Оглавление
Содержание серии

Комбата мучила бессонница. Он выходил из своей квартиры и шел в училище. Прогуливался по периметру, вокруг казармы батальона. Когда начинало клонить ко сну, шел домой спать.

С тыльной стороны здания казармы, на расстоянии примерно двух метров от стены казармы, параллельно зданию проходил забор. Идет, как-то, комбат и вдруг слышит возню за забором. Остановился, стал ждать. В это время через забор лез курсант. Комбата он не видел. Довольный, что благополучно вернулся на территорию, и не был схвачен патрулем, он потерял бдительность. И спрыгнул с забора прямо перед комбатом. Когда курсант выпрямился, то увидел перед собой ухмыляющегося и довольного комбата. Как никак лично поймал курсанта. Теперь командир роты, где числится этот курсант, будет у него в долгу.

— Что это у вас в руке, товарищ курсант? – спросил комбат и протянул руку.

А в руке курсанта была, естественно, бутылка водки. Не газировка же. Курсант понял, что влип, причем очень круто. За самоволку, да еще и с водкой… короче все наряды его, это минимум. А могут и отчислить. Курсант, к его чести, не растерялся. Напустив на себя подавленный вид, он жалобно ответил, что это водка.

— Водка? – переспросил комбат, — как же ты такой молодой и уже бухаешь? Не стыдно тебе?

— Стыдно, — ответил курсант. И продолжил жалобно:

— Там еще есть.

— Где? — спросил комбат.

— За забором.

— Ну, тогда лезь, и неси ее сюда, — приказал комбат.

— Есть, принести, — ответил курсант и перелез через забор.

Стоит ли говорить, что комбат прождал курсанта не одну минуту, и даже не две. Комбат ждет, а курсанта и след простыл. Постепенно до него дошло, что его самым бессовестным образом обвели вокруг пальца.

Наутро, во время зарядки, комбат ходил вдоль строя и искал этого наглеца. Но, к его сожалению, он не разглядел лица своего обидчика. И теперь не смог с уверенностью того опознать.

Эту историю я слышал от нескольких курсантов и все утверждали, что это случилось именно с ними. По скромным подсчетам, комбат «настрелял» таким образом, около ящика водки. Нет худа, без добра.

Это был первый из рассказов о нашем комбате.

Очередной поход вдоль забора, едва не стоил комбату жизни.

Курсанты каким-то образом ухитрились добыть подвесную систему от парашюта, без купола. Ночью, из окна туалета, на третьем этаже, выбрасывался шнур за забор. Курсант, вернувшись из «самохода» (самовольная отлучка из расположения части) дергал за шнур и ему сбрасывали сверху парашютную систему. Он садился в нее и дневальный с дежурным по роте затаскивали его с «гражданки» прямо в казарму. Опасная, но очень удобная вещь.

Комбат, при очередной прогулке, заметил эту веревку и, не поняв, что это решил ее оторвать. Не положено, что бы с казармы свисали всякие веревки. Дневальный понял это как сигнал и сбросил систему. На голову комбату. Комбат моментально сообразил, что к чему и, закрепившись в системе, дернул за шнур. И его потащили наверх.

Нужно сказать, что комбат был не маленького роста, и довольно плотного телосложения. Весил он примерно килограмм 120. Средний же курсант, для сравнения, весил в пределах 70-80 кг. И вот дневальный с дежурным тянут систему наверх. Тяжело идет.

— Наверное, двое сразу уселись, — предположил дежурный, — вот же придурки.

— Реально, сволочи, — поддержал его дневальный, — тяжело ведь.

Кое-как систему подтянули к подоконнику. Дневальный, который стоял ближе к окну, увидел офицерскую фуражку. Все еще не понимая, кого тянут, он глянул вниз и …

— Комбат в подвесной, — крикнул он дежурному.

Дежурный, от неожиданной новости, со страху, бросает стропы и кричит дневальному:

— Бросай его!

На счастье комбата дневальный, стропы не бросил, а продолжал держать. Комбат же, вцепившись в подоконник обеими руками, взмолился:

— Братцы, не бросайте. Ничего не будет, только не бросайте.

В это время дежурный пришел в себя, и снова схватил стропы. И вовремя, у дневального сил практически уже не было. Устал висеть и комбат, у него аж пальцы побелели. Кое-как, комбата все же удалось затащить в окно. Он сам активно помогал своему спасению. Комбат ступил на пол, при этом его колени и руки била мелкая дрожь. Комбат постепенно пришел в себя, отряхнулся. Все, трое, стояли и молча, смотрели друг на друга. Так же молча, комбат собрал парашютную систему, свернул ее под мышкой и, не проронив ни звука, ушел.

Комбата все знали, как человека умеющего держать свое слово. Ни к дежурному, ни к дневальному, никаких санкций не применили. Насколько я знаю, даже командир роты узнал о случившемся гораздо позже.

Это был второй из рассказов о нашем комбате.

Во время очередной ночной прогулки, комбат решил зайти в расположение 3-й роты. Поднявшись на третий этаж, он увидел, что дежурный и дневальный играют в шахматы, на «тумбочке» («тумбочкой» называют пост дневального). Играли так самозабвенно, что не заметили комбата. Он подошел к ним и стал следить за игрой. Комбат сам был заядлый шахматист. Очередной ход дневального комбату не понравился. Естественно, он его прокомментировал. И тут дежурный с дневальным, наконец, заметили комбата. Дежурный попытался что-то доложить, но комбат перебил его. Налицо нарушение несения службы нарядом. У комбата, вероятно, было хорошее настроение, потому что он вместо принятия соответствующих ситуации мер, предложил дежурному сыграть три партии. В случае проигрыша, дежурный получал пять суток гауптвахты. Однако, дежурный оказался не робкого десятка, и спросил, что будет если комбат проиграет? Комбат подумал и ответил, что простоит на «тумбочке» вместо дневального один час. Комбат, конечно же, верил в свои силы, но, увы, не знал, что дежурный имеет разряд по шахматам.

Первая партия осталась за комбатом. С довольным видом, он начал вторую партию. Дежурный собрался с силами и сравнял счет. Конечно, во время второй партии комбат не мог не заметить, что курсант не так прост и играет значительно лучше его. Но, «ставки сделаны – ставки поздно менять».

Третья партия закончилась сокрушительной победой курсанта. Комбат, поборник офицерской чести, приказал дежурному собрать шахматы и удалиться вместе с дневальным. Ребята, молча, собрали шахматы и скромно удалились во внутрь расположения роты. А комбат остался на посту. Конечно же, на «тумбочку» он не стал, но стал прогуливаться возле поста. К великому неудовольствию комбата, час его «дежурства» совпал с утренним подъемом роты. Курсанты стали выходить на зарядку и к своему удивлению увидели комбата, который расхаживал возле «тумбочки». Весть о том, что комбат стоит на «тумбочке» в третьей роте моментально разлетелась по училищу. Многие курсанты других подразделений успели это увидеть своими глазами.

Стоит ли говорить, что комбата после этого случая, курсанты стали уважать еще больше.

Это был третий из рассказов о нашем комбате.

Командир батальона полковник Солодов Юрий Сергеевич, военный летчик.
04.06.1931г. — 25.10.2011г.
Светлая память…

Из серии:
30.07.2023
Казбек Сиюхов


Похожие рассказы на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть