Инкуб

 

Джек Руд вышел из «Мустанга» прикрыв ладонью глаза от вспышек фотокамер. Полицейский кордон с трудом сдерживал натиск  корреспондентов, роем кружившихся у входа многоквартирного дома. Журналистов было столько, что складывалось впечатление, что они прибыли на место происшествия задолго до появления полиции. Такая обстановка всегда выводила Джека из себя. Стиснув зубы он направился к подъезду. Наперерез ему выскочил слащавый парень в очках.  

– Детектив Руд! Детектив Руд!  Может ли полиция с уверенностью сказать, что это очередное преступление дело рук «Инкуба»? – протараторил журналист, тыча микрофоном в лицо Джека.

Руд отмахнулся от микрофона.

– Это, правда, что общее количество жертв перевалило за двадцать?

– Отвянь, – буркнул Джек.

– Но общественность хочет знать, за что платит налоги, есть ли у полиции какие-нибудь зацепки?

   Джек выхватил микрофон и раздавил его в своих медвежьих лапах.

– Без комментариев, – сказал Руд и засунул микрофон журналисту в нагрудный карман пиджака.

– Да как вы смеете! – завопил журналист, вслед удаляющемуся Джеку. – Это полицейский произвол, – обратившись к толпе, проорал он. – Вы все свидетели! Все! 

Подбежавший полицейский стал оттаскивать журналиста за ограждение.

 

Лифт не работал. Джек чертыхнулся и стал подниматься пешком. Лестничные стены были  сверху до низу исписаны похабщиной и незамысловатыми граффити. Лампочки на этажах были разбиты. Единственным источником освещения, служил лунный свет,  тускло пробивающийся сквозь окна, стёкла на которых в большинстве своём также отсутствовали.

– …и тут этот барыга замечает мой жетон. Вы бы видел его выражение лица парни. Хе-хе!

– Ха-ха-ха! Только не говори, что он обосрался от страха!

–  Не без этого.

– Ну, ты даешь Сибес! Ха-ха-ха!

–  Ха-ха-ха! Да, Сибес ты просто зверь!

– Хе-хе! Я такой – со мной шутки плохи, – сказал Сибес и тут же осёкся.

Джек Руд остановился возле полицейских, изрядно прокуривших этаж. Полицейские синхронно затушили сигареты. 

– На улице журналистов как собак не резаных, а вы тут лясы точите. Бегом к оцеплению наводить порядок.

– Детектив Махоуни поручил нам заняться опросом свидетелей, – самодовольно произнёс Сибес.

 Джек схватил полицейского за грудки и прижал к стене.

– Ты что у меня дрочишь?! Бегом к оцеплению!

– Т-т-так точно сэр, – промямлил Сибес и побежал вслед за товарищами.

 

Джек вошёл в квартиру.  В прихожей стоял Махоуни, вид у него был усталый. Заметив Руда он кивком поздоровался с ним.

– Что скажешь? – спросил Джек и принялся осматривать квартиру.

– Ева Мартинес. 22 года. Студентка театрального училища. Не замужем. Жилье съёмное.

– Кто вызвал полицию?

– Газовщики из авариной службы. Поступил сигнал об утечки. Парни совершали обход, постучались, дверь оказалась не заперта. В общем, там сейчас док работает…

Джек прошёл в спальню. Харрис защёлкнул саквояж и стал стягивать перчатки. Тело Евы  находилось на кровати. Её голова была запрокинута назад, остекленевшие глаза смотрели в потолок. Руки девушки были привязаны к спинке, ноги широко расставлены в стороны. На простыне между ног были видны следы крови.

Джек кивнул в сторону тела.

– Асфиксия, – рассеяно произнёс Харрис, шаря по карманам своего пальто.          

– Её трахнули?

– Как вульгарно, Джек…

– Так трахнули или нет?

– Да. Её трахнули, а потом задушили. Всё как обычно. К завтрашнему дню результаты экспертизы будут у тебя на столе.  Слушай, не угостишь сигаретой?

– Ты же бросил, –  обводя комнату взглядом, ответил Руд.

– В самом деле? –  удивлённо произнёс Харрис. – А ведь и вправду. Спасибо, что напомнил.

Харрис пропустил санитаров и вышел из спальни. Девушке закрыли глаза, затем её тело аккуратно уложили в мешок и вынесли на носилках. Руд стоял, прислонившись к стене, и  отрешенно курил сигарету.

Дверь с надписью «Шеф полиции Райбек» громко хлопнула. Все в офисе украдкой посмотрели на энергично шагающего Джека. В данный момент он больше походил не на человека,  а на разъярённого быка, готового забодать любого, кто окажется у него на пути. Руд зашёл в свой кабинет и сходу врезал по боксёрской груше. От удара грушу сорвало с крепления. Снаряд отлетел в дальний угол комнаты, чудом, не задев зеркало. Джек взял со стола результаты экспертизы. Пробежав глазами по, он смял лист и бросил его в корзину для мусора.  «Дерьмо! Ни отпечатков пальцев, ни слюны, ни спермы. Ничего!» Джек нервно заходил из стороны в сторону. Раздался стук в дверь. 

– Да! – рявкнул Руд.  В кабинет вошёл Махоуни, в руках у него были две кружки кофе.  Он протянул одну из них Джеку.

 – Не бери в голову. Райбек ещё тот мудак.

– С этим трудно не согласиться, но он прав. Мы топчемся на месте.  – Джек взял кружку и отхлебнул.

– Не кофе, а помои. 

 – В общем-то, как и всегда, – улыбнулся Махоуни. – Может сахарку добавить.

  Джек подставил кружку. Махоуни вытащил из внутреннего кармана флягу. Дверь кабинета распахнулась. Махоуни повернулся спиной,  прикрыв руку с флягой, и стал напивать мелодию из «Пьяного моряк»  Джек уставился на вошедшего офицера полиции – новичка лет двадцати,

 – Детектив Руд, там вас…

 – Стучаться не пробовал?  

 Парень выдохнул и с недовольной миной постучался по раскрытой двери.

– Запомни это движение, только в следующий раз, проделай это перед тем как войти. Махоуни прыснул от смеха.

– Как скажите босс.

– Сэр.

– А?

– Следует говорить сэр…

– Короче сэр, там, внизу вас ожидают. Бывайте…

 Парень небрежно козырнул и быстро удалился.

Махоуни разразился хохотом.

– Не ты видел этого кадра? – возмутился Джек. – Чему их только в академии учат?

– Не скажи напарник, из таких вот получаются отличные шефы полиции. Как наш Райбек, например.

Джек и Махоуни переглянулись и тут же разразились хохотом.  

 

Тучный полицейский из регистратуры указал на пожилого человека, сидевшего в зале ожидания. 

– Не красотка и уж тем более не баба. Махоуни только что проспорил десятку, – про себя произнёс Джек и подошёл к мужчине.

– Чем могу помочь?

– Джек Руд?

– Он самый.

– Это вы ведёте дело «Инкуба»?

Джек недоверчиво прищурился.

– Вы из прессы?

– Нет, что вы. Хотя… если честно-то не совсем.

– Слушайте, мне некогда трепаться с журналистами. По всем  вопросам обращайтесь к пресс-секретарю.

– О, я не отниму у вас много времени детектив Руд.

 Мужчина взял с соседнего стула  конверт жёлтого цвета и протянул их Джеку.

– Что это? –  спросил Джек, не притрагиваясь к конверту.

– Фотографии. Я фотограф, работаю на издательства – вернее на те, кто больше заплатит.

– Значит вы вольный стрелок? 

Мужчина усмехнулся, – Можно сказать и так.

Джек взял конверт и, раскрыв его, извлёк несколько снимков. На снимках был запечатлён один и тот же Volkswagen  T1 с тонированными стёклами.

– При проявке я обратил внимание на часто попадающийся в кадре минивэн.

– Но ведь это снимки сделаны…

– В том то и дело. Каждый раз, когда я работал, на предполагаемом месте преступления «Инкуба», этот фургон был там. Видите ли, меня это весьма озадачило, и я как добропорядочный гражданин решил сообщить об этом куда следует. Надеюсь, я правильно сделал?

Руд потряс снимками. – Вы обращались с этим, куда-нибудь ещё?

Мужчина отрицательно замотал головой.

Джек просиял, – Вы правильно поступили мистер…

– Хофман.

– Только давайте договоримся мистер Хофман, что это информация не всплывёт где — ни будь, ещё. По крайне мере до окончания расследования.

– Что вы и в мыслях не было.

– Вот и отлично.

Руд по-приятельски хлопнул по плечу Хофмана и улыбнулся во весь рот.

Хофман застенчиво улыбнулся в ответ, потирая ушибленное плечо.

 

 В лунном свете жалюзи оставляли тени на полу. В квартире почти не было мебели, а та что была нуждалась в замене. Типичная холостяцкая берлога: раковина ломится от грязной посуды, одежды валяется, где попало. Джек лёг на кровать, положив руки под голову. Сегодня он разослал ориентировку на Volkswagen зеленого цвета. Но шансы отыскать его ничтожно малы, в то время как шансы получить очередного жмура растут в геометрической прогрессии.

–  Существует ли вообще связь между фургоном и убийствами. Может эта всего лишь одна их служебных машин какого-нибудь канала новостей, – размышлял Джек. Мысль о том, что в эту самую минуту «Инкуб» насилует невинную девушку, а известный в узких кругах детектив убойного отдела ничего не может с этим поделать, выводила его из себя. В последнее время его много стало выводить из себя.

Резко поднявшись с кровати Руд поднял с пола увесистую гантель и стал остервенело  поднимать её на бицепс.

 

За стенкой завизжала женщина, прогремела разбитая посуды.

«Где бутылка тварь!»

 «Чарли нет! Только не по лицу, умоляю только не…».

Раздался глухой удар.

Джек откинул гантель и выскочил на лестничную площадку. Оказавшись напротив квартиры Грейс, он сходу выбил плечом дверь. Бугай держал женщину за волосы, смазливое личико соседки превратилось в одну сплошную рану. Один глаз заплыл, губы опухли, нос был разбит. Кровь и слёзы залил упругие груди, торчащие из разорванного пеньюара. Грейс что-то говорила, но вместо слов у неё выходил только булькающий звук. Чарли обернулся.

– Тебе чего надо? – пробасил он.

Джек молча двинулся  вперёд. Чарли оттолкнул Грейс в сторону и, разложив «бабочку» подзывающе махнул рукой. Джек сделал обманный выпад, бугай ударил ножом, но рассёк лишь воздух. В этот момент Джек нанёс встречный прямой в нос. Раздался хруст. Нож выпал, бугай отшатнулся назад. Не дав ему опомниться, Руд схватил его за волосы  и  шмякнул головой об стену. Оставляя на обоях кровавый след, Чарли сполз на пол. Джек осторожно положил Грейс на кушетку. Достав из холодильника кусочки льда, он сложил их в полотенце и приложил к лицу женщине.

 

Офицер полиции размашисто вывел «самозащита» и закрыл блокнот.

 – Надо отдать вам должное парни, оперативно приехали, –  выпустив струю дым, проговорил Руд.

– Да мы просто поблизости оказались. Ловили тут одного хмыря, –  полицейских взглянул на часы. – Ну что Джек, с тобой всё ясно, можешь идти на боковую. Хотя спать тебе осталась не долго.

–  Этой ночью, я уже не усну. Пойду лучше проветрюсь.

Санитары под руки повели соседку к карете скорой помощи, к тому времени Чарли уже увезли в реанимацию.

 

Руд вышел на улицу и, застегнув куртку, двинулся вдоль тротуара. Линии фонарей уходил вдаль, разбавляя тьму островками света.

– Не спиться легавый? – раздалось позади.

Джек обернулся, на заднем сиденье патрульной машины сидел плюгавый тип. Джек подошёл к машине и постучал водителю. Полицейский, узнав Джека,  распахнул дверцу с пассажирской стороны. Джек наклонился в салон и заглянул за разделительную решётку.

– То-то слышу знакомый голос. Как поживаешь Дин-Хорёк?

– Бывало и лучше, – продемонстрировав наручники, ответил Дин.

– За что тебя так?

– За распространение, – отозвался полицейский.

– Эко тебя угораздило, – с деланным сочувствием произнёс Джек.

– У меня выбора нет, на мне семья, а с работой голяк.

– На биржу встать не пробовал?

– Ну что ты как маленький. Матёрый легавый, а ведешь себя как салага. Ты же знаешь, из нашего дела так просто не уходят.

– Это я уже слышал.

– Легавый мне сейчас в тюрьму никак нельзя, подсоби, а?

Джек усмехнувшись промолчал.

– А я чем смогу, помогу.

– Ладно, чем чёрт не шутит. Отгадай загадку: зелёный Volkswagen, модель T1, стёкла тонированные.

 Хорёк закусил губу и наморщил лоб. Казалось, что было слышно, как скрипят его извилины.

– Видел! – наконец выпалил он.

Джек вперил взгляд на Дина.

– На перекрестке 110. Хиппарская колымага, зелёная как кактус.

–  Когда? – возбуждённо произнёс Джек.

– Да будет вам детектив. Он сейчас вам, что угодно исполнит лишь бы спасти свою шкуру, – вмешался полицейский. 

– Говорю как есть. Я когда эту колымагу сегодня увидел, подумал ещё, что по мою душу. Ну, типа клиент нарисовался. А он взял, да и проехал мимо.

– Куда поехал?

– Вверх по улицы, в сторону парка. Ну, я не особо-то следил, может он и свернул куда потом.

Руд  нахмурил лоб.  

«Значит в сторону парка. А там у нас туристическая база. Обычно «Инкуб» орудует в бедных районах многоквартирных домов. Хотя кто знает, может в этот раз он решил сменить обстановку. В любом случае надо проверить».   

– Посторонись детектив, – окрикнул полицейский, ранее взявший показания у Джека.  Не дав пройти, Джек придержал полицейского за рукав.

– Вот этого, – Руд указал на Хорька, – отвезёте в участок, помурыжите пару часов для вида, а затем отпустите за отсутствием состава преступления.

 – С чего это? –  возмутился офицер.

– С того, что вы только что вы взяли внештатного сотрудника отдела по борьбе с наркотиками. И если вы не хотите, чтобы вас вздрючил Райбек, то делайте, как я говорю.

– Дерьмо! Мы же не знали Джек.

– Ладно, не суетись. Сделаешь, как я говорю, и все останутся довольны.

– Угу.

– Только когда отпускать будите, негодуйте – мол, мерзавцу повезло, успел скинуть товар и всё такое. Вопросы?

Полицейский отрицательно мотнул головой.

– Вот и ладно.

– А ты, – обратился Руд к Дину, – забирай жену с детьми и уматывайся из города. Здесь тебе больше ничего не светит. Это тебе я говорю.

 На прощание Джек хлопнул ладонью по крыше автомобиля и направился к своей машине.

 

«Мустанг» несся по улицам ночного города в неоновом свечении рекламных вывесок. Бесконечная разделительная полоса отражением мелькала на лобовом стекле. Кузов автомобиля играл бликами. Выехав за пределы города, Джек до упора вдавил педаль газа и гнал до самого парка.  

Впереди показался стенд с надписью: «Добро пожаловать в кемпинг «Лесная опушка»». Проехав мимо «железного рейнджера» Джек скинул скорость  и стал всматриваться   в разрозненные стоянки. Колёса мерно шумели по грунтовой дороге, тянущейся вдоль всего лагеря. Силуэты большинства машин принадлежали автодомам или универсалам, типа Chevrolet Chevelle. Микроавтобуса среди них не было. Джек достал сигарету и потянулся к прикуривателю, как вдруг свет габаритов выхватил часть кузова  зелёного цвета. Руд дал по тормозам, «Мустанг» резко тряхануло. Джек выключил фары и, выплюнув сигарету, вытащил из кобуры Smith & Wesson. Выйдя из машины, он огляделся по сторонам. В этой части кемпинга стоянки были свободны, но автомобиль зелёного цвета находился за массивным кустом. Руд не сомневался, что сделано это с умыслом. Осторожно обойдя куст, Джек присел на колено. Перед ним стоял  микроавтобус с эмблемой Volkswagen. Стёкла были тонированы, но через лобовое стекло было видно, что салон пуст. Продвигаясь полуприсядом, держась как можно ближе к окнам, Джек добрался до боковой двери. Взявшись за ручку, он резким движением распахнул дверь и выставил перед собой оружие. Мушка нарезного ствола застыла на толстяке в гавайской рубахе. Он сидел на коврике по-турецки, его руки лежали на коленях ладонями кверху, а туловище раскачивалось вперёд назад. По всей машине были развешены эзотерические амулеты и выложенные пиктограммой свечи. Весь пол салона, был запачкан лужами воска.

 – Руки вверх! – скомандовал Джек. 

Но толстяк не отреагировал, продолжая раскачиваться на месте.

– Эй, засранец, я к тебе обращаюсь! Живо поднял руки!

Толстяк замер.

– Так-то лучше, – сказал Джек. – А теперь …

      Раздался истошный крик. Держа толстяка на прицеле, Руд обернулся.

На горизонте в лунном свете показалась женщина. Её покачивало и бросало из стороны в сторону, она старалась бежать, но было видно, что ей что-то мешает.

–  Не двигаться! – сказал  Джек толстяку и, захлопнув дверь микроавтобуса,  побежал навстречу женщине.  

– Помогите! – прокричала женщина и исчезла из виду.

 Руд удивлённо остановился.  Где-то из вдалеке донесся, плачь.  

– Я из полиции мэм! Отзовитесь! – чеканя, произнёс Джек.

Ответ не последовала. Руд побежал дальше, как вдруг земля ушла у него из под ног, и он кубарем покатился вниз. Перед глазами замелькал песок вперемешку с сорной травой. От удара у Джека перехватило дыхание, сжав руку, он убедился, что не выпустил оружия. Задрав голову, Руд осознал, что лежит на дне оврага. Кряхтя, он поднялся на ноги и тут же замер. Впереди в изорванной ночной сорочке лежала молодая женщина. Её ноги были задраны и самопроизвольно дергались в воздухе. Шатаясь, Джек приблизился к женщине.

– Как вы мэм? С вами всё в порядке?

Тело женщины сотрясалась от мощных толчков, через широко раскрытые половые губы просматривалось влагалище. Кожа на шее женщины, стала продавливаться пятернёй.

Руд навел револьвер между ног женщине и, целясь в пустоту, нажал на спусковой крючок. Прогремел выстрел. В нос ударил запах пороховых газов. Ноги женщины рухнули на землю. Джек отскочил назад, держа оружие наготове. Внезапно, что-то ударило его по лицу. Отшатнувшись в сторону Руд, выстрели наугад. Острая боль отозвалась в паху, выронив  табельное оружие, Джек схватился за яйца и сложился пополам.

–  Сраный ублюдок, –  раздался мужской голос. Револьвер поднялся в воздух и, сделав крутое пике, уткнулся Джеку в рот, напрочь выбив передние зубы. Барабан револьвера провернулся,  раздался выстрел.

Джек открыл глаза и увидел под собой мужчину из микроавтобуса. Тело толстяка было эфемерным с неясными контурами. Мужчина был абсолютно гол, в руках он держал револьвер Джека. Толстяк подошёл к женщине всё ещё находившуюся в бессознательном состояние и, раздвинув ей бёдра, сунул дуло револьвера её между ног.

–  Нет! –  прокричал Руд, но не издал ни звука.

 Над оврагом прозвучали выстрелы. Толстяк нажимал спусковой крючок, пока оружие не стало щёлкать вхолостую. Довольно лыбясь он поднялся с земли, оставив разряженный револьвер в женщине, и принялся карабкаться наверх. Руд хотел наброситься на маньяка, но ощущение было такое, что его подвесили за сук дерева. Джек стал ёрзать на месте, хватаюсь руками за воздух. Тем временем маньяк выбрался из оврага и, насвистывая себе под нос, прогулочным шагом отправился к зелёному микроавтобусу. Руд изо всех сил молотил невидимыми руками стараясь дотянуться до толстяка,  отчаяние и злость охватило его сознание, комом забив горло. Руд неистово закричал, на этот раз его крик разлетелся по всей местности. Мышцы диафрагмы свело судорогой, земля  стала стремительно приближаться, и Джек увидел собственно тело, лежащее в грязи.

Саймон открыл глаза, его гавайская рубашка была мокрая от пота. Выдохнув он потянулся, расправляя затёкшие члены. Взглянув на подсвеченный циферблат наручных часов, он приятно удивился, так как обычно на возвращение в телесную оболочку требовалось больше. Плюнув себе на пальцы, он принялся тушить догоравшие свечи. Один из амулетов угодил толстяку в лоб, когда он неудачно повернулся. Потирая ушибленное место, Саймон сорвал амулет и швырнул его в дальний конец салона. Поднявшись на ноги, он раскрыл боковую дверь. Лицо толстяка исказила гримаса ужаса.  Но не сколь от окровавленного дула Smith & Wesson, сколько от обезображенного лица полицейского, которое превратилось в раскуроченный кусок мяса с обожжёнными лоскутами кожи, свисающими словно серпантин.

– Ты выжил,– благоговейно проговорил Саймон.

Руд приставил револьвер к покрасневшему лбу толстяка и нажал на крючок.

Саймон зажмурился, но вместо выстрела, он услышал  щелчок. Толстяк хищно оскалился.

–Я расстрелял все патроны в ту шлюху, – произнёс Саймон и бросился на Джека.

Прогремел выстрел. Мозги фаршем разлетелись по салону, толстяк с простеленной головой повалился на спину.

– Я перезарядил, – прохрипел Джек и побрёл к своей машине.

 

 

 

   

0
14.11.2020
89

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть