18+

глава 1

Ничто не могло заполнить мою пустоту и одиночество. Были девчонки на одну ночь. Были друзья, у которых было одно средство от тоски — алкоголь. А потом случайно, когда я уже ничего не ждал и ни на что не надеялся, появилась Она.

Через месяц после знакомства, я предложил Ей переехать ко мне и Она согласилась.

Я пришел к Ней на работу. Я остановился перед окном, наблюдая за Ней. Она дописывала отчёт. Она всегда, когда задумывалась, закусывала кончик ручки зубами.

Она увидела меня и улыбнулась. Мне всегда нравился этот момент нашей встречи. Ее глаза всегда загорались каким-то особым образом, полные губы складывались в улыбку, за которую я был готов все отдать. Потом Она всегда окидывала меня взглядом, от которого меня бросало в жар.

Я, не торопясь, зашёл:

-Привет, детка!

Я помог одеть Ей куртку, поцеловал Ее:

-Где твои вещи?

Она показала на крошечную сумочку. Я удивился:

— Ты точно не передумала переезжать? По размерам похоже, что там кроме зубной щетки ничего нет.

Она закатила глаза. Я закинув сумку на плечо взял Ее под руку и мы вышли из магазина.

Пока мы ехали до дома, я всю дорогу хохмил. Она была сильно напряжена. Я вышел из трамвая и галантно подал Ей руку. Она слабо улыбнулась, но напряжение не спало.

Я крепко обнял Ее в подъезде и посмотрел прямо в глаза:

-В чем дело?

Она вздохнула и совсем расстроилась:

-Я поругалась с родителями…

Я растерянно взлохматил непослушные волосы рукой:

-Ну, слушай, все ругаются. Это нормально! Потом помиришься.

Губы у Нее дрогнули:

-Я не знаю.. Мама сказала, что я могу домой не возвращаться…

Я замер:

-Это как? Ты же взрослый человек уже!

Она закрыла лицо руками. Я обнял Ее за шею. Ее запах меня волновал.

-Я не понравился твоей маме.. Верно?

Она кивнула головой и вдруг всхлипнула. Я растерялся: успокаивать плачущих женщин я не особо умел:

-Послушай, она привыкнет. У нее все равно выбора нет! Она просто думает, что ты все ещё ребёнок.

Я с трудом разжал Ее руки:

-Пойдем домой.. У меня есть отличный способ поднять тебе настроение!

Она засмеялась. Мы зашли в квартиру: мои все ещё были на работе.

Я снял с Нее куртку и она сразу пошла в ванную. Ее долго не было и я забеспокоился. Я постучал в дверь:

-Все в порядке?

Полилась вода.

-Секунду! Я сейчас выйду…

Перспектива принять ванную в двоем улетучивалась. Я вздохнул и пошел разгебать полку в шкафу. Пока я думал какую лучше освободить, Она уже вернулась. На лице блестели капельки воды, но Она уже была спокойна.

-Тебе помочь?

-Выбирай полку!

-Мне повыше!

Я обнял Ее за талию и погладил спинку под кофточкой:

-Намекаешь, что кое кто низковат?

Она засмеялась:

-Ты сам просил выбрать!

Я поцеловал Ее в губы:

-Высокие девушки — моя слабость! Особенно такие сладкие..

Мои руки скользнули по Ее бёдрам. Она ко мне крепко прижалась низом живота, а Ее язык уже исследовал мой рот. Я застонал, почувствовав напряжение в паху:

-Я так хочу тебя, детка…

Она возбуждённо дышала. Я быстро раздел Ее, оставив на Ней только трусики. Грудь вздрагивала в такт Ее быстрому дыханию.

Потом я долго и нежно целовал Ее в губы. Лег рядом с Ней и положил руку Ей на живот:

-Я люблю тебя. Ты знаешь об этом?

Она сонно посмотрела на меня, довольно улыбнулась:

-И Я тебя люблю… Мне так хорошо с тобой…

Она со вздохом прижалась ко мне и легла на Мою руку. Я поцеловал Ее в макушку. Она вдруг сказала:

-Ты знаешь, мои бывшие никогда не ласкали меня после секса: обычно сразу одевались или уходили в душ. Мне становилось так одиноко, а с тобой все по другому.

Я напрягся:

-И много у тебя было этих бывших?

Она тихо засмеялась мне в под мышку:

-Двое.

-Да ладно!

Я аж сел от удивления.

-Всего два парня?! Ну с одним то я уже познакомился…

Она легла на живот, подперев лицо руками, и засмеялась: 

-Да уж! Знакомство состоялось… А что тебя удивляет?

-Ну не знаю! Ты красива, секси и всего два парня…

Она вздохнула:

-За второго я собиралась замуж. Он мне подарил кольцо…

Я завелся. Сел и стал одеваться. Она удивлённо села:

-Ты что? Я что то не так сказала?

-Да, черт! Не знаю… Я хочу курить!

Я вышел на балкон. Черт, охренеть! Я искал сигареты, но нашел только недокуренный бычек. Я смотрел на парк рядом с домом и как всегда меня это успокоило. Надо бы вечером прогуляться. Думаю, что Ей там понравится. Злость вышла из меня с последней затяжкой. 

Я любил курить. Папа приходил с работы и от него приятно пахло табаком и я начал курить в конце школы. Мама, узнав, конечно рассердилась. Но через какое то время купила мне блок Явы, что бы я не курил всякую дешёвую дрянь. Я помню после ее смерти нашел эту пачку в шкафу. Она была как маячок из прошлого. Эта пачка до сих пор лежит на книжной полке.

Она тихо зашла и обняла меня за шею и положила голову на плечо:

-Извини, я не хотела.

Я потерся головой о Ее щёку:

-Все в порядке, малыш, просто борюсь со своими демонами.

Я обернулся. С удовольствием оглядел Ее Снял с себя рубашку и накинул ей на плечи:

-Ты чего голая вылезла? Простудишься.

Она, прикрыв глаза, понюхала воротник рубашки:

-Ммм, как пахнет… Все, рубашку обратно не получишь!

Она очень сексуально в ней смотрелась. Я провел пальцем по ложбинке между грудями. Она сразу покрылась мурашками и, озорно улыбнувшись, запахнула рубашку на груди:

-Муха, кыш!

-А если так?

Я подсадил Ее на подоконник. Подошёл, встав между Ее разведенных ног, легко поцеловал Ее. Она, закусив губу, чуть приоткрыв рот, смотрела на меня. Мои руки уже опустились на Ее попку. Она, слегка застонав, придвинулась ко мне в плотную, закинув голову. Густые волосы красиво легли на Ее плечи и грудь.

-Делай со мной, что хочешь…

Каждый мужчина мечтает услышать в своей жизни что то подобное, но не всем везёт.

Я впился в Ее губы, схватив Ее за бедра, и прижал к стене. Я грубо трогал Ее до боли в руках. Мы задыхались от страсти. Она опустилась на колени и взяла мой член в рот, обняв руками за задницу. Я запустил руку в Ее волосы. У Нее были чудесные губы, волшебные и я слегка двигался им на встречу. Я рывком поднял Ее и, шлепнув по попе, положил Ее на живот. Запустил в Нее пальцы, а потом помогая себе языком довел Ее до оргазма, не переставая ласкать Ее грудь. Она вскрикнула и я зажал Ей рот рукой. Я медленно вошёл в Нее. Она была как изысканное растаявшее масло. Она двинулась бедрами мне на встречу. Я целовал Ее изящную спину, лаская попку. Повернул к себе лицом и посадил Ее на себя, держа ее за ляжки:

-Детка, что ты со мной делаешь…

Ее губы стали красные, влажный рот был открыт от наслаждения. Я двигался все агрессивнее. Мне хотелось так Ее оттрахать, что бы Она забыла обо всём. Она стала вскрикивать и я накрыл Ей рот поцелуем:

-Нежная моя девочка… Такая сладкая…

Она выгнулась, волна удовольствия прошла по Ее телу и она хрипло застонала. Я, намотав Ее волосы на кулак, чуть потянул и Она кончила ещё раз, но уже вместе со мной. Ноги стали ватные и, поцеловав Ее в плечо, уперся руками в стену, что бы не упасть. Она тяжело дышала, прикрыв глаза. Я поцеловал ее и отнес в кровать. Она почти сразу уснула.

Я тихонько, что бы Ей не мешать, разобрал Ее вещи. Их и правда было немного и заняли они всего лишь половину полки. 

Потом тихо лег рядом с ней, накрыв Ее одеялом, и ,обняв Ее, быстро заснул. 

глава 2

Так прошел месяц. Ксаня с Иришкой вдруг встали в опозицию и совместно с Ксаниным мужем устраивали каждый раз громкие шушукания, обсуждая нас. Я страшно бесился из — за этого, а Она расстраивалась.

Как то Иришка сказала, что она мне не подходит. Я, с трудом подавив вспышку ярости, поинтересовался почему. Она сказала, что если бы мама была бы жива, то она бы не позволила какой то жидовка жить в нашей квартире. Я застыл, переваривая сказанное. Потом подошёл к ней вплотную, сжимая кулаки, и крайне спокойно Ей сказал, что это их не касается и хорошо бы кому то заниматься своими делами, а не лезть в чужие.

После этого квартира превратилась в поле боя. Холодильники были разделены, посуду у нас отобрали. Она почти не выходила из нашей комнаты. Мы старались особо не появляться дома и часто оставались ночевать у друзей.

Она пару раз говорила, что Ей есть смысл вернуться домой и не усугублять. Я успокаивал Ее, обещал, что все наладится, но лучше не становилось.

В конце концов Ксаня, накрученная роднёй, устроила истерику. К ней неожиданно присоединился отец, практически выгнав Ее из дома.

Она, после того как наслушалась кучу мерзостей в свой адрес, улыбнулась, поблагодарила за теплый прием, собрала свои вещи и мы ушли. Отец кричал нам в след, что он не потерпит, что бы всякие женщины неприличного поведения ночевали в его квартире и вообще он вызовет милицию. Я подскочил к нему, в бешенстве тряхнул его за плечи:

-Заткнись, старый идиот! Ты что несёшь?

Сестры завизжали. Отец убрал мои руки. Он был весь красный. Мой отец, который никогда в жизни не поднимал на меня голос, нес такой бред… Я смотрел на них:

-Как? Да, что с вами бл…происходит я не пойму?

Я в отчаянии дёрнул себя за волосы и побежал вниз по лестнице за Ней. 

Я был в шоке, но старался не подавать вида. Мы поехали к Трофимычу. Она всю дорогу молчала и мне стало страшно. Я обнял Ее и поцеловал в лоб:

-Прости, детка, я не знаю, что с ними произошло…

Она засмеялась, но смех этот был жуткий:

-Ничего нового! Все как обычно! Жидовка, пошла вон!

Она, запрокинув голову, засмеялась ещё громче. На нас уже стали оглядываться.

-Да мне по хрену какой ты национальности! Я люблю тебя.

Она пристально посмотрела на меня:

-На долго ли? Ведь они твоя семья и на этом все закончится. Ты скоро от этого устанешь. Так что давай все прекратим сейчас. Я уеду в Одессу. Там у меня таких проблем никогда не было. Я давно хотела уехать…

Я зло посмотрел на Нее:

-Ты что несёшь?

Я Взял ее крепко за подбородок:

-Я тебе уже говорил, что ты для меня самое важное. Я все решу.

Она поцеловала мою ладонь и усмехнулась:

-Людей не изменишь, мой хороший…

Я крепко сжал Ее руки: они были как ледышки:

-Это и мой дом тоже. Я поговорю с ними и все решу.

Она замотала головой:

-Не хочу, не надо…

Я прижался к Ней лицом:

-Я не знаю, что у тебя было до этого, но я тебя не брошу. Это все какой то бред, чушь!

Она грустно усмехнулась:

-К сожалению нет. Это все было и ничего не изменится…

Мы пришли к Трофимычу. Он спал, но нашему приходу обрадовался. Он внимательно Ее разглядывал. Он был в семейных трусах и халате на голое тело. Поцеловал Ей ручку, пото как фокусник достал из одного кармана мандаринку, а из другого конфетку и протянул Ей:

-Обожаю красивых женщин! Я Трофимыч!

Она засмеялась, но мандарин все таки взяла. Я стукнул его слегка в плечо:

-Оденься, Казанова!

Трофимыч ухмыльнулся, но халат не запахнул:

-Я может хочу произвести впечатление на твою даму!

Дама уже хохотала. Я улыбнулся:

-Обломов несчастный! Опять весь день дрых?

Он, воздев, палец к потолку, с умным видом добавил:

-Почти! Я человек умственного труда!

Глядя на нас, захихикал:

-Ну и немного заголялся…

-Без подробностей!

Она смеялась, вытирая слезы. Трофимыч с удовольствием смотрел на Нее. Они друг другу явно понравились.

-Трофимыч, мы к тебе на подселение!

-Легко! Добро пожаловать на территорию свободной любви!

Мы отправили Ее к Катьке в комнату, а сами сели на кухне курить. Трофимыч, внимально смотря на меня, манерно курил, пуская носом колечки:

-Что случилось? Клёвая девочка…

-Это да. Да со своими посрался, совсем уже охренели…

-А что так?

Я откинулся на спинку стула:

-Разрулю со временем.

Димка затушил сигарету:

-Все норм! Оставайтесь сколько нужно…

-Спасибо, Димыч! Только ты…

Он поднял руки вверх:

-Понял, все понял!

Я засмеялся. Димыч встал и лениво потянулся:

-Мы в Серебчик. Погнали?

-Надо спросить.

Я постучал в комнату и услышал Катькин развязанный голос:

-Кто там такой стеснительный? Входи!

Я открыл дверь. Девчонки, расположившись на подушках на полу, пили вино. Катька подмигнула мне:

-Привет, красивый!

Я не смотрел на неё.

-Поедем на пляж?

Она пожала плечами:

-Можно конечно, но у меня нет купальника!

Трофимыч засунул свою лохматую голову:

-У кого тут нет купальника? Хых, он тебе и не понадобится!

Я грозно глянул на него и он сразу исчез. Девчонки засмеялись, а Катька рылась в шкафу. Она вытащила нечто розовое из шкафа. Она с испугом посмотрела на него:

-Может я не буду купаться?

Я хохотал. Купальник был чудовищный. Катька, показав мне язык, загнала Ее в ванную:

-Меряй давай!

Подошла ко мне, крутя бедрами:

-Как дела?

-Нормально!

-Вы к нам на долго?

Она, мурлыкая, пыталась просунуть руку мне под футболку, но я крепко сжал ее пальцы. 

-Ммм, люблю сильных мужчин…

Я слегка оттолкнул ее:

-Отвали от меня?

Она таращилась на меня бесстыжими коровьими глазами:

-А то что?

Я подошёл к ванной и спросил:

-Ты готова?

Она что то пробормотала:

-Что?

-Заходи, но только один!

Эта неугомонная парочка конечно тоже зашла. Я посмотрел на Нее и захохотал:

-Кать, это для клуба Красная шапочка что ли?

Она, уперевшись руками в бока, сердито смотрела на меня. Розовые оборки еле прикрывали соски, а низ еле лобок.

Трофимыч протянул:

-Катюх, на тебе хуже сидит!

Катька хмыкнула, но ничего не ответила. Мы быстро собрались и поехали в Серебчик. Весело тряслись в троллейбусе. Я крепко обнимал Ее за талию.

-А там речка или пруды?

Трофимыч удивился:

-Откуда ты, прлэстное создание?

-Из Одессы…

-А! Посмотри на Дюка с люка и Мишка Япончик! Знаем, знаем..

Она засмеялась:

-Я просто никогда нигде не купалась кроме моря. Я даже себе не представляю!

Трофимыч Ее успокоил:

-Тебе там понравится! Песок, сосны, почти Прибалтика!

Она улыбнулась и всю дорогу мы, смеясь, слушали очередные Трофимовские байки.

Как я и ожидал, Трофимыч выдал очередной Фортель и привел нас на нудистский пляж. Там нас ждала его компания. Я с ними особо не тусовал, но пару человек знал. Белоснежка встала, широко раздвинув ноги, продемонстрировав совершенно бритый лобок, так что глазеющим мужикам совершенно не осталось места для фантазий.

-Привет!

Я кивнул ей. Как то я имел глупость переспать с ней после большой пьянки, но потом долго не мог от нее отвязаться.

Трофимыч быстро скинул трусы и улёгся кверху животом. Катька раздеваться тоже не стала и легла Трофимычу на живот. Он шепнул что то Ей на ухо и она засмеялась.

Я смотрел на Нее. Она спокойно села на подстилку. Трофимыч любезно предложил:

-Я же говорил, что купальник не понадобится! Раздевайся, это же нудик!

-Боюсь сгореть! Надо же Катин купальник выгулять!

Они засмеялись, а Белоснежка ревниво смотрела на Нее. Я сел рядом, поцеловал Ее в плечо:

-Если напрягает, можем уехать!

Она пожала плечами:

-Все нормально!

-Плавать пойдёшь?

Она с сомнением посмотрела на мутный залив:

-Можно попробовать…

Я взял Ее за руку и мы вошли в воду. Было довольно таки свежо. Она нерешительно остановилась:

-Ой, что то под ногами скользкое!

-Это ил.

Я хотел обрызгать Ее, но передумал. Я слегка подтолкнул Ее:

-Не бойся..

Она ещё пару раз ойкнула, но потом, нырнув, как рыбка, быстро поплыла к другому берегу. Я догнал Ее в несколько гребков:

-Ну как? Не страшно?

-Не привычно! Вода не держит и пахнет тиной.

-Добро пожаловать в Москву!

Мы доплыли до соседнего густо заросшего берега. Я подплыл к Ней. Она обняла меня, обвившись вокруг меня бесконечными ногами, и поцеловала в шею. Я пытался стащить с Нее эту жуть, но Она шлепнула меня по рукам:

-Кто нибудь может увидеть…

Капельки воды блестели на Ее чуть прикрытой груди. Я затащил Её в заросли. Я крепко Ее держа, стянул с Нее плавки. Она вздохнув, поцеловала меня. Я чувствовал вкус воды на Ее губах. Провела рукой вниз по моей груди и по животу вниз. Чуть прикусив губу, гладила мой член. Потом, чуть приподнявшись, села на него. Она неторопливо двигалась. Я крепко держал Ее за задницу. Я сорвал уродливый купальник и приник к Ее груди. Ее соски сводили меня с ума. Она застонала, активнее задвигав бедрами, и прижала мою голову к своей груди. Она легла на воду. Я сжал Ее грудь. Соски стали каменные. Ее движения становились все более резкими. Она закрыла глаза, громко застонав. Я прижал Ее к себе сделав пару жёстких движений, как Ей нравилось. Она кончилФа, вскрикивая. Я накрыл Ей рот рукой:

-Тихо, моя хорошая…

Я трахал Ее, пока она не кончила ещё раз. Потом долго целовал нагретве солнцем губы. Сжал Ее лицо в ладонях:

-Ты меня так заводишь… Я бы тебя трахалтрахал все время…

Она слегка зажала мою нижнюю губу зубами. Я, застонав, поцеловал Ее в губы. Ее язык сплелся с моим. После мы никак не могли найти лифчик. Плавки зацепились за камыш, а верх пропал без вести. Видимо его унесло течением. Она стояла, прикрывая грудь:

-И что же теперь делать?

Я засмеялся:

-Ну мы же на нудике!

Она шлепнула меня по груди.

-Подождешь? Я футболку принесу.

-Хорошо.

Я быстро доплыл до берега. Белоснежка загорала в позе морской звезды:

-Где подружку потерял?

Я кинул в нее полотенце:

-Лучше прикройся, а то простудишься!

Трофимыч обидно заржал. Я взял свою футболку, поплыл к другому берегу. Я Ее не видел, но услышал как Она сердито кричала на кого то. Я в пару гребков добрался до берега. Она стояла по ивой, прикрывая грудь. А рядом стоял какой то парень. Она отталкивала его рукой и кричала на него. Я в ярости повалил его на песок и несколько раз ударил по лицу. Я ничего не слышал. Кажется кто то кричал, но я методично продолжал бить его, уже плохо соображая. Кто кто то оттащил меня от него, сильно сдавив шею. Я, задыхаясь, сел. Урод, мыча, держался за лицо, крутился на песке.

Она стояла рядом уже в футболке. Лицо было испуганное и руки были сведены в замок на груди. Кто то тронул меня за плечо:

-Все в порядке?

Я оглянулся. Трофимыч стоял рядом.

-Этот козел пытался изнасиловать Ее…

Она села рядом со мной на песок. Я прижал Ее голову к себе, а она обняла меня двумя руками и заплакала.

-Ты в порядке, детка? Он ничего тебе не сделал?

-Нет, нет.. Все хорошо… Я просто испугалась!

-Прости! Я тебя кретин оставил, не подумал…

Сердце гулко забилось и мне показалось, что я стал задыхаться. Ее лицо вдруг странно исказилось, все стало чёрно-белым, а дальше я уже ничего не помнил.

глава 3

Я открыл глаза и уставился в белый потолок. Я почему то не мог подняться. Тело было тяжёлое словно к нему привязали пудовые гири. С трудом повернув голову, увидел спящего на стуле отца. Я пытался окликнуть его, но не смог. Горло пересохло. Пронзительно запищали какие то приборы. Я был подключен к каким то трубкам. Дверь открылась, зашла медсестра и улыбнулась мне:

-Как себя чувствуешь?

Я открыл рот, но ничего не мог сказать, только захрипел. Она поднесла мне стакан. Я с трудом сделал глоток. Стало чуть легче.

-Я в больнице?

Она кивнула:

-Сейчас позову врача.

-А где Она?

Я пытался встать, но она уложила меня на место:

-Нельзя вставать. Полный покой!

Увидел над собой встревоженное лицо отца:

-Сынок, ты как?

-Где Она?

-Дома у нас. Спит. Она не отходила от тебя все время. Как себя чувствуешь?

-Тяжко как то. А что случилось?

Отец неожиданно заплакал, подоткнул мне одеяло. Его руки дрожали:

-Теперь все будет хорошо. Она успела довезти тебя до больницы.

Я попытался снова сесть, но приборы опять сердито загудели. Открылась дверь и зашёл пожилой врач, знаком велел мне лечь. Строго посмотрел на отца:

-Посещения закончены.

Отец тяжело поднялся, вытер рукой лицо и поцеловал меня в щеку:

-Я приду завтра.

Я кивнул. Дверь за ним закрылась. Врач положил мне руку на плечо:

-Я задам пару вопросов.

-Ок.

Он покряхтел, поудобнее устраиваясь на стуле:

-Давно у тебя проблемы с сердцем, сынок?

глава 4

Я вернулся домой через 2 недели. Прописали тонну таблеток и никаких нагрузок. Новый сердечный клапан отлично работал.

Я тихо зашёл в квартиру. Кто то гремел на кухне посудой и напевал Барселону Фредди Меркьюри довольно приятным голосом. Я зашёл на кухню. Она, пританцовывая, колдовала над кострюлями. Я с грохотом уронил сумку. Она вздрогнула, обернулась и, вскрикнув, запрыгнула на меня. Я обнял Ее. Я не видел Ее последнюю неделю и ужасно соскучилась. Она целовала мое лицо, прижимала мое лицо к себе:

-Живой, мой хороший…

Я целовал первое, что мне попадалось: то ушко, то макушку, то губы. Она слезла с меня, сцепила руки за моей спиной. В глазах стояли слезы, но она была счастлива. Я целовал Ее, прижимал Ее к себе. Она потрясающе пахла.

-Я так соскучился… Я дома.

Потом мы сидели на диване. Ее голова покоилась на моём плече, наши руки переплелись.

-Теперь рассказывай, а то мне эта молчанка в больничке надоела.

-Что последнее ты помнишь?

Я задумался:

-Эээ, помню Трофимыча без трусов!

Она засмеялась:

-У меня уплыл купальник и ты пошел за футболкой. И пока я тебя ждала, какой то парень пристал ко мне. Я пыталась прогнать его, но он не уходил. Ты выскочил и стал бить его. А потом ты упал. Мы сначала не поняли, что с тобой… Ребята донесли тебя до остановки и мы вызвали скорую. Врач сказал, что ещё бы пол часа и было бы поздно.

Она снова заплакала. Я целовал Ее лицо и руки:

-Ты мне жизнь спасла!

Она вытерла лицо:

-Я здесь не причём. Это Димыч все организовал.

 -Ты мне расскажешь, как ты здесь оказалась? Последний раз плохо закончился.

Она сжала мою ладонь:

-Ну тут всё просто. Я не смогла дозвониться до вас и пришла к твоим вечер, что бы все рассказать, что ты в больнице. Твои предложили мне остаться, но мне было не очень удобно и я уехала домой. Потом позвонила Ксаня и сказала, что бы я приезжала в любое время. Я приехала сегодня. Они очень переживали.

Я вздохнул, откинулся на спинку. Она сразу обеспокоенно спросила:

-Плохо себя чувствуешь?

-Нет, я просто зверски голодный и лег бы поспать. Что то я устал…

-Я мигом!

Она унеслась на кухню. Я слышал как она расставляет тарелки. Я прикрыл глаза: мне стало так спокойно.

-Иди есть, зая!

Я с трудом встал, пришел на кухню. Очень вкусно пахло. Я с удовольствием ел суп. Она, подперев голову руками, улыбаясь, смотрела на меня. Я взял Ее за руку:

-Спасибо! Очень вкусно.

Она сжала мою ладонь. Я положил голову на ее ладонь. Она запустила руку мне в волосы:

-Господи, как же я скучала…

Было очень приятно. Меня стало рубить.

-Пойдем поспим… Что то я засыпаю.

Она обняла меня за пояс. Мы дошли до кровати. Она раздевала меня как маленького. Я лег и похлопал рядом с собой:

-Ложись, детка…

Она, не раздеваясь, легла рядом. Я, погладив Ее щеку, засмеялся:

-Опасаешься? Эти две недели я буду совершенно безопасен для тебя…

Она прижалась ко мне боком, положив руку на живот. Потерлась носом о щёку, провела рукой:

-Небритый, колючка…

Я прижал Ее руку к груди и счастливый заснул.

глава 5

Так прошел месяц. Она заботилась обо мне, поддерживала, когда я падал от бессилия. Восстановление шло тяжело и я порой уже отчаивался. Порой была такая слабость по утрам, что я серьёзно опасался, что никогда не верну себе свою прежнюю форму.

Мы ходили гулять в парк с Чармой. Она все ещё побаивалась нашу своенравную собаченцию. Та Ее всерьёз не воспринимала, пыталась по привычке по вечерам залезать в нашу постель, но, поняв, что место уже занято моей девушкой, ворча пихалась лапами. Мы, смеясь, Ее выгоняли, но она ночью снова ко мне забирались в комнату и залезала к нам в ноги.

Приезжал Трофимыч, привез чудак- человек мандаринов и пакет карамелек.

Она сдружилась с Ксаней. Они даже пару раз сходили вместе в кино. Папа стал больше общаться с нами и все реже сидел одиноко в прострации в своей комнате. Только Ириша по прежнему с Ней не здоровалась, а если что то и говорила, то только сквозь зубы.

Она была сильная моя девочка и ни разу не подала виду, что Ей неприятно такое отношение. Разговоры с Ирой так ни к чему и не привели, так что я просто оставил все, как есть.

глава 6

Осенью был наш день Рождения с Ксаней. Должен был приехать Валерка, Иришин муж. Я очень много про него рассказывал и мне не терпелось их познакомить.

Приехали наши друзья: Ангел со Светкой, Трофимыч.

Последним приехал Валерка. Крепко обнял меня, хлопнул по плечу:

-Ну хорош, на хипаря стал похож! Как ты, дорогой?

Я засмеялся. Волосы отросли ниже плеч. Ей неожиданно понравилось и я решил их не стричь.

-Потихоньку. А ты?

Валерка устало прикрыл глаза:

-Да траблы опять на работе… Достали уже бандюганы.

День Рождения шел полным ходом. Ангел без остановки пел. Светка смотрела на него влюблёнными глазами. Трофимыч как всегда развлекал почтенную публику своими байками. Папа на радостях выпил рюмку водки, из него поперла какая то несусветная пошлятина и мы с Валеркой уложили его спать. Девчонки крутились на кухне.

И было все отлично кроме одного: мне страшно хотелось курить. Врачи запретили, но на одну затяжку с Валеркой я все таки сбежал.

Я с удовольствием закурил. От долгого перерыва сразу закружилась голова. Валерка, прикрыв глаза, стоял у стены. Валерка курил крепкий Житан.

-Валерка, траблы на работе?

-Да..

Он задумчиво хлопал себя по карманам в поисках зажигалки:

-Бандюганы лезут… Достали уже!

Валерка закончил МАИ как и все мы. Там же познакомился с Иришкой. Они поженились совсем юными: им было по 18 лет. Родители конечно сначала были категорически против, но Валерка умел к себе располагать людей и через пару лет, родители в нем души не чаяли. Я его обожал. Чего он только не умел делать! И вырезал из дерева причудливые подсвечники и выжигал огромные картины. Мебель в своей квартире он полностью сделал сам в условиях дикого дефицита.

В общем какое то время он проработал на Сухого. Потом, поняв, что денег там не заработать, он стал шить джинсы на дому. Покупал у перекупов джинсовую ткань и сам шил на машинке модные тряпки. Клиенты выстраивались в очередь. Позже стал возить кондитерку из Египта. Это были странные кокосовые совершенно нежующиеся конфеты. Директоров в конторе он менял каждые 2 месяца: каждый считал своим долгом воровать. Я там тоже проработал какое то время, но потом ушел работать на кафедру.

В какой то момент это его достало и она стал возить компьютеры. За пол года они круто раскрутились. Валерка купил свою первую машину Ауди «бочку», хотя всегда говорил, что никогда не сядет за руль.

Отец его погиб в автоаварии, когда ему было 16. Он тогда стал «винтиться» и давольно долго на нем торчал, даже после свадьбы с Иришкой.

В машине он заставлял пристёгиваться всех, даже тех, кто сидел на заднем сидении.

Периодически приходили менты или бандюганы и все хотели одного: денег! У Валерки были неплохие связи. Сам он серьезно занимался восточными единоборствами и был уверен, что справиться без «крыши». От их отшивал, но через некоторое время появлялись другие. Он почти не появлялся дома. Иришка сильна переживала. Ему угрожали и Иришка с дочкой Яной даже какое то время жили у нас.

Он был весь в работе и я его за последний год видел только 3 раз. Я его обожал. Он мне был как старший брат. Он всегда мог посоветовать что нибудь дельное.

-Хорошая девочка у тебя! Надо с ней будет обязательно подружиться, если время найду конечно!

-Угу, вот только Иришка так не считает…

Я взял вторую сигарету. Валерка усмехнулся:

-А тебе это разве важно?

Я пожал плечами:

-По сути нет, но мне хотелось бы, что бы было всё как положено.

-В смысле как положено? Жениться что ли собрался опять? Ну ты даёшь, Димка!

Он хохотнул и покачал курчавой головой:

-Живите в свое удовольствие. Чего торопиться то? Встань на ноги и женись на здоровье! Или как: не хочу учиться, а хочу жениться?

Он засмеялся, я молча курил. Он дотронулся до моего плеча:

-Не обижайся… Любишь — женись! А то, что это кому то не нравится — наплюй! Это касается только вас двоих.

Я смотрел на него сквозь дым. Он погрузился в свои мысли.

-Валер, я очень люблю Ее. Она… Ну я не знаю, Она — всё для меня…

-Так, а кто это у нас тут курит?!

Я быстро сунул сигарету Валерке. Он расхохотался. Она спустилась по лестнице и села рядом со мной. Весело посмотрела на Валерку:

-Я вам не помешаю?

Он улыбнулся в ответ:

-Нет, конечно, но давай всё таки на ты! Я же вроде ещё не старик!

Валерка засмеялся, выбил сигарету из пачки:

-Будешь?

Она со вздохом взяла. Я чирнул Зиппой о бедро и дал Ей прикурить. Они с Валеркой о чем то весело болтали.

Я, не отрываясь смотрел на Нее. Ловил иногда на себе Ее смешливый взгляд. Смотрел как в улыбку складываются Ее красивые губы; как появляются маленькие лучики вокруг глаз, когда Она смеялась. Смотрел на тонкую шею, выглядывающую из под воротника синего короткого платья; на черное облако волос с корраловым блеском.

Я обнял Ее за талию. Она доверчиво прижалась к моему плечу. Мне стало очень спокойно. Она посмотрела мне в глаза так доверчиво, что я, не выдержав, Ее поцеловал. Когда я оторвался от Нее, Валерки уже не было. Она встала, отдернула короткое платье. Я увидел Ее стройные ноги. Она хотела уже зайти домой, но я Ее перехватил у порога. Подхватил Ее и поднял на пролет выше, посадил на перила. Платье задралось на бедрах. Она мне улыбнулась. Я вздохнул, нетерпеливо провел руками по Ее разведённым ногам. Она обняла меня за плечи и поцеловала в губы. Провела своим языком по моей нижней губе. Потом с лёгким стоном откинулась назад, держась за перила. Я так хотел Ее. Я целовал Ее, то прижимаясь к Ней, то слегка отдаляясь. Возбуждение нарастало. Я добрался до Ее трусиков, поласкал пальцем нежный бугорок. Я через трусики почувствовал какая Она была возбуждённая. Ее кожа горела под моими руками. Я спустил платье с плеча, провел чуть касаясь языком Ее кожи. Она прижалась ко мне бедрами. Мне стало тесно в джинсах. Я тёрся об Нее. Она гладила меня через ткань.

Я краем уха услышал, что щёлкнул дверной замок в нашей квартире. Она еле успела соскочить с перил и поправить платье. К нам поднялся Ангел:

-Вы куда пропали?

Она смущённо захихикала. Я спрятал лицо у Нее на груди. Бугор на джинсах не спадал:

-Черт, припёрся не вовремя…

Он не понимающе переводил взгляд с Не на меня:

-Вы чего?

Выглянула Ксаня:

-Димуля, надо стол убрать!

-Иду… Блин…

Я зашёл в квартиру. Ксаня прикоснулась к моей руке:

-Ты чего такой красный? Тебе плохо?

Я закатил глаза:

-Нет, все в порядке. Жарко просто стало.

Мы с Валеркой таскали стол. От Трофимыча толка было мало. Он уже храпел.

Через какое то время я понял, что Она до сих пор не вернулась. Я вышел в коридор. Где то наверху были слышны голоса. Я поднялся, услышав, что Она разговаривает с Ангелом. Он что то бубнил, а Она сердито ему отвечала.

Они меня не заметили. Она стояла возле стены, сложив руки на груди. Серёга навис над Ней, пытаясь до Нее дотронуться. Она убрала его руку:

-Сережа, не надо!

-Зачем он тебе нужен? Что он тебе может дать?

Я сначала не понял о ком они говорят.

-Демон — мой друг, но он разрушает все, к чему прикасается.

Она закричала:

-Ты друг?! Говоришь мне все это у него за спиной!

Я видимо издал какой то звук и она обернулись: Серёга рассерженно, а она испуганно. Я поднялся, взял Ее за руку:

-Иди домой! Нам надо поговорить…

Она была злая:

-Нет! Сереже пора домой!

Я поцеловал Ее в плечо, краем глаза заметив, что у Сереги сжались кулаки:

-Иди, зая, мы придем сейчас.

Серёга скорчил рожу:

-Тебе нравится, когда он тобой командует?

Я молча смотрел на него, не сводя глаз. Ухмыляться он перестал.

Она стала спускаться в низ. Я подождал пока она спуститься в низ:

-Ну что, Серёга, поговорим?

Я закурил. Он зло смотрел на меня:

-Я тебе все сказала ещё давно на Генералке.

-Это все?

Я был предельно спокоен и он явно не понимал как себя вести. Пару месяцев назад я бы избил его до полусмерти.

Он вздохнул, убрал сигарету за ухо:

-Нет, я люблю Ее.

-Отлично выбрал время для признаний. И свадьба у самого через неделю. Прелестно… Что то ещё?

Серёга закряхтел, но ничего не сказал. Я поднялся, отряхнул джинсы:

-Тебе пора домой, друг, и больше не приходи.

Я затушил бычек в банке и, засунув руки в карманы, вернулся в квартиру.

Она сидела в нашей комнате. Я прикрыл дверь. Она комкала подол платья в кулачках, глаза были мокрые.

-Мне так жаль, что ты все слышал. Я хотела сама с ним поговорить.

Я встал перед Ней на колени, взял Ее руки в свои:

-Я люблю тебя. Ты знаешь об этом?

Она прижалась ко мне лбом. Я поцеловал Ее пушистые бровки, кончик носа, пока она не начала улыбаться.

-Забудь просто об этом. Пойдем к гостям, а то не удобно.

Мы вошли в гостиную, она сразу ушла в ванную. Валера, задрав бровь, вопросительно посмотрел на меня. Я кивнул ему, что все в порядке. Светка подошла ко мне с грязной посудой:

-Где Ангел?

-Курил в подъезде.

Она обеспокоенно смотрела на меня:

-Ты себя хорошо чувствуешь?

Я пожал плечами. Она погладила меня по локтю:

-Все будет хорошо! На свадьбу придёте?

-Как получится, Светк.

-Ну хорошо!

Она улыбнулась и ушла на кухню. Мне было жалко Светку. Она была отличной девчонкой, очень любила Серегу и прощала вечно все его измены.

Я сел рядом с Валеркой. Он тихо ругался с Иришкой. Трофимыч оглушительно храпел в кресле. Я слегка пнул его ногой:

-Просыпайся, Обломов!

Он перевернулся на другой бок и захрапел с новой силой. Она вернулась из ванной. Уже улыбалась, спросила Ксаню не надо ли ей чем нибудь помочь.

-Сиди отдыхай! Ты и так целый день готовила.

Она села напротив меня и я сразу нашел Ее колено под столом. Скоро все разошлись. Остался только Трофимыч. Будить его было бесполезно.

Мы ушли в свою комнату. Я плотно закрыл дверь. Она уже стояла ко мне спиной:

-Расстегнешь?

-С удовольствием..

Я убрал ее волосы в сторону, расстегнул молнию, обнажив Ее спину. Поцеловал шею. Медленном пустил платье с плеч, начал их целовать. Она повернулась ко мне. Губы ее вздрагивали от возбуждения. Я накрыл Ее грудь ладонями, чуть сдавив соски между пальцами. Она медленно вздохнула. Платье растеклось синей лужицей возле Ее ног. Я сел на кровать, прижался к Ее животу, поцеловал его.

-Я люблю тебя…

Посадил Ее к себе на колени, продолжая целовать плечи. Она чуть крутила бедрами, дразня меня. Я погладил Ее широко разведённые бедра, отодвинул трусики- паутинку в бок. Она повернулась ко мне, что бы поцеловать меня. Она застонала от моих прикосновений и Ее стон перетек в меня вместе с поцелуем.

Я нежно ласкал Ее грудь. Она чуть слышно стонала. Я расстегнул ширинку и она, со вздохом удовольствия, села на меня.

Она то чуть опускалась на меня, то садилась полностью на всю длину. Я не выдержал и, крепко взяв Ее за ляжки, максимально раздвинул Ее ноги и резко вошёл в Нее. Она вскрикнула. Я, не останавливаясь, трахал Ее. Она перевернулась ко мне лицом. Я гладил Ее, целовал Ее грудь и никак не мог насытиться Ею. Я провел влажным пальцем по Ее открытым губам. Она посасывала мой палец. Ее движения становились все более резкими. Я положил Ее на край кровати, что бы свисали ноги. Я легко покусывая внутреннюю часть бедра, добрался нежного бугорка. Долго с ним игрался, дул на него, потом облизал вокруг щелки. Она была очень нежная. Пощекотал языком внутри. Она текла без остановки. Лицо Ее раскраснелась, руки запутались в моих волосах. Я пил Ее влагу, не в силах оторваться от Нее. Она сводила меня с ума своим запахом. Я целовал Ее до тех пор я пока Она уже не взмолилась, что бы я остановился.

Я лег на Нее сверху, потерся членом о Ее влагу. Она застонала и обхватила меня ногами. Я целовал Её, ласкал Ее бёдра. Я чуть вставил Ей и почти сразу вышел. Потом снова и снова, пока Она опять не кончила. Я посасывал Ее губу. Она стонала без остановки.

-Скажи, что ты только моя…

Я резко вошёл в Нее на полную длину, она выгнулась, царапая ногтями мою спину:

-Скажи, я хочу услышать…

Она вскрикнула:

-Да, мой хороший…

Она так чувствовала каждое мое движение и я получал непередаваемое наслаждение. Ее рот открылся, руки мяли подушку.

-Ты такая тугая, детка…

Я продолжал ласкать Ее. Я поднял Ее ноги, облизал пальчики, как Ей нравилось. Нажал на лобок, что бы лучше Ее чувствовать:

-Я сейчас кончу… Ммм..

Я пару раз ещё жёстко Ее оттрахал и, залив в грудь, свалился рядом. Тело как будто онемело. Я поцеловал Ее плечо, засунул пятерню в Ее волосы:

-Спасибо…

Она сонно улыбнулась:

-За что?

-За то, что ты моя…

Она прижалась ко мне лицом. Я поцеловал Ее во влажный лоб и мы заснули.

глава 7

Утром позвонила Ее мама. Я уже напрягся, ожидая очередной ссоры, но обошлось. Нас ждали в гости.

Когда она ко мне только переехала, мама названивала Ей каждый божий день и пилила по 1.5 часа. Сначала Она сидела слушала, потом расстраивалась. Чуть позже Она просто оставляла трубку на столе и шла заниматься своими делами. Обычно все разговоры заканчивались тем, что мама кричала, не забыла ли она взять с собой зубную щётку и хотя бы ещё одни трусы.

После того, как я попал в больницу, звонки прекратились. Я бы свихнулся, если бы мама выносила бы мне так мозг каждый день.

Она настояла, что бы я одел рваные голубые джинсы и черный свитер. На свитер я согласился, а на джинсы категорически нет!

-Блин, ну они же рваные на коленях! Твоя мама меня съест! Давай я черные одену.

Но Она была непреклонна. Я какое то время с Ней ещё пререкался:

-Да чем они тебе так нравятся не пойму?

Она поцеловала меня, положив руку на задницу, чуть куснула ухо с серьгой:

-У тебя в них попка как сердечко.

Я засмеялся:

-Что? Сердечком?! Тем более не одену!

-Ну пожалуйста, пожалуйста…

Она умоляюще сложила руки на груди:

-Черт! Ладно…

Я быстро натянул джинсы. Она провела рукой по груди и попыталась засунуть мне ее в джинсы, но я убрал ладошку с моего паха, поцеловал Ее:

-Нет, нет, дорогая… Мы опаздываем.

Она вздохнула, поцеловала меня в щеку:

-Может побреешься?

Я, выдвинув челюсть вперёд, поскреб подбородок:

-Думаешь, надо?

Я пошел в ванную. Выдавил гель из тюбика и тщательно намазал щеки и подбородок. Она заглянула и с любопытством на меня смотрела. Я Ей кивнул:

-Ты чего?

Она засмеялась:

-Ты на кота стал похож!

-Почему?

Я уже брился. Она следила за моими руками, периодически показывая, где я пропустил. Я умылся. Поднялся, закинул руки за голову, повел плечами:

-Так лучше?

Она зашла, быстро закрыв дверь. Обняла меня со спины. Я прижался к Ней головой, положив свои руки поверх Ее. В зеркало смотрели две пары глаз: серые и карие. Я подмигнул Ей:

-Пойдем, пора уже!

Она обняла меня крепче:

-Ты такой красивый… А закинь снова руки за голову!

Я смеялся:

-Зачем?

Ее руки спустились на мои бедра, она уже расстегивала джинсы. Ее дыхание стало быстрым.

-Хорошо.

Я снова закинул руки за голову:

-Годится? Теперь поехали.

Она смотрела на меня, облизывая нижнюю губу:

-Нет, нет…

Она села на край ванной. Трусиков на Ней уже не было. Стащила с меня джинсы.

-Нет, не опускай руки.

-Новый фетиш?

-Ты просто страшно так меня заводишь… Ты очень красивый…

Я покачал головой:

-Ну нам правда пора, зая… Я бы не хотел бы опаздывать.

Но она уже стала ласкать меня и мне уже стало не до уговоров.

Мы бежали на автобус. Он уже стоял на остановке. Я почти на ходу запрыгнул в него и втащил Ее за руку. Мы, смеясь, рухнули на сиденье. Девчонка, сидевшая впереди нас недовольно повернулась, но, увидев Ее, заверещала:

-Ой, привет, дорогая!

-Привет!

У мадам не закрывался рот. Она тарахтела, сообщая по тысяче сплетен в секунду. Периодически она успевала мне ещё строить глазки.

Я от нее страшно устал. Я положил руку на бедро своей любимой, поласкал его и похабно ей улыбнулся. Бывшую одноклассницу как ветром сдуло.

Она положила голову мне на плечо:

-Господи, не могла дождаться пока она пересядет…

Я захохотал:

-Ну я ей слегка помог.

Она взяла мою руку в свои и стала разглядывать:

-У нас пальцы почти одной длины…

Посмотрела на мои часы:

-Ужас! Опаздываем на час!

Я засунул лицо Ей в волосы:

-Это все из за тебя… Закинь руки, закинь…

Она смущённо засмеялась, шепнула мне на ухо:

-Я не виновата, что мне тебя все время хочется.

-О, даже так…

Я провел кончиками пальцев по Ее ноге. Она дернулась и рассмеялась:

-Перестань! Щекотно…

Я тихо целовал Ее в губы, закрыв Ее руками от любопытных глаз. Поднял за подбородок:

-Ты знаешь, что ты самое важное в моей жизни?

Она доверчиво мне улыбнулась, провела рукой по щеке:

-Знаю. А ты в моей…

Я снова поцеловал Ее. Я обожал Ее губы. Они идеально подходили моим.

Когда я от Нее оторвался, Она взяла мою руку в свои:

-Сегодня ещё Ларик приедет, это моя старшая сестра. Я очень хочу вас познакомить?

-Ты не говорила, что есть и старшая.

Она замялась:

-Ну она моя сводная, но мы друг друга очень любим.

Я пробурчал:

-Ну отлично… А то я думал, что мне придется остаться с твоей мамой с глазу на глаз.

Она засмеялась:

-Я тебя спасу!

На остановке мы купили темно красные розы и пошли к родителям. Я здорово волновался и возле самых дверей Она нежно меня поцеловала.

Дверь конечно же открыла мама, улыбнулась нам и неожиданно приобняла меня. Я опешил, но обнял Ее в ответ. Пришел с кухни отец, пожал мне руку:

-Привет, дети! Почему опаздываем?

Я был удивлен приятному приёму. Мы переглянулись. Она поцеловала маму в щеку:

-Это все Димка! То джинсы найти не мог, то брился сто лет!

Я изумлённо засмеялся:

-Бессовестная!

Она показала мне язык, глаза были хитрющие.

В соседней комнате я услышал детский голос:

-Мама, я все…

Из комнаты вышла стройная красивая девушка модельной внешности. Внимательно посмотрела на меня и сразу по хорошему улыбнулась, пожала мне руку:

-Здорово! Я Лариса!

Я пожал в ответ. Она мне сразу понравилась.

-А кто это там у вас?

Она приоткрыла дверь:

-Вася, ты все?

Из комнаты выбежал совершенно белобрысый ребенок и стал прыгать передо мной, подняв рученки:

-Пливет- пока, я Вася!

Я потрепал его по затылку:

-Привет! Я Дима!

-Я покакал, Дима!

Все засмеялись. Родители ушли на кухню, а мы пошли к девчонкам в комнату. Мы сели на Ленуськину кровать. Ларка с Ленуськой на против. Вася сразу оккупировал мои колени и, периодически стуча пятками по ногам, рассказывал мне по «дефочку и куичку».

Ларка оказалась с отличным чувством юмора. Мне казалось, что я Ее знаю что лет, так с ней было легко общаться.

Ленуська таращила на меня глаза. Я ей подмигнул и она убежала из комнаты.

Родители позвали обедать. Еда была не привычная, но очень вкусная. Ларка с непроницаемым лицом хохмила и все хохотали без остановки. Я был рад, что она приехала. Без нее бы мы скорее всего свалились бы в неприличную тишину.

Ленуська принесла мне телефонную трубку:

-Это тебя!

Я удивился: не помню, что бы я давал телефон своим:

-Але?

В трубке сначала стоял треск, потом чьи то всхлипывания. Я ушел в комнату:

-Але? Говорите!

Мне стало неспокойно:

-Кто это? Говорите!

-Димуля, это папа…

-Что случилось? Что то с Ксаней?

-Тебе надо приезжать домой.

У меня гулко забилось сердце, я сел на кровать. Меня сзади обняли чьи то руки. Я обернулся, Она стояла рядом. Глаза были встревоженные.

Папа опять заплакал. Я уже кричал:

-Что случилось?

-Валерку убили… Приезжай домой, надо на опознание приехать. Только приезжай один.

глава 8

Я впал в какой то ступор. В трубке уже были короткие звонки. Сердце бешенно колотилось. Я ничего не понимал. Я закрыл лицо руками. Она трясла меня за плечи и что то говорила, но я ничего не слышал. Пришли родители, что то взволнованно спрашивали. Но я как буд то оглох.

Я поднялся и пошел механически одеваться. Она встала рядом на колени, взяла за руку:

-Что случилось, мой хороший?

У нее был очень испуганный вид.

Глаза нещадно защипало.

-Валерку убили. Извини, меня просили приехать одного. Надо на опознание ехать.

Она закрыла рот ладонями:

-Как?.. Мы же его вчера видели…

Я обнял Ее, поцеловал в лоб:

-Извини, мне надо ехать. Я тебе позвоню.

Обернулся к родителям:

-Спасибо. Извините, мне надо срочно уехать.

Они были испуганны. Мама погладила меня по плечу:

-Если помощь какая нибудь нужна…

-Спасибо…

Я закусил губу.

Ларка уже одевалась и одевала ботинки на Васю:

-Я тебя отвезу сейчас и не спорь.

-Я внизу тогда.

Я почти выбежал из квартиры. Внизу меня настигла ярость. Я молча бил кулаком об стену, пока не почувствовал настоящую боль, пока не почувствовал, что живой.

Я стоял курил внизу. Ларка выбежала с Васей на руках. Подошла к БМВ. Мы сели и она, сделав чуть ли не полицейский разворот, понеслась на Ленинградку.

Она смотрела на меня в зеркало заднего вида. Вася вдруг прижался ко мне, взял разбитую руку в свои крошечные рученки:

-Тебе больно, Дима?

Я закусил кулак, что бы не закричать.

-Васенька, Дима себя плохо чувствует. Не приставай к нему.

Васька обнял меня ручками:

-Я тебя буду жалеть тогда…

Я прижал его к себе. Стало чуть легче.

-Ты почему плачешь?

Я вытер лицо рукой и попытался улыбнуться:

-Я не плачу.

Вася ковырялся в носу:

-А я тозе иногда плакаю…

Я взял его на руки. Он доверчиво прижался ко мне и почти сразу заснул. Я пересадил его обратно в кресло и пристегнул.

-Ларис, спасибо…

-Да без проблем, Дим. Там сзади аптечка есть.

Я махнул рукой:

-Не надо. Все в порядке.

-Ну как знаешь…

Она ехала не меньше 200 км в час. Мы приехали минут за 20 до Сокола.

Я с трудом вылез из машины. Ноги не слушались. Она вышла, обняла меня:

-Держись. Это просто надо пережить…

Я поцеловал ее в щеку:

-Спасибо…

Зашёл в магазин в доме, взял бутылку коньяка и почти всю ее сразу выпил во дворе. Дверь в квартиру была открыта. Я забежал. Мои сидели на диване. Я, не сняв ботинок, обнял Иришу:

-Что случилось?

-Валерку сегодня убили в офисе. Его долго не было и я попросила папу, что бы он к нему заехал. А там милиция и столько крооовиии…

Она зарыдала. Я обнял ее. Папа тихонько постучал меня по плечу:

-Поехали, сын.

Я поцеловал Иришку в макушку. Погладил Ксанину щеку.

Отец, тяжело встав, пошел одеваться. Я вышел на балкон, закурил. Я не мог унять дрожь в руках. Алкоголь слегка притупил боль и я стал более менее сносно соображать. Рядом встала Ксаня. Я прикурил ей сигарету от своей. Она не смотрела на меня, но я видел, что она плакала:

-Ты выпил?

Я дёрнул плечами:

-Немного.

-А с рукой что?

Я про нее уже и забыл. Рука выглядела хреново: костяшки были все содраны, пальцы стали как сосиски.

-Пойдем лёд приложим!

Ксаня покачала головой.

-Да не надо, Ксаня. Пройдет.

-Димуля, поехали..

Папа стоял уже одетый в дверях. Я выбросил бычок в пепельницу и мы вышли на улицу. Отец еле шел, у него подкашивались ноги. Я держал его под руку.

Мы подошли в черному ходу. Рядом была дверь с надписью «морг». Рядом стоял мрачный мужичек в грязном фартуке до пола и курил вонючий Беломор.

-Вы куда?

-На опознание.

-Ааа.. Ну заходите!

Он щелчком пальцев отбросил бычок в мусорку и довольно крякнул. Высморкался в грязный платок и открыл перед нами дверь.

-Последний стол.

Я взял отца за локоть:

-Батя, может ты останешься?

У него тряслась голова, но он взял себя в руки:

-Нет, пойдем вместе.

В морге стоял тяжёлый запах формалина и гнили. Я зажал нос, стараясь не смотреть по сторонам. Стол был покрыт черной клеенкой, под которой угадывались контуры тела.

-Где следователь?

Мужичек пожал плечами:

-А черт его знает! Он мне тут бумажки для вас передал и все. Не знаю ничего. Смотреть то будете?

Отец побледнел, вцепившись в стол рукой. Я еле удержал его. Я держался только ради отца. Мужичек вздохнул:

-Готовы?

Я не успел ответить. Он откинул клеенку. У меня эта картина отпечаталась в мозгу.

Под лампами было нечто бесформенное черно красное с белыми осколками костей. Только лицо было более менее цело: один мутный глаз смотрел в потолок. Второго не было. Зубов тоже не было. Голова была разбита, но это абсолютно точно был Валерка.

Я вывел побелевшего отца на улицу, усадив на скамейку и бегом вернулся обратно. Мужичек, что то бормоча себе под нос, перекладывал инструменты. Увидев меня, махнул рукой:

-Бумажки то подпиши.

-Вы вскрытие делали?

-Я… Потом все следователь расскажет. Иди, мальчик, здесь живым не место. Иди, дорогой…

Я поставил подпись:

-Хоть что то расскажите?

Он пожевал губами, опять высморкался:

-Убили его, как катком проехались. Давно я такого не видел… Определенно бывший зэк это сделал. Иди, сынок!

Он почти вытолкал меня за дверь. Отец сидел, закрыв глаза, держась за сердце.

-Батя, ты как? Давай скорую вызову!

Он рассерженно оттолкнул меня:

-Что то я переволновался…

Я отошёл в сторону и закурил. Руки страшно тряслись и я не мог с ними совладать. Выпить ужасно хотелось. Если бы любимая была бы рядо было бы чуть полегче.

Я быстро поймал попутку. Водила посмотрел как я на себе тащу отца и сморщился:

-Пьяный что ли? Не повезу! Заблюет мне тут все..

Я схватил его за шиворот:

-Ты чего, мудак, несёшь? С сердцем после морга плохо! Понял.

Он оттолкнул меня, надвинул кепку на глаза:

-Ладно, садитесь. Извини, парень!

Всю дорогу он молчал. Я безостановочно курил. Довёз нас быстро, деньги брать отказался.

Я втащил отца в квартиру. Он пошел сразу в свою комнату. Ириша спала, так что мы её не трогали. Ксаня хотела что то спросить, но я сразу пошел в ванную. Мне казалось, что от меня страшно воняет моргом. Я залез под ледяной душ, долго стоял, закинув голову. Струи жалили лицо. Я стоял пока не замёрз. Одежду засунул в стиральную машину и, обернув полотенце вокруг бёдер, ушел в комнату. Быстро переоделся и вышел курить на балкон. Ксаня пришла и стала меня осторожно распрашивать, но я молчал.

-Ты таблетки не забыл выпить?

-Ох, бл.. А с алкоголем все равно нельзя.

Ксаня рассердилась:

-Тебе же запретили! Это тебе шутки что ли?

Я обнял ее за плечи:

-Не беспокойся…

Похороны были через три дня. Я отвез в морг Валеркин любимый синий костюм и новые туфли, которые он не успел ни разу одеть. Хоронили конечно же в закрытом гробу, но мы хотели, что Валерка был красивым. Он всегда очень стильно одевался, любил дорогие брендовые вещи. Мы с ним были одного размера, так что он все отдавал мне. Потом Иришка привезла мне все его вещи. Она не хотела на них все время натыкаться дома и я ее понимал.

Похороны я почти не запомнил. Лил сильный дождь, смешиваясь с нашими слезами. Пришло очень много народу. Валерка был очень общительным и его все любили Иришка страшно кричала, прижимая к себе Яночку. В какой то момент я забрал ее и обнял.

-Димуля, а папа теперь Ангел как бабушка?

Я прижал ее голову к себе, что бы она не видела, что я реву. В груди нарастал дикий крик и я с трудом его гасил.

В какой то момент один из работников, спускавший гроб, подскользнулся в жиже и гроб с жутким грохотом свалился в яму. Она быстро наполнялась водой.

Отец на похороны не поехал. Ему стало плохо и он лежал дома. Ксаня, сжимая, мою ладонь, стояла рядом.

Мы еле увели Иришку. Она падала и продолжала кричать. В конце концов я взял ее на руки и отнес в машину.

Дома я быстро переоделся в сухое. Папа так и не встал. Я тихо поскребся в его спальню. Папино лицо было совсем белое в полумраке. Я сжал его руку:

-Ты как?

Он неожиданно погладил меня по голове как мамуля. Я, не выдержав, зарыдал, вжимаясь лбом в его ладонь.

-Поплачь, сынок, боль должна выходить…

Я вернулся на кухню. Ксаня с Иришкой сидели на кухне. Иришку трясло и ее зубы стучали о край стакана с водой. Я достал коньяк, налил ей стакан.

Она мотнула головой:

-Не буду…

-Давай, сразу согреешься! Как лекарство! Станет легче…

Она, сжав в кулаках мокрую юбку, подняла на меня безумные глаза:

-Легче? От чего легче?

У нее началась истерика. Я схватил ее в охапку и влил весь стакан ей в рот. Она почти сразу опьянела. Мы с Ксаней отвёли ее в комнату, переодели и уложили спать.

Я вышел на балкон, устроился с бутылкой коньяка и сигаретой Житан в кресле. Валерка тогда оставил мне пачку.

Валерка очень любил в нем сидеть. Оно было старинное ещё от прабабушки. Тяжёлое из красного дерева с широкими подлокотниками в виде львиных лап.

Я вспомнил, что ещё ни разу не позвонил своей любимой. Закурил, прислонив трубку к уху.

Она сразу подошла как будто ждала моего звонка.

-Привет, любовь моя!

-Привет, мой хороший! Как ты?

Я вертел стакан в руке:

-Плохо. Приезжай ко мне…

-Еще рано, Димуля. Приходи ко мне завтра на работу. Сможешь?

-Постараюсь. Я ужасно соскучился. Мне без тебя ужасно плохо…

Я вытер глаза. Мне было совсем хреново.

-Я тоже…

Я допил одним глотком стакан. Тепло растеклось по животу:

-Я очень хочу тебя увидеть. Я приеду завтра.

-Люблю…

Коньяк почти закончился. Я раздумывал не сходить ли ещё за одним. И пока думал об этом отрубился.

глава 9

Кто то меня распихивал и кажется даже кричал. Я еле разлепил глаза и увидел сердитое лицо сестры.

-Ты выпил целую бутылку?

Я сел. Голова гудела:

-Нет, не я.

-Ты здесь всю ночь спал?

Я увидел в ее глазах знакомое презрение. Она, ворча, наводила порядок на балконе. Я попытался встать, но тело затекло и я так и остался полулежать.

Она выбросила бутылку, вытряхнула пепельницу и поджала губы:

-Если бы жива была мама…

Я разозлился:

-И что?!

-Не ори! Все спят!

Я закрыл лицо руками глухо пробормотал:

-Что ты от меня хочешь? Почему вы меня не оставите все в покое…

Она положила мне руки на плечи и тряхнула:

-Я хочу, что бы ты перестал гробить себя. Ты можешь себя полюбить хоть капельку?

Я молча встал и пошел в туалет. Вернувшись увидел, что Ксаня жарит яичницу на большой чугунной сковородке. Я совсем про нее забыл. Мама часто на ней готовила, когда собиралась вся семья.

Я пытался приобнять сестру, но она увернулась:

-Ксаня, нуу…

Она сердито поджала губы. Я, вздохнув, стал расставлять тарелки. Пришла Ириша с папой. Ириша была бледная, но спокойная. Я налил им чай. Ириша отодвинула от себя тарелку:

-Не хочу ничего…

Я взял ее за руку:

-Хоть что то съешь…

Она сидела, уставившись в одну точку, потом подняла на меня глаза. Они были мертвые:

-Я забыла дать тебе для Валерки носки…

Я замер:

-Зачем?

Она нервно гладила локти:

-Ему будет там холодно…

И снова зарыдала. Папа обнял ее за плечи. Я еле сдерживаясь, глубоко дышал.

-Ничего, Ириша… Все пройдет…

Ириша вздохнула:

-Надо фотографию заламинировать для кладбища.

-Можно мою девушку попросить. Она точно не откажет.

-Я к Ней сейчас поеду. Можем вместе.

-Нет, я сама.

Я уже одевался:

-Хорошо.

Ксаня пришла в коридор и молча протянула мне таблетки. Я закатил глаза, выпил их и поехал на Сокол.

Я бежал. Мне очень хотелось увидеть Ее, прикоснуться к Ней. Других мыслей не было. Она была как наркотик для меня, как лекарство от всех бед.

Я смотрел на Нее через окно. Она смеялась. Возле Нее крутились какие то два волосатых студента. Я зашёл в магазин. Она подняла на меня глаза и мы как всегда мгновенном сцепились с Ней, склеились. Я еле дождался пока уйдут парни.

Я перемахнул через стол, схватил Ее в охапку, посадив на бёдра. Затащил в какую то подсобку, я, не отрываясь от Ее губ, закрыл на замок дверь. Стал яростно Ее раздевать. Она была сильно возбуждена уже. Я содрал с Нее трусики с треском, бросил их на пол. Прижал к стене. Ее руки запутались в моих волосах. Я расстегнул ширинку и резко вошёл в Нее. Она вскрикнула. Я как будто сошел с ума. Я был ненасытен. Я целовал Ее до боли в губах. Я крепко сжал Ее бедра, все грубее трахал. Она впилась мне ногтями в спину.

После безумной гонки я сполз на пол, тяжело дыша, поцеловал Ее ногу:

-Детка, я не сделал тебе больно?

Сердце колотилось как сумасшедшее. Она запустила руку в мои волосы, чуть потянула. Я поймал Ее руку, поласкал языком Ее пальцы. Прижался лицом, вдыхая Ее запах.

-Нет, все хорошо…

Она стала одеваться:

-Ты мне трусы порвал.

Я сунул их в карман:

-Новые куплю… Останешься сегодня со мной?

Она покачала головой:

-Еще рано.

-Ну хотя бы на ночь останься. Я без тебя спать не могу.

Я встал, натянул джинсы. Пытался застегнуть рубашку, но понял, что пара пуговиц были вырваны с мясом. Я обнял Ее, прижался к Ее шее:

-Я так скучаю без тебя…

Она гладила мою обнаженную грудь. Я взял Ее лицо в ладони:

-Ты знаешь, что ты самое важное в моей жизни?

У меня сдавило грудь от нахлынувших чувств. Она счастливо улыбнулась, поцеловала мою ладонь:

-Мне так этого не хватало…

Взявшись за руки, мы вышли ииз подсобки. Уже собралась толпа народа. Я поцеловал Ее и перемахнул через стол:

-Иришка хотела заламинировать фото Валерки. Можешь помочь?

-Да, конечно.

-До вечера!

Я вернулся домой. Возле подъезда купил творожные колечки. Девчонки их любили. Дома никог не было, кроме Чармы. Она, крутя попой, скакала вокруг меня.

Я пошел с ней парк. Встретил соседа Женьку. Она гулял со своим старым резном Гошей. У Гоши был смешной розовый нос и седые уши. Чарма лазила по кустам в поисках костей, а Гоша Ее гонял. Он был очень воспитанным псом и настоящим джентльменом. Я вернулся через пару часов, Ириша была уже дома. Она сидела за столом и смотрела на заламинированную фотографию Валерки. Он счастливо улыбался на ней, обняв Иришу.

-Хорошее фото. Уже съездила к Ней?

Я облокотился о столешницу.

-Все нормально?

У нее было странное выражение лица.

-Ириш?

Она посмотрела мне в глаза:

-Ты не мог найти себе нормальную девушку?

Я сел напротив нее:

-Я не понял… Ты что то ей сказала?

Она сжала руки:

-Я сказала, что вы друг другу не подходите.

Я вцепился в стол:

-Ты для этого ходила к ней? Ты кто такая, что бы учить меня?

Она крикнула:

-Я твоя старшая сестра! А она какая то..

Я яростно схватил ее за руки и процедил сквозь зубы:

-Никогда не смей лезть в мою личную жизнь! Ты меня поняла?! Никогда не смей оскорблять Ее!!!

Она выдернула руку и ударила меня по лицу:

-Если бы была жива мама!..

И опять разрыдалась. Я стоял над ней, пытаясь восстановить дыхание. Щека горела.

-Мама умерла! Понятно тебе? Я сам решаю с с кем мне жить и кого трахать! Вы меня достали уже все!!! Задолбали!!!

Я в ярости пнул табуретку и выбежал на улицу. Лицо горело. Я бежал к Ней. Я боялся, что Она сейчас уйдет и я никогда Ее больше не увижу.

Я с грохотом открыл дверь, колокольчик оторвался и свалился на пол. Она спокойно работала. Я вышел на улицу и закурил. Голова болела. Через пару минут Она вышла и села рядом со мной. Я обнял Ее за плечи:

-Прости, малыш.. Я не знал, что она специально для этого придет к себе.

Она невозмутимо взяла мою сигарету из губ, глубоко затянулась, выпустив дым через нос:

-Я тебе говорила, что людей не изменишь. Я сказала ей, что мы взрослые люди и сами принимаем решения.

Я сжал зубы. Она прижала мою голову к себе. Я вдыхал Ее запах. Боль уходила…

-Я не сказала ничего такого, что могло бы ее обидеть. Я понимаю в каком она сейчас состоянии.

-Я так понимаю, что ты сегодня у меня не останешься?

Она прижалась ко мне лицом:

-Нет, зая, ещё рано…

Я закрыл глаза: на меня вдруг навалилась дикая усталость:

-Почему они не оставят нас в покое? Я так устал от всего этого…

Она села между моих ног, провела кончиками пальцев по лицу:

-Они просто переживают за тебя. Тем более после случившегося…

Я открыл веки и полностью растворился в Ее глазах. Каждый раз я как будто погружался в прохладную живительную воду. Мне становилось так спокойно на душе.

Она вдруг сказала:

-Это все из за меня… Если бы мы с тобой не встретились, ничего бы этого не было.

Я в ярости обернулся к ней:

-Да если бы я тебя не встретил, я не знаю.. Я бы и дальше творил всякую херню.

Она провела пальцами по моей груди:

-Я не об этом… Просто не было бы этой операции…

Я прижал Ее к груди:

-Это здесь не причём. Это все равно произошло бы рано или поздно. Это старая была проблема: просто я как всегда забил на нее.

Она села и вытерла мокрые глаза:

-Как ни при чём? Ты постоянно переживаешь, а тебе нельзя нервничать…

Я нежно взял Ее лицо в свои ладони:

-Не ужели ты ещё не поняла, что ты для меня самое важное? Почему же ты этого не понимаешь?

-Я люблю тебя.

Она поцеловала меня:

-А я тебя больше люблю…

Когда я смог оторваться от Ее губ, Она поднялась:

-Надо идти работать.

Я сжал Ее пальцы:

-Я подожду тебя здесь.

Она улыбнулась мне. Дверь за ней закрылась. Я закурил, включил плеер, слушая Лукича. Вытянул ноги и прикрыл глаза. Музыка успокаивала, расслабляла.

-Димочка!

Я открыл глаза: сначала я увидел голые накаченные ноги прямо переда самым лицом, потом огромную грудь с вырезом чуть ли не до пупа. Чертова Кира собственной персоной!

Она крутила бедрами. Я встал, надеясь быстро уйти, но она крепко взяла меня под руку:

-Приветики! Ее ждёшь? Можно я с тобой?

Я стряхнул ее руку: она меня страшно раздражала. Она облизывала губы. Видимо считала, что она просто неотразимо при этом выглядит. Я засунул руки в карманы:

-Пока, Кира!

И только я повернулся спиной, она больно шлепнула меня по заду. Я развернулся. Она смеялась, запрокинув голову.

-Я не пойму, ты дура что ли?

Она попыталась меня обнять, но я убрал ее руки:

-Ты можешь отвалить или тебе просто необходимо все время себя вести как шлюха?

Она была конечно хороша и я бы ей с удовольствием воспользовался пару месяцев назад, но сейчас она вызывала только раздражение.

Она стала серьёзной:

-Я разве тебе не нравлюсь?

-А должна?

-А ты знаешь, что я трахалась с Ее парнем два года, пока она с ним жила? А он собирался на Ней жениться.

Я закурил:

-Ты зачем мне это говоришь? Я так понял у тебя хобби спать с чужими парнями? Это все или что ещё?

Она погладила мое плечо, я опять сбросил ее руку:

-Руки убери.

-А если ты мне нравишься и я тебя хочу?

Я перехватил ее руку и сжал:

-Ты знаешь, я женщин никогда не бил, но если ты подойдешь ещё раз ко мне или к Ней, я для тебя сделаю исключение.

Она отошла, тяжело дыша:

-Да что вы в Ней все нашли?! Возитесь с Ней, замуж ещё зовёте! Я разве хуже?

Я спокойно затушил сигарету каблуком:

-Я просто люблю Ее.

И зашёл в дверь. Она что то крикнула мне в спину. Она уже одевалась. Я помог Ей одеть куртку, взял Ее рюкзак. Она была расстроена:

-Кира приходила?

-Да по херу! Больше не придёт.

Она сильно нервничала:

-Ты ее не знаешь. Если она что то вбила себе в голову, то не отстанет.

Я поцеловал Ее, провел рукой по бедру:

-Тебе не стоит волноваться об этом. Я все решил.

Мы, обнявшись, вышли на улицу. Киры не было.

-Ко мне или к тебе?

-Может погуляем, а потом ты меня проводишь?

-Как скажешь. Поехали в Покровку. Ты там была?

-Нет.

-Поехали. Тебе понравится!

Мы забежали в троллейбус и встали по разные стороны двери: играли взглядами. Она пыталась дотянуться до меня кончиками пальцев. Я подхватил Ее, крепко прижал к себе и зарылся лицом в Ее волосы:

-Как ты пахнешь…

Вышли на остановке и пошли к прудам. Это было мое любимое место в Покровке. Берега были густо усеяны дикими ирисами. То тут то там росли шариками ивы.

Она побежала к берегу. Схватила ветви одинокой плакучей ивы:

-Привет, родная!

Я засмеялся:

-Подружку встретила?

Она была счастлива как ребёнок:

-Как дома! Хорошо, что мы сюда приехали..

Я встал с ней под иву:

-Не помешаю?

-Нет, конечно! Ой, смотри кто то купается!

В прудах плескалась с воплями и визгами компания парней и девчонок.

-Как здесь красиво! Дыхание осени…

Мои руки переместились на Ее бедра. Она доверчиво прижалась ко мне, обняв меня за шею. Я поцеловал Ее в приоткрытые губы. Я двигался вниз, просунул руку в джинсы:

-А кто у нас тут без трусиков?

Она тихо застонала. Я продолжал ласкать ее, шепча на ушко:

-Кто такой нежный? Я так хочу тебя…

Я поднял Ее руки надо головой и положил их на дерево. Спустил с нее джинсы, обнажив Ее крепкую попку. Поглядил бедра и со стоном удовольствия медленно вошёл в Нее.

-Как мне хорошо с тобой… Я так люблю трахать тебя…

Я продолжал шептать Ей всякие непристойности. Нашел Ее грудь под водолазкой, сжал нежные соски. Она стала вскрикивать. Я ласкал Ее между ног. Она текла как изысканная смазка.

Она меня страшно возбуждала своими стонами.

Я сел на траву, подложив куртку. Она опустилась на меня. Я крепко сжал Ее бедра, поднял Ее ногу на плечо. Она запрокинула голову назад, волосы упали на спину. Ее рот приоткрылся, губы стали розовые. Она стала такой нежной внутри, что я был готов трахать Ее бесконечно. Мы задыхались от страсти. Ее руки запутались в моих волосах, Ее руки ласкали нас внизу.

Она громко стонала. Я ласкал Ее грудь:

-Кончи для меня, детка… Я так люблю, когда ты кончаешь…

Она закрутила бедрами. Грудь Ее вздымалась в такт Ее движениям.

Я лег на Нее сверху, закинув Ее ноги себе на плечи:

-Аааа, вставь мне, мой хороший… Ты такой твёрдый…

Ее губы стали такие манящие. Я провел влажным пальцем по Ее губе, потом засунул его в рот. Она посасывала его. Она то сжимала мой член своей и без того узкой щелкой, то отпускала.

Мои движения стали более медленные, я дразнил Ее, пока Она не стала меня умолять не останавливаться. Я резко дёрнул бедрами пару раз и мы одновременно кончили. Я лег рядом, поцеловал Ее в плечо. Она легла на мой живот. От Ее дыхания стало щекотно и я придвинул Ее на плечо. Она обвила меня прохладными руками. Я гладил Ее лопатки. Она целовала мою шею. Я перебирал Ее волосы: они были такие шелковистые.

Она приподнялась и со вздохом провела языком по моей губе, потом чуть закусила ее. Я застонал от удовольствия, прижал Ее к себе. Она была такая теплая. Наши языки переплелись и мы занялись любовью ещё раз.

Мы лежали на моей куртке. Я взяв ее руку в свою ладонь, рисовал Ею созвездия на небе.

-Это Стрелец, это Южный треугольник, но здесь его не видно.

— Почему у вас не видно Млечного пути?

-Это надо ехать за город. Не замерзла?

Она зябко поежилась:

-Есть немножко…

-Поехали домой!

Она посмотрела на мои часы:

-Ой, час ночи… Я уже опоздала.

Она стала быстро шнуровать ботинки.

-Не торопись. Останешься у меня.

-Нет, нет, я сейчас поеду к Наташке или Серёже.

Я поднял Ее и Она взвизгнула:

-Как кому ещё Серёже?

Она чуть отодвинулась:

-Я тебе говорила, что нам нужно подождать.

Я сердито засунул руки в карманы:

-Ты живёшь со мной и это не обсуждается!

-Я не могу у тебя оставаться пока Ира там.

Я обнял Ее, прикрыл глаза:

-А я не могу без тебя… Пожалуйста!

Поласкал Ее щеку, Она прижалась к ней на секунду.

-Ну тогда, все!

Глаза распахнулись и она дернулась, но я держал крепко:

-Тогда никакого секса пока ко мне не вернёшься!

Она засмеялась:

-Ах, ты негодяй! Так вот для чего я тебе оказывается нужна…

Я, ухмыльнувшись, погладил Ее попку:

-Я никогда и не скрывал своих намерений!

Она вывернулась и побежала от меня по дорожке. Я бежал вслед за ней. Она периодически, смеясь, оборачивалась. Я догнал Ее уже только на выходе из парка. Я задыхался, а Она даже не запыхалась.

Поймал Ее за куртку, подтащил к себе. Она засмеялась:

-Ты чего такой слабенький?

-Да я просто хотел полюбоваться твоей попкой! Такие булочки! Мммм… Ну ка повернись, я ещё посмотрю!

Она шутливо покрутила попкой, не переставая смеяться. Я обнял Ее, крепко прижал к себе:

-Выходи за меня замуж!

-О, Господи! Ты мне будешь каждую неделю предлагать?

Я поцеловал Ее в кончик носа:

-Буду пока не согласишься.

Она стала очень серьёзная, погладила мою щеку:

-Нет, милый, сейчас совсем не во время…

-Да все время будет не во время! Всегда будет что то мешать…

-Ты как ребенок! Жить вместе- это одно, а жениться совершенно другое…

Я взьерошил волосы:

-Послушай, я уже был женат. Там настояла теща и Ленка условие поставила… В общем ничем хорошим это не закончилось.

Она внимательно на меня смотрела:

-Ты не рассказывал.

-Не мог, понимаешь? Это было все одновременно со смертью мамы и мне очень тяжело вспоминать… Просто вот сейчас есть ты, есть я. Я Тебя безумно люблю. Хочу быть с Тобой. Разве это плохо?

Она вдруг закрыла лицо руками, тихо сказав:

-Просто я ужасно боюсь, что все вдруг закончится или ты мне изменишь… Я наверное не готова…

Я испуганно обнял Ее:

-Ты что, глупенькая? Я разве хоть раз дал повод? Да мне никто не нужен кроме тебя…

Я стал целовать Ее глаза, губы, шею. Она открыла глаза:

-Мы все время в какой сумасшедшей гонке, как на качелях… И я боюсь с них упасть. У меня просто уже не будет сил подняться… И Валера сейчас погиб… Я не знаю…

Мне вдруг стало тяжело дышать. Горло сжалось. Мертвое лицо Валерки стояло перед глазами. Мне физически стало больно и я, не сдерживаясь яростно закричал. Я зажал кулак зубами, но боль рвалась на ружу. Она схватила меня за плечи, притянула к себе.

Душу разрывало просто на части. Она с ужасом смотрела на меня. Я не видел толком Ее лица. Она расплывалось. Я прижался к Ней, потом сполз к ногам и в отчаянии обхватил их руками. Я рычал. Боль выходила с отчаянием. Я ее мог остановиться. Как будто кто то сломал мой многолетний панцирь и я теперь был совершенно сломлен.

Я вжимался лицом в землю, сжимая комья земли.

Она обнимала меня:

-Я с тобой, я рядом…

глава 10

Я снова стал пить. Она терпела мои выходки, пыталась меня образумить. Я с утра просыпался с жутким похмельем и чувством вины. Я просил у Нее прощения. Мы занимались любовью и я хоть как то пытался компенсировать свое говеное поведение.

Как то она пришла с букетом с работы. Через 5 минут цветы улетели через балкон. Туда же отправился стул и пара бутылок.

Она молча смотрела на меня, пока я устраивал разборки. Потом пошла в нашу комнату.

-Куда ты черт возьми собралась?!

Она обернулась:

-Спасибо, что вспомнил про мой День Рождения…

В Ее голосе было столько боли. Она закрыла за собой дверь на замок. Я пол ночи простоял под дверь: извинялся, угрожал, просил. В итоге допил бутылку водки и заснул на балконе.

Это был первый раз, когда мы не спали в одной постели.

Утром она ушла на работу, пока я спал.

Ксаня, устав от наших скандалов, переехала жить к Максу. Отец снова закрылся и почти все время проводил в своей комнате.

глава 11

У меня была какая то чудовищная дыра в груди, которая все никак не заживала. Я забросил институт и снова стал пропадать на Генералке. Она оставалась дома одна и меня это устраивало. Я устал от Ее разговоров, я хотел тишины.

Как то мы с Ней договорились встретиться на Генералке. Когда Она пришла, я уже был сильно пьян. На коленях у меня сидела какая то девица, имя которой я даже не помнил. Одна моя рука была на Ее бедре, а вторая на груди. Она периодически целовала меня в шею. Мне было весело и я никак не мог взять в толк, почему Ей это не понравилось.

Она встала на против меня, закурила. Спокойно смотрела на меня. Девица хихикала:

-А кто это?

Я прижал ее к себе покрепче:

-Это моя знакомая…

Она развернулась и ушла. Вернее пыталась уйти. Я поймал Ее на выходе со двора, схватив за руку:

-Куда то собралась?

Она развернулась, глаза пылали:

-Поговорим утром, когда протрезвеешь!

-Нет, сейчас!

Она закричала:

-О чём? Об этой девке или о том, что ты неделю не ночевал дома?!

Мне захотелось Ее трахнуть прямо здесь. Меня страшно возбуждало, когда Она злилась. Я попытался прижать Ее к дереву и задрать юбку, но она зло оттолкнула меня. Я покачнулся, но устоял на ногах. Ухмыльнулся и попытался положить Ей руку на грудь:

-Хочешь пожестче?

-Прекрати! Я не одна из твоих девок!

Я, рассвирипев, стукнул кулаком по дереву:

-А кто ты мне?!

Она вздрогнула, закрыла глаза:

-Я так не могу больше…

Я заорал:

-Так уходи! Что ты от меня хочешь?! Я ничего уже не могу тебе дать!!!

Она убрала руки от лица: глаза были мокрые. Она отчаянно попыталась меня обнять, но я увернулся и чуть не упал.

-Что с тобой происходит? Объясни мне пожалуйста…

Я засунул руки в карманы:

-Не о чем нам разговаривать…

Она развернулась и ушла. Я уже не стал Ее останавливать, а вернулся на Генералку. Сел на скамейку, закурил. Вырвал у Стаса стакан и допил. Я уже остывал, но был уверен, что я прав как всегда. Девка пыталась снова сесть мне на колени, но я сильно оттолкнул ее и она шлепнулась на задницу.

Она заорала:

-Ты совсем мудак?! Больной!

Я засмеялся:

-Отвали, чертова шлюха!

Она вскочила и попыталась расцарапать мне лицо, но я схватил ее за руки и сильно сдавил. Дури во мне было много:

-Я сказал, отвали на хрен!

Трофимыч подошёл и оттащил от меня эту бешеную кошку, сел рядом со мной:

-Ты чего творишь, Демон? Совсем с катушек съехал?

Я толкнул его в грудь:

-Отвали! Не твое дело!

Он, рассвирипев, схватил меня за куртку:

-Нет, мое! Я твой единственный друг и говорю, что ты творишь херню!

Я толкнул его в грудь:

-Отвали!

Стас крикнул:

-Демон, пойдем бухать! Ну их этих баб!

Трофимыч хлопнул меня по плечу:

-Давай, друг, бухай пока сдохнешь!

Я набросился на него, мы свалились со скамейки. Я ударил его пару раз по лицу:

-Я не просил меня спасать! Может я хотел сдохнуть!

Потом помню его кулак, летящий мне в лицо, а дальше тишина.

глава 12

Я с трудом открыл глаза. Почему то сильно болело лицо и рука. Я был у Трофимыча.

Очень хотелось отлить. Я, с трудом встав, зашёл в ванную и подошёл к зеркалу: на меня смотрела страшная рожа. Разбитый нос, уже почерневшие круги под глазами и слипшиеся волосы. Футболка была порвана и от одежды отвратительно пахло блевотиной. Я с трудом разделся и залез в ванную. Включил ледяную воду. Голова трещала. Я долго стоял под душем, пока не стал более менее сносно соображать.

Занавеска отодвинулась и появилась Катька. Она уставилась на меня своими наглыми глазищами. Я повернулся к ней спиной.

-О, классная задница, Демон!

Я пробурчал:

-Отвали…

-Я тебе одежду принесла.

Она хрипло рассмеялась и ушла. Я вылез из душа, вытерся чьим то полотенцем. С ужасом оглядел семейные трусы весёленькой расцветки, но одевать их не стал и сразу натянул шорты.

Я вышел на кухню. Трофимыч курил, на скуле у него была ссадина. Он спокойно посмотрел на меня:

-Пельмени будешь?

Я сел за стол. Нос сильно болел.

-Кто это тебя, Трофимыч? Что вчера было? Лёд есть?

Катька, смеясь, достала курицу из холодильника. Я попытался пристроить ее к носу. Он затушил бычек в пепельнице:

-Даже не знаю с чего начать… С того что ты лапал Машку Кушер или с того, как твоя подруга это увидела? Или как ты меня ударил… Даже не знаю… Очень насыщенный вечер получился!

-Чего?

Я застыл:

-Ты чего несёшь? Я не мог.

Трофимыч вздохнул:

-Мог и сделал. Она увидела, ушла. Ты побежал за ней. Вернулся злой. Мы с тобой подрались и я тебя принес к себе. Вкратце все!

Я заскрипел зубами:

-Нет, это какая то фигня. Я не мог…

Катька села к нему на колени:

-Я с тобой пол ночи возилась, а потом ты заснул.

Я недоверчиво посмотрел на нее:

-В плане возилась?

Катька засмеялась, поставила передо мной миску с пельменями. В этом доме тарелок не признавали.

-Да не бойся! Никакого секса! Один хардкор! Блевал, звал замуж.

Я схватился за голову:

-Что за п…ц?

Трофимыч снова закурил:

-Вам надо серьезно с Ней поговорить. Иначе все плохо кончится. Вы друг друга сейчас просто разрушаете.

Я молча ел. Трофимыч ходил по кухне:

-Я никогда не лез в твои дела. Но сейчас уже молчать не буду. Какого хрена с тобой происходит?! Она тебе жизнь спасла, Она тебя любит. Я звонил Ей сегодня. Она не спала, проплакала всю ночь.

-Бл…

Я лег на стол.

— Ну не хочешь ты жить с Ней, так скажи человеку честно! Она разве этого заслужила?

Я не смотрел на него. Я думал, что делать дальше.

Трофимыч рассерженно махнул на меня рукой:

-Да ты уже последние мозги пропил…

Я смотрел на него:

-Спасибо, Димыч! Спасибо…

Я толкнул его в плечо. Он толкнул в ответ:

-Да ну тебя… Вместо того, что бы о ребенке думать, ты такую херню творишь…

Я открыл рот:

-Какой ребёнок?

Катька дала Трофимычу подзатыльник:

-Трепло!

Я переводил глаза с него на Катьку:

-Вы о чем?

Катька засмеялась:

-Про твоего ребенка, идиот! Твоего и твоей принцессы.

Я подскочил, так что стукнулся головой о полку и побежал одеваться. Я натягивал ботинки. Катька притащила мне футболку Трофимыча:

-Шматье забери, идиот!

Сунула мне в руки пакет и вытолкала за дверь.

Мне казалось, что троллейбус еле тащился. Народ на меня косился. В какой то момент я выскочил из него, не в силах больше ждать.

Я бежал, сердце выпрыгивало. Я боялся, что Она ушла после вчерашнего. Я боялся опоздать.

Когда я зашёл домой, Она с отцом играла в шашки. Отец весело ее подбадривал:

-Ты не торопись! Все ошибки из за того, что ты торопишься…

Я с грохотом распахнул двери. Они испуганно посмотрели на меня. Отец встал:

-Что за вид? Ты где опять был всю ночь?

Я смотрел только на Нее. Она смотрела мне прямо в душу. А душа у меня была пуста. Отец тихо вышел из комнаты. Я схватил Ее за руку и потащил в нашу комнату. Она вырвалась, но я прижал Ее к стене:

-Ты мне ничего не хочешь рассказать?

Она смотрела в сторону:

-Что именно?

Я погладил Ее щеку, но Она не прижалась к ней как обычно и мне стало страшно от этого. Она была непривычно спокойная и какая то равнодушная.

-Прости меня пожалуйста, если сможешь. Я не хотел…

Я пытался поймать Ее взгляд, но Она не смотрела на меня:

-Не хотел чего, Дима? Лапать ту девчонку или не хотел опять ночевать дома? Чего именно ты не хотел?

Я встал на колени перед Ней, обнял Ее за ноги:

-Ты беременна?

Она вздрогнула и отвела глаза:

-С чего ты взял? Нет, конечно.

Она лгала и я это прекрасно видел.

-Мне Трофимыч рассказал…

Она кусала губы:

-Трепло…

Я тер лоб, голова расскалывалась:

-Почему ты мне не рассказала?

Она сцепила руки на коленях:

-Я хотела тебе вчера сказать, но ты бы очень занят… А Димку я просто встретила в аптеке, когда покупала тест. Вот и все…

Я сел рядом, попытался обнять Её, но Она убрала мою руку:

-Я хотела оставить его, но сегодня поняла, что это было бы ошибкой…

Я сидел как будто в вакууме:

-То есть ты все без меня решила? А я значит просто тебя трахаю, а как отец не гожусь? Так что ли?!

Она закрыла мне рот рукой:

-Не кричи, пожалуйста…

Я замер, попытался дотронуться до Ее волос, но Она увернулась. Она была так далеко от меня сейчас и недоступна.

-Я устала… Я вернусь домой и на этом все. 

Я хотел удержать Ее, взял Ее лицо в свои ладони, но Она пыталась слабо вырваться. Глаза были какие пустые и уставшие:

-Я тебе не верю! Скажи мне тогда, что ты меня больше не любишь!

Я испугался. Я видимо уже перешёл красную черту в отношениях:

-Умоляю, не молчи! Я не могу когда ты такая…

Она не смотрела на меня. Я не знаю, что на меня нашло. Я бросил Ее на кровать и стал раздевать. Она сопротивлялась, но я это раззадоривало меня ещё больше. Я сорвал с Нее трусики и тут наконец то остановился, тяжело дыша. Она оттолкнула меня и стала одеваться. Я крепко взял Ее за руку:

-Ты меня теперь никогда не простишь?

Она плакала. Я только сейчас заметил, что под глазами были черные круги. Я натянул шорты и почувствовал себя жуткой сволочью.

-Нельзя все решать одним сексом! Я хочу нормальных отношений. Я так не могу больше…

-Я не знаю, что сказать… Я уже столько раз извинялся, что уже потерял счёт… Пожалуйста, дай мне ещё шанс! Ещё один!

Она покачала головой:

-Я люблю тебя, но тебе этого не нужно. Я не знаю, как ещё достучаться до тебя. По моему нам лучше расстаться…

-Нет!

Я забегал по комнате:

-Ты не уйдешь от меня… Мы поженимся и все будет хорошо. У нас будет ребенок… Я конечно мудак, но я тебя не отпущу!

Она стала одеваться:

-Мне не нужно твоего разрешения…

Она открыла шкаф и стала собирать вещи. Я резко захлопнул его и подпёр его спиной, сложив руки на груди:

-То есть, ты дождалась меня, что бы сказать, что я тебе больше не нужен и детей ты от меня не хочешь? Так что ли? Ну и ушла бы вчера. Чего осталась?

Она устало посмотрела на меня:

-Дай мне собраться пожалуйста…

Я покачал головой:

-Я не дам тебе уйти. 

-Хорошо..

Она повернулась к двери:

-Тогда я заберу вещи потом.

Я подлетел к Ней, закинул Ее руки себе на плечи, прижал Ее к дверям. Я пытался поцеловать Ее, но Она не разжимала губы. Я почти зарычал на Неё:

-Пожалуйста, прошу тебя…

Я умолял Ее. Я чувствовал Ее напряжение. Я всегда так мирился и у меня была маленькая надежда, что все сейчас обойдется. Я сжал Ее руки над головой. Стал другой рукой раздевать Ее. Она беззвучно плакала. Я ловил губами Ее слезы. Они были горькие. Положил руку между Ее ног:

-Я же знаю, что ты хочешь меня. Я чувствую это…

Она закрыла лицо руками. Я спустился на колени, раздвинув шире Ее ноги. Сильно поцеловал Ее нежный бугорок, сжимая груди. Она, закрыв глаза, застонала. Я продолжал целовать, положив её ногу себе на плечо. Я смотрел на Нее. Она запуталась руками в моих волосах и периодически их чуть тянула.

 Мне очень нравилось. Она стала такая нежная. Я встал, продолжая гладить Ее одной рукой. Она ответила на мой поцелуй, хрипло застонав. Я провел большим пальцем по Ее нижней губе:

-Скажи, что любишь меня… Скажи, что не бросишь меня…

Она запрокинула голову. Ее шикарные волосы упали на Ее грудь. Я взял груди в руки словно чаши и стал языком ласкать соски, чуть покусывая кожу вокруг. Потом чуть сжал их и  потёр их большими пальцами. Они стали как камушки. Я посадил Ее на бёдра и встал возле стены, продолжая целовать Ее:

-Скажи мне то, что я хочу услышать…

Мы возбуждённо дышали. Она посмотрела мне прямо в глаза:

— Я люблю тебя…

Я вошёл в Нее. Она вскрикнула и я закрыл Ее рот поцелуем:

-Я люблю тебя, люблю…

-Даа…

Я нежно двигался в Ее Ней. Она приподнималась в такт моим движениям. Я целовал Ее шею и стонал от удовольствия:

-Мне так хорошо с тобой…

Я крепче сжал Ее ягодицы. Я был близок, но я хотел, что бы Она кончила первая. Я отнес Ее на кровать. Лег на Нее сверху, продолжил медленно двигаться. Она подо мной таяла как масло. Я хотел с ней полность слиться. Я смотрел Ей в глаза:

-Ты простишь меня?… Пожалуйста…

Взгляд стал мягче, губы приоткрылись. Волна оргазма прошла волной по Ее телу и мы вместе кончили.

Я лег рядом, положил руку Ей на грудь. Я слышал как сильно и быстро бьётся Ее сердце. Она смотрела на меня. Я аккуратно положил руку на Ее живот:

-Я не сделал ему больно?

Она слегка улыбнулась:

-Нет. Он совсем крошечный…

Я поцеловал краешек Ее губ, там, где притаилась ускользающая улыбка.

-А может это она?

-Может и она…

Она уже засыпала. Она повернулась на другой бок, я крепко обнял Ее и мы заснули.

глава 13

Мне снился какой то бред. Я открыл глаза. Я был весь мокрый. Я повернулся на бок и хотел к Ней прижаться, что бы прогнать дурной сон, но понял, что Ее нет рядом.

Я подскочил и сразу открыл шкаф. Вещи были на месте. Но паника все равно появилась. Ни на кухне ни на балконе Ее не было. Я глянул на часы: было 3 часа ночи. Диван в большой комнате тоже пустовал. Я оделся и выскочил во двор. Она лежала на скамейке и курила. На ней была короткая юбка, которая мне очень нравилась. Осень дала отсрочку лету неожиданно и было очень тепло.

-Блин, ты меня напугала до усрачки! Ты чего здесь одна? Пойдем спать..

Она не ответила. Я сел на краешек скамейки. Она смотрела в небо. Глаза были цвета грусти.

-Я просто думаю.

Я, осмелев, сел ближе и положил Ее голову себе на колени. Она не оттолкнула меня, но видимо ещё и не простила. Забрал у Нее сигарету, затянулся сам:

-О чём?

Она не смотрела на меня, а продолжала смотреть на тёмное затянутое тучами небо.

-О нас… Думаю, что дальше делать.

Я осторожно спросил:

-Что то уже решила?

Она прикрыла глаза:

-Мы топчемся с тобой на одном месте. А тут ещё ребёнок…

Я осторожно убрал Ее непослушные волосы со лба, вздохнул:

-Я возьму себя руки, обещаю…

-Дело не в этом…

Она помолчала:

-Мне нужно просто какое то время побыть одной.

Я положил руку на сердце: у меня было ощущение, что оно сейчас просто остановится:

-Без меня?

-Да.

-То, что я думаю, значения не имеет?

Она взяла мою руку. Долго рассматривала мою ладонь, проводя вдоль линий пальчиком:

-Мне нужна какая то стабильность, какой то островок спокойствия. Ты себя все время пытаешься разрушить и мне от этого тоже плохо. Мы каждый день как будто начинаем все с начала с чистого листа. Но с ребёнком так не получится. Детям нужны мама и папа, которые будут любить его и друг друга.

-Я уже его люблю.

Я положил руку Ей на живот:

-Ведь он часть нас.

Она дотронулась до моих губ. Пальцы были холодные:

-Послушай меня. Я не хочу повторения семьи как у моих родителей…

Я удивился:

-По моему у тебя отличные родители.

Она сжала мою руку:

-Мой отец пил все мое детство, бил маму и меня. Я все прекрасно помню. Я мечтала, что бы они развелись или что бы с ним что нибудь случилось. Он как то меня маленькую оставил в лесу зимой и я сама выбиралась 3 часа. Незнакомые люди помогли мне добраться до дома. Он никогда не заступался за меня. Я всегда была плохая для него. Я с ним почти не общаюсь.

-Ну сейчас то все по другому?

Я конечно был в шоке от Ее рассказа. Родители никогда не поднимали на нас руку, никогда не повышали голос. Единственный раз папа дал мне в сердцах подзатыльник и потом долго извинялся.

-Я всегда пыталась уйти из дома сколько я себя помню. Сестрёнке младшей в плане папы повезло больше. Она не знает каким он был. Ей достались любящие родители. Я их только раздражаю.

-А как же мама? Она разве не заступалась никогда за тебя?

Она пожала плечами:

-Пыталась в детстве, но ей доставалось от него. Я помню, что как то ей принесла платочек в ванную, а она стала кричать, что бы я убиралась и лучше бы я никогда не родилась.

-Господи… А почему ты раньше мне не говорила? Давай я поговорю с твоими родителями!

Она грустно улыбнулась:

-Зачем? Это ничего не изменит. Поэтому мне надо подумать куда дальше двигаться и что нам делать дальше.

Я провел пальцами по Ее пушистым бровкам, по появившейся между ними морщинке:

-Я люблю тебя, ты же знаешь…

Она закрыла глаза:

-Да, вчера ты мне это доказал в очередной раз.

Я втянул носом прохладный воздух:

-Ты же понимаешь, что я ничего не соображал. Я не трахался с ней, если ты об этом.

Я замолчал, потому что почувствовал на сколько тупо это прозвучало.

-Я рада. А теперь представь, что ты приходишь на Генералку, а я пьяная занимаюсь например со Стасом тем же самым. Потом прихожу домой как ни в чем не бывало и говорю, что я с ним не трахалась и я тебя люблю.

Я закрыл лицо руками. Грёбаный испанский стыд!

-А теперь представь, что я пью через день и не прихожу домой ночевать и трахаюсь с тобой только для того, что бы загладить свою вину. Представил? А теперь подумай, что бы ты чувствовал на моем месте…

Я прижал кулак ко рту, что бы она не видела, что я плачу. Она снова смотрела на небо. Я закинул голову назад, вытер ладонями глаза:

-Где ты будешь жить? Хочешь договорюсь с Трофимычем? 

-Я подумывала про Наташку или Баса.

-Как это у Баса?

-Я тебе говорила, что мы только друзья.

-А к Наташке не стрёмно? Она же чекнутая!

Она улыбнулась:

-Ты ее просто не знаешь и всех ко мне ревнуешь.

Я хмыкнул:

-Ничего я не ревную. Ты просто моя девочка, только моя…

Я что то продолжал ей шептать на ушко, гладя Ее лицо, еле различимое в темноте. Прижался к Ней губами, она ответила мне. Я продолжал шептать Ей всякие нежности между поцелуями. Она прижала мою голову к себе руками. Я ласкал Ее шею и не было ничего лучше этого. 

Ее руки стали горячими. Она села ко мне на колени. К меня стразу встал. Я всегда хотел Ее. Я прижал Ее к себе. Она возбуждённо терлась об меня. Юбка была слишком короткая, слишком.

-Что ты со мной делаешь, женщина? 

Она закусила зубами мочку уха с серьгой. Я еле сдержался, положив руки на Ее бедра:

-Ты же не хочешь, что бы я тебя прямо здесь трахнул?

Она приблизилась к моим губам, но остановилась в паре сантиметров:

-А если хочу…

Ее рука нырнула ко мне в шорты. Я втянул воздух сквозь зубы, закинув руки за голову. Она стащила с меня футболку, поцеловала в плечо, провела кончиками пальцев по мышцам живота, обвела соски. Я застонал и крепче сжал Ее попку. Она, приподнявшись, взяла член в руку и села на него. Она была такая влажная, что я чуть сразу не кончил. Она страстно меня поцеловала. Мой язык нашел Ее. Она бешенно крутила бедрами. Я хотел погладить Ее, но она не дала:

-Закинь руки за голову… Меня так возбуждает…

Я завел их за голову и сцепил в замок. Она прижалась к моей шее, поцеловав под подбородком. Провела языком по уху. Я еле выдохнул:

-Ты сумасшедшая…

Она последний раз опустилась на меня и, выгнувшись, хрипло застонала. Я кончил чуть позже. Она села рядом и положила мне голову на плечо, я обнял Ее, поцеловал шею с нежными завитками волос:

-В некоторых странах это назвали бы изнасилованием…

Она устало засмеялась:

-Пойдем спать!

Я взял Ее за руку и мы вернулись домой. Я лежал рядом с Ней. Сна не было. Она тихо посапывала, положив руку мне на живот. Я думал, что Ей скажу, когда она проснётся. Я не хотел, что бы мы расставались хотя бы на время, но понимал, что если я хочу быть рядом с Ней, то мне придется это сделать в любом случае. Мне тоже нужно было время, что бы разобраться в себе. 

И главное, что у нас будет ребенок. Я пока не понимал, как это вопринимать. Я никогда не думал о детях. Вернее, не думал о том, что они так скоро у нас появятся. Интересно, кто будет мальчик или девочка… Я бы хотел сына. Вернее сына и дочь. Вообще хотел бы большую семью. Это было бы здорово! Если конечно Она не уйдет от меня и уж тем более не сделает аборт. И надо начинать что то думать с работой и сесть наконец то за диплом… С этими мыслями я и заснул.

глава 14

Я проснулся от лёгких прикосновений к лицу. Какое то время я лежал, наслаждаясь Ее близостью. Она словно лепила мое лицо заново: нос, глаза, губы, скулы. Легко прикоснулась к губам, гладила грудь, плечи. Я прижал Ее голову к себе, вдохнул запах Ее кожи.

Открыл глаза, хотел увидеть Ее утреннюю, сонную, но увидел лишь пустую часть кровати. Сон был такой реальный, что мне стало не по себе.

Мы не жили уже вместе уже больше месяца. После нашего ночного приключения на скамейке, Она утром собрала вещи, пока я спал, и уехала к Серёже.

Я конечно все понимал, что они друзья и прочее, но ревность все равно была сумасшедшая. Я гнал из головы всякие дурацкие мысли и пытался начать жить заново: по крайней мере перестать пить.

Я засел писать диплом. Вернее «стеклить», потому как за него была железная 3. Большего я не хотел да и желания не было. Поэтому мы с Темычем таскались каждое утро на Сухого, пол дня балбесничали и курили, а в остальное время я пытался что то делать. Но без Нее было плохо. Она занимала все мои мысли.

Раз в неделю мы с Ней встречались где нибудь на нейтральной территории. Я страшно Ее хотел, не смотря на то, что она одевала максимально закрытую одежду. И я как ребенок радовался любому Ее прикосновению и взгляду. Это было непривычно. Я привык иметь то, что видимо не особо ценил и теперь все пытался переосмыслить заново.

Я ждал Ее решения. Время шло и Она упорно молчала и надежды на Ее возвращение в какой то момент стало настолько мало, что я уже почти отчаялся. Я сильно переживал за ребёнка. Я не хотел узнать в какой то момент, что Она сделала аборт. Я пытался жить без Нее, но у меня плохо выходило.

Мы иногда созванивались. Я старался как можно дольше продлевать этот момент, что бы услышать ещё раз Ее голос. Я с Серёгой созванивался чаще, чем с Ней. Он был не особо многословен. В первый же мой звонок ему, я услышал много чего о себе интересного. Видимо он был в курсе моих фортелей и страшно бесился из за этого. Первой моей реакцией было пойти просто тупо напиться в очередной раз и обо всем забыть.

Но надежда, что мы все таки сойдёмся снова держала меня в тонусе. Я этого действительно хотел. Хотел, что бы Она снова была рядом, смотреть на Нее, смеяться вместе с Ней. Спать с Ней, целовать Ее сонную, трахать в любое время. Вот с последним было тяжелее всего. 

Так что, мне оставалось только ждать.

Серёга мне сообщил, что Она собралась сходить на первое УЗИ. Я, не долго думая, поехал туда к Ней.

Я стоял курил, когда увидел, что Она сошла с троллейбуса. Она была в ярко- красном пальто, которое мы тогда покупали вместе. Оно мне очень нравилось. Волосы стали чуть короче, глаза были подкрашены, что было совсем не привычно. Косметику Она не признавала, но Ей и не надо было. Она была яркая, красивая.

Я не знал, как Она отреагирует на мой внеплановый приезд, поэтому не совсем понимал, как себя вести. Ждал Ее у входа, засунув руки в карманы.

Она увидела меня почти сразу, улыбнулась из далека и помахала мне рукой. Я чуть расслабился.

Она подошла ко мне. Я не мог насмотреться на Нее. Каждую нашу встречу Она вызывала у меня бурю эмоций.

-Привет! Так я и знала, что Серёжка тебе все сливает!

Она засмеялась. Я улыбнулся в ответ. Порыв ветра бросил волосы Ей на лицо и я не смог сдержаться и аккуратно убрал прядку за ушко. Она на секунду задержала мою руку в своей и почти сразу отпустила:

-Пойдем, я уже опаздываю.

Я открыл перед Ней дверь. Я помог снять Ей пальто. Под ним оказалось новое платье мини. Я еле челюсть подобрал.

Она сходила за картой и мы сели возле кабинета. Я старался не смотреть на Ее ноги. Появлялось слишком много лишних мыслей.

Она тоже старалась на меня не смотреть, но между нами как будто провели ток. Я это прекрасно чувствовал.

-Странно, почему всегда в Центрах планирования совсем нет будущих пап?

Рядом с нами и напротив и правда сидели одни женщины. Они с любопытством смотрели на меня, но я старался не подавать виду, что мне не комфортно от их взглядов.

Я смотрел на Неё. Она была совсем близко. Я наклонился над Ней, шепнул на ушко:

-Ты не против, если я возьму тебя за руку? Это не против правил?

Она засмеялась чуть смущённо:

-Думаю, что можно…

Я переплел Ее пальцы со своими, прижался к Ней плечом. Это было так мучительно, отсутствие физического контакта, что я еле сдерживался. Пальцы как будто закололо. У Нее была теплая рука и нежные пальцы. Я, прикрыв глаза, поднес Ее руку к лицу и понюхал кожу. Она пахла как всегда лёгкой ванилью. Не выдержав, поцеловал ладонь и сразу отпустил. Мы были как на арене цирка. Мне уже не терпелось уйти от сюда вместе с Ней и если получится, хотя бы сорвать поцелуй с Ее губ.

Я положил ногу на ногу и достал сигарету. Девушка на ресепшене сразу отреагировала:

-Молодой человек, здесь нельзя курить!

-Да я не собирался.

Покрутил ее в руках, помял и засунул за ухо.

Она внимательно следила за моими манипуляциями:

-Волнуешься?

Я краем глаза посмотрел на Нее:

-Ты меня волнуешь. Какой уже срок?

-10 недель.

-Так время бежит…

Ее вызвали в кабинет. Я было пошел за Ней, но врач, усмехнувшись, остановила меня:

-А вы куда?

-Я с Ней.

-Э, нет! Папы ждут за дверью.

Я закатил глаза и сел. Тетки на меня опять уставились и я сбежал курить. Я не хотел возвращаться, но Она довольно быстро вышла:

-Я думала, что при слове папа ты уже будешь в районе Африки.

Я засунул руки в карманы:

-Нет, не собирался.

Она улыбнулась:

-Я пошутила. Не обижайся!

-Ну что сказали?

Она блеснула счастливо глазами:

-Хочешь посмотреть на УЗИ?

Я взьерошил волосы:

-Конечно.

Она протянула мне распечатку. На черном фоне я увидел крохотный пузырек.

-Это что?

-Это малыш.

-Где?

Я силился его рассмотреть, но упорно ничего не видел.

-В плодном яйце.

-Ладно, я все равно ничего не понимаю в этом. А что сказали?

Она захихикала:

-Сказали, что папа очень красивый…

Я посмотрел в Ее глаза:

-И очень красивая мама…

Я подошёл к Ней ближе. Ее губы чуть приоткрылись. Она стояла, прижавшись спиной к стене. Я оперся руками о стену, не отрываясь от Ее глаз:

-Я скучаю очень.

Я чуть прижался к Ней щекой и закрыл глаза. Мне снова стало спокойно как всегда от этих прикосновений. Я чувствовал Ее дыхание.

Оно было частым и возбуждённым:

-Я тоже…

Я взял Ее за затылок, притянул к себе, прижался к Ней лбом. Ее губы были в паре сантиметрах от моих. Она закрыла глаза, вздохнула. Я с трудом оторвался от Нее. Она хотела прикоснуться ко мне, но я остановил Ее движением руки. Прижался лицом к стене, уперевшись кулаками, глухо застонал:

-Прости меня… Я не знаю…

Она неожиданно прижалась к моей спине, крепко обняла меня. Я пытался убрать Ее руки, но Она снова меня обнимала. Мне было очень стыдно, очень тяжело.

Я повернулся к Ней, хотел что то сказать, но Оно развернула меня к себе. Я пытался Ее оттолкнуть, но Она положила уже мои руки на свою талию. Пальто уже было растегнуто. Грудь Ее вздымалась от частого дыхания. Я закрыл глаза, мне не хватало сил смотреть на Нее. Она прижалась к моей шее губами. Я вздрогнул. Ее руки уже забрались под куртку и скользили по груди, потом вниз. Я поймал Ее руку, прижал к губам, мягко отстранив Ее:

-Не надо, детка… Ты не представляешь, как я этого хочу. Я же не железный…

Она, спрятав руки за спину, прижалась к моей груди. Я погладил Ее по волосам, провел рукой по лицу, задержался на губах. Потом отстранил Ее, аккуратно застегнул Ей все пуговички на пальто:

-Ты сегодня очень красивая…

Она задумчиво смотрела на меня. Я не мог понять о чем Она думает. Она достала сигарету. Я чиркнул Зиппой об колено на автомате и поднес ей. Она глубоко затянулась:

-Это последняя. Бросаю курить…

-Как Серёга? Он здорово злится на меня.

Она молчала, смотрела в сторону. Пауза затягивалась.

-Ты разрешишь себя проводить?

Она, вздрогнув, посмотрела на меня:

-Что? Извини, я задумалась.

-Я могу проводить тебя?

Она, молча взяла меня по руку, и мы пошли на остановку.

Я сел рядом, стараясь Ее не касаться. Каждое прикосновение становилось мучением. Она продолжала молчать.

-Прости, я просто сейчас правда не могу. Давай, когда ты ко мне вернёшься… Вернее, если ты захочешь вернуться…

Я закрыл лицо руками, с трудом переводя дыхание:

-Извини. Зря я наверное приехал…

-Нет, нет, мне очень приятно. Это ты меня прости. Я просто не подумала.

-Ты не хочешь со мной сходить на концерт Чайфа? Ксане билеты дали, а она их не любит.

-Когда?

-В эти выходные.

Она на секунду задумалась:

-Давай сходим. Мы давно никуда не ходили.

Улыбнулась. Мне стало чуть легче. Мы вышли на Аэропорту. Я шел рядом, засунув руки в карманы.

-Может прогуляемся? Ты не торопишься?

Она осторожно взяла меня за руку:

-Давай. Я тебе покажу район. Здесь красиво! Про Бродвей слышал когда нибудь?

Я сжал Ее пальцы:

-Само собой!

Мы дошли до тихой улицы с липами. Везде тусила альтернативная молодежь. Она со многими здоровалась. На меня с интересом смотрели.

Она обвела рукой улицу:

-Ну вот собственно это он и есть! Ничего особого, но мне здесь нравится. Скоро Серёжка придет.

Я закурил и тут увидел Ее бывшего парня! Он опять нагло таращился на Нее. Подошёл к нам:

-Здорово!

Я сжал горящую сигарету в руках:

-И тебе не хворать…

Он сунулся к Ней и поцеловал Ее в щеку. Я застыл. Он усмехнулся и ушел обратно к своей компании.

Я яростно посмотрел на Нее:

-Это что, мать твою, было?!

-Ничего. Мы помирились.

-Вы что?!

Я был в шоке.

-Он извинился и мы теперь периодически общаемся.

Она смотрела мне прямо в глаза: ешь, Демон, и не подавись!

Я развернулся и пошел прочь, что бы не наделать глупостей. Она догнала и дернула за рукав. Она была злая:

-Вот так значит?

Я взбешённый развернулся:

-Что так? Ты с ним опять трахаешься? А мне мозги крутишь? Давно это у вас?

Мы опять орали друг на друга.

-Ни с кем я не трахаюсь, идиот ревнивый!!! Мы просто общаемся!

-Да он тебя блин поцеловал!!! Он тебе рога наставлял два года, а теперь вы общаетесь?! И ты, твою мать, после всего этого говна его простила?! А меня простить не можешь значит?!

Она раскраснелась, крылья носа раздувались:

-Нет, не простила я его и никогда не прощу! И хватит мне уже говорить, что делать и с кем общаться и не общаться!!!

Она развернулась и хотела уйти. Я сгреб Ее в охапку, развернул к себе. Я сжал Ее, так что Она не могла вырваться:

-Пусти, идиот!

Я покачал головой: ярость ушла полностью на смену желанию, как только я Ее схватил в объятия.

-Нет, я слишком часто тебя отпускал. Хватит с меня уже…

Я, не смотря на Ее протест, посадил Ее себе на бёдра, и впился в губы. Она мгновенно ответила. Я яростно целовал Ее.

Проходящие мимо парни присвистнули:

-Ни чего себе! Эй!

Я ограничился тем, что показал им средний палец.

Затащил Ее в какой то подъезд на последний этаж. Трусы я с Нее содрал ещё в лифте, посадил быстро на перила, поднял ноги себе на плечи и резко вошёл в Неё. Она вскрикнула, вцепившись в мои волосы.

Я жестко трахал Ее, как Ей нравилось. Повернул Ее на живот, вошёл в Нее сзади. Она кончила несколько раз, громко закричав. Последний раз Она кончила вместе со мной. Я посадил Ее снова на перила и долго целовал.

-Ты сумасшедший…

-А ты красивая…

Я обнял Ее лицо ладонями. Оно так всегда идеально ложилось в мои руки:

-Я люблю тебя, глупая…

Она сильно обняла мои руки. Глаза были счастливые:

-Я так скучала по тебе, мой хороший!

Мы оделись. Трусы я конечно опять порвал в клочья.

Она смеялась:

-Как я теперь пойду на улицу?

Я подмигнул Ей:

-Как? С ветерком!

Засунул Ее трусики себе в карман:

-Пополню свою коллекцию.

Она покраснела:

-Перестань, дурак!

Она поправила волосы и мы вышли из подъезда. На встречу нам шел Серёга. Он не очень одобрительно посмотрел на нас, но руку мне пожал:

-Здорово, Демон! Как оно?

Я засмеялся, обнял Ее покрепче:

-Теперь очень хорошо.

Серёга внимательно изучал нас, потом сунул Ей ключи:

-Ну я так и думал… Вещи я твои собрал. Они в прихожей!

-Пока!

Мы шли по Бродвею в обнимку. Она встретила каких то друзей и пока она болтала, я сел на жердочку и закурил. Снова нарисовался Ее бывший, сел рядом, как ни в чем не бывало:

-Есть закурить?

Я молча протянул ему сигарету.

-Вы опять вместе?

-А мы и не расставались.

-Ну у меня другая информация..

-Тебе чего надо?

Я встал на против него. Ярость потихоньку начинала закипать. Он спокойно сидел и курил. Я с удовольствием заметил, что вырванный пирсинг уродливо зарос и он теперь не был таким смазливым как раньше.

-Я хочу, что бы Она была счастлива.

-Неожиданно…

Я засунул на всякий случай руки в карманы.

-Ммм, поэтому 2 года пялил Киру?

-Ну за это я ещё долго буду расплачиваться.

Я снова закурил:

-Ладно, я тоже ещё тот мудак.

Он пустил дым через нос:

-Не такой уж и мудак видимо, если она снова с тобой.

Она подошла к нам, удивлённо посмотрела:

-О чём это вы тут?

Он весело посмотрел на Нее:

-Говорю, как ему дураку повезло.

Я фыркнул. Она засмеялась. Обняла меня, легонько поцеловала в губы:

-Я заберу вещи и приду.

Я погладил Ее бедро:

-Я подожду…

Она улыбнулась и ушла. Он тоскливо смотрел Ей в след:

-Да, упустил я Ее… Она такая красивая стала.

Я затянулся:

-Она всегда была красивая.

Он вдруг посмотрел на меня с нагловатой улыбочкой:

-А скажи ка мне… Она такая же тугая, как и раньше?

Я уставился на него, пытаясь понять, что он только что спросил. Он смеялся, запрокинув свою наглую морду в пирсинге. Я подошёл к нему и молча ударил. Рука опять заболела. Придурок свалился с жердочки. Сел зажимая нос, по рукам текла кровь.

-Эй, парень, ты чё творишь?

Меня окружил человек шесть. Я растирал руку:

-Спокойно, он уже свое получил…

-Ты кто такой вообще?

-Вам то что за дело?

-Бля, Демон, ну ты уже и тут порядки наводить успеваешь?

Фил подошёл ко мне. Мы обнялись. Он был как всегда с гитарой.

-О, здоров, Саня? А ты чего это прилёг?

Тот выплюнул кровь:

-Иди на хрен, Фил!

-Вот вам здрасьте!

Он дурачился как всегда. Один из парней мрачно на меня посмотрел:

-У нас концерт завтра в Питере. Чего нам делать то теперь?

Я пожал плечами:

-Так руки у него вроде целы. Ну нос да, теперь в другую сторону смотреть будет. Так это не проблема для такого умника как ты, да, Саня? Играть то и х..м можно при желании!

-Что случилось?

Я медленно повернулся. Она стояла с сумкой в руке. Вид был испуганный. Сумку я забрал, повесил на плечо:

-Не знаю, малыш! Сидел и вдруг упал.. Странно да?

Фил ржал как конь. Я спрятал разбитую руку в карман.

-Я только подошёл честное слово!

Я шепнул Ей на ушко:

-Клянусь твоими трусиками…

Она покраснела как рак. Она кивнула бывшему:

-С тобой все в порядке, Саша?

Тот сидел, запрокинув голову назад. Кровь все шла. Он что то сказал, но слов было не разобрать. Я этому в тайне порадовался.

-Поехали?

Она неодобрительно посмотрела на меня:

-Дома поговорим.

Фил присвистнул:

-Дома? Съехались все таки?

-Ну да.

Он обнял нас за плечи:

-Когда салатики поедим?

Она засмеялась:

-Фил, какие ещё салатики? Ну что ты придумал?

-Ладно, давай, до скорого!

Он обнял нас ещё раз. Я взял Ее под руку и мы пошли к метро. Сзади было слышно как Фил опять начал ржать:

-Саня, ты подорожник приложи!

Я покачал головой:

-Во дуралей!

Она взяла меня под руку:

-Ну зачем ты это сделал? Ну почему нельзя нормально общаться с людьми?

-Зая, так я нормально, а он нормально не умеет. Я ему «Добрый день», а он мне «Добрый вечер»!

-Господи, тебя на минуту оставить нельзя… Вы же хорошо общались! Зачем сразу в драку лезть?

Я сделал «честные» глаза:

-Я же тебе поклялся самый святым, что у меня есть! Ну упал он. Фил ему подорожник сейчас к носу приложит и все будет хорошо!

Она хохотала. Я был рад, что мне не пришлось Ей объяснять из за чего была драка. Я поцеловал Ее в кончик носа:

-Я люблю тебя, маленькая…

Она расцвела в ответ. Щёчки стали розовые, губы стали краснее.

Мы залезли в троллейбус. Место было только одно, так что я сел и посадил Ее к себе на колени. Она рассматривала мою руку:

-Опять разбил… У тебя пальцы скоро вообще гнуться перестанут.

Я крепко прижал Ее к себе, шепнул на ухо:

-Я вполне смогу пользоваться языком…

Она опять покраснела:

-Ну ты что говоришь вообще…

-Я тебе дома покажу весь свой арсенал…

Она тихо смеялась, прижавшись ко мне лицом. Я поцеловал Ее:

-Я так скучал по твоей улыбке…

Она провела рукой по моим волосам, а потом неожиданно сильно дернула:

-Ты чего?

-Так, теперь быстро говори зачем ты ему нос разбил? Только не рассказывай мне сказки, что он сам упал.

-Да какая разница?

-Это из за того, что я тебе сказала, что мы теперь общаемся?

Она взяла меня за подбородок. Я сделал движение, как будто закрываю рот на замок и выбрасываю ключ, и улыбнулся. Она была серьезная:

-Мне не нравится, когда бьют людей. Всегда можно нормально поговорить или не разговаривать вообще.

-Я постараюсь, но ничего обещать не могу. Особенно в отношении этого козла..

-Ох, ты ревнивый.

Она прижалась к моей щеке.

-Нет, я просто за справедливость!

-Значит причина другая?

Я облокотился на окно:

-Ну ты мертвого достанешь. Да, другая.

Она, задрав бровь, на меня смотрела. Я молча смотрел в окно. Она приникла к моему уху, жарко дыша:

-У меня попка замёрзла. Ведь мои трусики кто-то опять порвал… Но если ты мне ничего не расскажешь, то я тебе не дам её погреть…

Я медленно к ней повернулся. Она смотрела на меня, кусая губы.

-Шантаж?

Она захихикала:

-Именно.

-Хорошо, но не думаю, что тебе понравится то, что я скажу… Ну в общем он спросил: такая же ты тугая как и раньше…

Она открыла рот.

-Я же тебе говорил, что тебе не понравится.

Она молчала, сцепив руки на коленях. Я поцеловал Её:

-Я бью всегда за дело. Это того стоило.

Она закрыла руками лицо:

-Ну он и козел…

-Детка, я не хотел поэтому говорить, что бы не расстраивать тебя.

Она всхлипнула и обняла меня руками за шею:

-Я думала, что он правда что то понял…

Я баюкал Ее на коленях:

-Я бы понял точно, если бы ты меня выставила с голым задом, выбросив мое шматье на крышу!

Она засмеялась, потом вздохнула:

-Вроде взрослая уже, а наивная дурочка.

Я потерся своим носом о Ее, потом поцеловал Ее в губы. Меня всегда поражало, как они мне подходили, повторяя в точности мою форму, движения.

-Черт! Проехали!

Я вскочил к двери, забарабанил по ней:

-Открой, мужик!

Двери распахнулись, троллейбус тряхнуло. Я с трудом удержался на ногах. Выбежал, снял Ее со ступенек и, взяв на руки, донес Ее до подъезда. Она смеялась:

-Сумасшедший! Опусти меня!

-И не подумаю!

В лифте Она прижалась ко мне спиной, облегченно вздохнув. Я обнял Ее двумя руками.

глава 15

Дома был отец. Он открыл нам дверь, радостно улыбнулся:

-О, привет! Давно тебя не было видно! Проходите…

Я снял с Нее пальто, Она сразу ушла в ванную. Я пошел на кухню греть ужин. Разносолов особо не было. Мы с папой жили по холостяцки: сосисками с пельменями был забит весь холодильник. Я орудовал одной рукой: вторая здорово разболелась, пальцы не гнулись. Сварил спагетти, нашел остаток сыра.

-Па, ты ужинал?

Он уже смотрел телевизор:

-Да, я уже поел!

Я расставлял тарелки. Она вернулась:

-Тебе помочь?

-Да я уже всё.

-Ой, я уже сто лет спагетти не ела с сыром!

Я так переволновался, что не мог есть. Смотрел как Она наворачивает. Заметив, что я внимательно слежу за Ней, смутилась:

-Что? Я голодная!

-Ешь, ешь…

И уже шепотом добавила:

-А есть соленые огурцы?

Я засмеялся:

-Я думал, что это такая шутка про беременных…

Она погрозила мне кулачком:

-Тихо…

Я принес 3 литровую банку ещё из маминых запасов:

-Хватит надеюсь?

Она меня толкнула:

-Ну что ты смеёшься надо мной?

Она захрустела огурцом:

-Ммм, очень вкусно!

-Мама водку добавляла, что бы они мягкими не становились.

-Никогда о таком не слышала… Очень вкусно…

Я засмеялся:

-Ты это уже говорила…

Банка пустела на глазах.

-Может тебе пельменей сварить?

Она остановилась:

-Может и сварить… Я постоянно хочу есть.

Я поцеловал Ее в макушку:

-Сережка тебя держал в голодном теле?

Она, продолжая подъедать огурцы из банки, улыбнулась:

-Нет, он прекрасно готовит.

Ревность слабо зашевелилась где то в глубине:

-Ммм, завтрак в постель с паштетом из гусиной печени?

Она развернулась: глаза были сердитые.

-Ну сколько можно?.. Мы просто дружим…

Я поднял руки и ухмыльнулся:

-Да я шучу…

Я положил Ей руки на плечи, поцеловал в макушку:

-Я просто очень люблю тебя… Я честно говоря, подумал в первый раз, что он гей.

Она возмутилась:

-Что ты такое говоришь! Никакой он не гей.

Я мешал пельмени. Они упрямо пытались слипнуться в комок:

-Ну мне просто не понятно, как, находясь рядом с тобой, можно тебя не хотеть…

И получил шлепок по заднице:

-Ай!

Она уже рассердилась:

-Ты знаешь, не все думают о сексе постоянно как ты!

Я ухмыльнулся:

-Ну, я же говорил, что у него проблемы…

Она ковырялась вилкой в банке, пытаясь достать последний огурец:

-Ты никогда не дружил с девчонками?

Я пожал плечами:

-Один раз попытался, но она отказалась спать со мной…

Она закрыла глаза:

-Господи, ну дружба под собой секс не подразумевает…

Я выкладывал пельмени Ей в тарелку:

-Я девчонок предпочитаю трахать, а не дружить с ними.

Она покраснела:

-Бессовестный…

Я сел напротив:

-Ну это так. Я всегда любил перепихнуться.

Она засмеялась:

-Замолчи, иначе ложкой по лбу получишь!

Я погладил Ее руку:

-Тебе разве не нравится?

Я покосился в сторону двери:

-Если бы отца не было бы дома, я тебя имел бы уже на этом столе…

Она закатила глаза. Я провел по руке чуть выше кончиками пальцев:

-Я бы тебя вылезал бы всю. Ты такая вкусная…

Отец закричал из коридора:

-Я к Ирише поехал. Пока!

Я не сводил с Нее глаз:

-Хорошо!

Хлопнула дверь. Я убрал посуду со стола. Она, смеясь, смотрела на меня. Подошёл к Ней и посадил на краешек стола. Юбка чуть задралась. Я прижался к Ней:

-А потом бы трахал тебя пока ты не закричишь от удовольствия…

Она чуть приоткрыла рот. Волосы красиво лежали на плечах. Я раздвинул Ее ноги, провел руками по внутренней части бедра. Она была уже мокрая. Меня страшно завело, что у Нее голая задница под платьем.

Она задохнулась, поставила руки позади себя. Бедра двинулись навстречу моим рукам. Я уже растегивал по одной пуговичке на платье. Провел пальцем по ложбинке между грудей. Чуть сжал Ее через одежду. Она застонала и обхватила меня ногами.

-Не торопись, детка…

Я не торопливо стянул платье с плеча, покрывая его поцелуями. Кожа была чуть влажная. Стянул платье со второго плеча, полностью обнажив Ее грудь. Она стала такая аппетитная…

Я улыбнулся:

-Белье ты сегодня специально не одела?

Я поймал губами сосок, продолжая ласкать между пальцев второй. Я прошёлся языком вдоль столбика соска, потом облизал Его полностью, не отрывая от Нее глаз. Она, закинув голову, постанывала. Я резко подвинул Ее к себе, взяв крепко за задницу. Ее лицо приблизилось ко мне: я провел языком по Ее губам, потом по нежной шее. Юбка задралась ещё выше. Я увидел Ее влажную щёлочку. Она положила свою руку мне на член, поглаживая сквозь джинсы. Не в силах сдерживаться, рванула на мне рубашку. Пуговицы посыпались на пол. Она положила руки мне на грудь, терлась об меня своей влагой. Я завел руки за голову, улыбнулся Ей. Она вздохнула, пробежалась пальцами по бицепсам. Ширинка уже была расстёгнута. Она нежно поглаживала меня, периодически чуть сжимая. Прижалась к шее, куснула за мочку уха, потянув за серьгу. Проводила прохладными пальцами по тату на животе. Я ласкал Ее спину, прошёлся вдоль позвоночника. Потом снова вернул руки на грудь. Она то приближалась ко мне бедрами, то чуть отстранялась. Я взял Ее за плечи, положил на стол. Полностью расстегнул Ее платье, обнажив живот и лобок. Я колдовал над ней руками, губами и языком. Она всегда заводила меня своим телом, своим запахом. Я раздвинул руками Её бедра, прошёлся языком по влажной складочке. Она была как карамелька на вкус. Запустил в Нее полностью язык. Она поддалась мне на встречу, подняв бедра.

-Ты такая вкусная..

Я дотронулся влажными пальцами до Ее губ. Она открыла рот и я просунул пальцы глубже. Она возбужденно застонала. Я почти лег на Нее, поласкал языком Ее губы. Она пыталась поцеловать меня, но я остановил Ее. Открыл пальцами Ее рот, просунул в него язык. Она облизала его. Я исследовал Ее рот. Она продолжала тереться об меня лобком. Я поднялся. Она хотела подняться вместе со мной, но я положил Ее обратно на стол, максимально раздвинув Ее ноги. Взяв член в кулак, стал гладить Ее складочки, прошёлся по твердому бугорку.

-Тебе нравится?

Погладил попку. Она чуть вскрикнула, прикрыв глаза. Руками раздвинула широко свои ноги, поласкала свой животик, сжала грудь. Я чуть вставил ей и сразу вытащил. Я не торопился. Снова долго ласкал Ее языком. Она была потрясающая, отзывалась на любое мое движение.

-Возьми меня… Я уже не могу терпеть…

Она выгнулась под моими руками, громко застонав.

-Мне так нравится как ты стонешь…

Я, неторопясь, вошёл в Неё. Она сразу сжалась вокруг меня. Я погрузил пальцы в кожу Ее бёдер. Она двинулась мне на встречу. Я ахнул:

-Детка, какая ты узкая… Я так люблю трахать тебя…

Она стала вскрикивать. Я сжимал Ее соски. Ее грудь вздрагивала в такт нашим движениям. Я гладил большим пальцем ее твердый сладкий бугорочек:

-Мне так хорошо с тобой, детка…

Она жёстко дернула бедрами. Наши стоны переросли в крик. Я кончил на Ее живот. Долго ещё целовал между ног, пока она не кончила ещё пару раз.

Я провел рукам вдоль Ее тела от шеи до пальчиков ног.

-Ты такая красивая…

Она провела руками по своему влажному лицу и засмеялась:

-Я ног не чувствую…

Я поднял Ее за руки, Она прислонилась к моей груди:

-Что ты со мной делаешь каждый раз?…

Я поцеловал Ее веки и улыбнулся:

-Доказываю, что плохой друг, но отличный любовник…

-Да, дружбы у нас бы не получилось…

Я снял с себя джинсы. Она с удовольствием меня разглядывала.

-Пойдешь со мной в душ? Спинку мне потрешь…

Она скинула с себя платье и скрестила ноги. Какая Она была горячая!

Она, закусив губу, попросила:

-Закинь руки за голову пожалуйста…

Я усмехнулся:

-Чем это тебя так заводит я не пойму?

-Просто красиво…

Глаза Ее блестели. Она так на меня смотрела, что я не мог Ей отказать.

глава 16

Посреди ночи я почувствовал, что Ее рядом нет. Я вскочил в страхе, что Она опять ушла от меня. Я нашел Ее, сидящей на полу возле холодильника. Банка с огурцами стояла между ног.

Я захохотал:

-Маленькие поедатели соленых огурцов?

-Шшш… Папу разбудишь…

-Да он до утра не проснется. Хоть из пушек пали!

Я сел рядом:

-Вкусно?

Она доедала предпоследний:

-Не издевайся… Мне хочется огурцов…

-Тебе плохо не станет?

-Фу!

Она схватилась за живот:

-Объелась…

Я забрал у Нее банку:

-Пойдем спать, обжора…

Я опять засмеялся. Она слегка пнула меня ногой. Я помог Ей встать и, чуть подталкивая, зашел за Ней следом в комнату. Она легла к стене:

-Эй, это мое место…

Я чуть щекотнул Ее за бочок. Она хихикнула и залезла под одеяло с головой.

-Ну, зая, я упаду с кровати. Ты меня вечно ногами выпинываешь.

Она чуть выглянула из по одеяла и показала мне язык:

-Беременным отказывать нельзя…

Я стащил с Нее одеяло. Она сразу покрылась мурашками. Я легонько погладил Ее животик, поцеловал:

-Привет, малыш…

Она замерла, но потом счастливо улыбнулась:

-Он тебя не слышит. У него ещё даже ушек нет. 

-Не важно. Привет, малыш…

Я снова поцеловал животик, приложил к нему ухо:

-Есть кто дома?

В животе у Нее заурчало и мы засмеялись.

-Ну вот, уже заговорил со мной!

Она запустила руки в мои волосы:

-А если будет девочка?

-Нет, сын.

-У нас одни девчонки в семье…

Я покачал головой и лег рядом:

-Будет сын Ванька или Костик.

Она, подложив кулачек под щеку, повернулась ко мне:

-А если дочка?

-Хорошо. Будет сын, в потом дочь.

Она засмеялась:

-Ууу, ты уже все распланировал…

Я нежно поцеловал Ее в губы:

-Конечно. Я хочу от тебя много детей и я надеюсь, что они будут твоей копией.

Она легла на спину:

-Я стану толстой и сварливой с кучей детишек…

Я представил и захохотал:

-Да, это будет ещё то зрелище…

Она стукнула меня по бицепсу:

-Бессовестный!

Я обнял Её, прижался носом к шее:

-Какая разница какая ты станешь? Любят же не за это…

-Ммм, интересно… А за что ты меня любишь?

Ее глаза блестели в темноте. Я заерзал:

-Ну и вопросы… Не знаю, не думал об этом. Ну вот к примеру ребёнок… Он же будет нас любить просто так и мы тоже. Это… Не знаю, безусловная любовь…

Я засмеялся и положил руку Ей на лобок:

-Ну и ещё кое за что…

Она поймала мою руку, положила на живот:

-Спасибо… Это самое лучшее, что я слышала в своей жизни. Правда…

Я провел кончиками пальцев по Ее лицу:

-Ну может ещё за то, что ты делаешь меня лучше… Я ведь никого так не любил.

Я стал целовать Ее шею:

-И никого так сильно не хотел…

Я уже ласкал Ее грудь:

-А тебя я хочу трахать постоянно…

-Так…

Она убрала мою руку и накрылась одеялом по шею:

-А почему трахать? Это же как то грубо… Заниматься любовью например?

Я свалился на спину, подложив руки под голову:

-Пфф… Почему тебе вечно надо искать всему объяснение? Что в этом такого? Раньше ты вроде не была против слова трахаться? Тебе же нравится, когда я так говорю. Я же не говорю, что я хочу тебя вы..ть. Вот это правда грубо. А так трахаться — это считай высшая категория занятия любовью.

Она засмеялась:

-А у тебя на все всегда есть ответ?

-Конечно. И вообще, лет через 30 я стану толстым и лысым. У меня уже нечего толком не будет стоять и мы с тобой будем вяленько заниматься любовью раз в три месяца в миссионерской позе.

Она захохотала:

-Мамочки, нет и нет! Ты никогда не будешь лысым и толстым.

Она гладила мою грудь:

-Нет, ты всегда будешь юным и красивым. Секси- мачо…

Она засмеялась. Я привстал:

-Что ещё за секси- мачо?

Она вытерла выступившие слезы:

-Это Ларка тебя так назвала. Сказала, что ты секси.

-Жесть какая.. Это все ты со своими драными джинсами виновата…

Я поцеловал Ее в плечо:

-Давай спать…

Она сонно посмотрела на меня, пристроилась на плече:

-А пошалить?

-Спи, огуречная душа…

глава 17

Мы стояли с отцом в Морге. Мужичек откинул черную пленку с тела. Но там лежал не Валерка, там лежала Она…

Я проснулся от собственного крика. Она трясла меня за плечи:

-Что с тобой? Проснись!

Я сел весь в поту, меня бил озноб. Закрыл лицо руками. Меня трясло.

Она прижимала меня к себе:

-Что с тобой, мой хороший?

Я посмотрел на Нее сквозь пальцы. Она была очень испуганна. Я снова лёг.

-Да ты весь мокрый…

Она обняла меня за шею:

-Плохой сон? Ты меня напугал…

Я гнал от себя страшную картину, которая прямо отпечаталась в моем мозгу. Я обнял Ее, крепко прижал к себе:

-Не бросай меня больше, хорошо?

Я гладил Ее волосы, чувствовал родной запах. Я был рад, что это всего лишь сон.

-Шшш, все хорошо…

-Не уходи больше иначе я сойду с ума…

Она смотрела на меня с сочувствием, гладила мое лицо:

-Не думай об этом. Ты мне расскажешь?

Я затряс головой:

-Нет… Не хочу…

Я закрыл лицо, всхлипнув:

-Не могу…

Страх не отпускал, зажимал просто в тиски. Она взяла мое лицо в ладони:

-Посмотри на меня.

Я прижал Ее руки к себе. Руки тряслись. Я никак не мог унять дрожь.

-Посмотри на меня…

Я повернулся на бок. Она обняла меня:

-Все хорошо…

Я накрылся с головой одеялом, но ужас меня не отпускал:

-Бл…!

Я стукнул кулаком по подушке:

-Бл…!

Я сел на кровати. Скрутило живот, я не мог дышать. Она что то холодное прислонила мне к губам:

-Выпей пожалуйста…

Я с трудом разогнулся, задыхаясь. Она плыла у меня перед глазами:

-Выпить это отлично…

Я с заплетающимеся ногами дошел до кухни, нашел бутылку коньяку и закрылся на балконе. Отыскал спрятанную пачку Житана. Я сел в кресло, пил прямо из горла. Коньяк обжигал горло и желудок. Я пил, пока все не забылось.

глава 18

Проснулся я от холода. Я почему то сидел в кресле на балконе абсолютно голый. Как я тут очутился, я не смог вспомнить. Я встал, зуб на зуб не попадал. Чуть не упал, зацепившись ногой за пустую бутылку из под коньяка. Я силился что вспомнить, но так и не смог.

Голова страшно гудела и любое движение давалось с трудом. Я зашёл на кухню и долго пил воду из под крана.

Сходив в туалет, отправился в кровать и сразу заснул.

Проснулся далеко за полдень. Долго лежал и смотрел в потолок. Голова кружилась. Я с трудом встал и понял, что не увидел Ее рядом. Ее не было и во всей квартире. Потом вспомнил, что Она должна быть на работе.

Я сходил в душ, долго стоял под холодной водой. Я пытался вспомнить хоть что то. Голова была пустая. Потопал на кухню. На плите стоял сваренный борщ. Когда только успела? Я съел как минимум две тарелки. Голоден я был ужасно. Голове стало значительно легче.

Я раздумывал не натворил ли я чего вчера. Потому как за коньяк вряд-ли Она погладит меня по головке.

Я поехал к Ней на работу. Я был в каком ступоре. Я еле доплелся до магазина и увидел, что Она стоит на улице с Серёгой. Тот, обняв Ее за плечи, что то говорил, а Она смеялась. Она была такая счастливая.

Я остановился. Я не знал, что говорить и как себя вести, учитывая, что я совершенно не помнил вчерашнюю ночь.

Она увидела меня. Сережка, махнув мне рукой, пошел к метро.

Мы стояли друг на против друга: я молчал и Она тоже. Я закурил. Она не знала куда деть глаза и смотрела в сторону.

Я медленно подошёл к Ней, встал рядом:

-Так и будем молчать?

Она пожала плечами:

-Я не знаю, что сказать. Может ты мне объяснишь, что с тобой вчера было?

Она была спокойна. Я ожидал от Нее злости, ярости. Чего угодно, но только не этого равнодушного спокойствия.

Я засунул руки в карманы, пожал плечами:

-Я не помню. Я проснулся сегодня на балконе. Я не знаю, как там очутился. Вот такие дела…

Она разглаживала складки на своем пальто. Я подошёл к Ней, неуверенно взял Ее руку в свои:

-Я что то вчера натворил? Прости, я правда ничего не помню.

-Подожди, я сейчас вещи соберу и мы поговорим.

Она скрылась в магазине. Через пару минут вышла с рюкзаком. Я повесил его себе на плечо. Взял Ее за руку. Она Ее не выдернула — это был хороший знак.

Мы в молчании дошли до Генералки, сели на скамейку. Я закурил. Она на меня не смотрела. Ветер трепал Ее волосы. Она пыталась убрать их за ушки, но они тут же вылезали и упорно лезли Ей в глаза.

-Можно я скажу для начала?

Она кивнула, по прежнему разглядывая свои руки.

-Я напился. Я прошу за это прошения. Но видимо произошло что то ещё? Я правда ничего не помню. Извини.

Она была сильно расстроена, но продолжала молчать. Это было не привычно. Мы всегда ругались после моих загулов: Она орала на меня, я орал в ответ. Разбегались по разным комнатам, хлопая в ярости дверьми. Потом я Ее трахал до умопомрачения и мы мирились. Трофимыч вечно ржал над нами, который довольно часто был свидетелем наших разборок. Он называл нас «итальянское семейство».

Я к Ней подвинулся, обнял за плечи, но Она никак не отреагировала:

-Я тебя обидел? Наговорил что то? Не молчи только, пожалуйста, ты меня этим просто убиваешь.

Она впервые за вечер на меня посмотрела. Глаза были какие то замученные:

-Тебе ночью приснился кошмар, ты не захотел рассказывать мне ничего, взял бутылку и закрылся на балконе. И утром я ушла на работу. Ты очень странно вчера себя вел. Я не знаю… Я очень испугалась.

Мне стало очень стыдно. Я посадил Ее к себе на колени:

-Черт, прости, детка… Мне периодически стала сниться всякая хрень после того, как убили Валерку. Просто пока мы вместе не жили, все как то усилилось…

Я прижал Ее к себе, поцеловал Ее в висок:

-Просто будь со мной… Хорошо?

Ее все равно что то сильно тревожило. Она как будто немного меня сторонилась. Она вертела пуговицу на пальто, кусая губы. Я взял Ее ладошку, поднес к губам:

-Ты уже жалеешь, что вернулась? Я все испортил? Только не молчи…

Она вздохнула и, обняв меня за шею, прижалась к щеке:

-Ты опять стал пить. Тебе же нельзя… Ты таблетки вообще забросил… Ты как будто вообще о себе не думаешь…

На меня вдруг опять навалилась какая то апатия:

-Да не выпил я ни разу, пока мы не жили. Не хочу я эти таблетки чёртовы пить. Я же не дед какой то…

Она обеспокоено смотрела на меня:

-Дело не в этом… Иногда я просыпаюсь и мне кажется, что ты перестал дышать. Я слушаю твое сердце и я засыпаю снова.

Я засмеялся:

-Да все со мной хорошо! Это просто твои гормоны…

Она затрясла головой:

-Нет, ты не думаешь о себе совсем. Тебе как будто наплевать на себя.

Она ещё долго что то говорила. Я прекрасно понимал, что Она переживает за меня, за нас.

Я осторожно посадил Ее на скамейку и отошёл с сигаретой. Она укоризненно смотрела на меня:

-Димуля, я просто хочу, что бы ты хоть чуть чуть себя полюбил…

Я закатил глаза:

-Да все со мной хорошо! Ты как Ксаня. Та тоже вечно полюби себя и бла бла была! Да с чего ты взяла, что я себя не люблю? Я только этим и занимался пока тебя не встретил.

У Нее потемнели глаза:

-То есть я тебе мешаю?!

Я встал перед Ней на колени, взял руки в свои:

-Солнце, ты самое важное в моей жизни. Слышишь?

Я прижался к Ней лицом. Она закрыла глаза:

-Ты не понимаешь? Да? Ты тоже самое важное для меня, поэтому я хочу, чтобы ты жил.

Она сжала руки, глаза стали влажные:

-Я не хочу просыпаться каждый раз в страхе, что ты умер или с тобой ещё что то призошло.

Я разозлился:

-Ну так не живи со мной! Тогда все в твоей жизни будет хорошо! Это жизнь, детка! Да я от чего угодно сдохнуть могу! Кирпич блин на голову упадёт, машина собьёт.

Она словно в комочек сжалась. Вот я мудак…

Я сел рядом, но Она меня оттолкнула:

-Нет, я не хочу…

Я поймал Ее руку, прижал к сердцу:

-Слышишь? Вот, оно бьётся. Я тебя ещё в самом начале предупреждал, что со мной будет трудно и что характер у меня гавно.

Она слабо улыбнулась.

-Я поэтому никогда ни с кем не встречался. Ну жена бывшая не в счёт… Ленку на долго не хватило.

-Почему ты расстался с ней?

-Ух, хороший вопрос…

Я снова закурил:

-Нам было то 18 лет, когда мы поженились. Там мать ее мозг ложкой столовой ела. Ну и Ленку накрутила. Вроде все неплохо было, а потом она загуляла. В какой то момент я поймал ее с любовником и на этом все закончилось. Что то ее не устраивало. Денег было мало. Я с ее матерью жить не мог. Ну и все.

Она забралась с ногами на скамейку:

-А ты пытался поговорить с ней?

Я усмехнулся:

-Пытался. Ну она сказала, что я хорош только в постели.

Она захохотала:

-Ой, не могу…

Она всплескивала руками и продолжала хохотать, вытирая слёзы.

Я сжал зубы:

-Не понял, что тебя так порадовало…

Она подошла и обняла меня за талию:

-Но ты ведь и правда хорош в постели…

-А во всем остальном отстающий?

Она посмотрела мне прямо в глаза:

-Для меня — нет! Просто тебе чуть тяжелее, чем другим. Но мы же справимся?

Я прижал Ее голову к себе:

-Конечно, если ты выдержишь. Я стараюсь, честно, но не всегда выходит. Не пойму почему ты все ещё терпишь меня. Другая бы уже ушла.

Ее руки дарили мне тепло. Я любил всей душой мою девочку.

глава 19

Мы сидели на балконе в Горбушке. Внизу визжали девчонки: трусы с лифчиками летели на сцену.

Чайфы выводили свои хиты. Девицы заголялись до пояса, сидя у парней на плечах. Мы откровенно веселились, глядя на это все сверху.

Я с удовольствием разглядывал очередную раздевающуюся девицу с огромной грудью, когда Она вдруг до боли вцепилась в руку. Я резко повернулся. Она сидела скорчившись, почти сползая с кресла.

Я слетел со своего места:

-Детка, что с тобой?

Лицо было белое как бумага. Она со странным выражением лица протянула мне руку. Она была вся в красном. Я не понимал, что происходит. Музыка орала.

Она, застонав, снова скорчилась, схватившись за живот. Я встал на колени и почувствовал, что они моментально промокли.

-Что то с ребёнком… Ааа…

Я испугался:

-Что?

-Что то с ребёнком… Живот болит…

Я взял Ее под руку, но Она споткнувшись, опять застонала. Я похватил Ее на руки и каким то чудом, умудрился, с Ней на руках спуститься с лестницы, не упав.

Я несся с Ней к выходу. На Ее лице застыло мучительное выражение.

-Все хорошо, детка. Не волнуйся!

Она плакала, держась за живот.

У выхода курил охранник.

-Врач есть?

Он лениво смотрел на нас. Но, посмотрев куда мне под ноги, охнул:

-Не, парень, нет… Вам в больничку надо…

Я орал на него:

-Поймай машину живо! Быстрее!

Охранник с испуганным лицом побежал на дорогу ловить попутку. Подъехала Волга.

-Дверь, бл..ть открой, сука!!!

Я затащил Ее внутрь, сел и положил Ее голову на колени:

-Поехали!

На меня смотрел мрачный водила:

-Куда?

-Коту бл..ть под муда! На Сокол, Панфилова 15/22.

Она погладила мою руку:

-Все хорошо… Не кричи…

Водитель стартанул с места.

-Детка, ты как?

Она прикрыла глаза:

-Что то не очень…

Я с ужасом увидел, огромное расплывающиеся пятно под Ней:

-Гони быстрее, придурок!!!

Тот что то проворчал под нос. Я пообещал себе набить ему морду по приезду.

Я гладил Ее по голове:

-Сейчас приедем, солнце, скоро уже…

Она беззвучно плакала, держась за живот. Я кусал губы, что бы не разрыдаться.

-Какой подъезд?

-6! Вези прямо к дверям!!!

Он открыл дверь. Я вытащил Ее. Она почему стала очень тяжёлой. Лицо было совсем белое. Когда я Ее поднял, на руки, кровь по джинсам текла водопадом.

Водила открыл дверь в подъезд:

-Помочь донести?

-Бабки возьми в заднем кармане!

Он махнул рукой и уехал. Я нажал кнопку лифта. Она стала выключаться, глаза закатились. Я был в ужасе:

-Смотри, смотри на меня!

Сердце бешенно колотилось, страх сжимал узлом живот.

Я с рычанием стал яростно колотить ногой в дверь:

-Открывайте!!!

Ее рука, державшая меня за шею, упала. У меня под ногами уже была лужа.

Отец открыл дверь. Я оттолкнув его понес Ее в комнату. Ксаня заглянула в комнату:

-Что случилось?!

-Нет лёд!!!

Я положил Ее на кровать. Она практически сразу промокла. Она на меня не реагировала, я стал бить Ее по щекам:

-Смотри, смотри на меня!!!

Ксаня отодвинула меня в сторону. Положила Ей лёд на живот. Она, на секунду открыв глаза, застонала и снова замерла.

-Скорую вызвали?!

-Да!

Пятно становилось огромным. Я выбежал в коридор. Отец шарахнулся от меня. Я полез в шкаф с лекарствами. После мамы должен был остаться нашатырь. Баночки летели в разные стороны. Схватил банку, зубами отвернул крышку, капнул на вату и понёсся обратно в комнату. Она лежала в той же позе. 

Я стал растирать Ей виски и под носом. Она дернулась, открыла глаза. Они были как слепые. Я растер снова и Оно уже осознанно посмотрела на меня. Я гладил Ее лицо:

-Все хорошо, зая! Сейчас скорая приедет… Ты только смотри на меня, не отводи глаза.

Я сжал Ее руку: Она была холодная и какая то прозрачная. Я почему то вспомнил маму. Я сцепил зубы, с трудом сдерживая крик.

В коридоре послышался какой то шум. 

-Почему так поздно вызвали?

В команду вбежала толстая врачиха в синем халате с саквояжем. Оттолкнув меня, подняла Ей веки, прощупала живот:

-Почему так поздно вызвали?! Полис, паспорт!!!

Она села за стол, стала задавать какие то тупые вопросы. Я заорал:

-Везите Ее в больницу! Какого хрена время тяните?!

Отец вытянул с трудом меня из комнаты:

-Иди, сын, воды порей!

Зашел, плотно закрыв за собой дверь. Я сполз у стены, закусив кулак, что бы не закричать. Боль была такая, что я боялся с ней не справиться. Кровь стучала в ушах.

-Молодой человек, помогайте!

Я забежал в комнату. Она пыталась сесть. Под Ней все хлюпало. Мы с врачем подхватили Ее под руки. В лифте Она вдруг закатила глаза и осела на пол. Врачиха, чертыхнувшись, сунула Ей нашатырь под нос. Она отворачивалась, но очнулась. Я крепко держал Ее за талию:

-Сейчас поедем в больницу, детка…

Врачиха злобно на меня посмотрела:

-Почему так поздно вызвали? Ещё бы пол часа и все! Ты о чем думал вообще?!

Я сжал зубы и яростно на Нее посмотрел, но ничего не ответил.

Лифт наконец то добрался до первого этажа. Я, взяв Ее на руки выбежал на улицу. Она стала совсем прозрачная, руки висели как плети. Кровь текла у меня по рукам. Я даже не думал, что может быть так много крови. Водитель вытащил носилки. Мы Ее положили. Я хотел поехать с Ней, но врач меня толкнула в грудь:

-Нет! Серёга, в Тушино гони!

-Какого?

Она злобно процедила:

-Ты уже свое дело сделал..

Дверь захлопнулась. Скорая рванула со двора. Я остался тупо стоять.

глава 20

Я шарил по карманам в поисках сигарет. Нашел смятую пачку в заднем кармане. Сунул сигарету в рот, у нее был странный вкус какой то солоноватый. Я посмотрел на нее. Она была вся красная, вся пропитанная ее кровью. Руки были в коричневой корке. Кто то подошёл ко мне:

-Демон, привет!

Я ничего не видел вокруг себя. Я ничего не мог понять.

Меня кто то взял под руку и повел домой. Дома Ксаня сняла с меня ботинки:

-Димуля, иди в душ… Иди, тебе надо помыться…

Она слегка подтолкнула меня в спину, но я не мог встать. Ноги не слушались. Папа помог мне подняться, отвёл меня в ванную. Я смотрел на себя в зеркало. Там стоял какой то чужой человек. Весь в коричневых подтеках. Джинсы из голубых превратились в бурые. Лицо в пятнах, глаза безумные. Потом этот чужак открыл рот и страшно закричал.

Кто то гладил мою спину:

-Димуля, раздевайся, давай помоемся…

Я открыл глаза. Рядом со мной сидела сестра. Глаза у нее были красные. Я лежал на полу, поджав ноги.

-Где я?

-Дома. Давай, я тебе помогу.

Я с трудом встал: голова гудела. Она стала раздевать меня как ребёнка.

-Не надо, я сам…

Я дёргал ремешок и никак не мог с ним справиться. Я сел на краешек ванной. Ксаня пыталась снять с меня рубашку.

Меня снова накрыло: я вжимал лицо в ладони до боли. Ксаня обняла меня двумя руками. Я вцепился в Нее. Она прижала меня к груди: я вжимался в нее. Меня раздирало от боли.

Она гладила меня по голове:

-Поплачь, Димуля, не терпи… Пусть боль выходит…

Через какое то время я утих. По крайней мере я снова смог дышать. Вытер лицо:

-Я не запомнил куда Ее увезли…

-Я все записала. Сказали, звонить ближе к 12.

-Спасибо.

Я поцеловал ее в щеку. Она обняла мою руку:

-Все будет хорошо.

-Спасибо, Ксаня…

Я взялся за дверную ручку:

-Надо убрать все.

Она встала:

-Мойся. Я уберу.

Я не смог раздеться и залез в ванную как был. Я включил горячую воду. Я хотел почувствовать хоть что то, но тело было как чужое. С меня лилась бурая вода. Я старался не смотреть вниз.

-Ты что делаешь?

В ванную зашёл отец. Я попытался повернуться и чуть не упал. Он выключил воду и стащил с меня мокрую одежду. Заткнул сток воды. Включил теплую воду и стал меня намыливать. Я сел, поджав ноги под себя.

-Разогни ноги, сын, я тебя помою.

Я на автомате их выпрямил и снова впал в ступор. Я смотрел как вода темнеет и становится почти черной вперемешку с пеной. Он спустил воду и набрал новую. Мыл пока вода не стала прозрачной.

-Вставай, я тебе помогу.

Он поддерживал меня, пока я вылезал. Всунул мне в руки полотенце. Но руки не слушались и я обернул полотенце вокруг бёдер.

Они с Ксаней довели меня до кровати. Промокший насквозь матрас уже сняли и положили новый. Я лёг и отвернулся к стене.

Отец погладил меня по голове и погасил свет. Я сразу заснул.

глава 21

Когда я проснулся было уже светло. Я вспомнил, что вчера не позвонил в больницу. Листок с телефоном лежал на столе. Я долго не мог дозвониться. Я уже стал психовать.

В трубке забурчал сонный голос:

-Да, Тушинская больница…

-К вам вчера мою девушку привезли.

-Фамилия?

Я назвал. Она что то бурчала, листая страницы:

-Да, вчера сделали чистку. Перевели в отделение.

-Какую чистку?

-Обычную. А… Переливание крови сделали. Так что все в порядке.

-А с ребёнком все в порядке?

-Молодой человек, какой ребёнок? Чистку сделали…

-А приехать можно?

-Нет, посещения запрещены. Через неделю выпишут.

В трубке зазвучали короткие гудки. Трубка выпала из рук.

Чистка… Какая чистка? Я ничего не мог понять.

Ксаня зашла в комнату:

-Ты как? Что сказали?

-Сказали, что сделали чистку. Я не понял, что с ребёнком…

Ксаня вздохнула, прижав руку ко рту. Я смотрел на сестру:

-Ты чего молчишь?

Она выдохнула:

-Димуля, это был выкидыш…

-Нет, мы же ждём малыша. Нет…

Я не мог поверить. Маленькое зёрнышко, новая зародившаяся жизнь…

Я лег обратно в кровать и заснул без сновидений.

Периодически я просыпался, когда меня будили. Но вставать не хотелось. Я спал, спал и проспал 3 дня.

Проснулся я утром: яркое солнце слепило глаза даже сквозь шторы. Я долго лежал в постели, пока не понял, что мне страшно хочется в туалет. Голова кружилась. Я дошел до туалета, умылся, почистил зубы. Решил, что пора побриться. Когда мазал гелем подбородок, вспомнил, как Она хохотала, что я был похож на кота.

Я вышел на кухню. Ксаня мыла посуду:

-Есть будешь?

-Да, я бы съел что нибудь… Мне надо позвонить в больницу.

Она кивнула. Я вернулся в комнату. Я был на удивление спокоен. Опять долго не мог дозвониться. На том конце наконец то взяли трубку. Я назвал вновь фамилию.

-Она поехала сегодня домой. Выписалась под расписку.

Я заорал:

-Куда домой?

-Секунду. Панфилова..

Я бросил трубку и стал быстро одеваться. Я натягивал ботинки, когда выскочила Ксаня:

-Ты куда?

-Она выписалась. Я вниз Ее ждать.

Я слетел с лестницы, чуть не упав. Внизу никого не было. Я вышел к воротам, закурил. Я смотрел на каждый проезжающий трамвай, но Ее все не было. Подьехал очередной троллейбус. Когда он отъехал от остановки, я увидел одинокую фигурку с пакетом в руках. Я замер, сигарета догорела и я обжог себе пальцы.

Я побежал к Ней. Она сначала медленно, но потом побежала на встречу мне. Ветер трепал Ее волосы и оно было как корраловое облако над головой. Я схватил Ее в охапку. Она вцепилась в меня руками. Сердце заходилось от чувств.

-Я люблю тебя, малышка… Я так люблю тебя…

Она плакала, я целовал Ее глаза. Взял Ее лицо в ладони:

-Я люблю тебя, слышишь меня?

Она сжала мои руки.

Над нашими головами ветер прогнал тучи и вышло солнце.

03.09.2022


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть