа вырывает коробку и потрошит в мусор не нужный хлам.

— Мой волк, — сладко поёт девушка.

Он рыкнул, подтверждая её слова. Медленно подходит. Целует изгиб шеи, носом утыкается в ложбинку груди и вдыхает. Её руки перебирают короткие волосы на затылке. Страстный поцелуй сопровождается руками, ласкающими мягкое и желанное девичье тело. Её руки тоже изучали его тело, твёрдость и мускулатуру.

Женские пальчики вытащили уголок полотенца, и оно упало к его ногам. Стёпа же не торопился снимать её бельё. Он провёл языком по округлостям, лизнул ложбинку, залез под материал бюстгальтера и полизал сосок.

— Снимай уже, — хрипло потребовала Коля.

Он никогда не будет ей перечить в постели, и слушается. Лифчик летит ему за голову. Он пробует на вес грудь, поглаживая большими пальцами узелки сосков. Она стонет и выгибается. Её тело просит о большем.

Он кидает её на кровать, целует шею, грудь – она отвечает ему стонами и мольбами не останавливаться. Его горячие губы и язык оставляют ожоги любви на коже. Снимает кружевные трусики, и они летят к лифчику. Коля сама сгибает ноги в коленях, а Стёпа устраивается между ними и дарить ей наслаждение языком. Она взрывается с криком его имени на устах.

Коля не успевает прийти в себя после оргазма, а он уже ставит её на четвереньки. Проводит языком вдоль позвоночника. Мнёт упругие ягодицы. Она вся мокрая и готовая принять его. Глаза оборотня покрывает чернота, по телу дрожь, но внутренний волк не берёт бразды правления из-за условий вожака Ростислава, он просто наслаждается видом его пары в собачьей позе. Стёпа становится ногами по бокам девушки. Берёт член в руки и направляет во влагалище.

— О, Луна, — провыл Стёпа, ощущая кожей члена стенки её лона.

Она приняла его длину и толщину. Тесно сжала, обволокла. Быть в ней без защиты неописуемое блаженство. Стёпа не двигается, пытаясь остановить бег сердца, чтобы кровь не так быстро поступала в член. Но его пара сжимает мышцы вокруг него, заставляя продолжить.

И он продолжает медленно и плавно. Но Коля не согласна, и подстёгивает увеличить темп тем, что встречает его. И самец не выдерживает! Фиксирует её тело, держась за её плечи и вбивается, быстро и мощно. Коля кончает во второй раз с криком. Стёпа догоняет её и изливается.

Коля чувствовала подёргивание его члена в себе. Но помимо этого, он увеличивался в толщине, растягивая её. Чем дольше кончал, тем больше увеличивался.

— Стёпа, — охрипшим голосом говорит девушка, — ты стал больше.

Он хрипло (сексуально) посмеялся, уперев руки по бокам от неё в кровать, а лбом упёрся в спину.

— Я сцепился с тобой. Только не шевелись, пожалуйста, а то мне больно будет.

— Что значит сцепился?

— Основание члена увеличивается, чтобы закрепиться в тебе, — он поцеловал её спину.

— Но почему я такого не чувствовала раньше?

— Потому что меня сковывал презерватив, он не позволял сцепиться.

Через некоторое время увеличение начало спадать, и Стёпа вышел из неё.

— Больно не было? – спросил Стёпа, не зная, причинила ли сцепка боль паре.

— Нет, — ответила Коля, устраиваясь головой на его руке.

Они лежали боком. Стёпа обнимал её со спины, втиснув ногу между её, ощущая коленом влажность лона.

— Сцепка будет при каждом спаривании? – сонно, с зевком, спросила девушка.

— Да, это моя природная особенность, малыш, — немного извиняющимся голосом, ответил самец.

— Мне понравилось. Ты был внутри «голым» и это так превосходно, — уже засыпая, делится впечатлением Коля.

— Я рад, а теперь спи, малыш.

Они засыпают.

Просыпается Коля от ласк клитора и груди. Не открывая глаз, издаёт стон. В ухо раздаётся хриплый смех волка. Он закидывает её ногу за свою, согнутую в колене, открывая себе полный доступ. И пока любит девушку, целует, мнёт грудь и ласкает клитор, они кончают вместе. Коля наслаждается сцепкой:

— Хорошо, когда ты дома, — двусмысленно шепчет девушка.

Стёпа соглашается. Его дом с ней, в ней.

60.

Коля проснулась утром под пение птичек. Стёпа спал на животе лицом к ней, одна рука под подушкой. Всю ночь волк любил её, между ног немного саднило, но это приятно было ощущать. Она прикрыла простынею его голую мускулистую задницу, сдержав соблазн поцеловать либо укусить.

В туалете по-быстрому сделала свои дела. Стёпа парень не стеснительный, но она ещё не готова делать это при нём. Надела футболку Стёпы и спустилась на кухню, выпить стакан воды. Она услышала, как к бару подъезжала машина, а через несколько минут последовал стук в дверь. Отставив стакан с нетронутой водой, Коля пошла открывать. Открыла дверь она, лишь выглядывая головой. На пороге стоял оборотень с саквояжем в руках.

— Да? – спросила девушка.

— Здравствуйте, Николая, меня зовут Сергей, я от Ростислава.

— О, здравствуйте, — она мило улыбнулась.

— Малыш, кто там? – за ней возник Стёпа, и слава Луне, в чёрных брифах.

Сама-то она была только в футболке. Не ожидая гостей, спустилась утолить жажду и вернуться в кровать к своему волку.

Сергей представился снова. Забавная парочка, подумал Сергей. Один хмурый полуголый оборотень, другая приветливая человеческая самка, выглядывающая головой из-за двери. Вожак Ростислав предупредил его на счёт Степана. Хмурый волк-ворчун и его милая пара. Название сказки прямо-таки. Сергея ввели в курс дела, и он знал всё о паре. Ростислав рассказал и взял с него расписку о неразглашении. Ему было бы интересно последить за парой. Особенно за оборотнем, рождённой человеком.

— Малыш, беги в спальню оденься, — сказал Стёпа, — а я пока прог.., — тут он запнулся, вспомнив условия и исправился, — приму гостя.

Голова девушки скрылась, а оборотень Степан закрыл проход, пока его пара не исчезла на втором этаже. Затем хозяин проводил его в кабинет, разрешил разложить оборудование на рабочем столе, спросил, желает ли гость выпить кофе (Сергей согласился) и вышел.

Оба вернулись одетыми и с подносом в руках. Сергей спросил, ела ли Николая.

— Нет.

Сергей доволен. Главное, что она сдаёт анализы натощак. Не хотелось бы портить результаты искажёнными данными. Или, подумал Сергей, раздражать волка повторным визитом. Он усадил девушку на стул. Она пахла своим самцом.

— Надеюсь, вы не забыли условие Ростислава и спарились в человеческом обличии?

— А то ты не чувствуешь мой слабый запах, — огрызнулся Степан, — будь по-другому, ты бы нос прикрывал.

— Я уточнил, — просто сказал Сергей.

Он проводил забор крови.

— Что показали анализы? – спросил Стёпа, внимательно наблюдая за действиями Сергея.

— Ваша пара здорова, и она человек.

— Это я без анализов мог сказать, — рыкнул Степан.

— Вожак Ростислав взял кровь до того, как ваша ДНК попала в неё, чтобы иметь начальное представление. Иметь исходник для понимания, будет ли её организм перестраиваться, — объяснил Сергей.

Закончив процедуру, они сели на диваны, чтобы выпить кофе. Сергей отметил также, что оборотень заботливо зализал ранку у Коли.

— Мы также обнаружили, что у вашей пары имеется слабая, но мутация гена MC1R, который отвечает за рыжий и блондинистый цвет волос, — Сергей осмотрел распущенный волос девушки, где на пепельной блонде концы отливали рыжиной, — стопроцентная вероятность, что во взаимодействии вашего ДНК, несмотря на доминантность, её мутация повредит ген.

Затем немного поёрзав на диване, продолжил:

— Мы на генном уровне скрестили её ДНК и ДНК оборотня. Мутация её гена поразила сильный ген, как вирус.

— А разрешение никто не спросил, — недовольно, с толикой ревности, сказал Степан.

Стёпе было неприятно узнать, что пусть лишь ДНК, но скрестили с генами чужого оборотня. Словно прочитав мысли хозяина, Сергей сказал:

— Ваша кровь не помешала бы.

— Так бери! И ни с кем не скрещивай её кровь!

— О, Луна, мой волк, это лишь гены, — Коля шлёпнула по его ягодице, — Им нужно было посмотреть, как будут себя вести мои гены на генах оборотнях.

Стёпа пробурчал что-то нечленораздельное. Сергей вновь приступил к процедуре забора крови.

— Анализы показали, что ваша пара имеет склонность к повышенной выработке фолликулостимулирующего гормона.

— А на русском языке, — с сарказмом попросил Стёпа.

— Этот гормон ускоряет созревание яйцеклеток и заставляет их выходить из яичника по две-три штуки в одном менструальном цикле.

— Мои мама и тётя близнецы, — говорит Коля.

— Отсюда наследственность, — кивает Сергей.

Колбочки с кровью Сергей пометил маркером, допил кофе и откланялся. Ему через час вылетать в Остромскую область. Сергею не терпелось провести анализ крови человека. Он почему-то был уверен – первые изменения уже найдутся.

61.

Как Сергей ушёл, они занялись любовью в кабинете, потом перешли в спальню и не вылазили из кровати до прихода Лены и Бори на обед.

— О, Луна, — простонал Боря, — тут всё пахнет любовью.

— Зависть плохое чувство, одинокая псина, — сказала Лена.

Они отобедали и готовились к открытию бара. Друзья оборотней узнали о разрешении на семейные отношения, с доброй завистью и одобрением хлопали по плечу Степана. Те, кто подружился с Колей, пожелали терпения, ведь все знали его сварливый характер. Даже Ольга порадовалась за них. Вообще, Коля, Ника и Ольга очень сдружились, их частенько можно было застать шушукающимися в кружке, пока Лена не налетала коршуном на них, разгоняя. Этим вечером зашёл Ярослав и сразу же двинулся к стойке бара.

— Вожак Ярослав пришёл узнать, как движется зачатие его пары? – сострил Степан, стоя по другую сторону барной стойки.

— Пришёл отдохнуть, — пропустил шпильку Ярослав.

— За все годы работы моего бара, твои посещения можно пересчитать по пальцам одной руки, — Стёпа поставил ему бутылку коньяка, — И всего за месяц мне уже не хватает пальцев на руках и ногах, — пошутил хозяин бара.

— Ещё об одном забыл, — огрызнулся вожак.

— Эээ, нет, тот палец неприкосновенен, и принадлежит лишь одной, — хохотнул Степан.

Ярослав увидел изменения в вечно хмуром Степане. Он стал больше улыбаться, смеяться и насмехаться. По теплее что ли, подумал Ярослав.

— Процесс идёт полным ходом.

Ярослав не понял о чём речь.

— О зачатии твоей пары, — с искорками смеха в глазах ответил Стёпа.

— Тьфу ты! – чертыхнулся вожак, — Ты, когда стал таким озабоченным?

— Когда приобрёл пару. Я так счастлив, что хочется поделиться им.

Через неделю Стёпа стал странно себя вести. Он приклеился к Коле, тёрся телом, принюхивался. Ночью протяжно выл, когда кончал. А следующие два дня и вовсе лишал её сил двигаться. Он любил её постоянно – днём и ночью после работы. У неё оставались силы лишь поесть, сходить в туалет и принять душ. Она не могла работать, а он возвращался после закрытия бара и снова заново. Какой-то брачный период, думала Коля. И откуда у него столько сил? Лично она была измотана. После окончания двухдневного марафона любви, всё пошло на спад. Стёпа нюхал её живот и тихо бормотал:

— Я забил запах течки своим запахом, — и потёрся о мягкий живот.

Коля поняла – дело было в овуляции, но неужели она так влияет на волка? Этот вопрос она решила обсудить с Леной. Когда Стёпа с Борей уехали в город, а они сидели на кухне и пили чай, Коля задала свой вопрос.

— Так вот в чём дело, — засмеялась волчица.

И как сразу не догадалась, удивилась Лена, типичное поведение самца при течке пары.

— Несмотря на свой запах на тебе, течка его перебивает. И чтобы забить течку он должен спариться в волчьем обличии. Либо, — объясняла Лена, — метить тебя своим запахом пока она не пройдёт. Если бы ты была волчицей, то он спарился с тобой один раз в волчьей форме, и ты сразу же понесла бы.

Ну, она пока не беременна, а овуляция человеческого женского организма проходит каждый месяц.

— И так будет каждую овуляцию?

— Ага, пока ты не забеременеешь.

— Но я думала, что его запах на мне будет постоянно.

— Течка должна перебить запах самца, чтобы показать ему, что самка готова к зачатию. Мы можем спокойно заниматься любовью, не предохраняясь с парами до течки, самка может понести только в период течки. Но на всякий случай, самцы предохраняются, если спариваются с другими самками.

— А другие самцы могут учуять мою овуляцию?

— Только те, кто чувствует твой аромат.

— В таком случае, как другие узнают, что я меченая самка, если течка перебивает его запах? – недоумевала Коля.

— Поэтому самец сразу берёт в оборот течную самку, — засмеялась Лена, — Не было прецедентов, чтобы у самки началась течка при отсутствии пары. Да и течка у волчиц один раз в пятнадцать лет.

— Почему так долго?

— Природа распоряжается, — пожала плечами Лена, — за пятнадцать лет волчата вырастают, становятся самостоятельными, а организм самки готов к очередному вынашиванию волчат.

— А что если я заовулирую когда Стёпы не будет рядом? – со страхом спросила Коля, — Что мне делать?

— Думаю, следующей течки у тебя долго не будет, — весело сказала Лена.

— Думаешь, я уже беременна? – спросила Коля, то ли сомневаясь в скором радостном событии, то ли радуясь.

— Уж, он-то приложит все силы для этого, — хихикнула Лена, — Первые дни самые благоприятные для зачатия, и он этим воспользовался. И не пустит на самотёк весь период течки.

— Если меня ожидает такой марафон каждый месяц, я сотрусь, — выдохнула Коля.

Волчица закинула голову и громко рассмеялась. Коля бы тоже посмеялась, имея их силу и выносливость. И Лена не соврала или накаркала, горестно подумала девушка. Они продолжали спариваться ещё три дня. Пусть и не с той интенсивностью, что до этого. Сможет ли она выжить после каждой месячной овуляции, думала Коля, засыпая в объятиях своего волка, чтобы через час проснуться от его ласк.

62.

Сентябрь вступает в свои законные права. Воздух не прогревается, а температура падает. Зелёные листочки начинают менять окрас. В её Остовской области сентябрь был похож и неотъемлен от лета. Но здесь сентябрь помнит, что он осенний месяц. Майки и открытую обувь сменяют тёплые вещи и обувь. К такому резкому перепаду температуры Коля была не готова, всё чаще она льнула к своему волку, наслаждаясь жаром его тела. С Леной они съездили в город в магазины, закупиться зимней одеждой. Волчица заверила, что зимние ветры здесь сильные и пронизывающие.

Рома периодически звонил им, обещал приехать на зимние каникулы. В один из таких разговоров Рома поздравил сестру с приобретением автомобиля Евроле, документы для владельца он направит почтой. На её слова благодарности он посоветовал отблагодарить Степана, так как он выкупил эту машинку. И она выразила всю свою признательность этой же ночью, пока он лежал на спине, а она между его ног. Ростислав не давал о себе знать, а с другой стороны была договорённость, что он объявится после беременности, чтобы взять кровь на анализ.

Стёпа теперь был доволен жизнью. И не боялся встретить смерть (до коей ещё далеко). Он любовался своей парой, любил её. Она отвечала взаимностью. Для полного счастья не хватает щенят, но над этим вопросом они работают много и часто. Порой он вспоминал их первую встречу. От испуганной и дрожащей Коли не осталось и следа, а ведь прошло три месяца. И пережить многое успели. Каждую ночь он ложился спать с мыслью, что всё меняется у него к лучшему.

И лучшее пришло к нему чуть позже. Как-то он проснулся ночью от отсутствия своей пары в постели. В ванной свет не горит, он пошёл на кухню и от увиденного остолбенел. Коля сидела за обеденным столом, поедая мясо. Сырой фарш.

— Малыш, ты что делаешь?

— Я проснулась голодной, — отвечает она, уплетая фарш ложкой.

— Твой желудок не переварит сырое мясо, — он забрал у неё тарелку.

— Но я ещё не доела! – возмутилась девушка, протягивая руки, чтобы забрать еду.

— Сначала его надо приготовить.

— Но люди же едят не прожаренное мясо, — заметила Коля.

— Но оно проходит термическую обработку, — Стёпа поставил фарш в холодильник, — Ты хоть представляешь, сколько инфекций в сыром мясе?

— Я же не Руспотребнадзор, — буркнула девушка, — откуда мне знать.

— Я тоже не с этой организации, но знаю…

— О, Луна, мой волк, я просто захотела поесть сырого мяса.

— Ты просто захотела, — повторяет за ней Стёпа, — и как давно?

— Говорю же, проснулась от голода, а мясо пахло вкусно.

— Малыш, а задержка у тебя есть?

Она посчитала в уме.

— Ну, может день-два, — пожала плечами Коля.

Стёпа бежит в спальню, хватает телефон и идёт обратно. Коля опять сидела с тарелкой фарша и уплетала за обе щёки. Он уже набирал Ростислава. Тот незамедлительно поднял трубку

— Степан.

— Бери свою группу, и летите сюда, — без приветствий сказал оборотень.

— Что случилось с Николаей?

— Я могу ошибаться, но что-то мне подсказывает, что нет, — Стёпа посмотрел на пару, которая была поглощена едой.

— Что ты имеешь в виду? В чём можешь ошибаться? – непонимание слетало рыком от Ростислава.

— Кажется, моя пара вынашивает щенят, — шепчет Стёпа, боясь спугнуть удачу.

— Без анализа и, как минимум, теста нельзя уверенно говорить.

— К чёрту, тесты! – зарычал Стёпа, — Она ест сырое мясо.

— Она раньше употребляла мясо в сыром виде?

— При мне ни разу, больше предпочитает зажаренное и подгоревшее, — ответил Стёпа.

— Я напишу тебе, когда мы прибудем, — и Ростислав отключился.

Если его пара забеременела это превосходно. «Мои щенки», провыл волк от счастья. Но есть вероятность, что её организм и правда подстраивается под него. «Не до такой же степени!», рыкнул волк, «Наша пара понесла!». Стёпа забрал, под ворчанием Коли, фарш. Придётся ли запасаться свежим сырым мясом? Или это временное чудачество человеческого организма?

63.

Ростислав с группой приехал через сутки. Их было четверо. Сергей, самка Полина и самец Михаил. У каждого был саквояж, из автомобиля выгрузили коробки. А в одной из пустых комнат сделали временную лабораторию и медицинский кабинет. Ростислав сказал, что их передвижную лабораторию переправят через несколько дней на самолёте грузоперевозок.

Бар работал в штатном режиме. Коля с радостью встретила гостей и к досаде Стёпы, разместила их в гостевых комнатах, он и слова не сказал, ведь она была хозяйкой. На втором этаже помимо их спальни, кабинета, были комнаты Бори и Лены, а также две пустующие. Пока брат с сестрой веселили посетителей бара, на втором этаже шло расселение.

Сергея поселили в комнате Лены, Михаила и Полину (они оказались парой и оба являлись гинекологами) в комнату Бори. Ростислава направили в дом Бори, так как другие комнаты не подготовлены к проживанию кого-либо.

Сейчас гости и хозяева сидели в кабинете.

— Были ли ещё странности? – спросил Ростислав.

Стёпа покачал головой.

— Да что такого в том, что мне хочется сырого мяса? – недоумевала девушка.

У беременных часто менялись вкусы в еде. У неё подруга в первые месяцы ела яичницу с солёной селёдкой. Как-то (по заверениям беременной, что это божественная еда) Коля попробовала, желудок не смог принять «пищу богов» и ей было плохо.

— Абсолютно ничего. Некоторые самки в период беременности едят мясо в сыром виде, — успокаивал Стёпа, — но наш желудок от природы подстроен под него. Твой же нет, и организм может подхватить инфекцию.

Ему не жалко мяса, он лишь боялся, что Коля может заболеть, и если она беременна, то может навредить и ей, и щенкам.

— А может, и нет, — сказал Сергей.

— Ты о чём? – Степан обернулся к нему.

— Мы провели анализ её крови после спаривания, — отвечает Ростислав.

— Её организм меняется, — говорит Сергей.

— Ну? – подгонял Стёпа.

Ему что теперь когтями вырывать их объяснения?

— И простым языком, — напомнил Стёпа.

— Её иммунная система укрепилась и агрессивно реагирует на вторжение чужеродного вещества и клетки, — говорит Сергей.

— Она больше не подвержена болезням, — Ростислав улыбнулся девушке.

— Таким образом, — вступила в разговор Полина, — она не способна подхватить инфекцию.

— Организм её уже уничтожил, — добавил Михаил.

— Понятно, — это объяснение успокоило оборотня, — А слабый желудок?

— Тебя тошнило после приёма сырого мяса? – Сергей обратился к Коле.

— Нет.

— А другую пищу ты употребляешь?

— Да, но чувство голода не проходит. Лишь при поедании мяса я наедаюсь.

— Что скажешь? – задал вопрос Ростислав Сергею.

— Думаю, организму требуются витамины, которые содержатся в сыром мясе. И если не было отторжения пищи, значит, пищеварительная система тоже подстроилась.

— Необходимо осмотреть и матку, — тут же вставили гинекологи, — если её организм меняется, то стенки матки тоже уплотнены.

— Нужны ещё образцы крови, — Сергей встал за саквояжем, — надо видеть, как плод нашего вида изменяет её организм.

— Выявить скорость регенерации и биологический процесс постепенной деградации систем организма, — поддержал Ростислав.

— Деградации систем организма, — с испугом повторила Коля.

— Старение, проще говоря, — объяснила Полина.

— О, понятно.

В кабинете звучали ещё фразы и ломающие язык термины. Всё-таки её иссушат, подумала Коля. Гинекологи уже по своему направлению разрабатывали план действий – кровь на гормоны, УЗИ, мазки.

— У меня от вас голова болит, — громко пожаловался Стёпа, массируя виски.

Он ничего не понимал. Да, его пара, скорее всего, беременна, и становится Новым человеком. Но все эти многочисленные тесты доказывают, что, Коля лишь экспериментальный образец. Он даже порадоваться отцовству не успел! А может она и не беременна? Что если жажда потребления сырого мяса связана с изменениями её организма? А он уже радуется волчатам.

Гости условились разбудить семейную пару в восемь утра, чтобы сделать тест и взять кровь на анализ. Четвёрка учёных спустилась в бар немного расслабиться, а пара осталась сидеть в кабинете, переваривая врачебные термины.

Утром ей всучили тест. Коля, ещё полностью не проснувшись, поплелась в ванную, умоляя благодетельниц, не промахнуться мимо палочки. Она с нетерпением ждала появления двух полосок. За дверью ожидал Стёпа.

— А ты, однако, мой волк, меткий, — счастливо смеясь, сказала Коля, выходя из ванной комнаты и вертя тест в руках.

Стёпа схватил палочку и посмотрел. Две полоски. Его семя взросло в ней! Он завыл на всю спальню. На вой влетели гости, забыв постучаться. Ростислав выхватил тест из рук Стёпы. Две полоски отразились в его карих глазах блеском радости.

— Рано ещё радоваться, — хрипло, но, не скрывая своей радости, осадил вожак, себя и пару, — надо ещё один сделать. Завтра утром!

— Сейчас необходимо взять кровь, — Сергей уже уводил девушку из спальни.

Взяв образцы красной жидкости, все оборотни-учёные скрылись в комнате за своими микроскопами.

— Зачем делать повторный тест на беременность, если анализ крови покажет её наличие? – недоумевал Степан.

— Это не для вас, — хихикнул Ростислав.

— А для кого? – спросила Коля.

— Хочу другу отправить, — рассмеялся Ростислав.

Стёпа закатил глаза (все поняли, о ком шла речь), не понимая того, как обычную палочку уподоблять чему-то особенному и обожествлять.

— Так отправь ему эту, — сказал Степан, кивком головы указывая на тест в руках вожака.

— Это моя, — Ростислав спрятал палочку в карман.

— Надеюсь, ты не будешь показывать своей паре тест? – хмыкнул Стёпа, — Она посчитает тебя извращенцем.

— Не неси чуши! – возмутился вожак, — Это поможет мне с ожиданием.

— Глупости какие, — фыркнул Стёпа.

— Тебе не понять, — грустно сказал Ростислав.

— От чего же. Я тоже был волком-одиночкой.

— Ты дождался свою пару, а мне ещё тридцать шесть лет ждать.

— А ты уверен, что первые близняшки ваши пары? – таким вопросом Стёпа посыпал рану солью.

— Уверен, они наши пары, — сколько любви было в глазах Ростислава.

Если этот одинокий волк сейчас столько любви испытывает к тесту, предвещающему рождение его пары, то, что будет, когда родится и вырастит их дочь, подумал Стёпа.

— Тридцать шесть лет это не двести, — Коля сжала руку вожака.

— Но это будут самые долгие годы, — с грустной улыбкой сказал Ростислав.

64.

Анализ крови показал беременность, для Коли было ожидаемо, она, как говорится, уже настроилась. И если бы анализ был отрицательным, то очень расстроилась бы. Б-Е-Р, после подтверждения, тут же сообщили. Троица была счастлива не меньше будущих родителей. Лена даже прослезилась, она так давно мечтала о щенках в их семье, и Стёпа тот, кто первый осуществил её мечту.

Стёпа пребывал в каком-то оцепенении. Вроде сердцем принял и безумно счастлив, а вот головой не мог осознать. Коля не мучила себя не нужными вопросами, так как поведение её волка стало ещё более бережным. Он нюхал и целовал живот, из занятий любовью исключил все позы на ней или она на животе. Каждое его движение было плавным и медленным, что Коле приходилось умолять его ускориться и быть по резче. Но волк не уступал. Его первые волчата, он боялся навредить им и паре.

На шестой недели УЗИ подтвердило то, что они знали. Близняшки. Стёпа щенячьими глазами рассматривал экран аппарата, попросил себе фотографию своих волчат. А когда им дали послушать стук сердечек он застыл с закрытыми глазами и наслаждался звуком, словно меломан получал удовольствие от любимой мелодии. Полина сказала, что пол щенят они смогут определить на четырнадцатой недели.

Кровь на анализы у девушки брали каждую неделю. И исследования проводили в передвижной лаборатории. Огромный Амаз с прицепом стоял за баром на удалении, подальше от лишних глаз. Гинекологи уверили Степана, что стенки матки укрепились, угрозы выкидыша нет. Весь её организм подтянулся и окреп. Накопления токсичных продуктов обмена в головном мозге отсутствует. Апоптаз не даёт сбоев. Процесс функциональности белка не нарушен. Они обнаружили наличие столовых клеток, отвечающих за обновление повреждений, в органах и клетках, практически по всему организму. Даже в тех органах человека, где они не предусмотрены.

Всё это долгое и тягомотное объяснение надоедало Коле. Почему нельзя сказать простыми словами? Старение организма и тела замедлилось, внутренние органы окрепли, никакие болезни не страшны. Почему надо усложнять простые вещи терминами с греческого и латинского языков?

— Теперь на счёт регенерации, — как-то заговорил Сергей с девушкой, — Несмотря на то, что теперь во всех органах у тебя имеются стволовые клетки, их количество недостаточное. Их высокое содержание позволяет быстро заживлять раны и повреждения, как у нас.

— То есть харакири я себе сделать не смогу? – пошутила девушка.

— Сможешь, но умрёшь, твоя регенерация не настолько быстра, — не поддержал шутку учёный.

— Это была шутка, Сергей, — улыбнулась Коля, надеясь смягчить его серьёзное выражение.

— Мы говорим о серьёзных вещах, — одёрнул оборотень.

Ростислав проводил с ними несколько дней, в основном ему докладывали по видеосвязи закрытого канала. Ярослав узнав о беременности Николаи, и возникшей любви к сырому мясу, оформил ежедневную доставку самого свежего фарша. Он тоже услышал сердцебиение волчиц в чреве. Впервые он почувствовал, что рядом с его сердцем бьётся ещё одно, то которое предназначено для него! И, естественно, потребовал снимок УЗИ для себя. Теперь у троих оборотней имелись первые фотографии волчиц. У будущих отца и их мужей.

Гинекологи постоянно брали мазки на выявление воспалительного процесса в половых органах. Коля может, и менялась, но оставалась человеком.

— Чтобы ничего не упустить, — объясняла Полина, — и подстраховать себя и тебя. В далёкие времена, когда человеческие самки рожали от оборотней, не было такой медицины. Записи проводились от лекарей лишь от внешнего физического осмотра. Ты первая самка за тысячелетия, которая родит волчат. Нам надо за всем следить.

Пошёл пятый месяц. Каждую неделю она сдавала какие-то анализы и мазки, УЗИ. Коля стала больше есть сырого мяса и быстро уставать. Стёпа, чтобы отвлечь любимую от «медицинского колпака», до выпадения снега водил на свою винодельню. Урожай дикого винограда давно собран и тот стоял на брожении. Коля познакомилась с волчатами подмастерье Петром и Адамом, которые каждый день проверяли бочки. Докладывали своему мастеру и исполняли поручения. Также, они похвалились, что Степан выделил им по бочке, в которых они изготавливают свои вина. Коля пообещала, что при возможности попробует.

Её живот округлялся, грудь постепенно начала наливаться, пришлось покупать новое бельё и одежду. Занятия любовью Стёпа сводил к минимуму, в основном доводил до оргазма языком, и сам наслаждался её ртом и руками. Гинекологи давали разрешение на спаривание, но сам Стёпа побаивался. Вид пузатенькой Коли его очень возбуждал, но он держал себя в руках (особенно под душем) в буквальном смысле.

Наступили новогодние каникулы. Рома, как и обещав, приехал под новый год. Увидев сестру счастливую и красивую, он вновь порадовался, что был умнее не забрал её от Степана. Привёз он подарки для всей семьи, даже будущим племянницам. Медицинская группа учёных перед новогодними праздниками улетела домой, заверив, что внештатных ситуаций не произойдёт.

Но они ошибались!

65.

Боря и Лена поехали провожать Рому на самолёт в Оскву, которому необходимо было прибыть туда за день до окончания праздников. Рома хотел отдохнуть с дороги, настроиться на работу. Лена и Боря решили не возвращаться после проводов брата обратно в бар, а посмотреть фильм в кинотеатре. Стёпа отбыл на винодельню и предупредил, что задержится, так как хотел посмотреть на вино в закатных лучах солнца, по его какой-то технологии. Коля была не против, но идти с ним отказалась, уставала она быстро, а засыпала ещё быстрее. Бар был закрыт, потому что в праздничные выходные оборотни предпочитали разъезжаться кто куда – кто путешествовать, кто в горы, кто к родным, а кто-то и вовсе дома (либо один, либо с парой).

В доме после обеда Коля осталась одна. Еле волоча ноги, поплелась спать. Проснулась она, резко открыв глаза. Сумерки обнимали уходящий день перед царствованием ночи. Через окно проникал серый свет. И всё вроде бы так же, но что-то не то! Она не двигалась. Насколько могла, обвела взглядом спальню. Воздух вибрировал на астральном уровне. Она слышит дыхание, и чувствует, как проваливается матрас под весом тела. Но это был не Стёпа!

— Проснулась, булочка? – ласково прошептал ненавистный голос проклятую кличку.

Два дня «булочка» заменила ей родное имя. С тех пор она даже на вид не переносила это хлебобулочное изделие.

— Ты, — её голос сел и сорвался на писк.

— Я, булочка, — в голосе слышится улыбка, — скучала?

— Даже имени твоего не вспоминала! – резко сказала девушка.

— В тебе говорит обида за то, что я бросил тебя тогда, — сделал свои выводы мужчина, — Я был вынужден, булочка, отец заставил присутствовать на обеде с его друзьями, — он провёл ладонью от плеча до локтя.

Коля, для беременной, резко встала с постели, и неосознанно взяв одеяло, вытерла место, где коснулась его рука. Потом она хорошенько его отмоет, дала себе обещание девушка. Мужчина сидел в кепке и зимней куртке Аляске.

— Ты чего, булочка? Хватит дуться…

— Гори в аду, Любов Александр Филиппович, — прошипела Коля.

— Не надо, булочка, разбивать мне сердце, — печально сказал мужчина, — я всё ещё люблю тебя.

Больной ублюдок, в гневе думает девушка. Ей надо бежать из дома, сесть в Евроле и уехать, чтобы найти помощь. Она боялась не за себя, а за тех, чьи сердечки бьются в ней. Хорошо, что в комнате темно и Любов не видит её положения. Сейчас она беременная самка и должна спастись, билась мысль в голове.

— То, что я чувствую не любовь! Её антоним.

— Вот как знал, что двух дней мало, чтобы ты осознала свои чувства ко мне, — поцокал языком Александр.

— Да нет, времени хватило.

— Вот поэтому оставил своё клеймо на тебе, — не замечая сарказма собеседницы, продолжал говорить мужчина.

— Ты о той ране от ножа? Так не переживай об этом, шрама-то нет. А если нет, то и помнить нечего, — зло усмехнулась Коля.

Всё благодаря регенирирующей мази оборотней. От шрама не осталось и следа.

— Врёшь! – прошипел гость, — Шрамы — это отпечатки жизненного опыта и краткое содержание твоей биографии.

— Хочешь удостовериться? – с вызовом спросила Коля.

— Я не верю тебе!

— Я сейчас включу свет, и ты увидишь, — Коля, не спеша, чтобы не вызвать подозрений, пошла в сторону двери спальни, она понимала, что запереться в ванной было бы глупостью, так как там не было ни одного окна.

Любов продолжал сидеть на кровати, провожая её головой. Чувствует себя хозяином положения, хмыкнула про себя девушка. Он всё ещё думает, что она зашуганная девчонка, и он имеет власть над ней, пришла к выводу Коля. Вот только его оковы с неё снял Стёпа. Сейчас она не цепенела от страха стоя перед ним, а раньше даже имя его приводило её панику. Теперь она могла дать отпор этому монстру под названием человек.

Слава зимнему лесу, дверь за собой он не закрыл, и она была немного приоткрыта. Резко открывает её и захлопывает, зная, что он сорвался с кровати. Но она успевает добежать до первого этажа и закрыть на ключ дверь, ведущую на второй. Дверь с другой стороны колотят руками и ногами. Её, бегущую из бара, провожает нецензурная речь преступника. Пока время позволяет, натягивает угги и, схватив куртку с вешалкой, вылетает на улицу. На ходу надевает куртку, слышит звук битого стекла (у Стёпы по старинке окна в деревянной раме на современный лад) и треск ткани.

Стёпа уехал на своём пикапе. Обычно он доезжал до непроходимой местности и дальше шёл до винодельни пешком, либо оборачивался волком. Её Евроле каждый день по два раза прогревал Стёпа, а ключи находились в гараже, куда она бежала. На стоянке стоял джип нежданно-негаданного гостя. Хотелось проткнуть шины, но нечем было, да и время драгоценное терять нельзя. Она имела лишний вес и была на пятом месяце, а Любов побыстрее будет, не имея ни того, ни другого.

Залетела в гараж, схватила ключи, повалив вазочку и рассыпав её содержимое. Села в автомобиль и завела мотор. Любова ещё не видно, но скрип снега под ботинками уже слышен. Машина завелась сразу и надавив на педаль газа, она выехала из гаража в сторону стаи Ярослава. Она понимала, что её машина не пройдёт по снегу до Стёпы, а телефон остался в спальне на прикроватной тумбочке. Трасса была очищена, а значит, путь её лежал до Ярослава.

Любов увидев, что, Коля выехала из гаража, бросил бежать туда и повернул к джипу. У неё есть фора. Евроле заносило по скользкой дороге, управление рулём стало тяжёлым. А в зеркале заднего вида её нагонял джип и безжалостно таранит бампер маленькой машинки.

66.

Вылет самолёта задерживали из-за погодных условий. Здесь в городе была настоящая метель. Лена с Борей решили дождаться с Ромой рейс. Они сидели в ресторане аэропорта, наслаждаясь десертом с чаем и общением. В тот момент, когда Любов общался с Колей, Роме позвонил друг из Остовской области. Он рассказал, что Любов Александр покинул область и скрылся в неизвестном направлении. И по только что поступившей информации с билинга, узнал, что тот находится в Урской области.

Умным быть не надо. Любов нашёл местонахождение Коляна. Поблагодарив друга за предупреждение, он скинул вызов и поторопил своё сопровождение на выход. Рома рассказал полученную информацию, и троица выехала с территории аэропорта.

Когда Любов ругался и чертыхался, силясь открыть дверь на первый этаж, Стёпа закупоривал бочку. Он добавил ещё сахара, ванили и шоколада. Запах и вкус должны получиться на отлично. Вино он решил назвать «Николая», так как на вкусовые добавки ванили и шоколада его с подвигла любимая своим ароматом. Петя и Адам ушли до сумерек, перекинувшись в волчат. В винодельню они приходят через лес в волчьем обличии, поэтому здесь имеется сменный комплект одежды.

Больше не видя смысла задерживаться, он пешком дошёл до пикапа. Спереди прицеплен самодельный отвал, чтобы чистить себе дорогу. Подъезжая к дому, он увидел разбитое окно в спальне, и колыхающееся на ветру одело, словно кто-то совершил побег. Зайдя в бар, он позвал Колю, но та не отозвалась. Холодные тиски страха стиснули сердце оборотня. Подходя к двери на второй этаж, он обнаружил её закрытой на ключ, а доски выломанными. Обуви и куртки Коли не было. Стёпа стремглав побежал в гараж. Он открыт, а Евроле нет. Паника охватила его. С Колей что-то случилось! Следы шин вели в сторону стаи Ярослава. Быстро сев в автомобиль, он набрал номер телефона Ярослава и завёл мотор.

— Коля у тебя? – тут же задал вопрос Стёпа.

— Нет. Что случилось? – по голосу Ярослава слышно, что он напрягся.

— Её нет в доме, машина исчезла, но по следам шин я понял, что она направляется в твою сторону.

Короткие сигналы оповестили, что кто-то прорывается через вторую линию. Попросив Ярослава не отключаться, он принял вызов.

— Степан, — Рома говорил взволновано, — он нашёл её!

Больше не слушая отключается, зная о ком речь, и снова подключается к Ярославу.

— Мне нужна твоя помощь, она едет в твою сторону и не одна, — Стёпа знал, что Ярослав поймёт о ком речь.

— Мы вернём её, — оборотни лучше людей понимали между строк, — Я выставлю блокпосты на дороге по всей территории, — обещает вожак, — Если ты говоришь, что они едут в мою сторону, я выезжаю на встречу.

— Спасибо, — благодарит Степан, — держимся на связи, — и отключается.

Через пару километров он видит джип «поцеловавший и прижавший» Евроле Коли. Нутро упало, пробив днище пикапа и землю до самого ада. В машинах никого нет. В салонах обеих машин нет следов крови, это радовало, но не уменьшало страха. От транспорта ведут следы. Идя по ним, он держал нос по ветру, но холодный воздух нейтрализовал все запахи.

Маленькие глубокие впадины преследовали более крупные. Коля жива и сейчас пытается выжить. Между деревьев послышался запах её крови. Его пара ведёт к себе.

67.

Перед третьим толчком Коля резко нажала на тормоз, от чего джип въехал в Евроле. Сработала подушка безопасности и вырубила Любова. Коля же попыталась завести мотор, но тот отказывался. Выбора, кроме как бежать до территории стаи Ярослава через снег и лес, не осталось. Девушка вытащила ключи из зажигания, и двинулась в лес, передвигая ногами в снегу, высотой по щиколотку. Движение – это жизнь. Хочешь жить – умей вертеться. Вертеться это тоже движение. И она двигалась.

За спиной скрипнула дверца. Её мучитель начал преследование. В угги сыпался снег, оставляя свои слёзы на ногах. Ветер колол иголками ноги, одетые в домашние лосины. Позади скрип снега, а она не оборачивается. Если обернётся, думает Коля, то дорога до спасения никогда не закончится! Стёпа найдёт их, билась мысль и, чтобы помочь ему, она открывает перочинный ножик в брелоке и ранит мягкое место под большим пальцем на ладони. Касаясь стволов елей, оставляет свою «дорожную карту».

Она вышла на поляну, устеленную белым «персидским» ковром из снега, хозяйкой-зимой. Луна своим свечением придавала бледности, как у вампира. Снег делал ночь светлой, она без проблем вышла из леса. Выйдя на середину поляны, Коля остановилась. В правом боку кололо, низ живота тянуло, лёгкие горели, рот и нос обжигал минусовой воздух. У девушки больше нет сил идти. Облокотившись руками о колени, она хватала ртом холодный воздух, на выдохе, который превращался в густое облачко пара.

Если нет сил бежать, надо отдохнуть. Её преследователь мог настигнуть, тогда остаётся тянуть время до прихода Стёпы. Он уже, наверняка, обнаружил кавардак и её исчезновение. А значит, мчится к ней. Стёпе нужно время, и она даст его.

За спиной, так же задыхаясь, остановился Любов.

— Что, — не приведя дыхание в норму, спросила Коля, — что тебе от меня надо?

— Мы созданы друг для друга, — урывками отвечает мужчина, — Я это понял с нашей первой встречи.

— Ты больной на голову!

— Ты хотела меня! Я видел по глазам, — упорно настаивал на своей версии их отношений Любов, — и слишком долго решался.

— Я тебе повода не давала, — Коля обняла руками низ живота, стараясь, уменьшить боль.

— Ты играла в недотрогу, — улыбнулся Любов, — знала, что меня это заводит.

— В мире столько красивых самок, — отчаянно привела аргумент девушка, — с похожими наклонностями. Найди себе пару и живи. А меня оставь в покое.

— Ты единственная, кто искренне вжился в роль жертвы. Твои мольбы заставляли кончать в тебя каждый раз. Я понял, что ты моя, даже метку оставил.

— Нет больше твоего клейма, — Коля отдёрнула ворот туники, немного оголяя плечо, понимая, что Любов ничего не увидит.

Александр прищурился. Ничего не видно. Но её уверенное поведение дало понимание, что девчонка не врёт.

— Как ты нашёл меня?

— С трудом, — скривился мужчина, — после вызова в полицию, где я всех уверил, что твоё заявление, лишь сексуальная игра жертвы насилия, я околачивался у твоего дома. Но ты так и не появилась.

Козырёк кепки скрывал тенью его глаза от луны, а вот губы видно хорошо. Он их постоянно облизывал.

— А затем я узнаю от полиции, что твоё заявление списано в номенклатурное дело с пометкой «в связи со смертью заявителя». С меня сняли все обвинения, — поделился радостным событием Любов, — Я не поверил, поэтому воспользовавшись положением папы, узнал, что ты потеряла статус человека. Я искал с помощью связей папеньки ниточки к тебе. Но ты ни на одном транспорте, где нужна регистрация по паспорту, не значилась.

Подняв архивы, я узнал о твоём брате, где он и кем работает. И понял, ты уехала к нему, но не доехала, об этом сообщил мне частный детектив, которого я нанял следить за твоим братом. Ты не воспользовалась самолётом и поездом, осталась машина. И тут меня вновь постигает неудача. Твоих данных не было ни в одной базе картотеки компаний по предоставлению автомобилей в прокат.

Я посмотрел на карту. До брата на машине ехать только через эту область. Потеря статуса человека и местность, кишащая другими Расами, вот где ты спряталась. Пазл сложился. Но местность огромная, что же мне делать? Я обратился к тому же частному детективу в Комсомольске, и он отследил передвижение твоего брата. Так я узнал твоё местонахождение. И приехал забрать!

— Я не поеду с тобой! – отказалась девушка, — Мой дом здесь!

— Ты поедешь со мной! – настаивал мужчина.

— Только мой труп!

— Я не извращенец, чтобы трахать мертвеца, — оскорбился мужчина, делая шаг.

Она отступает.

— Ты больной ублюдок и мразь! – дала формулировку его личности Коля, — Возвращайся домой! Найди такого же человека и наслаждайся извращениями.

— Что тебе, сука, не понятно во фразе «мы созданы друг для друга»? – грозно сказал мужчина, наступая.

Она пятилась. Время разговоров прошло.

— Тронешь мою пару, убью! – прорычал голос Степана.

68.

Коля с облегчением и радостью встретила его. Человеческий самец обернулся на угрожающий рык. Один вид этого монстра привёл Степана в бешенство. Волк остановился около девушки, закрывая своим телом. Человек усмехаясь, смотрит на него.

— Так ты трахаешься с тем, кто вылизывает себе яйца? – громко засмеялся мужчина.

— Это я ему их вылизываю, — говорит Коля, выглядывая из-за спины волка, — Они у него хотя бы есть, в отличие от тебя.

Стёпа задвинул Колю обратно за свою спину, а про себя в удивлении подумал, как его милая и нежная пара говорит столь грубые пошлости. Смех человека сменился маской злобы на лице, и уже обращаясь к оборотню сказал:

— Ты мне ничего не сделаешь, чудовище. Закон о не нанесении вреда людям, — сладко пропел последнее предложение Любов.

— Ты забыл о Законе, защищающем всех женских особей, — в противовес сказал Стёпа, — особенно если самка понесла.

Любов опешил от новости. За всё время он даже не заметил. Девчонка беременна и вынашивает монстров, не заслуживающих жизни!

— Она моя! Я был у неё первым! – орёт человек, а потом вдруг со счастливой улыбкой сказал, — Она стонала от удовольствия, пока я её трахал.

Любов знал, что ему никто ничего не сделает. Пусть провокация несёт ответственность, но он отсидит свой срок, а это чудовище казнят. Булочку не тронут, ведь она вынашивает чудовищ и пока те не вырастут достаточно взрослыми. К тому времени он выйдет из тюрьмы и ничто ему не помешает владеть ею, даже если она не считалась больше человеком.

— Это были крики боли, — вскрикнула девушка.

На поляне появился ещё один участник. Ярослав был облачён во всё чёрное – пальто, брюки, водолазка. Вожак осторожно двинулся в сторону пары, обходя человека по кругу.

— О, прибыло подкрепление, — сказал Любов, провожая головой присоединившегося гостя.

Ярослав встал плечом к плечу со Стёпой.

— Это тот ублюдок?

— Да, — кивает Степан, — защити её и щенят, — попросил оборотень.

— Мог и не просить, — хмыкнул Ярослав.

Вожак зашёл за спину Степана и встал рядом с девушкой. Теперь она в безопасности, с облегчением подумал Стёпа.

— Ты говоришь, что она твоя, — начал говорить Степан, снимая куртку, — а я знаю, что она моя. Тогда остаётся разобраться, кому она принадлежит.

— Ты уже забыл о Законе…

— Хватит прикрываться Законом! – рявкнул Стёпа, — У тебя и правда нет яиц, как сказала моя пара.

Провоцировать умеют не только люди.

— Давай решим здесь и сейчас, — Стёпа оголял торс, — как мужчины.

Любов понимал, что бой не равный. Любой представитель другой Расы имеет не дюжую силу. Но эта инородная тварь оскорбила его мужское достоинство! Да, поговорить кулаками мужикам необходимо, чтобы выяснить, чьей сука будет. Вот только ему надо уровнять свои шансы!

Александр вытащил из-за поясницы пистолет Акарова, и женский вскрик поглотил оглушительный звук выстрела. Эхо раздалось по поляне и затерялось среди деревьев и елей. Тело Степана дёрнулось. Ярослав закрыл девушке обзор своей грудью, прикрывая её. Он обнял Колю за талию, зная, что самка может ринуться к оборотню. Девушка вырывалась из рук вожака, чтобы убедиться, что с её волком всё в порядке.

— Пули-то хоть серебряные были? – насмехаясь, спросил Стёпа.

— Не вводи в заблуждение людей, — с такой же насмешкой вставил Ярослав.

Коля обмякла в руках Ярослава, услышав любимый голос. Она ухватилась за водолазку пальцами и уткнулась в крепкую грудь. Ярослав заботливо укрыл её полами своего зимнего пальто.

Шокированный Любов выстрелил ещё раз. И стрелял, пока не истратил обойму. Тело чудовища лишь дёргалось. Может, стоило, выстрелить в голову? А монстр уже выталкивал смятые пули в снег с капельками крови. Отверстия в мгновение ока заживали. Достал из кармана куртки вторую обойму и устанавливал в пистолет. Что-то подсказывало, что чудовище не даст попасть в голову. А значит, надо отвлечь монстра и воспользоваться случаем. Он уводит дуло в сторону девушки, которую закрывало ещё одно чудовище.

69.

Коля ничего не видела. Но слышит ещё выстрелы, которые попадали в цель. В Стёпу! Но сделать ничего не может. Она слабая самка, да и в разборки самцов лучше не влезать. Всё что она могла – вздрагивать телом при выстрелах. Горячая рука Ярослава обняла шею и успокаивающе массировала затылок. Сам вожак смотрел на происходящее, обернув голову.

Вдруг всё затихло. И она услышала рычание оборотней, причём рык Ярослава она ощутила лбом от груди. Оборотень придавил её к себе ещё теснее. Снова выстрел и крик боли. По голосу она поняла, это был не Степан, и взнесла молитвы благодетельницам в благодарность. Возглас боли прервал рык Стёпы:

— Ты целился в мою пару! – последние слова и вовсе не разобрать, потому что они произносились уже волком в боевой форме.

Гнев от осознания, что его пара находится в опасности, помог молниеносно принять боевую форму. Торс увеличился в обхвате и частично покрылся шерстью. Уши заострились, челюсть превратилась в пасть с клыками, которым позавидовала бы акула. Когти выросли на десять сантиметров и поблёскивали в свете луны, как острые ножи. Глаза заволокло чернотой, в которых отражалась жажда крови обидчика его самки. Преступника в глазах! Ярость остывала выдохом, превращаясь в пар, но внутри она служила топливом.

Любов застыл в первобытном ужасе. Крик застрял в груди, а рот издавал хрипы. Он пробудил создание, вселяющее ужас, который, как парализатор подействовал на конечности. Зачем он сюда пришёл? Почему не послушался девчонку и не ушёл? Эти вопросы вертелись, как мясо на вертеле в духовке, до того, как почувствовать на лице лапу оборотня.

Стёпа видел в глазах человека метания ужаса и страха. Промелькнула тень досады. Но Стёпа уже не мог остановиться. Он ухватил лицо человека рукой, закрывая рот, но оставляя нос на свободе. Его когти впились в щёки и уши человеческого самца. Раздалось мычание. Человек боролся одной рукой, пытаясь оторвать когти из кожи. Вторая безвольно висела вдоль тела, так как Стёпа сломал её, вырывая оружие.

Троица Б-Е-Р застали картину, как оборотень полосовал человека когтями. По поляне раздавалось мычание, не передающее эмоции неимоверной боли и страданий. Кровь летела брызгами во все стороны, к ним присоединялись куски кожи и мяса при взмахах. Ярослав, закрывающий вид дикого зверя, который вершил правосудие, увидел троицу. Вожак привлёк внимание Бори и показал руками знак, словно чиркает спичкой о коробок. Боря понял жест и позвал Рому с собой, а Лену отправил к машинам «постоять на стрёме». Никто не ослушался. Им предстоит избавиться от улик, дело нужное.

— Довольно, Степан, — сказал Ярослав, видя, что человек уже мёртв.

Брезгливо отбросив тело, Стёпа, глубоко вдыхая свежий воздух, старался успокоиться. Когда кровь остановила свой бешеный бег по венам, он принял человеческую форму.

— Только не дай ей увидеть меня таким, — попросил Стёпа, присаживаясь на корточки и умываясь снегом.

— Ей вообще не желательно видеть итоги ваших переговоров, — пошутил вожак.

— Не знал, что ты умеешь острить, — сказал Стёпа, снимая испачканные вещи.

— Стёпа? – позвала Коля.

— Да, малыш, со мной всё в порядке, только не смотри, пожалуйста.

— Хорошо, — ответила девушка шёпотом.

Её воображение нарисовало свою картину, и тошнота подкатила к горлу. На поляну вернулись Рома и Боря. Коля услышала звук падающих деревянных палок.

— Что будем делать с машиной? – спросил Боря и кинул Стёпе джинсы и футболку, которые прихватил из пикапа, увидев, во что превратилась одежда, пока брат «общался» с человеком.

У каждого оборотня в автомобиле лежал запасной комплект.

— Отгоню в свою стаю. У меня есть хороший автомеханик. Он собьёт все номера и разберёт на шурупы, — сказал Ярослав, улыбаясь девушке, — Запасные детали всегда пригодятся в хозяйстве. Государственные номера уничтожим. Тело сожжём.

Так всё-таки Стёпа тогда не врал, убедилась Коля. Она думала, что это шутка.

— А с костями что? – поинтересовался Рома.

— Заберу в свою печь, — ответил Боря.

Стёпа ещё не успел осознать, чем грозит ему расправа над обидчиком пары, а семья уже обсуждает способы сокрытия улик.

— Вы соберите ещё дров, а я отведу Николаю к сестре, заодно возьму канистру бензина, чтобы сжечь это дерьмо, — распорядился Ярослав.

Все согласились кивком головы. Коля не хотела уходить без Стёпы.

— Стёпа? – снова позвала девушка своего волка.

— Малыш, следуй за Ярославом и главное не смотри сюда.

Ярослав повёл девушку к машинам. Волчица уже скрутила государственные номера с джипа человека, чем заслужила одобрительный взгляд оборотня.

70.

Запах жжённого человеческого тела бил в чувствительные носы оборотней. Рому подташнивало, но уступать самцам не хотел, поэтому старался дышать через рот. Все мужские особи молча наблюдали за костром. Пока готовился погребальный костёр, Боря сходил за лопатой и пакетом под кости. Они закидали окровавленный снег в огонь, чтобы не оставлять улик, сожгли одежду Степана.

Четверо самцов смотрели на языки пламени и тёмный дым. Они молчали, думая о своём, но не жалели ни о чём, что ими сделано!

— Спасибо, — искренне сказал Стёпа.

— Теперь я знаю к кому обратиться в похожей ситуации, — хмыкает Боря.

— Как я уже говорил Коляну, семья – примет и поможет, — следующим высказался Рома.

— Я заработал дополнительный бал перед будущим тестем, — пожал плечами Ярослав.

— Будущим тестем? – одновременно спросили Рома и Боря.

Стёпа закончил свой рассказ, в том числе про изменения Коли, когда костёр перестал гореть. Засыпав останки снегом, чтобы остудить их, они собрали кости в пакет. Напорошили снегом место погребения небольшим количеством снега, ведь по прогнозу обещали, ближайшие два дня будет идти снег. Самки сидели в пикапе Бори, включив печку. Ярослав отдал Коле своё пальто, которым она укутала ноги, как пледом.

Лена и Коля не задали ни одного вопроса. Ярослав тросом прикрепил джип умершего к своему, а Стёпа Евроле к пикапу. Коля отдала, поблагодарив, пальто владельцу, а он ей помог выйти из автомобиля.

— Завтра в обед встречаемся, чтобы обговорить алиби и убедительную историю, — говорит Рома, доставая телефон Любова из джипа.

Он также осмотрел салон и вещи сына депутата на предмет гаджетов, помогающих отследить его. Предмет связи надо уничтожить. Разблокировать не было возможности, поэтому он кинул гаджет на снежную дорогу и со всей силы наступил. Послышался треск стекла экрана.

— Зачем это? – спросила Коля, прижимаясь к Стёпе.

— Чтобы не отследили, — телефон погас, — Последняя активность была здесь, можно спокойно ехать по домам.

Взяв сломанный телефон, Рома, доломал его пополам, и положил дольки в карман своей куртки. Сегодня он присоединится к тому, что осталось от его владельца. На этой ноте все разъехались. Ярослав поехал в свою стаю, его автомеханику предстоит работать всю ночь.

По возвращению в бар, Лена увела Колю в спальню Бори, чтобы принять душ и осмотреть девушку. Купалась Коля, а Лена была в помощь. Самцы же прибирались в спальне. Боря и Стёпа вынесли постельное бельё и матрас (по дороге домой Коля рассказала всё в деталях, и Стёпа решил сразу сжечь матрас после посиделок на нём человека) во двор за баром. Рома закрыл ролл-ставни и подмёл осколки. Затем втроём вынесли сломанную мебель. Сожгли постельное бельё, матрас, мебель и свою одежду.

Следующей по очереди была машинка Коли. Они осмотрели в свете фонарей на наличие краски с джипа, и ничего не увидели, но договорились с Ярославом по телефону, чтобы его механик посмотрел на автомобиль и при необходимости отремонтировал. А пока машинка стояла закрытой в гараже, и накрытой чехлом.

Стёпа поднялся на второй этаж. На первый взгляд они прибрались, всё более тщательно они сделают завтра при свете дня, а теперь пора позаботиться о своей паре. Он зашёл в комнату. Лена перестала обнимать Колю и, попрощавшись, ушла.

Коля сорвалась с места и кинулась в объятия любимого. Она сжимала его так сильно, насколько хватало сил. Он целовал её и бесчисленное количество раз говорил о своей любви.

— Я тоже, мой волк, — отвечала Коля на слова любви, поцелуи и ласки.

Стёпа поднял её на руки и поставил на кровать. Он должен убедиться, что она невредима. Развязал пояс банного халата и снял его.

— Ничего не болит? – прохрипел оборотень.

— Нет, я цела.

— Но я чувствовал запах твоей крови.

Девушка вспомнила о порезанной руке, которую перевязала Лена, и показала её волку. Он не стал трогать перевязку.

— Больше повреждений нет?

— Нет, — успокоила Коля.

Стёпа провёл рукой по животу, нежно погладил округлость и страстно поцеловал девушку. Коля обняла его за шею, награждая ответом.

— Малыш, может не надо, — еле оторвавшись от губ пары, предложил он.

— Надо, нам всем надо почувствовать твою любовь, — горячо шептала Коля, снимая с него футболку.

Он разделся в мгновение ока и уложил её на кровать, а сам умостился между ног. Коля наслаждалась ласками его языка. Руки Стёпы с нежностью прошли по животу и со страстью сжали грудь. Ещё немного и они не будут умещаться в его лапах, мурлыкнул волк. Коля кончила быстро, в крови ещё гулял адреналин, обостряющий чувства.

— Простите мои щенята, — Стёпа поцеловал живот, — но папа очень хочет маму, — потом двинулся к лицу любимой, — Малыш, встань на четвереньки.

Он помог ей перевернуться. Буквально окутав женское тело своими руками и ногами, вошёл в неё. Она прогнулась в спине, поднимая голову повыше. Плавные движения перешли в наступательные (покоряющие) толчки. Ухватив волосы девушки у затылка, Стёпа вбивался в тело, забыв обо всём и поддаваясь инстинктам волка. Она закричала его имя, когда её накрыло волной экстаза. Он же с рычанием кончил через несколько сильных толчков. И наслаждался вибрацией стенок лона, когда она приняла его разбухание во время сцепки.

Сердце быстро билось, а в голове стучала радость. Он защитил пару и щенят.

71.

На следующий день в обед за столом находилась кампания, объединённая общей тайной. Рома рассказал много версий опроса и развитий событий. И вместе они находили и согласовывали ответы. Рома каждому отвёл свою роль, Коле досталась самая капризная, которую она с удовольствием исполнит. Когда общая картина алиби сложилась и звучала правдоподобно, они пообедали.

Рома улетел в командировку, но сначала получил нагоняй от руководителя и лишение премии. Бар продолжал работать. У каждого продолжалась привычная жизнь. Посетители бара (даже противники) с восхищением и небольшим обожанием смотрели на Колю, каждый хотел потрогать животик, а волчицы радостные к такому вниманию пинались ножками и ручками. Для оборотней Коля стала богиней, сразу двух волчиц вынашивала человеческая самка. Коля уходила уставшая задолго до закрытия бара, и уже ждала своего волка в кровати. Стёпа снова любил её, хотя дал себе слово сокращать занятия любовью, но не мог устоять от ласк своей пары и уступал.

Медицинская группа решила немного задержаться дома, но связь держали круглосуточной. На улице мело снегом уже неделю, уничтожая следы недавнего происшествия. Евроле отремонтирован в кратчайшие сроки. Кости Боря раскрошил под техническим прессом, который имелся у него по специфике работы. Прах развеян по ветру.

Через неделю на пороге появился оперативный сотрудник Управления уголовного розыска Урской области. Он показал удостоверение и представился Еловым Максимом. Долго опрашивал их, тщательно подбирал вопросы, заковыристо кидал намёки и смотрел на реакцию пары. Затем достав распечатки стенограммы телефонных разговоров, прочитал дословно фразу Ромы:

— Степан, он нашёл её!

— Он говорит о той твёрдой, малосочной и несладкой дряни? – Коля посмотрела на Стёпу.

— Ты просила дыню, — пожал плечами Степан.

— Дыня? – переспросил Максим.

— То, что я ела не дыня, а солома, — скривилась Коля.

— Малыш, дыня летняя ягода.

Коля фыркнула.

— Разговор шёл о дыне? – уточнил оперативник.

— Ну да, — Коля снова скривилась, — знаете, как беременным тяжело? Хочется невозможного. Я хотела дыню, даже закатила скандал…

— Ты лишь пропищала, как мышка, — Стёпа погладил девушку по спине.

— Нет, я даже чуть ноги не отбила себе, так топала. Её всё не привозили и со психа я села в машину и поехала искать желаемое.

По их рассказу всё совпадает. Неплохо придумано, улыбнулся про себя оперативник. Он прочитал следующий разговор:

— Мне нужна помощь, она едет в твою сторону и не одна. Это ваша фраза. Поясните.

— А что тут пояснять? – спросил Стёпа, кивая на живот Коли.

— Вы имели в виду ещё и щенка? – уточнил Максим.

— Щенят, — поправила Коля, — у нас близняшки-волчицы.

Брови гостя взлетели вверх. Большая редкость родить самок, да ещё и близнецов.

— Я боюсь потерять их, вот и обратился к вожаку Ярославу. Он обладает большим ресурсом оборотней и пообещал выставить посты, чтобы найти мою беглянку за дынями.

— Зачем вы ехали в сторону Ярослава?

— Я ехала за дыней и не виновата, что город находится по пути к нему, — надув обиженно губки, ответила Коля.

— И где вас нашли?

— Там не было опознавательных знаков, — буркнула девушка, — возможно у стотысячной по счёту ели.

Семья ничем себя не выдала, Коля слишком убедительно играла, отвечая на некоторые вопросы сотрудника уголовного розыска, касающиеся её изнасилования, всплакнула. Оборотень Степан рычал на сотрудника полиции. Ни семья Жмуровых не выдала себя, ни другие. Елов Максим опросил всех – Бориса, Елену, Романа и Ярослава. Все подтвердили рассказ о дыне.

Потом настала очередь искать среди поселений свидетелей, но таковых не нашлось. Ничего подозрительного не происходило. И многие оборотни заверяли, что Жмуров Степан является законопослушным оборотнем, он чтит Законы природы, людей и Уголовного Кодекса. С какой стороны не подойди, а придраться или зацепиться не к чему.

Депутат Любов Филипп требовал найти сына и привлечь к ответственности причастных лиц. Но следствие зашло в тупик. Места преступления нет (найти не представляется возможным, всё ещё метёт снегом), свидетелей нет, улик и доказательств нет, тело тоже отсутствует… Депутат орал и обвинял чету Жмуровых, настаивал на их аресте, был твёрд в своей уверенности, что они убили его сына. Максим поинтересовался, почему именно на них падает подозрение. А узнав, что восемь месяцев назад пропавший без вести, надругался над девушкой (причём депутат утверждал, что девушка опорочила сына) и вовсе формально отнёсся к расследованию. По вечерам дома, он думал, что не должен относиться поверхностно к делу Любова Александра.

Но совесть противоречила разуму. Девушка была изнасилована, младший Любов не понёс наказание по справедливости, вот мать-природа и судьба исполнили своё правосудие. Где-то в сердце он понимал, что оборотень Жмуров совершил месть за свою пару и не осуждал. Бумеранг прилетел к преступнику через руки представителя другой Расы, так как люди из-за светского положения его отца сквозь пальцы провели проверку, отпустили без заключения под стражу. А теперь депутат возмущён пропажей сына. Даже начальник Максима говорил, что Александр мог попасть в беду на снежной трассе. Иногда люди совершают непонятные поступки. Когда надо сидеть и ждать помощи, они идут спасать себя и погибают. Либо в связи с семейными отношениями в кругу семьи он мог исчезнуть, сбежать. А на крайний случай, его могли похитить, так как он является сыном депутата. Но никаких звонков с выкупом не приходило. В общем, после месяца тупика, уголовное дело по факту преступления против жизни и здоровья приостановлено и списано в архив. А Любова Александра признали пропавшим, и его данные внесены в соответствующие базы полиции.

Чета Жмуровых ему понравилась, несмотря на хмурого оборотня Степана. Когда Максим пришёл к ним в гости, уже не для опроса, а сообщить о решении списать уголовное дело в висяки, хозяин и муж ворчал. А его милая пара шутила над ним. Его приняли наполовину хорошо. Самая большая и сильная половина семьи сидела недовольная, а маленькая половина, носящая щенков, была любезна. Он во все глаза смотрел на девушку, потерявшую статус человека ради оборотня (об этом он узнал от депутата и проверил информацию по базам людей и оборотней), на круглом лице не было и капли сожалений. Каждый оборотень мог завидовать Степану. Он перестал быть волком-одиночкой, обрёл пару, скоро у него будут щенки…

Коля схватила руку своего волка и приложила к животу. Ещё ни разу будущий отец не поймал шевеление щенят, зато другим перепадало счастья, даже Ярославу. По лицу оборотня растеклись счастье и радость.

Как меняется волк, подумал Максим, наблюдая смягчённые черты лица Степана. После того, как он убрал руку, то снова принял хмурое выражение…

— Хмурый волк и его милая пара, — неожиданно вслух сказал Максим.

— Слышал? – весело обратилась Николая к своему волку, — Я милая.

— Он сказал «его милая пара», ты моя, — с улыбкой сказал Стёпа.

Между ними было столько тепла, что зима со своими холодами и метелями не страшила. Сможет ли он, Максим, и другие оборотни найти пару? Он и все волки-одиночки мечтали об этом!

В скором времени все одинокие оборотни почувствовали сдвиг природы на метальном уровне. Впереди многих, если не каждого, ждёт пара. Осталось лишь чуть-чуть подождать. Мать-природа и судьба запустили процесс. Природа волка всколыхнулась.

Конец!

20.06.2024


Похожие рассказы на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть