Музыкальный клуб | Глава 7

На следующий день в клубе мы втроём ждали Алекса, но он так и не пришёл. Мы решили пока не выбирать песню, а порепетировать что-нибудь ещё.

После уроков я наведалась домой к Алексу. Было четыре часа дня. Я подумала, что его родители могут быть ещё на работе, а вот где он сам — неизвестно. Я обошла его дом со всех сторон, но так ничего и не заметила. Было ясно, что Алекс не дома, но где тогда?

Не сумев найти ответ на этот вопрос, я отправилась к озеру, чтобы подумать о том, что произошло за последние несколько недель. Подходя к природному резервуару, я увидела что-то мелькающее вдалеке. Я ускорила шаг. Но независимо от того, насколько шагов ближе я становилась к фигуре, понятнее кто это или что не становилось. В итоге это оказалось обвалившееся сто лет тому назад, поросшее мхом дерево. Я села около этого дерева и стала прислушиваться к звукам природы. Звук оставшихся листьев на деревьях. Журчание медленно замерзающей реки. Шелест тех листьев, которые уже успели слететь с крон. Шум ветра, который был слышен вдали от городской суеты. Вдруг сзади послышался голос.

— Я тоже люблю приходить сюда.

Я медленно и осторожно повернула голову и приготовилась доставать нож из кармана.

— Стой, чёрт возьми! – заорала я, разрушив идеальную тишину.

Я присмотрелась к фигуре стоящей передо мной.

— Алекс!

Он стоял с поднятыми вверх руками. 

— Джей! Убери орудие.

— Боже, ты меня напугал!

Я убрала нож обратно в карман.

— Знаю, прости… Не следовало мне подкрадываться.

Присмотревшись, я увидела за спиной Алекса какую-то тень.

— Алекс, берегись!

Он испугано отошёл в сторону, но ничего не увидев позади себя, спросил:

— Джей, ты чего?

Я испуганно смотрела за спину Алексу. Он тоже стоял и недоумевал, какого лешего тут вообще происходит, а потом до него видимо дошло, и он аккуратно протянул руку за спину. Я зажмурилась от страха.

— Это просто гитара. Глупенькая.

Я присмотрелась. Это действительно была гитара.

— Что? Нет. Я испугалась не гитары, мне действительно показалось что-то странное позади тебя.

Он ухмыльнулся.

— Ну, что ж, пугаться ты умеешь, а вот врать, точно не твоё.

— Я не вру.

— Заливай больше.

— Ладно, да, я вру, да, я испугалась гитары. Но в полутемени она реально жутко выглядит. Кстати, какого чёрта ты тут делаешь? И зачем носишь с собой гитару в лес?

— А ты зачем таскаешь с собой ножик в лес? Опять бумагу резала?

— Нет!

— Тогда какого чёрта?!

— Да потому что я пошла в гребанный лес!

— Хэй, всё! Стоп! Прошу…

— Прошу?

Я недоумённо смотрела на него, а он наклонил голову вниз.

— Чёрт побери! – сказал он тихо.

— Что?

— Только не снова, только не со мной…

— Снова? Почему снова? О чём ты?

— Ни о чём. Прости.

Он снова повесил гитару на плечо.

— Я должен идти. Я должен…

— Должен что?

— Это совсем не важно. Никому нет дела до этого.

— Так, хватит. Сядь и расскажи всё.

— Что всё?

— Всё, что тебя мучает. Психолог Джейден Фрейд к вашим услугам.

— Хех, ладно.

Он сел оперевшись на то упавшее дерево и я села рядом с ним.

— Это всё произошло три дня назад. Помнишь, когда мы были у тебя в гараже?

— Да.

— После гаража, той тетради и недолгой прогулки по городу, я пришёл домой, как и всегда. Сняв куртку и ботинки, я оцепенел. Я увидел плачущих родителей. Я подбежал к ним и спросил, что случилось, на что получил ответ, который заставил меня ужаснуться: «Он в больнице». Я понял, что речь шла о моём брате. У него был рак.

Я прикрыла рот рукой.

— Боже…

— Я снова надел ботинки, схватил куртку и помчался в больницу.

— Как ты узнал, в какой он больнице?

— На столе лежала какая-то бумага, с подписью врача, лечившего его когда-то от другого недуга. Приехав в больницу, я докопался до всех сотрудников от простых охранников до глав. врача. Мне сказали, что пациент по имени Марк Тарнет лежит в 16 палате. На этот раз я бежал уже в палату. Мне было страшно открывать дверь, но я знал, что придётся это сделать.… Пока есть время…

Я продолжала слушать его рассказ всё так же с закрытым ртом и со слезами. И после каждого его слова я продолжала вздрагивать.

— Я открыл дверь и увидел брата лежащего на кровати и медленно поворачивающего голову в сторону открытой мной двери. «Привет, братишка!» – сказал он мне, улыбнувшись на столько, насколько позволяли силы. «Марк…» — сказал я. Я знал, что это случится, но не думал, что так скоро. Медленно и с грустью я подошёл к кровати, на которой он лежал. «Мне жаль, что меня не было там…» — сказал я, и в этот момент у меня полились слезы. «Эй, не нужно слёз и сожалений. Это то, чего мне хочется сейчас меньше всего» Я вытер слёзы и улыбнулся. «Другое дело. Я не хочу, чтобы ты думал, что это всё судьба, она заставила пройти через всё это всю нашу семью. Здесь не виновата ни судьба, ни кто-либо другой. Судьбы – нет. И никогда не существовало. Она нужна лишь для того, чтобы было на кого свалить всё плохое. Ведь люди обвинят кого угодно, но никто не скажет, то что это просто была вина того человека, который погиб» «Что? Ты о чём?» «Это моя вина, Алекс. Я узнал, что у меня рак, ещё несколько месяцев назад. Я сделал рентгенографию, диагноз подтвердился». «Так мы могли помочь тебе раньше? Почему не сказал?» «Нет. Не могли. Лечение стоит больших денег. И если бы я не заорал, как резаный от боли, вы так ничего бы и не узнали». «Почему ты не хотел, чтобы мы узнали?» спросил я. «Я не хотел, чтобы вы мучились от мыслей о том, что скоро меня не станет. И даже если бы вы отправили меня на лечение, то не факт, что это бы помогло. Рак редко можно излечить. К тому же он уже захватил меня, настолько насколько мог. У меня уже начала опухать рука, именно из-за этого я пошёл в больницу» «Мы бы делали всё, что в наших силах. У нас бы вышло» «Нет, бро, у нас бы ничего не вышло и, в конце концов, я лежал бы здесь же, а вы бы оказались с пустым кошельком». «Нет. Нет. Нет» я шептал безостановочно лишь только это слово, но Марк перебил меня: «Алекс, слушай, осталось очень мало времени, но я не буду говорить никаких напутствий или что-то в этом роде, но скажу одно «Живи и не делай того, о чём пожалеешь и знай, я буду рядом, каждый раз, когда ты будешь приходить к нашему озеру, и будешь видеть блики солнца на воде, это буду я. Ты был лучшим братом, которого я только мог пожелать» «Ты тоже, бро» он медленно поднял еле согнувшийся кулак и я тоже. Мы ударили кулаки. Он безжизненно засмеялся, а потом улыбнулся и… умер. Я ещё долго там просидел. Я видел, как пришли врачи. Я помню их разговор. Я не забуду это никогда…

Вдруг появилось солнце, один из лучей упал на озеро, и на нём появились блики.

— Привет, братишка, – сказал Алекс, смотря в сторону озера.

— Я…. Я бы хотела что-то сказать, но я не очень хорошо подбадриваю людей.

— Не говори ничего. Я знаю, что ты испытывала то же самое чувство, почти то же самое.

— В смысле?

— Кэмерон Грей – твой брат, не так ли?

— Да.

— Я был на том концерте и мой брат там был. Джей, ответь мне на один вопрос.

— Конечно, спрашивай.

— Почему ты дружишь со мной? Разве тебе не страшно?

— А почему мне должно быть страшно?

— Разве тебя не смутило, что у меня и у убийцы твоего брата одинаковые фамилии?

— К чему ты клонишь?

— Я это к тому, что я знаю, кто это был.

— Только не…

— Да, это был мой брат…

— Марк?

— Нет, слава Богу. У меня был другой брат, он был старше меня и Марка на несколько лет. Мы редко виделись. Я не знаю, к чему он это сделал, но по видимости это ему не шибко помогло…

— Адам Тарнет твой брат?

— К сожаленью, да.

Он сначала склонил голову вниз, а потом посмотрел на меня.

— Джей?

Теперь уже я оцепенела. Я не могла пошевелиться. Алекс толкал меня, и что-то говорил, но я не могла свыкнуться с тем, что он сказал. Брат? Сначала мой брат погиб из-за Адама, он сначала причинил боль нам, потом своим близким, совершив такой ужасный поступок, а затем причинил боль себе, выстрелив себе в голову. Затем Марк, не сказал своим близким, что он серьёзно болен, там самым тоже причинил им боль. Затем умер сам, хоть и с улыбкой на лице, но до этого он намучился достаточно. Ничего себе. Этакие (эдакие) братья-садомазохисты.

Я пришла в себя.

— Уже темнеет, — сказала я.

— Согласен.

— Ты будешь играть на гитаре?

— А что?

— Я бы послушала.

— Хм.… Ну, ладно.

Он снова достал гитару и взял её в руки.

— Это акустическая? – удивилась я, — ты ж на бас играешь.

— Да, но мне кажется, что акустическая гитара будет уместнее сейчас.

— На каких ещё умеешь?

— Тебе ещё многое предстоит узнать обо мне Джейден Грей.

— Заинтриговал.

— Хех, так и планировалось.

Он снова взял гитару в руки и начал играть, я заметила что-то знакомое. Послушав песню до припева, я поняла, что знаю её и начала подпевать:

— «When the rain falls down, when it all turns around, when the light goes out…»

Последнюю строчку он тоже спел.

— «This isn’t the end».

Звук дребезжащих струн гитары ушёл на задний план,  мы старались следить за дыханием. Пропев последние строчки, мы в унисон сказали:

— «It’s just the beginning this isn’t the end»

Мы переглянулись. Я взглянула на Алекса, ему стало ещё хуже. Зачем я вообще предложила спеть?

— Плохая была идея, — сказала я.

— Нет, идея была хорошая. Я рад, что ты предложила.

— Разве тебе не хуже сейчас?

— Хуже, но и лучше одновременно. Не знаю, как объяснить…

— Не объясняй, у меня было так же, когда я пришла к вам.

Он снова грустно улыбнулся.

— Ты тоже надеешься, что он тебя слышит? – спросил Алекс.

— Кто?

— Кэмерон.

— Да. Надеюсь. Нам нравилось петь вместе. Каждый день после школы мы собирались где-нибудь и пели. Это одно из лучших воспоминаний о нём.

— Мы с Марком никогда не пели, к сожаленью или к счастью уж не знаю, но мы были очень дружны. И он был добр ко всем. Даже к родителям, которые не очень-то воспринимали нас, как своих сыновей. Я не знаю, как я буду выживать один. Они вечно скандалят, этим они причиняют боль не только себе. Как они этого не понимают? Поэтому я и ухожу уже третий день подряд и возвращаюсь поздно вечером. Не хочу ни видеть, ни слышать этих скандалов. Я не хочу наблюдать за тем, как наша семья, а вернее то, что от неё осталось, рушится ещё больше. Я уже без сил, Джей.

— Не знаю, поможет тебе это или нет, но я всё ещё верю в тебя.

— Хех, спасибо. Я рад, что хоть кому-то не наплевать.

— Мне кажется, что каждому, кто проходил через это не наплевать. Но после такого жизнь никогда не станет прежней. Как правило, такие люди живут в иллюзорном мире. В том мире, который они сами выдумали, в том мире, в котором им комфортно.

— Не думаю, что даже придуманный мной мир спасёт меня. Мечты всегда ведут в яму.

После этого разговора, мы просто лежали и смотрели на то, как небо завлекает облаками. Вдруг что-то холодное коснулось моего носа. Я посмотрела наверх.

— Алекс, смотри! – я дёрнула его за рукав куртки.

— Снег. Классно, — сказал он, улыбнувшись и снова взглянув на небо и раскрыв ладонь, чтобы почувствовать падающие снежинки.

— Да, первый снег в этом году.

Ещё пару десятков минут мы смотрели, как белые хлопья падают на землю. Затем стало слишком холодно, и мы разошлись по домам.

0
03.08.2020
avataravatar
53

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть