Соседи по купе. Они раздражали и не умолкали ни на секунду: «Бери чай с мармеладом! Ты уже много съел! Шевелись, надо капать второй глаз. Туалет закрыт! Туалет открыт!.. Сонька долго спит, пойду, разбужу! Нет, пусть ещё поспит, чтобы не орала»! И так бесконечно, каждую секунду, начиная от самой Москвы. Мама, папа, сын и дочь. Я сдерживалась, чтобы не оборвать семейство резким словом. Понимала, что начнётся обыкновенная склока и я проиграю бой. Не вынося никаких разборок, просто замолкну и продолжу читать и терпеть. А они будут ещё больше болтать без остановки, исключительно мне назло.

Летний сезон, билетов не было. Домой ехать надо и, по счастливой случайности, я подловила плацкартное местечко в поезде Москва – Калининград. Дёшево, но очень сердито! Обязательно кто-то захрапит на весь вагон, чьи-то не в меру шаловливые дети будут носиться как угорелые, цепляя пассажиров своими игрушками.

Чтобы отвлечься от раздражающих разговоров прибегла к давно проверенному трюку – уставилась в окно и мысленно рисовала картину мечты. Тоскана… её чарующие старинные замки и утонувшие в цветах улочки городов, бесконечные холмы, покрытые оливковыми рощами и стройными рядами виноградников. Они впитали в себя солнечные лучи и бескрайнее синее небо словно парит над землёй. Нет, я ни разу там не была, но очень хотела, особенно после фильма «Под солнцем Тосканы». Такое романтическое кино изначально предполагает «хэппи энд», но, к сожалению, мне лично в ближайшие пару сотен лет на наследство в Италии рассчитывать не приходилось. Ожидать, что вот-вот появится состоятельный мачо-винодел, владелец родового поместья, к тому же рыцарь с благими намерениями, не позволяли ни возраст ни жизненный опыт. Однако, открытые и темпераментные итальянцы оказались настолько близки моей душе, что я раз и навсегда решила – в прошлой жизни жила именно там.

Проснулась Сонька, каскад слов увеличился в несколько раз. Тоскана исчезла из моих мыслей. Реальность плацкартного вагона жирным чёрным крестом перечеркнула солнечные итальянские пейзажи.

Я выгрузилась из поезда, вытянула ручку чемодана и бодро зашагала в сторону тоннеля. Задорный рингтон «Розовые розы» зазвучал через пять минут после прибытия поезда в Калининград.

– Привет, приехала? Сейчас подъеду, заберу, – деловитым голосом сказала подруга.

– Приехала, привет!

Я приготовилась ждать Свету и распечатала мороженое, купленное в киоске неподалёку. Стоя на привокзальной площади, озиралась по сторонам. Дрожащее полуденное марево накрыло всё вокруг, делая размытыми очертания зданий и людей. Народу немного, это не московские вокзалы с их нескончаемой толкотнёй, только несколько машин встречающих у центрального входа, да на парковке группа таксистов мается в ожидании случайных клиентов. Водители курят одну сигарету за другой, о чём-то лениво переговариваются, но с места не двигаются. Я поморщилась – дома буду также изнывать, не зная, куда себя пристроить. Впереди замаячили тягостные унылые будни. Бодрость таяла на июльском солнце как пломбир в стаканчике.

Подруга лихо подрулила на своём серебристом фольксике, мы поцеловались, погрузили чемодан и тронулись.

– У меня отпуск с понедельника. Надо отвезти посылку тёте Нине, мама просит. Поехали на машине? – без всяких расспросов сказала Света.

Я остолбенела и зажмурилась от невероятности происходящего. Тоскана полыхнула ярким солнечным светом, озаряя зелёные холмы под высоким синим небом.

 

Восемь лет назад.

 

Купейный вагон поезда Санкт-Петербург – Калининград. Жарким летним днём мы с Сашкой возвращались из очередной поездки в Питер.

– Здравствуйте, я Слава! Вам помочь?

Вежливый мальчишеский голос раздался как только я открыла дверь купе, тёмно-русая голова его обладателя свесилась с верхней полки.

– Привет, просто Наташа, без всяких тёть. Спасибо, Славик, сами справимся.

– Очень приятно! Я мать этого дамского угодника, Светлана, – звонким сопрано представилась молодая женщина. Она улыбнулась, повернула голову к моей дочери и спросила: – А тебя как звать, чудо-чудное глазастое?

– Саша, – дочурка обозначилась и выдала прелестную улыбку.

– А вы до Калининграда едете? – не унимался мальчишка.

– Да.

Я доставала наши с Санькой переодевашки и думала – как всегда, мне везёт, пацан не даст покоя до конца пути.

– Готовьтесь, девочки, сын мой будет развлекать вас всю дорогу. Если совсем надоест, вы не стесняйтесь, скажите сразу, угомоню в два счета.

Я удивилась, насколько точно мадам угадала мои мысли. Хотя, скорее всего, она очень хорошо знает своего ребёнка.

– Вы обедали? Мы ещё нет, предлагаю объединиться, – сопрано прозвучало глуше, утонув внутри огромной сумки.

Светлана нырнула туда с головой и принялась выставлять на стол пищевые контейнеры с ярко-зелёными крышками – шесть штук разного размера, все из одной серии, как матрёшки. Я отметила – эстетка.

– С удовольствием, у нас в отеле только завтрак был, – я поддержала идею и затрясла своими пакетами.

Дети наелись и забрались наверх, о чём-то весело болтая. Мы разговорились с попутчицей. Такой вид общения в поездах мне всегда нравился, эти беседы ни к чему не обязывают, но дают прекрасную возможность скоротать время в долгой дороге. Вышли из поезда и забыли друг о друге, никто никому ничего не должен.

Вскоре мы перешли на «ты» и очень быстро поняли как много у нас общего: обе разведённые, с подросшими детьми, лёгким отношением к жизни, склонностью к путешествиям и приключениям. Мы одногодки по возрасту, на то время нам перевалило за тридцать три. Высокие, примерно одного роста – под метр семьдесят. Сашке и Славику исполнилось по тринадцать.

– У меня дома ещё один детёныш, помладше, Виталик. Тот совсем другой, отцы у них разные. Но ни одного путного папаши у нас нет, оба воскресные, – сказала Светлана, убирая со стола. В каждом движении её рук, мимике, в тонкой, почти прозрачной коже, чувствовалась порода.

– Мы тоже не страдаем от мужской заботы и живем припеваючи.

– О, как!.. Почему так категорично? Крест поставила на личной жизни?

– Ну, не то, чтобы крест… хотя… и крестик и нолик.

– Так нельзя, – новая знакомая проговорила это, подкрашивая губы. – Я вот, например, дважды замуж сходила и это не предел. Что народная мудрость гласит? Бог троицу любит. Значит, у меня, как минимум, ещё одна попытка.

– Та, которая не пытка?

– Ну, да, – сказала она, улыбнувшись. – Лично я верю в большую и светлую любовь, вот только никак её не поймаю. И твоя половинка где-то бродит, просто-напросто нужно поискать хорошо.

Я отметила у Светы наличие здоровой самокритики, чувства юмора, а также непреодолимое желание наставлять на путь истинный хоть кого-нибудь.

– Нет, спасибо, мне в доме балласт ни к чему. Пусть эта половина гуляет где-нибудь и дальше до самой старости.

Я устроилась у окна и занялась своим самым проблемным местом – огромной шапкой длинных каштановых кудрей. Дети вышли в коридор и прилипли к стеклу. Мы подъехали к Великому Новгороду, по расписанию стоянка большая, тридцать пять минут. Пассажиры прогуливались по перрону, кто-то курил. Затем люди начали заходить в вагон и через короткое время поезд тронулся. Привокзальные торговые павильончики медленно потянулись в сторону. Взгляд застрял на одном из них – такая знакомая светлая голова, джинсовые шортики, оранжевая майка… Сердце оборвалось, в глазах сразу потемнело. Сашка!

Светлана удивлённо посмотрела на меня, затем глянула в окно и побледнела.

Двое наших деток, прижимая к себе мороженое, побежали за поездом, при этом Славик тащил за руку моего нескладного гусенка. Боже!.. Состав медленно прополз вперёд и дети пропали из вида. Мы со Светой подскочили одновременно! Без единого слова вместе застряли в дверях, немного там потолкались, попыхтели, потом сообразили, что лучше выбегать по одному.

Я с криком влетела в служебное купе:

– Останавливайте поезд!

Проводница взглянула на меня и спокойно спросила:

– Зачем?

– Дети! Там наши дети! – воскликнула Светлана возле моего уха.

Она всем телом навалилась на меня и втолкнула в купе. Я повернулась – в эту минуту лицо попутчицы, покрытое красными пятнами, выглядело рябым.

– Не могу! – отрезала проводница, хватаясь за рацию. – Сейчас доложу начальнику!

Она шустро нажимала кнопки и уже послышался ответный голос. Тем временем, состав набирал скорость. Я соображала быстро, оттолкнула Свету и выбежала в тамбур, вторая горе-мамаша за мной, проводница следом за ней.

Вдвоём со Светланой мы хотели рвануть стоп-кран, но сотрудница РЖД действовала чётко в соответствии с инструкцией. Она грудью встала, защищая красный рычаг, и рявкнула:

– Вы сумасшедшие? Что сейчас будет, представляете?

И тут поезд, не успев разогнаться, снова затормозил, видимо, начальник принял решение мгновенно. Света коршуном налетела на проводницу:

– Открывай, быстро!

– Бегом! – выпалила та, гремя железками, и распахнула дверь.

Я скатилась по ступенькам. Благо, все действия были проведены оперативно и наш последний вагон остановился у самого конца платформы. Я побежала навстречу деткам, успела навешать подзатыльников обоим и погнала заблудших овец в стойбище. Друг за дружкой втолкнула их в тамбур и запрыгнула сама. Между тем в вагоне разгорался скандал. Пассажиры, выскочившие на наши крики, разделились на два лагеря – одна часть возмущалась, что таких мамаш нужно лишать родительских прав, другая поддерживала нас, ругаясь, что стоянку сократили на десять минут, из-за этого ребята опоздали.

– Мы на вас в суд подадим! – разъярённая Светлана наседала на начальника поезда, размахивая руками. Тот попытался что-то возразить, но мою распалившуюся попутчицу остановить было невозможно. – Возмутительно!.. Вы… вы за это ответите! Что творится на наших родных железных дорогах! Везде об этом напишу, во всех центральных изданиях! Форменное безобразие!

Я протиснулась с малолетними сорванцами через толпу, запихнула их в купе, захлопнула дверь и села отдышаться. Сердце ухало как артиллерийское орудие, непредвиденная стометровка вместе с испугом сделали своё дело. Света продолжала сыпать угрозами и шуметь на весь вагон, я же свирепо оглядывала детей и готовилась их убить.

 Сашка смотрела на меня растерянными огромными глазами, набухшими от близких слёз, и часто-часто хлопала ресницами. Славка закусил губу и громко сопел в ожидании когда мать явится оторвать ему голову. Они выглядели такими смешными и виноватыми, я невольно улыбнулась и подумала «повинную голову меч не сечёт», но всё равно нахмурилась – подростки должны прочувствовать серьёзность ситуации. Хотя, никакого смысла ругать их не было, они и сами переживали не меньше нас.

Ребятки быстро смекнули, что самое страшное позади, немного расслабились и стали совать мне мороженое.

– Мам, всем по две штуки взяли, надо быстро съесть, пока не растаяло, – Санька забасила первая и облизнула эскимо на палочке.

– Мы хотели сюрприз сделать, а поезд уехал, – Славик добавил в оправдание свои весомые пять копеек, разворачивая шелестящую упаковку.

– Спасибо, вам это удалось.

Я облегченно засмеялась и взяла мороженое. Слава Богу, дети здесь, живые и невредимые, остальное неважно. Дверь купе открылась и раскрасневшаяся фурия, уперев руки в бока, грозно встала в проёме. Она прищурила большие серые глаза и смотрела на сына испепеляющим взглядом.

– Тётя Света, ешьте скорее мороженко, а то потечёт, – быстро проговорила Сашка, перехватывая удар на себя и помогая другу по несчастью избежать экзекуции.

Я подмигнула попутчице и демонстративно облизнула сливочное лакомство. Светик немного подумала, высокий лоб расправился, она устало улыбнулась и присоединилась к нашей компании. Весь оставшийся путь мы глаз с детей не спускали, под конвоем водили их в туалет и болтали со Светланой бесконечно.

 Когда поезд прибыл в Калининград, нас поджидал представитель российских железных дорог. В качестве возмещения за причинённый моральный ущерб он предложил нам по три бесплатных поездки на двух человек по маршруту Калининград– Санкт Петербург. Мы снисходительно согласились.

– Слушай, может, детей в аэропорту ещё потеряем? – после некоторого раздумья предложила я. – На самой посадке. Потом обвиним «Аэрофлот», будем и летать бесплатно.

– А что, идея неплохая, давай подумаем как это лучше провернуть, – она усмехнулась.

Наши геройские подростки тут же начали сыпать абсурдными предложениями.  Таким образом, первым приключением с детьми, началась дружба, связавшая нас прочным канатом.

Блондинка с гладкими длинными волосами, Светик настоящая Женщина от кончиков ухоженных ноготков до макушки. Она «на раз» заводила бесконечные романы, влюблялась, легко расставалась, пользовалась неизменным успехом у мужчин всех возрастов и социальных статусов. Имея двух сыновей от разных браков, умудрилась сохранить нормальные отношения с бывшими мужьями, за что всегда имела солидную материальную поддержку. От природы сухощавая, Света не тиранила себя никакими диетами, любила поесть, иногда выпить в компании. Её консерваторское образование не нашло себе применения и она трудилась редактором местного глянцевого журнала. На первый взгляд, поверхностная и не очень обязательная, подруга обладала здравым взглядом на вещи и душевной теплотой. Если бы не лёгкий сарказм, то её спокойно можно было бы отнести к категории «милых людей».

 Меня природа также не обделила хорошими генами. Перешагнув сорокалетний рубеж, я не расплылась, как «баба на чайнике». Любила спорт, но с возрастом всё больше пассивный, ограничиваясь пешими прогулками быстрым шагом. Склонность к авантюрам и энергичный характер достались мне по знаку Стрельца. Оставив тёплое местечко финансиста, с головой окунулась в предпринимательство, но за пять лет наелась до тошноты. Удачно пристроив осточертевший бизнес, я могла себе позволить не работать, на широкую ногу не жила, но на жизнь и путешествия хватало. Мужским вниманием не была обделена, вот только относилась к нему скептически и в сказки давно не верила. Пережив банальную супружескую измену экс– благоверного, сбежала из Москвы в Калининград с восьмилетним ребёнком на руках. Своим главным достижением в жизни я считала дочь Сашку.

 Сдружились мы со Светой крепко, как говорится, семьями. За восемь лет переплелись так, что не представляли себя друг без друга. Наши совместные поездки куда бы то ни было сопровождались самыми разнообразными приключениями. Они подкарауливали повсюду, вернее, мы оказывались в нужном месте в самый нужный момент. Вероятно, кто-то другой прошел бы и мимо, но две неугомонные натуры просто обязаны примерить каждый эпизод на себя. Происшествия нанизывались одно на другое, как цветной бисер на нитку, сплетаясь в затейливое ожерелье нашей жизни.

0
15.03.2020
44

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть