Генерал Уфимцев поймал себя на мысли, он ходит по своему кабинету совершенно того не осознавая. Нажав кнопку переговорного устройства он попросил дежурного разыскать для него одного офицера. Оставалось дождаться интересующее лицо.

– Разрешите, товарищ генерал.

– Оленька, проходите. Надеюсь нарыли чего.

– Боюсь моя добыча еще сильнее запутает все дело, — девушка в гражданском поспешила присесть в мягкое удобное кресло.

– Хорошо, рассказывай, не томи меня, старика.

– Гипноз ничего не дал, больной начал на моих глазах карабкаться на стену.

– Что говорят доктора, какие у них предположения?

– Ранее они с такой формой психического состояния не встречались.

– Мне вот разного пришлось хлебнуть, а они стало быть в тупик попали. Считаешь мои погоны на плечи с неба упали?

– Вы мне поручили, сделала все возможное.

– Каким образом такое вообще возможно? Откуда на мою шею выперло сие чудо.

– В том селении объявлено военное положение.

– Кто объявил? Кто посмел?

– Сами люди и объявили. Днем народ спит, а ночью из окон стреляют во все что шевелится, без предупреждения.

– Ко мне полковник Захарьев с минуты на минуту приедет. Майор, мне нужно ваше мнение.

– Как по мне, полковник староват для такого дела.

– Не выдержу, голова кругом идет. Уже делаю неосознанные движения, еще придется уйти в отставку.

– В подчинении полковника Захарьева нет человека способного разрулить столь сложное дело.

– Можно армию послать, накроют квадрат, приказ подпишу, будут стрелять без предупреждения.

– Вооруженный отряд посылать нельзя, селение вооружившись пыталось своими силами решить проблему, немногим друг друга не перестреляли.

– Можем напалм сбросить.

– Начнутся лесные пожары. Местность дикая, непролазная, ко всему располагает системой нор, в них реально пересидеть лесной пожар.

– Дым, он ведь везде зайдет.

– Нужно оставить в стороне ребячество, проблему стоит решить и как можно быстрее.

Прозвучал зуммер телефонного аппарата. Генерал снял трубку, несколько секунд он слушал голос дежурного, затем произнес, – Пусть зайдет.

– Признаться, товарищ генерал, вы совершаете ошибку.

– Мне более не к кому за помощью обратиться.

– Извините, сделала все, что могла.

– Разрешите, товарищ генерал.

– Проходи, полковник, присаживайся.

– Мне бы вначале о деле узнать.

– Ты присаживайся, разговор у нас будет долгим.

– Нет, ежели по тому делу, которое через психушку проходит, здесь я пас.

– Вот же прохиндей, все то ты знаешь. Выделишь на дело людей.

– И не подумаю.

– Я ведь не посмотрю на твои прошлые заслуги, сорву с твоих плеч погоны.

– На гибель людей не пошлю. У меня внуки, пойду с ними нянчиться.

– Нашел кем прикрыться, еще заплачь мне здесь. Проблему нужно решить.

– А что ее решать, сбросить ракету и забыть.

– Заложники в том квадрате.

– Сейчас народ не считают. По принципу живем, меньше лучше, чем больше.

– Нельзя бомбы в тот квадрат, секретность в нем имеем.

– Да какая секретность, смартфоны везде внедрились.

– Ты присядь, присядь, проблему на ногах не переждать.

– Не выделю ни одного человека. Ко всему народ у меня пьющий, а когда выпьет, буйный очень.

– Оля, буйные справятся с нашим делом?

– Пьянка здесь неуместна, а буйный норов лишь ухудшит положение.

– Вот, а я, о чем говорю. Нет у меня правильных людей, все буйные, нервные, чуть что сразу за оружие.

– Как же вы, полковник, с ними справляетесь?

– Покрикиваю, помогает. Знаете, какой у меня голос?

– Нет, здесь кричать не стоит, еще голос сорвешь. Вот что сделаешь, полковник. Изыщи людей, подбери достойных.

– Разрешите идти.

– Иди, и не вздумай юлить, с верху требуют решение проблемы.

Майор прошла к столу, – Товарищ генерал, вам накапать в стакан успокоительных?

   Полковник возвратился в свой отдел, но и здесь спокойствие его не ждало, следом за ним зашли два бойца из службы собственной безопасности.

– Разрешите, товарищ полковник.

– Проходите.

– Сразу перейдем к делу.

– Переходите.

– Вчера ваш боец пьянствовал в ресторане, когда деньги закончились, прошел в ближайший Банк, и угрожая оружием, к тому же предъявив документы, потребовал наличных денег.

– Обязаны были выдать.

– В Банках своя охрана, ко всему ваш боец обратился в нерабочее время.

– Дожили, мои люди не могут спокойно отдохнуть в ресторане в нерабочее время, денег не хватает. А ведь наша работа связана с риском для жизни.

– Товарищ полковник, риск есть везде, даже на пешеходном переходе.

– Вот что, бойцы, доставьте мне моего орла в целости и сохранности.

– Нет, товарищ полковник, положено разобраться с происшедшим. На суд вопрос вынесем, чтобы другим неповадно было.

– Я вам двоим сейчас мозг вынесу. Бойца доставить в мой кабинет немедленно.

– Мы не в вашем подчинении.

– Сейчас напрямую обращусь к министру, минуя мнение генерала Уфимцева. Вместо моего бойца на нарах сидеть придется, и койку одну вам на двоих выделят. Дело секретной важности, боец проходил тренировку, внедрялся в расшатанную систему Банков.

– Желаете сказать, все произошедшее случилось не случайно?

– Надеюсь наручники одеть на меня у вас двоих нет полномочий.

– Мы вынуждены переговорить с генералом Уфимцевым.

– Желаю вам удачи. Буквально час назад генерал угрожал сорвать с меня погоны.

Двое в нерешительности потоптались на месте, – Товарищ полковник, все настолько серьезно?

– Мне нужен боец, он пойдет на рискованное дело. Это вам не в Банке оружием махать перед перепуганными барышнями.

– Нет, ну как бы, следствие по делу вашего бойца еще продолжается.

– Сегодня отправлю в самое пекло, и времени для разбирательств у меня нету.

– Стоит согласовать вопрос с нашим начальством.

– Генералу Уфимцеву нужны люди, пускай он и парится над этим вопросом, а мне боец нужен сегодня. Еще предстоит провести инструктаж, выдать боевое оружие.

   Старший лейтенант Пережогин уже не надеялся на благоприятный исход его ночного дела. Еще мучала жажда, а здесь он был, как бы никому не нужен. Его раздумья прервал голос, – Старший лейтенант Пережогин, на выход.

   В кабинете присутствовало несколько офицеров, один из них открыв сейф начал доставать документы и оружие.

– Пережогин, вас доставят на один из складов с оружием, там выберите себе пушку понадежней, и, удачи вам.

Все, кто был в кабинете, пожали ему руку.

   Машина двигалась в сторону загородных гаражей.

– Мужики, пить хочу, мочи нет.

– Останови.

Водитель припарковал машину у обочины.

– Пиво годится?

– Самое оно. Ведь не довезете, плохо мне.

   Холодное пиво растеклось внутри отдавая прохладой.

– Ох, хороша свобода.

– Сам генерал за тебя вступился. Говорит, мол губить такого бойца никому не позволю.

– А товарищ полковник?

– Куда деваться, в вашем отделе более подготовленных людей нет.

– Зачем едем на склад?

– Оружие под руку подберешь и в путь.

– На войну, что ли?

– Генерал Уфимцев потерял лучшего своего бойца, в случае удачного завершения вашего предстоящего дела, его место займете, под крылышко к генералу. Оно с одной стороны и ничего, а с другой. Его боец всего пару лет процарствовал.

– Убили?

– Нет, в психушку определили.

– Может мне, к вам, обратно?

– Поздно, машину на ходу уже не остановить, тем более стрелять разрешат без предупреждения. – Плохо мне. Может выйти на свежий воздух?

– Скоро приедем. Пейте ваше пиво.

Они проехали длинные ряды гаражей и остановились у одного из них. Железные ворота были открыты, рядом стояло несколько патрульных машин, и много людей в форме.

– Сегодня склад с оружием накрыли, как раз по делу.

   Полковник взял его за руку и повел в средину помещения.

– Выбирай по себе оружие, пока другие не разобрали.

– Товарищ полковник, может объясните, что происходит.

– Кто вчера в Банк поперся?

– Я хотел по-хорошему.

– Вот и я хочу по-хорошему. Выбирай себе пушку, и патроны к ней не забудь.

– Где стрелять придется?

– В лесной местности.

– Пистолет будет в самый раз.

Один из офицеров услужливо указал на противотанковое ружье старого образца.

– Нет, не годится, слишком тяжелое, да и эффективность в лесистой местности снижается.

– Товарищ полковник, снайперская винтовка, дерево насквозь прошивает.

– Годится. Патроны и чехол к ней.

– Товарищ полковник, зачем мне по лесу таскать бесполезный кусок метала?

– Бери, бери, еще спасибо скажешь. Пистолет сам подберешь, патронов набери полные карманы.   

   Переодеваться пришлось здесь же, в гараже. Пятнистая форма привлекала к себе внимание.

– Ничего, лес, он все скроет.

   К небольшой железнодорожной станции добирались вдвоем.

– Человек генерала сдулся на этом деле. Признаться, рассказывали мне о нем, но лично его не видел. Сейчас выставлен на всеобщее обозрение в одной из психушек. Да, еще осталась при генерале психолог гипнолог, та еще штучка. Но видать девушка прохаванная, сама в это дело впрягаться не стала.

– Дело, о нем я ничего еще не услышал.

– Вот карта. Мной очерчен квадрат, в котором придется работать. За пределы красной линии не суйся. Выйдешь на местных, они в курсе происходящего. Но помни, стреляют там без предупреждения.

– Убьют ведь.

– Запросто могут. Ты изловчись, прояви смекалку. В Банк ведь шел один, о чем-то думал.

– Деньги нужны были.

– Деньги всем нужны. Именно сейчас они тебе вообще не нужны, забудь о них, будто их и нет, думай о предстоящей работе. Девушка у тебя есть?

– Нет, у меня только мама.

– Бездарь ты, к такому никто не пойдет. Вот сделаешь работу, и все девки будут твои. Только представь, сидишь такой, словно султан, а вокруг тебя барышни шелестят своими платьями.

– Товарищ полковник, откуда они узнают о моем подвиге?

– Лично всем расскажу о твоем подвиге. Приехали. Билет купейный, один к месту проследуешь, и никаких посторонних. Повтори.

– Никаких посторонних.

   Проводница провела пассажира в свободное купе. – Вам чай принести?

– Мне литр чая, и печенья побольше.

– Вот он настоящий мужчина. Есть такие, что и на воде экономят.

Пережогин пересчитал командировочные деньги. Если не тратить на спиртное, на неделю ему вполне хватит.

– Вот ваш чай, печенье. Поди богатый пассажир, все купе занял.

– Занял и занял, вам то что с того.

– Нет, оно понятно, по работе, человеку нужно работать.

– Киллер я, мужика здесь у вас одного завалить хочу.

– Скажете такое. Зачем берданку в вагон тащить, нет, киллер шикарить не станет.

На несколько минут его оставили в покое, но как он и ожидал проводница привела в его купе целую делегацию.

– Гражданин, предъявите документы.

Мужчин пришло трое, но оружие было лишь у одного. Стараясь держаться за спинами, тот ждал развязки.

– С какого перепугу мне показывать вам документы?

Пережогин взялся опустошать карманы, патроны мелкие и большие раскатывались по небольшому столику.

– Гражданин, предъявите ваши документы, иначе будем вынуждены применить силу.

– На каком основании?

– Для перевозки в пассажирском поезде боеприпасов требуется специальное разрешение.

– Имеется в виду взрывоопасных. Могу вас успокоить, патроны сами по себе не взорвутся.

– При вас оружие.

– Я профессиональный охотник.

– Все же вы обязаны предъявить документы.

– Ваши на стол мне положите, затем мои посмотрите.

Прибывшие проявили терпение и вскоре проводница положив на стол документы вернулась к двери. Пережогин взял в руки один документ, но тот не впечатлил своим содержанием.

– Сержант, надо же.

Второй документ принадлежал участковому.

– Гражданин участковый, ваш участок, он большой?

– Какое это имеет для вас значение?

– Налоги, обычное дело.

– Не понял.  

– Какой непонятливый. Я говорю, оброк с людей собираешь, на жизнь вам хватает.

– Мне как бы зарплату платят.

Пережогин сделал из огромной посуды несколько больших глотков чая и вернул ту на место.

– Ну, а здесь у нас кто? — в следующее мгновение его брови взлетели вверх, он поперхнулся и закашлялся, затем торопливо встал с нагретого места.

– Извините, товарищ майор, кто же думал.

– Ничего страшного. Покажите нам ваши документы.

– Бумага с печатью сойдет?

– Давайте сюда, — майор почувствовал, он хозяин положения, и поспешил выйти на открытое место. – Старший лейтенант Пережогин, направляется в данную местность, — начал читать он документ, затем перевел взгляд на Пережогина. – Как же это?

– В бумаге все написано, майор.

– Быть этого не может.

– Вот возьму всех четверых, и отправимся мы в то пекло.

– Допустим мы втроем, проводница то, чем вам поможет.

– Патроны подносить станет. Все свободны. А вы, майор, останьтесь.

Пережогин взялся по новой за разгрузку карманов.

– Зачем вам столько патронов?

– Старался побольше взять, склад с оружием накрыли, может парням меньше дадут.

– По полной загрузят, это не деньги воровать.

– Мне, майор, стало интересно, как человек вашего полета, оказался в этом поезде.

– Отпуск у меня. К стати, совсем недалеко от того места.

– На карте сможете указать?

– Смогу, почему и нет.

Карту расстелили просто на полу.

– Вот здесь, старлей, мои родители живут.

– Странно, на карте не обозначено.

– Верно, раньше селение здесь было, но военные нас потеснили, народ перебазировался в эту местность. Признаться, некоторое время скучал за теми местами, рыбные места, озеро.

– Здесь овраг.

– Правильно, он растянут на несколько километров.

– Вдруг облажаюсь, по нему стану отступать.

Майор решил помочь неожиданному попутчику, – К оврагу просто не пройти, здесь болото, непролазное.

– Сколько времени прошло, поди болото все в кочках.

– Скажу вам, обманчивые эти кочки, для новичка поход через болото смертелен.

– Охотно поверю, был у меня в жизни случай, видимо он сыграл в моей жизни большую роль, возможно и погонам на плечах именно ему обязан.

– Могу я идти?

– Пока ничем вы, майор, помочь мне не можете. Идите отдыхайте, отпуск как никак.

– Вдруг понадобится помощь, дайте знать.

– Обязательно, как только увидите красную сигнальную ракету, сразу отправляйтесь в путь. Да расслабься ты, майор, просто отдыхай.

   Патроны пришлось разлаживать в многочисленные карманы походного рюкзака. Полковник неплохо о нем позаботился, скорее всего надеялся на благополучный исход его миссии. Нет, он дал отсрочку нарисовавшемуся делу. Мол пройдет время, все уляжется, само собой. Пережогин начинал дремать, когда снова пожаловала проводница, за ее спиной стояли в растерянности две пассажирки. Молодая женщина с маленькой девочкой переминались с ноги на ногу, было видно обе здорово устали.

– Вот, привела попутчиков вам.

– Нет, вы не только патроны мне подносить станете, еще и стрелять заставлю.

– Я плохо стреляю.

– Вам было сказано, никаких пассажиров, только я любимый.

– Мы все, кем-то любимы. Ребенок уснет, а вы с ее мамой о жизни потолкуете.

– Мне непонятно какие функции выполняет здесь проводник.

– Оно ведь живые люди, а ребенок еще и болен.

– На предстоящей работе сосредоточится не даете. Запрещено мне общаться, запрещено, а вы словно на выставку ко мне народ водите.

– Они все офицеры.

– У них своя дорога, у меня своя. Вам что непонятно?

– Угол можно ведь выделить.

– Нет, у меня приказ, рисковать погонами не стану.

– Посмотри в окно, войны ведь нет, а ты здесь устроил секретный лагерь.

– Временно, скажу я вам. Освобожу помещение и можете водить сюда кого захотите.

– Проходите, не бойтесь, он вас не покусает. А станет возмущаться, ко мне придете.

Женщина все еще продолжала стоять в нерешительности. Было видно, она от усталости еле держится на ногах.

– Вы присаживайтесь, можете располагаться. Только мне не мешайте.

Стоило уточнить для себя маршрут движения и мужчина снова раскрыл карту. К населенному пункту ему предстоит добираться километров двадцать, будет лучшим заночевать в лесу, а по утру снова в путь.

– Меня Катя зовут.

Пережогин настолько вник в предстоящее дело, он даже не сразу услышал, как к нему подошел ребенок.

– Испугала меня, совершенно забыл за вас.

– Вы мой папа?

– С чего решила? – мужчина посмотрел на маму девочки, которая так сидя и уснула.

– Мама очень спешила на поезд, мы сюда два дня добирались. Можно мне печенье?

– Когда вы с мамой в последний раз кушали?

– Почти три дня прошло.

– Бери печенье, сейчас чашку достану, налью тебе чай. Катя, вы с мамой ищете твоего папу?

– Нет, мама говорит, для нее и меня хватит. А мне папу хочется.

– С мамой хорошо, она тебя жалеет.

– Мама по ночам часто плачет, думает я не слышу.

– Оно понятное дело, но побиваться столь сильно не стоит.

– Меня доктора лечили, несколько лет. Одна медсестра посоветовала искать среди народа лекаря, иначе на погост меня отвезут.

– Сложно у вас. Ты кушай.

Пережогин закрыл глаза и попытался проанализировать произошедшее с ним за последние два дня. Понятное дело, полковник вытащил его погоны, но дело, которое предложил в замен, выглядело непросто. Генерал рядом с собой дураков держать не станет, да и сам офицер пытался угодить своему покровителю. Видимо он уснул и во сне почувствовал прикосновение к руке.

– Мама, можно еще посплю, — произнес во сне Пережогин и услышал детский смех.  

Мужчина окончательно проснулся и сердито посмотрел на улыбающуюся Катю.

– Почему не даешь мне поспать?

– Доктора говорят, я умираю.

– Да, все мы смертны.

– Мне нужен папа.

– Можешь походить по вагонам, поискать. Я пока посплю.

– Скажите мне, что вы мой папа, и можете спать спокойно.

– Не обманешь?

– Нет, не обману.

– Хорошо. Я твой папа.

– Как-то неправдиво звучит, я не поверила.

– Не знаю, твоя мама спит, кричать не стану.

– Скажите мол, дочка, как долго я тебя искал.

– Дочка, как долго я тебя искал. Сейчас могу поспать?

– Папа, а ты придешь на мои похороны?

– Ну это уже слишком! — он повысил голос и мать девочки проснулась.

– Катя, ты почему не даешь человеку спать? Мало того, мы еле сюда у просились.

– Мама, он мой папа.

– Снова за свое. Иди, уложу тебя спать.

Пережогин снова уснул, во сне он видел разные картины, но дельного ничего не приснилось. Его кто-то тормошил за плечо.

– Катя, это снова ты?

– Нет, ваша проводница. Вам выходить пора.

– Мне кто-то бок нагрел.

– Ребенок к вам спать перебрался.

– Вот же прицепилась. Будить не хочется. Когда следующая остановка?

– Через два часа можно будет выйти, поезд подниматься на пригорок станет и можно сойти.

– Разбудите через два часа.

– Но идти придется вдвое больше.

– Все то вы знаете. Один такой вышел здесь, сейчас сидит в психушке, и выйдет ли из нее, о том никто не знает.

– Можете спать спокойно, разбужу через два часа.

В купе снова установилась тишина. Сквозь сон он почувствовал, как поезд снижает ход. Двери в купе открылись и снова зашла проводница.

– Вам пора выходить.

– Я уже и сам это понял. Помогите мне переложить ребенка, одному мне не справится.

– Не забудьте ничего.

– Постараюсь.

В тамбуре его дожидался майор, – Погоди, может мне с тобой.

– Давай, как условились. Жди меня майор, на встречу не вздумай идти.

– Давай, удачи тебе.

– Мне она пригодится.

Прыгая из поезда на ходу Пережогин надеялся, что сломает ногу, и она будет долго заживать, но тренированное тело легко справилось с поставленной задачей. Дождавшись, когда затихнет вдали стук колес, он развернул карту и подсвечивая себе фонариком попытался сориентироваться на местности. Только сейчас он сообразил, карта принадлежала офицеру, который попытался вытащить проблему в одиночку. Возможно помощь майора не была для него лишней, но сейчас о том раздумывать не было смысла. Тридцать километров если по прямой. Нет, стоит идти по прямой, с этой стороны наверняка его ждать не станут. Зачем нужна винтовка с оптикой? Еще неизвестно, пристрелена она или нет. Ничего, он пристреляет оптику в дороге. С этими мыслями мужчина отправился в путь.

   Лес наполнялся завораживающим пением ранних птиц, польза от поездки в такую глушь все же у него была. Огромные сухие ветки превратились для него в настоящие мишени. Оптика оказалась пристреленной, и при хорошей погоде пуля ложилась точно в цель. Судя по карте он выйдет к старому перекрестку. Раньше здесь были неширокие дороги, сейчас кто его знает, поди поросло деревьями или колючими кустами. Душа мужчины наполнилась легкостью и умиротворением, природа расслабила его мышление, мысли в голове сменились на более мирные. Сверяясь с компасом он вышел точно к перекрестку, большая часть дороги была пройдена, но и солнце скрылось за макушками деревьев. Да, давно он не строил шалаш, еще в детстве ребенком баловали себя постройками нехитрых сооружений. Достав из рюкзака сверток извлек из него финку, еще неплохо сохранившуюся. Винтовка и сама финка принадлежали тому времени, когда люди гибли миллионами, от этих мыслей на душе появилась некая тяжесть. Укрытие было почти готово, стоило осмотреть саму местность, чем Пережогин и занялся. Дорогу пытались расчистить, видно было, что здесь работала тяжелая техника, но видимо быстро закончились деньги, и работы по расчистке свернули. Усталость сморила отвыкшее от больших нагрузок тело, и мужчина уснул. Проснулся он от неясной тревоги, которая возникла в душе и давила на голову. Выбравшись наружу Пережогин засветил спичку и поднес к веткам, заготовленным еще с вечера. Огонь весело побежал по сухим сучьям отдавая теплом. В тишине ночи послышались шаги.

– Кто здесь? Отзовитесь или буду стрелять, — пистолет в его руке отдал прохладой, щелчок снимаемого с предохранителя оружия эхом прозвучал в ночном лесу.

– Не стреляйте, я мужа ищу, Федором кличут.

– Идите к костру, мне нужно вас видеть.

Девушка выпорхнула из непроглядной темени и замерла у самой границы света и темноты.

– Почему одна? С вами должен быть кто из мужчин.

– Мне страшиться нечего.

– Странная на вас одежда.

– Рая, меня Рая кличут.

– Хотя одежда и не ахти, но фигура ваша впечатляет.

– Мне все мужчины комплименты делают.

– Меня Василием родители нарекли.

– Василий, надо же.

– И ничего смешного, нормальное имя. Признаться, мне оно не нравится.

Девушка опустилась на землю, используя правую руку, как опору.

– Рая, вы с мужем поссорились?

– Нет. Шли мы в эти края, здесь не столь голодно.

– Сейчас голода нет нигде.

– Скажете такое. Мне кушать хочется.

– И мне вдруг захотелось, — вытащив рюкзак Пережогин накрыл у самого костра поляну.

– Идите, стол накрыт.

– Вы подсуньте мне еду, близко к вам не смогу подойти.

– Боитесь, понятное дело.

Часть еды перекочевало на такое расстояние, которое девушка сможет преодолеть вытянув лишь руку. Порывшись в рюкзаке, мужчина извлек бутылку пива и ловко открыл пробку.

– Мне можно?

– Не знаю, пиво крепленое. Вы пьющая?

– Иногда пила, на больших гуляньях.

– Возьмите, попробуйте.

Девушка подтянула к себе бутылку и сделала несколько глотков, – И в прям крепкое. Ничего, муж на меня кричать не станет.

– Вы закусывайте, иначе опьянеете.

Было видно, как девушку развозит.

– Василий, я вам карту нарисую.

Мужчина решил пошутить, – Где золото спрятано.

– Нет, по ней сможете через болото пройти к оврагу.

– Вы же вроде не из местных.

– Мне одна старушка передала секретную тропу в том болоте. На болоте есть остров, к нему старушка еще будучи молодой ходила за редкими травами. — Девушка взялась выводить на земле линии, – Здесь дуб, очень старый, вот от него и начинается тропа в болоте.

Еще некоторое время они болтали, затем девушка как бы спохватилась.

– Мне пора.

– Хотя бы до рассвета побудьте у костра.

– Нет, времени у меня более нет, — при этих словах фигура девушка растворилась, и ее легкая поступь затихла в темноте.

Мужчина вдруг вспомнил о Кате. Видимо доктора отослали мать с умирающей дочерью подальше от себя. Забравшись в шалаш Пережогин уснул, а когда проснулся на всю щебетали птицы, а солнце зависло над макушками деревьев. Еда, которую он предлагал ночной гостье, была нетронута, бутылка пива стояла там, где он ее и оставил. Приснилось, что ли? Но ведь свою часть еды он скушал, и пиво выпил. Быстро собравшись мужчина поспешил к селению. По дороге идти ему было как-то не по себе, и он словно разбойник крался продвигаясь вдоль дороги. Он замер, по дороге шла женщина, у нее в руках было два узла, незнакомка шла торопливо, часто оглядываясь по сторонам. Человек скорее всего пытался в одиночку вырваться из пекла, которое ее гнобило. Ничего более не придумав, Пережогин вышел из засады. Вскрикнув от неожиданности, несчастная попыталась закрыться ношей, да и свалилась без чувств на дорогу.

Выбрав место, мужчина перетащил туда узлы и само тело затащил под защиту кустов. Несчастная придя в себя как-то боком попыталась отползти от незнакомца, но уперев спину в дерево затихла.

– Давайте знакомиться. Меня Василий кличут.

Женщина предпочла промолчать.

– У меня документ. Желаете прочесть?

В знак согласия несчастная лишь качнула головой.

– Вот бумага.

Лишь мельком взглянув незнакомка отбросила от себя столь грамотно составленный текст.

– Уходи.

– Сейчас не понял.

– Беги без оглядки. Такую бумагу мне приходилось читать, и человек при ней был не вашего полета.

– Откуда вам известен мой полет?

– Он у вас неважный.

– Мне нужна информация, вы обязаны помочь.

– Видно судьба у меня такая.

– Какая такая?

– Второй дорогой иду, и второй смертник мне на пути попадается.

– Ну, знаете, гражданка, я еще пока живой, и с головой у меня все в порядке.

– Нет, тот был умней. Видно послать более некого.

– Офицер, у меня его карта.

– Выбрось карту, а лучше сожги.

– Он нашел их берлогу.

Женщина заплакала, затем собралась и вытерла слезы подолом платья.

– Здесь армию можно спрятать, а он за два дня вычислил, где она прячется.

– Она. Вы сказали она? Ко мне ночью девушка вышла, зовут Рая, а мужа Федор.

– Где вы с ней встретились?

– Вроде как перекресток. Да, именно в том месте.

– Голод был, они с мужем в эти края шли, да недошли. Банда на них вышла, обоих убили.

– Убили?

– Да, убили. В то время человеческая душа не стоила и гроша, это сейчас можно оценить жизнь человеческую, а тогда ценности ничего не представляло, лишь еда. На перекрестке их похоронили, как похоронили, вырыли яму и туда сбросили, время такое было. А в прошлом году техника пришла, могилу разрыли, деньги разворовали, на том все и затихло.

– Мне покойница карту передала, дорогу через болото указала.

– Слышала я о ней, и остров в том болоте имеется.

– Верно.

– Дуб молния сожгла, коряга ориентир за столько лет сгнила и под воду ушла. Остров, как знать, есть ли он на самом деле. Траву старушка приносила, но где она ее брала о том неизвестно.

– Старушка травницей была?

– Лечила. Но после ее смерти род с этих мест съехал, где они сейчас, о том никто не знает.

– Вот бы найти. Мне дорогой ребенок встретился, помощи он ищет, доктора лечить отказались.

– Бежать вам нужно. Человек вы больно простой, такого заведет в болото, не выбраться вам.

– Та женщина, ее видели?

– Офицер, который был здесь до вас, наверняка с ней встретился.

– Баба держит в страхе целое селение.

– Ох ты герой. Да, тот был хитрее. А ты больно прямой, прямолинейный.

– Где она прячется?

– Мне нужно идти.

– Обратно пойдем, самой трудно ночь пережить.

– Я ведь спать не буду, ночь пережду и пойду дальше. Одна она, везде не поспеет.

– Как все начиналось? Мне нужно знать.

– Подростки начали жаловаться, пугает их в лесу разная мерзость. Взрослые поспешили оградить детей, а некоторых и вовсе попрятали в подпол.

– Почему селение объявило военное положение?

– Помощи нет, вот мужики и решили сами отбиваться.

– Как же? Столько стволов, наверняка кто-то ранит, или убьет.

– Отпустите меня, я пойду. Вы по дороге и сами дойдете.

– Не хочу я сам ходить, вместе пойдем.

– Не могу больше, не могу.

– В бумаге говорится.

– Знаю текст бумаги, бралась одному помочь. Страшно это все.

– Идемте в селение.

– Спешить не стоит. Скоро в селении пересмена, мужик спать пойдет, бабы заступят.

– Они же вас знают.

– Знают, знают. Жакан в лоб, и все знание.

– Вы здесь все сума по сходили.

– За себя волнуйся.

   Недалеко от построек они устроили отдых.

– Узлы здесь придется оставить, дальше пойдем на четырех. Желательно ветки кустов не трогать, иначе дробью посекут.

– Кусты посекут?

– Нас на фарш посекут.

– Мужики ушли спать.

– Бабы здесь вообще звери. И документ ваш не поможет, пристрелят.

– А тот, который до меня был.

– Под кроватью прятался.

– Нет, я прятаться не буду.

– Законы здесь не работают.

– Но ведь пришла помощь.

– Дурень ты. Столько узнал, а сопоставить не сопоставишь.

– Понятное дело, дурень. Скажите, очень заметно?

– Очень. И как только вас сюда послали.

– Напился я, Банк решил ограбить.

– Ежели Банк, мужики могут вам довериться, а вот бабы не поведутся.

– Но ведь вы беретесь мне помочь.

– Муж у меня пропал, месяц прошел.

– Придется еще месяц ждать.

– Это она его в болоте утопила.

– Не думаю. Ждите, придет он.

Мужчине было как-то неловко идти на четвереньках за бабским задом, но выбора у него не было, а пожить еще хотелось. Так им пришлось идти вдоль невысокого частокола.

– Идиотизм какой-то.

– Иди, иди, расхрабрился он.

Дом почти не выглядел жилым, виделась во всем заброшенность. Женщина улеглась на пол и тяжело дышала.

– Устала я, выйду к ним, пусть меня пристрелят.

– Решили сдаться?

– Потеря мужа здесь серьезная штука, а одной доживать не хочется.

– Советую еще месяц подождать. Вы единственный человек, который попытался вырваться из этого дурдома.

– Узлы попозже притащим.

– Нет, я туда больше не пойду.

– Вы же герой, под кровать не полезли.

– Мне нужен выход на местных мужиков.

– Есть такая штука, оговаривался один вариант к сбору, но вам перед тем придется пережить ночную атаку.

– Баба нападет на селение?

– Нападет, и даже страшно будет.

– Столько стволов, а одну бабу пристрелить не могут.

– Вам кушать приготовить?

– Это не опасно?

– Нет, покушать здесь все любят.

– Вы приготовьте, а я оружие расчехлю, возьму окно под стражу.

– К окну не стоит подходить. Поймет, пришел новый человек, вовсе озвереет.

– Ничего, пусть знает, вы в доме не одни.

– Чудной вы, право, чудной.

   Особо оптика ему не помогла, видимо проблема сейчас спала, готовясь к ночной атаке.

– Василий, идите кушать.

– У меня еще бутылка пива. Вы пиво пьете?

– Нет, здесь больше водку употребляют, здоровья хватает.

– Нет, водку брать не рискнул.

После перекуса обоих сморило, женщина приняв пару стаканов водки зачем-то полезла под стол и вскоре оттуда слышалось сопение. Пережогин решил прилечь прямо на полу, недалеко от двери.

   Кто-то тормошил его за плечо. Спросонку ничего не соображая он спросил, – Катя, снова спать не даешь?

– Вставайте, скоро начнется, — услышал в ответ он тихий женский голос.

Пережогин полностью проснулся. – Мне то что, бойницу займу и пристрелю проблему.

– Иди, займи, а я под столом посижу, подожду результатов.

   Особо оптика в ночное время ему не помогла, но ежели приноровиться. В начале все было спокойно, но где-то через пол часа в лесистой местности произошло движение, большой отряд продвигался к опушке леса, а вскоре занял равнину. Ровные ряды странных воинов замерли будто в нерешительности.

– Почему они не стреляют?

– Василий, что вы видите?

– Большой отряд выстроился напротив селения.

– Она знает о вашем присутствии.

– Эти воины, кто они?

– Скоро все поймете, еще не время задаваться таким вопросом.

Произошло свечение и ему вдруг стало понятно, лучники поджигали стрелы.

– Они хотят сжечь селение. Вы слышите?

– Такого представления еще не было.

Видимо поступила команда и лучники подняли луки, в следующее мгновение сотни огненных стрел взметнулись в высь.

– Какая красота. Вылезайте из-под стола, готовьте воду.

Женщина метнулась на кухню, но вовсе не за водой. Среди деревьев произошло движение, мелькнувшая в темноте тень заняла место за деревом. Выстрел прошелся по углам дома странным эхом, сквозняком нагнало в помещение пороховой гари. Светящаяся в темноте точка достигла ствола дерева и в нем исчезла. Стрелы начали падать на селение, одна залетела к ним в окно и пол тут же вспыхнул.

– Воду! Несите быстрее воду? — Пережогин сорвал со стола покрывало и бросил на огненный очаг. В следующее мгновение у него в глазах произошла яркая вспышка, он опустился вначале на колени, затем свалился на пол.

   Очнулся он в накуренном доме, видимо его сюда перенесли.

– Пришел в себя.

– Где я?

– На войне. Твой выстрел был точен, но лишь частично достиг своего результата.

– Огонь потушили?

Мужики успели отпустить мелки бородки и сейчас с ехидцей посмеивались, женщины были словно ниндзя, лишь глаза с интересом смотрели из повязанных платками голов.

– Представление предназначалось для тебя, нас она не тронула.

– Я разозлил ее, вечером уведу к болоту, она пойдет за мной.

– Может и пойдет, а может и не пойти, болото непролазное.

– Мне известна в нем дорога.

– Пожалуй, мужики, он правду говорит, в случае удачи оба в трясине сгинут, — видимо голос подал старший.

– Она пойдет, а вы сможете жить спокойно дальше.

– Пойдет, куда денется. Ребенок с тобой пойдет, на него она охотится.

– Слишком рискованно, вдруг не вытащу дело.

– Пушку здесь оставишь, в болоте толку от нее мало. Марья возьмет оружие на хранение, а вам с пистолетом будет сподручней.

– Нет, ребенка с собой не возьму.

– Народ решил, придется подчинится.

– У меня бумага.

– Интересно написано. Только мы народ неграмотный, ничего в ней не поняли. Через два часа выдвигаетесь к болоту.

Мужчина подполз к стене и навалился на нее спиной.

– Расходимся, мужики. А ты через два часа получишь зеленый свет. Да не мешкай особо, уходи подальше.

В доме с ним остались хозяева и Марья, женщина, которая бралась ему помочь.

– Признаться, предательства от вас вовсе не ожидал.

– Выбора у меня не было. Во дворе шест, с которым старушка по болоту ходила.

– За столько лет поди труха одна осталась.

– Заговоренный он, еще сто лет пробудет.

В комнату несмело зашла девушка лет четырнадцати, бледное лицо, синяки под глазами.

– До чего ребенка довели.

– Женщина ищет с ней встречи, других лишь вынуждает, чтобы добровольно ее выдали.

Пережогину пришлось поторопиться, селение давало зеленый свет, и он спешил поскорее уйти под защиту деревьев. У самого болота они присели отдохнуть.

– Дяденька, вы идите, одни идите.

– Вдвоем пойдем, можешь мне верить.

– Нет, я хочу с ней встретиться.

– Говорить с ней бесполезно, у нее в голове лишь злоба.

   Найдя сожженное дерево начали готовится к походу через болото.

– Я не пойду через болото, здесь ждать стану.

– Возвращаться смысла нет, нас наверняка пристрелят, нужно идти вперед.

– Вы идите, спасайтесь.

– Точно решила остаться на берегу?

– Устала я прятаться. Родителям скажете, мол в болоте утопла.

Звук пистолетного выстрела словно щелчок кнута быстро распространился по заросшему камышом болоту, струйка крови сбежала по волосам девушки. Забросив обмякшее тело за спину он ступил в болотную жижу. Сколько времени он шел через болото? Время будто остановилось. Пот заливал ему глаза. До острова он все же дошел, стоило дать телу отдых.

– Помоги… слышишь меня… помоги, — легкий ветер принес крики о помощи.

Женщина все же решилась ступить в болотную жижу. Та, которая лежала на траве, пересилила в ней страх исчезнуть навсегда в трясине.

– Я приказываю. Помоги мне, скотина…

Ничего не сказав в ответ он подошел к девочке и забросив ношу на плечо снова ступил в болотную жижу. Солнце будто ускорило свое движение. Когда он почувствовал под ногами землю, уже вечерело. Он свалился на землю, а его ноша вскочила на ноги и отбежав в сторону принялась за ним наблюдать.

– Иди, сама иди, меня ждать не стоит. По оврагу иди, выйдешь к селению, спросишь военного. Военного. Ты поняла меня? Он поможет.

   Солнце успело обежать землю, прежде чем Пережогин открыл глаза.

– Ну ты бродяга. Живой.

– Живой. Дошла девчонка.

– Дошла. Признаться, за выстрел в голову у нее на тебя вовсе обиды нет. После случившегося девушка как бы ожила.

– Где она сейчас?

– Царапину спиртом обработали и платком голову повязали от мух. — Майор немного помолчал, затем добавил, — Ушли они. Ты бредил, просил оказать помощь ребенку. Сестра проведет старушку самой короткой дорогой к тому селению.

– Знать бы, утонула проблема, или вылезла на берег.

– В любом случае, найти девушку для нее будет трудно.

– Мне в город возвращаться нужно.

– Полежи пару дней, вместе обратно поедем.

 

   Полковник повертел в руках бумагу, – Слишком складно написано, придется переписать.

– Все как положено написал.

– Стрелял в ребенка. Претензий девушка не выдвинула, стало быть, писать о том не стоит. И стрелы. Кому я смогу показать такой документ. Пожары были?

– Нет.

– Ну вот, приснилось скорее всего.

Пережогин потер шишку на голове, – Товарищ полковник, кто она, баба, которая селение в страхе держала?

– Некоторые структуры из-за урезки финансов начали увольнять работников, видимо и эту дуру выпустили, может жрала много.

– Насчет еды сказать не смогу, на дуру она вовсе непохожа.

– Зря генерал в то пекло бросил своего лучшего человека, зря.

– Товарищ полковник, мне еще постельный режим два дня.

– Работы полно, ночью поспишь. Здесь бумага пришла, звание капитана присваивают моему лучшему бойцу.

– Здорово. И кому повезло?

– Пережогину. Знаешь такого?

– Можно мне с ребятами в ресторане отметить?

– Нет! Торопишься сильно, бумаге ходу я не дал.

– Должна быть на то причина.

– Зачем вам, Пережогин, звание капитана, матери поди и этих звезд хватает. В общем, когда семьей обзаведешься, ко мне придешь, решим вопрос.

– Семья дело серьезное. Помнится, товарищ полковник, вы обещали о моем подвиге рассказать.

– Можешь не переживать, рассказал. Выйди за порог, посмотришь сколько девок собралось, выбирай любую.

Пережогин повелся, но вокруг было пусто, лишь на дальней стоянке хлопнула дверца машины. Мужчина пожалел, что бросил курить, сейчас подымить было в самый раз.

– Папа! Папа! – к нему со всех ног бежала Катя.

– Дочка, дочка, — Пережогин подхватил ребенка на руки и прижал к себе. – Живая.  

– Мне всё рассказали. В доме очень плакали. Папа, ты ради меня стрелял в нее?

– Признаться, спешил помочь вам с мамой. Лечение то помогло?

– Меня старушка крапивой отшлепала. Говорит умная больно, еще и сейчас кожа горит.

– А, мама что сказала?

– Плакала долго, затем говорит, поедем папу искать.

Пережогин посмотрел на приближающуюся к ним легкой походкой Катину маму. Сейчас это был совершенно другой человек. Перед ним стояла молодая симпатичная девушка, ее светлые локоны волос раздувал тихий летней ветерок, а ее глаза цвета неба светились счастьем.

— Меня Полина зовут.

Пережогин немногим растерялся залюбовавшись девушкой.

— Папа, папа, обними нас с мамой, ведь мы же теперь семья.

Полковник наблюдал за картиной внизу, трое сошлись образовав небольшой островок. Пригладив волосы он подумал, что в мыслях был неправ в отношении своего подчиненного, ведь Пережогин выполнил поставленное ему задание.

0
18.02.2021
Анатолий Вишневский
151

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть