Бармингтон

БАРМИНГТОН

 

 

 

 

Дикая Александра

 

 

 

 «Успей влюбиться, пока смерть дарит тебе время…»

 

         Существует сила, которую мы не видим, мы лишь слышим о ней и даже представить себе не можем всех её возможностей… в нас. Все началось с того момента, когда родились два совершенно разных брата. Маркус и Дориан. Они вместе росли, но в их сердце, в их душе, было два разных мира. Было два разных взгляда, и они словно уничтожали друг друга. Их мать Ризента была могущественной волшебницей тех времен и того мира. Однажды при очередной ссоре, когда Маркус и Дориан чуть не лишили друг друга жизни, она не выдержала и нанесла на своих сыновей заклятие. Которое и перенесло их в разные миры, а точнее, века. Маркус оказался в девятнадцатом веке, а Дориан  — на два века раньше. Таким образом Ризента смогла обеспечить им жизнь вдали не только друг от друга, но и от неё самой. И обеспечила себе уверенность в том, что её сыновья никогда не встретятся. Маркус смог смирится с этой жизнью, а вот Дориан начал съедать себя изнутри. Его мысли, действия, планы — все было наполнено злобой. Дориан постепенно превращался в монстра с человеческим телом, в нём поселилась неприязнь ко всему: он стал ненавидеть людей, он ненавидел место, где жил, он не мог никого терпеть и обрек свою душу на вечное скитание во тьме и злобе. Когда Дориан почувствовал в своей крови магическую силу, он начал учиться колдовству, но самое ужасное — он начал с чёрной магии, с запретной, и это превратило его не просто в мага — он словно породил в себе демона. Из-за одной из темных попыток вернуться домой, Дориан чуть не погубил свою жизнь, но при этом он сумел создать портал. Какие же последствие несет создание портала и кто спас, Дориана, находящегося при смерти из-за своей чёрной магии? Куда оправилась душа и тело Дориана? Кто ему будет необходим на протяжении веков?

 

— Что может быть ужасней смерти!?

— Любовь…

— Что?

— …Думаешь, смерть — самое ужасное… Любовь — вот что живет вечно, вот что становится причиной всего прекрасного, и также она причина темного ужаса, царящего внутри каждого…

— Ты не прав: есть ещё кое-что… Время… Это всего лишь нить, которая соединяет любовь и смерть. Идти в ожидании… Вот что страшно, ведь то, чего ты ждешь, может так и не наступить… Или оно наступит… когда ты сдашься.

ГЛАВА 1

Подарок

— Вы, наверно, думаете, что я сумасшедший… Но три дня назад очередной кошмар вскружил мою голову.

— И что же вы увидели?

— Её… и две тени… не могу понять, почему, но эта женщина приснилась мне и говорила, что… они не оставили ей выбора.

— Хорошо…а кто такие «они»?

— Понятия не имею. Может, тени… которые крутились возле неё…

— А где все это происходило?

— Я не помню, я запомнил только её. Ну, и ещё кое-что…

— Я вас слушаю.

— … Там была ещё одна девушка, которая открыла свой кулон и из него упала капля воды… После этого одна тень исчезла.

— Что это за тени?

Виктор, потирая руки, уставился в пол.

         — Виктор?

         — Я не знаю! Чёрт подери!

         От удивления доктор Локо поправил очки на своем длинном и худощавом носу и ещё внимательней присмотрелся к своему пациенту. Виктор Норвит уже больше двух месяцев являлся его гостем, не самым проблемным, но все же довольно странным. Виктор придавал слишком много значения всем событиям, которые с ним происходили. Был очень суеверным и верил в то, чего не видел…. и видимо, не зря. Резкость со стороны мужчины удивляла доктора все больше и больше. Но к счастью, его вспышки агрессии происходили крайне редко, но можно заметить, очень впечатляюще.

         — Я не первый раз уже вижу видение этой женщины перед собой, и снится она мне не впервые… Пожалуй, самое ужасное — то, что я знаком с ней.

         — Вы знакомы с ней… А какие вы испытываете ощущения при встрече?

         — Страх… но в тот же момент она как будто близка мне.

— Ну что ж, если люди нам близки, это ещё не значит, что мы не можем испытывать страх перед ними. А как насчет провести время с этой женщиной… скажем, сходить куда-нибудь?

     — Не думаю, что мне стоит так поступить.

         Сеанс уже подходил к концу, и Виктор внимательно посмотрел на свои наручные часы. Время было 18:40, и, не говоря ни слова, мужчина накинул на себя теплое зимнее пальто и направился к выходу:

     — Виктор…

         Мужчина остановился уже у дверей и с пол-оборота посмотрел на доктора.

— Послушайте, Виктор, это, конечно, уже чисто мой интерес… так что вы можете даже не отвечать на поставленный вопрос, но все же позвольте спросить…

— Мне уже интересно… спрашивайте.

         — К кому вы прислушиваетесь?

— К книгам.

— К книгам? А кто их пишет?

— Женщина.

Несмотря на то, что доктор ожидал более развернутого ответа, переспрашивать и уточнять он не стал. Виктор вышел из уютного кабинета французского психолога доктора Локо Пьера Де Жюль. Не смотря на свою внутреннюю подавленность, мужчина вежливо попрощался с секретарем доктора. И тут же, не изменяя традициям, направился в кафе к тетушке Грейс, которое находилась в нескольких метрах от клиники. Кафе тетушки Грейс было одним из любимых мест Виктора, он часто заходил сюда выпить кофе, поужинать или просто поболтать со старушкой. Холодный ветер и снег ударялись об его лицо, и Виктор ускорил шаг. Он подошёл к кафе, не спеша снял кожаную перчатку с руки и открыл тяжелую деревянную дверь. В кафе стоял аромат свежеиспеченных булочек. Здесь было очень уютно, тихо и спокойно, именно из-за этой царящей здесь гармонии он и любил приходить сюда. Людей в кафе было многовато, но это не нарушало старую атмосферу. Мистер и миссис Керти сидели возле окна, они пили горячий кофе со свежеиспеченными булочками с корицей. Им было около семидесяти лет, а они все также заботились друг о друге, что очень мило выглядело со стороны. Мистер Керти был невысокого роста, а его жена ещё меньше. Поскольку мистер и миссис Керти бывали здесь так же часто, как и Виктор, то уже успели с ним познакомиться. Старушка Маргарет увидела Виктора первой и вежливо и добродушно кивнула ему. Это означало приглашение за стол, и мужчина не смог отказать и не спеша подошёл к ним.

— О, ну надо же, ты как всегда вовремя, Виктор…

         Старый мистер Керти из вежливости приподнялся из-за стола и пожал руку Виктору в знак приветствия.

         — Тётушка Грейс сегодня испекла невероятные булочки, они просто тают во рту, садись, угощайся.

         Как только Виктор удобно сел за стол, через несколько секунд к нему и мистеру и миссис Керти подошла и сама тётушка Грейс:

— Виктор, прямо минута в минуту. Сегодня просто замечательный день… Посмотри, сколько людей в моем кафе! — радостно воскликнула женщина и поставила на стол горячий кофе с молоком для Виктора.

         — Здравствуйте, тётушка Грейс, отлично выглядите… О, вы понимаете меня без слов. Мой любимый кофе. Спасибо огромное.

         — О да брось, тебе спасибо за то, что решил порадовать меня комплиментом.

— Да нет, сказал, что подумал.

— Мистер и миссис Керти, как булочки? Надеюсь, вкус вас порадовал?

     — О, не то слово, Грейс, мы в восторге, как раз рекламировали их Виктору.

         Хозяйка кафе громко засмеялась, а затем увильнула от стола, направляясь за барную стойку, покачивая пышными бедрами и поправляя свой серый палантин на плечах. Виктор сделал несколько глотков горячего кофе. Через несколько минут из его кармана раздалась музыка. Мужчина предположил, что это по работе, и не спеша достал телефон. Но это была его мама.

— Прошу меня извинить, я сейчас подойду.

         Виктор встал из-за стола и отошел в другой конец кафе, где почти не было людей. Если не считать одного старика, который уткнулся носом в газету, правда, на несколько секунд он все же оторвался от чтения и пристально посмотрел на Виктора, который уставшим голосом ответил на телефонный звонок. Мама Виктора сообщила, что к ним приедет его прабабушка, и она бы очень хотела повидаться с внуком. Но Виктор ответил, что вряд ли вырвется к ним. В последнее время его психологическое состояние оставляло желать лучшего, а чтобы ещё родные знали о его проблемах — это ему было совсем ни к чему.

         Виктор положил трубку и тяжело вздохнул, видимо, говорить с родными ему было куда тяжелее, чем казалось.

Наверное, у каждого случаются моменты, когда вам трудно говорить с тем, кого вы очень сильно любите, и когда в вашей жизни происходят неприятности, вы молчите, понимая, что ваши родные будут за вас переживать и вам будет ещё тяжелее решить эти вопросы. Вы не хотите нагружать их своими проблемами, считаете себя уже достаточно самостоятельным. Вот и Виктор такой же — все, что с ним происходит, с ним и остается. Зачем говорить родным о своих неприятностях — чтобы у них создалось впечатление, что ты вечно куда-то попадаешь? Поверь, они так думают с того момента, как ты впервые упал и содрал себе коленки, не говоря уже о постоянных замечаниях в твоем дневнике. Но это же родители, они всегда будут волноваться, ведь ты для них особенный. И, черт возьми, неважно, сколько тебе лет — десять, двенадцать, двадцать, сорок, пятьдесят. Однажды ты сам будешь на их месте. Виктор это прекрасно понимал и поэтому не всегда охотно, но все же отвечал на телефонный звонок родных в любое время дня или ночи.

         Мужчина вернулся за стол. Мистер и миссис Керти звонко смеялись — видимо, кто-то из них удачно пошутил.

         — Это вы не надо мной смеетесь?

         — О, нет, нет, Виктор! Мы с мистером Керти вспомнили нашу племянницу, которая вот-вот должна приехать, навестить стариков.

         — Надо же, как интересно, и что же вы вспомнили?

— Когда она была маленькой, то очень любила играть в прятки… как и все дети в ее возрасте… И однажды она так хорошо спряталась, что мы не могли найти её целых полчаса…если не больше.

         — Да помню, миссис Керти уже начала не на шутку волноваться, да, дорогая?..

         — Да, я тогда аж перенервничала, но самое интересное, что это как раз был канун Рождества, и Николь умудрилась найти целый пакет конфет, шоколадных, да и не только, и она специально предложила поиграть в прятки, чтобы достать этот сладкий мешочек и спрятаться с ним. Помню, я стояла на кухне, уже понапридумывала себе всяких глупостей… а потом смотрю — открывается нижний кухонный шкафчик, и она выползает из него вся запачканная шоколадом.

         — Да, в детстве Николь была буйным ребёнком….

         — Она съела столько конфет, что мы волновались, хоть бы не было потом аллергии.

— Забавная у вас племянница.

         Неожиданно к столу снова подошла тётушка Грейс, она обратилась к Виктору уставшим и спокойным голосом:

         — Виктор, я совсем забыла: Вероника сегодня заходила, она искала тебя, видимо, не могла дозвониться, и мне показалось, она была чем-то встревожена…

         — Вероника!

         Виктор был шокирован услышанным: женщина, которая вселяла в него страх, искала его… Что у неё могло случиться? Виктор резко встал из-за стола и отвел тётушку Грейс немного в сторону — он хотел, чтобы как можно меньше ушей слышали их разговор.

         — Она вам что-то говорила?

         — Да вроде нет… Знаешь, я уже и не помню… Хотя, стой… Да, да, да, она говорила по телефону с кем-то о старом поместье, которое ты выставил на продажу… Она явно была напугана и жутко недовольна. Видимо, ты нехорошо, поступил, сынок.

— О каком именно? — растерянно спросил Виктор, взявшись рукой за голову.

— Ну, слушай, уж я-то точно не в курсе.

         За последнее время Виктор выставил на продажу не одно поместье. О каком говорила Вероника, он лишь догадывался…

 

         Мужчина снова посмотрел на свои наручные часы. Он уже устал и хотел поскорее вернуться в свою квартиру, к тому же то, что сказала тётушка Грейс, было для него немаловажно, и он хотел поскорее сделать звонок Веронике. Поэтому вежливо попрощался с мистером и миссис Керти, рассчитался за кофе и поспешно направился к своей машине, которая все еще стояла возле клиники доктора Локо. На улице явно похолодало, но ветер немного стих. За несколько минут быстрым шагом Виктор дошел до своего черного «Мерседеса». Достал ключи из кармана пальто и открыл дверь. В машине было теплее, чем на улице, но все же не мешало бы включить подогрев сидения. Виктор взял в руки свой телефон и несколько секунд смотрел на экран. Он хотел позвонить Веронике, но все же не решился. Видимо, дело не столь важное, раз она не связалась с ним напрямую, ведь раньше ей не составляло труда найти его. Виктор решил подождать до завтра и завел машину, положил руки на руль, развернулся и направился домой. Ночной город очень хорошо освещался светом уличных фонарей и проблесками яркого света из жилых домов. Приблизительно через двадцать минут мужчина уже был у дома; он поставил машину на парковку и направился в свою квартиру. На лифте он поднялся на девятый этаж, открыл металлическую дверь квартиры и не спеша вошёл домой. Не включая свет, Виктор снял пальто. Ему было немного не по себе: ему показалось, что он здесь не один. Он включил свет и осмотрел квартиру. Но его подозрения не оправдались. В этой большой трехкомнатной квартире он был совсем один. От скуки и усталости мужчина поторопился принять душ и завалиться в теплую постель. Возможно, он бы ещё посмотрел телевизор, но все эти фильмы уже давно не поднимали ему настроение.

 

         Мистер и миссис Керти также не задерживались долго в кафе и поторопились домой. Правда, жили они намного ближе, чем Виктор, всего через дорогу от кафе, и им не требовалась машина, что бы добраться до дома. Мистер Керти помог своей жене надеть смарагдовое пальто, они попрощались с тётушкой Грейс и вышли на улицу:

— О Боже, Джон, нам стоило одеться потеплее…

         — Да, согласен, явно похолодало… Ну ничего, мы сейчас быстренько доберемся домой.

         Миссис Керти взяла своего мужа под руку. Так ей было легче передвигаться по лежащему снегу.

         — Уже жду не дождусь, когда приедет Николь, спеку ей сладкие ватрушки с шоколадом, как она любит…

         — Маргарет, твою выпечку любит не только Николь… Слушай, а может, нам не мешало бы пригласить Виктора на ужин? Мы могли бы познакомить его с Николь. Что думаешь?

— Думаю, это отличная идея, Джон! А то, насколько я знаю, Виктор один, да и Николь уже разошлась с тем противным… как его там звали…

— Стен…

— Да, точно, он мне ничуть не нравился. А вот Виктор был бы для неё подходящим молодым человеком.

— Ну что ж тогда так и сделаем, может Николь после этого знакомства и к нам чаще заглядывать начнет.

Мистер и миссис Керти так заговорились, что даже не заметили, как подошли к своему дому. Этот вечер для них прошел очень быстро. А наутро миссис Керти уже возилась на кухне с выпечкой — ведь ей очень хотелось порадовать племянницу, которая приедет около половины девятого утра.

 

         Виктор проснулся раньше обычного, и к тому же он был немного не в себе — ему снова приснился плохой сон. Да ещё и с самого утра телефонный звонок… Это был Майкл, его старый знакомый. В последнее время они мало общались, так как Виктор немного изменился по непонятным Майклу причинам, а вдобавок Майкл ещё и женился, ему явно было не до старых посиделок в пивной, да и Виктора это уже не интересовало. Тем не менее, на звонок он ответил радостно:

— Доброе утро, Майкл! решил набрать старого друга?

— Рад тебя слышать, Виктор, как поживаешь?

— О, слушай, давай сразу к делу… Что у тебя уже стряслось?

— Да ничего плохого, но твоя помощь все равно мне не помешает. Слушай, ко мне сегодня приедет мама, а я освобожусь только в пять вечера. Ты не мог бы её забрать из аэропорта?

— А, мисс Тиона Ливингстон… Ну, без проблем заберу, а такси ты ей боишься вызывать?

— Виктор, она на дух не переносит таксистов, а ты единственный человек, к которому она сядет в машину, кроме меня, конечно.

— Что ж, хорошо, а во сколько она прилетает?

— Думаю, в девять уже будет на месте

— Хорошо, давненько я её уже не видел…

— Вот и повидаетесь. Спасибо тебе огромное, Виктор, очень выручил.

— Теперь ты мой должник, Майкл

— Ну как всегда. Спасибо ещё раз.

— Да не за что.

 

         Конечно, сегодня не особо хотелось ехать в аэропорт, но разве можно отказать старому знакомому? И к тому же мисс Ливингстон была замечательной женщиной, пообщаться с которой было лишь в удовольствие.

         Виктор успел принять душ, не спеша оделся, вышел на улицу. Еще можно успеть позавтракать в каком-нибудь заведении. Но долго выбирать не пришлось: ведь самый лучший завтрак для Виктора — это жареная яичница с беконом и горький кофе. Недалеко от его дома есть отличное заведение, где как раз и подают вкусные завтраки — туда он и направился. Мужчина вошёл в ресторанчик, и его сразу поприветствовала милая девушка со светлыми длинными волосами, аккуратно собранными в хвост; она провела его за столик возле окна. После эта милая леди приняла заказ и ушла. Виктор посмотрел в окно. На улице медленно падал снег, несколько детишек забавно играли в снежки. От их игры ему стало немножко смешно, и мужчина непроизвольно улыбнулся. Как же здорово всё-таки быть ребёнком: у тебя нет никаких забот, ты целые дни напролет проводишь в компании своих друзей и вы придумываете какие-то нелепые игры… Да, в таких моментах дети на далекой волне от взрослых, которые вдобавок уже позабыли себя в их возрасте.

         — Ваш заказ.

         Нежный и тонкий голос официантки прервал мысли Виктора, и он вежливо поблагодарил её и приступил к завтраку. Правда, яичница оказалась какой-то безвкусной, а кофе совсем не горьким. Быть может, у него просто не было аппетита, а может, повар ещё не совсем проснулся. Виктор снова позвал белокурую девушку и попросил лишь апельсиновый сок и счет. На выходе из ресторанчика Виктору перегородил дорогу какой-то старый мужчина. Кажется, он видел его вчера вечером в кафе тётушки Грейс. Виктор вежливо заговорил со стариком:

         — Сэр, извините, но позвольте мне пройти.

         Старик крепко схватил Виктора за руку и грубовато ответил ему:

— Вот скоро все случится. Мы снова столкнемся с тем, кто все разрушил.

Виктор понятия не имел, о чём говорит старик. Видимо, со временем годы все-таки берут своё и это заметно не только по внешности. Виктор странно посмотрел на старика, немного приподняв бровь от удивления. Если бы речь не была наполнена таким серьезным тоном, то ему это показалось простой шуткой. В недоумении от происходящего Виктор поспешил покинуть кафе и поскорее забыть того странного старикана. Мужчина быстро направился к своей машине. Кто этот старик и что именно он имел в виду? Да впрочем, Виктора это не касается — разве в нашем мире мало людей, которые тронулись умом на старости лет? Лучше помалкивать о произошедшем, а то ещё и его примут за такого же. Хотя этот старик не ходил к психологу, как он. Или кто его знает…

Все эти вопросы немножко вскружили голову.

         — Наверное, старик с ума сошел… или я уже схожу…

         Виктор завел машину и направился в аэропорт, благо времени у него ещё было с запасом, можно было не спешить.

         Как и ожидалось, он приехал туда раньше назначенного времени, сидеть в машине ему совсем не хотелось. Так как утром попался совсем невкусный кофе, Виктор решил купить себе его ещё и в аэропорту, к тому же рядом было небольшое на вид кафе. Правда, здесь было очень много людей, что никак не радовало мужчину. Но что ж поделаешь, кому нравятся заведения, где люди просто лезу один на одного, как в муравейнике. А если взять метро в час пик? Там же вообще с ума можно сойти. Но все мы на одной планете, так что приходится в некотором понятии «терпеть» незнакомых и неприятных людей в общественных местах. Кто знает, кого вы там встретите? Вот непредсказуемая, встреча случилась и с Виктором. Он уже купил себе кофе и собирался выходить, как вдруг в поле его зрения попала невысокого роста темноволосая, девушка. У неё были короткие, вьющиеся волосы чуть ниже плеч. В отличие от него эту девушку не смущала вся толпа незнакомых людей. Виктор наблюдал за ней несколько секунд, хотел подойти, но что-то сомневался, и лишь после того, как девушка достала из кармана своего пальто мобильный телефон и радостно улыбнулась, он все-таки решился приблизиться. Видимо, улыбка женщин имеет сильное влияние на мужчин.

— Здравствуйте… — немного растерянным голосом поздоровался Виктор, он впервые не мог подобрать нужных слов. Девушка убрала мобильник в пальто и внимательно посмотрела на него, он смог рассмотреть её большие зелёные глаза. Черты её лица были как будто знакомы ему, но где он мог видеть её раньше? Пока Виктор думал и смотрел на девушку, то не заметил, что все это время молчит и явно ставит себя в неловкое положение.

         — Вам что-то подсказать?

— Что…что?

— Вам чем-то помочь?

— О, нет, нет… Мне просто показалось, что я вас знаю.

— А, ну видимо, вам и в правду показалось. Что ж, до встречи.

— Стойте, может…

         Девушка остановилась и вполоборота посмотрела на мужчину. Здесь больше управлял интерес. Она догадывалась, что хочет сказать ей этот мужчина, но все же права ли она?

— … Может, вы оставите мне хоть какие-то свои контакты?

—  Я думаю, нет…

—  Давайте я запишу ваш…что? Нет?

— Ну, этот городок и так маленький, так что если повезет, то мы с вами ещё встретимся.

—  А…если повезет…

—  Да.

— … То мы встретимся?

—  Да, до встречи, незнакомец.

         Девушка поспешила уйти. Видимо, такое внимание с мужской стороны доставило ей немало удовольствия.

Виктор вернулся и сел в свою машину.

Он так и просидел в машине, все так же подумывая о удивительной девушке, которую ему довелось встретить. Когда он снова сможет её увидеть? Он уже даже немного забыл историю с Вероникой и странноватого старика из ресторана, где завтракал утром. Время пролетело быстро, на часах уже было почти девять. Мама Майкла вот-вот должна прилететь. Долго ждать её не пришлось — ровно в десять она спустилась с самолёта и встретила Виктора своей обворожительной улыбкой. Выглядела она просто отлично, для своего возраста. Как всегда идеально уложенные светлые волосы. Длинное пальто, воздушно-голубого цвета и сверкающий блеск в глазах. Да, мама Майкла очень сильная женщина, и к тому же немалоизвестная писательница — Тиона Керон Ливингстон. Когда ей было двадцать лет, она осталась совсем одна, да ещё и с ребёнком на руках. Сперва можно подумать, что это вполне нормально, в наше время ничего удивительного здесь нет. Но вся суть в том, что Тиона не впала в отчаяние, и что бы ни происходило в её жизни, она находила в себе силы становиться ещё сильнее. Это была женщина, которая сама прокладывала себе путь наверх, и сейчас она сверкала на высоте. Виктор всегда был в восторге от Тионы, ведь она была для него примером того, что выход есть из любой жизненной ситуации, главное его искать.

          — Здравствуй, Виктор! Безумно рада тебя видеть. Как пролетают твои годы?

          — С вашим приездом стало лучше. Шикарно выглядите.

 — Спасибо, женщины в любом возрасте ждут комплиментов… и хорошо, когда они их получают.

         Виктор вежливо помог Тионе с багажом и открыл ей дверь своей машины, затем, не спеша, они двинулись к дому Майкла.

 

         Мистер и миссис Керти с нетерпением ждали свою племянницу Николь. Запах горячего, шоколада уже разлетелся по всему дому. В дверь наконец-то постучали, мистер Керти бросился поскорее открыть долгожданной гостье.

          — Боже…какой волшебный запах…

          — Николь, как мы рады!

          — Дядюшка Джон, тетушка Маргарет! Безумно соскучилась по вам.

— Ну же, скорее иди мой руки, а я поставлю чай. Так давно тебя не видели… Думаю, нам есть о чём поговорить.

         Николь послушно направилась в ванную, а мистер Керти тем временем отнес немаленький багаж девушки в её комнату на втором этаже.

 

         Виктора припарковался прямо возле дома Майкла, и мисс Тиона не спеша вышла из машины.

          — Виктор, спасибо огромное, что подвез меня! Не знаю, что бы я без тебя делала.

          — Да бросьте, поехали бы на такси.

 — Ой, садиться в такси нужно в том случае, если хочешь узнать, что происходит в городе… а мне это пока что ни к чему. Кстати, у меня для тебя кое-что есть.

         Мисс Ливингстон открыла свою сумочку и достала из неё небольшую книгу.

          — Да ладно, ваша новая книга?!

Виктор аккуратно взял книгу в руки. Она была довольно простой на вид, но в тоже время уже вызывала интерес.

 — «Таинство синей розы»… Весьма увлекательно. А с чего это вы о цветах пишете?

          — О, Виктор, здесь история не просто о цветке… Да впрочем, долго рассказывать… Думаю, тебе понравится. Я написала её специально для тебя. Так что читай очень внимательно.

 — Спасибо огромное, я впечатлен, мисс Тиона Керон Ливинстон!

 — Как официально… До встречи, Виктор.

 — До встречи.

         Виктор положил книгу на заднее сидение своей машины. Несмотря на то, что это была новая книга его любимой писательницы, он почему-то не сразу открыл её. Может, виной тому был образ той очаровательной девушки из аэропорта, что никак не выходил из его головы?

0
22.09.2020
avataravatar
Alexandra Dyka
91

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть