Звёздный вечер

Мадлен весело рассмеялась и, как бы невзначай, сказала: «Посмотрите, какое ясное и звёздное небо сегодня ночью! Мы просто не имеем права провести весь вечер в помещении.» Наша компания дружно согласилась и мы все вместе вышли из летнего домика на берег моря.

Среди нас было четверо девушек очень хороших собой, даже красавиц, но Мадлен была особенной: словно выгравированные искусным мастером утонченные черты лица, густые блестящие пряди тёмных локонов, спадающие на хрупкие плечи, длинные изящные пальцы и высокий изящный стан. Её весёлый нрав и живой ум делал эту красоту во много раз более привлекательной, она очаровывала каждого, кто ей встречался и я не стал исключением.

Мы подошли к песчаному пляжу: вода была гладкой и спокойной, звёзды светили ярко, будто солнце днём. Кто-то предложил поиграть в прятки и мы разбились на две команды. Пока те, кто был в моей разбегались в разные стороны, ища место, где спрятаться, тихий голос позади окликнул меня: «Калеб! Идёмте со мной!». Секунды две я стоял в оцепенении. «Идёмте же!»- это была она. Неужели Мадлен- девушка, о который были все мои мысли, с тех пор, как три месяца назад мы познакомились, здесь, сейчас зовёт пойти меня с ней?…  

Она обернулась и побежала к тропе, ведущей на ближайшую гору. Не теряя больше ни секунды, я устремился за ней. В течении пяти минут мы приблизились к самому верху того мыса. «Мадлен, Постойте! Подождите меня!»- кричал я ей вдогонку. «Скорее, не отставайте!»- слышалось откуда-то сверху. Наконец, добравшись до вершины, еле переводя дух я произнёс: «Вы… так быстро… поднимались….за вами было не угнаться!» «Зато здесь мы в абсолютной безопасности. Им нас оттуда не разглядеть, а вот они для нас видны, как на ладони! Ах, вы только полюбуйтесь на этот вид!» Пейзаж и в правду был дивный: бескрайнее море, впадающее куда-то в горизонт, скалы, вырастающие из самой его глубины, внизу песчаный берег, притягивающий к себе волну за волной, а наверху усеянное миллиардами сияющих звёзд черное небо. «Сегодня удивительно яркое звёздное небо,»- воскликнула Мадлен-«взгляните!» Она закинула голову наверх, вглядываясь в бесконечную высоту небес, словно это было местом, откуда она сама когда-то пришла на Землю, а я стоял, глядя в её глаза и в тот момент, я клянусь, видел них самые яркие звёзды…

Это был последний спокойный вечер перед началом вступления Америки во  Вторую Мировую войну. На утро меня и моих товарищей срочно призвали в армию. Все девушки плакали, обнимая своих женихов, лишь Мадлен оставалась спокойной. Она стояла у открытой двери домика, устремив взор в бескрайнюю даль. Когда я подошёл к ней, она вдруг задумчиво произнесла, обращаясь не то ко мне, не то ко внутреннему «Я»: «Как странно… Вчера ночью было такое ясное небо, звёзды сияли ярко, вода была совершенно тихая, а сегодня… все небо в тучах, а море бушует, словно к шторму- волна за волной яростно разбиваются о те скалы, где мы вчера играли в прятки… Удивительно, как быстро может быть все переменчиво…»  Мы простояли так еще примерно полчаса, молча глядя перед собой в темное пасмурное небо, будто в неизвестное далекое будущее. Но вот, раздался сигнал машины, которая должна была увести нас, быть может, даже на смерть. «Прощайте, дорогая Мадлен! Благодарю за вчерашний вечер!»-произнес я, пожимая её тонкую изящную руку. «Спасибо, Калеб, я рада, что нам с вами удалось подружиться. Постойте!»- воскликнула она и быстро убежала в свою комнату. Через минуту она вернулась с засушенным цветком эдельвейса, перевязанным сиреневой лентой. «Я нашла этот цветок здесь, на одной из вершин склонов, хотела бы, что б он остался у вас на память о наших каникулах.» Едва дрожащими пальцами я принял из её рук её скромный, но ни с чем не сравнимый для меня по цене дар. «Я благодарю вас, обещаю никогда их не забыть.»  Мы вышли на задний двор, откуда уже не было того чудесного вида. Две машины дожидалась нас, чтобы увести одних в город, а других- в штаб. Садясь в военный грузовик, я последний раз взглянул на Мадлен, она улыбнулась мне своей живой мягкой улыбкой, затем села в машину к другим девушкам, и мы разъехались в совершенно разные направления…

На войне мне довелось увидеть всякое: некоторые из моих друзей попали в плен, другие-были тяжело ранены и искалечены, некоторые погибли. Порой нам приходилось ползти в окопах, под шум разрывающихся сверху боеприпасов, бывало, мы шли в ливень через липкую грязь без остановки, лишь бы дойти до штаба. В некоторые моменты становилось просто невыносимо, казалось, этот ужас не закончится никогда. Тогда я, нащупав рукой внутренний карман куртки, доставал оттуда тот перевязанный голубой ленточкой прощальный подарок, прикрепленный к её портрету, который я сделал в одном из наших походов, и вновь просыпалось желание бороться. Бороться, ради той заветной, долгожданной встречи с ней…

И вот, война закончилась. Нас, вернувшихся назад, встречали с непередаваемым восторгом и слезами на глазах: матери, жёны, сёстры, невесты- все бросались на шею вернувшимся бойцам, ликуя о победе. Наступали времена спокойствия и мира.

Я спешил домой. В тот город, где я вырос, где мальчишкой ходил в школу, где была моя семья и преданные друзья, где студентом встретился с ней… Возвращаясь назад, я думал лишь о том, как найти Мадлен. По случаю победы в доме мэра был организован огромный банкет. Большая зала была заполнена гостями: казалось, сюда съехались все жители округа. «Калеб, это ты?» — услышал я возглас позади себя. Я обернулся и увидел своего товарища Оскара. «Как я счастлив видеть тебя, Калеб! Нас ведь направили в разные точки! Как ты, дружище?» Я был очень рад встрече со своим, почти единственным, выжившим приятелем. Мы разговаривали несколько часов, рассказывая о пережитом… затем я наконец осмелился заговорить о том, что волновало меня больше всего: «Оскар, ты ведь помнишь наш последний вечер на побережье Карибского залива?» «О, конечно, эти каникулы мне точно не забыть! Какая была компания! Ночи! Веселье! А та загадочная Мадлен Грегори!»- у меня дрогнуло сердце­-«Ведь ты помнишь эту красотку? Говорят, после возвращения сюда, она неожиданно и спешно покинула город. Кто-то говорит, стала художницей в Нью-Йорке, как всегда и мечтала, другие- что отправилась помогать на фронт в госпиталь и осталась там, третьи утверждают, будто видели её на одном из вечеров в Мисси-Сипи в компании богатого мужа-магната, но точно никто ничего сказать не может, её близкие очень далеко отсюда, сама она жила здесь в общежитии…» Я был омрачён этими новостями, ведь теперь мои шансы на встречу с девушкой, о которой я, не переставая, думал целый год на фронте сводились к нулю…

Придя домой, я отчаянно бросился на кровать и, как всегда делал это на фронте, вновь вынул фото и наполовину осыпавшийся цветок из внутреннего кармана куртки. Я рассматривал черты любимого лица и моё лицо озаряла светлая грустная улыбка в ответ на улыбку лица на портрете- в моей жизни была светлая, чистая платоническая любовь, которая была не взаимной, однако это не мешало ей придавать мне сил бороться дальше и побуждала двигаться вперёд. Я был счастлив, похоже, впервые по-настоящему за последнее время.

Прошло два месяца после моего возвращения, я обзавёлся работой и всеми необходимыми для «оседлой» жизни вещами, стал, как и раньше, посещать культурные мероприятия, общаться с привычным кругом, хоть и предпочитал ему теперь одинокие прогулки по городу. И вот, возвращаясь с одной из таких прогулок я заметил среди толпы прохожих озирающуюся по сторонам незнакомку: она была одета в чёрное строгое платья, волосы были собраны под черную шляпу, в руке у неё был чемодан. Несмотря на свой тёмный наряд, она выделялась из толпы, так что я сразу обратил на неё своё внимание. Странное чувство коснулось меня в то момент, я поспешил пройти к ней сквозь поток спешащих туда-сюда людей. Я подошёл прямо к ней и как же потеплело у меня на душе, когда она обернулась- это была она. Да, я вновь встретился с Мадлен, она была всё та же, хотя выглядела будто немного старше и строже. Она улыбнулась: «Здравствуйте, Калеб! Как много времени прошло с нашего прощания.. Какое счастье, что вы здесь!» Я подошёл ближе и взял её руку. Моё сердце бешено колотилось, ладони дрожали от волнения, а дыхание участилось. Она внимательно взглянула мне в глаза, ожидая моих слов. Мы простояли в молчании, затем, набравшись смелости, я начал: «Мадлен… Я люблю вас.»

                                                                                                                                30.04.2019

                                                                                                    «В память о любви»

0
11.10.2020
avataravatar

Приветствую на моей странице! Я начинающий автор,люблю сочинять небольшие рассказы/новеллы, вдохновляясь пережитыми событиями и эмоциями из личной жизни. Надеюсь заинтересовать вас своими работами, помогите мне исполнить мою мечту- стать писателем.
Внешняя ссылка на социальную сеть Мои работы на Author Today YaPishu.net
96

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть