ГЛАВА 7. НОВЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ.

Прошло два дня. От Даниэля не было никаких известий, и это ей казалось подозрительным. Синтия тоже не объявлялась. Зато исчезла Катрин. Ещё в первый день пребывания Джозефины. Джереми как и всегда занимался своей работой. Сидя за столом в кухне, выпивая чашку кофе и закурив сигарету, Джо размышляла над ситуацией: — “Какого х*ра я тут торчу? Мне что, заняться больше нечем? У меня турне на носу, а я здесь штаны просиживаю. Этот дурак решил что таким образом сможет меня в безопасности удержать? Да Даниэль в принципе не решится сделать что-то плохое мне! Он же не полный идиот, чтобы устранить члена своего же совета! Его же за это свои в расход пустят. Нееет, надо ноги делать от сюда. Я так больше не могу, я не выдержу такой пытки сидеть целыми днями в четырёх стенах”. Тут, как будто бы услышав её мысли, вышел Джереми.

— Доброе утро! Как спаслось?

— Знаешь Джереми я так больше не могу. Я сегодня же собираю свои вещи и уезжаю. У меня тур на носу, я не могу его провалить!

Джереми недовольно закрыл глаза.

— Уфффффф……….. так, мы кажется договаривались, ты сидишь здесь молча как мышь. Никуда не высовываешься, ждёшь когда всё утихомирится. Договор есть договор.

— Да, но…..

— Замолчи сейчас же! Ничего слышать не хочу, ты остаёшься здесь.  

Его тон звучал как сталь. Громко и твёрдо. Джо осталась не довольна. Но вступать в полемику с ним она не хотела, это было бесполезно. Затратит и без того много сил. Ей ничего не оставалось, как не довольно хмыкнуть и замолчать. Ночью, когда Джереми уснул, она быстро собрала все свои вещи, вызвала такси и вышла из комнаты на цыпочках, стараясь как можно тише идти к выходу. Стараясь не цокать каблуками и не бренчать сумками, Джо словно кошка пошла в кухню. Идя мимо комнаты Джереми, она тихонько при открыла дверь в его комнату чтобы убедиться, что тот спит крепким и глубоким сном. Так оно и было. Джереми спал, крепко зажав в своих объятиях Катрин. Джо подумала: — «Не до ревности сейчас, Джозефина. Не время». Тихо закрыв дверь Джо с уже более уверенной походкой пошла в кухню. Там заварила кофе, закурила сигарету. На стене (с левой стороны) висели огромные настенные старинные часы. И время было половина второго часа ночи. Предательски громко зазвонил телефон. Звонила Аманда.

— Слушай подруга, ты не вовремя!

— Я не задержу тебя. Ко мне тут подошёл какой-то старик, с длинными седыми волосами, высокий, сказал чтобы я тебе передала кое-что, когда ты прилетишь. Думаю, дела у тебя обстоят не самым лучшим образом.

— Ничего, прорвёмся! И не такое переживала. Я обязательно свяжусь с тобой, когда буду на месте.

— Окей! Буду ждать.

Джозефина оторвав листок из своего блокнота, написала записку: — «Доброе утро, милый. Если ты сейчас читаешь эту записку, значит со мной всё хорошо. За меня не волнуйся, Даниэль ничего предпринимать не собирается, это я знаю из достоверных источников, и как следствие – мне ничего не угрожает. Полное спокойствие. Позаботься о Катрин и о Розе, для тебя это сейчас самое важное. Крепко обними их за меня. Увидимся мы теперь не скоро, не скучай и не злись что уехала. Так будет лучше. Целую вас всех. Джозефина» и поставила дату. Скрепя сердцем она вышла из дома, села в такси и уехала. Через полчаса Джо была в аэропорту, ждала рейса до Флитта. Сидя в зале ожидания, спиной к входу, она всё ждала что вот-вот он зайдёт в зал и попытается остановить её, уговорил бы её не ехать никуда. Но шли минуты, полчаса до вылета, и так он и не приехал. Уже сидя в самолёте, она подумала: — «Значит не настолько сильна твоя любовь, раз ты даже проводить меня не приехал, даже не почувствовал что я уезжаю». Но она ошибалась. Как раз через два часа он проснулся. Джереми, не твёрдой походкой, да ещё и сонный как муха, пошёл в кухню варить кофе. На столе он увидел листок с этим посланием. Прочитав это, сонливость улетучилась, бодрость в теле возросла, но только это всё от того что он разозлился.

— Милый, ну что, уехала твоя мадам, да? Бросила тебя одного? – спросила Катрин.

— Никакой я тебе не милый! И она не «мадам», а моя любимая! Я люблю только её и ты это знаешь. Да она уехала, без моего ведома уехала. Сказал же ей, сиди и не высовывайся пока всё не уляжется. Нет, собрала вещи и усвистала! – нервно скомкав записку.

— Слушай, ну что она тебе? Ведь это ей угрожают, а не нам! Вот пусть она и выкарабкается сама, ты-то здесь причём?

— Ещё как причём! Ты не понимаешь, её убьют из-за нас. Я имел не осторожность рассказать ей всю правду про меня, про тебя, про то как так получилось что я и она не вместе. Всю правду абсолютно всю.

— Так, значит ты и она, вы….

— Да, мы всё знаем. Про то как твой отец воспользовался ситуацией тогда, подсунул мне тебя, потому что ты по традиции должна выйти замуж за богатого, влиятельного человека, да ещё к тому же одного из вас. Я – был для вас идеальной партией. Только вы не учли одного – нет любви. Думали «стерпится – слюбится», да не вышло у вас ни фига. Вы даже время мне одуматься, прийти в себя от несчастья не дали. Сразу в оборот взяли, пока не очухался. Моего желания, моего мнения никто не спросил, хочу ли я жениться на тебе или нет. Но это всё уже теперь не важно. Сейчас для меня главная цель – защитить Джозефину.

— За что её хотят убить?

— Им запрещено встречаться с такими как мы. Была у них одна история, ну ты её знаешь, после этого Даниэль собственноручно ввёл запрет. И за нарушение этого запрета – смертная казнь.

— Так а за что ты переживаешь? Она сама нарушила запрет, за это и поплатится. – слегка улыбнувшись сказала она.

— По-твоему это смешно?

— Ой, да не будь ты дураком! Она сама приехала сюда, зная что ты здесь будешь, сама хотела встретиться с тобой, встретилась, Даниэль узнал об этом – всё по закону. Она сама во всём виновата. Если бы она тебя любила, она всё сделала ради того чтобы вы были бы вместе. Даже могла пойти на крайние меры если Даниэль уж прям так против. Ну, хоть что-нибудь бы сделала. А она ничего не предприняла, а ты со своей любовью готов под пули лезть, лишь бы прикрыть её зас**тый зад. Да она опозорила свой клан! Опозорила себя, тебя, и за это ты хочешь её защитить? Не бывать этому!

— Как ты можешь так говорить? Ты, которая палец о палец не ударила, чтоб создать своё счастье своими руками, а не папаши твоего. Ты целыми днями сидишь дома, даже убрать в доме, приготовить поесть, постирать сама не можешь, это всё делают за тебя наши слуги! Ты элементарно помыть посуду за собой не хочешь.

— Правильно! За это мы им и платим.

— А что хорошего в этом? Джозефина могла и работать, и по дому успевала делать всё. Ужин – да это я мог готовить, потому что я раньше с работы приходил. Как минимум за 4 часа. Успевал и отдохнуть и ужин приготовить.

— Ты сам себя сейчас слышишь? Ты ужин сам готовил ей! А мужик этого делать не должен. А сам меня в неряшестве обвиняешь. Короче, если она тебе так дорога, выбирай либо я либо она. Подумай!

Катрин ушла. Джереми весь день обдумывал план, как уйти от ненавистной ему Катрин. Он договорился со своим братом Николаем, что какое-то время он побудет у них, пока не купит себе новое жильё. Николай согласился, и вечером Джереми поехал собирать вещи. У порога его встретила жена.

— Мне Коля звонил. Сказал что ты к ним переезжаешь. Это правда? – злостно спросила Катрин.

— Да.

— Значит, ты выбрал её да?

— Да. Теперь ты знаешь правду.

У Катрин аж челюсть свело от злобы.

— В таком случае, хочу тебе напомнить: не забывай, кто мой отец! Стоит мне хоть словом заикнуться о тебе, как ты мигом вылетишь из этого дома и из компании.

— Ну, поступай как знаешь! Если у тебя ума и совести хватит.

Усмехнувшись, Джереми ушёл. Он долго бродил по улице пытаясь прийти в себя после всего случившегося. В конце концов он взял себя в руки и направился к Николаю домой. Его встретила жена Николая – Розалия.

— О, братец, привет! Ты какими судьбами тут?

— Привет. Николай тебе разве не говорил?

— Он сказал, что ты приедешь, но судя по огромной сумке, ты явно не на один день приехал. Так?

— Да. Мы с Катрин разводимся.

У Розалии челюсть отвисла до груди от удивления.

— Да, да.

— Значит Джо всё узнала? Про всё?

— Да. Я ей всё рассказал. Теперь у меня развязаны руки, и я снова мог бы быть с ней, но уже не буду. Она явно не забудет мне мою оплошность. Она простила это, но не забыла.

— Ой, да что же это я, совсем забыла что пирог в духовке стоит. Иди скорее мой руки, и бегом за стол.

Сидя за обеденным столом, Розалия спросила у него, мол, что он собирается делать со всей ситуацией, видит ли он из этого выход.

— Да. Только один. – ответил он.

— В смысле?

— Я начну жизнь сначала. Личную жизнь начну сначала.

— Ну, дело твоё.

А в это время Джозефина была уже дома. Утром, в интернете она решила проверить свою почту. Ноут старенький, еле-еле тянет сеть. Загружал страничку наверное минут 15. Когда всё загрузилось, она увидела кучу пропущенных сообщений. Одни от своего Альберта, три от матери, два от отца (видимо поздравительные), другие – спам, а одно от неизвестного. Именно это письмо её заинтересовало. В письме писалось: — «Джозефине Хоукс. Джозефина привет. У меня срочное к тебе сообщение. Я знаю что ты не в городе, но как только ты появишься, сразу маякни мне. Я не могу всего тебе рассказать, ваши меня пасут. Напиши мне как только приедешь. Это очень важно для тебя прежде всего». Джо решила, что это очередная фигня, но что-то её подтолкнуло ответить на это сообщение.

— Я в городе. – ответила она. – Что за важность?

— Приезжай на наш островок, при встрече всё расскажу.

— Кто ты такой?

— Не важно. Будь на островке Хито в семь часов, и не опаздывай. (серьёзный смайлик).

Джо подумала: — «Б*ть. Только не это! В семь я должна быть у Альберта. Что я ему скажу? Хотя стой…….. а что если я откажусь от встречи? Что если я не приеду? Ничего же ведь не случится! А если нет? А если меня о чём-то хотят предупредить? Тогда я пропущу важную информацию. Палка о двух концах. Ладно, слишком много вопросов. Никуда я не поеду, а поеду к Альберту в студию. Иначе он меня в фарш перекрутит!». В семь часов вечера как и обещала, она приехала в студию. Но к её удивлению там никого не оказалось. Здание закрыто, нигде не горел свет. На пороге что-то зазвенело. Она подняла это и увидела телефон Альберта. Осмелившись, она ответила.

— Алло.

— Ты всё ещё там?

— А кто говорит?

— Эсминорихам естеза куарта ниор ториестез…..

Продолжает говорить.

— Вы что, больной?

Тот снова говорит на не понятном ей языке.

Телефон заискрился током.

— Ай, блин….

Она отбросила его от себя. Эти слова не выходили из её головы. Она всё-таки решила поехать на этот островок и выяснить всю правду. Хито – островок не далеко от города. Этот островок был маленьким, вокруг только песчаный берег и  джунгли. Зайдя в глубь джунглей, ей казалось будто она заблудилась. Вокруг не было ничего, кроме растительности. При свете луны, тёмной ночью, каждый кустик ей казался страшным зубастым чудовищем. Как в детстве, правда? Хотя, Джо вообщем-то не из пугливых, но в джунглях, тем более тёмной ночью, даже самый бесстрашный человек будет паниковать. Вдруг кусты зашевелились и появился силуэт мужчины.

— Боже мой! – воскликнула она.

— Нет, я просто Харли!

Джо подпрыгнула от радости и захлопала в ладоши.

— Харли, дружище! Как я рада тебя видеть….. – бросившись к нему в объятия. – Где ты пропадал? Почему не писал, не…..

— Тссссс.

— Что? (шёпотом)

— Надо уходить. Пока главный не проснулся.

— А кто это?

— Ооооо, это самый главный маг острова Масаки! Самый главный среди магов и ведьм.

— О да, весомый человек!

Пройдя на север метров 500 от места их встречи, она увидела огромный дом, этажа на три. Весь деревянный, с крышей покрытой соломой. Дом большой, просторный, уютный. Обстановка не богатая, среднего достатка. Проведён спутниковый интернет.

— Харли, а откуда интернет в этой глуши?

— Как же? Спутник-то везде летает в космосе. Даже на атолле Пальмира интернет ловить будет, если спутниковый он. (смеётся)

— А ты проверял?

— Нет, но я так думаю. Мам! Там ужин готов?

— Да, сына. Скоро всё подадут.

Харли показал Джозефине её комнату. Большая светлая спальня. Уютная, просторная. Она уселась на кровать, стала разбирать вещи. В телефоне залезла в почту. Там одно новое письмо опять от этого неизвестного. И всё на не понятном языке. Она вышла в столовую, где все уже собрались за столом. Харли встал.

— Ой, прости. Не позвал тебя, не хорошо получилось.

— Всем приятного аппетита, всё в порядке. Харли, отойдём на секунду.

Дошли до конца коридора.

— Что?

— Ты знаешь, что здесь написано? Это ты писал?

Харли внимательно посмотрел, стал что-то шептать. Глаза у него загорелись цветом золота. Руки задрожали, шёпот превратился в глухой звук. Прошло минут пять.

— Харли! Эй…..

— Не трогай его, сейчас это опасно. – сказала его сестра.

— Что с ним происходит?

— Он пытается прочесть это. Пытается понять, как тебе помочь.

— Не стоит беспокоиться! Здесь нет никакой опасности. – запыхавшись сказал Харли.

— Что это значит?

— Я знаю этого парня. Он хочет встретиться с тобой, он знает что ты у меня, и просил меня привести тебя к нему. Ибо где он живёт знаю только я. Боюсь, у тебя серьёзные проблемы, подруга.

— И что делать?

— Я сейчас отведу тебя туда. Не к нему дамой, а на место. Ой, не доверяю я ему, но похоже он не врёт. Собирайся.

Джо с недоумением посмотрела на его сестру Кайлу.

— Тебе лучше подчиниться! В такие моменты с ним лучше не спорить.

Джо покачав головой пошла в след за Харли. В дороге они разговорились.

— Ты чего молчишь? – спросила она.

— Почему ты не сказала, что на тебя ополчились твои?

— Не хотела тебя грузить проблемами. У тебя вроде свадьба на носу, а тут я свалилась как снег на голову.

— Не говори ерунды. Не моя свадьба, а сестры. И одно другому не мешает.

— А если и тебе грозить опасность будет? Я не смогу себе простить того, что подвергла тебя серьёзной опасности.

— Ты абсолютно не серьёзно к этому относишься. Ты о своей безопасности думать должна, о безопасности своих детей. Прежде всего, они затронут их. Насколько я помню, Даниэль одержим манией «чистой крови». А дети у тебя – метисы. Прости что тебе это говорю, но таких называют ещё «полукровками».

— Ты не прав. Детей они не тронут.

— Ладно, всё ровно решать тебе. Но я бы на твоём месте всё же при задумался о том, как уберечь детей.

— Давай начнём с того, что каждый будет на своём месте.

— Ладно ладно! Не нервничай. Скоро приедем и сама всё увидишь.

— Твоя жёнушка не за ревнует?

— Что? Как ты Лизу назвала?

— Жёнушка.

— Не «жёнушка», а «жена» это раз. Два: она не из ревнивых. А три: не слишком ли у нас эмоциональный разговор? – строго спросил он.

— Ладно, прости.

Весь оставшийся путь они молчали. За окном мелькали деревья, кустарники, небо заволокло облаками. Глядя в окно она думала только об одном: не попасться! Вдруг, машина остановилась. Харли вежливо открыл дверь ей.

— Вылазь! Уже приехали.

— Спасибо.

— Иди, он уже заждался тебя.

Джо огляделась, а вокруг лес да и только.

— А когда он придёт он тебе не…..

Глядь, а Харли уже далеко. Только тусклый свет фар его машины напоминали о том, что он всего пять минут назад здесь был.

— Ну ты красавчик, Харли! Оставить девушку одну, ночью, в тёмном и глухом лесу – абсолютное варварство. Ничего, доберусь до тебя – уши надеру! – тихо говорила она пробираясь сквозь заросли. – Да где же этот таинственный незнакомец?

Долго пробираясь сквозь заросли, она наконец добралась до какой-то большой поляны.

— Здравствуй, Джозефина! – окликнул её мужской голос.

В этом голосе ей почувствовалось что-то тёплое, нежное, до боли знакомое. Инстинктивно Джо поддалась вперёд, но буквально нос к носу столкнулась с абсолютно не знакомым ей существом. Перед ней стоял обалденно красивый парень, с изящной фигурой. Манеры будто он из высшего сословия, хотя судя по одежде к такому сословию он не относится. Одежда простенькая, ничем не приметная. Джозефина даже пошевелиться боялась, думала что это всё не реальность.

— Ты чего так смотришь?

— Простите.

— Пойдём со мной! Я отведу тебя куда нужно.

Он взял её руку и повёл куда-то. Джозефина немного пришла в себя от шока, поняла что прежде всего дело, а не амур! Парень привёл её в огромный старинный замок. С виду он холодный, даже в чём-то устрашающий, но внутри он довольно уютный, светлый и ей там сразу же стало комфортно. Ей не хотелось уходить из этого замка. В большой гостиной посреди стоял огромный, квадратный стол, за которым сидело аж 19 человек.

— Мам, пап….

— Какие гости! Сама Джозефина пожаловала к нам! Разве это не прекрасно?! Позвольте вашу ручку мадам?!

К ней подошёл мужчина, лет 40-45, коротко пострижен, волосы каштанового цвета, на лицо очень славный. Утончённые черты лица говорили о его интеллигентности, манерах, высоком интеллекте.

— Позвольте вам представить, это Алекс, а это Жизель. А эта женщина – моя жена Энн.

Энн женщина очень приятной наружности, полная по комплекции, добротная женщина. Длинные, роскошные, золотистые волосы равномерно покрывали плечи ей и спину. Маникюр конечно оставляет желать лучшего, но вообщем – не плохой.

— Меня зовут Арманд. А это весь мой ковин. С остальными ты познакомишься позже. Алекс, покажи гостье её комнату, будь другом.

Жизель с недоверием посмотрела на Алекса.

— Любимая, я просто покажу даме комнату и вернусь. Не злись, я очень скоро.

Поцеловав её в щёку он пошёл показывать Джозефине её комнату. Алекс было хотел взять Джозефину за руку, но та поняв что он женат, не поддалась. Вообще, она старалась сдерживать себя. Слишком уж она с эмоционировала когда увидела его. Алекс это понял и тоже сдерживал себя. Они поднялись на второй этаж.

— Так. Здесь у нас ванная комната, следом туалет.

Эти комнаты находились слева от них. И с права было несколько комнат.

— Это комната родителей, а здесь комнаты всех членов нашего коввина. Честно сказать, это не реально наш дом, это как резиденция. На самом деле у каждого из нас есть свои дома. Отец знал всю твою ситуацию, что тебе грозит опасность, и сегодня у нас вечеринка. Но именно на этой вечеринке мы приняли решение оставить тебя у нас.

— А по чьей же просьбе?

— Ты не поверишь. Джереми и Харли.

— Они сами попросили вас оставить меня у вас? Кто им дал такое право? – грозно спросила она.

— Да ты погоди кипиш поднимать! Они же это сделали ради тебя!

— Капец, из-за меня одной столько судеб смешалось, столько людей готовых сложить свои головы ради одной обыкновенной женщины. Это я во всем виновата. Какой ужас!

Джо села на кровать и закрыла лицо руками. Алекс сел рядом.

— А ты не думала что это судьба? Что это всё не случайно?

— В том-то и дело что не судьба. Я это прекрасно вижу. Джереми испытывает сейчас ко мне только жалость. Он глубоко сожалеет, что повёлся на угрозы Даниэля. Что если бы не сделал этого, мы бы до сих пор были бы вместе. Но теперь он другой. Я не чувствую в нём той самой искры, которая могла бы разжечь пожар. Да и я тоже. С Катрин он развёлся потому что ему надоело жить с не любимой женщиной. А ко мне он больше не вернётся, ибо считает что всё давным-давно в прошлом и что я его так и не простила за это. А то что касается судьбы – скорее случайность, совпадение. Ведь не было бы свадьбы сына нашего общего – мы бы так и не встретились. И я бы не узнала правду. Ведь, Даниэль отправляется не за мной, не за моими детьми или ещё кем-то! Он понял, что я знаю правду. Правду, которую он скрывает вот уже 20 лет.

— Я знаю о чём ты. Теперь я понял, почему тебя так важно уберечь. Он хочет расправы. Это реально ужасно. Ну, ничего, мы все справимся.

— Мне интересно, кто за всем этим стоит? Кому так сильно нужно меня убрать с пути?

— Будем искать из ближнего окружения. Что-то мне подсказывает, что отношение ко всему этому имеет Жизель. Почему – не знаю. Ладно, мне пора. Если ты голодна, я скажу кухарке, она приготовит тебе что-нибудь.

— Нет-нет! Не нужно.

— Тогда отдыхай, набирайся сил. – приобняв её.

Джо недоумевающе посмотрела на него.

— Это только дружеские объятия! Ладно, я пойду.

— Да.

Закрыв за собой дверь, Алекс подумал: — «А может и не дружеские, кто знает». Внизу, за столом сидела Жизель, вся нервная, будто на иголках. Он, как ни в чём не бывало, подошёл к ней и позвал танцевать. Кружась медленно в танце он видел не свою Жизель, а Джозефину. Даже на секунду он решил, что у него глюк. Но ему это было приятно. Даже когда он в конце поцеловал жену свою он представлял Джозефину. Весь вечер и половину ночи он не мог не думать о ней. Лёжа в постели с женой, она ему рассказывала как день провела, а он не слушал, он хотел думать только о Джо.

— Милый, ты меня слушаешь?

— Что? Ах…. да, конечно я тебя слушаю.

— Ты наверное очень устал, а я тебя загружаю тут. Давай спать?

— Да, спокойной ночи, любимая.

Уже Жизель уснула, а он всё не спал. Всё думал: — «Алекс, остановись! У тебя жена, зачем тебе она? Стоп! Хватит думать о чужой девушке. Ведь у неё наверняка есть муж. Нет, всё Алекс. Хорош, иначе ты сойдёшь с ума. Иди спать!». И ведь уснул же! Тем временем Джозефина с какого-то перепуга проснулась и больше спать не захотела. Стоя у окна, смотря на лунный свет, она тоже размышляла об Алексе. И тоже старалась гнать от себя мысли о нём. Ей это тоже тяжко давалось. За завтраком они вели себя так, как будто ничего и не было. Алекс весь день проводил со своей женой, а Джозефина своими делами. И так проходил день за днём. Однажды ночью её разбудил какой-то парень.

— Джозефина, проснитесь! Просыпайтесь сейчас же!

— Боже да что за срочность?

— Арманд ждёт вас внизу. Он сказал что только вы это должны знать.

Она быстро оделась и спустилась вниз. Арманд стоял на балконе, наблюдая за тем как в озере вода переливается при лунном свете. Ведь это и в правду захватывающее зрелище, и в то же время страшное, потому что всегда кажется что ночью под водой скрывается что-то. Страшновато ночью в море или озере купаться. Так и преследует чувство, что как будто сейчас что-то из воды вылезет. Но это так манит, что трудно устоять.

— Арманд?

— Подойди-ка сюда. Ближе, ближе.

Она подошла.

— Видишь, как красиво вода переливается?

— Да, очень.

— Так и светится вся.

— Вы меня за этим сюда среди ночи позвали?

— Скажи, а какой твой любимый цвет?

— Все. Мне нравятся все цвета. А что?

— А что ты любишь есть на завтрак?

— Яйца с беконом и сыром. – нервно ответила она.

— А вот Алекс на завтрак любит сырники и кофе.

— Вы для этого меня позвали?

— Хочу проверить, насколько вы совместимы. Знаешь, за последнее время я заметил что-то странное между вами происходит. Вы оба не подаёте виду, но я смотрю глубже. Не хочу ходить вокруг да около, но между тобой и Алексом сильно искрит! Ты не можешь этого видеть, но это мой дар смотреть и видеть гораздо большие вещи, нежели чем такими которыми мне хотят представить их. Вот с виду вы делаете вид, будто вы ровно друг к другу относитесь, но это не так. И от этого вы оба мучаетесь. Скажу тебе одно: я не против ваших отношений, но у него есть жена, которой он правда безразличен. Я её отношение к нему тоже вижу. Но это не важно, это их отношения. И ты туда не лезь, иначе она сделает всё, чтобы убрать тебя. Ей нужен мой сын, чтобы получить титул графини. И она его получила. У неё состояние в полтора раза больше чем у нас. Как ты сама понимаешь, наш капитал увеличился. Уйдёт она – заберёт всё.

Тут залетает Алекс, весь взъерошенный, эмоционально перевозбуждён.

— Папа! Джо, срочно запрись в своей комнате. Сейчас же!

— Сына, что случилось?

— Кажется, они нашли нас. Идём, сам всё увидишь.

Алекс мельком глянул на девушку и строго на строго запретил выходить из дома. А когда вышел, даже входную дверь закрыл на ключ. Она, закурив сигарету, села на подоконник и молча, сосредоточенно наблюдала за происходящим. Приехали все, даже Харли с Джереми. Они долго о чём-то шептались, потом Джереми взглянул на окно, на подоконнике которого сидела Джозефина. Увидев её, он улыбнулся, сел в машину и уехал. В след за ним уехали и все остальные, вместе с Алексом.

— Куда их хрен понёс? Надо отправиться в след за ними, надо ж увидеть что происходит.

Она быстро оделась, взяла телефон, шпилькой что была в сумочке открыла дверь и ушла. Шла строго по протекторам от шин на земле. Эти следы привели её к ним. Там она увидела страшную картину. В смысле, приехали её духовные братья и сёстры. Они выстроились в ряд, впереди были шестёрки (приспешники Даниэля), следом выстроились его свита, а сам он и его приближённые были в глубине строя. Таким же образом выстроились и другие. Джозефина не боясь ничего прошла сквозь ветки и кустарники, подошла к ним и встала посреди между своим кланом и семейством Алекса. Алекс стоял рядом со своим отцом и матерью, без Жизели.

— Ты чего припёрлась сюда, я же сказал дома сидеть. Почему не послушалась? – спросил он.

— Тс-с-с-с, не нервничай я знаю что делать. Где Жизель?

— Ей стало плохо по дороге, она попросилась выйти. Сказала что догонит нас. Мы уже тут час торчим, а её нет. Я переживаю, не случилось ли чего.

И тут Джозефину осенило! Не знаю, с какого перепуга она решила, что всё это Жизель устроила, но когда она была с Джереми именно такой силуэт она видела. Силуэт этой девушки. Да и походка ей показалась знакомой. В связи с такими обстоятельствами Джо и задумалась, а не Жизель всё подстроила? Не она ли тот самый серый кардинал? В финале так всё и получилось. Даниэль увидел Джозефину.

— Здравствуй, Даниэль! Вот мы снова встретились. Не думала, что при таких обстоятельствах.

— И тебе доброй ночи! Вижу, ты в добром здравии! Это хорошо. Это даже очень хорошо, я очень рад. Обстоятельства действительно не самые лучшие, особенно повод по которому мы все тут собрались.

— Дааа. Это правда. Но согласись, повод весомый, особенно для тебя. Ведь ты же явно думал что после того как я узнала что ты влез к нам в отношения с Джереми, что это ты разлучил нас угрожая ему тем что уничтожишь их всех если тот не бросит меня, я возненавижу тебя после этого. Но ты ошибся! Я никогда этого не сделаю, ведь ты мой духовный наставник, отец можно сказать. Так что, да я всё знаю. И даже по какой причине ты это сделал – тоже знаю.

— Да, и по какой же? Расскажи, нам всем это очень интересно узнать.

— А вот по какой. Наша Нинель связалась с отцом Зака. В результате – родился Зак. Ты прекрасно знал, что он двоюродный брат Джереми. И точно так же как и я имеет полное право на место в нашем клане. Но нет, ты решил что это против правил, против твоих убеждений и закона о чистоте наших рядов. Приказал своим шестёркам сделать всё, чтобы этого не случилось. Угрожал Нинель, что если та не сдаст сына назад его отцу, то она лишится места и возможно будет уничтожена за измену семейству. Бедная женщина пошла на такой ужасный шаг ради того, чтобы её саму не убили или не дай боже тронули её ребёнка. Из-за тебя! Тебе самому не стыдно?

— Да кто ты такая, чтоб меня учить? Нет, мне не стыдно. Рождение этого ребёнка – самый глупый поступок, он мог повлечь за собой загрязнение нашей крови. Я всегда боролся и буду бороться за это. Что в этом плохого?

— Нет, это наоборот хорошо, но твои действия – ужасны! Они могли повлечь за собой жизни многих тех, кто будет верен тебе до самого последнего вздоха.

— Они и так мне верны.

— Так вот. А когда ты узнал, что Джереми его брат, то тут ты взялся и за него. А когда узнал, что я от него беременна была, тут у тебя вообще крышу сорвало. Ты такое устроил при присутствии его клана, что у всех волосы дыбом встали.

— Я этого не забыл!

— Так вот. Теперь всё всем известно!

Даниэль громко рассмеялся.

— Дорогая, какая же ты глупышка ещё. Девочка моя, тебя очень легко ввести в заблуждение. Ты до сих пор любишь своего упыря, поэтому готова глотку всем порвать за него и всю их свору. Шайку бродячих псов, которые между прочим сосут энергию из таких как мы. Разве он тебе не говорил, кто он есть на самом деле, а?

У Джереми в жилах кровь от злости закипела. От гнева он выпустил через ладони свою тёмную силу, которая лишает разума и повреждает сознание. Джо это заметила.

— Стой, он специально провоцирует тебя. Убери это. – шепнула она ему в ухо.

— Да, я знаю кто он! И меня это не пугает. Ибо он вовсе не хотел с нами сделать то, для чего он был рождён.

— Ха-ха-ха-ха-ха…..…… родная моя, такие как он не меняются! Ты для него всего лишь еда! Добыча! Если бы не твои выродки, вшивые спиногрызы которых ты родила от него, он бы давно превратил бы тебя в амёбу, или того хуже – убил. Так что ты жива благодаря мне, я спас тебя от такого упыря! Ты мне жизнью обязана! Я твой создатель и только мне решать, с кем ты будешь. Ты сама не в состоянии этого делать, и ты подтвердила это сама, когда ты снова встретилась с ним. Да и сама ты не без греха! Ты же знала, что тебе нельзя встречаться с ним, он другой крови. Нет, ты плевать хотела на наш закон. Ты всё ровно сделала по-своему. За что и поплатишься сегодня.

— Ты совсем потерял разум от своих амбиций! Ты слишком большое значение придаёшь своему главному закону. Это тебя и подвело. Ты не даёшь людям жить так как они хотят. И видишь к чему это приводит? Неужели ты сам не замечаешь этого?

— Ладно, хватит разговоров. Ты нас предала, это думаю всем очевидно. А за предательство очень жестоко наказывают. Так что, сейчас мы и посмотрим, насколько ты готова бороться за свою свободу.

Даниэль повернулся к своим.

— Стой! – закричал Алекс. – Скажи, кто тебя информировал обо всём?

— А тебе зачем это знать? Ты кто такой?

— Это не важно. Так кто информатор?

И тут подошла к Даниэлю, Жизель. От шока и удивления у Алекса дар речи пропал.

— Что, не ожидал «любимый»? Да, это я держала Даниэля в курсе всех событий. Верно, пупсик? – обняв Даниэля.

— Всё так, моя госпожа.

— А что с твоей бывшей женой? Где она? – спросила Джозефина.

— За это не переживай, её больше нет! – ответила Жизель.

— За что? За что ты так?

— За что? Это ты Алекс должен сам догадаться. Знаешь, ты мне вообщем-то и не нужен был никогда. Мне нужен был только статус, титул, я его получила. А большего мне не надо. Так что, прощай! Надеюсь, больше я тебя никогда не увижу.

— Значит, ты сам продался! Ты хоть знаешь, что она не наша?

— Довольно! Хватит разговоров. Милая, нам пора.

Повернувшись спиной к Джозефине он отдал приказ: «Убейте их всех!».

Отдав свой последний приказ, Даниэль удалился. Исчез бесследно.

— В атаку! – закричала Синтия.

Вот тут-то всё и началось. Первые удары конечно пришлись на Джозефину. Ребята тоже дрались как истинные мужчины, защищая друг друга. Джозефина тоже проявила себя как храбрая и смелая женщина, но ей было тяжелее всего, ведь ей приходилось драться со своими, с теми под чьим присмотром она выросла. С теми кто дал ей знания, силу. Но больнее всего ей было признать, что Даниэль предал её. От этого злость в ней только нарастала. Она швыряла, била всех кто нападал. Драка была колоссальная. Море пролитой крови, есть убитые и раненые. Джо не выдержала и со всей силы дунула на землю. Разгорелось сильнейшее пламя, прямо между обоими кланами. Пламя полыхало всё сильнее и сильнее, языки пламени взмывали высоко к небу. Некоторые пытались прорваться сквозь огонь, но тут же сгорали как спичинки. А вот Нинель и ещё несколько женщин не рискнули, и решили вовсе убежать. Всё это длилось вплоть до рассвета. Когда пламя совсем погасло, она помогла погрузить двух убитых человек в машину и Харли их увёз. Слёзы на глазах Джозефины рекой лились. Ведь погибли те, кем она так дорожила, те кто можно сказать воспитал её. И всё из-за чего? Из-за раздувшихся амбиций Даниэля. Видите ли закон превыше всего. Но это не всегда действует! Иногда, нужно и обойти его. Но этого он не мог допустить. И вот что вышло. Вся ситуация вышла из-под контроля, вся ложь и угрозы вылезли наружу. То, что он так тщательно скрывал, маскировал – вскрылось. Но последствия оказались куда более ужасными. Бродив среди них, Джо наткнулась на полуживую женщину. Нагнулась, взяла её за руку и без промедления отдала ей часть своей живительной силы. Она даже не задумалась ни над чем. Женщина быстро пришла в себя и встала.

— Никогда себе этого не прощу. – сказала Джозефина.

— Эй, девочка моя, не стоит так убиваться! Даниэль предал нас всех, жаль что я это поняла только тогда, когда в огонь попала. Раскуси я его раньше – фиг бы я сюда пошла. И других бы остановила. Эхххх……. видать, судьба у них такая. (осматривая других). Пойдём, нам ещё столько всего предстоит!

— Да, только их нужно забрать.

— Они просили их сжечь. Когда я была без сознания, я слышала их голоса. Они просили их сжечь. Так что сожги. И не мучай себя понапрасну. Пойдём, нам ещё много дел предстоит.

Со слезами на глазах, превозмогая боль, Джозефина встала.

— Пойдём детка! Пойдём, им уже ничем не поможешь.

Они пришли дамой к Алексу. Все были заняты подготовкой к самому не приятному моменту. Весь день она не выходила из своей комнаты. Алекс был очень обеспокоен её моральным состоянием, но приблизиться к ней он не решался. Джозефина вышла только к вечеру. За ужином она ни слова не проронила. Ковырялась вилкой в еде, аппетита совсем не было, в голове крутилась одна мысль “Я виновата”. Утром она вышла в холл, но в доме тихо. Нет никого. “Куда все пропали?” – подумала она. Позвонил Алекс.

— Привет. Ты как?

— Я в порядке. А где все?

— Мы все тут. На месте побоища. Арманд с Энн готовят всё необходимое для костров.

— Вы их кремируете?

— Да. У нас такой обычай. Мы не закапываем в землю, мы сжигаем, а прах рассыпаем под священное дерево Моа. Именно оно есть источник наших жизненных сил. Но я не об этом тебе хотел сказать. Знаешь, тебе лучше уехать. Я не хочу этого, но тебе придётся. Иначе конфликтов тебе не избежать. Некоторые члены нашей общины считают что ты виновата во всём.

— Но это правда так. Если бы не я, не было бы ничего.

— Это не правда! Ты ни в чём не виновата. Да и не важно сейчас это. Понимаешь, я боюсь что они начнут мстить. Гнев и злость затмили им разум, они хотят одного – мести. Они не говорят, но я слышу их мысли. Так что собирай все вещи и уезжай пока не поздно.

Алекс отключился. Джозефина подумала: “Нееет! Я от сюда не уеду. Пусть хоть казнят меня, но я от сюда не уеду до конца недели. Они все прекрасно знают, что не я всё это начала, всё они знают!”. После этого разговора Арманд к ней подошёл, приобняв её за плечи, он сказал: «Поехали. Там тебя ждут». Она поняла о ком шла речь, эта женщина, что с её помощью выжила, она её ждёт. Именно она даст Джозефине ответы на все её вопросы. Поэтому она и согласилась поехать с Армандом к этой женщине.

— Вот этот дом! Не плохой не правда ли?

— Да. Очень хороший.

Женщина вышла встречать их.

— Джозефина, как я рада видеть тебя! Заходи скорее, мне столько всего нужно тебе сказать.

— А по телефону нельзя?

— Это не телефонный разговор. Заходите же скорее.

— Я пожалуй поеду, скоро всё начнётся, и без меня никак. Если что, звони! – сказал он садясь в машину.

Джозефина, насторожившись, зашла в дом к женщине. В гостиной стоял большой дубовый стол, накрытый белой кружевной скатертью. На столе стояли всякие вкусности, яства.

— Присаживайся. Давай вместе пообедаем? Ты не против?

— Нет. Но я не особо голодна.

— Тебе нужно подкрепиться. Ты сутки ничего не ела. Так что садись и пробуй всё что захочешь.

Джозефина согласилась с предложением.

— Скажи, а ты только за этим меня сюда позвала?

— Нет. Хочу поговорить с тобой об одном существе.

— О Джереми?

— Ну и о нём тоже. А точнее об Алексе.

— Да, я же совсем забыла. Ты же не знаешь как меня зовут. Меня зовут Милена Гоулс. Глупо вышло, да?

— Да.

— Так вот. Может это и не моё дело, но проблема в том, что вас тянет друг к другу как магнит.

— Да ну! Мы просто друзья не более.

— Это сейчас так называется, да?

— О чём ты?

— Ой, да ладно! Ты не прикидывайся, ты же поняла!

Джо опустила глаза и сказала: «Я не знаю как это назвать. Слишком давно я такого не испытывала. Стыдно, мне в моём сорокалетнем возрасте влюбляться как в 15 или в 20. Пора бы уже остепениться, но я не хочу так. Мне нужны новые ощущения, смена обстановки, ощущать что я живу, а не просто существую. Пробовать для себя что-то новое».

— Девочка моя, я тебя прекрасно понимаю. У тебя всё ещё впереди. Но я опасаюсь насчёт него. Ты ещё не встречала таких как он, а я да. Он далеко не тот, кем тебе кажется.

— А кто он?

Милена уклончиво пожала плечами. Это означало что она не может сказать.

— Ну скажи! Я умею хранить секреты.

— Это запрещено. Я не имею права болтать об этом.

— Хорошо. Тогда скажи, какие опасения у тебя?

— Скажу тебе только одно: всё что он бы не сделал – это его естество. В кого бы он не превратился – не пугайся, зла он тебе не желает это я тебе точно говорю. Душа у него светлая. Хотя происхождение…… ну да ладно. Не мне его судить. Я просто предупреждаю, ты не должна пугаться всему что увидишь.

Эти слова озадачили Джозефину. На счёт чего её Милена предупреждает? Чего ей не стоит бояться? Что такого может произойти, что ей нужно быть осторожной с Алексом? Эти вопросы мучали её весь вечер.

— Я тебя здорово напугала да?

— Честно скажу, нет. Просто заставили задуматься над вашим предупреждением. – читая книгу ответила Джозефина. – А что ты на счёт Джереми хотела сказать?

— А вот Джереми…….. он не твоя судьба. Вам было просто суждено было встретиться. Та встреча была не случайной, это нужно было для того, чтобы ты в конце концов поняла что произошло. И кто такие мы на самом деле. Тебе казалось, будто твой клан идеал семьи, но нет. Весь наш клан держался только на видимости. Видимости взаимоуважения, взаимной любви, благополучия, умиротворения. Но это только камуфляж. На самом деле за каждым из нас пряталось множество недостатков. И мы далеко не идеалы.

— Но это и правильно, у каждого свои идеалы. Стандартов нет.

— Да. Ты абсолютно права. Но, так как вёл себя каждый из нас – это не нормально. И ты к стати не исключение!

— Да.

— Но у тебя всего одна ошибка – Джереми. Она исправлена.

— Да, возможно это так. Но вы даже не знаете, какой ценой! Что мне пришлось испытать когда он ушёл. Вам этого лучше не знать.

— Даниэль много времени корил себя за это.

— Корил? Почему он мне всё не рассказал?

— Он ужасно боялся, что ты возненавидишь его, будешь мстить или вообще отвернёшься от него. Для него это было бы хуже всего.

— А поступил он так, по типу «Нападение – лучшая защита»?!

— Выходит что так. Тут я уже ничего не могу сказать. Мы до последнего не знали о его планах, поверь. Если бы мы знали, то попытались бы остановить его.

— Верю.

— А с Алексом тебя ждёт счастье. Это я точно вижу. Можешь быть уверена, этот парень тебя не подведёт.

Джозефина усмехнувшись, встала и пошла к выходу.

— Ты уже уходишь, да?

— Да. Мне, я думаю, пора. А то все волноваться начнут.

— Я бы на твоём  месте осталась бы здесь. Там все сейчас на нервах, к тому же явно выпившие, будут бузить что ты виновата. Не надо, оставайся! — умоляюще попросила Милена. — Ты не знаешь, что они могут вытворить, не стоит подвергать себя опасности.

— Успокойся! Всё будет хорошо! Меня никто не посмеет тронуть. А если тронут — я дам сдачи. — улыбаясь ответила Джо.

Милена, скрепя сердцем, решила проводить Джозефину до калитки. Зная, что путь предстоит ей не близкий, Милена открыла холодильник, взяла кулёчек и наложила ей немного продуктов, чтобы та подкрепилась в пути. Водой запаслась. Вышла провожать.

— На вот, возьми! Это тебе пригодится в пути.

— Спасибо, это то что нужно.

— Да, и велосипед возьми. С ним ты быстрее передвигаться можешь.

— А вот это уже лишнее.

— Возьми, возьми! Потом по случаю вернёшь.

Джозефина покачала головой.

— Ладно. Ты только будь осторожна, они способны на всё. Старайся им на глаза не показываться. Я тебя умоляю, береги себя. Из нас остались только ты и я. Больше нет никого.

— Ладно. Я пошла. Ну, давай! Мне пора.

Джозефина помахала рукой на прощание и отправилась в путь. Путь и правда был не близким. Шла она через пустые поля, земля была сухой и потрескавшейся. Палящее июльское солнце обжигало её, внутри всё кипело от жары.  Пройдя всего 8 км, Джозефина решила немного передохнуть, нашла в ближайшей лесополосе дерево которое даёт большую тень, и расположилась там. Всё тело буквально горело от жары, аж покраснело всё, но чуть передохнув она снова пустилась в путь. Но пройдя всего 10 км, она поняла, что больше не может так, и решила ускориться. Я не знаю, как это называется у этих существ, но вообщем буквально через полчаса она была у дома Алекса. Дома никого не было. Дом замкнут, столы стоявшие на улице были пустыми. В гараже нет машин. «Вот же блин! Снова нарвалась на те же грабли. Не повезло» — подумала она. Она было набрала номер его — никто трубку не взял, а Арманд вообще недоступен. От досады она не сильно пнула ногой стул.

— Чего крушишь-то всё? Не твоё ведь добро! — спросил пожилой мужчина.

— Ой, простите. А не скажете, куда хозяева подевались?

— Девонька. Ты уже тут почти неделю живёшь, а ничего не знаешь. Они уж почитай часа 4 назад уехали. Сказали что пока они не могут вернуться. И что бы ты их не искала, а от Милены сразу уезжала дамой.

— А куда они уехали они вам не сказали?

— Ну ты что, глухая? Сказано же, нельзя мне говорить это. Ох молодёжь, молодёжь……..

Джозефину это порядком раздосадовало. Но, делать нечего было, пришлось звонить Харли, чтобы тот её забрал. На удивление он приехал быстро. Харли, не сказав ни слова, открыл пассажирскую дверь и знаком пригласил её сесть. За весь путь он ни слова не сказал, И она это понимала. Ведь, всё это, как она считала, было по её вине. Парень довёз её прямо до ворот её дома. Остановив машину, он руками закрыл лицо и отрицательно покачал головой.

— Что случилось?

— Ничего. Наверное просто устал.

Харли погладил её по щеке, по волосам, хоть он и пытался улыбаться и смеяться, но глаза не обманывают. Глаза были полны тревоги. Даже его красивая косая улыбка не спасла положения.

— Что ты знаешь о нём? — прищурившись спросила она.

— Не больше твоего.

— То есть ничего?

Он качнул головой.

Пристально посмотрев на Харли, она сказала: «Не может быть такого. Ты явно знаешь кто он. Знаешь и молчишь», на что Харли расхохотался.

— Знаешь детка, скажу тебе одно. Мутный это тип. Будь с ним осторожна.

Поняв, что подробной информации она не добьётся, Джо решила оставить это до поры до времени. Выйдя из машины, она махнув ему рукой, вошла в дом. Всё утро она была занята домом, то убирала, то готовила. То даже на работу съездила. Альберт конечно обиделся что так долго не появлялась на работе. Но выразил большую благодарность за тур, который они сделали ещё до всего этого. Оказалось, что их новый альбом был распродан почти в 400 000 копий за первое полугодие! Это очень большая удача. Их концерты по всему миру собирали почти 10 тысяч человек за концерт (особенно последние концерты перед закрытием тура), накал страстей, море позитивных эмоций, всё это просто сводило с ума. Реально было круто! А всё потому что ребята душу туда вкладывают, в каждую песню, в каждый свой клип. И естественно из этого выходили хиты. Конечно не всегда и всё так гладко у них было, были и взлёты, и падения, даже стоял вопрос о том, что группу нужно распускать, но они всё-таки не сделали этого, ибо верили, что всё у них ещё впереди. Ну, да ладно. Прошло вот уже 2 месяца с тех пор как она последний раз виделась с Алексом. Всё это время она хотела ему напомнить о себе, но то дела, то не решалась просто. И вот наконец-то она сама набрала его номер вечером после работы. Трубку он всё же взял.

— Алло. — сказал сонным голосом.

— Привет. Это Джозефина. Не спишь?

— Девушка, вы на часы смотрели? Начало 12-го! Никаких Джозефин я знать не знаю и знать не хочу. Идите проспитесь. И не звоните больше сюда. Вам всё ясно?

Джозефина сквозь ком в горле ответила.

— Всё ясно. Извини, что потревожила.

И положила трубку. Но уснуть в эту ночь Алексу уже не удалось. Он действительно забыл про неё, но не потому что нашёл другую, а потому что понимал, что им не по пути. Потому он и уехал. В комнату зашла мать.

— Сына, кто звонил?

— Не знаю. Девушка какая-то. Почему-то представилась Джозефиной, хотя это была не она. Не знаю, что ей нужно было……..

Энн строго взглянула на него. И только тут до него дошло что звонила-то именно она. Алекс закатил глаза и шлёпнул себя по лбу ладонью.

— Ага! Дошло всё-таки? — ехидно спросила Энн.

— Я идиот! Надо ж было ляпнуть такое «Не звоните сюда! 12 часов ночи! Идите проспитесь! Не знаю я никаких Джозефин и знать не хочу!». Кретин! Тупица!

— Это ж с какой же лёгкостью ты смог забыть её!

— Да. А теперь она решит что я нашёл другую и про неё забыл напрочь, как это у неё с Джереми было.

— Звони Джозефине и извиняйся. Иначе упустишь девку!

— Да, конечно.

Стал набирать номер, но было поздно. Джо отключила телефон и спала крепким сном.

— Конечно! А чего я ожидал? Что после такого ответа она захочет меня слышать? Мне только удалось задеть её, растормошить, пробудить в ней те самые тёплые чувства которые она столько лет не испытывала, и на тебе! Мало того, что исчез и два месяца ни слуху ни духу от меня, так ещё и выдал ей ответ. В кое-то веки девушка сама набрала мой номер, а тут ей такое. Бедная! Она же там наверное с ума сходит! Это просто капец. Ладно, завтра с утра я всё улажу.

Лёг. Но уснуть ему ещё долго не давало чувство вины. Утром Джозефина проснулась на удивление с хорошим настроением. Было предчувствие, что день будет насыщенным и ярким. Несмотря даже на то, что шёл сильный дождь. На работе дела шли просто отлично, домашние дела шли как по маслу. Но однажды вечером ждало её очень не приятное событие. Одним вечером её друзья позвали на вечеринку к Арианне Гор, на свадьбе её родителей Джозефина и имела неосторожность познакомиться с Заком. Именно после этого знакомства Зак и решил прибрать к рукам Джозефину. Но я не об этом. Когда все гости собрались, тут вдруг заявился пьяный в дрова Саймон. У всех челюсть отвисла от его присутствия. Его поведение было не то чтобы отвратительным, но и не достойным. Высказывания у некоторых присутствующих вызывали гнев и негодование, а некоторые даже умудрялись намекнуть, что, мол, если бы она не позвала бы его, то он бы и не пришёл. И не приставал бы к гостям со странными расспросами. Джозефина не выдержала и вызвала Саймона поговорить на улицу.

— Ты что с*кин сын творишь? — схватив его за воротник грозно спросила Джо. — Совсем совесть потерял, урод?

— А что такого? Я ничего плохого никому не сделал.

— Да? А что ты со мной сделал, когда Кассандра родила, ты помнишь? Когда ты банку задолжал полтора миллиона зелёных под залог дома, естественно когда ты не отдал эти деньги, банк взял тебя за жопу, и вот тут ты и придумал ход. Как этот дом переписать на меня, заодно и долг списать. Да только не вышло у тебя ничего. А сейчас ты мне вечеринку испортил. Как ты вообще посмел явиться сюда?

— Да отпусти, задушишь же! Я всё объясню. — хрипло сказал Саймон, потирая шею.

— Ну? Давай, объясняй!

— Я не по своей воле сюда пришёл. Меня Синна позвала. Я имел неосторожность рассказать ей, что сильно раскаиваюсь за то что сделал с тобой, что подставить тебя пытался. Хотел даже помириться с тобой, но всё не осмеливался. Ну, она и предложила мне пойти с ней на вечеринку. Я для храбрости принял чуть-чуть, да видать перебрал.

Джо молча стояла выслушивая его. Но в душе всё бушевало.

— Слушай, мне правда очень стыдно за своё поведение! Ну, что мне сделать, чтобы ты меня простила? Ну….ну….ну…. хочешь я на колени пред тобой стану, а? Хочешь, побей меня! Ну, в конце концов убей, если тебе станет лучше.

— Да, прекрати пороть чушь! Встань с колен сейчас же. Дебила кусок! Крови ты мне попортил не дай бог кому такое! Но убивать я тебя не буду, не возьму грех на душу. Простить я давно стараюсь. А теперь просто возьми и исчезни из моего поля зрения навсегда. И забудь про меня.

Тут произошло самое странное. Саймон, словно малое дитя, расплакался. Благо рядом кроме Джозефины не было никого. С одной стороны это выглядело просто нелепо, а с другой — ей его стало жалко. Плач его был довольно искренним и не поверить в его раскаяние было просто невозможно. Но она всего лишь подошла к нему и сказала: «Ну, ладно. Хватит. Слезами уже не исправишь ситуацию. Вставай, езжай дамой!». Подняв его с колен, она попросила Синну, чтоб та помогла ей его затащить в машину такси. Что та и сделала. Но на этом не приятные сюрпризы не закончились. Утром, после вечеринки, она обнаружила, что спала на диване в гостиной. Вот. А Синна в свою очередь, осталась ночевать у неё в доме. Приготовив завтрак, она позвала Синну завтракать. Та не отзывалась, и причём очень долго. Джозефина поднялась на верх, и идя мимо комнаты Рона, она услышала там странные звуки, похожие на скрип кровати. Чуть приоткрыв дверь, она увидела картину, которую лучше забыть. Я так думаю вы поняли о чём я. Причём она занималась «этим» не с Алексом, сыном Джозефины, а с тем белокурым парнем, спортивного телосложения, который был в видении Джозефины. Но и тут Джозефина удержалась, чтоб не высказаться. Весь день у неё не выходила эта сцена из головы. Вечером, когда этот парень уехал к себе, они с Джозефиной остались одни в кухне за ужином. И в тот момент Джо подумала, что пришло время поговорить наконец.

— И давно это между вами?

— Что именно? — испуганно спросила Синна.

— Связь.

— Не понимаю о чём вы. (смущаясь)

— Связь между тобой и этим парнем.

— Я не понимаю, о чём вы говорите!

— Синна! Ты мне голову-то не крути! Я тебе не лохушка, которой можно лапшу на уши повесить, а я и поверю. Я взрослая опытная в этом смысле женщина. И сразу поняла, что между вами есть связь. Так я спрашиваю, сколько это уже длится?

Синна опустила глаза.

— 1 год. Мы с тем парнем уже год как встречаемся. И мы любим друг друга, и я от него беременна. Но дело в том, что он женат. А я не хочу чтобы ребёнок рос без отца. Вот я и выбрала вашего Алекса в мужья. Пусть уж лучше такой отец будет, чем вообще никакого.

— Скажи, а Алекс знает?

— Нет. И вы ему ничего не говорите, пожалуйста. Иначе он разведётся со мной. И мой ребёнок будет расти без отца. А вы сами понимаете, каково это растить детей без помощи. Не расскажете ему? — жалостно спросила она.

— Ребёнку нужен отец, это ясно. Но знаешь, всё ровно тебе придётся сделать выбор. То ли он, то ли Алекс. С Алексом ты хотя бы по полной обеспечена, всем чем необходимо, а с ним? Ведь узнай он про ребёнка, бог его знает как он себя поведёт. Может он вообще от тебя откажется. И ребёнка не признает. И что тогда ты будешь делать, а?

Собравшись с духом, Синна ответила: «Знаете что, а это уже не ваше дело, мисс Хоукс! В конце концов я сама могу решить что мне делать. Вам понятно? И вообще, займитесь своими делами. А то устроили тут допрос с пристрастиями понимаешь ли. А мне уже пора отдыхать. Спокойной ночи». Встала из-за стола и ушла в свою комнату. Синна понимала, что зря нахамила ей, что зря обидела человека, но деваться ей некуда. Ведь козырей в своё оправдание у неё нет, и ей пришлось бы рассказать всю правду. А так она отгородила себя от этого, хотя это тоже не выход, ибо рано или поздно вся правда вскроется и Алекс всё узнает про Синну. Так барахтаясь в своих мыслях Синна и уснула. Джозефина прекрасно её понимала, но как истинная мать она переживала за своего сына. Утром Синна конечно извинилась за своего поведение и Джозефина простила её.

— Мисс Хоукс, вы простите меня за моё вчерашнее поведение. Я сама не знаю что нашло на меня. Словно с цепи сорвалась, сама не понимала какую чушь несу. Мне очень стыдно.

— Девочка моя. Я на тебя зла не держу, ибо я всё понимаю. Но и ты меня тоже пойми. Я мать, прежде всего. И мне очень не приятно, что моему сыну изменяют, нагло врут, так ещё и используют его. И если Алекс узнает, учти, я тебя выгораживать не буду. Ты девушка взрослая, сама можешь решать все свои проблемы. И сама должна нести ответ за свои поступки. Одумаешься, прекратишь всё это — хорошо, а если не сможешь — то что ж, ты сама выбрала это. Никто тебя насильно выбирать не заставляет.

— Я надеюсь, не от вас Алекс узнает об этом?

— А это уж как Господь решит. Как Бог решит так оно и будет. Не буду брать на себя роль Бога и самовольничать.

— Да, я всё понимаю.

Джо внимательно посмотрела на девушку и поняла, что та не остановится, потому что её сильно влекло к этому белокурому парню. «Что же такое между ними происходит? Неужели и впрямь любовь так сильна меж ними?» — подумала она.

Весь день Джозефина провела на работе. Делали фотосессию. Ходили по разным местам красивым, делали фотографии. Уже после, она редактировала сама свои фото прямо в студии, к ней подошёл её продюсер, Альберт. Наверное минут 5 стоял смотрел как она занимается фоторедакцией.

— Слушай, Джо, а вот почему у тебя глаза всё время грустные? Вот ты пытаешься сделать лицо счастливым, и у тебя это отлично выходит, но глаза выдают тревогу и грусть. У тебя в семье что-то не ладится да?

Она молчит.

— Нет, если ты не хочешь об этом говорить……

— Альберт, я не могу выдавать свои семейные тайны. Они не для всеобщего обозрения, извини.

— Окей, не буду лезть к тебе с распросами. Захочешь — сама расскажешь. Ты дамой собираешься, 1-й час ночи?!

— Мне ещё с полсотни фото нужно отредактировать.

— Ты же не собираешься всю ночь тут киснуть? Да и вахтёр уже возмущается, что он дамой не может уйти спокойно, потому что ты тут.

— Ладно. Завтра приеду рано утром и доделаю всё. Всё, ты прав, надо сворачиваться, а то и правда мозги поплывут. (улыбается).

— Тогда собирайся, возьми у вахтёра ключи, и завтра рано утром приезжай, всё доделаешь.

Приехав дамой, она заподозрила что в доме кто-то есть. «Синна же вроде уехала?! Кто это может быть?» — подумала она. Когда она вошла в зал, в её любимом кресле сидел мужчина спиной к ней. Рядом на столике стояли два бокала с шампанским, вазочка с фруктами.

— А я тебя тут уже давно дожидаюсь. А ты всё не идёшь и не идёшь. — сказал мужчина.

В его голосе звучали до боли знакомые нотки. Этого голоса она жаждала услышать всё последнее время. Но, когда она увидела его, она поняла что это не Алекс. Это существо выглядело как Алекс, но как будто это электронная его имитация. Это её насторожило.

— Кто ты? (испуганно)

— Я так и думал, что ты не сможешь меня узнать. Я дух Алекса.

Она очень сильно испугалась. Подумала Бог весть что.

— Не пугайся, с ним всё хорошо. Хозяин последнее время сам не свой, он безумно скучает по тебе. Хочет к тебе, но и бросить все свои дела он тоже пока не может. Да и к тому же считает, что хранительнице равновесия, тобеж тебе, нельзя иметь мужа.

— Что за бред?

— Это не бред. По традиции хранительница должна быть девственно чиста, ибо она является воплощением чистоты душевной, а когда душа чиста — легче соблюдать баланс.

Джозефина громко засмеялась.

— Послушай, я не подхожу на эту роль по одной той причине — у меня уже был муж и есть дети.

— Ты слышала о чём я тебе сказал? Я разве сказал о не порочности тела? Я говорил о чистоте душевной, но не телесной! Правильно, поскольку ты на одну треть человек, значит тебе положено выходить замуж и рожать детей. Ибо так повелел Господь наш. Создатель. Он создал всех такими, какими есть, и любит нас. Но не забывай о другой своей половине — ты Сунра, то есть страж света, светлых сил. А все хранители равновесия вышли из таких как ты.

Джозефина задумалась.

— А почему он считает, что он мне не подходит?

— Он из совсем другой стороны — тьмы.

— Ну и что? Думаешь, его душа не чиста?

— Дело не в этом. В его душе тоже нет зла. Но вы абсолютно разные существа. Баланс должен соблюдаться во всём и везде. Если вы сойдётесь — он нарушится. Ваш союз приведёт к краху, хаосу и разрухе.

— Не, ну так не интересно. Естественно, в баланс белому создан чёрный цвет, но однако же если их смешать, то получится третий цвет — серый. И при этом никакого дисбаланса не возникает. Так же и с нами. В таком случае вывод таков: не в рассовой принадлежности дело! А дело в наших поступках, помыслах и желаниях. Если сущность охвачена злом, вредит всем, обижает всех, без повода всё это делает — это и есть дисбаланс и разруха в голове, и вот тут-то и нужно действия равновесных сил. Когда появляется избыточный потенциал от сильного желания чего-либо добиться от этого мира, от постоянных требований и шума — вот где нужно равновесие. А не в том «быть мне с ним или не быть, потому что он не такой как я?!».

Дух внимательно слушал её. Даже вник в суть её слов. А затем сказал: — «Ты абсолютно права. Если тебе удалось убедить меня, то удастся ли тебе убедить его? Вот это задачка из не лёгких!».

— Я не хочу его убеждать в правоте своих слов. Он сам должен это понять. Навязывать свои убеждения я никому не буду.

— В таком случае тебе ничего не добиться от него. Если ты хочешь быть с ним, то должна побороться за своё счастье.

— Это не будет счастьем, если я буду заставлять его быть рядом со мной. Заставлять его менять все свои привычки и убеждения. Таким образом, если я заставлю его сделать это — я сломаю его волю и подчиню своей воле. А этого ни в коем случае нельзя делать. В итоге получится что я счастлива — а он ненавидит весь мир и всех кто его окружает. Это не честно. Я же говорю, он сам должен до всего дойти своим умом. А на это понадобится очень много времени, возможно даже вся жизнь.

— И ты готова ждать?

— А почему бы нет? Я никуда не тороплюсь, времени много!

Скосив в сторону взгляд, через минуту он добавил: — «Возможно ты права, но что если он всё-таки решит иначе? Останется при своём мнении? И что тогда?».

— А вот тогда это уже мне придётся смириться с его решением, и принять всё как за положняк. Жить дальше, без любимого существа, собственно как и было до этого. — с грустью ответила девушка.

— И ты готова снова лишить себя счастья, снова замкнуть свои чувства под замок?

— У меня не будет другого выхода. Любить того, кто не хочет быть со мной — не разумно. Посвятить жизнь тому кто решил что девушка из другого круга ему не пара — унизительно. Я постараюсь в таком случае смириться с его решением и отпущу его.

— Жестоко.

— По отношению к чему? К кому?

— К вам обоим. Я стараюсь понять, что будет дальше. Его влечёт к тебе со страшной силой, ты даже представить себе не можешь. Ни дня не проходит, чтоб он не вспомнил о тебе, не думал о тебе. Ты здорово засела у него в душе.

— Как ни странно, я чувствую к нему тоже самое. Даже сильнее. Когда я вспоминаю о нём порой даже дышать забываю. А порой даже ночью уснуть не могу, стоит мне только глаза закрыть, как его образ вижу. Сны даже снятся с его участием, будто он что-то хочет мне сказать, а я не могу понять что. Потом он уходит, я его окликнула, но он не слышит. Я бегу за ним, но не успеваю, он всё ровно уходит. Я долго не могу потом проснуться, кричу во сне даже, и когда проснусь глаза мокрые от слёз. Тот кто не влюблён тот меня не поймёт, посчитает что я с ума схожу. Даже если это так……. ну и ладно. — с тоской и печалью в голосе сказала Джо.

К тому моменту духа уже не было в комнате. Посмотрев на часы, было уже 4 часа утра, и поняла что незаметно пролетела вся ночь. Спать ей абсолютно не хотелось, потому и пошла заниматься своими домашними делами. Шли дни, недели, месяцы. Всё в её жизни шло равномерно и размеренно. Но однажды произошло то, чего она уже и не надеялась пережить. Однажды зимним вечером её пригласили на вечеринку в городе Койт-Сити. Это два часа езды от Флитта. В центре этого города, рядом с площадью с фонтаном (я не помню как она называется), был огромный, 4 звезды отель. Там всегда останавливаются звёзды, когда бывают на острове. Площади этого здания впечатляющие. Сауна, спортивный зал, релакс-комнаты две, детская площадка, ресторан, бар, даже свой ночной клуб есть на территории отеля. Короче, много всяких развлекалок. Даже игровые автоматы есть, бильярд, карточные всякие игры. Библиотека ошеломляет просто. Очень много современных авторов, бестселлеров, хитов продаж, детективы, романы, драмы, трагикомедии, все жанры и писатели были собраны там. Подойдя к стойке регистрации, её сразу встретила улыбчивая и приветливая девушка с короткой стрижкой, светловолосая. Джейн её звали.

— Здравствуйте. Что вы желаете?

— Здравствуйте. Я бы хотела снять номер буквально на одну ночь у вас.

— У нас сегодня вечеринка, вы были приглашены?

— Да. Вот моя пригласительная.

Джейн внимательно прочитала что было написано на бумаге.

— Вот, ваш номер 8. Это справа по коридору. Пойдёмте, я вас провожу. Катрин, подмени меня пожалуйста. Я сейчас ей покажу номер и вернусь.

— Да, конечно.

Оглянувшись, Джо узнала бывшую жену Джереми, Катрин. А та по всей видимости не узнала её. Натянув солнцезащитные очки, девушка прошла в след за Джейн. Номер тоже очень понравился Джозефине. Просторные две комнаты, одна спальня, а другая душевая. Всё со вкусом и не дорого. Расположившись, она увидела на тумбочке записку и маску с кружевами. В записке сказано: «Надень это. Таково условие вечеринки. Думаю, она тебе подойдёт». Короче говоря, к назначенному времени она была во всеоружии. Платье-футляр шёлковое и с открытыми плечами, длиною миди и бордового цвета, шпильки того же цвета без излишеств, митенки, и надела маску. В руках маленькая сумочка. Строго и со вкусом. Естественно её появление не вызвало большого интереса, именно это и нужно было ей. Она села за столик и заказала мартини. Зазвонил телефон, и в этот момент внезапно появился молодой человек.

— Мадам, позвольте вас пригласить на медленный танец? — слегка улыбнувшись спросил незнакомец.

Голос этого молодого человека заставил бешено колотиться её сердце. Ей казалось что стук сердца был слышен всем. На лице заиграла улыбка и глаза светились от радости. Именно его она так ждала, так хотела, и именно по этому голосу она так скучала. Этим парнем и был Алекс.

— Да, да. Конечно. — дрожащим голосом ответила она.

Они долго друг от друга глаз не могли отвести, у обоих от волнения в груди воздуха не хватало. Алекс даже во время танца по крепче обнял свою любимую, словно боясь что она вдруг исчезнет. Свет приглушили практически до темноты.

— Где ты всё это время пропадал? Почему не объявлялся?

— Джозефина, я не мог быть с тобой. Я даже сейчас не могу. Я знаю что кем ты должна стать и поэтому я решил отстраниться от тебя, хотя и не легко мне это даётся.

— Я готова отказаться от этой миссии. Только ради тебя, что бы быть с тобой. Всегда.

— Ты реально готова отказаться от своего призвания ради меня? — сомневаясь в её словах. — Но ведь тебя с рождения можно так сказать готовили к этому! Неужели ты решишься пойти на это?

— Ты во мне сомневаешься?

— Честно говоря, да. Потому что пройдёт несколько лет и ты можешь пожалеть о том, что не стала хранителем. Не пожалеешь ли ты отказавшись от почёта, уважения, и прочих привилегий что даёт эта миссия? Вот в чём вопрос!

— Нет, не пожалею. Ни одни привилегии не смогут мне заменить счастья от жизни с любимым человеком, от радости общения с близкими и друзьями. Не смогут мне заменить удовольствие от любимой работы. Если мне по душе обыкновенная жизнь, зачем мне брать на себя такую ответственность?

— Знаешь, а я ведь не тот, кем могу показаться тебе! Честно. Я не такой белый и пушистый, каким я тебе представляюсь.

— Мы все не ангелы. Но это не повод не быть счастливым.

— Да, ты права. Но не в моём случае. По ночам мы превращаемся в ужасных монстров и охотимся. Но не для того, чтобы насытиться, а для того чтобы убить. Убивая, мы высасываем все жизненные соки из жертвы. Нас называют ночными охотниками. Но я бы так не назвал. Монстры — вот мы кто. Днём мы обыкновенные люди, а ночью — чудовища. Каждый из нас страдает от этого.

— Мне всё ровно кто ты по рассовой принадлежности. Если в тебе есть истинное чувство и оно искреннее, то ты не должен стесняться его! А тем более пытаться заглушить. Да и если женщина тебя по-настоящему любит, то она и примет тебя таким какой ты есть.

— В таком случае, ты должна это увидеть. Бежим. По дальше от людских глаз.

Взяв её за руку, они убежали оба прочь из отеля. Через 10 минут они очутились на каком-то пустыре. Алекс далеко отошёл от неё и замер на месте. Потом вдруг резко загорелся жёлтый свет и через секунду Алекс превратился в огромного, почти с человеческий рост, серебристого волка. Но это не оборотень. Оборотни не питаются энергией человека. А это существо в прямом смысле слова это делает. Но волк был шикарен. Шёрстка гладкая, пушистая, мягкая, ушки тоже пушистые и мягкие, взгляд мудрый и совсем не злой. Походка ровная, как по ниточке шёл, осанка царственная. Это просто нельзя передать словами, насколько он был красив и величественен.

— Это потрясающе! Ты просто неотразим! У меня нет слов, как выразить восторг! (улыбается)

Алекс снова вернулся в свой обычный вид человека.

— Тебе и в правду понравилось?

— Ты зря себя недооцениваешь, это было неописуемо красиво!

— Да. Красивые и жестокие.

— Если хочешь, я могу делиться своей энергией!

— Ты с ума сошла? Это же убьёт тебя!

— Не убьёт. Я сама являюсь источником энергии.  

— Нет, это омерзительно! Просто возмутительно. Нет нет и нет. Я не смогу жить с этим!

— Пойми, моя энергия само то что нужно. И тебе больше не придётся убивать.

— Нет, не искушай меня! — с воплем сказал он.

— Чего ты боишься? Не каждая ведь девушка тебе такое предложит. Это для тебя же лучше будет.

— Потерять тебя я боюсь больше всего. Ты наверное плохо понимаешь что я к тебе испытываю. Ни один любящий человек, ни одно любящее существо не пойдёт на подобное. Я же люблю тебя больше всего на свете, неужели ты не понимаешь этого?

— И я тебя тоже очень люблю, потому и предлагаю тебе то, что не может дать тебе никто. Для меня это пустяк, а тебе это важно.

— И это твоя мечта? Стать для меня источником пищи?

— Да. Что бы быть с тобой всегда.

— И ты готова прямо сейчас дать мне это?

— Да.

Алекс подошёл к ней совсем близко, он сказал: — «А теперь смотри, чего я сейчас на самом деле хочу! Думаю, ты хотела того же самого».

Нежно обняв её за талию, он нежно прикоснулся к её губам. И их уста слились в поцелуе. Слов просто не хватает, как это было романтично! Казалось будто душа вот-вот пустится в свободный полёт, мысли все куда-то улетучились, хотелось чтобы этот момент длился как можно дольше. С каждым мгновением ей хотелось Алекса всё больше и больше, но не в плане секса, а в плане любви. С каждой минутой её тянуло к нему с невероятной силой, устоять было невозможно, голову он ей здорово вскружил. Такие сильные чувства, что казалось будто их любовь аж за грани возможного вылезает, казалось будто бы их тела светятся, аура была неимоверно мощная. Им обоим хотелось взлететь в воздух, да что там взлететь, раствориться друг в друге. Они даже дышать забывали! Страсть разгоралась с каждой секундой, внутри полыхал пожар, бешеный стук сердец по-моему был слышен всем, даже стоявшему за окном Джереми. От волнения у них обоих мурашки так и бегали по коже, дрожь била по всему телу, от удовольствия и сладости момента аж равновесие теряли. 

— Вот что я хотел….. — запыхавшись сказал Алекс.

— Это было…… невероятно! Это просто немыслимо, не реально, такого просто не может быть! — ответила она.

— Теперь так будет всегда. — улыбаясь ответил он. — Я думал, что потеряю равновесие, даже голова немного кружится.

Джозефина засмеялась.

— Теперь я точно знаю, насколько крепки и взаимны наши чувства друг к другу. Теперь уж точно ты в моей власти.

— Полностью согласна.

— Теперь, ты всё обо мне знаешь. Не пожалеешь ли ты спустя годы о том что связалась со мной?

— Ты опять за своё? Ну сколько можно уже повторять, раз я люблю тебя таким какой ты есть, значит я тебя восприняла таким, а раз восприняла то врядли уже поверну назад. Тем более что назад  дороги уже нет. И нет, я не пожалею об этом. Главное, чтобы ты сам не разочаровался в наших отношениях.

— Это уж врядли. (смеётся) Ладно, пойдём. Думаю, там самый разгар вечеринки, нам нельзя это пропустить!

Возвращаясь к отелю их из окна второго этажа заметил Джереми. Он стоял там с очередной своей пассией, не знаю как её зовут, но девушка она под стать ему. Это она обратила его внимание на эту сладкую парочку.

— Ой, смотри! Кажется бывшая твоя идёт. С каким-то красавчиком….. да ещё и в обнимочку! Влюблённые что ли?

— Да. Они влюблены друг в друга до беспамятства. Этой любовью аж воняет от них! — с пренебрежением сказал он.

— Ой-ой-ой-ой! Кажется мы ревнуем её да? (улыбается)

— Да. Сильно. Аж зубы сводит. Только толку теперь от этого нет. Они связаны, и связь эта сильная, её не разорвать. Я опоздал.

— Ну так может…. ты наверстаешь упущенное? — поправляя ему воротник. — Устроишь им расставание, и тебе хорошо и мне хорошо. Мне этот красавец, а тебе Джозефина. Все при своём!

— Звучит заманчиво, но я не доставлю ей такой боли. Слишком я хорошо отношусь к ней. Но я не люблю её. Мне не нужна девушка, которую я не люблю. Просто смотрю на неё и вспоминаю былые минуты счастья. И мне становится не по себе, когда понимаю что сам растоптал всё то, что было между мной и ней. Повёлся на угрозы этого старого дурака. Тем самым убил всё что было. А ведь я на его месте мог бы быть. Ладно, что было то было. Надо двигаться дальше. Иначе так и крыша поедет. (улыбается).

— Какой же ты у меня умный. — целуя его сказала девушка.

Знаете, из всей этой ситуации можно сделать вывод: не делай того, о чём после будешь очень сожалеть. Джереми поступил в своё время очень не хорошо, и он искупил свою вину тем, что хотя бы не мешал жить Джозефине. Его совесть здорово мучила, и это была его жестокая расплата. Можно сказать не по сильная. Теперь ему больше ничего не оставалось как смириться с тем что есть и начать новую жизнь.

31.05.2021


Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть