Секрет Виты (1 глава)

Прочитали 86
12+

Металлические куски мусора окружили напрочь сломанные домики, которые еле-еле разглядишь в густом тумане — это выглядело поистине безнадёжно, особенно если всю атмосферу дополняет тишина. По трубах быстро и ловко лазят склизкие четвероногие существа, точно ненормальные для нас, людей — без ушей, с мерзкой на вид кожей и с глазом на всю спину, рядом с которым пульсируют два сердца… есть и схожести — лапы как у ящериц. И Хорошо, что они размером с ладонь — не сильно пугают и не выделяются на фоне пустого заброшенного города. Среди всей этой непроглядности выделялась пурпурная звезда на ночном небе, но её тусклость и мизерность не вызывала радости. Казалось бы, эта безнадёжная немая пустошь будет длиться ещё долго, однако…

 

– Ауч! – внезапно в одном, более уцелевшем домике послышался чей-то звонкий голос, казавшийся неуместным. – Аа? – послышался он ещё раз, всё ещё не добавляя уместности.

 

Это был мужчина на вид 24-х лет, с чёрными неухоженными волосами до талии, а одет был в белый халат. Сейчас этот незнакомец, похоже, обескуражен. Он резко поднял голову и нервно начал осматривать помещение, но будто невнимательно и неосознанно. Голова, неужто, кружится?

 

– Что за… чёрт?! – смог произнести он, но из-за боли — с трудом. Она была жгучая и охватывала всё тело… Затем, также тяжело смог подняться на ноги, шатаясь из стороны в сторону и, случайно, зацепляя поломанный стол, на котором стояла чудом целая чашка, однако в один момент она упала и разбилась, из-за чего мужчина вздрогнул, а затем оцепенел.

 

– Ч-что? К-как такое возможно?! – внезапно воскликнул он словно атеист, увидевший бога перед собою, однако впереди лишь разбитая из-за неосторожности чашка, точнее её остатки.

– Нет! Пустота… что это за чёртова пустота?! – он взялся за голову дрожащими руками, а его лицо исказилось в искреннем страхе. – Что произойдёт… что произойдёт?! Ничего не понимаю!

 

Эта явно необычная особа принялась осматривать помещение ещё раз, но более резко и беспокойно, хватаясь взглядом абсолютно за всё, словно на расстреле. Рядом с окошком стояло треснутое длинное зеркало с паутинами по углам. Оно тут же привлекло его внимание и он ринулся вперёд.

– Это я… отлично, всё ещё я… хоть что-то хорошее! – после произнесённого он нервно рассмеялся, а потом, осознав это, замолчал.

– Что со мной происходит? 

– Где я, в конце-то концов?! – Его дрожащий голос сорвался уже на крик, эхом распространившийся по всей немой пустоши окружающей его, уже иронично дополняя атмосферу безнадёги и страха перед неизвестностью.

 

 

Эта ночь была спокойной. В обычном, но уже не заброшенном городе, здания были не слишком высокие, но намного выше тех обломков, которых лишь из вежливости можно было назвать домиками. Преобладали холодные цвета, но в основном встречался голубой и бледно фиолетовый, что сочеталось с множеством ярких пурпурных звёзд, украшавших чёрное небо. Местные жители сопели, как всегда видя яркие сны, наполненные позитивными эмоциями. Однако, среди них был один юноша, беспокойные ворочанья каждую ночь которого могли посчитаться странными, и это не единственная вещь, что выделяла его на фоне остальных. Знакомьтесь, Нирельма Элко — обычный для этого мира, но необычный для этой планеты.

Вскоре «солнце» вышло из горизонта. Яркие жёлтые лучики просачивались в окно и светили на лицо сопевшего парня, заставляя того медленно открыть свои голубые, как дневное небо на Земле, глаза. Нирель также медленно и нехотя встал, потягиваясь и зевая, после убрав с глаз свои непослушные рыжие локоны.

– Мм… утро. – произнёс Нирель уставше, несмотря на то, что только проснулся. Затем он тяжело встал, шатаясь. – «Чёрт… опять мне хреново.» – произнёс уже в мыслях.

 

Элко неуклюже шёл, опираясь на тумбочку и задевая кучу бумажек, на которых было расписано много-много текста, а возле него неаккуратно нарисованные планеты со звёздами. Одна такая бумажка упала, но Нирель не обратил внимание. 

Само помещение было в основном оранжево-жёлтого оттенка, однако возле кровати стоял рабочий стол, лампа на котором загоралась голубым светом. Нирельме часто хотелось расписать свои теории, внезапно стукнувшие в голову, что случалось в неподходящее для этого время, поэтому яркий свет из комнаты среди ночи можно было видеть каждую неделю.

Сама комната была довольно просторной, но даже в такой просторности парень умудрился зацепиться мизинцем об подставку для телескопа.

– Тсс… ай! «И как я в таком состоянии пойду в академию?»

Он направился на кухню. Там заботливо готовила мать, которую звали Куара. Запах жареной… местной еды должен был бодрить и восполнять тело энергией, как обычно это бывало, но сегодня один из тех дней, когда бедный парнишка почти не чувствовал запаха. 

Куара, заметив вошедшого сына, обернулась и засияла привычной улыбкой.

– Ох, Нирель, ты уже проснулся? Обычно ты встаёшь позже. Подожди… чего ты так шатаешься? Тебе плохо? – Улыбка с её лица тут же исчезла. Мать обеспокоенно подошла к сыну и взяла в руки его лицо.

– М-мам… всё не так плохо. – Нирель аккуратно убрал нежные руки со своих щёк, и после этого зашатался, взявшись за разболевшуюся голову, что заставило его вернуть свои слова назад. Голос стал расстроенным и тихим. – Ну… вообще да, мне снова хуже чем обычно.

Мать грустно покачала головой и вздохнула, явно не сильно удивляясь его словам, которые, в то же время, заставили понервничать. Она взялась за лоб рукой, начала ходить по кухне и бегло выговаривать всю обеспокоенность, засевшуюся уже давно.

– Что же это такое? Детство проходило.. ещё более менее, но с 15-ти твоё и так неважное самочувствие начало ухудшаться в определённые дни. Я думала это связано с чем-то другим, со случайным отравлением или болезнью, но нет! Каждый такой день выяснялось, что с организмом всё в порядке, мы даже ходили по врачам, но они ничего толком не могли сказать, это-

– М-мам, успокойся! Всё хорошо, правда. Это не сильно влияет на мою жизнь. – с натянутой улыбкой перебил её Нирель, желавший подбодрить. – Ты лучше не нервничай так, а то самой будет не по себе. Я сам стараюсь понять причину и поверь, когда-то всё прояснится.

 

Куара после полминуты молчания легко улыбнулась, кивнула. И чтобы лишний раз не нагонять тоску, постаралась успокоиться, как и сказал Нирельма.

– Я думаю, тебе лучше сегодня в академию не идти. – заключила она. – Ах, ой! Завтрак, точно… – Вдруг вспомнила о еде и растерянно принялась накрывать на стол.

Вокруг её рук начал образовываться бирюзовый сгусток энергии, напоминающий дым. Пальцы двигались один за другим, словно перебирая струны на арфе. Из кастрюль вылетала еда, медленно и аккуратно ложась на тарелки, а те в свою очередь переместились на стол.

Профессиональная кухарка мило улыбнулась и хлопнула в ладоши. На лице Ниреля нарисовалась такая же улыбка.

– Ты раньше так не делала… и без магии же быстрее, нет? Решила молодость вспомнить?

– Ну да, ты имеешь что-то против? — риторически спросила Куара в шуточной манере.

Они посмеялись и принялись за еду. Настроение парня, уже не обращавший внимания на самочувствие, поднялось, и ранее напрягающая атмосфера легко разрядилась.

«Пока я счастлив, ничто не испортит мне жизнь.» – думал Нирельма, поедая любимое блюдо, вкус которого сейчас так хотелось ощутить.

После окончания завтрака, Нирель решил ничем не заниматься и не напрягаться — это бессмысленно, всё равно голова не работает из-за ужасного самочувствия, а хобби помимо изучения ночного неба и вываливания на бумагу размышлений, особо нет. Разве что чтение газет и эротических книг может его порадовать, но сейчас нет на это настроения, а книги по научной фантастике он уже в детстве почти все перечитал. Элко резко открыл дверь в комнату и, шатаясь, со стоном рухнулся на кровать. 

— «Да что же это такое, чёрт возьми?.. К обычной тошноте я, слава богу, привык, но когда всё настолько ужасно, тут уже ничего не поделать… перед мамой еле получилось стоять на ногах.» 

Несмотря на то, что родители биологически не связанны с Элко, заботливое отношение передалось ему от матери через воспитание. Как Куара о нём заботиться, так и он заботиться о ней, не желая видеть маму взволнованной, ведь та и так перенапрягается на работе. 

Нирель перевёл взгляд на свой рабочий стол, где разбросано лежали те бумаги з записями. 

– «Ничего… не надо унывать. Потом мне опять станет лучше и я как обычно, продолжу своё дело.» – он улыбнулся и перевёл размышление в другое русло. – «Даже если тем, кто не разбирается в науке, неинтересно, даже если сами учёные, в том числе отец, считают мои теории бредом и не воспринимают меня всерьёз, я несмотря ни на что продолжу изучать мир, найду правду и в прибавок докажу всем, что я чего-то стою!» 

– «В этом и смысл жизни. Изучение, развитие, любопытство… и умение думать обширно.» – торжественно заключил юноша, гордясь своей идеологией. 

Но вдохновляющее настроение в миг улетучилось после внезапного рвотного позыва. Нирель схватился за живот и прикрыл рот рукой, бормоча под нос «Что я не так то сказал?» И к счастью, позыв вскоре прошёл. Элко облегчённо вздохнул и перелёг на спину. 

– «…Но существующих зацепок недостаточно, нужно больше информации для одной теории.» 

Потом, на протяжении 10 минут он смотрел в потолок, и видимо в попытке отвлечься от тошноты и озноби, слушал каждый тик часов. Но это напрягало ещё больше, поэтому вскоре он понял, что лучше всего отвлекаться на воспоминания. 

– «Два года назад моё самочувствие начало ухудшаться в какие-то дни, не часто, причём периодичности никакой нет. Что-то происходило до этого? Хм-м. Тот случай…» – Нирель уже начал чувствовать дикую расслабленность и сонливость. Закрыв глаза, он погрузился в воспоминания. 

… 

Дворик возле дома в переулке был сплошь зелёным засчёт яркой травы и высоких деревьев. Чистый воздух, пение птиц, никаких орущих детей или буйных подростков — мечта любого, кто жаждет умиротворения и быть окружённым природой. 

14-ти летний Нирель сидел там на лавочке, читая очередную научную книгу. Он скучающе поставил локоть на стол, подпирая рукой голову, и вздохнул. Возможно, книжка не была для него интересной. 

– «Боже, всё так нудно, читать невозможно! В начале ещё можно было как-то воспринимать текст, но пото-ом…» 

Затем, перевернув страницу и прочитав несколько строк, его глаза округлились в удивлении. 

– «Некие частицы, размером с атом, соеденены сетью по пространству и позволяют использовать магию, взаимодействуя с энергетическим полем человека?» 

С этого момента Элко начал читать внимательно и с предвкушением, всеми силами стараясь понять вкрай заумный и научный слог. 

Мужчина сорока лет по имени Разольв, тем временем, подходил к дому, возвращаясь с командировки. Строгая осанка, чёрные, короткие и зализанные волосы, тёмно фиолетовый дорогой костюм и дорогая обувь могли создать впечатление серьёзного работника крупной компании. Не то, чтобы это впечатление далеко от истины… Он увидел сына, бездельно сидящего на скамейке, и окликнул его. 

– Нирельма, иди в дом, есть дело! 

Тот в ответ резко посмотрел на него, а потом закатил глаза. 

– «Ну почему сейчас?!» – Элко недовольно кинул научную работу на скамейку и принялся идти, но внезапно он одумался и вернулся обратно за ней, после неловко огляделся, струшивая с книжки пыль. 

Разольф ожидал Ниреля, уже переодевшись, и когда тот наконец вошёл, он рукой указал идти за ним. 

– Можно было по-быстрее? – раздражённо сказал мужчина. 

Они подошли к запертой двери, к которой мальчишка раньше подходил довольно часто, желая узнать, что за ней. Не было бы у него особого любопытства, если б мама не сказала, загадочно улыбаясь: «Это лаборатория папы, там он делает разные крутые штуки! Но… тебе нельзя туда входить, эти штуки и прочие странные вещички могут быть опасны.» После этого комментария Разольв придьявил к ней претензии, ведь теперь их донельзя несносный сынишка заинтересован в этой комнате ещё больше, а мама в ответ лишь неловко хихикала. 

Однако сейчас, как ни странно, отец открыл перед ним эту самую дверь и вошёл в неё. Сразу невероятный вид не открылся, была видна лишь лестница в подвал, окутанная тьмой.

– Иди за мной. 

Нирель не верил своим глазам, которые округлились как планеты. Через 5 секунд он всё же пришёл в себя и с предвкушением шёл за папой. Стены у лестницы были оснащены оранжевыми камушками под, похожими на гроссуляр. Их называли криантами. Они прекреплялись к еле заметной подставке. Разольв щёлкнул пальцами, из которых после этого сверкнуло что-то бирюзовое, и крианты вмиг загорелись, освещая путь. Это не удивило Элко, ведь кого бы поразила обыденность? 

– Мы пришли. Только не вздумай трогать всё, что попало под руку и делай только то, что я говорю. Думаю, ты уже взрослый мальчик, не ослушаешься. – строго процедил механик. 

Да, механик. Ведь перед Нирелем открылся вид кучи различных железных устройств, а на стенах красовались аккуратно расположенные бумаги со схемами и записями, засчёт чего помещение отдавало атмосферой тайной лаборатории, где изобретали что-то воистину великое. 

Разольф подошёл к человекоподобной железной фигуре, которую Элко заметил не сразу среди всей этой кучи серого цвета, но как только он увидел её, то с радостным лицом подбежал к отцу, жадно оглядывая незаконченную работу механика. 

– И да, больше не бегай здесь. 

– Пап, это робот?! Я прав? – вскликнул Нирель, сиявший от счастья. – «Он научит меня конструировать робота? Я узнаю принципы создания современных технологий?» 

– Да. – коротко ответил мужчина, начав что-то делать внутри этой машины, а что именно — не было видно. – Ты будешь подавать мне детали для него, понял? 

Яркая улыбка с лица мальчишки тут же опустилась, и его лицо, в общем то, стало каменным. 

– А чего ты ожидал? Если б ты мог нормально магию использовать, был бы полезнее. Кхм. Принеси ту квадратную штуку с дыркой, она на столе. 

– Ага-а… – Нирель, полностью разочаровавшийся в этом мире, вяло повернулся и пошёл к столу. Его невозмутимое лицо ясно передавало картину разбитого сердца, котор- кхм.

 

Спустя час, после однотипных действий, аля «убери, подай, поправь» Элко мало чем отличался от киселя. Ничто его так не утомляет в этой жизни, как непомерная скука. Ладно, если бы можно было видеть, что делает отец, но нет — Абсолютно. Ничего. Непонятно. В прибавок этот механик ещё и возмущался, если сын пытался разглядеть его действия. Мальчик всерьёз задавался вопросом: «Что плохого в любопытстве и желании узнать что-то новое?» 

– И последнее… принеси-ка криант из той корзины. – он пальцем указал на неё. – и что бы он был как можно меньше. А затем, вставишь его в указанное мною место. 

Сначала Нирель не совсем понял его слова, но как только он подошёл к корзине в углу, то увидел большую кучу этих камней разных размеров. 

– Они служат проводниками энергии. – добавил Разольф. 

– Вау, наконец-то какая-никакая информация, хоть и очевидная! А нельзя было обо всех аспектах работы так говорить? – недовольно сказал Элко, сложив руки на грудь. 

– Не капризничай, это бы заняло уйму времени. А теперь, поторапливайся. 

– Куда ты так спешишь? – ответил он, уже собравшись искать нужный камень. 

На этой невесёлой, но не ужасной ноте всё бы и закончилось, однако… Как только Нирель прикоснулся к одному из криантов, он внезапно вздрогнул и отпрянул от них. 

– «Ч-что это было?!» – мальчик заморгал в недоумении, затем решил прикоснуться снова. После этого он снова вздрогнул. Нет, не показалось — ладонь реально жгла, вприбавок было такое мерзкое ощущение, словно током ударили.

– П-пап… – с волнением в голосе произнёс Элко, поглаживая болевшую руку. 

– Ну что такое?! – раздражённо ответил механик, обернувшись. 

– Они током бились и жгли… так и должно быть? 

Разольф в недоумении заморгал, а затем вздохнул и потёр переносицу. 

– Нирельма, сейчас не до твоих розыгрышей. – он старался говорить как можно сдержанней, но казалось, что этот механик скоро взорвётся. 

Элко почувствовал ещё большее недоумение после его слов. 

– Я говорю серьёзно, жжёт прям! 

– Как эти камни могут жечь и бить током?! Я же нормально к ним прикасаюсь, как и все другие. Прекращай свои глупые шутки и делай то, что я говорю! – его тон повысился, а взгляд стал пронизывающим и по-настоящему строгим. 

Но Нирелю почему-то показалось, что это ещё не предел. 

– Но пап, зачем мне так шути- 

– Я сказал, ПРИНЕСИ МНЕ ЭТОТ ЧЕРТОВЫЙ КРИАНТ! У МЕНЯ РУКИ ЗАНЯТЫ, ИДИОТ! – мужчина сорвался уже на крик, широко раскрыв глаза, которые были направленны прямо в душу мальчика, пронизывая насквозь. 

Элко вздрогнул от неожиданного крика, а затем, что-то в нём щёлкнуло и он резко начал рыться в этой корзине через жгучую боль, которая с каждым движением усиливалась. Было ощущение, что руки скоро отвалятся от этой боли, но Нирель продолжал искать, пока через 5 минут не увидел мизерный камушек, размером с большой палец. 

– Этот подойдёт, пап? – более-менее спокойно спросил мальчик с влажными от слёз щеками. Он поднял дрожащую руку и показал криант отцу. – Он такой красивый и яркий, хочется себе забрать… жаль, что для робота нужен. – добавил он, мягко улыбаясь. 

Разольф 5 секунд молча смотрел на него с безэмоциональным на вид лицом, после повернулся к роботу и слегка вздохнул. 

– Подойдёт. 

Механик отодвинулся от своего творения, а подошедший Нирель молча вставил камень в указанное место. Он внезапно засверкал жёлто-оранжевым, а маленькие трубочки, которые были рядом и которые словно окутывали остальные детали, постепенно заливались таким же цветом. Со стороны это выглядело красиво и завораживающе. Мальчик пару минут смотрел на эту прекрасную картину, успокаиваясь. 

– Ты будешь плакать каждый раз, когда на тебя голос повышают? 

– Но это из-за б-… – Элко в миг передумал заканчивать предложение, посчитав это бессмысленным. – Я имею ввиду… больше так шутить не буду, прости. 

… 

17 летний Нирель по прежнему лежал на кровати, вспоминая тот случай и постепенно засыпая. 

– «Да… ухудшение состояния должно быть из-за камня.» – После заключения он тут же вырубился. 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Из серии:
18.08.2022
Dinelsha Io

Привет, я Санёк, скоро будет 15. Люблю писать (очевидно), но в этом деле совсем новичок... надеюсь, не будет всё плохо >.<


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть