ГРЯЗЬ

Прочитали 533
Закрыть
Содержание: ГРЯЗЬ
Содержание + серии

пролог

        В том мире, в котором когда то жил мой отец много говорили о ядерной войне. Считалось что ее начало знаменует конец человечества. Предрекали полное уничтожение жизни ,а некоторые утверждали и приводили математические расчеты раскола планеты на части.

       Все сложилось совершенно иначе.

Полного уничтожения жизни на Земле, равно как и ее раскола на части не произошло. Помню отец говорил что мы словно открыли портал ада и в мгновение перенеслись в совершенно другой мир. Тысячи бомб падали на города, промышленные объекты, важнейшие объекты инфраструктуры, атомные электростанции, гидроэлектростанции, хранилища отработанных ядерных материалов и опасных химических веществ. Было применено «несуществующее» биологическое и химическое оружие. Миллиарды людей погибли если не сразу, так потом в результате радиационного и химического заражения , эпидемий ,отсутствия медицинской помощи, голода, холода .Высокая урбанизация повлекла за собой огромные потери в первые часы ядерного конфликта и связано это было не только ввиду большой концентрации проживающих, но и с их последующей не приспособленностью жизни без газа, горячей воды и света. Государственный строй большинства стран рухнул . Люди смогли выжить в заранее приготовленных убежищах коих только на нашей земле насчитывалось более 16.000. Огромные подземные сооружения могли дать приют всем сильным мира сего, богатым , влиятельным и тем кто был необходим для их выживания. В самых крупных из них, напоминающих собой целые города, были сосредоточены технологии , передовые разработки и огромные склады с припасами и медикаментами. Конечно,многие из убежищ были растоптаны ядерными ударами,были лишены связи и остались сами по себе. Несмотря на это один из самых мощных бункеров уцелел и располагался он в Ямантау — самой высокой горе Южного Урала. Он носил имя «Грот». Мы же называли его «Оплот». Этот бункер обладал мощнейшей и надежно защищенной антенной радиосвязи, передатчик которой был подключен напрямую к залежам железной руды.. Жители убежища «Грот» объединили большую часть уцелевших, создали центр принятия решений и повели всех нас к новой жизни, к новому миру. Разъяренная Природа встречала нас невыносимой засухой, проливными дождями с ураганами и штормами тянущимися месяцами, она выдумывала все более смертоносных тварей флоры и фауны словно мстя нам и пытаясь сделать все самое немыслимое, для того чтобы наша жизнь стала максимально невыносима. Но мы выжили и упорно продолжали строить новую жизнь в Новом Мире.

Наше прошлое ушло навсегда, наше настоящее лежало в руинах,но наши взоры были обращены в будущее.

Мы начали заниматься разведкой и подготовились к тяжелейшему труду. Мы превратились в целеустремленных мастеров выживания. Мы добывали технологии из других убежищ, изучали их, воспроизводили и строго охраняли. Изо дня в день наши передовые отряды прочесывали территории в поисках не зараженных месторождений ресурсов и других уцелевших, порой совсем уже совсем одичавших. Мы осваивали профессии с нуля, выращивали продукты и восстанавливали промышленность. Мы занимались добычей ресурсов несмотря на тяжелейшие условия радиационного загрязнения и использовали полученные знания для того чтобы противостоять жестоким условиям. Но несмотря на все наши усилия мы все же не могли идти в ногу с высокими запросами этого Нового мира. Мы все чаще стали сталкиваться с людьми других убеждений и ценностей. Все чаще такие встречи заканчивались кровопролитием и жестокими бойнями. Группы рейдеров несущих с собой хаос и насилие росли как на дрожжах . Теперь мы были вынуждены защищаться и обучаться военному ремеслу так как никогда . Неся большие потери и завалившись в кровопролитных боях мы набирали силу. Крупные бандитские формирования уничтожались, отступали ,теперь сами неся большие потери.

Но все же и этого было мало. Пробуждались иные силы, которые также претендовали на власть в этом мире делая наше будущее еще более туманным..

Отец был прав говоря ,что война никогда не меняется, был прав говоря что у человека заложено в генах уничтожение себе подобных и постоянное стремление к власти. Но отец и представить не мог, с чем нам предстояло столкнуться…


   

Мой город.

         Всякий раз как здесь не окажусь, меня охватывают давно забытые чувства. Чувства, принадлежащие не этому миру и не тому времени. Наверное все из за этой чертовой высоты- во всей округе не знаю зданий выше и крепче элеваторов мукомола. Голова кружится, а я все равно лезу сюда. Нравится мне отсюда за городом наблюдать. Вернее, конечно не городом, а тем, что от него осталось.

И тогда я закрываю глаза.Воображению волю.

Начиналось путешествие во времени и я плавно запускал процесс цепной реакции. Память былых лет помогала мне восстанавливать разрушенные здания, поднимать столбы линий электропередач, натягивать бесконечной длины провода, освобождать дороги от завалов, ремонтировать трещины и дыры в асфальте, а скелеты сгорбленных и сгоревших автомобилей покрывать новой блестящей кожей. Затем все приходило в движение. Мой старый город наполнялся разнообразием красок и звуков: повсюду начинали сновать люди занятые каждый своими делами; дороги, словно артерии разводили во все стороны потоки машин разнообразного цвета и размера; трубы теплоэлектростанции снова выпускали столбы белого дыма в божественную голубизну неба. по которому медленно плыли облака. Обычные, белые, красивые…

Всегда боялся увлечься и забыться.

Но сегодня все было иначе.Что-то засбоило в голове, что-то пошло не так. Не так, как обычно.

На фоне белизны облаков появляется черная точка, она становиться все больше и больше, она забирает все мое внимание. Я начинаю различать в ней форму, форму крыльев… Черных крыльев.… С каждым взмахом они все стремительней приближаются, увеличиваются, пока не настает тот момент, когда они накрывают меня куполом тьмы. Все стихает, все растворяется в этой темноте. Острые как бритва когти вонзаются в мою грудь все глубже и глубже…

Знакомый крик буквально рывком вытаскивает меня из этого состояния и открыв глаза я вижу большого черного ворона. Надменно восседая на одной из труб вентиляции он прилетел посмотреть на меня. Мы с ним давние товарищи и часто здесь встречаемся. Он большой и очень красивый, его крылья черного цвета с металлическим отливом метра под два размахом , да и по весу наверное килограмма на три потянет. Мощные ноги, большой клюв и когти того же чернильного цвета- красавец одним словом!

Каждый раз смотря на него пытаюсь распознать его мысли. О чём он думает и думает ли вообще? Испытывает ли страх или же радость? О чём мечтает и ради чего живёт? Он никогда не отвечает, безмолвно смотрит на меня и никогда я не видел его в паре с другими его сородичами.

Мне припомнилось как я читал о том что ворон одна из самых умных птиц и что они выбирают себе пару на всю жизнь, что даже когда один из пары умирает, то другой не ищет замену, а становится незаменимым помощником своего рода, следит и воспитывает внуков, правнуков и так далее до самой смерти. А жизнь их может протекать столетиями. Я часто задумывался над тем какое количество знаний можно накопить за такое время, сколько всего можно увидеть и испытать. Я всегда верил и считал животных существами разумными и не придерживался мнения человека-венца творения. Я не считал человека мерой всех вещей, не считал себя причисленным к виду единственных и неповторимых носителей разума. Всегда верил во что-то большее. Смотря на это создание мое воображение иногда рисовало образ умудренного жизненным опытом старца побывавшего во всех уголках мира, знающего ответы на все загадки и видевшего так много что и представить трудно.

Возможно вот этот самый ворон когда-то так же сидел на какой-нибудь башне или каком-нибудь высоком дереве созерцая своими черными пронзительными глазами величайшие события нашей истории. Возможно эти черные глаза видели ту истину, что канула в бездну забвения. Возможно этого Ворона когда-то также видели глаза моих предков истина о которых никогда мне не узнать. От таких дум мне обычно становилось не по себе. Мне казалось что эти Чёрные глаза видят меня насквозь, знают про меня все. Вот и сейчас меня охватило чувство незащищенности, а по коже покатила теплая волна оставляя за собой лёгкий озноб.

Я отвернулся и снова мой взгляд окунулся в окрестности города. Вновь передо мной лежали разбитые улицы и дома утонувшие в пепельно-зелёной листве. А ведь совсем недавно всё выглядело совершенно иначе. Я ещё помнил город таким каким он открылся нашим глазам впервые как мы выбрались на поверхность -мрачное безжизненное пепелище. Разрушенные здания торчали из обожженных завалов вперемешку с оплавленными и уже порядком изъеденными коррозией стальными конструкциями. Не в сравнении с тем что сейчас. Меньше чем за десятилетие Природа всей своей мощью показала силу поглощения разрушая и бетон и сталь. Пышные кроны необычно разросшихся деревьев всё больше и больше укрывали следы мирового пожара. Только небо почти не изменилось, было всё таким же серым ,но гнало всё больше и больше грозовых облаков.

Как например сейчас.

На город накатывала тень гигантских иссиня-чёрных облаков занимающих собой уже весь горизонт. Надвигался «Грозовой вал» -так мы называли огромную стену чёрных туч накатывающих словно цунами, только не на суше а в небе. Обычное явление для нашей жизни про которое никогда нельзя было сказать насколько долго продлится приносимый им Шквал дождя и молний. «Грозовой вал» как обычно накатывал красивой, но одновременно зловещей бурлящей массой, время от времени озаряясь завораживающими всполохами молний в сопровождения громового оркестра.

Очередная вспышка протянула ослепительный зигзаг прямо к крыше одиноко стоящего высотного дома уцелевшего способом известным только одной вселенной. Практически мгновенно кожей лица я ощутил свежий ионизированный ветер за которым с небольшим запозданием громыхнуло с такой силой, что душа задрожала. Ворон гаркнув расправил свои огромные крылья и скрылся в крутом пике, причем проделал он этот манёвр кажись не уступая в скорости самой молнии.

«До встречи друг и мне пора..»- подумал я.

Где-то среди развалин города раздались чётко различимые выстрелы. Вновь я поймал себя на мыслях-«жизнь продолжается несмотря ни на что, какими бы мрачными ни казались эти руины, они всё ещё принадлежат моему родному городу, моей Tera Patria, и пока я жив, жив и город.»

Размышляя об этом я в очередной раз окинул взглядом окружающую панораму с высоты своего Олимпа и неторопливо стал готовиться к спуску.

Миста

     Моросил мелкий, неприятный дождь вот-вот готовый перейти в проливной и тяжёлые тёмно-синие тучи занимающие уже большую часть неба были тому предвестниками.

Город утопал в разрухе и грязи. Особенно в грязи. В грязи от постоянных дождей . Редко когда солнце дотягивалось своими лучами до этих разбитых улиц, а когда это и происходило, этого было явно недостаточно для того чтобы просохли улицы и дворы. В такие дни от испарины поднимался чудовищная духота от которой всё в округе погружалось в Белую и непроглядную мглу.Тут и там торчали здания с разной степенью разрушения и хоть большинство из них лежало в руинах- обрушены перекрытия этажей и крыш, в стенах зияли дыры, — были и такие что казались совсем нетронутыми. Даже стёкла в рамах таких домов были целыми. Грязными, но все же целыми. Над дорогами висели оборванные линии электропередач, столбы которых в основном, на удивление, оставались в прямом положении. Обочины были уставлены рядами давно пришедших в негодность автомобилями. Те из них что с виду казались ещё более-менее целыми при более внимательном осмотре оказывались напрочь выпотрошенными неизвестно кем и для каких целей, причём некоторые совсем недавно.

Безжизненным город только казался.

Звуки выстрелов эхом пронеслись по центральной части города подняв в воздух воронье во всей округе- по иссечённой глубокими трещинами улице, мимо двух- трёхэтажных домов местами разрушенных до фундамента, выбиваясь из последних сил в попытке уйти от преследования бежали люди. На плечах всех четверых были серые и грубые накидки, которые затрудняли сделать более исчерпывающий вывод относительно своих хозяев. Меньше чем в 100 метрах позади показался и первый преследователь, это был человек в тёмном капюшоне и маске-черепе с накинутым на плечи чёрным полудаментом. В руках его была винтовка с оптическим прицелом и толстым, длинным стволом.

Он ловко проскользил по капоту сгоревшего Land Cruiser и несколькими упругими прыжками взобрался на груду изломанного бетона. Выставив левую ногу вперёд приняв тем самым удобную позу для выстрела , он отточенным движением рук вскинул приклад к плечу и устремил ствол в спины беглецам.

Задержка дыхания.

Прицеливание.

Изумрудно зелёный цвет отразился мягким бликом в идеальной поверхности оптики. Оба глаза открыты,что дает возможность контроля лежащего перед стреляющим пространства.Без лишнего промедления раз, два… Срыв спускового крючка..

Глухой хлопок выстрела и один из тех четверых в сером кубарем повалился в грязь схватившись за ногу.

Перекрестие прицела плавно передвинулось на следующей мишень, но выстрела не последовало так как те трое успели скрыться в повороте за домом.

Стрелок не меняя позы опустил винтовку и откинув полудамент в сторону закинул её за спину, после чего с легкостью спустился с кучи камней обратно на дорогу и не спеша двинулся по ней в сторону раненого. В его движениях, походке и очертаниях вырисовывались линии хорошо физически развитой женской фигуры, что можно было заключить только по одним ногам обтянутым плотными тактическими брюками. Мимо, в том же направлении, шумно пронеслись несколько мотоциклистов с автоматами на перевес. Вслед за ними появились двое на большом квадроцикле. Приближаясь водитель сбавил ход и поравнявшись с девушкой-стрелком покатил рядом со скоростью её шага.

-Вонючие крысоеды разбегаются по своим грязным норам оставляя за собой только кучи дерьма! Мы наделали слишком много шума и святоши успели закрыться, но им все равно долго не продержаться! Мы блокировали собор со всех сторон и захватили внутренний двор. Все таки долбанные ублюдки спутали все наши планы!- Крепкий бородатый мужчина в видавшей виды ковбойской шляпе и темных очках говорил резким басом. Намеренно оторванные рукава его формы обнажали могучие руки сплошь покрытые шрамами и татуировками. В его лице отпечатались десятилетия непростой жизни.- Я хочу чтобы ты заняла вон тот дом и со своей оптикой отрезала крысоедам выход на соседнюю улицу, тогда мы их и накроем!

Девушка-стрелок не обращая внимания продолжала идти. Погода портилась на глазах и поднялся сильный ветер, который одним из своих резких порывов откинул с ее плеч полудамент. Взору мужчин на мгновение открылась эффектная фигура и соблазнительные бедра.

-Эй!- бородатый дал по тормозам и схватив девушку за плечо отдернул ее на себя угрожающе произнес- Я вообщето с тобой разговариваю!

Никаких резких движений от нее не последовало. Она лишь медленно повернула голову в сторону собеседника. Из под маски блестели серебристо-зеленые огоньки глаз без единого намека на испуг.

Что то в этом взгляде заставило бородатого убрать руку с ее плеча, на секунду он даже показался каким то неуверенным:

-Мать твою ты что оглохла?

-Тебе вопрос задали шкура!- влез в разговор второй байкер в шипастом шлеме.

Бородатый отреагировал мгновенно и с локтя ударил ему под дых:

-А ну закрой пасть ,тебе слова не давали минингитный!

-Послушай мне насрать кто ты такая,но мне не плевать что ты делаешь в моей группе! Рейнджеры в союзе с Черепом только потому что у нас пока общая цель..Ты сейчас в моей группе.Так что будь добра, делай то, что я тебе говорю! Понятно!?

В этот напряженный момент разговора не дальше чем в ста метрах завязалась перестрелка и донеслись неразборчивые крики. Один из мотоциклистов с громким хлопком вспыхнул как свеча. Все отвлеклись на происходящее, а когда бородач вновь повернул голову туда где стояла девушка, то никого там не увидел.

-Чертова сука…- прошипел он и выжал акселератор на полную.

Серые плащи

   По грязному эскалатору, прекратившему свое бесконечное движение еще лет пятьдесят назад, освещая себе путь фонариком закрепленным на щите, быстро, но в тоже время аккуратно, не издавая лишнего шума спускался человек в сером плаще. Двигаясь по ступенькам все ниже и ниже, с каждым новым шагом его фигуру все плотнее обступал мрак заброшенного цокольного этажа. Свет сюда не проникал совсем. В густом от сырости воздухе висел тяжелый, прелый запах разложения.

Подошвы высоких ботинок коснулись скользкого кафеля, покрытого буро зеленой растительностью, из-под которой тут же во все стороны рванули темные насекомые. Человек замер на месте и медленно обводя окружающее пространство узким лучом искусственного света начал осматриваться по сторонам в попытке уловить что-либо подозрительно- опасное. Он оказался прямо на развилке просторного коридора. Пути расходились в три стороны: в право коридор уводил к бывшим продовольственным магазинам; прямо вел к выходу на внутренний двор торгового центра; влево к магазину детских товаров. Куда бы не ложился его взгляд все свидетельствовало о хрупкости того, что человек когда-то создавал и называл вечным. Кирпичная кладка и бетон крошились, с железных конструкции обваливалась краска пасуя перед натиском коррозии, дерево гнило и превращалось в труху, — по всюду протекали процессы разрушения, стремления сложного преобразоваться в простое, а искусственное в естественное. Природа быстро забирала свое, стоило только перестать человеку заботиться о своих творениях.

Настроив фонарь широким фокусом человек в плаще двинулся по коридору влево. Холодный искусственный свет пополз по выщербленным стенам подсвечивая ярким блеском падающие с потолка капли воды и выхватывая из темноты силуэты повсюду свисающих проводов, которые приходилось либо обходить, либо отводить в сторону. Двигаясь все дальше ноги человека утопали все глубже в затхлой воде, пока наконец он не добрался до груды ломанного бетона. Забравшись по обломкам, искатель очутился на краю обрыва, с которого глазам открылась жутковатая картина — в нескольких метрах ниже обвал формировал котлован заполненный темно зеленой водой; а выше прямо над ним зияла сквозная дыра, проходящая через все перекрытия этажей здания следуя прямо до стеклянного купола крыши. Толком понять, что именно оставило такую пробоину было довольно трудно, так же как было трудно понять и направление силы удара, ведь на первый взгляд все было вроде как естественно, но упало сверху что массивное проломив все на своем пути… что тут удивительного? Мало что ли бомб падало во время войны? Нет, не мало и то, что одна из них вот так могла угодить в не маленькое здание ничем не примечательный факт. Удивляло кое-что другое, а именно то, что открывалось более опытному глазу- арматура с висящими на ней кусками бетона была вывернута в обратном направлении силе удара сверху, как если бы ни что-то упало, а как будто это что-то наоборот вырвалось из самих недр земли.

В свете косых лучей дневного света рваные края пробоины сочились ручейками дождевой воды. Искатель остановил взор на покоробленном коробе вентиляционной трубы. В сечении она была прямоугольная и обладала достаточным размером для передвижения внутри нее ползком человеку среднего телосложения. Внимательно изучив согнутый и изрядно помятый участок этой трубы, торчащий из стены напротив под самым потолком, искатель приступил к активным действиям. Первым делом он освободился от всего что стесняло его движения, положил щит, скинул с плеч плащ и бережно укутав в него ружье пристроил его рядом. Еще раз настороженно осмотрев темный коридор позади, он повернулся лицом к трубе, примерился и сильно оттолкнувшись от края обрыва прыгнул. Руки цепко ухватились за арматуру, сильно раскачиваясь он повис над темной бездной котлована. Успокоив инерцию тела он легко подтянулся и перехватиться, после чего принялся аккуратно раскачивать ногами покореженную секцию вентиляционной трубы в попытке её оторвать. Крепления издавали скрежет и скрип, но не желали поддаваться. Только после серии сильных ударов источенные ржавчиной болты соединений лопнули и часть трубы с грохотом обрушилась вниз, в котлован, едва не утащив за собой нарушителя тишины.

Проследив за тем как мятый кусок металла полностью утонул в темной воде, искатель перевел дыхание и раскачавшись совершил еще один прыжок. На этот раз руки его крепко ухватились за внутренний край целой трубы и в следующее мгновение он был уже внутри. Лёгкие стал наполнять тяжелый запах сырости. В слабо ощущаемой воздушной тяге веяло острыми нотками разложения и крысиного помёта. Движения ограничивало тесное и темное пространство и искателю пришлось изловчиться для того чтобы достать и включить фонарик. Ползти пришлось по экскрементам и останкам грызунов как давно высохших, так и совсем недавно начавших разлагаться. В этом не было ничего приятного, но с другой стороны эта вонь успокаивала и говорила о труднодоступности данного места . Крысиное царство. Крысы не вьют гнезда там где не безопасно. Спустя четверть часа и приложив не мало усилий ему наконец удалось добраться до нужной вентиляционной решетки, выходившей в просторное помещение. Выбить ее не составило труда и пропав в густой темноте она отозвалась звонким ударом и всплеском воды Это должно быть именно то место, что он вымерял по ветхой бумажке плана здания.

Свесив голову, при помощи фонарика он осмотрел пространство под собой, которое было наполнено длинными рядами каких-то конструкций. Он уже знал о их предназначение из рассказов бывалых искателей. Удостоверившись в безопасности он аккуратно скользнул вниз прямо на одну из них. Спрыгнув на пол, он медленно двинулся вперед между двухметровыми стеллажами служившими когда-то полками-галереями для товаров магазин. Впрочем, они так и продолжали выполнять эту функцию будучи заставленными множеством еще пестрых упаковок, в некоторых из которых сквозь прозрачную пленку можно было разглядеть детские игрушки. Уровень воды тут оказался выше, чем в коридорах холла и доходил до высоты голени ног. В воде , как и на её поверхности плавали отражая свет фонарика различные по цвету, форме и размеру коробочки и обертки. Искатель то и дело останавливаясь рассматривал товарные ряды, но тем не менее продолжал двигаться все дальше вдоль стеллажей. Увлеченный поиском, он переходил из ряда в ряд начиная регулярно натыкаться на останки давно умерших людей, которые представали его глазам в виде распавшихся на многочисленные сегменты скелеты застрявшие в истлевшем, сгнившем тряпье. Некоторые из них ещё сохраняли лохмотья плоти и кожи. Они были как памятники, оставленные смертью в напоминание человеку о его неминуемой участи и глупости.

Нарушителя тишины никак не трогали эти останки, он не заострял внимание на них удостаивая кости лишь беглым взглядом и то только для того, чтобы ненароком не оступиться или не споткнуться о какой нибудь череп. Гробовую тишину торгового зала нарушали лишь шаги, сопровождавшиеся шумом воды. Исходив многие ряды, искатель приблизился к длинному столу с кассами, за которыми когда-то происходил товаро- денежный оборот. Голубой свет фонаря начал приоткрывать вуаль мрака , скрывавшую за собой страшную историю этого места,- беспорядок и разрушения, по всюду валялся разных хлам, под поваленным на бок стеллажом, среди тележек лежали придавленные скелеты. Особое внимание привлекал неестественно развороченный потолок над столом. Среди оголенных проводов и кабелей коммуникаций зияло серое пятно иссеченного бетона. Сделав несколько шагов, перед глазами оказался и предмет предположительно служившим орудием, оставившим следы на потолке- на столешнице среди прочего скарба, лежал большой пожарный топор с сильно затупленным лезвием.

«Зачем было такое делать? Какая необходимость заставляла их пытаться пробить потолок? Наверное не зря говорят, что надежда умирает последней»- подумал искатель и продолжил размышлять-«Вот почему нельзя обойтись без надежды, да потому что надежда это что направлено в будущее надо отдать должное этим людям, не сдавшимся отчаянию и до последнего сражавшимся за свои жизни…Если это было так, значит это было достойно человека».

Сбросив это наваждение мыслей искатель осознал, что смотрит на стену с какой-то неразборчивой надписью. Всмотревшись, он смог разглядеть написанное и от прочитанного пробежали мурашки по коже. А от того, что предстало его глазам дальше дак и вовсе бросило все тело в холодный пот- под надписью «Тому кто это читает желаю гореть в аду», прямо на иссеченной и вымазанной чем то темным столешнице лежали отрубленные человеческие останки, а чуть правее на этой же стене с скрупулезной точностью был намалеван огромный крест по силуэту которого похоже когда-то был распят реальный человек о чем сами за себя говорили висевшие останки. Увиденное очередной раз встревожило и поколебало уверенность искателя в непогрешимости суждений Сони как о людях в целом, так и о отдельных событиях их жизни. Его даже чуточку расстроило т, что он не может показать ей эти доказательства истинной жестокости чокнутых фанатиков.

Неожиданно что- то глухо,но очень сильно ухнуло под потолком,В другом конце торгового зала что-то плюхнулось в воду заставив весь организм встрепенутся от мощного нервного импульса, а в руках тут же оказался нож с широким обоюдоострым лезвием. Замерев на месте и полностью обернувшись в слух и зрение, искатель сканировал окружающее пространство. Звук повторился еще несколько раз. Выждав около пяти минут и не заметив ничего подозрительного, кроме жирной крысы, он вновь продолжил поиски, но уже не отвлекаясь на следы человеческого зверства.

Это место давило на нервную систему сильнее чем хотелось бы искателю.

Действия стали активнее, движения сделались более резкими и быстрыми. Спешно отталкивая ногами все мешающее ходу, он обследовал все выдвижные ящики стола. Не удовлетворившись поисками, проследовал к трем отдельно стоящим шкафам, которые своим видом вызвали нешуточный интерес, что-то подсказывало ему что он следует в нужном направлении. Шкафы, снабженные сплошными двустворчатыми дверцами, стояли в один ряд прямо напротив «пиршественного» стола. Их стеклянные створки были прозрачны только до середины и будучи закрытыми на небольшие замки разжигали к себе все больший интерес. Искатель начал вскрывать каждый шкаф по очереди приступив к делу с крайнего правого. Аккуратно упираясь острием ножа в тело навесного замка, он нанес несильный, но достаточно резкий удар по его массивной рукояти. Замок стрельнув тут же открылся. Перерыв вверх дном его внутренности он заметно нервничая аналогичным образом и осмотрел второй шкаф. Снова разочарование. Расстроенный и озлобленный неудачей он очередной раз приложился по рукояти, только на сей раз не контролируя силу, как бывает в случаях, когда человеком овладевает гнев и раздражение при которых восприятие теряет концентрацию, а ее потеря в свою очередь несет рассеянность внимания при которой человек часто перестает замечать очевидные вещи. Ведь если бы он был внимателен, то сразу заметил отличие замка третьего шкафчика, который обладал совершенно иным механизмом запора, обеспечивающим ему существенную прочность. Последствия удара настигли моментально-клинок ножа, выполненный из каленой стали, не выдержал и раскололся, а замок все так же висел невредим.

Невнимательная поспешность усилила гнев.

Искатель в злобной решимости и особо не мудрствуя просто разбил стекло с резкого удара увесистой рукоятью теперь уже сломанного ножа. Лихорадочно перебирая одну упаковку за другой, он наконец нашел то, что искал. Наконец он держал в руках герметичную упаковку с красивой куклой внутри. Он даже издал под маской какой-то довольный звук, теперь можно возвращаться. Запихнув упаковку с куклой за пазуху, он застегивался, когда почувствовал, что на его ноги что-то навалилось. Машинально отступив от шкафа, он увидел, как с нижней полки вывалился какой-то предмет. В свете фонаря этот предмет принял ужасающее очертание- это был вовсе не предмет. Совсем не предмет. Маленький, скрюченный, высохший труп ребенка лежал на куче разноцветных игрушек часть из которых медленно расплывалась кругом по глади мутной воды. Светло русые волосы заплетенные двумя косичками пестрели белыми бантиками на фоне посеревшего кружевного платьица, а её маленькие ручки крепко прижимали к себе куклу принцессу с длинными золотистыми волосами. Это была маленькая девочка.

Осознание этого ужасного зрелища приходило плавно, леденящей волной проходя через все тело и заставляя челюсти сжиматься до зубовного скрежета. Все это было уже чересчур. Сейчас в голове прокручивалась одна и та же мысль- «бежать, бежать, бежать… убраться как можно дальше и как можно быстрее из этого чертова места.»

Действия опережали мысли. Тело двигалось на автомате. Осознанность пришла только когда он уже был в вентиляционном канале и полз в обратном направлении. Всё произошло настолько быстро, что теперь он и припомнить не мог как унес ноги, как забрался обратно, как вообще проскочил этот отрезок жизни. Только смутные образы и мешанина слайдов с изображениями зловещего креста, зазубренного топорища, костей,черепов, сломанного лезвия и белых бантиков. Сознание лихорадочно пыталось вытеснить настойчивость этих воспоминаний. «Быстрее..быстрее…»- подгонял себя искатель, он видел,слышал,осязал-но ни чему не придавал значения.

Не крысам ошалело бегущим навстречу.

Не сладковатому запаху в носу начинающему уже перебивать вонь тухлятины….

Наконец показался тусклый свет, а за ним и выход. Без труда совершив обратный путь над котлованом искатель занимался своей амуницией, как вдруг его словно прострелило молнией. Тело парализовало в леденящем чувстве нависшей угрозы. Изношенные фильтра маски теперь отчетливо пропускали специфический запах от которого по коже тысячами иголок побежали мурашки- сладкий аромат смерти.

Вспомнилось всё чему учил Гер и в особенности его слова: «сладкий мускус ни с чем не спутаешь, он дурманит, путает словно завлекая, пока не угодишь прямо в его лапы». Искатель первый раз в жизни чувствовал этот запах и до последнего не хотел верить в правоту своего предположения. Но чувства не подводили, сейчас он точно спиной видел готовящегося к смертельному броску самого опасного зверя- осклизлого. Вот так, оказаться спиной к нему, значило практически лишится шансов на выживание.

Вляпался. Профукал. Проглядел.

В чёрной мгле за спиной в трещавшем напряжении разворачивались бугры мышц и сухожилий покрытых слизью, среди которых блеснули саблеобразные клыки. Сердце застучало так громко что казалось слышным за версту. Каждый его удар отдавался эхом в ушах. Время замедляло ход растягивая каждую секунду.

У искателя был лишь один шанс и он им воспользовался.

В резком развороте ему удалось подхватить щит и тут же укрыться за ним. Сильный удар сбил с ног и с хрустом впечатал искателя в бетонную глыбу. Дыхание перехватило, мышцы сковало в напряжении. Острые клыки сочащиеся тягучей слюной вонзились в край щита прямо перед лицом искателем. Сначала челюсти зверя неистово перехватывались в попытке достать до человеческой плоти, но испытав серию неудач, его тактика сменилась. Вцепившись в щит он потянул его на себя и в сторону выкручивая руки искателя. Такую мощь невозможно было выдержать и не в силах противостоять искатель отпустил правую руку, которой извлёк нож и вложив всю оставшуюся силу вонзил его в открытую шею осклизлого. Захрипев зверь вырвал и отбросил щит, успев за это мгновение получить ещё несколько ударов ножом. И наверное, если бы лезвие было достаточной длины, оно наверняка смогло бы нанести фатальное увечье чудовищу, но увы оно было намного короче чем требовалось. Когтистые лапы в момент пригвоздили руки искателя и широко раскрытая пасть нависла над его головой в финальном аккорде этой схватки.

Встречая свою смерть искатель зажмурил глаза и издал протяжный крик.

Говорят, в такие моменты буд-то вся жизнь проносится перед глазами. Но тут была только тьма и ничего больше. Никаких мыслей о том, чего не успел сделать или чего не успел испытать, не было никаких образов из воспоминаний, не было ничего, кроме абсолютного ничто. Тьма поглотила, затопила сознание в оглушающем предсмертном зове.

20.02.2023
Прочитали 534
Антон Усачев


Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть