Ведьма

(Эротический триллер)

 

Часть первая.

Рассказать хочу про то,

Что, ей-богу, не легко —

Не столь весело, сколь страшно.

Впрочем, ладно… День вчерашний

(а в реальности аж год)

Право мне теперь дает,

Вспомнить эту свистопляску,

Быль, похожую на сказку,

Рассказать как есть, без врак…

В общем, дело было так:

Я поссорился с женой —

Умной, нежной, молодой.

Сам чего не зная ради,

От любимой, милой Нади

Ну как есть дурак, в натуре,

Я рванул что было дури

Прочь, в деревню за сто верст,

Чтоб пожить один, как перст,

Успокоить душу с телом

За простым крестьянским делом.

Ну и что? С кем не бывает!

Только нечисть не зевает,

Чтоб таких вот подловить,

Наказать да проучить.

Но кто ж знал?..

Мне поначалу

Хорошо в деревне стало —

Успокоился, смирился,

Месяц, два ли попостился,

«Осознал свою вину,

Меру, степень, глубину»

И сильней день ото дня

Жгло раскаянье меня.

Через сколь, не знаю, дней,

Но по Наденьке своей

Стал невмеру тосковать я

По вполне понятной стати

Всем нормальным мужикам,

Коим был тогда я сам —

Муж, глава семьи, отец…

Вот и присказке конец.

В день 2-го ноября (а вернее — вечер) было:

Звезды. Ночь. Луна светила.

Тишина — в ушах до звона,

Лик луны — почти икона

В черно-желто-белой краске…

В общем, все почти как в сказке.

Ну и вот. Я из-под крыши

По нужде по малой вышел.

Ну, стою себе… И слышу

В эту самую минуту

Чей-то голос… Женский будто .

Я прислушался — ни звука,

Нет ни шороха, ни стука.

Ну и ладно, я пошел.

Дверь открыл, в крыльцо зашел.

Лампы льется мягкий свет.

Вижу — никого здесь нет.

Но по телу холодок

Почему-то вдруг потек.

Я уж в дом войти хотел,

Дернул дверь и… не успел:

Чья-то нежная рука

Сзади тронула слегка

Мою шею и плечо…

Обожгло — аж горячо!

Резко я оборотился

И… едва ли не свалился

С изумленьем на лице:

В легком белом платьице

На меня с улыбкой глядя,

У двери стояла… Надя!

Я секунд, наверно, пять,

Очумев, не мог сказать

Ну, буквально вот ни слова.

Сон мне снится что ли снова?

Наконец, промолвил я:

— Надя, милая моя!

И умолк. И в горле ком.

— Ну, веди ж скорее в дом,

Я замерзла, как не стыдно!

Ты уже совсем здесь, видно,

В захолустье одичал,

Коль жену вдруг не узнал.

— Бог ты мой, давай скорее

Заходи, сейчас согрею!

В дом зашли, закрыли дверь,

И жену свою теперь

Принял я в свои объятья.

В тот же миг под тонким платьем

Закипела страсть, огонь.

И я сам уже, как конь,

Землю бить готов копытом.

Но подумал: «я-то сытый…»

Руки тотчас разомкнул,

Усадил жену на стул,

Чтоб желанье упредить

И скорее накормить.

— Надя, милая, родная,

Как же здесь ты оказалась?!

Вот варенье, творог, сыр…

А глазами аж до дыр

Образ милый я пронзаю

И…кольнуло что? Не знаю.

В чем-то, чуть, неуловимо

Моя Надя изменилась.

Что-то в ней… ну, вот не так.

Или я совсем дурак,

Обалдел от нашей встречи?

Ну да ладно, время слечит.

Ставлю я еду на стол

И вопросов частокол

На жену свою обрушил —

Лишь бы милый голос слушать.

А жена мне: «Погоди ты,

Мы не кашей будем сыты,

Мы с тобой одним до гроба

Голодны, наверно, оба.

Я потом и расскажу,

И хозяйство разгляжу.

Только все потом, любимый,

Я одна совсем остыла.

Телом ты меня скорей

Обними, прижми, согрей.

По тебе истосковалась!»

И опять! Мне показалось,

Голос близкий и родной

Вроде, тот же, но — чужой.

Но опять все эти мысли

Только в воздухе повисли.

Надя ближе села чуть

Так, что вырез платья, грудь

От меня так близко стали…

Не совру, сказав: едва ли

Кто-то мог бы устоять.

Можно ль видеть и не взять

Красоту и прелесть эту?!

Наплевать на все на свете,

Все потом — еда, слова…

Уже кругом голова.

Обнял я жену родную

И ласкаю, и целую…

Отвечая тем же, Надя

Под моей рубашкой гладит

Спину, плечи, грудь, живот…

Подошел затем черед

И ладонь в трусы скользнула,

Обвила и чуть согнула

Уж торчком стоящий член;

И безумно счастлив тем,

Я забыл о всем на свете.

Губы, груди, ноги эти —

Прелесть все, и лучше нет…

Голос тоненький в ответ

Где-то там, внутри сознанья:

«Берегись! ОНА — НЕ НАДЯ!

Все бросай, беги, беги,

Душу, тело береги!»

Но уж поздно, пьян я в стельку.

«Ерунда все…» и в постельку,

Что мы оба и хотели.

Вмиг все тряпки с нас слетели —

Платье, штаники, трусы…

Ненароком на часы

Взгляд упал: двенадцать ровно.

В ту секунду стон любовный

Обозначил: мы слились!

Чьи-то когти вдруг впились

В спину так, что я от боли

Вскрикнул: «Ты сдурела что ли?!»

Встать хотел, уж приподнялся…

Жуткий смех в тот миг раздался.

Я взглянул и обомлел:

На моих глазах слетел

Надин лик. Лицо чужое

На подушке предо мною,

Угольки горят в глазах…

Протрезвел я тут же. Страх

До краев меня наполнил.

Как же поздно все я понял!

Встать хотел — ну да куда там!

Чуть не выругался матом:

Эта сволочь ноги сжала

И так ловко член держала,

Что его лишь оторвать

Можно было, если б встать.

Голос — но теперь не Надин —

Был торжественно злораден:

— да, мой друг, ты угадал —

ВЕДЬМА Я!

И ты — пропал.

Письмо-молитва:

«…так-то вот, моя родная, докатился я до края,

Дальше — разве только в АД. Кто-то будет даже рад,

Кто-то — более, злораден. Ну, а я без милой Нади

Или вовсе мог пропасть, или — прямо ведьме в пасть,

Что, как видишь, и случилось…

Если б, проводив меня, за меня ты помолилась,

Все бы было хорошо. Ничего бы не случилось.

Срок разлуки бы прошел без ЧП, без приключений,

Без тоски и без волнений.

А теперь смотри, как вышло — по башке да словно дышлом!

И каков придет итог, знает разве только Бог.

Но меня спасти не поздно, лишь не будь ты слишком грозной.

Ты лишь только улыбнись да за мужа помолись,

И тогда он исхитриться как-нибудь из лап ведьмицы

Невредимым увильнуть и к твоим ногам прильнуть

В час далекой нашей встречи. В Новый год зажгите свечи

И без злобы, не браня, ты благослови меня…

И еще прошу тебя я: помоги же мне, родная!

Чтобы вместе были впредь мы,

Помоги сбежать от ведьмы!

Догадайся, что и как и какой-нибудь дай знак,

Что ты мысленно со мною…

Понимаю я, что это очень дорого все стоит.

Только жизнь — еще дороже.

Ну, так что, родная? Что же?

Продолжаю .Часть вторая.

(Только это вещь такая…

В общем, мягко говоря

или грубо выражаясь,

я за уши опасаюсь:

если нежные — завянут!

Как у спаниеля станут.

Так что прежде чем читать,

ты себя спроси: готовы

нецензурных два — три слова

И грех на душу принять?

Если что — потом без жалоб

вроде той, что «мы не знали!…

Ой, да он не говорил!..»

В общем, я предупредил!

-…Да, мой друг, ты угадал,

ведьма я, и ты — пропал!

Но, во-первых, успокойся

И меня уже не бойся,

Потому как опоздал:

Ты моим, касатик, стал

Лет на несколько, наверно…

Понял я, что дело скверно —

Если вовсе не погиб,

То уж точно крепко влип.

Снова дернулся, но — тщетно,

Да еще удар, как плетью

Я от ведьмы получил.

— Тише, ты, щенок! Забыл

С кем теперича повенчан?

И жену, и прочих женщин

Позабудь. Теперь лишь я

До конца жена твоя.

Мне любви, ой, много надо!

Но получишь ты награду:

Если трахнешь тыщу раз,

Отпущу тебя тотчас.

— Тысячу? Да ты рехнулась!

Ведьма только ухмыльнулась:

-Знаю, знаю — тяжело…

Да поделать-то чего?

Как там вождь наш говорил?

Помнишь, али позабыл:

«Мы к свободе побредем

Половым своим путем».

Надо классиков читать

И слова такие знать!

Ох, давно я не ругался,

Ну , а здесь не удержался,

Чтобы ведьме не сказать:

— Ты — классическая блядь.

Только я — обыкновенный,

Да еще… ну, в общем, пленный.

На минутку дай мне встать —

Я же должен отдыхать,

Должен есть и должен пить,

А иначе как… любить?

У меня и член не встанет,

У тебя в п…де завянет.

— Э-э, касатик, ты хитер!

Да к тому ж на ноги скор:

На минутку отпусти —

Век потом тебя свисти-

Не досвищешься, уж знаю.

Я сучок твой поласкаю —

Быстро встанет, будь спокоен.

Это я сейчас устрою.

Ведьма пасть свою раскрыла,

Руку в глотку запустила,

Через шею, пищевод,

Грудь, желудок и живот

Через всю себя пробралась

И ладонью присосалась

Прямо к члену моему

Уж поникшему в плену.

Присосалась да так ловко!

И давай его, чертовка

Дергать, гладить и щипать…

Тут и мертвый смог бы встать!

Он и встал — куда же деться.

Тут и мне не отвертеться —

В ведьме член колом стоит,

Нетерпением горит,

Как шахтер в своем забое.

«Ну и сволочь! Черт с тобою, —

Про себя подумал я, —

Подколодная змея»

Делать нечего, опять

Затряслась моя кровать

Вместе с ведьмой и со мною.

Так и трахал до убоя,

До того, пока сам кончил.

Так прошло почти полночи…

Встать мне ведьма не давала:

Отдышусь — и вновь совала

Свою руку в свою пасть,

И опять ласкала всласть

В животе своем мой член.

Изнемог уж он совсем,

Я испариной покрылся

И не выдержал, взмолился:

— Жалость ты имей хоть чуть,

Дай на часик мне уснуть,

Да и в горле пересохло…

(Про себя: «Чтоб ты издохла!»)

Ведьма тут же: — Нет проблемы!

Опосля ударной смены

Дам тебе я и поспать,

И поесть, и пососать.

Чай сам видишь — грудь полна,

Ну и пей, соси до дна.

В молоке моем, сынок,

Есть и сахар, и белок,

Эти… микры…эляменты,

Витамины и ферменты,

И средь них такой фермент —

«Будь готов», чтоб встал в момент.

Это к слову, чтоб ты знал,

Образованнее стал,

Сексуально просвещенным

И в меня чтобы влюбленным

Ну, а как поесть захочешь —

Се равно, что днем, что ночью —

Предложу деликатес,

Хоть с гарниром или — без.

Ты к мясному, чай, привык?

Вот и кушай мой язык.

-как язык? Ты что, дурная?

Грудь сосать — я понимаю,

А язык, что — безразмерный?

-Ай, умен, касатик! Верно!

Жуть, как я люблю смышленых

Вот как ты, а не зеленых.

Мой язык — язык особый.

Накось, выкуси попробуй.

Безразмерный, это точно,

Не желает быть короче

Ни на сантимиллиметр,

Съешь его хоть километр.

Ну, а спать — лежи на мне,

На своей теперь жене,

Так сказать, на половине.

Чем плоха тебе перина?

Если что, перевернись,

подо мною схоронись,

Послужу и одеялом.

Я тебе в большом и малом

Видишь, как пекусь, мой друг!

А захочешь если вдруг

От меня да убежать,

То придется оторвать

Твоей гордости предмет.

Так что, мой тебе совет:

Уж не дергайся напрасно.

Мне попался — дело ясно.

Трахай, кушай да соси

И свободы не проси.

* ** ** ** **

…Неужели нет спасенья?

Ну, сплошные злоключенья

Почему-то в этот год —

Не везет и не везет!

До утра на ведьме лежа,

Думал я: ну что, ну что же

Для спасенья предпринять?

Наконец решил поспать

И тем лучше, чем скорее:

Утро ночи мудренее.

* * * * * * *

Утро. Так хотелось спать!

Да куда там. Уж опять

Ведьма член мой теребила

И стонала, и скулила —

Ей-то было не до спячки…

Сексуальная маньячка!!

Полчаса, чтоб отдышаться

И опять давай сношаться,

А потом опять, опять…

Я уже, чего скрывать,

Этот секс возненавидел.

Промелькнуло: кто бы видел

Здесь конец печальный мой:

Гибну ведь не как герой!

Голод — верно, что не тетка,

И меня он взял за глотку.

Как ни тошно, но опять

Грудь пришлось мне пососать.

Не особо я старался,

Сил, однако, поднабрался:

Не лукавила, змея,

Молоко свое хваля.

* * * * * * *

Я и ведьма на постели —

Так вот дни и полетели

Друг на друга все похожи,

День и ночь одно и то же.

Норма е…и для меня

Все росла день ото дня.

Сколько я ни пил, ни ел,

С каждым днем слабел, слабел…

Одолеть мне ведьму силой

Невозможно вовсе было:

Если что подозревала.

Тотчас когти выпускала.

Доложу вам, коготочки —

Что бандитские заточки,

И отметин на спине

Уж с десяток был на мне.

Миг лишь неповиновенья

Приносил одни мученья.

Было б можно бунтовать,

Если б мог я только знать

В чем подлюка уязвима.

Есть на ней, неоспоримо.

Где, не знаю, точка та —

«Ахиллесова пята»

Только где? Кто мне укажет,

Кто поможет, кто подскажет?!

Одному, понятно ведь

Ведьму мне не одолеть.

Отошла пора расцвета…

Эх, жаль, песня не допета.

И заставит эта блядь

Так на ней и помирать.

В Бога, вроде я не верю,

Но теперь, подобно зверю,

Что за флаги загнан был,

К небу взор свой обратил

И в молитве неумелой

Попросил хоть что-то сделать

Для спасенья моего.

…Я и сам не знал, чего.

День прошел, потом неделя,

Мне уж не во что и верить

И спасенья ожидать.

Был готов концы отдать.

Но однажды, врать не буду.

Дождался: случилось чудо…

Часть третья.

Отработав как-то смену

И на ведьме, как полено

Распластавшись, я уснул.

Поначалу шум да гул

Как всегда лишь раздавался

В воспаленной голове.

Но минуты через две

То ли сверху, то ли сзади

Вдруг раздался…ГОЛОС НАДИ!

Нежный, ласковый, простой,

Словом, именно такой,

Он каким и был всегда.

Как он долетел сюда?

Или дух мой к ней примчался?

Впрочем, уж не задавался

И вопросами себя

В этот миг не мучил я.

Я услышал:

— Милый мой!

Ты не бойся, я с тобой.

Я все вижу и все знаю,

И тебя лишь заклинаю:

Духом ты не упади.

Наша встреча впереди,

С ней и счастья продолженье

Не по ведьмину веленью,

А по нашему все будет..

Слушай: только лишь разбудит

Тебя ведьма через час,

Постарайся в этот раз

От нее освободиться.

Бесполезно с нею биться,

Потому что ты один.

Сила в ней от ста мужчин,

Что она уж загубила.

Ты — сто первый на счету.

Но я знаю тайну ту,

Что ведьмицу и погубит.

Завтра главный, ТВОЙ день будет!

День в году один такой,

Но лишь завтра, милый мой,

От любви, как от дурмана,

Ведьма сильно будет пьяна.

Сделай так, чтобы с ведьмицей

Как-нибудь разъединиться.

Если сделать так сумеешь,

Ведьма тотчас ослабеет.

В этот миг ты будь хитрей.

Только лишь ее когтей

Берегись и очень бойся.

В остальном — не беспокойся…

Не прощаюсь, до свиданья!

В тот же миг мое сознанье

Пробудилось ото сна.

Голова была ясна.

Как ни глянь со всех сторон,

Это был не просто сон:

Осужденному — свиданье,

Беглецу — конец скитаньям,

Мертвому — как воскресенье,

Ну, а мне — почти спасенье.

Страха сгинули следы,

Словно я живой воды

Напился и вздребезнулся.

Я от слабости очнулся,

От тоски, сомнений, боли.

Что естественно в неволе.

Голова ясна, чиста,

Хоть задача не проста:

Надо мне мозгой прикинуть.

Как свой член из ведьмы вынуть,

Как ее мне обмануть,

От когтей как увильнуть.

Ой, не просто все, не просто,

А в запасе — день всего-то

Призадумался…

Вдруг — шасть,

Ведьма обе руки в пасть,

Дотянулася до члена

В животе и, как полено,

Меж ладоней ну катать…

И добилась, дрянь, — опять

Сила, что моей была,

В член ручьем перетекла.

Он силен, а я ослаб,

Он король, а я — как раб.

Ну, а в этой п….болке

Страсть, как буря. Громко щелкать

Языком вдруг принялась,

И кричала, и тряслась,

Извивалась и стонала,

Даже грудь торчком стояла.

Извержения такого

Я не видел, честно слово.

Мне приятности в том мало,

Но все так, как и сказала

Ночью мне моя жена:

Ведьма верно что пьяна,

В удовольствиях по шею

И глаза по шесть копеек

С диким воплем закатила…

Но лишить ее всей силы

Я еще не знаю,.

Я, конечно, не дурак,

Но и ведьма ведь не дурра,

Раз сгубила эта шкура

Уже сотню мужиков.

Да и я почти таков…

Время шло уже к полудню.

Я похож на талый студень,

Свету белому не рад:

Трахнув восемь раз подряд,

Сам себя я до маразма,

Но и ведьму до оргазма

Наконец-таки довел.

«Ну, сегодня ты орел!» —

Ведьма, млея, поначалу

Комплименты расточала,

От избытка чувств куснула,

Поурчала и уснула.

Было так оно всегда.

Отдых часика на два

Я имел теперь в награду —

Это мне и было надо.

Близок час и миг развязки,

Вместе с ним конец и сказке.

Но легко так говорить!

Надо мне еще дожить

До счастливого конца.

Я сейчас слабей птенца.

Мне не светит здесь зачахнуть:

Если я ведьмицу трахнуть

Не смогу хотя бы раз,

Знаю, из меня тотчас

Стерва выпустит кишочки.

От когтей острее бритвы

Не помогут ни молитвы,

Ни тем более примочки.

Мог бы я поведать ведьме:

Мой решительный, последний

Через час начнется бой.

Спишь, тетеря? Хрен с тобой!

А со мной моя Надежда.

Мужики-то, видно, прежде

Не имели жен таких.

Ты одна против двоих.

Голова, как в лихорадке,

Жар, озноб… Нет, я в порядке,

Только губы шепчут что-то,

Только мозг один в работе.

Кто б смотрел со стороны —

Сразу признаки видны,

Что совсем мужик свихнулся.

…Час прошел.

Я улыбнулся

Сам себе пока лишь только:

Я ПРИДУМАЛ!!!

Сил — ни сколько

Но — придумал я, ура!

И теперь мне спать пора.

Сколько там еще осталось?

Ну, хоть сколько, ну, хоть малость,

Ну, хотя бы пять минут!

Позабылся я… И тут

Шесть часов часы пробили.

Ведьма с песней «Тили — дили»

Потянулась, ноги сжала,

Языком своим, как жалом,

По-кошачьи облизнулась:

— Слышь, касатик, я проснулась!

Жив, любовничек? Вставай,

Полюби меня давай,

Как и давеча с утра.

Аж до самого нутра,

До печенок самых пронял —

Уж не молодость ли вспомнил?

Головенку-то не кружит?

Ну-кась, сунь свой х.. поглубже.

Тут я тоже потянулся

И впервые улыбнулся:

— Ах ты, ведьмушка моя!

Знаешь, что придумал я,

Ненаглядная голуба?

— Ну-кась, ну-кась…

— Как-то грубо мы сношаемся с тобой —

Сможет так дурак любой,

Каждый день одно и то же…

Ну, на что это похоже!

Ведьма поперхнулась даже

(интересно, мол, что скажет?)

— А чего бы ты хотел?

— Я с женой собаку съел,

Ведьмушка, на этом деле.

Удовольствия в постели

Можно больше получить.

Показать, как? Научить?

— Ишь, ты… Ну-ка, покажи…

Нет! Сначала расскажи,

Что почем и что зачем,

Объясни-ка…

— Нет проблем!

Судя по строенью пуха

Между ног, ты — молодуха.

Сто мужчин взяла ты в плен —

Да ты девочка совсем,

Прелесть с лакомой п….й.

Порно- быть тебе звездой!

Говорю и примечаю:

На глазах ведьмица тает,

Так слова мои приятны.

Что совсем уже обмякла.

— Между прочим, — продолжаю, —

Я так, милочка, считаю,

Что пока с тебя не слез,

Эротический ликбез

Провести с тобой мне надо,

Мое счастье и отрада.

Мужиков.. то есть, партнеров

У тебя еще, без спору,

Будет, думаю, штук триста…

Ты — богиня! Только свистни,

Только юбку подними

И к тебе, как мотыльки,

Все мужья от жен слетятся.

Но имеешь ты, признаться,

Небольшой, но недостаток…

— Ну, короче!

— Буду краток:

Способ есть совокупленья

Ну такое наслажденье!

Ты представить и не можешь…

Если мне чуток поможешь,

То сейчас и покажу

И тебя я ублажу

В сто раз больше, чем доселе…

— Склифосовский, ближе к делу!

Ты меня с ума уж свел,

До кондиции довел.

Что мне делать-то, скажи.

— Для начала развяжи

Из своих волос ты ленту…

Дай сюда! —

И я моментом

Завязал на яйцах бантик. —

Ну-ка, ведьмушка, привстань-ка,

Глянь сюда, не будь ленива.

— Ой! И правда, как красиво!

За дизайн хвалю, сыночек.

— Это, милая, цветочки…

Хочешь ягодку?

— Давай!

— Если хочешь, то вставай

В позу под названьем «рак»,

А я сзади…

— Это как?

— Ты вставай на четвереньки,

Жопу вверх… Пригнись маленько,

Руки в пасть поглубже суй,

Я тем временем свой х ..

На тебя наставлю сзади…

Ах, шалунья!.. Кайфа ради

Надо член взять за узду,

Руки высунув в п…у,

Поласкать, как ты умеешь,

И затем в себя скорее

Затащить. Ну, как, все ясно?

— Чудно, чудно! Все прекрасно.

Ну, поехали..

И вот

Наступил теперь черед

Перейти от слов мне к делу.

Изогнула ведьма тело,

Руки где-то в животе

Пробираются ко мне,

А я сзади ожидаю,

Членом попу ей ласкаю

И п….нку щекочу,

Вроде как зайти хочу,

Жду, когда в любовных муках

Из п…ы родятся руки.

Вот уж показались пальцы…

Ведьма стонет.

Бант на яйцах

Мною сорван и теперь

Я не пленник — тигр я, зверь,

Притаившийся в засаде.

Я стою у ведьмы сзади.

Лента в петлю превратилась.

Только руки появились,

Лентой тотчас их связал

И победный вопль издал!

Ведьма дернулася было

И слегка, и со всей силы,

Да куда там! Да и как?

Руки, связанные лентой,

Ведь из задницы торчат!

Я с кровати соскочил.

Ходуном дом заходил

От моей безумной пляски.

Все!!! Конец ужасной сказки!

* * * * * * * *

Стоп!

Вопрос ко мне последний:

Что я сделал с этой ведьмой?

Что же, он вполне резонный,

Даже, скажем так — законный.

И жене моей, Надюше,

Любопытно бы послушать,

И читателям моим

(в перспективе 102-ым)

Я — пожалуйста, не жалко:

Взял за шиворот нахалку

(на нее надел я платье)

И с насиженной кровати

Ведьму выкатил на двор,

Где и вынес приговор.

За потраву мужиков

Был мой суд весьма суров,

Но и милостлив при этом.

Я ее мог, вообще-то,

В море гнева, в буре страсти

Разорвать хоть всю на части.

Ведьма, блядь… Куда уж хуже!

Но… и женщина к тому же.

И к чему же я пришел?

Метров на сто отошел,

Как пружина, туго сжался.

Взяв прицел, я разбежался,

И…

ПОД ЗАД ЕЙ ДАЛ ПИНКА!

Но не сильно — так, слегка,

Чтобы вышла на орбиту.

И теперь она парит там

Вечным спутником Земли

Мужиков от всех вдали.

Если кто из космонавтов

Встретит так или иначе

Эту ведьму…

Мой совет: передайте ей горячий

От СТО ПЕРВОГО привет!

* * * * * * * *

Вот я думаю: что будет,

Если ведьма встретит там

Вдруг да инопланетян?

Либо вые..т их сразу

И они ее, заразу,

Нам в отместку спустят вниз

(Это вам, мол, ценный приз),

Либо, если повезет,

Увенчав венком из лавра,

Увезут в Альфа Центавра.

Так что… Бдите, мужики

И на нынешнем веку

Будьте все же начеку!

Ну, а я — пусть Бог простит! —

Стыд и скромность свою спрятав,

Подпишусь —

В. Г. Липатов. Осень 1995 г.

0
22.03.2019
avataravataravataravataravatar
401

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть