Надо жить, надо любить надо верить.

Пьер Безухов «Война и мир»

 

Пролог

Поезд, несущийся в неизвестность. Я нахожусь в своём купе, уставившись в окно, и наблюдаю за быстротой смены пейзажей: как леса сменяют поля, а поля — какие-нибудь села, так же, как сменялись пути в моей жизни, формировался мой характер, моя личность. Интересно всё-таки жить, никогда не знаешь, что будет с тобой завтра и это всегда так, порой, удивляет. Сегодня был бедным, завтра уже богатый, сегодня ты никому не нужен, завтра ты человек, известный на весь мир; сегодня ты живой, завтра тебя уже отпевают. И происходит это настолько резко, что не замечаешь, как меняется твоя жизнь, так же, как лес за моим окном резко сменяет какую-нибудь степь, а степь – резко город и т.д. Не зря дальнюю дорогу сравнивают с течением нашей жизни. Помнится мне, как я был беспечным мальчишкой, а сейчас — полноценная личность, можно сказать, мужчина. Но, всё-таки, время «беспечного мальчишки» оставило глубокий след в моей жизни, в моей душе. Я столько пережил, столько узнал, что мне захотелось вспомнить, каким я был до нынешнего момента. Ведь время детства — особенное. И тогда решил достать из своего чемодана толстую книжку, похожую на справочник и полностью исписанную. Это был мой дневник. Я взял его с собой, чтобы иногда пролистывать его и вспоминать о своем детстве. Я открыл первую страницу, и, еле разбираясь в своем старом почерке, начал читать.

История 1
Детство

 

Что такое дружба верных друзей детства: это когда тебя не бросают в трудную минуту, а поддерживают и готовы за тебя заступиться
Чарльз Меррилл.

Эх, детство… Беспечное и беззаботное время, когда ни о чем серьезном не думаешь.
Первое событие, записанное в моем дневнике, произошло зимой. Это время года тогда казалось нам временем полного веселья: снежки, снежные базы, горки – и неважно было, сколько градусов и какой ветер дул, нам на это было все равно. Но в этот раз произошло кое-что поинтереснее перечисленного.

26 декабря.
Дело было одним вечером, довольно-таки интересном (именно после него мне и захотелось начать вести дневник и записывать туда все яркие моменты жизни). Тогда я понял, что такое настоящий адреналин.
В тот вечер мы вчетвером решили почувствовать себя сталкерами и отправились в один заброшенный дом, в одном из районов на окраине города, где жил один из наших друзей, которого звали Рома, и, который, собственно, нам о нем и рассказал. Мы шли туда с полным энтузиазмом, и он рассказывал какие-то легенды об этом доме, но почему-то в них трудно верилось.
— Ходят слухи, что в этом доме жила одна старуха, о которой ходили разговоры, что она обладает нечистой силой, так как когда она поселилась в их доме, люди этого дома начали бесследно исчезать. Никто не знал, что происходит, и из-за боязни смерти, люди покинули этот дом. Теперь он стоит заброшенный. По словам очевидцев в нем издаются различные звуки из ниоткуда, кто-то даже видел приведений, описывая их, как тех самых, которые бесследно пропадали, и если зайти в этот дом, обратно уже будет трудно выйти.
— Да все сказки, не верю. Запугать нас хочешь? —  ответил один.
— Хоть и слухи, но никто не отрицает их существование, — оправдывался Рома.
— Ладно, идем, вранье это все, — заключил я, и разговор перешел на другую тему.
До места назначения было достаточно далеко идти. Дом был трехэтажный и как только он предстал перед нами, к нему непосредственно пришлось идти по сугробам, так как никто в него толком и не ходил, таким образом, Ромины байки немного получали свое оправдание.
Войдя туда, мы ничего не обнаружили такого фантастического, о чем нам так бурно рассказывал друг. Все было как обычно, как в обычных заброшенных зданиях: мусор, тряпье на полу, грязь и вонь, кучки снега, залетевшие через разбитые, либо вынутые окна – словом — ночлежка для каких-нибудь бездомных. И как подобные места вообще притягивают людей? Но наше бы приключение, так бы и закончилось бессмысленным хождением, если бы мы не наткнулись на полу на одну дверь, хорошую укрытую всяким мусором и ведущую в подвал. Мы не решались сначала идти туда, так как было темно уже на дворе, а дом был освещен только нашими фонарями, но жажда приключений пересилила страх, и мы, сначала посветив туда и увидев лестницу, аккуратно, все вместе, спустились по ней. Она скрипела, и, казалось, что она вот-вот развалится под нашим весом. Внутри мы увидели коридор, ведущий в блоки, которые давно стояли открытыми и пустыми.
Проходя медленно вперед, мы услышали какой-то слабый вой, как будто кто-то не то зевнул, не то вскрикнул от чего-то, и тут-то невольно вспомнились легенды друга. Мы перепугались, но не решились идти обратно. Обходя подвал, в поисках источника звука, мы ничего не находили, как и каких-нибудь «трофеев». Когда мы зашли в последний блок, вдруг из-за стены выскочил человек и схватил нашего друга того самого, кто и рассказывал небылицы. Довольно иронично получилось. Мы резко устремили фонари на него и, этим человеком оказался бомж, которому мы, возможно, нарушили покой.
— Что вы тут забыли малолетки? Вы смотрите, сейчас я ему как шею-то сверну.
Рома дергался, пытаясь вырваться, и, даже не светя фонарем на него, можно было испытать на себе его гримасу.
Мы устремились на помощь к нему и стали втроём высвобождать его из рук похитителя. Каким-то образом, мы оттолкнули его назад, что он высвободил руки, падая навзничь, и этой секунды хватило, чтобы мы подняли Рому, и, затем, тут же все побежали оттуда. Но он, видно захотев отомстить, встал и побежал за нами, и тут ранее схваченный друг споткнулся, и нам пришлось возвращаться и поднимать его, теряя время. Таким образом, из-за этой нашей заминки он почти догнал нас, оставался примерно в пяти шагах. Тогда я на бегу подобрал какой-то тупой предмет (не разобравшись в темноте, что это) и бросил в него, целясь в голову. Он пошатнулся, но не упал, опомнился и решил побежать за нами вновь, но нас уже и след простыл. Мы выбежали из дома, услышав его глухой крик, и, пробежав по сугробам и выбежав на дорогу, избегая возможной погони, остановились в одном дворе. Все перепуганные и безумно уставшие от беготни, мы вспомнили о пострадавшем и начали осматривать его. Кроме грязи на куртке и ран на ладонях от падения ничего не было больше приметного, одежда, к счастью, оказалась непорванной.
— Ну, что, каково это, оказаться жертвой своих же баек?
Мы хоть и жалели его, но при этом немного насмехались. Он, несмотря на свое положение, разделял наше настроение.
— Парни, если бы не вы… Не знаю, что было бы со мной.
— Да, не благодари… Скажи лучше страшно ли было находиться под риском смерти?
— Было так страшно, что молил всех богов существующих на свете. Но вы спасли меня, спасибо.
Рома более-менее оправился от случившегося. Вроде ничего с его психикой не произошло.
На сегодня нам приключений было достаточно, и мы начали расходиться.
Придя домой, я еще долго вспоминал об этом случае и решил его записать куда-нибудь, таким образом и родился мой дневник, который я сейчас держал в руках.

***
Еще много мне пришлось в него записать как о моем детстве, так и о юности. Но за всей подобной моей беспечностью, следовал шаг, которого не избежать никому, а именно – первая любовь. Она была у всех, но у каждого она особенная: кто-то нашел любовь всей своей жизни, кого-то безжалостно отвергли, а некоторые просто остались друзьями. Но все равно это достаточно приятное воспоминание, но только не у меня. Но не буду забегать вперед, на следующих страницах дневника, читатель найдет ответ.

Конец февраля.
Однажды я с другом-одноклассником, по имени Паша, возвращался домой со школы. Тут зашел разговор о том, что у него появилась девушка. Это была наша одноклассница, ее звали Аня. Я заинтересовался об этом предмете разговора, ведь я никогда никого прежде не любил. Мне было интересно узнать о том, что же это такое любовь? Я много слышал об этом чувстве, но сам, к сожалению, не испытывал.

2 марта.
В классе я наблюдал их «отношения» и мне было немного завидно. Не так я хотел испытать это чувство, не через зависть. Мне просто банально нравилась её любовь к моему другу и я просто хотел, чтобы меня так же поласкали.

8 марта.
Сегодня, отправившись как обычно домой со своим другом, я заметил, что сегодня мы идем втроем: я, он и Аня. Сегодня — 8 марта — международный женский день, и, поэтому, они зайдут только переодеться и пойдут гулять, отмечая этот праздник. Пока мы шли по нашему каждодневному пути, они о чем-то усердно болтали, держась за руки, а я как третий лишний просто шёл рядом, завидуя им.

27 марта.
Казалось бы, я так долго наблюдал за этим, не предпринимая ничего, потому что предпринимать было нечего, что любой уже забыл бы предмет своего обожания. Но не я, так как случилось, что они расстались. Паша просто бросил ее, потому что ему надоело. По его словам, в отношениях не было перспективы. Конечно, отношения в тринадцать лет, какая тут может быть вообще перспектива? Но, меня это особо не волновало, так как она была теперь свободна, да и еще после такого расставания. Теперь нужно было как-то добиться ее расположения.

28 марта.
Я решил действовать. На следующий день я решил подарить ей шоколадку и попробовать как-то расположить её к себе, утешив её разговором и принимая ее положение. И у меня это вполне себе удалось, таким образом мы сдружились.

9 апреля.
Сегодня у неё день рождения. Я, конечно же, знал о нем и приготовил для неё особенный подарок. Это был плюшевый медведь, небольшой, на которого я потратил почти все накопленные деньги. Я преподнес его ей, несмотря на усмешки одноклассников, и она из-за этих усмешек сухо приняла мой подарок.

15 апреля.
Сколько подарков не дарил, сколько бы внимания не уделял ей, отдачи никакой. Ей было все равно на меня, хоть мы и «дружили». Я постоянно навязывался, она же, иногда неохотно, болтала со мной и всё. А когда я спрашивал про то, чтобы попробовать нечто большее, чем просто дружба, она отвечала, что я для неё самый лучший друг. Тогда я не знал ещё, что такое «френдзона» и не понимал, что меня просто используют.

20 апреля.
Так случилось недавно, что меня положили в больницу с язвой, вызванной моим плохим питанием. Я первый раз был в подобном месте и, честно говоря, мне было ужасно скучно без друзей и общения. Сами условия больницы немного стесняли меня, и я совершенно не знал чем заниматься.

23 апреля.
Казалось бы, в больницу приходят навещать друзья, чему я был рад их почти каждодневному приходу, но Аня, считая меня своим «другом», видимо, даже не собиралась приходить. И даже ни письма, ни весточки, ни единой строчки от неё не приходило. И я наконец-то понял, что все наши отношения – полнейшая ложь, которую она мне навязывала и меня просто использовали для своей выгоды.

27 апреля.
Разочаровавшись окончательно, я решил подавить боль, нанесенную ножом в спину, заигрыванием с другой девушкой из соседней палаты. В принципе, все получилось также как и с первой, только вдобавок я получил лестные выражения в свой адрес, тем самым к ней я больше не приходил. Таким образом я очень разочаровался в понятии любви, если можно было это вообще так назвать.

4 мая.
Сегодня день выписки. На выходе из больницы меня встретили мои друзья, которым я был безумно рад, и по которым я очень сильно скучал, хоть они и приходили ко мне. В тот же день, несмотря на указ врача о питании мы пошли все вчетвером веселиться и кутить. Я забыл обо всех своих неудачах на любовном фронте и был рад тому, что у меня есть такие друзья, как они.

 

История 2
Распутье

 

Поезд жизни делает много разных остановок.

Мы следуем разными путями в разные пункты назначения…

Прощай, юность.

«Хрустальное небо вчерашнего дня»

1 сентября.
Наступил последний учебный год для большинства моих одноклассников, я же после него оставался еще на 2 года в старшей школе. Здесь были почти все мои друзья, которые будут уходить по окончании этого последнего года. Мне не хотелось расставаться с ними, так как столько всего было нами пережито. На торжественной линейке я узнал всех моих одноклассников: женская половина похорошела, вследствие своего созревания, мужская же почти никак не изменилась, разве что только немного подросли.

14 сентября.
Начался активный учебный процесс, школьная жизнь потекла своим ходом. Девушки общались с девушками, парни с парнями, но все-таки иногда этот барьер нарушался, преимущественно моими друзьями. Я был по натуре похож на интроверта и все эти знакомства и общение с другими людьми и, особенно, с противоположным полом меня особо не впечатляли. Однажды, на одной из перемен, мы подошли к однокласснице, с которой у нас были хорошие отношения, и она, как оказалось, нашла себе  новую подружку —  одноклассницу, с которой особо никто не общался. Она была неразговорчива и скромна, а с ней сегодня разговаривала увереннее в присутствии подруги. Нам стало также интересно, что укрывалось за ширмой скромности.

29 сентября.
Мы открыли в этой девушке, вполне интересную личность. Ее звали Лизой. Она поначалу также стеснялась разговаривать с нами, но этот барьер разрушился и мы узнали ее намного лучше, так же, как и она нас. Порой скромные люди – люди очень интересные, просто они почему-то боятся открываться другим, так как думают, что их отвергнут или посмеются над их кругом интересов, или еще что-то в этом роде. Когда мы начали общаться с ней, то узнали очень много о ее жизни и интересах. И самое что интересное – это то, что во многом я с ней был схож, поэтому она меня заинтересовала.

19 октября.
Чем больше я узнавал о ней, тем она мне все больше нравилась, и я понимал, что нужно ей об этом сказать. Я ей был небезразличен, но она больше уделяла время моему другу Мише, который заигрывал с ней. Я начинал понимать, что, возможно, времени у меня осталось мало и нужно было спешить с намерением.

21 октября.
Сомнений не было, я, как говориться, влюбился по уши. Теперь задача состояла в том, что нужно было как-то сказать ей об этом, но как? Меня бросало в дрожь уже от того, как только подумаю, как я, дрожа и волнуясь, буду говорить ей о своих чувствах. Поэтому нужно было придумывать иной вариант.
Я выбрал самый романтичный вариант, который мне только я мог придумать. Я решил попробовать сочинить стихотворение, хотя до этого никогда подобного не писал. В нем я отразил всё то, на что никогда бы я не решился сказать ей. 
На удивление, я сочинил его довольно-таки быстро, рифмы быстро шли в голову. Теперь оставался только один вопрос, как его преподнести. Об этом я почему-то сразу не подумал. «Рассказать? Но как ее отвести на тет-а-тет? Просто отдать ей? Но тогда она может не так воспринять, да и при свидетелях? Нет, такое точно нельзя». Я жутко сомневался в своих решениях и думал: «А зачем это все?» И в то же время продолжал: «Но… постой, не ты ли сейчас сочинял это стихотворение, чтобы его преподнести?» Через множество сомнений и противоречий я остановился на самом безопасном варианте, но при этом самом глупом — это просто подложить его в портфель и просто ждать, что из этого выйдет.

22 октября.
Последний день первой четверти учебы. Мой план был точен, и его нужно было исполнить во что бы то ни стало. Но, как назло, ее не было сегодня в школе, у нее были срочные домашние дела, как я позже узнал. Мой план с треском провалился. Но я – не я, если у меня нет плана Б. Завтра мы отъезжаем на базу отдыха, отдохнуть с классом. Таким образом, мне все-таки придется перебороть себя и как-то позвать ее на разговор, ибо альтернативы у меня больше не было.

23 октября.
Мы приехали на место нашего отдыха. На сегодняшний день вся база в нашем распоряжении. Она находилась в сосновом лесу, который создавал запах хвои — что-то необычное и освежающее после душного городского воздуха, наполненного выхлопами постоянно несущихся по делам машин. У нас были различные развлечения, конкурсы, словом, мы веселились как могли, но мне было совершенно не до веселья, так как я жаждал исполнить свое намерение. Мы были под контролем либо классного руководителя, либо организатора, поэтому отозвать ее поговорить было очень затруднительно.
Наступил вечер. Перед отъездом обратно нам решили включить фильм на большом экране, как в кинотеатре. Все рассаживались, обычно с близкими по дружбе для них людьми. Я хотел сесть рядом с Лизой, для того, чтобы, как бы невзначай, позвать ее поговорить и сказать ей обо всем или, хотя бы, как-то расположить её к себе. У меня бы, возможно, все получилось, но меня и еще нескольких ребят позвал организатор притащить колонки. В итоге, вернувшись, мое место было занято. Мишей. Тем самым, который заигрывал с ней. Я насторожился и предчувствовал, что это ничем хорошим не кончится.
Фильм начался. Нам включили какой-то известный фильм, но я не знал его названия, впрочем, это было неважно. Я все думал о том, что делать дальше. Но долго думать мне не пришлось. Впоследствии я увидел, как она положила голову на его плечо и они уже сидят, обнявшись. Я был шокирован и не знал как себя вести в данной ситуации. Я не мог просто так наблюдать за этим, и они, как назло, даже попадали в обзор экрана, тем самым лишив меня наслаждения фильмом, которым я все равно не интересовался. Поэтому я встал и вышел на улицу, так как в комнате стало невыносимо душно находиться. Я сел на скамейку у входа в корпус и закрыл лицо руками. Несмотря на то, что я был в одной футболке, а на улице было достаточно холодно, я не чувствовал этого холода, мне было все равно, что меня могут так застать. Мое сердце было наполнено отчаянием, а по ладоням потекли слезы. Я не винил ее, не винил своего друга-казанову, я винил только себя, за свою неуверенность и за то, что медлил со своими чувствами, за то, что даже не попробовал, хотя, я думаю, что меня все равно бы отвергли. Когда ладони уже наполнились слезами, и мне уже стало холодно, я взял себя в руки, вошел обратно, как будто ничего и не было, по пути зайдя в туалет умыться. Их положение ничуть не изменилось. Я сел одиноко на свой стул и просто выпал из реальности, меня не занимали ни фильм, ни они, ни всё на свете.

5 ноября.
Началась новая учебная четверть. Мне было теперь трудно смотреть на предмет своей любви после своей неудачи, поэтому я старался не пересекаться с ней и не говорить, и, в скором времени, мне стало легче, чувства начали остывать. С Мишей я общался так же, как будто ничего и не было. Когда я спрашивал, что у него с ней, он отвечал, что ничего особенного, он просто играется.
«Ха, просто играется, — думал я, по пути домой, — хоть бы кто-нибудь «поигрался» бы со мной. Вылитый Печорин. Не себе, не людям. Но все-таки, везет же ему, однако».

30 декабря.
Наступили каникулы. Мы решили собраться с друзьями, все вчетвером, отметить новый, еще не наступивший, год. Хотели позвать и девушек-одноклассниц, но они все отказались от этого. «Ну, меньше народу – больше кислороду», — заиграл во мне интроверт. Стол собрали, однако, приличный, но однообразный: чипсы, сухарики, пицца, роллы, различного рода газировка  — словом — из типичной молодежной еды. Но был также сюрприз в виде алкоголя, а именно — шампанского и пива.
Пока друзья активно наливали бокал за бокалом, я не прикасался к алкоголю вообще, несмотря на уговоры. Я был воспитан иначе. Но всё-таки сила уговора подействовала и я выпил залпом четверть бокала шампанского. Вкус, откровенно говоря, был мерзкий, от которого мне сделалось немного дурно.
«Как они это пьют? Это же ужасно», — думал я, смотря на них. К счастью никто в зюзю не напился, так как алкоголь был некрепкий. Но все равно, кого-то немного укачивало —  без последствий не обошлось.

Март.
Записей не было уже больше двух месяцев. А все потому, что не происходило ничего особенного, так как я стал больше времени проводить за подготовкой к экзаменам. С друзьями я общался, но мое уважение к ним становилось все меньше, так как они пошли явно не по тому пути, который мы вместе задумывали.
Они пренебрежительно относились к подготовке, к своему будущему, начали прогуливать тренировки и даже начинали пробовать курить. Словом, они в корне менялись не в лучшую сторону.

26 мая.
Мы с друзьями и еще некоторыми одноклассницами, среди которых была и Лиза решили погулять перед экзаменами и отметить окончание учебного года. Мое впечатление испортилось, когда я узнал что цель прогулки – «культурно» выпить. Мы залезли на крышу дома, того самого, где полгода назад смотрели на закат, чтобы наши «посиделки» никто не увидел. В самом деле «культурно» выпить, для кого-то означало напиться в стельку.
Я был в недоумении от их страсти к алкоголю, казалось бы, мы все занимались спортом и хотели связать свою жизнь с ним, но теперь я вижу «алкашей», которым и дела нет до каких-либо целей в жизни. Под предлогом похода в магазин, я просто ушёл от них, тем самым их бросая. Они, вроде, даже и не заметили моего отсутствия.

6 июня
Сегодня был день последнего экзамена. Сбросив тяжелое бремя, я ощутил радость каникул. С друзьями я поссорился и больше ни я им, ни они мне не звонили. Но, всё-таки я, дорожив их дружбой, пытался восстановить отношений, но ничего из этого не вышло. Таким образом, лето, мое любимое время года, превращается в 3 месяца грусти и одиночества.

21 июня
Я пропустил выпускной по причине своей болезни. Хотя, я бы вряд ли ощутил какую-нибудь радость от праздника жизни, так как у меня с моими друзьями пути в жизни разошлись окончательно. Рано или поздно это должно бы было произойти, ибо каждый из нас вправе выбирать, как ему устроить жизнь. Они уходили получать среднее образование и, таким образом, больше я их в школе не увижу. Я остался совершенно один…

История 3

Мое одиночество и перерождение

В то мгновение я ясно ощутил, что значит вечность… что значит сердце… что значит душа.

«5 сантиметров в секунду»

«Да… не думал, что я смогу остаться абсолютно один. Казалось бы, я думал, что жизнь это сказка, а мир — место, где мы все видим вещи через «розовые очки», но как оказалось, жизнь это арена, где либо ты чемпион, либо жертва. И как все-таки меняется мир и люди, которые безжалостно разбивают тебе твои «очки» и реальность предстает перед тобой в истинных красках».

Июль.
Наступило полное одиночество. Оно шло настолько печально, что я было уже начал сходить с ума и лить слёзы за несправедливость, но все-таки взял себя в руки. «В одиночестве либо сходишь с ума, либо учишься независимости», — где-то я слышал эту фразу и, вспомнив ее, понял, что жизнь на этом не заканчивается и нужно как-то учиться этой самой независимости. Я начал читать книги и читать много, хотя до этого вообще не любил их. Я находил утешение своему горю, переносясь в воображаемый мир героев, наблюдая такие же проблемы, иногда даже хуже моей, и мне стало понятно, что из каждой ситуации можно найти выход. За один месяц я прочитал порядка пятнадцати книг и очень многое осознал о жизни в целом. Теперь нужно было как-то вновь начать жить и такая путевка в жизнь, а точнее в детский лагерь досталась мне от мамы, точнее от ее работы, и через месяц, не обдумывая, я решил ехать туда.

15 августа.
И вот я здесь. Я приехал на 10 дней, чтобы как-то найти себя, возможно, завести новые знакомства, словом, вернуться из него новым человеком. Я просто отдался течению смены, этой лагерной беззаботной жизни, словно ребенок, попавший в парк развлечений. Обстановка и новое общество благотворно влияли на меня, появлялось желание жить и радоваться жизни. Я хоть и был человеком зажатым, здесь я полностью раскрепостился, и я настолько свободным от проблем еще никогда себя не ощущал.

17 августа.
Я вполне себе приспособился в жизни в лагере и как-то старался участвовать в его деятельности. Особенно меня радовали дискотеки – явления обыденного в лагере и при этом самом веселом. Вообще, я никогда не любил танцевать, но здесь, тело как-то само пускалось в пляс. И тут же на них были, так называемые, медленные танцы – сильно измененный светский вальс 19 века – в простонародье – медляки. Подобные танцы мне нравились. Я танцевал со всеми девушками подряд, какие попадались, не останавливаясь ни на одной, мне не хотелось переживать вновь боль от такого чувства как любовь.
Но один случай все перевернул. Все девушки, были ни то ни сё, но одна оказалась чем-то необычным. В танце с ней я ощутил какую-то нежность в ее объятиях и я почувствовал в своем сердце искорку, ставшей началом моей симпатии к ней.

19 августа.
Днем в лагере проходило мероприятие: это были так называемые станции, на которых нужно было выполнять различные задания, тем самым набирая баллы. Мне хоть и было интересно на нем, но я ждал с нетерпением только дискотеки, чтобы вновь потанцевать с ней. Меня уже совершенно не интересовали другие девушки, я только хотел наслаждаться ею и я понимал, что это, безусловно, любовь. Но я до конца не хотел принимать этого, так как я только недавно склеил свое сердце, разбитое на тысячи мелких кусочков. Я словно ощущал себя как Базаров, который влюбился в Одинцову, но по нигилистическим идеям не хотел признавать этого. Но любовь – чувство сильное и оно овладело моей волей, также как и героем романа.

20 августа.
Однажды, после отбоя, мы с парнями по комнате завели разговор о знакомствах с лагерными девушками. Очередь дошла до меня и я рассказал о предмете своего обожания. Но все вышло не так, как я ожидал. В ее адрес полетели лестные выражения о ее холодности к другим людям. Мне хотелось оспорить их мнение, но я не мог, просто по тому, что не знал, какие аргументы привести. Я же ее почти не знал. Но, зная ее поведение на дискотеке со мной, я мог про себя заявить, что их слова – это просто их мнение и оно лживое.

22 августа.
Даже несмотря на плохое мнение окружающих о ней, с каждым танцем я понимал, что я все больше её люблю, и думал, а стоит ли говорить ей об этом? Она же даже не обращает на меня внимания, когда я только и гляжу на неё. Я долго не мог решиться, но при этом не хотел, чтобы все обернулось, как в прошлый раз. Трусость – самый главный порок человека, писал Булгаков. «Ну, а если меня отошьют? А, впрочем, что терять? Я ведь сюда и так приехал потерянным». Так и не спал половину ночи, думая, нужно ли это всё и, если нужно, то как я буду ей это говорить. И все-таки я нашёл вариант – он был достаточно романтичный, чтобы уж наверняка. Любовь была сильнее моей трусливости.

23 августа.
Последний день и, собственно, последняя дискотека. Я обещал себе, что я скажу ей об этом на последнем медленном танце, чего бы мне этого не стоило, думая, что любовь может и взаимна. Больше я боялся о том, что её может пригласить другой, и всё пропало, либо, что я всё-таки не смогу сказать ей об этом.
Вот и наступил момент истины. Я выдохнул, придавая себе уверенности перед часом Х, и тут же пошёл искать её. Благо она была близко и не занята. «Форс-мажору не бывать», — подумал я про себя, и это придавало мне больше уверенности. Теперь осталось только побороть себя. Словно зная мои намерения, она отдалась мне со всем чувством в этом танце. Я даже и забыл, что я собирался только что сделать и просто отдался моменту. В то мгновение я ясно ощутил, что значит вечность… что значит сердце… что значит душа. Но вот наступает кульминация, сердце начинает бешено биться, наступало волнение. «Всего три слова, три, ты сможешь, — эта мысль повторялась в голове,  — Да и деваться тебе уже некуда».
Вот и наступил конец этому танцу.
— Я люблю тебя, — сказал я ей нежно на ухо. Музыка заиграла вновь, тем самым поднимая шум.
Мы расстались, так же как и всегда.
«Неужели я смог? Но, слышала ли она это? Почему же она никак не отреагировала? Значит, не слышала или же отказала? Может ей нужно время подумать?», — подобные мысли заполнили мою голову, — Ладно, попытка не пытка, как говорится», — утешал я себя, хотя было немного все равно, не особо я надеялся на успех.
После дискотеки было запланирован последний костер. По традиции, он обычно бывает в каждом лагере. Все собрались, расположились кто с кем, я был один, мне не хотелось ни с кем говорить, мне нужно было побыть одному.
Чудесная ночь была, однако. Нежный звук гитары, звезды россыпью светили в небе и искры от костра, улетая в небо, будто зажигали в нем новые звезды. Я просто лежал и думал, лениво подпевая лагерные песни. Смотря на небо на луну, я задумался и вспомнил фразу одного японца, кажется, его звали Нацумэ Сосэки: «Луна прекрасна, не правда ли?», означающую «Я люблю тебя». Луна сегодня действительно была прекрасна. Интересное, однако, происхождение, и еще более интересное понимание этой фразы. Чувства, что в ней заключены, сравнимы разве что с прелестью луны, очарованием звездного неба. Они, подобно природе, прекрасны и мимолетны, а своим вкусом напоминают сладкое, сколько не чувствуй, хочется еще. «Интересно, а если бы я так подошел к своему признанию? Передать красоту сегодняшнего вечера и прекрасной луны этой фразой; скорее всего она просто бы меня не поняла. Эх, ладно, проехали». Я продолжал одиноко наслаждаться небом, но одиночество мне надоело, и вскоре я присоединился к парням в их круг.
Вот и закончился этот костёр, от него оставались еле догорающие угли. Я завернулся в покрывало и одиноко пошёл в корпус, ни о чем не думая, и только хотел спать. Уже почти подхожу, как вдруг, в меня сзади кто-то врезается и обнимает. Это была она. В моей голове все вдруг перевернулось. «Что это значило? Это был ответ?» Она мне что-то сказала, но я не расслышал из-за неожиданности. Но, кажется, я понял, что это был ответ. Я немного успокоил её и предложил проводить до её корпуса, где там и расстались. Я ушел, думая: «Что же это было?» По крайней мере, я понял, что я ей не безразличен. Хотя девушки существа эмоциональные, может просто она, из-за переполнения эмоциями от конца смены и расставания со всеми это сделала? И забудет об этом на следующий день. Я вернулся в корпус и ещё долго думал обо всем произошедшем и, таким образом, заснул.

24 августа.
Те лестные выражения в её адрес, оказались ложными, по крайней мере, мне так казалось. Она не была столь красива, как другие девушки, за которыми безуспешно бегали соседи по комнате, сколь мила и нежна, а улыбка ее была настолько искренней и детской, что на нее можно было смотреть вечно. Она была словно маяк, осветивший непроглядный туман толпы, к которому меня и принёс мой корабль. Полюбив ее, я понял следующее, что люди, которые кажутся холодными и грубыми, способны на самые безумные поступки ради тех, кто принял их такими, какие они есть.
Я проснулся. Сегодня день отъезда, поэтому нужно было собираться, сдавать бельё, словом, приготавливаться. Но, что же делать с ней? Любит ли все-таки она меня или нет? Я хотел поговорить с ней, но не мог, не находил случая.
Опять промедлив с решением, я опоздал. Она уехала со своим отрядом, лишь оставив записку, с номером телефона, для переписки, которую мне позже передали.

27 августа.
Казалось бы, вот оно — любовь и избавление от одиночества, только вот она не спешила со мной встречаться, так как она не хотела пока отношений. Оправдывалось это тем, что рано для этого возраста. Я мог понять ее ответ, это в порядке вещей, но не мог понять, зачем тогда она ответила мне взаимностью и зачем дала эту бумажку, на которой, кстати, я и узнал что ее зовут Настей. Столько вопросов и так мало ответов. Отношений на расстоянии в мои планы не входило, но при этом и оставлять ее я не мог, так как все равно любил.

Сентябрь.
Наступил очередной учебный год, только теперь уже в старшей школе. Из моего прежнего коллектива оставалось человек 10, остальные перевели к нам из параллели, а также к нам пришли люди с других школ, таким образом класс состоял из 26 человек.
Поначалу, я вообще не общался с новенькими, говорил преимущественно только со своими прежними одноклассниками. Но в продолжение времени, потихоньку этот барьер начал нарушаться и я заводил новые знакомства, узнавал людей лучше. Таким образом, я познакомился поближе с несколькими людьми.
А что же с той девушкой? Я общался лишь по смс, начиная понимать бессмысленность этих отношений.

 

История 4

Любовь против мечты

Все проходит, да не все забывается.

И.А.Бунин «Темные аллеи»


Начало октября.

Прошло чуть больше года, после той смены. Как оказалось, наша любовь оказалась абсолютной фальшивкой. Обмен редкими СМС, не несущих особого смысла, вроде: «Привет — как дела – пока», – и ничего нового. Эта постоянность и обыденность надоедала и, будто казалось, что мы пишем это друг другу для галочки. На начало последнего года учёбы я забыл о ней полностью, так как понял, что это уже бессмысленно. Погас яркий огонь любви, а точнее даже сказать, какой-то страсти. Единственные друзья у меня остались — это книги и сборники к экзаменам, и еще, к счастью, пара живых друзей, появившихся недавно.

10 октября.
Однажды, после школы, я пошёл в библиотеку отдать старые книги и взять новые. Пейзаж наводил тоску, так как начались, так называемые, серые будни. Никогда не любил осень именно из-за них. Это время, когда все в грязи и слякоти, погода не установилась окончательно, и каждый день ты не знаешь, как одеться: тепло или холодно. Солнце закрыто пеленой туч и не выглядывает по целым дням, создавая эту самую мрачную атмосферу. В подобное время возникает хандра, нежелание что-либо делать. Я шел к месту своего назначения, перешагивая и обходя грязную дорогу и лужи.
Прибыв в библиотеку, я отдал книги и вошёл в зал за новыми. Я вновь ощутил этот запах книжной пыли, которую ни с чем не спутаешь, и тишину, которая может быть только, разве что в гробу. Я ходил между полок и ничего подходящего не находил, все было скучным для меня и не могло заинтересовать. Я вообще очень придирчив к выбору произведения и мог достаточно долго выбирать. И тут я вспомнил, что существует примета в библиотеке, что если взять с полки случайную книгу, то она непременно поможет тебе в сложной ситуации. Я решил поступить таким образом и, закрыв глаза, тыкнул пальцем в случайную книгу. Этой книгой оказался сборник И.А.Бунина «Темные аллеи». «Интересно, — думал я, — какую истину поведает этот романтик Бунин». Не раздумывая, ибо я хотел проверить действие приметы, я взял ее на прочтение и, выйдя из светлой библиотеки в грязную и унылую улицу, отправился домой.

12 октября.
В сборнике оказалось довольно-таки много рассказов, но было достаточно одного, чтобы я мог с уверенностью сказать, что примета работает. Этим рассказом оказался одноименный сборнику – «Темные аллеи», в котором автор описывает любовь, как предмет, который сложно забыть. «Все проходит, да не все забывается» — цитата, при прочтении которой мне вспомнилась она. Казалось бы, одна фраза, а какое влияние. Мне захотелось написать ей, но я не решался, так как я определил для себя, что я бросил уже её. «Действительно, я что? Зависим от нее? Зачем вновь навязываться?» — сомнения возникали у меня в голове.
Их количество пересилило меня, поэтому я так и не решился.

17 октября.
Сегодня мне идти на курсы, и перед этим я как обычно захожу за другом, с которым мы вместе ходим туда. Подойдя к его дому, я сел на скамейке на детской площадке, ожидая его. Я взял кленовый листок, который лежал одиноко под моими ногами и стал крутить его пальцами туда-обратно, и, положив руку на колено, а на руку – голову, смотря на вращение листка, задумался. Ничего годного абсолютно не приходило в голову, все моя дума состояла из одной какой-то незначительной мысли, на фоне которого играла заевшая в голове мелодия, и рядом с ней присаживалась мысль о предстоящих экзаменах, как о чем-то волнующем и неизбежном. Но тут вдруг, я приметил одного малыша, ему примерно было полтора года, который бегал в разные стороны, то и дело спотыкаясь, залазил на разные объекты площадки, издавал какие-то звуки, тащил маленькой ручонкой зачем-то свою маму тоже непонятно куда. Я задумался и нашел что-то интересное в его поведении. «Интересные, однако, эти маленькие дети, они не очень сознают своих действий, вследствие своей неразвитости, и это выглядит так забавно и мило, что за этим хочется наблюдать и наблюдать. И ведь я таким был, и мы все такими были – маленькими и беспечными милашками с взгляда других – невинными душами, которые выросли и стали личностями, где теперь, возможно, и не осталось этой самой невинности более».
Я размышлял над этим и не заметил, как человек, которого я ждал, уже стоит рядом со мной.
— Привет, долго ждёшь?
— Нет, только пришел, — солгал я, чтобы не сделать виноватым своего друга.
Мы отправились. До точки назначения было относительно недалеко. Как это часто бывает, мы разговорились. Обычно разговаривали о обыденных вещах, но тут разговор зашел об его девушке и неразделенной любви с ней. Словом, мой друг, имя которого Вася, был не пальцем деланный, и умел находить выходы из ситуации, из которых, казалось бы, нельзя найти выход.
— … и я решил действовать по-другому, чтобы она приревновала меня. В общем, переключился на Веру. Знаю, что плохо делаю и для одной и для другой, но что делать? Хочешь жить, умей вертеться. Надеюсь, мой план удастся. Ну, а у тебя как все обстоит? —
Я сначала не понял о чем он, но когда он уточнил, я растерялся. Весь мой любовный опыт состоял из череды неудач, которым я уже потерял счет, и той девушки, которую я просто оставил, ибо не хотел более вспоминать о том, что с ней было. Но все-таки я решил рассказать ему об этом случае, так как это были единственные воспоминания с противоположным полом, которые хоть как-то грели душу. Поведал также о рассказе «Темные аллеи», прочитанным на днях, о его влиянии на меня, о моих еще не погасших чувствах, словом, все в подробностях, чтобы человек, который умеет выкручиваться из любых ситуацией, помог мне и с моим случаем.
— Интересно, но очень жаль, что тебе вновь не повезло. И все-таки если ты уверен, что она тебя, возможно, любит или ты хотя бы ей небезразличен, то жди, возможно, она одумается и тебе напишет сама, тем самым вы поменяетесь ролями. А так, в принципе, не нужно себя накручивать, ты же вроде в другой город собирался? Так вот и готовься к поступлению. Не повезло в любви, повезёт в мечте. —
Эти слова повлияли на меня, и я решил сделать всё в точности, как он сказал.
— Да, думаю, ты прав, спасибо за совет, — поблагодарил я его.
Мы еще болтали о незначительных предметах, но вскоре, за поворотом появилась точка нашего назначения.

22 октября.
Тихий осенний вечер я решил провести за просмотром фильма, ибо больше нечего было делать. Но, даже фильм напоминал о ней, повествуя об отдаленности главных героев и их чувствах. И фильм, словно, предсказывая будущее, заставил ее опомниться, так как от нее пришло сообщение. Видимо, угольки, еле тлея, еще не успели полностью и невозвратно погаснуть. Сначала я не обратил на это внимание, увлеченно смотря кино, но перед сном, просматривая входящие на своем телефоне, я увидел его. Текст был следующий:

» Привет, помнишь меня? Я соскучилась и надеюсь, что ты тоже. Мы ведь так давно не общались. Я бы хотела увидеть тебя снова. Знаешь, может начнем все сначала? Не игнорируй, пожалуйста, моё сообщение и дай ответ.
Настя»

Меня передернуло, и, непонятно почему, волнение охватило меня. Это было как-то неожиданно, что поначалу я понял, что это написали другие с её телефона шутки ради. Сообщение стало пищей для размышления на всю будущую ночь. Я решительно не понимал, что мне делать, что ей отвечать, так как уже смирился и определил для себя,
что я покинул ее. Я хотел, но не мог написать ей о том, что я ее бросаю, все-таки что-то еще оставалось в моей душе – незабытые чувства. Я решил все-таки ответить, может она и вправду одумалась?

26 октября.
Таким образом, ответив ей, я узнал от нее многое, чего даже не мог предполагать о ее чувствах и прочем, и, тем самым, у нас «возобновились» отношения, но я все равно был начеку и пытался найти во всем подвох. Но, кажется, она была вполне искренна. Как-то это было всё странно. Настоящая любовь ли это, которая не пропадает и о которой я недавно читал? Будет ли все как прежде? Я не чувствовал в себе этот огонь любви, так как трудно было снова ощутить то яркое пламя, которое я чувствовал в лагере.

30 октября.

Сегодня, на успешное окончание четверти, мы собрались классом в театр на постановку «Евгений Онегин» А.С.Пушкина. Я читал его ранее, и мне было интересно увидеть вживую действие романа.
Мы пришли в здание театра. Мне очень нравится его обстановка, сразу ощущается искусство как что-то необычное: здание, спроектированное архитектором, фрески, плитка, картины – ты словно попал в какой-то музей.
Действие постановки, да и самого романа в бумажном варианте заключается в том, как Татьяна сначала пишет письмо и получает отповедь Онегина, а через три года происходит все ровно наоборот. То же произошло и со мной, я признался и получил отповедь, а теперь, спустя больше года, происходит все наоборот, мы будто поменялись ролями. Таким образом, я невольно подумал об альтернативной концовке этого романа и посчитал, что, если бы Татьяна, не успела бы выйти замуж и приняла любовь Онегина, тогда, возможно, они бы были вместе, но Пушкин считает иначе. Решит ли судьба, что у меня должно быть все иначе и нам не будет суждено любить друг друга? Время покажет.

5 ноября.
Сегодня, по договоренности, мы должны были встретиться погулять. Я вышел из дому и по пути на место встречи обнаружил сгущение туч, предчувствуя скорое начало дождя. Я хоть и любил дождь, что-то завораживало меня в нем, но сейчас он был вообще не вовремя, так как гулять под дождем хоть и романтично, но это такая себе затея. Мне так же было интересно узнать, изменилась ли она? Какая она теперь? Как пройдет это свидание? Подобные вопросы сильно волновали меня. Подходя к месту, я увидел ее вдали. Сердце начало бешено колотиться от волнения. Сблизившись, я увидел, что она ничуть не изменилась, разве что подросла немного. Мы обнялись так крепко, словно сто лет не виделись, хотя, впрочем, это так и было.
Прогулка шла своим ходом, и вопрос с дождём меня больше не интересовал.
Устав от ходьбы, мы зашли в кафе перекусить, буквально за 5 минут до начала ливня, который, начавшись, бил не переставая по окнам. Мы ощущали себя в безопасности, это какое-то особенное чувство, находиться в укрытии, когда за окном бушует непогода. Всегда любил это чувство, наверное потому, что всегда был интровертом и любил находиться дома, размышлять, завернувшись в плед, сидя на подоконнике, и наблюдать, как по окну скатываются капли от сильного ливня и бушующего ветра, выбирая из них две и делая воображаемую ставку, думать какая скатиться быстрее — всегда любил это развлечение.
Мы сидели и болтали обо всем, что произошло, рассказывали интересные истории, да так, что каждый перебивал друг друга.
В момент неловкого молчания я просмотрел в окно, вспомнив строчки одного стихотворения, прочитанного мной недавно, и проговорил их задумчиво:
«Раскаты грома вдалеке едва слышны,
Но даже если дождю не быть —
Останусь,
Коль ты велишь остаться…»
Настя внимательно посмотрела на меня. Я ответил, что просто вспомнилось и как бы невзначай сказал. И, казалось, что мы просидим так до следующего утра, болтая обо всем, но дождь кончился и мы вышли на улицу. В нос ударил свежий петрикор. Мы решили не продолжать прогулку, ибо прыгать по лужам в планы у меня не входило,  и я с ней пошел, провожая, к ее дому.

31 декабря.
Буквально через несколько часов будет новый год. Елки, гирлянды, салаты, мандарины, шампанское – все это создавало эту удивительную новогоднюю сказку. Интересно, почему новый год празднуют с таким размахом? Вот надеются люди, что в новом году будет лучше, да только и надеются, не прикладывая особых усилий к своему счастью. И так каждый новый год. Но я точно уверен, что в новом году все станет лучше, по крайней мере у меня, так как я, возможно, осуществлю свою мечту и поступлю в тот вуз, в который я уже давно хочу поступить.

5 января.

Наступили зимние каникулы, тем самым давая шанс нам встретиться. Я стоял, ожидая ее, так как пришел на десять минут раньше положенного времени, не мог заставить даму ждать. Легкий снегопад слегка кружил в воздухе, создавая в воздухе свежесть. Снежинки кружатся, будто в вальсе, и, иногда кажется, что подставив какую-нибудь мелодию, то непременно, они будут кружиться в ритме этой мелодии. Кажется, что снег так похож на падающие лепестки сакуры, под падение которых души молодых поэтов-романтиков сочиняли стихи своим половинкам.
Я тоже решил порадовать свою половинку и пусть не стихами. Со мной был подарок, который я бы хотел подарить ей в честь нового года. Он не был каким-то особенным – это была её мини-скульптура из полимерной глины. Я вложил в нее всю свою душу, отделывая каждую деталь, поэтому он не мог не понравиться ей. Она находилась у меня в рюкзаке и при нашем расставании, я подарю ей этот подарок. Вот и она. Мы обнялись и направились по бульвару, наслаждаясь пейзажем.
Что может быть прекраснее прогулки с любимым человеком по бульвару или парку, освещенному фонарями, где почти никого нет, и только вы вдвоем идете и наслаждаетесь этой зимней красотой; снежинки аккуратно ложатся на ваши лица, образуя румянец на щеках, вы сжимаете каждый свою руку всё сильнее и сильнее, держась за них, заботясь о другом человеке, чтобы его рука не замерзла. Действительно, что может быть красивее, чем это? Пока остальные сидят по своим домам, завернувшись в плед, смотря на камин или читая новости в газете, мы гуляем с ней по пустому бульвару, где эта самая пустота и образована людьми, оставшимися дома. Свет фонарей словно создавал какую-то снежную сказку, в которой мы главные герои и, как будто, автор уделяет нам основной фокус внимания и делает пейзаж вокруг нас удивительным.
Но зима бы не была зимой без ее веселий. Остановившись в одном дворе, мы сидели на качелях и забавы ради решили покидать в друг друга снежки. Снежок за снежок, и тут уже началась целая стрельба в друг друга, а также «ближний бой». Мы резвились, как малые дети. Действительно, время детства уже не вернуть, а всегда хочется его повторить. Если это не любовь, тогда что же это может быть? Так играться можно только с теми, кого любишь, с теми, кто в этом находит веселье, а не глупость. После её старательной «ближней атаки», где я немного поддался ей, чтобы она ощутила себя победительницей, мы повались оба в снег, уставшие. На небе не было ни звездочки, лишь одинокий, бледный полумесяц висел над нами, укрытый туманом неба.
Оба мокрые от снега и веселые, мы решили разойтись, чтобы не заболеть. На прощание я отдал ей свой подарок. Она так удивилась ему, что улыбка, в сочетании с волнением и искренней радостью расползлась по ее лицу.
Я был рад, что ей понравилось, хотя недочетов там было полно. Ведь подарок, сделанный своими руками и с душой – действительно бесценен. Я думаю, что подарок необязательно должен стоить дорого. Успех его зависит от того, сколько души человек вложил в него. Ведь деньги есть у каждого, но при этом мало из них людей, которые могут вложить всю душу в этот презент.

Весна.
Весна, конечно, пора любви, но в этом году эта пора проходит мимо нас. Во все это время я с Настей плотно готовился к экзаменам, и ни одного окошка не было в наших расписаниях. В такое напряженное время особенно скучаешь по любимому человеку и как-то переживаешь за него, за его результаты.

Начало июля.
Настала пора самых ответственных и напряженных дней в нашей жизни – экзаменов. Я старался сохранять хладнокровие, но волнение все равно брало вверх. Но, как только я зашел в аудиторию, и экзамен начался, волнение пропало, голова становилась ясной, мысли начинали идти в голову. Написав экзамен, я вышел и тут же взял телефон, чтобы написать ей. Но она меня опередила:

«Привет, удачи на экзамене! Я уверена, что у тебя все получится, и пусть ты увидишь это сообщение только тогда, когда все кончится, я не забыла о тебе и хочу сказать, что ты обязательно напишешь на высокий балл!
Настя»

Это было так приятно услышать, что она развела мои сомнения о результатах экзамена. Таким образом, на ее завтрашний экзамен я решил написать то же самое, ведь поддержка сейчас ей нужна больше всего.

20 июля.
Пора экзаменов закончилась, поэтому мы решили встретиться. Встреча заключалась в прогулке по парку развлечений. Мы шли к нему и рядом с ним, на бульваре, проходила свадьба, а точнее, какая-то стоянка свадебных машин, молодоженов и людей, их сопровождающих. Мы не обратили на это особого внимания и пошли дальше, здесь подобное часто бывает.
В нашем городе был небольшой, но при этом хорошо оборудованный парк, в нем было около десяти аттракционов, и он продолжал развиваться. Глаза разбегались, куда нам пойти. Начали, по классике, с американских горок, если можно было вообще их так назвать, больше это напоминало нестрашную пародию, но все равно было увлекательно кататься там: подъемы и спуски, ускорения и резкие остановки – все это все-таки придавало веселья. Настя иногда вскрикивала, то ли из-за непривычности и страха, то ли, действительно, из-за веселья.
Затем пошли на какую-то карусель, которая не только убыстряется, но и поднимает всех все выше и выше, и, я думаю, она была в какой-то степени самой страшной из всех, так как казалось, что ты вот-вот выпадешь оттуда, так как ремень защищал несильно.
Еще один — был корабль, который раскачивался как качели. И это был наш последний аттракцион, так как нам обоим от него стало плохо.
Более-менее оправившись, мы пошли в следующее место – комнату страха. Настя поначалу не хотела соглашаться туда идти, но я уверил её, что со мной ей будет не страшно. Она решилась, хотя все равно боялась. Когда мы вошли внутрь, дверь закрылась и настала кромешная тьма. Эта комната была лабиринтом, из которого нужно было выйти. Поначалу казалось, что нужно просто найти выход оттуда в полной темноте, но не тут-то было. Этот, казалось, безобидный поход, оказался настоящим ужастиком. Мы щупали стены, медленно следуя по лабиринту, и перед нами выскакивали различные существа, но в темноте нельзя было различить, какой они природы. Раздавались звуки, на полу лежали какие-то предметы, похожие на кости. Чем больше сюрпризов, тем осторожнее шаг и тем громче крик. Через неопределенное время мы все-таки вышли оттуда, казалось, что выход мы искали целую вечность. Настя дрожала, и я успокаивал ее, приговаривая, что все уже кончилось.
— Это было первое и последнее моё подобное приключение, — говорила она вполне серьёзно и с таким тоном, будто меня обвиняла в этом, хотя было за что, я же ее уговорил пойти со мной.
Когда мы вышли, народу туда не прибавилось. Очереди тоже не было. Тут мне стало понятно, почему сюда никто не ходит, а если и ходят, то только 1 раз, ибо испытывать подобные эмоции без страха может только человек с железными нервами.
Чтобы как-то компенсировать отрицательный эффект мы отправились в комнату смеха. Она к тому времени уже успокоилась. В принципе, это место ничем отличалось от тех, что я видел в различных фильмах. Такие же различной формы зеркала, где, встав перед ними, ты изменялся до неузнаваемости: то ты толстый, а голова мизерная, то наоборот; то ты вообще себя не узнаешь, будто существо с другой планеты – и таких зеркал еще было полно. Это оказалось довольно-таки увлекательно и забавно.
Когда мы вышли, солнце уже ушло за горизонт. Последняя наша остановка, должна была заключаться на колесе обозрения. Я еще не катался на нем, так как его недавно построили. Мы зашли в уютную кабину с кондиционером, спасающего нас городского зноя, хоть и был уже вечер на дворе. Кабина медленно поднималась до своего апогея и, потихоньку, из-за верхушек деревьев, перед нами открылся вид вечернего города с его освещением. Город был красив и вид просто завораживал, и, когда мы приближались к высшей точке, начался фейерверк, почти около нас. Было понятно, что те молодожены решили устроить его, в честь свадьбы. Мне было все равно, как они праздновали, но я просто благодарил их за такую красоту на фоне вечернего города. Он был достаточно длительный; разные цвета мелькали в небе, создавая самые необычные сочетания, плавно растворяясь во тьме. Я думал, что такое бывает только в фильмах, а это происходит с нами, на самом деле и в тот момент мы, как говориться, были на седьмом небе от счастья. Наши губы слились в неуверенном первом поцелуе, для запечатления этого момента. Действительно, лучше момента и не могло быть. Эти несколько секунд показались нам вечностью. Но всему хорошему приходит конец: салют закончился и колесо опустилось.

30 июля.
Встречи встречами, но нужно было думать и о будущем. Поэтому я подал документы почтой в то учебное заведение, в которое я хотел поступать, и сегодня мне пришел ответ с допуском на вступительные экзамены. В конце августа мне придется уезжать сдавать их. Я не знал, как сказать ей об этом. И не знал что решить. Альтернативных вариантов развития событий у меня не было. Либо она, либо мечта – предстоял передо мной выбор.

6 августа.
Сегодня особенный день в природе, ради которого мы и встретились. Август, как известно, время звездопадов и сегодня будет их пик. Смотреть на красоту неба мы решили в ее деревне, она уже знала место, где и будет все проходить. Прибыв туда, я не усомнился в идеальности ее выбора.
Мы легли на покрывало в небольшом поле на скате оврага таким образом, что перед нами открывалось не только небо, но и линия горизонта с растворенными во тьме огней нашего дальнего города. Мы устремили взгляд в небо. Звезды, одна за другой зажигались и мерцали, будто вдалеке нашу красоту любви фотографируют тысячи камер, считая её чем-то удивительным. Многие звезды зажглись, образуя многочисленную россыпь. Это мне напомнило лагерь, когда я лежал один, вглядываясь в небо, и ту, которая лежит сейчас рядом со мной. Интересно, чтобы было со мной, если бы я тогда не решился или бы я её бросил? Возможно, я бы, наверное, никого не полюбил бы более и никогда бы не видел подобной красоты, находясь с близким человеком. Но мои мысли прервало начало звездопада и они падали так часто, что я даже не успевал придумывать желания. Мы загадали много желания, теперь остается верить в их исполнение.
Мы лежали довольно долго, до тех пор, пока звезды не перестали падать. Когда все закончилось, я проводил ее до дома и уехал на такси в город.

18 августа.
Сегодня был последний возможный день нашей встречи, поэтому мы решили провести максимально интересно и романтично. Ночью, примерно в полночь, я приехал к ней на такси в ее деревню, и мы начали свое приключение.
Первая остановка была на небольшом деревенском пляже. Было довольно-таки жарко, даже, несмотря на то, что ночь на дворе. Пляж прилегал к небольшому озеру.
— Днем отсюда вылезать не хочется, жители деревни часто здесь проводят время, — пояснила Настя.
Мы в первый раз раздевались перед друг другом и, даже находясь в плавках, а она в купальнике, жутко стеснялись. Ее синий купальник, идеально сидел на ней. Мягкий лунный свет плавно ложился на её тело, подчеркивая её формы. Именно так женское тело, эта пластика, представляется в лучшем виде. Я бы хотел ее лицезреть и наслаждаться ей еще долго, но она разбежалась и забежала в озеро и с плеском и криком плюхнулась в воду. Я последовал за ней и с таким же успехом упал в воду. Оно, действительно, даже несмотря на ночное время, было довольно-таки теплым и таким освежающим после душного дня. Мы плавали, иногда забавляясь, и из озера не хотелось вылезать. Но, даже несмотря на теплоту воды в озере, я все равно замерз и вышел из воды, она вышла следом за мной.
Мы легли на покрывало. Треск сверчков, слегка слышимый вдали, шелест листьев, приятный теплый ветер, дующий на наши полуобнаженные тела, освежал и слегка щекотал наши члены. Одинокий полумесяц, окруженный бесчисленной армией звезд, висел над нами, освещая нас. Нам было все равно, если нас кто увидит, время для нас было остановлено, и только хотелось, чтобы эта ночь была бесконечной. Мы восхищались красотой ночного неба, ее голова лежала на моей груди, освежая ее своими мокрыми волосами. Сердце билось все быстрее, и инстинкты брали свое. Кажется, она была тоже не против.
Мы предались настоящей страсти и начали наслаждаться друг другом. Первый раз под таким пейзажем был настолько прекрасен, что, кажется, все молодежные сериалы пред нами преклонились, ибо такой красоты и чувства не увидеть даже там.  В тот момент я досконально понял фразу «секс на пляже».
Когда всё закончилось, мы еще лежали под небом, переводя дыхание, затем одевшись, пошли гулять по лесу. Деревья раздвинулись, прокладывая нам тропу, освещенную звездным светом. Нам было неважно, сколько сейчас времени, но, потихоньку начало казаться, что скоро начнется рассвет. Когда горизонт уже начинал наполняться светом, мы вышли в поле, то самое, где две недели назад смотрели на звезды. Оранжевая дуга слегка начала показываться, все больше наполняя светом небо и поле. Мы сели на уже известное пляжное покрывало и наблюдали за восходом. Такую красоту нам открывало солнце. Теперь я понимал, почему в древности ему все поклонялись. Ведь помимо красоты сейчас оно постоянно дает нам тепло, урожай, свет и радость жизни. Поэтому, наверное, и интересно наблюдать за началом очередного дня солнца, так как оно встает, чтобы вновь дарить нам радость. Поистине, удивительная звезда. Пронаблюдав, как солнце окончательно высунулось, мы решили расстаться, так как ужасно хотели спать. Хоть и ночь была увлекательной, но усталость берет свое.

20 августа.
Железнодорожный вокзал. Мы с ней сидим, ожидая поезда, который прибудет в течение часа. Мои родители и друзья оставили нас вдвоем на протяжении этого времени, чтобы не смущать своим присутствием. Этот час тянулся очень медленно, и в первый раз я был рад, что время, специально для нас замедлило свой ход. Мы сидим, обнявшись, и наблюдаем за бесконечным потоком людей, входящих и выходящих в зал. Разговор в основном не клеился, из-за нашего волнения, а если и говорили, то только о будущем, что нас ждет и может ждать.
Но время не может полностью остановиться, и наше время, к сожалению, вышло. Нас уведомили о прибытии поезда, и мы вышли на перрон.
Настало время сказать: «Прощай». Все бросались ко мне со слезами и объятиями, будто отправляют меня в последний путь, хотя так и было, отчасти. Когда кондуктор начинал торопить всех, я простился со всеми и, взяв чемодан, прошел на место посадки.
Зайдя в вагон, я ещё долго смотрел в окно, наблюдая за друзьями, плачущими родителями и Настей, машущими мне вслед, пока они окончательно не скрылись из виду, и передо мной осталась лишь дорога — бесконечная дорога, которая приведет меня к новой неизвестной жизни со всеми ее испытаниями…

 

Эпилог.

Прочитав последние строчки, я закрыл дневник, как будто окончив интересное произведение, и задумался. Мне было интересно вспомнить все те уроки жизни, на которых я вырос. Я лег на кровать и начал обдумывать прочитанное. «Интересно, что бы было если я, допустим, остался бы в городе? Продолжил бы общаться с теми, с кем не стоило бы? Если бы я не начал читать? Таких вопросов можно задать много. Я вряд ли смогу дать ответ на этот вопрос, но если бы развивался не так, как было предначертано судьбой, то, возможно, я бы не ехал сейчас в этом поезде в неизвестность.
И все-таки интересно, зачем мы живем? Зачем Бог создал нас? Зачем он бросает песчинки в эту огромную пустыню душ? Что такое жизнь и зачем она нужна? Думаю, и на этот вопрос вряд ли кто когда-нибудь найдет ответ. Но если всё-таки мне пришлось появиться здесь, то, что мне делать и чего добиваться? Каждый находит сам ответ на этот вопрос: кому-то хочется денег, кто-то хочет славы; кто-то просто желает тихо прожить жизнь, а кто-то жаждет прожить ее бурно. И вот, уезжая в неизвестность, я понял что смысл жизни в счастье, а счастье – в искренней и взаимной любви, при этом не только в любимому человеку. Стало быть — смысл жизни в любви. Ведь что такое любовь? У нее нет определения. Мы можем любить всё: природу, вещи, занятия, погоду, учебу, да что угодно —  и, наконец, мы можем любить живых существ, дарить им свои чувства и свою любовь. И моя любовь к ней составляла какую радость жизни, какой-то смысл, именно тогда, когда я сказал ей эти 3 слова, я и начал жить. Так зачем, зачем я оставил ее там плачущую и одинокую и отправился в это путешествие? Разве можно было поступить иначе? Разве можно было?! Но… чтобы было бы дальше, если я остался? Я ведь изначально хотел сюда ехать, я не думал, что все так сложится. А раз сложилось, теперь все менять? Думаю, что нет. Хоть я и был рад этой любви, этому искреннему чувству, но мечта всё-таки у нас одна, выбор сделан, и мне остается только надеяться, что я выбрал правильное направление».
Поезд все мчался и мчался, сменяя пейзажи, как я сейчас сменяю свой путь в жизни, встаю на новую ступень взросления.
«Что меня ждёт? Не знаю. Но я бы хотел, чтобы с этого момента началась та жизнь, о которой я мечтал…»

Конец.

0
29.12.2020
122

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть