Звериный край. Неведомый лес. Глава 2.

    Глава 2. Продолжение.

Когда девушка открыла глаза, она уже была в облике зверя. Превращение удалось ей на удивление легко. Пенни отодвинула одежду в сторону и серьёзно посмотрела на Когтя.   

— Ты похожа на Джену из «Балто». – Усмехнулся волк, прижимая уши.

— Если это был комплимент, то спасибо, но лучше оставь вежливость на потом. – Ответила Пенни, и начала ходить по кругу, как все хищники перед дракой. Коготь начал делать тоже самое.

 — Теперь мы звери, и удача на  моей стороне. Я умнее и опытнее. – Хитро сказал Коготь.

— Запугиваешь? – Пенни прищурилась.

Наконец, лавка опустела, и каждый злобно смотрел на своего соперника.

— Так, по моему свистку начинаем атаку. – Назар взглянул на время. – И так, раз… два…. ТРИ!

Раздался пронзительный свист, и зал наполнился самыми разными звуками: рычанием, шипением, мяуканьем, писком…

Коготь начал атаку первым. Он страшно зарычал и ринулся на Пенни. Она взвизгнула, и метнулась в сторону. Волк промахнулся. Девушка – собака с яростью прыгнула на врага. Однако Коготь не встретил собаку зубами, он пригнулся, и Пенни пролетела над волком. Лапы её при приземлении разъехались, и Пенни растянулась на гладком полу. Коготь лишь по – волчьи усмехнулся.

Думая, что ошибка в высоте прыжка, Пенни ринулась вперёд, ударив Когтя лапами. Парень оступился, но быстро встал, и, пригнув голову, ждал новой атаки. Девушка рассердилась. Она сделала ошибку, и в порыве гнева вновь прыгнула. Когда она пролетала над головой Когтя, тот с силой толкнул собаку головой. Если бы они дрались всерьёз, он бы схватил Пенни зубами.

Девушка упала, и Коготь, подлетев словно молния, вцепился собаке в загривок. Пенни заскулила, но уже ничего уже сделать не смогла. Коготь выиграл.

— Охотникова и Беркутов! Драка окончена, Коготь победил. – Крикнул Назар.

-Ха! – Злобно усмехнулся волк. – а я что говорил?

Он встал с Пенни, и, взяв одежду в зубы, направился в мужскую раздевалку.

      .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     

— Он победил, понимаешь?! Победил! А я мечтала, как задам ему трёпку… обидно. – Возмущалась Пенни. Они обедали в столовой с Кайлой.

Шатенка помешивала ложкой густой суп, и, улыбнувшись, посмотрела на подругу.

— Да, а ты что думала? Он же намного опытнее нас в этом плане.

— Ну да, ты права… — Пенни задумчиво взглянула на стол, где сидел Коготь. И правда ведь. Коготь, наверное, с рождения знает, что он волк отчасти. Пенни почувствовала, как её переполнила зависть. Везёт им, чистокровкам! Её родители вообще не знали, кто такие хомбэсты, и прямо опешили, когда им позвонила директор с таким странным заявлением.

А вот Кайла нисколечко не волновалась и никому не завидовала. А если и испытывала нечто подобное, то очень умело это скрывала. Её предки, кстати говоря, были хомбэстами, а вернее только отец. Он никогда не рассказывал дочери о своей тайне, но был на седьмом небе от счастья, когда узнал, что его дочь тоже волчица.  

Пенни посмотрела на Когтя и заметила, что к еде парень даже не притронулся.  

 Закончив трапезу, девушки пошли в класс.

Класс оказался очень просторный и светлый. Четыре окна в левой стене, шкаф с глобусом позади стола учителя, тёмно зелёная доска, три ряда парт. Слева от входа – куллер  с водой.

Учительница – не высокая худая женщина с песочного цвета волосами, на каблуках и в юбке.

— Дети! – Она постучала линейкой по столу. – Так как у нас новые ученики, будем рассаживаться по — новому.

 Коготь вздохнул. Ещё чего не хватало. Очень ему это надо, пересаживаться со своей любимой последней парты. Однако он всё же собрал вещи в рюкзак, и облокотился на стену. К нему бесшумно подошли Кинго и Трейвис, небрежно волоча по полу рюкзаки.

— Хочу на последнюю парту. – Сказал Трейвис, хмуро глядя на голые деревья и грязную слякоть за окном. Прямо напротив него, за стеклом, в куче жухлых жёлто – коричневых листьев затеяли весёлую возню двое котят, скорее всего ученики младших классов.

— Я тоже. На последнюю парту в первом ряду. – Улыбнулся Коготь, проследив за взглядом друга. Котята с ног до головы перепачкались в грязи, но не переставали мутузить друг дружку, отрабатывая боевые приёмы.

— Почему? Там же учитель. – Растерянно спросил Кинго. Он тоже безучастно наблюдал за вознёй котят. Вот один из них, оказавшись сверху, поставил лапку на горло второму, но поверженный тут же поджал задние лапы, а через мгновение они забарабанили по животу тёмно – серого котика, стоящего сверху. Тот опрокинулся на спину, но тут же встал, и, пригнувшись, бросился в атаку.

— А что это за котики? – Вдруг спросил Коготь, пристально глядя на котят. – Что – то я не видел у нас среди первых классов таких учеников.

— Значит, это обыкновенные коты, не хомбэсты. – Пожал плечами Трейвис. – Может быть, забрели сюда нечаянно. Или играя.

Коготь вдруг поймал на себе взгляд крепкого парня среднего роста, с броскими янтарными глазами, стоящего напротив. Хельберг. Он пригладил светлые песочно — золотые волосы и злобно посмотрел на Когтя. Коготь превратил зубы в волчьи и улыбнулся, сморщив нос. Это очень напоминало оскал. Хельберг ответил ему тем же. Рядом с хомбэстом стоял Джек Озёров, и подростки о чём – то увлечённо переговаривались, однако Хельберг не сводил золотистых глаз с Когтя.

Коготь не любил Хельберга. Он казался ему чёрствым, надоедливым и чересчур уж заносчивым.

Хельберг был лесной рысью. Несмотря на то, что сам парень вырос среди людей, охотничьи и боевые навыки у него были – будь здоров. Честно говоря, они с Когтем никогда не ладили. Почему – так никто и не понимал. Возможно из – за того, что их звериный облик не позволял им стать друзьями, волк и рысь, всё — таки. В их постоянных драках оба хомбэста не слишком – то заботились о состоянии друг — друга, и крики совести по поводу «ему ведь больно» обоих никогда не останавливали.

Получив своё место на первой парте во втором ряду, Коготь вновь встретился взглядом с Пенни. Её враждебный взгляд был совсем близко, просто потому, что её посадили за одной партой с волком. За первый урок никто из них не сказал ни слова, как и, в общем – то, за все последующие.

.     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .

После уроков, вечером, Пенни вспомнила, что в отдельном корпусе школы есть комнаты. Там можно остаться на ночь. В основном в одной комнате по две – три кровати, но иногда бывают исключения: могут быть по пять или шесть.

Кайла этим вечером с Пенни не осталась. По её словам, подруга хотела прогуляться ночью под луной в своём новом облике.

Пен немного напряглась, хотя и понимала подругу. Новая обстановка, новый мир, как она сама говорила,… но уж слишком девушку напрягало воспоминание о том, как Коготь смотрел на Кайлу. Какое – то внутреннее чувство не давало ей покоя, казалось, будто этот взгляд как – то связан с сегодняшним уходом Кайлы.

Однако не разумно было бы подозревать Кайлу в чём – либо, не узнав точную причину этого удивлённого взгляда на линейке. Поэтому, оставшись одна в школьной комнате, Пенни подавила желание проследить за подругой, и уселась за домашнее задание.

……………………………………………………………………

Идя вечером к школе, Кинго и Коготь разговаривали. Ветер свистел над их головами, срывал с деревьев бледные жёлтые листья и поднимал их в воздух, кружа в необычном, но очень красивом танце. На розовато – лиловом, с вкраплением серебряных звёзд небе неясно вырисовывалась луна. В воздухе пахло холодом, осенью и свежестью. Высокие, чёрные ели стояли мрачными стражами, в вечернем малиновом свете они выглядели необычно жутковатыми и несоразмерно высокими для обыкновенного дерева. Их верхушки, казалось, касаются фиолетового сумеречного небосвода.

Листья под ногами больше не шуршали, как в начале октября, а хлюпали, утопая в грязных осенних водах дорожных луж.

Разговор шёл о необычном человеке: о Кваху Кезегоуозе, мужчине, который не раз появлялся в классах многих учеников. Он выглядел как человек, одевался тоже, и никто никогда не видел его звериного облика. Говорил Кваху с акцентом, он явно был иностранцем. Глаза у него жёлтые, не свойственные для человека, а взгляд пристальный, настораживающий. Кажется, прямо в душу смотрит. Волосы необычно белые, не исключено что крашенные. Этот Кваху, очевидно, был человеком богатым и влиятельным. Его имя не раз звучало на телевидении и в газетах, а в школе он появлялся как раз потому, что поддерживал её денежными средствами.

— Он похож на птицу, – задумчиво протянул Кинго. В темноте его глаза утратили прежний блеск, и из жёлто – зелёных превратились в насыщенно – бирюзовые, тёмные, однако и сейчас не утратили своей выразительности. – На орла какого – нибудь.

— На белоголового, — согласился Коготь, посмотрев на Кинго.

Взгляд друга выражал глубокую задумчивость. Видно было, что Кинго чем – то обеспокоен. Наконец, он сказал негромко:

— Очень этот Кезегоуоз мне не нравится.

— Чем же? – Коготь и сам понимал друга. Его звериное чутьё подсказывало, что что-то не так с этим Кваху, и он имеет какое-то отношение к жизни школы и даже к его собственной жизни.

— Точно не могу сказать, — пожал плечами Кинго, — но его присутствие меня немного напрягает.

— Я чувствую подобное, — признался Коготь, — будто внутренний голос твердит об опасности, исходящей от него.

Кинго понимающе посмотрел на друга.

— Похоже, внутренние голоса у нас с тобой одинаковые. Хотя знаешь, я думаю не стоит говорить о наших переживаниях кому – либо, кроме Трейвиса. Кажется,  все остальные в школе о Кваху хорошего мнения.

Коготь согласно кивнул.

Хомбэсты приблизились к воротам школы.

— Пойду – ка я домой, пока не попало мне от мамы, – пробормотал Кинго, посмотрев на наручные часы. Они у него были старинные, тяжёлые, но время показывали самое точное, и Кинго очень гордился этой вещицей.

— Ладно, пока. – Коготь проводил уходящего друга глазами, затем открыл ворота и вошёл на территорию школы.

 Поднявшись на третий этаж, Коготь направился к той светлой комнате, в которой ночевал некоторое время назад. К школе и школьным комнатам он привык, ибо очень часто ночевал здесь. Родители не возражали, ведь знали, что и школьная территория находится под строгой охраной, и их сын сам может за себя постоять.

Коготь повернул ручку на светлой двери, и та открылась.

— Стучаться не учили? – Поинтересовалась Пенни, не отвлекаясь от, видимо, очень увлекательной книги.

Коготь опешил. Мало того что эта собака появилась здесь, в его классе, в его школе, так она ещё и вторглась на его территорию!

— Какого чёрта ты здесь делаешь?! – вне себя от ярости и возмущения взвыл Коготь.

Пенни обернулась. Недоумение в её глазах быстро сменилось злобой.

— А ты? – гневно прошипела она.

— Слушай, собака ездовая! Не заметили ли вы, что эта комната моя! – хомбэст сжал руки в кулаки. Это в мире людей мальчики уступают девочкам, но здесь она не получит людской вежливости! В его мире, в мире животных, за вторжение на территорию жёстко проучивают, и он, Коготь, не будет пренебрегать этим законом!

-Ой, да что вы говорите! – Пенни встала. Она не боялась его, этого опытного уже хомбэста, либо же хорошо это скрывала. – На ней не написано что она твоя!

— Да ладно! – Золотисто – карие глаза парня опасно блеснули, и Коготь потерял терпение.

Он пригнул голову, и начал превращаться в волка. Сделав это быстро, ибо он был в порыве гнева, волк стоял и смотрел на девушку, грозно покачивая хвостом, а шерсть на загривке стояла дыбом.

— Драться хочешь… — Грозно сквозь зубы процедила Пенни, и превратилась в хаски.

Коготь нёсся к общей гостиной.

Одинаково доступная для всех классов, гостиная в данный момент пустовала. Огромная, но уютная. В ней царил полумрак, большой свет не был включён, вместо него под потолком горела красная гирлянда. Диван, напротив телевизор, чуть в стороне камин. Комната была пропитана запахом самых разных животных и людей, и если бы немного замедлить ход, Коготь различил бы, кто здесь был и сколько дней назад.

Коготь прыгнул, скрылся за диваном и затаил дыхание. Пенни отстала от него, и сейчас его догоняет.

Стараясь не выдать себя собственным дыханием, Коготь прислушался. Раздался топот лап и постукивание когтей по полу. Что уж тут говорить, Пенни совсем не умела ступать тихо, по – звериному! Коготь вдохнул пропитанный различными запахами воздух. Да, это Пенни. Совсем близко, около дивана. Она шумно принюхалась, стараясь понять, куда скрылся противник.

Большим прыжком Коготь выскочил из – за дивана, и приземлился точно на спине собаки. Та громко недоумённо взвизгнула, упала и попыталась сбросить с себя нападающего. Не выдержав под натиском, она бросилась наутёк.

Волк погнал девушку – хомбеста к лестнице. Однако он ожидал, что Пенни не успеет затормозить, и упадёт. Но хаски резко развернулась, и грозно пригнула голову. Тут уж Коготь понял, что именно он не сможет остановиться на только что вымытом скользком полу, но не подал виду. Он прыгнул на всём ходу, вытянув лапы вперёд, и с силой толкнул Пенни.

Хомбэсты кубарем покатились вниз по лестнице. Коготь мёртвой хваткой вцепился в извивающиеся лапу собаки. Белый и рыжие цвета мелькали у него перед глазами, едкий собачий запах душил его, но он ни на секунду не разжимал челюстей. Позвоночник ныл от ударов об порожки. Коготь не соображал, во что вонзил клыки, но отпускать конечность не собирался. Пенни визжала. Большие острые зубы лесного, беспощадного волка сжимали её заднюю лапу. Коготь почувствовал на языке очень непривычный вкус собачьей крови. Не выдержав, он разжал челюсти, и, обретя равновесие, приземлился на лапы.

— Уф… — выдохнула Пенни, приземлившись. В отличие от Когтя она весьма некрасиво плюхнулась на пол, перекувырнувшись к тому же через голову. – Мог бы не прыгать на меня, гадость чёрная!

— Извините! – Недовольно проворчал Коготь, отплёвываясь от густой собачьей шерсти.

— Ты… — Гневно начала Пенни, собираясь продолжить поединок, но волк её прервал.

— Тихо! – Шепнул он.

— Что? – Не поняла Пенни, она очень не хотела, что бы всякие волки её затыкали.

— Тихо! – повторил Коготь, насторожился, и начал прислушиваться.

Издалека доносился чей – то разговор.

Парень бесшумно, на согнутых лапах, скользнул в сторону звуков. Пенни тихо проследовала за ним, несмотря на то, что он бросил на неё испепеляющий взгляд.

Хомбэсты прошли по коридору и заглянули в большой класс. Никого, но разговор был где – то поблизости.

— Как думаешь, кто там? – Шепнула Пенни, стараясь говорить как можно тише.

— Не знаю. – С ноткой раздражения в голосе ответил Коготь и пополз дальше. – Жаль, что Трейвиса сейчас нет. Он бы всё за секунду узнал.

Мучительно соображая, кто такой Трейвис, Пенни ползла дальше, прямо за волком, с которым яростно сражалась пару минут назад.

Девушка постоянно останавливалась, принюхиваясь на секунду, и вновь ползла дальше. Когтю же было достаточно чуть голову повернуть, и он уже ловил все нужные запахи. Волк и собака приближались к разгадке…

0
04.11.2020
Просто я.

Начинающий писатель, пишу разное, поэтому просто читаем.
Внешняя ссылка на социальную сеть
23

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть