Глава 1

Морской воздух щекотал ему ноздри. Арлок, сколько себя помнил, не думал, что море когда-либо вызовет у него настолько отвратные чувства. Его постоянно тошнило, соленый воздух щипал глаза и нос.

Он усмехнулся: неужто Макгреггор умудрился затащить его на корабль. Привычным движением он занес пальцы за ухо и провел ими до шеи потом встряхнул головой и глубоко выдохнул.

— До чего противный воздух! – подумал он про себя и уже пожалел, что вообще решил выбраться из своей каюты на палубу. Мало того, здесь постоянно расхаживала толпа народу – и маги и не маги и невесть какие существа, то еще и этот промозглый ветер который задувал туда, куда только можно. Уж лучше в трюме ночевать, чем гулять по палубе. Тут Арлок поймал себя на мысли – почему бы не навестить старую подружку.

Он, прихрамывая на левую ногу, спустился на нижнюю палубу, затем в трюмное отделение, но туда для простых пассажиров проход воспрещался, и Арлок прекрасно знал об этом. Если бы это правило могло его остановить… Однако правила для идиотов, так думал он, совершенно забывая о том, что сам подчиняется пусть другим, но все же правилам, именуемыми законами.

— Что ты тут забыл? Проваливай! – матрос уперся рукой в грудь юноши.

Тот в свою очередь поднял бровь и озадаченно смерил взглядом остановившего его человека. Тому на вид было лет пятьдесят, маленький приземистый с раздувшимися щеками, покрытыми густыми бакенбардами.

— Не думай, что можешь мне легко приказывать, что делать, — усмехнулся Арлок и в то же мгновенье оказался чуть позади преградившего путь.

— Еще как могу, — оскалился матрос и ухватил его за ворот, с силой оттащив назад.

А вот это было лишним, подумалось ему. Главное не вспылить и держать себя в руках, чтобы не вышло чего дурного. Чтобы тут же не наградить ударом этого человека, Арлоку пришлось приложить максимум усилий, но он уже чувствовал, как кровь приливает все с большой силой. Сердце бешено настукивало ритм и, чтобы хоть как-то сдержать его, подчиниться разуму, а не слепому гневу, Арлок замедлил дыхание, пологая, что это поможет совладать с нарастающей злостью.

Матрос выставил руку, упершись в плече, преградив этим самым юноше путь.

Арлок шагнул вперед больной ногой, напирая на преградившего путь человека. Поскольку тот был гораздо ниже и меньше, то и силы у него немного, решил юноша, а если он еще и слаб духом, то достаточно только припугнуть.  

Матрос, упираясь сапогами в деревянный пол и не отрывая их, отшаркал на два сантиметра назад. По обезумевшему взгляду мужчины Арлок понял, что может действовать дальше – он сделал еще шаг. Матрос снова попятился назад, как бы ему не хотелось остаться на месте. Странно, но лицо его покрылось красными пятнами, а на лбу проступили испарины.

— И все же, я настаиваю, чтобы меня пустили в трюм, — спокойно произнес юноша.

— Да как… А как, что… да как это можно, — заикался мужчина, не в силах оторвать взгляд от шрама на лице незнакомца.

Он прикидывая в уме, что можно предпринять против наглости этого пассажира, но ни одна из светлых мыслей не посещали матросскую голову.  Да и под рукой ничего подходящего не оказалось, чем можно было бы зарядить в нарушителя.

— Знаете, там сидит очень хищная зараза, и если вы хотите, чтобы ваше следующие плавание прошло в гробовом ящике, можете и дальше сопротивляться, потому что я собираюсь накормить очень голодного барса, а ничего более подходящего, чем свежая отбивная, я не вижу.

Мужчина все еще упирался ногами в пол.

— Поверьте мне, я устрою все так, что никто даже не поймет и не узнает о случившемся. Верите в то, что будущее можно изменить?

Наверняка юноша блефует, если, конечно, капитан не пустил на борт заядлого убийцу-преступника.

— Псих ненормальный! Тебя уже за эти слова можно заковать цепями… — Мужчина отстранился от юноши и сделал внушительный замах, но не успел обрушиться с кулаками на противника, потому что тот, повалил его на пол. Тот упал на колени.

Арлок сразу же схватил матроса за горло, чтобы не дергался и выслушал внимательно то, что он сейчас скажет.

Он посмотрел мужчине прямо в глаза и продолжил так же размеренно и спокойно, как и до этого:

— Я еще прошу вас, друг мой, отступите, ибо я правилам не подчиняюсь, а вам со мной не справиться. Еще две секунды, и я перестану себя контролировать, потому что, да – можете называть меня психом.

Мужчина начал задыхаться и хвататься за душившую его руку.

— Кивни, если ты согласен со мной, я не причиню вреда ни тебе, ни кому-либо на этом корабле.

Не то от ужаса, не то от нехватки кислорода матрос увидел во взгляде противника что-то животное, что ни считалось ни с яростью, ни с угрозой. По его телу пробежала дрожь. Так только хищник смотрит на соперника, готовясь совершить смертоносный прыжок. Он не сразу понял, что его горло давно отпустили, он лишь дико взглянул на Арлока, снова поднялся на ноги, превозмогая боль в коленках: слишком сильно он ударился ими об пол, когда падал. Он потер горло там, где все еще ощущалась хватка, глотнул воздуха и откашлялся, обходя юношу как можно дальше, двинулся прочь.

Арлок громко выдохнул через нос, будто пытался избавиться от какого-то мерзкого запаха, и сбросил напряжение, встряхнувшись всем телом. Или это была просто дрожь. Конечно он не собирался никого бить и уж тем более совершать то, за что могут лишить жизни на родине, ведь тронь он хоть пальцем человека с Элкронских земель, сама королева Ардэна обрушится на него громом и молнией.

«За заразу – спасибо, — послышалось ему».

Он спустился вниз по лестнице и в самой глубине трюмного помещения встретился взглядом с большой белой кошкой — ирбис. В темноте ее шкура хорошо выделялась среди мешковин и множества заколоченных ящиков. Арлоку потребовалось время, чтобы зрение привыкло к отсутствию света.

«Ты же знаешь, Нагэ, я тебя люблю и уважаю, — подумал Арлок».

Его мысли тут же отозвались в сознании хищника.

Она сидела на очень короткой цепи, которая почти что прижимала ее вплотную к полу.

Он подошел к ней совсем близко, присел рядом и стянул железный намордник.

«Уж как-то слишком легко у тебя это получилось, — подумала кошка, и почавкала языком».

— Прости за то, что тебе пришлось это терпеть, — сочувственно произнес Арлок, отбросив железяку как можно дальше и продолжил работать с замками на ошейнике.

«Люди всегда такие: если существо не такое же уродливо лысое, как вы, сразу надевать на него побрякушки и железки».

Арлок ничего не ответив, продолжал возиться с цепями. Всего-то один нехитрый замок и готово, если у тебя есть длинные пальцы – можно справиться с любыми оковами.

Ошейник глухо упал на пол. Ирбис сразу же выпрямилась во весь рост, потянулась, издав короткий рык и облегченно встряхнулась. Теперь, когда ее тело ничто не сковывало, она стала выглядеть еще более массивней и внушительней. Одна ее пасть по размерам могла сравниться со средним ящиком, который можно было найти в этом трюме.

— Ты сама виновата, — кошка принялась вылизывать длинный и толстый как канат хвост, между тем слушая Арлока, — надо было выбирать зверя более походного размера, например, хорька.

Ирбис вывернулась, по-хищному зыркнула на Арлока голубыми глазами. По всем законам природы она сейчас должна была броситься на него с когтями и зубами, но вместо этого она подалась вперед, продолжая все так же грозно пялиться на него, как на свою добычу.

«Ты думай, что говоришь! Олух непутевый, сам-то почему не родился ящерицей?».

Похоже это угроза, весело подумал Арлок.

«Не похоже, а угроза, — отрезала кошка».

Арлок улыбнулся.

«Ты не забывай, что я все твои мысли читаю, не выборочно, — хмыкнула она, — я вообще-то не могла позволить себе стать хорьком, — гордо добавила кошка, — и не только потому что так проще было бы спасать твою жалкую шкуру. Я на этом свете больше твоего прожила, а у тебя еще молоко на губах не обсохло, знаешь?»

Арлок любил ее заносчивый характер и постоянно удивлялся: как кошка может быть такой вредной. Ему нравилось, что под этой красивой шкуркой в серых неразборчивых пятнах-кольцах скрывается столько тщеславия, сколько нет у королей. Но мало того, она еще и не переставала напоминать ему оего якобы высокой значимости для этого тленного мира, что он расценивал, как бред помешанного на уплате долга за спасение жизни: они познакомились, когда обоим угрожала смертельная опасность. Арлок и понятия не имел тогда, что это существо в виде хищницы стане преследовать его, куда бы он не отправился. Тем не менее пришлось смириться как с ее постоянным присутствием, так и со всплывающими время от времени нравоучениями, баснями и скверным характером.

«Вряд ли на свете найдется еще одна такая кошка, которая будет столь высокого о себе мнения, — заявил Арлок».

Нагэ обнажила клыки с одной стороны, будто ее только что ткнули палкой в усатую щеку.

«Я не кошка тебе».

«Как скажешь, — глубоко вздохнул Арлок».

«А вообще раздобудь мне воды, а ни то этот мешок с костями скоро издохнет от жажды».

«И наконец-то я от тебя избавлюсь, — усмехнулся он».

«Тупица! – ирбис разлегся, вытянув передние лапы вперед, — я бы не хотела так бездарно потратить эту жизнь, не принеся в нее никакой пользы».

«Хочешь принести пользу? Найди самца-барса и оставь после себя потомство, вот это будет польза для мира, — продолжил издеваться Арлок».

«Навряд ли это возможно, и вообще не мели чепуху, мне и так тошно, слишком сильно качает, — ирбис приподнялась на лапы и выгнула спину, но тут же подавила позыв, взглянув на человека, облизнулась».

«Фу, Нагэ, но только не это, — Арлок вскочил на ноги и отошел в сторону».

Нагэ не без раздражения, сгорбившись, смотрела на него исподлобья.

На самом деле Арлок хорошо понимал ее, он чувствовал тоже самое и хотел поскорее причалить к берегу Клермы, однако, они только начали путь по морю и, вероятно, не скоро его закончат. Что ж придется терпеть, ничего не поделаешь.

«Лучше принеси мне воды».

— Придется подняться наверх, — произнес он и снова занес пальцы за ухо, — Ладно, я тоже хочу пить. Никуда не уходи отсюда, если тебя увидят, меня накажут, а тебя пристрелят.  Я на этом корабле для всех – человек со шрамом на лице, думаю, к вечеру в наморднике буду уже я. 

«И тебя это безмерно веселит, — скептически подумала кошка».

— Просто никуда не выходи, — повторил он, будто не услышал ее, и поднялся из трюма.

Наверху ничего не поменялось, все то же море со всех сторон и куча народа, которому, явно почему-то не сиделось в своих каютах. Помимо команды внушительное количество торговцев и прочих толпилось на палубе. Не сказать, что весна удачное время годя для торговли – огороды даже не засажены, урожай будет только к осени, хотя для легкого товара, такого как одежда нет строгих рамок. Ремесленники тоже стараются продвинуть на рынках то, что успели наготовить за долгую зиму, ведь судоходство несколько затруднено бывает в эти месяцы, особенно в отдельных регионах.

Арлок для начала попытался найти Макгреггора, который постоянно носил с собой фляжку с водой. Он, будучи родом с Клермы, плавал на материк, чтобы продать там свои поделки из камня, которые предназначались чисто для украшения интерьера, однако многим нравились незатейливые статуэтки. Макгреггор выполнял их в совершенно разных стилях и жанрах. Те, кто побогаче, не брезговали подобными украшениями и часто делали заказы. Вырученными за свои поделки деньгами он мог оплатить налоги, закупиться необходимым материалом и жить в общем-то безбедно. Но самое главное, что у него оставалось – это собственное умение, ремесло и любимая жена, которую он рад был баловать украшениями и подарками.

Все, что Арлок знал об этом человеке, не ограничивалось только его занятием и семейной жизнью. За то время, которое они знакомы, Арлок понял, что Мак хороший человек и ему можно доверять.

Они познакомились за несколько недель до отплытия и вышло это случайно – Арлок искал кое-что и поиски вывели его к ремесленнику с острова Клерма, который уже имел некоторую известность в этих краях. Юноша так и не нашел то, ради чего прибыл в портовый город, однако Макгреггор обещался ему помочь при возможности.

Второй раз судьба свела их, когда Арлок угодил в неприятности из-за грохмокрыла, на которого охотился уже несколько месяцев. Это членистоногое наградило его нехилым ранением из-за которого он начал хромать. Вспомнив, что Мак живет на том же острове, что и давно знакомый маг, который может ему помочь, Арлок нашел Макгреггора как раз незадолго до того, как он собирался отплыть домой.

В самый последний момент Арлок хотел передумать, однако его новый приятель все же смог уговорить его на морское путешествие.

— Тебе надо отдохнуть от своих поисков… и работы…, — говорил ему Макгреггор, который уже знал кое-что о своем новом знакомом.

Арлок все думал о том, как отреагирует маг на его внезапное появление. Наверное, он уже давно забыл его, ведь последний раз они виделись лет девять назад. К тому же, мага может и вовсе не оказаться дома или он вообще давно распрощался с жизнью. Макгреггор переубедил юношу, объяснив, что маг действительно живет на острове и с ним все в порядке. Кроме того, он преисполнялся уверенности в том, что старик не должен забыться и упустить из памяти того, кто когда-то был обязан ему жизнью.

— Не переживай так дружище, не думаю, что он сильно изменился. Говорят, он не отличается от обычного старикашки с чувством собственного превосходства, — говорил он.

На острове Клерма многие знали мага первого уровня и обращались к нему за помощью. Макгреггор лично никогда не встречался с ним, но зато в его деревне чуть ли не каждый второй ходил к нему с просьбой или вопросом.

В чем-то Арлок соглашался с товарищем, однако считал, что добрые дела, совершенные человеком, им же и забываются, нежели совершенные для него. А немногое, что объединяло Арлока и старого мага – общие воспоминания, а они, как правило, имеют свойство забываться. Но было и еще кое-что сильнее воспоминаний – связь, которую не способно разорвать ни время, ни люди. Но она оставалась значимой только для мага и только для Арлока, она не соединяла их в один клубок, а расходилась по разные стороны.

Несмотря на все предрассудки, юноша чувствовал – ему надо появиться там, на острове. Что-то подсказывало ему – так надо. Может инстинктивная сущность, может неизвестное чувство сродни зрению, а может душа, если она существует. Люди называют это зовом сердца, некоторые – чуйкой или нутром. Арлок называл это именем того, кем он являлся, ведь только эта часть его всегда знала, что может случиться, наперед, но он не всегда верил ей и поэтому совершал ошибки.

Он не смог найти Мака в каюте и поднялся вновь на палубу, там его тоже не было видно. На соленом и влажном воздухе Арлоку снова сделалось дурно, он подошел к борту. Всматриваясь в разбегающиеся от корпуса волны, он низко склонился, оперевшись руками на толстую перекладину. Тошнота понемногу отступила. Он выпрямился и вгляделся в глубь корабля. Матросы работали занимались каждый своим делом и так изо дня в день, на протяжении всей жизни, проходящей в постоянной качке в таких ужасных условиях. Как только они не сходят с ума от этого? Море? Романтика? Прекрасные виды? Арлок обвел взглядом горизонт. Ну да – красиво, но скучно. То ли дело горы! Но, может, на закате море особенно прекрасно. Конечно, у всех свои вкусы, кому-то и вовсе наплевать на красоту природы.

Не так далеко у борта стояла девушка в синем простом платье, будто специально под цвет воды и неба. Вот уж кого явно заинтересовывали здешние виды.

Она стояла против бега волн, и темно-русые волосы откидывались назад морским ветром. Они метались в полном беспорядке за исключением собранных на затылке в косу прядей, взятых с висков. Арлок прежде не заметил девушку, хотя она стояла там, по-видимому, давно, и руки ее замерзли, а губы приняли синеватый оттенок. И без того бледная кожа казалась еще белее. Все же она не спешила уходить с этого места.

Не понимая, зачем он это делает, Арлок медленно начал приближаться к ней. Рядом с ним она оказалась совсем маленькой, будто бы хрупкой, как фарфоровая статуэтка. Юноша возвышался почти на две головы. Он был более чем уверен, что она не станет с ним разговаривать, да и зачем? Стояла бы там другая девушка, не в синем закрытом платье, ни с темно-русыми волосами, лет на пять постарше, он не обратил бы на нее никакого внимания. Кого-то она отдаленно ему напоминала, ее фигура, – всего лица пока не было видно, — но все же, что-то внутри него заставило сделать несколько шагов навстречу к этой девушке. И вот он уже стоял совсем рядом и просто смотрел на нее сбоку, стараясь рассмотреть профиль.

Краем зрения заметив пристального наблюдателя, незнакомка резко повернулась.

Ее глаза –большие, зеленые, как драгоценные камни – первое, на что юноша обратил внимание. В них отражалась синева моря, солнечный свет играл на радужке белым бликом. В этом взгляде Арлока поразило не только насыщенность тона и цвета, не только их гармоничное слияние, переходящее в черноту зрачка, но что-то еще. Фиолетовый ободок вокруг него, словно обруч. Она не человек, промелькнуло в голове. Эта особенность встречается только у магов. Его отец – тоже маг, но самому Арлоку не посчастливилось стать обладателем ни характерного ободка у зрачка, ни способностей, коими наделены остальные – мать отдала ему больше своего.

Девушка в ту же секунду резко отшатнулась в сторону и заметно напряглась.

Арлок не подумал, что его нескромное внимание могло быть этому причиной, он почему-то решил, что ее напугал шрам, диагонально пересекающий переносицу и продолжающийся под правым глазом. Странно, ведь он почти зажил, от него осталась только узкая перижабина.  

— Я не хотел вас напугать своим видом, — извиняющимся тоном произнес он.

Девушка сделала еще шаг в сторону, напряжение с плеч ушло. Арлок не стал подступать ближе и решил остаться на своем месте, рискуя тем, что ветер будет относить его слова в другую сторону, и они останутся неуслышанными.

— Не надо так подкрадываться, — с упреком произнесла она.

— Не думал, что в этих сапожищах можно к кому-то подкрасться, — дружелюбно улыбнулся Арлок.

Незнакомка лишь отвернулась. Видимо, не расслышала.

В чертах ее лица юноша увидел еще больше, чем до этого, и теперь он не мог просто так уйти от нее, не узнав ничего, хотя бы не попытавшись.

— Простите, этот корабль держит курс на один лишь единственный остров. Куда вы направляетесь, я хочу узнать, вдруг нам с вами по пути. В одной дерев…

— Нет.

— Нет? – он поднял брови. Хотя бы теперь юноша знал, что слова доносятся до нее без проблем.

— Я не намерена отвечать незнакомцу, — произнесла она, искоса поглядев на Арлока.

Вот так номер.

«А девушка не такая хрупкая, как показалось вначале, — подумал Арлок».

И тут же представил, как Нагэ, фыркнуф, подумала, что сейчас не самое подходящее время, чтобы заводить знакомства с хорошенькими девушками. И вообще его сюда послали за водой.

— Видите ли, — терпеливо продолжил Арлок, — я ищу старого знакомого, который уже давно проживает на острове, я подумал… — и не успел закончить.

— Думать не надо, — ехидно улыбнулась девушка и пошла прочь.

Пойти за ней, побежать? Арлок стоял на месте и не мог понять, чем он так обидел эту незнакомку. Девушки от него еще никогда не шарахались по крайней мере сразу. Внутреннее существо хотело рвануть за ней, схватить за плечи и рявкнуть: «Кто ты? Я знаю тебя». Но человеческая сущность благоразумно утверждала: «Отстань от бедной девушки».

В конце концов, это не последний день на корабле, может быть они еще встретятся здесь, даже наверняка ему удастся ее разговорить, и тогда он поймет, что привлекло его к ней. Если, конечно, его на закуют в кандалы до конца плавания.

Арлок поднял взор. Легки на помине: с капитанского мостика спускался сам капитан в сопровождении трех матросов, один из которых, не самый молодой, с бакенбардами, бежал впереди всех, указывая в его сторону.

— Нагэ, похоже мы с тобой оба умрем от жажды в заточении.

0
16.01.2020
avataravatar

Доброго время суток, друзья! Писательской деятельностью занимаюсь давно и неофициально, но мне нравится излагать свои мысли на бумаге, пусть и не всегда умело, но стараюсь и пытаюсь учиться. Все началось с простой фантазии где-то в 10-11 лет, когда я начала читать книги по собственному желанию. Первая книга, которую я тогда пыталась читать, что растянулось на несколько лет, это "Белый Клык", но после книги "Радуга для друга" Михаила Самарского, поняла, что читать могу все и это совсем не трудно, а главное, интересно! Очень трепетно отношусь к классической литературе и долгое время писала свои рассказы и повести с большими описаниями внешности, обстановки. Но не всем хотелось читать "тягомотину", поэтому со временем я упростила свой стиль. С большим уважением отношусь к опытным писателям, хоть и не общалась с ними, зато, наверняка надеюсь на то, что когда-нибудь мне представиться такой шанс и, эти люди научат меня чему-то полезному. Меня будоражит мнение о том, что в наше время "пишут все, кому не лень", стараюсь выйти из этой "группы" и писать действительно по-настоящему, потому что чувствую, так надо! В настоящий момент в творчестве больше склоняюсь к фэнтези и фантастике, но хочется "жизненной" (но не затасканной, как женские романы)литературы из разряда историй о человеческих судьбах, волевых усилиях, где человек показан как многогранный представитель общества, как личность и индивидуальность. Пытаюсь писать серьезную литературу, основанную на реальности, а не на фантазии, но самого жизненного опыта мало, и надо много работать, поэтому все это лишь черновики. О себе хочется сказать лишь то, что я родилась в 1999 году и сейчас учусь на специального психолога. Жизненной целью вижу образование и саморазвитие, помощь людям и самопозиционирование.
Внешняя ссылка на социальную сеть Проза
33

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Загрузить ещё

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен автору: