Зверь в обличии человека

Прочитали 51
18+

 

Глава 1

В ночном клубе «Вишня» громко играла музыка. Танцпол был наполнен молодыми людьми. По стенам в темноте расползались лучи светодиодов, и запах кальяна вперемешку со зловонным перегаром заполнял всё пространство. Один из посетителей клуба стоял у барной стойки и внимательно наблюдал за стройной блондинкой, танцующей в толпе под песню популярного современного исполнителя Нилетто «Любимка».  На человеке были квадратные тёмные очки, хорошо сочетающиеся с его светлым костюмом. Слегка улыбаясь, он продолжал разглядывать блондинку.  Красное платье подчёркивало её фигурку, а милые пухлые губки напевали припев. В этот момент бедная пташка ещё не подразумевала, что судьба её уже предрешена. Ведь убийца сделал свой выбор…

*******

Ночь сменилась днём, и ранние лучи солнца начинали освещать город. По улицам Новосибирска гуляло лето, и температура достигала отметки в тридцать градусов. Не плохо для Сибири! Люди вставали на работу и дороги были уже до отказа набиты машинами. По площадям и метро девушки спешили в офисы в коротких летних мини-юбках. От вида которых у бедного прыщавого студента отвисала челюсть, и он начинал буквально давиться слюнями. И несчастному первокурснику приходиться только вздыхать под грузом учебников и с огромным усилием, переведя взгляд от упругих женских ягодиц, тащиться дальше в университет получать высшее образование. Пенсионеры вместо того, чтобы сидеть дома на пенсии и вязать чулочки едут на работу. Бедным старикам ничего не остаётся, кроме как, хвастаться успехами своих детей и внуков перед друг другом, и отдавать все заработанные деньги молодым. Свою жизнь они прожили. Теперь живут жизнью своих детей.

В это время следственная группа оперативников прибыла на место преступления. К утру в клубе «Вишня» никого кроме работников заведения уже не осталось. Всё началось с того момента когда компания молодых человек, вышла из клуба в пять часов ночи на улицу, чтобы  покурить. Спустя несколько секунд ребята влетели обратно. Как рассказывал один из них, они случайно наткнулись на убитую девушку рядом с клубом.

— Мы думали, она напилась и отрубилась… а когда разглядели, то поняли, что у неё перерезано горло, – говорил парень лет двадцати сильно размахивая руками. От него неприятно пахло перегаром, и Маша невольно морщилась, записывая сведения в блокнот. Она совсем недавно с отличием окончила школу полиции и устроилась оперативником в следственные органы. Опросив каждого из очевидцев, Маша направилась к телу погибшей.

Девушка со светлым цветом волос лежала в неестественной позе спиной на асфальте, между белой кирпичной стеной клуба и красивыми цветочными клумбами округлой формы разных цветов.  На шее и груди была видна кровь, а широко раскрытые глаза девушки, смотрели в пустоту. На ней было красное обтягивающее платье. Вокруг убитой сновали эксперты-криминалисты.

— Похоже, у нас очередное убийство, господа?!– неожиданно раздался позади Маши мужской  голос. Это был Коля Симонов, который два года работал в уголовном отделе оперативником. За это время он уже успел многому научиться. В свои двадцать пять впитывал информацию как губка. Порой он был чрезмерно шутлив, и этим, бывало, не раз раздражал окружающих. Вот и сейчас задорный тон оперативника, слегка разозлил Машу.     

— Ну, не смотри на меня так, Матюнька… Ты же знаешь, я просто люблю посмеяться, — улыбнулся он своей широкой и красивой улыбкой. Сверкнув белыми ровными зубами. Тёмная шевелюра была зачёсана назад.

— Да, конечно знаю. А к тому же ты ещё очень любишь быть шизанутым, правда?!

-Ой, тебе бы только ругаться! – бросил Колька и замолчал.

— Ты бы лучше пошёл и осмотрел территорию у заднего входа в клуб. Вдруг там будут улики, – примирительно предложила Маша.

— Зачем мне осматривать там, если убийство произошло здесь.

— А ты не думал, что убийца, чтобы запутать нас, мог просто перетащить труп сюда, когда само убийство произошло совсем в другом месте.

— Машкааа… Какая ты у нас умная. Точно! Сейчас состряпаем! – улыбнулся Симонов и быстрым шагом направился к заднему выходу.

Солнце уже начинало припекать серый Новосибирск. Были слышен городской шум. Люди проходили мимо, но так как клуб находился в ста метрах от Красного проспекта в небольшой низменности не все прохожие обращали на следственную группу внимание. Лишь пару людей с интересом наблюдали за происходящем.

Выход оказался недалеко от парадного входа. Оказавшись на месте Симонов, с принялся осматривать место. Здесь было довольно грязно. Старые порванные коробки, бычки от сигарет, осколки стекла и многое другое валялось повсюду.  Рядом гудели белые грузовые машины компании «Octopus». Одна из них проехала мимо Кольки.  Зелёные пластмассовые контейнеры для мусора, были набиты доверху. На одном из них Николай заметил что-то вязкое и хлипкое на вид. Впрочем, какой только дряни здесь не бывает! Побродив вокруг и постояв ещё десять минут, в попытке найти что-нибудь необычное, немного расстроенный Симонов отправился обратно.

Эксперты-криминалисты, сделав свою работу, складывали чемоданы, когда вдалеке, метров в двадцати Маша вдруг увидела тёмный силуэт мужчины. Он стоял на возвышенности, под лучами июньского солнца, смотря вниз, туда, где лежало тело. На нём был тёмный деловой костюм, подчёркивающие его подтянутую фигуру. Отчего девушке показалось, что она смотрит на изваяние греческого бога. Из-за света было трудно разглядеть черты лица, но Маша догадалась, кто это. Потому как пришедший Колька сразу помчался наверх и уважительно здороваясь, протягивал руку. Неделю назад её перевели работать в команду к другому следователю. Но её особо не беспокоило с кем работать, так как она со всеми находила общий язык. А вот кто будет её новым, так сказать, шефом оставалось не ясным. Она знала только его имя и фамилию – Алексей Ветров. О нём Маша была много наслышана. Говорили, что он распутывал самые хитроумные дела в истории следствия.

Спустя пару минут оба мужчины спустились вниз и направились к телу. Когда они подошли, Маша встала рядом с ними.

— Убитая Елена Ковалёва, двадцать пять лет, не замужем, детей нет. Недавно окончила университет, работает секретарём в компании по продаже недвижимости. – с необыкновенно серьёзным для себя видом закончил свой доклад Симонов и добавил:

— Девушка убита, но следов изнасилования нет.

 Но Ветров молчал и продолжал внимательно разглядывать труп.  Трудно было что-либо прочесть в волевом взгляде следователя. Можно было лишь сказать, что в эту минуту он был максимально сосредоточен. Солнце начинала светить всё ярче, тихий шелест листвы, неподалёку растущих деревьев, заполнял тишину. Только сейчас Снигирёва гораздо лучше могла разглядеть довольно большой прямой нос, широкий мужской подбородок с тёмной щетиной и густые тёмно-русые коротко-стриженые волосы.

Неожиданно внимание детектива как будто бы что-то привлекло. Спустя секунду, он наклонился и  вытащил из маленькой щелки в асфальте какой-то крохотный предмет, затем сунул его в карман и обратился к Симонову:

— Сходи к администрации клуба и попроси, чтобы предоставили запись видеонаблюдения прошлой ночи. 

Коля побежал в «Вишню». Ещё немного постояв, сыщики последовали за ним.

Обычный городской клуб, каких немало в округе. Странно, но днём место было похоже на обычное кофе, каких не мало в городе. Клуб был размещён в одной из высоток города.  Внутри, у входа, был гардероб, а дальше узкий коридор вёл в большой зал. В центре зала находился танцпол, а вокруг стояли тёмные деревянные столики с кожаными диванчиками. Около одного из таких столиков ярким блеском отражался пол, как после мытья. В сторонке, неподалёку от центра, находился бар. Детективы прошли через танцпол и бар. Слева от бара была дверь, на которой было написано «Администратор». Официант, молодой парень в белой рубашке и чёрном фартуке, открыл им дверь.

Симонов осмотрел комнату. Ничего особенного, компьютерный стол, стул, небольшой диванчик напротив двери, четыре маленькие пластмассовые лампы на потолке, освещающие красные стены. Коля поискал глазами Ветрова. Он не мог понять, куда делся следователь. Однако, тут, Симонов поймал себя на мысли, что к его ботинку что-то прилипло. Он потёр подошвой об серую плитку. Что же это, оно никак не хотелось отдираться, он уже хотел разуться, но в этот момент, дверь распахнулась, и в проходе появился Ветров:

-Извиняюсь, нужно было кое-что проверить, – произнёс он.

Миловидная темноволосая администраторша клуба, в короткой юбочке и белой рубашке с взволнованным лицом, включила запись на экране компьютера.

-К сожалению, с четырёх сорока до пяти часов ночи у нас не работали камеры из-за временного отключения электроэнергии, – произнесла она.

 Рядом с экраном на столе стоял портрет юноши в белом кимоно и жёлтом поясе, держащем в руках кубок и грамоту.  Внезапно следователь Ветров обратился к ней:

— Скажите, замечали ли вы в эту ночь что-нибудь необычное в клубе. Что-то такое, что могло привлечь всеобщее внимание?

— Да нет, знаете… У нас, кажется, ничего такого не было, – сказала девушка. По интонации было заметно, что она недоговаривает.

После недолгой паузы следователь, вдруг, спросил:

— Это фотография вашего сына?

Внезапно, взволнованное лицо девушки просияло:

 — Да, это мой сын, – с гордостью в голосе ответила она.

— Похоже, он у вас чемпион! Я тоже в молодости занимался дзюдо. Поэтому, как только зашёл в комнату сразу заметил его фото. Знаете, рыбак рыбака видит из далека! Вижу у парня неплохие успехи?

В ответ на это девушка ещё сильнее заулыбалась и произнесла:

-Да! Он у нас уже чемпион области, сейчас готовиться к следующим соревнованиям. Хотите, покажу его фото? Они у меня есть не телефоне.

 — Давайте, – улыбнулся Ветров.

Девушка достала телефон и подошла к следователю.

-Вот смотрите – начала она листать картинки. – Это он в лагере… а это…

Увидев данную сцену, Симонов со Снигирёвой озадачено посмотрели друг на друга. Странно, какое следователю дело до её сына? Вдруг дверь распахнулась, и в ней показался официант:

— Извините – обратился он к администраторше. – Там вас зовут.

— Сейчас – ответила она. – Так… Вы пока тут смотрите, а я сейчас приду – и, оставив смартфон у Ветрова, вышла из комнаты. Следователь продолжал листать фото, потом, пришла девушка администратор, и он вернул ей телефон со словами:

-Очень рад за вашего сына. А теперь, пожалуйста, давайте посмотрим записи.

Слегка поведя бровью, девушка выполнила просьбу…

На записи было отчётливо видно, как в четыре часа ночи из клуба вышла блондинка в красном, а вслед за ней быстрыми шагами отправился господин в светлом костюме, шляпе и тёмных квадратных очках, сидевший до этого за баром. По видео можно было сказать, что мужчина был среднего роста и слегка худощав.

— Несмотря на то, что он вышел вслед за ней мы, не можем быть полностью уверены, что это он убийца. Ведь убийцей мог быть и обычный уличный прохожий, – первой заговорила Снигирёва, когда они закончили смотреть.

— Да по тем данным, которые у нас имеются, мы, пока что, ни в чём не можем быть уверены! – подхватил Симонов.

— Кто-нибудь из официантов общался с этим молодым человеком? – задал вопрос Ветров.

— Никто. Лишь бармен сказал, что, когда тот стоял рядом, он заметил у него на запястье часть татуировки, – ответила Маша.

— И что это была за татуировка?

— Он сказал, что узор был похож что-то закруглённое, летящее в воздухе. Что-то вроде парашюта.

— Интересно, – произнёс Коля.

— Кое-что в этом деле я уже понял, — раздался голос Ветрова.

 

 

     

Глава 2

Администраторша, Снигирёва и Симонов втроём уселись на маленький диванчик. Следователь встал со стула, и медленными шагами начал ходить вдоль комнаты.

— Знаете…  Довольно странным фактом является также и то, почему преступник не спрятал тело жертвы, а оставил лежать её в десяти метрах от входа в заведение. Хотя поблизости находится немало мест, куда можно было его бросить или спрятать. Поэтому в этом деле меня сразу сбила с толку эта неясностью. Но, вдруг, исходя из данных рассуждения у меня, вдруг, появилась интересная мысль! А что если убийцу что-то спугнуло, и, чтобы скорее убраться, он использовал самый быстрый способ убийства?!

— Перерезает горло… – подхватила Снигирёва.

-Верно. И тогда, признаюсь вам, мне пришлось серьёзно поднапрячь свои мозги.  Чтобы ответить на вопрос, почему он начал торопиться? Ещё утром я заметил, грузовую машину, выезжающую от заднего выхода клуба. На кузове машины красовалась знакомая мне эмблема «Octopus». Кто не знает, это слово в переводе на русский означает — осьминог. Фирма занимается ловлей осьминогов, и я совершенно уверен, что меню этого клуба минувшей ночью было блюдо под названием «Осьминог с жареным картофелем».  Далее, зайдя в клуб, я заметил вымытый пол у одного из столиков. Затем я быстренько пробежался по персоналу, работавшему этой ночью, и обнаружил то, что одного из них, а именно, повара сейчас нет на рабочем месте. После, я заглянул в меню заказов и убедился, что сегодня за пять минут до выхода из клуба убитой, один из клиентов заведения заказал себе, уже упомянутое мной блюдо. А теперь скажите мне – обратился он к администраторше, нервно теребящую край юбки, — Зачем вы вызывали скорую помощь ровно в четыре тридцать, если убитая девушка была обнаружена только в пять часов?

— Что за недоразумение!? Кто вам такое сказал? Я не вызывала скорую в четыре тридцать – попыталась возразить она.

— В вашем мобильнике я открыл журнал вызовов и обнаружил, что в четыре тридцать с вашего телефона поступил звонок в скорую помощь. Почему?

Повисла тишина. У Симонова опять появилось чувство будто, что-то прилипло к подошве его ботинка. И он начал водить ногой по полу пытаясь соскрести это, но поймав на себе серьёзный взгляд Ветрова, перестал.

-В прочем…  Можете не отвечать. Исходя из некоторых найденных мною фактов, я заключил. – сверкнув цепким взглядом, продолжил следователь, — Что работающий здесь повар, не совсем правильно приготовил осьминога. Отчего посетитель, заказавший его, начал задыхаться. Присоски осьминога остались липкими и застряли у бедолаги в дыхательных путях. Тарелка с осьминогом случайно сбилась со стола рукой несчастного, и разбилась об пол. Когда задыхающегося клиента, кое-как спасли и увезли на машине скорой помощи, вы приказали всему рабочему персоналу молчать об инциденте, а повара, неправильно приготовившего осьминога, уволили…  Симонов да сними ты уже ботинок и оторви щупальце бедного водоплавающего, – неожиданно попросил Ветров.

Симонов удивлённо взглянул на сыщика. Затем медленно снял обувку и отодрал что-то от ботинка. Вытянул руку,  в ней было что-то тонкое и длинное с  крошечными присосками.

 И если прямо сейчас пойти к зелёным контейнерам для мусора, находящимся у вас за клубом, продолжал свой рассказ Ветров, — То в одном из них можно с удивлением обнаружить морского обитателя. Я правильно понимаю?

Молчаливо сидевшая до этого девушка администратор, вдруг, разрыдалась и закивала головой:

-Поймите меня… — оправдывалась она, — если бы об этом узнали журналисты, то о нашем заведении мигом пошла бы дурная слава… и… и…

— С этим мне всё ясно, – спокойно прервал её следователь.

-Но как это может быть связано с убийством – спросил Симонов.

— А вот как, — произнёс Ветров, — Убийца, пригрозил ножом девушке и отвёл её в сторону. Внезапно, он услышал вой сирен. Подумав, что кто-то вызвал полицию, он начинает паниковать. Понимая, что девушка его видела в лицо, и сможет в случае чего опознать, он не захотел оставлять её в живых. Одним быстрым движением он перерезает горло. Кровь брызнула и частично попала на его верхнюю одежду и руки. Боясь, что его вот-вот поймают с поличным, он срывает с себя запачканную кровью одежду, и совершает ужасную ошибку! – неожиданно следователь прервался и обратился к Симонову, — Коля, сходи и загляни под красную клумбу с цветами, что стоит у клуба.

Сидевший до этого с разинутым ртом оперативник, быстро встал и выбежал из комнаты. Спустя пару секунд он прибежал,  держа в перчатках запачканный кровью светлый пиджак.

-Это же точно такой же пиджак, какой был на человеке, который вышел вслед за убитой, – с изумлением воскликнула Снигирёва, но как вы догадались?

В ответ на это, Ветров достал из кармана тот крохотный предмет, что подобрал на улице, и положил его на стол. На столе лежала маленькая светлая пуговка.

-Видите ли – произнёс он, — Когда убийца увидел на себе кровь. В панике он сорвал с себя пиджак, сорвав пуговицы. А когда понял что наследил, принялся собирать их. Но одна, к счастью для нас, закатилась в маленькую расщелину на асфальте. И тут он совершает свою главную ошибку, прячет окровавленный пиджак под первую попавшуюся клумбу. В надежде, что там её никто не найдёт.

-Значит, теперь мы знаем, что убийца это человек в светлой шляпе, — заключила Снигирёва.

-Верно, а что мы ещё знаем, — подхватил следователь.

На секунду Маша задумалась, а затем, вдруг просияла:

— Что убийца обязательно вернётся за своим пиджаком!

— Да… и поэтому, сегодня, Симонов, я оставляю тебя и ещё двух полицейских здесь дежурить. Как следует смотрите за клумбой.

На что Симонов обрадовался:

-Держу пари, преступник будет мой.

-Не забывай, нужно быть предельно внимательным и осторожным.

— Не подведу шеф!  

— Но откуда вы узнали, что спрятанная вещь именно под красной клумбой. Ведь там их всего три – красная, жёлтая и голубая, — спросила Снигирёва.  

Следователь улыбнулся, и протянул:

-Угадал.

 

Глава 3.

Дима сидел за школьной партой, когда двое его одноклассников расписывали доску всеми матерними словами, которые знали. Один был рыжий с веснушками, а второй тёмненький с зализанной на бок причёской. Закончив дело, хулиганы быстро уселись за парты. Прозвенел звонок на урок, и учительница вошла в класс. Первой, что бросилось в глаза Нине Сидоровне была исписанная доска. С утра день не задался. Она пролила на себя кофе, испачкав белую рубашку, потом не успела на электричку, а тут ещё и дети слишком многое себе позволяют. И подумать только, откуда они знают эти слова? Второй класс?! После такого сразу становиться понятно о нынешнем воспитании детей.

— Ну, признавайтесь! Кто это написал? – услышала Нина свой высокой, но громкий голос.

Все молчали и хихикали. Тогда Нина решила пойти на хитрость.

— Тому, кто скажет чьих это рук дело я поставлю пятёрку.

— Это Дима Горелов написал, – вдруг крикнул рыжий мальчишка с веснушчатым лицом.

— Да, да это он, — поддержал тёмненький.

Дима не мог поверить своим ушам. Эти двое решили сделать из него козла отпущения! Он попытался протестовать, но учительница, не обращая на это никакого внимания, выгнала его из класса. Уже стоя в коридоре, где вокруг не было никого. Он почувствовал, как обида появилась у него внутри.

Урок подошёл к концу, и Нина решила запустить Горелова обратно. Но когда она вышла в коридор его там уже не было. Может это был не он, мелькнула у неё мысль. Вслед за ней появилось чувство вины. Нина уже начала жалеть, что так поступила с учеником. Нужно было лучше проверить, кто разрисовал доску.  Но раздался звонок и прервал все её раздумья. Учительница зашла обратно в класс.

 

Человек в светлом костюме вошел в квартиру. Мысли метались в голове одна за другой. Кто вызвал полицию? Неужели их кто-то заметил? Хотя последняя девчонка, которую он прирезал, не издала ни звука. Откуда тогда сирена? Впрочем, неважно. Самое главное это вернуть спрятанный пиджак и дело с концом. Скорее всего убитую уже нашли, и полиция излазила всë вдоль и поперëк на месте преступления. Нашли ли они пиджак? Маловероятно, что у здешних копов хватит мозгов на то, чтобы найти его. Но шанс есть. Во всяком случае, нужно, во что бы то ни стало, вернуть его. Он достал из кармана брюк пуговицы, их было три. Но где же ещё одна, ведь он точно помнил, что их должно было быть четыре. Чëртас два! Похоже в спешке он неподобрал ещë одну пуговицу. Чëрт! Чёрт! Чëрт! Нужно срочно вернуться туда…

Симонов сидел в служебном автомобиле. С того самого утра, когда Ветров оставил его и ещё двух патрульных следить за клумбой, прошло больше десяти часов, и за окном гулял вечер. Температура за день поднялась до тридцати четырех градусов тепла. Никого хотя бы на метр  приближающегося к клумбе за это время он не заметил. Его машина находилась совсем рядом с клубом за деревьями, в таком месте, что еë не было видно. Двое патрульных сидели на заднем сидении. Спина затекла и несмотря на открытое окно внутри было душно. Симонов решил выйти. Дойдя до клумбы, он остановился. Сегодня ночью будут играть Манчестер Сити, но, видимо, эту игру его любимой команды придëтся пропустить. Интересно, какой будет счет? В этом сезоне у них неплохие шансы… Но его рассуждения прервал неоткуда взявшийся мальчик лет восьми:

— Дядя, там женщине плохо, нужна ваша помощь, — услышал Николай детский

голосок.

— Да ты что! Где?

— Там, за углом того здания, — сказал мальчик и указал в сторону высотки, находившейся в двадцать метрах от них.

— Эй, вы двое,- крикнул он патрульных, — смотрите за клумбой я сейчас приду.

— Хорошо.

Симонов побежал к указанному месту. В это врем из окна одной многоэтажки стоявшей неподалёку от клуба наблюдали за происходящим два человеческих глаза. Они уже давно заметили полицейского и патрульных, которые словно два испанских быка выскочили на родео. И в окне блеснула слегка заметная улыбка. Затем за спиной господина хлопнула дверь и раздался голос мальчишки:

— Я сделал всё как вы велели, где мои обещанный сто рублей.

— Вот держи, — рука в тёмной перчатке протянула купюру.

— Спасибо, — сказал мальчик и выбежал из комнаты.

Симонов забежал за угол, пробежал ещë пару метров, но никого звавшего на помощь рядом не оказалось. Лишь пару прохожих прошло мимо. Где? Какая женщина? – думал он. Вдруг оперативник резко развернулся и побежал назад. Но мальчика, как он и догадывался, уже не было на месте.

Снигирëва вернулась домой к вечеру. Официанты в один голос твердили, что с человеком в сером костюме они не общались. Все время он сидел у бара. Даже бармен сказал, что не смог его как следует разглядеть. Лишь заметил татуировку у него на руке. Он ничего не заказывал. После тяжëлого рабочего дня ноги гудели, а в животе было чувство голода, так как сегодня она ничего не ела кроме одного не вкусного гамбургера. Поэтому Снигирëва очень сильно обрадовалась, когда зайдя домой почувствовала запах куриной отбивной.

— Маша, это ты? — раздался голос из кухни.

— Да, мам, — ответила Снигирева.

Маша жила с мамой в городе. В небольшой двухкомнатной квартире, расположенной в одном из блочных домов на четвёртом этаже, им было достаточно места. Они редко ругались. Но даже когда происходили ссоры, им удавалось найти общий язык и примириться. Раздевшись и пройдя на кухню, Снигирëва начала ужинать. Анастасия Петровна, так звали Машину маму, села за стол рядом с дочерью.

— Ну что, как дела на работе? — раздался еë голос. Несмотря на свои пятьдесят лет. Анастасия Петровна выглядела очень даже неплохо. Коротко стриженные светлые волосы, полнота присущая женщинам еë возраста ничуть еë не портила. Она умела следить за собой, поэтому выглядела намного моложе своих лет.

— Убили одну девушку. Убийца не оставил следов. Единственное, что нам удалось найти, это светлый пиджак. Но даже эта единственная улика оказалась пустышкой.

— Ох, уж эти ваши убийства. Говорила я тебе, иди в медицинский, там спокойней. Но ведь тебе всегда хотелось докопаться до правды.

— Это был мой выбор.

— Помню, когда ты была ещë ребëнком. У нас дома собралось тогда много гостей. Отмечали Новый год. В момент, когда мы все сидели за столом, твой дедушка, вдруг, поднялся из-за стола и пожаловался на головную боль. Он хотел уйти, но ты его, внезапно и сказала, что он врëт. Затем, засунула свою руку в его карман и достала оттуда пачку таблеток слабительного. Со словами, что настоящая причина дедушкиной немоготы, это запор. Надо было видеть тогда его лицо. Он покраснел до ушей. Ха-ха-ха! — рассмеялась женщина…

Глава 3.

Штаб полицейского управления находился недалеко от площади Ленина. Большое белое кирпичное здание. На втором этаже была комната начальника полиции. Сегодня утром в ней собрались Снигирëва, Симонов и Ветров. Начальника звали Александр Николаевич. Старик с седыми волосами, тонкими чертами лица, и проницательным взглядом внушал уважение. Он сидел за столом, а остальные стояли перед ним.

— Как продвигается дело с убийством возле клуба? — поинтересовался он.

— Пока никаких улик — ответил Ветров, — мы думаем, что убийца затихнет на

ближайшее время.

— А если он не затихнет? — не успокаивался начальник.

— Тогда будем снова искать следы, также спокойно отвечал следователь.

— У вас нет времени, чтобы ждать. Наш город сотрясает новая волна преступлений, а вы ещë не разобрались со старыми.

— Работаем как можем, шев.

— Верю, — вздохнул начальник. — Как вам оперативник Снигирëва? Сработались?

— Пока нет никаких замечаний. Всë хорошо.

— А вам нравиться работать в команде, — обратился он к Маше.

— Да, меня всë устраивает, скромно ответила она.

Александр Николаевич ещё раз внимательно оценил взглядом оперативную команду. То, что он видел ему нравилось. Два энергичных и молодых ума вместе с опытным и сообразительным сыщиком подавали неплохие надежды на раскрытие дела.

— А что это у нас Симонов такой грустный? — удивился Александр Николаевич.

Симонов стоял, опустив голову, как нашкодивший школьник.

— По моей ошибке, сер, преступнику в очередной раз ускользнул от нас.

— Ну чтож… — поднялся он из-за стола. При взгляде на него старческая худоба бросалась в глаза.

— Все ошибаются, — произнес он и похлопал по плечу молодого Симонова. Все четверо вышли из кабинета и оказались в коридоре. Пожелав удачи в расследовании детективам и попросив сообщать ему о чем-либо в случае необходимости, начальник полиции отправился на совещание.

Маша зашла в рабочий кабинет, который выделили ей и Симонову. Белые стены. Герб Российской Федерации. Два компьютерных стола со стульями. У каждого свои рабочее место. После недолгой бумажной работы у Маши зазвонил рабочий телефон. Это был Ветров, он сказал:

— Сегодня тебе и Симонову предстоит опросить сотрудниц по работе убитой. Это будет вашим заданием на день, преступайте.

— Коля, — крикнула она.

Из-за монитора компьютера показалась голова.

— Что?

— Поехали!

 

Выехав из полицейского отделения темная легковушка с мигалками направилась в сторону площади Калинина. Там находился офис, в котором работала убитая Ковалёва. Изначально, Маша хотела сама сесть за руль, но Колька напросился вести сам, сказав, что он недавно получил права и хочет подкрепить свои навыки вождения. Но после того, как он чуть не сбил пешехода и не врезался в один из указательных знаков, Маша сказала, что, либо она выходит из машины и едет дальше на автобусе, либо он уступает ей место водителя, и больше никогда не проситься сесть за руль. На что Коля со словами: «Ну приехали! Ëлки-иголки!», пересел на пассажирское сидение.

Солнце слепило глаза, заставляя щуриться прохожих горожан. В офисе, куда приехали детективы было душно, хотя кондиционер работал на полную. Удивительно, но из всех сотрудниц, только одна была хорошо знакома с убитой. Ольга Осипова, молодая девушка, одетая в деловой костюм согласилась, рассказать всë, что знает о Ковалëвой. Снигирëва достала блокнот и приготовилась записывать.

— Мы с Леной знакомы уже три года. Она всегда была весёлая, энергичная. С ней было приятно общаться.

-Когда вы её последний раз видели? — прервала рассказ Снигирëва. Неожиданно, Что-то бумажное пролетело прямо у не перед носом.

— Прости, не хотел напугать, — извинился Симонов, — Эта муха не даëт мне покоя. Вдруг Коля замер у одного из офисных столов, держа в руках газету. И в следующий момент последовал хлопок.

— Вот зараза! Снова ускользнула.

Решив не обращать на своего напарника, занятого работой, Маша, со вздохом перевела взгляд на девушку.

— Лену, я видела последний раз за день до убийства.

— Вы ничего не заметили в её поведении? Может быть она нервничала или переживала?

— Да нет была такой, как и всегда, общительной и весёлой.

— А раз она была такой общительной, то почему за всё время работы успела подружиться только с вами?

— Лену здесь многие недолюбливали… Понимаете… Иногда. она могла посмотреть с высока или начать говорить, что это бедная жизнь не для неё… и что, такая как она должна жить в большом шикарном доме…

— Она была бедной?

— Нет, вы знаете она не была бедной. Зарплата у нас тут хоть и невысокая, но и не прям уж такая маленькая. На нормальную жизнь хватает. Но Лене всегда хотелось большего.

— Скажите были ли у неё какие-нибудь хобби или развлечения?

— У Лены? Нет, она вела довольно разгульный образ жизни. По выходным вечно где-то тусовалась с друзьями… Иногда даже прогуливала и не являлась на работу.

— Иногда?

— Ну, да… Ей всегда всë прощали. Она была очень красивой девушкой и…

— Отрабатывала прогулы у начальства, — догадалась Снигирëва.

— Да.

— Ясно… А что вы знаете о еë родителях?

— Ага! Я же говорил, что тебе крышка! — наконец прихлопнул надоедливое насекомое Коля. — Извиняюсь, просто я ненавижу мух, -сказал он и подошёл к девушкам.

— У неё были обычные родители как у всех, которые жили загородом в небольшом скромном доме. Она была одна из детей в семье. Лена мне как-то раз сказала, что им не хватает денег на лекарственные препараты. Они в наше время такие дорогие! Поэтому она частенько покупала и отправляла им их. В этом плане она молодец!

— Хорошо, а что касается еë личной жизни?

— У неë какой-то время был парень, но не долго и в конце концов она с ним рассталась?

— А почему? — задал вопрос Коля.

— По-моему, из её слов, он начал часто выпивать.

— А не подскажите нам его адрес?

— Конечно.

Кирпичный дом, в котором жил Олег Кирилов, бывший парень убитой находилась в одном из районов города и состоял из пяти этажей. Снигирëва и Симонов поднялись на третий этаж и позвонили в нужную квартиру. Изнутри доносился шум. Кто-то громко смеялся и матерился. Возможно, у них был сломан звонок, так как за пять минут дверь так никто и не открыл. Устав ждать, Симонов дëрнул за дверную ручку, дверь отворилась. Пивные бутылки, бычки от сигарет были разбросаны по всему коридору. Вокруг царил беспорядок, а из кухни ещë громче продолжали доноситься чьи-то выкрики. Детективы вошли в квартиру.

— Васëк ты? Пивас принëс?

Симонов прошëл по коридору. В кухне за столом сидело двое мужчин. Оба пьяные. Один был лысый с лицом очень похожим на свиное рыло. А второй был косой с короткой стрижкой

— Вы кто такие? — спросил тот, что с лысой башкой.

— Полиция.

— Ну, понятно, — сказал косой, — а пиво то где?

И оба закатились от смеха.

— Кто из вас Олег Кирилов — задала вопрос Снигирева.

— Ну, я и что? — ответил косой.

— У нас имеются к вам вопросы по поводу, Елены Ковалёвой, вашей бывшей девушки.

— А вы про это потаскуху…

— Она была найдена убитой вчера утром.

— Я не хочу больше ничего о ней слышать. Уходите, я ничего не знаю.

— Это потому что она вас бросила? — вмешался Симонов.

— Заткнись.

— Как вы смеете дерзить сотруднику полиции? Хотите сесть за решётку? —

повысила голос Маша.

По пьяным лицам было видно, что от выпитой водки они осмелели и теперь даже тюрьма не могла их напугать.

— Не тявкай тут! — заорал лысый.

— Что ты сказал? — не выдержал Коля и шагнул навстречу к сидевшим. После чего, верзила с лысой башкой встал толкнул Колю. Симонов как листочек отлетел от бугая и влетел в куханный шкаф. Схватив первое, что попалось под руку Колька закрыл глаза и начал сечь найденным предметом не жалея ни себя ни других. В комнате поднялся шум, началась суматоха, крики. Симонов продолжал закрытыми глазами сносить всë движимое и недвижимое. А когда остановился и открыл глаза, увидел, что двое мужчин лежали на полу, корчась от боли, с огромными шишками на лбу. В руке у него была поварёшка. А Снигирева стояла у прохода и с испугом смотрела на него.

— Вызывай ребят! Этих твоих в отдел, там с ними решат, что делать, — обратился Коля к Маше и вышел из кухни.

Глава 4

Нина Сидорова шла по тёмному переулку между многоэтажными домами. Солнце уже ушло глубоко за горизонт, и лишь одинокая луна сейчас высилась в звёздном небе. Её быстрый стук каблуков об асфальт, это всё, что было слышно в поздний час. Сегодня был довольно трудный рабочий день. Работа школьной учительницы младших классов, никогда не бывает лёгкой. Тем не менее, Нина любила детей и считала, что в этом её призвание. Обычно она уходит раньше, когда на улице ещё светло. Но сегодня ученики написали сочинение о том, как они провели лето, и она до самого вечера проверяла тетради, а когда закончила за окном уже стемнело. Вокруг не было ни души.  Но вот опять это чувство, что за ней кто-то следит. Она оглянулась.  Сзади никого не было. «Это всё, моя больная фантазия»- утешала себя девушка. Одетая в лёгкий тёмный костюм, она продолжала идти. Вот уже и родной подъезд её дома. В квартире ждёт муж и двое детей. Открыв подъездную дверь, учительница зашла внутрь. Она жила на двенадцатом этаже, поэтому всегда пользовалась лифтом. Неожиданно она увидела на стене тень чьей-то руки, которая вот-вот должна была её схватить. Но Нина перевела дух. Это всего лишь ветер качал ветви кустарника за окном. Она нажала на кнопку лифта и надеялась, что ей повезёт. Так как в это время сам лифт мог находиться на двух этажах. Либо на восьмом, либо на первом. Почему было так, она не знала. Возможно, это задумка компании по производству лифтов. Но это её уже не волновало. Так как лифт, судя по всему, находился на первом этаже и его двери разъехались в стороны.

Увидев маму, ребятня, бросилась к ней обниматься.

— А ты купила нам шоколадку, мама? – спросили Нину сыновья, как только она зашла в квартиру. Старшему было семь, а младшему четыре. 

-А вы сегодня хорошо себя вели?

-Да, лучше всех!

-Точно?

-Точно!

-Ладно, держите, — протянул девушка упакованные две шоколадные плитки. Муж Нины уже давно вернулся с работы, забрав детей из садика. Нина слегка улыбнулась, когда зайдя на кухню, увидела его в одних трусах и тапочках, готовящего яичницу у плиты.

— Что-то ты сегодня поздновато, – сказал он.

— Да… Ученики написали диктант, и я решила не откладывать и проверить сразу все работы.

— Труженица! Подай, пожалуйста, соль.

Всё-таки у Нины была хорошая семья. Она улыбнулась и подала мужу соль.         

 

Алексей Ветров чувствовал, как с каждым подтягиванием руки начинают забиваться сильней и сильней. Пожалуй, ещё пару раз, и на сегодня хватит. Каждое утро он начинал с лёгкой пробежки по городскому парку, затем делал несколько силовых упражнений на турниках и брусьях, расположенных во дворе пятиэтажного дома. В этом доме у него была своя квартира, в которой жил он один. Физический упражнения заставляют кровь быстрее передвигаться по организму, а также обеспечивают её прилив к головному мозгу, что увеличивает его работоспособность. Вот и сейчас, отдышавшись после очередного  подхода на перекладине, Ветров взглянул на утреннее небо. Как красиво! Порой люди настолько заняты своими проблемами и работой, что забывают о том, в каком прекрасном мире мы живём. В мире, где от одного взгляда на ясные лучи солнца и голубое небо, ты становишься на чуточку счастливее. Маленькие пташки кружили в небе. Слабый ветер слегка приподнимал ветви деревьев. Какое-то странное чувство засело у следователя внутри. Трудно было понять, на чём оно основано, на должностном опыте или же на обычной чуйке. Но Ветров знал, что в городе скоро может произойти ещё одно убийство. Раздался телефонный звонок, звонил Симонов:

— Алексей Викторович, мы поговорили с родителями убитой. Они сказали, что у девушки была подруга Лера, с которой они её часто видели. Мы нашли её адрес и позвонили ей. В настоящее время Лера Смирнова проживает в загородном доме со своими родителями, мужем и детьми.

— Хорошо, понял. Отправляйтесь туда со Снигирёвой, а я чуть позже подъеду сам.

— Понял, шеф.

 

— Ну, почему тебя так и не научили водить?! Ведь ты же проходил школу вождения, — негодовала Снигирёва, когда они подъезжали к загородному дому.

— Как это?! Научили! Мне просто… опыта не хватает, — оправдывался Симонов, который в очередной раз напросился сесть за руль.

— Слава Богу, хоть доехали, — вздохнула Маша, выходя из патрульной машины.

Особняк в два этажа возвышался над узорчатым железным забором тёмного цвета. Фасад был наполнен разными цветами и растениями.  Калитка была открыта. Детективы прошли до дома и постучались. Дверь им открыл седой старик небольшого роста.  Его морщинистое лицо выглядело достаточно приветливо.  

— Здравствуйте, мы вам звонили… Мы из полиции, – сказала Снигирёва.

-Да… конечно, заходите…

— Нам нужно поговорить с вашей дочерью Лерой.

Старик провёл их из прихожей в зал и указал на диван.

— Присаживайтесь, сейчас я её позову, — он удалился в соседнюю комнату, из которой были слышны детские крики. Изнутри дом выглядел не менее солидно, чем снаружи. Дорогая мебель, телевизор, удобный мягкий диван, красивые картины, на тумбочке стояли семейные фотографии в рамках.  Два портера, на одном женщина в красивом платье, а на втором мужчина в военной форме, на стене висело старое ружьё и несколько детских рисунков.    

— Да… было бы не плохо здесь пожить, — шепнул Симонов, оглядывая помещение.

Через пару секунд, из комнаты выбежали двое ребятишек в шортах и футболках. Один был старше другого года на два. А следом за ними показалась девушка в шёлковом платье, на вид лет двадцати восьми, симпатичная с тёмными волосами. 

— Папа, — крикнула она, — старик вышел из комнаты, — будь добр, присмотри за детьми.

Виктор Павлович, так звали дедушку. Достал из кармана пиратскую бандану и надел её.

— Дети, пойдёмте играть в пиратов! – позвал их он и побежал в детскую, ребятишки побежали за ним.

— Вашему отцу не занимать здоровья. В своём то возрасте, а такой подвижный, — начала разговор Маша, с присевшей рядом с ними на диван девушкой.

— Да, он у нас вообще молодец. В свои шестьдесят, бегает по утрам, гимнастику делает, ведёт здоровый образ жизни…

-Вот только кран никак починить не может – по лестнице со второго этажа не торопясь спускалась худенькая старушка, Настасья Петровна. В ответ на её замечание гости рассмеялись.

— Мама, не беспокойся. Я уже вызвала ремонтников, завтра они приедут.  

Раздался звонок в дверь.

— Кто бы это мог быть? Твой муж сейчас на работе, –сказала старушка.

— Сейчас открою, – сказала Лера и побежала к двери.

Через секунду, в комнате показался Ветров, он поздоровался с присутствующими и присел на стул, который ему принесла Лера. Поблагодарив девушку, он начал задавать вопросы, связанные с убийством её подруги. Не торопясь, Лера поведала всё, что знала о несчастной.

 — Значит, вы говорите, что видели её в последний раз тем самым вечером, перед тем как она поехала в клуб?

— Да.

-Вы не заметили, что-нибудь странное в её поведении?

 -Нет… она была такой, как всегда.

— А в клуб она поехала одна или с кем-то?

— Кажется, она мне говорила, что с друзьями.

— У неё кроме вас было ещё много друзей?

— Этого я точно не знаю… пожалуй, да… было ещё две три подруги с кем она общалась. Мы ведь знакомы с ней всего три года…

— Посмотрите эти фотографии… может вы что-нибудь ещё вспомните о ней необычное, — с этими словами Ветров достал из кармана несколько снимков убитой с места преступления.

При виде фото Лера слегка поморщилась, но взяла их в руки и начала рассматривать. Несколько секунд она молча перебирала их в руках, пока вдруг не остановилась на одной из них.

— Вот! Видите, её пальцы, — указала она следователю. – На среднем пальце нет кольца. А на указательном и безымянном есть.

— Какого кольца?

— Лера, мне рассказывала по секрету, что мама её подарила какое-то семейное кольцо. Это кольцо носила ещё её прабабушка. И лена как-то раз решила узнать, просто ради интереса, его стоймость. То, что ей сказали её поразило. Оказалось, что кольцо стоило больших денег.

— Но вы говорите, что она никому об этом не рассказывала.

— Только своим близким. Больше никто не мог знать.

— Выходит убийца знал о настоящей ценности кольца. Поэтому он снял именно его. А не те другие, кольца, которые были у девушки.

Повисла тишина.

Кто-то из вашей семьи пользуется тональным кремом? – спросил следователь.

Все взглянули на Ветрова с недоумением.

— Нет…

— Я нашёл пустой тюбик рядом с домом.

— Странно, но у нас точно никто не пользуется им.

Когда Снигирёва и Симонов уже ехали на машине, Коля вдруг сказал:

— Очень интересная ситуация с пустым тюбиком. Откуда он там?

— Ой, я тебя уверяю, повела бровью Маша, — далеко не все дамы говорят, что пользуются тональным кремом. Просто хотят казаться моложе своих лет.

— Хм.

 

**********

Он уже давно следит за ней. И подобно истинному охотнику предвкушал вкус жертвы. Кажется полиция не нашла никаких следов ни у клуба ни в других местах, где он уже успел побывать. Чтож… это ему сейчас как, никак на руку!

 

Глава 5

Ученики вышли из кабинета. Нина протёрла доску, взяла сумку, вышла из класса и закрыла его.  На сегодня работа закончилась, и пора было идти домой. Была уже середина сентября, жара прошла, оставив после себя немного тепла.  Было шесть часов вечера, когда она вышла из школы. Пройдя пару шагов,  девушка обратила внимание на девочку,  одиноко сидящую на лавочке. Из глаз ребёнка катились слёзы. Она её узнала. Это было второклассница Аня. Мало ли что могло случиться, может мальчишки обидели, или школьница могла поругаться с подругой. Но как бы ни отговаривала себя Нина, пройти мимо просто так она не смогла.

— Что случилось, Аня?

— Я потеряла свой новый телефон, теперь родители мне точно никогда ничего не подарят. – плакала школьница.  

— Что поделаешь, придётся идти искать. Не оставить ведь здесь её просто так.

Искали телефон они около часа. В одном из парков, где гуляла девочка, Нина позвонила со своего мобильника на её номер, и поблизости раздался звук. Аня очень обрадовалась, когда нашла свой потерянный подарок. В результате, только в семь часов Нина добралась до своего дома. Подходя уже к самому подъезду, она услышал шорох позади себя. Но за спиной у неё никого не было. И вновь чувство, что её кто-то преследует. Она ускорила шаг. Но спустя мгновение, поняла что не может двинуться. Чья-то сильная рука схватила её за шею и сжала с огромной силой. С каждой секундой становилочь труднее дышать. Кричать она не могла, да и рядом в такую тьму никого не было. Девушка увидела, как некто занёс над ней нож в руке. Применив всё свою ловкость и изворотливость, она ударила неприятеля в пах и вынырнула из его крепких рук. Стремглав бросившись к двери, девушка отрыла её и тут же почувствовала, как в её спину воткнулась что-то острое. Резкая боль отразилась по всему телу. На секунду она замерла на месте. А обернувшись, увидела фигуру человека в светлом костюме, бегущего за ней. От страха подкосились ноги, и Нине показалось, что она вот-вот потеряет сознание. Но, вдруг, девушка поняла, что если сейчас она не встанет с колен, то уже больше никогда не увидит белый свет. Собрав всю волю в кулак, она вытащила лезвие из спины и бросила в сторону. Убийца с каждой секундой подбирался всё ближе. Пошатываясь, Нина побрела к лифту. В глазах темнело и сил становилось всё меньше. Она кое-как нажала на кнопку лифта и взмолилась, чтобы и в этот раз ей повезло, и лифт был на первом этаже. Удача любит сильных! Двери разъехались, и девушка забежала во внутрь, нажав на кнопку. В проёме учительница увидела, как за ней в подъезд вбежал мужчина. Лицо его исказила злобная гримаса. Он протянул руку вперёд, в попытке не дать дверям лифта задвинуться, но было уже поздно. Нина с облегчением вздохнула и через несколько секунд потеряла сознание. Последним что она услышала было: «Скорая! Приезжайте скорее! Тут девушка без сознания…».           

Очнулась Нина уже в больнице в комнате для больных. Рядом с ней сидел муж, лицо его озаряла улыбка.

— Мы так все переживали за тебя, дорогая. Как ты?

— Нормально. Где дети? – тихим уставшим голосом спросила она.

— Они у бабушки и очень ждут, когда ты приедешь.

Нина попыталась привстать, но тут же почувствовала боль в спине.

-Лежи… лежи. Врач сказал тебе, сейчас нужен покой. Тут к тебе заходили из полиции. Сказали сообщить им, когда ты очнёшься.

В следующий момент Нина увидела, как дверь открылась, и в ней появился симпатичный мужчина с короткой стрижкой и спортивной фигурой.

-Здравствуйте, следователь Ветров, — представился вошедший. Он подошёл к ней, вежливо попросил её мужа удалиться и сел на его место.

-Ну, как вы?

— Хорошо.

— Рад за вас. У меня имеется к вам пару вопросов. Вы сможете сейчас на них ответить.

-Да, постараюсь, — оживилась девушка. Его нежный голос внушал доверие.     

— Что вы помните, о прошлом вечере.

Стоило детективу задать этот вопрос, как в голове у девушки сразу замелькали ужасные картинки, которые ей поскорее хотелось бы забыть. Но она рассказал Ветрову всё, что помнила.

— Как он выглядел?

— Вы знаете, мне как-то не удалось его разглядеть. Но я могу сказать точно, что это был мужчина средних лет… среднего роста… длинные тёмные волосы и кажется… на правой руке у него была татуировка в виде парашютиста…

-Парашютиста?

— Да.

-А где именно?

На запястье. Когда он занёс надо мной нож.

 

Глава 6

Виктор Павлович проснулся от странного шума. Было три часа ночи. В доме уже все спали. Но со второго этажа продолжались доноситься странные звуки. Неужели вор? – подумал старик. Бесшумно поднявшись с кровати, он направился к лестнице. На втором этаже было всего две комнаты. Одна была для гостей, а во второй спали дети. Было ясно, что шум доносился из первой. Ружьё, которое хранилось в его доме и в основном всегда служило для охоты, сейчас висело на стене в зале на первом этаже. Аккуратно сняв оружие, старик направился наверх. Поднявшись по ступеням, он заглянул к детям, они крепко спали. Дверь во вторую комнату находилась напротив. В темноте было плохо видно, но он с первого раз нашёл ручку. Тихонько надавив, Виктор Павлович открыл дверь. В лицо ему сразу дунул холодный мокрый ветер. Окно было открыто настежь, шторы развевались, вокруг царил беспорядок. Кто-то обшарил всю комнату. Дедушка бросился к окну. Ночь заволокла лес тёмной пеленою, бушующий ветер качал деревья, шёл сильный ливень, а огромные тучи хмуро нависли над промокшей землёй.

Симонов сидел на диване у себя дома. Квартире, которую ему подарили два года назад заботливые родители, требовался ремонт. Он жил в ней один. По телевизору шёл футбольный матч, играла его любимая команда Манчестер Юнайтед. Именно этим фактом можно объяснить недовольство на его лице, вызванное телефонным звонком со знакомого номера.

— Алло?

— Коля, здравствуй. Это Ветров. Я понимаю у тебя сегодня выходной, но в этот день выпало так много работы.  Мне позвонил отец подруги убитой. Помнишь того старика, что играл с детьми в пиратов? Он сказал, что этой ночью кто-то залазил в его дом. Можешь съездить и проверить, что там случилось?

— Да, хорошо.

— Спасибо!

Симонов положил трубку и убрал телефон в карман, с усилием переборов желание, бросить мобильник о стенку.

Было двенадцать часа дня. Вновь город озарило осеннее солнце. До особняка Коля добрался  только за два часа, из-за постоянных в обеденное время пробок. Уже подъезжая к дому, Коля, вдруг, заметил, как в стороне некто пробирается через лес к забору. На человеке был тёмный костюм и такие же тёмные квадратные очки. Грибники и любители лесных ягод точно так не ходят.  Где то он уже видел подобную походку, только где? Ну, давай же думай! Где я его видел? Коля старался изо всех сил так, что чуть не врезался в дерево на обочине. Чёрт! Чудом избежав столкновения, он съехал дороги и остановил тачку. Некто продолжал пробираться через лес к дому. Ну, конечно! Это же он! В глазах замелькали записи с видео камер ночного клуба. Симонов миг выскочил из машины и бросился за незнакомцем. Кажется, тот ещё издали заметил полицейского. Так как ускорил шаг. Коля разогнался до большой скорости, деревья одно за другим мелькали мимо него. Но гад оказался быстрым. Втопил так, только пятки сверкали! Через пару минут погони Симонов начал выдыхаться. Неприятель добежал до забора. Ага, попался! Теперь тебе некуда деться, – обрадовался Коля. Но незнакомец с лёгкостью перелез через забор и пропал с поля зрения. Коля добежал до ворот.  Калитка ворот была заперта. Было слышно, как в саду кто-то шуршит.

-Полиция, откройте! — крикнул Коля.

Калитка отварилась, и из-за неё показалось морщинистое лицо старушки.

-Ах, это вы. Заходите. Я только вышла полить цветы, как слышу, кто-то кричит.

— Зайдите срочно в дом и никому не открывайте!

— А что случилось? – спросила старушка, пропуская оперативника.

— Возможно, вам и вашей семье в данный момент грозит смертельная опасность.

Пройдя пару метров вдоль дома, оперативник обнаружил раскрытое окно на первом этаже дома. Медленно подойдя к нему, Коля заглянул внутрь. Это было окно в спальню. Внутри никого не было. Он перелез через окно и, попросив всех хозяев остаться в зале, обошёл весь дом. Но никого не нашёл.  Тогда достал телефон и набрал Ветрова.

 

Глава 7

Маша Симонова только закончила уборку в квартире, как у неё зазвонил телефон. Сердце слегка ёкнуло, когда она увидела что звонит Ветров. Странно сегодня у неё выходной. Зачем вдруг следователю понадобилось звонить ей. В голове появились радостные мысли.

— Слушаю, — она попыталась сделать свой тон как можно более равнодушным.

— Маша, привет. В деле об убийстве в клубе, появились новые детали. Собирайся я за тобой заеду.

— Хорошо, — не этого она ожидала услышать.  

В машине следователь рассказал ей всё, что передал ему Симонов. До особняка добирались около часа. В доме были Симонов, который их встретил, Виктор Павлович и его жена Настасья Петровна. Все вместе они разместились в зале. Старушка отправилась на кухню за чаем, а старик присел в кожаное кресло, пригласив гостей сесть на рядом стоявший кожаный диван. Между диваном и двумя креслами стоял столик. На вопрос о том, где остальные члены семьи, хозяева ответили, что Лера их дочь на работе, дети в школе, а муж ещё утром уехал в город.

— Мне доложили, о тайном проникновении в ваш дом этой ночью, – перешёл к делу Ветров.

— Да, — ответил старик, — я проснулся ночью от странного шума. Он доносился со второго этажа. Я поднялся, но в комнате уже никого не было, а вещи были разбросаны по полу.

— Сэр, я проверил, ночной посетитель не оставил никаких следов, — дополнил Симонов.

— Ясно.

Настасья Петровна вошла с чаем.

-Залез на второй этаж, всю комнату перерыл. Ух, негодник! Нашла бы, я бы ему таких дюлей всыпала!     

— Вы знаете, кто это был? – спросила Снигирёва.

-Ах, знала бы. Да у нас тут лес кругом, кто угодно мог пробраться. А ближайшие соседи в двухстах метрах от нас живут.

— Что-нибудь было украдено? – спросил Симонов.

— Да, нет, просто повсюду царил беспорядок. Сейф был не тронут, у моей жены все безделушки на месте.

— Странно, тогда что мог пытаться найти злоумышленник? Имеет ли он какое-то отношение к убийству?

— Возможно, — произнесла Снигирёва.

— Коля, — обратился к нему Ветров, — ты хорошо успел разглядеть того незнакомца, что перелез через забор?

— Ну… на нём был тёмный плащ, лица я не рассмотрел.

— Может быть, это тот же человек, что приходил ночью. Он что-то забыл и решил вернуться – предложила Снигирёва.

— Тогда почему он вернулся днём? — продолжил размышления Симонов. 

Повисла пауза, которую следователь Ветров решил прервать. Предложив всем пройтись по саду в поисках следов. Недопитый чай так и остался стоять на столе.

Все впятером они вышли из дома и пошли по аллеи. На улице уже был вечер, солнце клонилось к закату. Осенний ветер поднимал опавшую листву. Слева росли яблоня и вишня, а справой стороны всё было усажено цветами.

— У вас тут довольно красиво, — не удержался Симонов от восторга.

— Ну, ведь мы же не просто так здесь бездельничаем, — улыбнулся Виктор Павлович.

Прогулка заняла около часу, так как сад был немаленький. Ничего не обнаружив, компания вернулась обратно в особняк.  Ещё не много поговорив с хозяевами, Ветров решил, что пора уходить. Как, вдруг, со второго этажа донёсся чей-то топот. Все мигом затаили дыхание. Кто бы это мог быть ведь трое детективов, включая двух хозяев, сейчас находились на первом этаже. Затем по лестнице быстрыми шагами двигалась чья-то тёмная фигура. Из-за плохого освещения не было видно кто это. Внезапно фигура остановилась, и раздался незнакомый мужской голос:

— Вы чего все уставились?

— Серёжа! – с удивлением вскрикнула Настасья Петровна.

— Ну а кто же ещё?

Мужчина вышел из тени. Тёмные волосы, довольно высокий рост, правильные черты лица и крепкое телосложение.

— Сергей, — представился он, улыбаясь и протягивая руку Ветрову.

— Алексей, очень приятно. Мы из полиции, расследуем дело об убийстве подруги вашей жены. Вы что-нибудь о ней знали. 

— Ну так, виделись пару раз. Особо не общались, как-то, — задумчиво протянул муж.

— А как ты вошёл в дом, мы тебя не видели? – спросила Настасья Петровна.

— Я приехал. Смотрю, дверь открыта. Вошёл дома пусто, я подумал, что вы ушли в сад, и отправился переодеваться.

— Уже, довольно поздно, — вмешался следователь, — мы оставим вам свой номер, если что-то вспомните интересное о подруге вашей жены, позвоните.

— Хорошо.

Попрощавшись, детективы отправились в город. Ветров вежливо предложил довести Машу до дома. Она немедля согласилась. Всё дорогу ехали молча и только в конце пути, Снигирёва, наконец, решила задать вопрос:

—   Как вы думаете, мог ли Сергей быть тем, за кем гнался Коля?

— Маша, — улыбнулся Ветров, — давай больше не будем обращаться ко мне на вы. Зови меня просто Лёша. И Симонову тоже передай. А то чувствую себя с вами шестидесятилетним стариком.

Маше стало легче от той лёгкости и иронии, с которыми Ветров обратился к ней, и она ответила слегка играючи:

— Хорошо, но ты так и не ответил.

— Знаешь время уже позднее, да и мы уже почти приехали. Вот и твой дом. Давай-ка лучше завтра вечером соберёмся. Ты, я и Коля. И поговорим об этом деле. Хорошо?

— Договорились, — улыбнулась Снигирёва и вышла из машины.

А всё-таки как красив город ночью. Огни фонарей, освещающие Красный Проспект. Машины, слепящие светом своих фар и несущиеся навстречу. Алексей проехал мимо величественного Оперного Театра и статуй коммунистов. День выдался тяжёлым, работа с бумагами, которую он так не любил, была не закончена из-за дневного происшествия в загородном доме. Нужно было её доделать. Мысли летали одна за другой в его голове. Маша… хорошая девушка. Честная и покладистая. По больше бы таких работниц к ним в отделение. Но Коля тоже не промах. Если бы не упустил сегодня беглеца, то был бы просто молодчиной! Хорошие ребята с ним работают. Затем в голове возникли картинки событий сегодняшнего дня. Неужели это он убийца? Но против него нет никаких улик. Что с ним делать? О ком думал следователь, было известно только ему самому. Служебная машина, чёрная как ночь с маленькой надписью полиция на боковой дверце, неслась по тёмным городским улицам, пока не остановилась у здания убойного отдела полиции.

Припарковав легковушку, Ветров направился внутрь здания. Уже привычная ему проходная и пол из белой плитки снова замаячили перед глазами. Кивнув охраннику, он побежал по ступенькам. Нужно быстро всё сделать и отправиться домой. Дописывая последний лист, Алексей в сотый раз зевнул и посмотрел на наручные часы. Ужас! Время уже час ночи. Смысла ехать домой не было. Так как утром ему опять нужно быть здесь. Похоже, эту ночь придётся переночевать в отделении.

******

Уже разувшись у себя в квартире Коля Симонов повертел в руке круглы предмет зелёного цвета, похожий на большой бублик. Этот необычный предмет он нашёл сегодня после того как исследовал место куда проник ночной странник, о котором говорил старик. Тем не менее, Коля знал, что это и кому оно принадлежит. Но говорить об этом, пока что было нельзя.

Глава 9

Сергей Горелов вышел во двор особняка. Нужно было ехать в школу за детьми. В лицо ему дунул освежающий вечерний ветер. Летний сезон уже закончился. И вовсю уже начинала голосить осень, забрасывая дороги жёлтыми листьями. А на душе у Сергея скребли кошки. И он понимал отчего. Потому, что соврал… Потому, что скрыл правду… Было, что вспомнить ему о убитой Ковалёвой, ещё как было! Смирнов сел в тёмный Лендж Ровер и завёл машину. Например, вспомнить то, как трахал её на заднем сидении этой самой машины. Или то, как они резвились, в особняке свёкра, когда все родные, в том числе и жена уехали отдыхать в Сочи. Безусловно, это не была любовь. Просто временное увлечение. Да и Лена, он готов поклясться, не чувствовала к нему ничего кроме животной страсти. Эту похотливую развратницу заводило то, что она трахается с мужем своей подруги. Чтож… запретный плод сладок! И его самого возбуждали подобный мысли. Особенно было смешно, когда в минуту радости Лена и его жена обнимались и говорили друг другу слова о том, что они самые лучшие подруги в мире. Не бывает женской дружбы. Не бывает! Уж, он то это знает! Было, о чём можно рассказать следователю. Но, никто не должен об этом узнать.

 

Кафе, в котором решили встретиться детективы, носило название «Вилка Ложка».  Заведение довольно популярно среди местных горожан. Негромко звучала музыка. А за окном сгущались сумерки.

— Итак, мы имеем убийство, одно неудачное нападение, и незаконное проникновение на чужую собственность, — сказал Коля, закончив хлебать борщ. Симонов и Снигирёва сидели рядом. За одним столом, напротив, с ними ужинал Ветров.

— Но мы не можем быть уверенны, что это дело рук одного и того же человека, — продолжила разговор Снигирёва.

— Как думаешь ты, Алексей? – ещё не привыкший обращаться так к Ветрову, неуверенно спросил Симонов. До этого молча евший следователь, доел свой ужин и отодвинул его в сторонку. Затем не торопясь вытер салфеткой губы и посмотрел на оперативников.

— Давайте лучше начнём сначала. Убийство у клуба. Мы знаем, что это был человек в сером костюме и тёмных очках и с татуировкой в виде круга на руке. Этот мистор знал, о дорогом, кольце которое было на Ковалёвой в ту ночь. И украл именно его, а не все три украшения. Отсюда мы можем сделать вывод, что скорее всего убийца, кто-то из знакомых девушки или тот, кому она успела рассказать о кольце.

— Может, её убил бывший парень. У него было разбитое сердце, и он решил отомстить, — предложила Маша.

— Возможно, — ответил Ветров, но у нас нет против него никаких улик. Кстати, вы знаете, что с ним?

 — Сидит, за нападение на полицейского, — ответил Коля.

— То есть на тебя? — уточнил следователь.

— Да. Вместе со своим лысым дружком.

— А что вы думаете по поводу, мужа подруги убитой, – обратилась Маша к коллегам. Не знаю, как вам, а мне он показался очень даже подозрительным. Такой взгляд у него не добрый.

— Вполне не плохой вариант, – произнёс Ветров. – Но мне, кажется, вы упускаете самое главное.

-Что?

— Детали. Например, у человека, напавшего на учительницу, была татуировка в виде парашютиста на руке. Почти тоже самое сказал и бармен в клубе. А из этого следует что человек, который напал на учительницу и убил Ковалёву один и тот же.

— Но, а что, если, в нападении на учительницу и убийстве Ковалёвой участвовали два разных человека, просто с похожими татуировками на руке, — предположил Симонов.

— Может быть. Но я не думаю, что в Новосибирске много людей с одинаковыми татуировками на одних и тех же частях тела. Поэтому вероятность, что это было два разных человека, мала, — ответил Алексей Ветров.

Ветров посмотрел на Симонова и ему показалось, что тот как будто бы хочет. Что-то сказать, но не решается.

— Коля, если есть какая-то версия или что-то ещё, говори.

Симонов слегка покраснел.

Да, нет… Я бы сказал если бы было. – протянул он.

— Ну, смотри.

Со временем разговор перешёл на посторонние темы. Симонов смешил всех своими анекдотами, от которых Маша заливалась звонким смехом и даже Ветров смеялся. В такой работе иногда нужен позитив, чтобы хотя бы на пару минут забыть об убийствах, насилиях и всякой прочей дряни. Потом, вдруг, Снигирёва начала рассказывать весёлую историю из своего детства.

— Вы представляете, у нас в семье отец иногда уезжал на вторую квартиру…

— Стоп. У вас было две квартиры? – вмешался Коля.

— Ну, да. В одной мы жили, а вторая служила складом, она была на много меньше первой.

— Складом.

— Ну, у моего отца была работа, связанная со строительством. И там хранились всякие инструменты, мешки с цементом… понимаете? Это же удобно, когда у вас есть вторая крыша над головой.  

Внимательно слушающий до этого Ветров, вдруг, задумался. В его голове почему-то отпечатались последние слова: «Это же удобно, когда у вас есть вторая крыша над головой». Странно, но они ни как не выходили из головы. Эхом отдавались в его ушах. Как будто в них было что-то очень важное. И тут его осенило!

Неожиданно для всех, Ветров резко встал из-за стола и со словами: «Мне нужно кое-что проверить. Увидимся завтра на работе.» —  быстрым шагом вышел из кафе. На что Снигирёва и Симонов удивлённо посмотрели друг на друга и пожали плечами.

Следующий день начался собрания, о котором, неожиданно, объявил Алексей Ветров всей следственной группе. В небольшой комнате с проектором, белыми стенами и несколькими парт со стульями собралась вся следственная группа по делу об убийстве Елены Ковалёвой. Было объявлено место, в котором скрывается преступник и его личность.

***************

28 сентября 1980 год. С неба на землю с парашютами приземлились несколько человек в военной форме. Широкая полянка, на которой они оказалась раздавалась на сотни метров в округ. После приземления предстоял десятикилометровый кросс до военного лагеря. Когда бойцы прибыли в лагерь уже стемнело. Усталые они зашли в казарму и разошлись по койкам. Дверь открылась. В ней показался их командир.

— Кто здесь Макаров, — своим громким голосом спросил он.

— Я, — донеслось от куда-то из коек.

— Тут тебе письмо пришло, возьми.

Молодой парень спрыгнул со своей койки и направился к командиру. Он взял письмо и прочитал от кого оно. Это же Надя пишет, обрадовался он. Девушка, с которой перед тем как пойти в армию они поженились. Быстро, трясущимися руками, он распечатал конверт и достал письмо. На нём было написано всего несколько слов. «Прости… Я люблю другого.»

 

Глава 9.

 

Он поднимался по подъездной лестнице. Остановившись на втором этаже, открыл дверь в свою квартиру. Со дня неудачного нападения прошло около недели, и внутри ещё остался неприятный осадок. «Вот овца изворотливая попалась! Но ничего ей просто повезло. Пройдёт немного время, и он доделает начатое». Странно, но дверь была открыта. Может он просто забыл её закрыть, когда уходил? Разувшись и пройдя в зал, он застыл на месте. Тусклый дневной свет проникал через окно. На кресле в тени сидел человек.

— Присаживайтесь, — раздался знакомый голос. И человек указал ему на кресло стоящее напротив. Он послушно прошёл в комнату и присел. Спустя минуту молчания гость снова заговорил:

— А теперь скажите мне, зачем вы убили Елену Ковалёву? 

От одного имени по телу побежали мурашки. Возмездию, которого он так долго ждал, пришло время, настигнуть его? В ту же минуту он почувствовал, как страх сковывает всё его тело. Но он сумел взять себя в руки.

— Что?! Я ни кого не убивал. Это лучше вы скажите, что вы делаете в моей квартире?

— Но найденные мною улики говорят об обратном.

— Да как вы смеете меня обвинять?

— Это вы были в ночном клубе «Вишня». Вы хорошо спланировали убийство, дождались пока девушка выйдет покурить, и когда она осталась одна, безжалостно покончили с ней и украли дорогое кольцо, которое я также нашёл в этой квартире. Правда, вы не могли учесть, что приедет машина скорой помощи, которую вы приняли за полицию. После этого, вы нападаете на школьную учительницу Нину Сидорову, которая обучала вашего старшего внука в младшем классе. Вы нередко водили его в школу и там с ней познакомились. Скажу честно, для меня до сих пор остаётся загадкой мотив нападения на учительницу. Но, к счастью, девушка смогла спастись. Затем вы были замечены у дома подруги Елены Ковалёвой. Но потом как в воду канули. Это заставило меня задуматься. Что может связывать убийцу и подругу Елены. Вы не представляете, первые подозрения появились после того, когда я случайно обратил внимание на потрет в вашем доме. На фото был военный, а на заднем фоне приземлялся парашютист. И я сразу вспомнил, о чём мне говорила Нина Сидорава, которая сумела убежать из ваших цепких рук. Она сказала, что на руке нападавшего была татуировка в виде парашютиста. Я решил проверить и подтверждение подтвердилось. На вашей правой руке имеется такая тату, а точнее изображение знака воздушно-десантных войск. Где, как я проверил, вы служили по молодости. Затем я ночью тайно проник в ваш дом в попытке найти улики. Но к моему разочарованию,  я ничего не нашёл. После этого я усомнился в своих предположениях, но вернуть мне прежнее направление мыслей помогла моя коллега по работе, сказав:  «Это же удобно, когда у вас есть вторая крыша над головой», и тогда я понял, что, возможно, у убийцы было ещё одно место, где бы он мог прятаться или оставлять свои вещи. После чего, я проследил за вами и обнаружил это место. Когда вы покинули квартиру я вскрыл замок и обнаружил здесь очень много интересного. Например, ножик, светлый костюм, тёмные очки или драгоценности, снятые с убитой. Что я тут у вас и нашёл. А также несчётное количество тонального крема, который вы использовали, чтобы казаться моложе, Виктор Павлович.

Виктор Павлович был полон удивления. Его мысли в голове метались с неимоверной скоростью. «Вот сукин сын! Как он догадался? Всё-таки есть в нашей полиции мыслящие люди. Но если он действительно всё знает. Или, ещё можно что-то исправить?»

— Что? Не знаю, кто такой Виктор Павлович. Вы меня с кем-то путаете.

— Да ладно вам хитрить. Смойте уже эту тонну тонального крема, снимите парик и давайте поговорим с вами без масок, – предложил, улыбаясь Ветров.

«Нет, этот чёрт, действительно, всё разузнал». Он почувствовал, как от волнения по лбу начинает струиться капелька пота, смывая за собой тональный крем.

— Так я сейчас вызову полицию, молодой человек. Я не знаю никаких людей, о которых вы мне говорите!

— Полицию вызывать не надо, она уже здесь.

Повисла пауза. В комнате где они сидели висели старинные деревянные часы. С каждой секундой был слышен клик стрелки. Посреди комнаты стоял стол, по обе стороны которого находилось два одинаковых не новых тёмных кресла. Квартира требовала ремонта. Справа от гостей стоял шкаф времён советского союза, со стеклянными покрытыми многолетней пылью фуршетами и бокалами. На комоде в углу стоял большой серый телевизор. Длинный ковёр, переливавшейся тёмными оттенками красного с различными узорами, покрывал голый выкрашенный в коричневый цвет пол. Вечерний тусклый свет проникал в тёмную комнату через окно. Два гостя сидели напротив друг друга, словно два дуэлянта. Один старый и опытный, второй молодой и быстрый. Один убийца, второй сыщик. А часы всё тикали и тикали, с каждым ударом громче отдаваясь в ушах.

Неожиданно для себя Виктор Павлович рассмеялся. Громким и противным смехом. Смехом человека, который понимает, что уже не в силах ничего исправить, что его прижали со всех сторон и уже как не извивайся ни вывернуться. Затем он рванул с себя парик и ногтями начал сошкрябывать тональный крем со своего морщинистого лица. Спустя несколько секунд он перестал, взглянул на следователя и сказал:

— Довольны?!

Лицо убийцы теперь было наполовину отчищено от крема и уже можно было разглядеть старческие складки на дряхлой коже. В некоторых местах были царапины от ногтей. Из царапин сочилась кровь.

В руках Алексей держал пистолет, и он никак не ожидал, что старик решит сделать последний рывок. Со скоростью зверя, убийца, достал из кармана нож и метнул его в следователя. Быстрая реакция не подвела Ветрова, он нагнулся и пролетевшие мимо лезвие ударилось о бетонную стенку. Затем убийца вскочил с кресла выбежал из квартиры. 

Симонов приготовился. Только что по рации Ветров ему сообщил, что убийца выбежал в подъезд. Уже был слышен приближающийся топот по ступенькам. Секунда и Коля увидел тёмный силуэт направляющийся к главному выходу. Дождавшись подходящего момента, он вцепился в него руками и попытался повалить на пол. Но на удивление своим действием он даже не пошатнул противника. Тот вовремя среагировав, сделал какой-то приём и перекинул Колю через себя. Полицейский сильно шмякнулся головой об плиточный пол подъезда, а когда пришёл в себя преступника уже и след простыл.

Убийца бежал не оглядываясь через застроенную многоэтажными домами улицу. На улице был вечер. И темнота постепенно начинала проникать в каждый угол. Увидев, тёмный переулок он с радостью свернул туда. Нужно отдышаться. Всё-таки силы уже не те что, в молодости. Конечно, регулярная физическая нагрузка помогла сохранить мышечный тонус, но вернуть былую силу и скорость не смогла. Да и сердце уже не то, как ни как, а ему уже шестьдесят лет. Неожиданно позади себя он услышал женский голос:

— Руки вверх, не двигаться!

Маша следила за каждым его движением. С ней было ещё трое патрульных. Да подобных случаев за её малый опыт работы ещё не выпадало, но она ни капельки не колебалась. Она не знала, откуда у неё, вдруг, появилось столько силы и уверенности. Медленно подойдя к Виктору Павловичу сзади, она с силой ударила его прикладом по затылку, и он упал, потеряв сознание.

 

Глава 10

Осенняя листва мешалась под ногами. Солнце скрылось за серыми, от токсичных газов, облаками. Одна девушка в осенней куртке поверх джинсов и двое мужчин в тёмных плащах шли по Центральному парку.

— Убийца получил по заслугам, — сказала Снигирёва.

— Он бы не получил если бы не твоя исполнительность, которая берётся от добросовестного отношения к работе,  — похвалил Машу Ветров. – А ты Симонов бери пример, чтобы больше не летать через перила, подобно мальчишки нахулиганившему в школе.

— Да ей просто повезло, если бы я оказался на её месте, то сделал бы тоже самое, — возразил с долей иронии Симонов.

— Не говори гак, пока не перепрыгнешь.

Ветер дул в лицо и Маша невольно зажмурилась.

— Теперь я поняла, — сказала она. – Выходит Коля гнался тогда за Виктором Павловичем. А тот когда прибежал и залез в дом через окно. Быстро смыл с себя крем, снял очки и парик. И из хитроумного убийцы снова стал добродушным дедушкой.

— А ночью к нему в дом ты залазил, получается, Алексей?

— Да, я хотел найти улики, но так ничего не нашёл.

— Держи, это, кажется, твоё? – Симонов достал из кармана зелёный с формой бублика предмет и протянул Ветрову.

— Благодарю… Мой экспандер… Я его недавно потерял и никак не мог найти. Где ты его нашёл, Коля?

— В саду рядом с особняком. Поначалу я решил, никому ничего не рассказывать. У меня появились подозрения, против тебя, Алексей. Ведь экспандер лежал именно под тем окном куда по словам старика… или убийцы, не знаю, как мне теперь его называть, залез ночной незнакомец.

— Вот было весело если б ты обо всём рассказал начальнику полиции и меня бы арестовали. – рассмеялся Ветров. – Ведь это существенная улика!

— Признаюсь честно у меня были такие мысли, — улыбнулся Ветров. – Но потом вы позвали всех на собрании и мне всё стало ясно.

-Меня никак не покидает вопрос, – произнесла Маша. – Зачем он совершал эти убийства? У него всё есть, дом, семья, дети… Тем более он уже старик.

— Первое убийство он совершил, как сказал он сам, потому что Елена Ковалёва путалась с мужем его дочери. И могла разрушить их семейный брак. Он хотел, чтобы его дочь была счастлива и никогда не почувствовала ту боль, что чувствовал он. Виктор Макаров, получил глубокую душевную рану, когда во время службы в армии он узнал, что его первая жена ушла от него к другому. И в тот момент он случайно узнал, что Сергей изменяет его дочери с её лучшей подругой, у него произошёл взрыв. А второе убийство задумал, так как его внук Дима Горелов пожаловался ему на учительницу, которая поступила с ним несправедливо, выгнав из кабинета за то, чего он не совершал. Никто не может обижать его детей и внуков, как он рассказывал на допросе. Позднее он также добавил, что уже давно вынашивал план как убить учительницу Нину Сидорову. Ведь после первого убийства, хочется снова кого-то убить. Это как наркотик, по его словам. Эта девушка выглядела слишком красивой и счастливой. У неё счастливая семья и дети. А что у него жизнь старика, которому осталось немного времени, чтобы уйти на тот свет. Обычная зависть. А то, что она сделала с его внуком, только подлило масла в огонь.

После небольшой паузы Маша спросила:

— Выходит Настасья Петровна, это вторая его жена?

— Да. Но хотя… когда она пришла к нему в камеру, он её даже видеть её не хотел… Ни её, ни детей… Родственники, включая его дочь Леру, были просто ошарашены. Ведь, они никогда не могли предположить, что человек, живущий рядом с ними – убийца.

Трое человек вышли из парка и направились к зданию полицейского управления. Убийство было раскрыто, но через каждую секунду город снова могло сотрясти очередное преступление. Откуда не возьмись может появиться новый убийца. И изуродовать жизни сотен людей. Откуда они берутся эти маньяки, насильники и убийцы? Хороший вопрос. Ответ на него будет-неоткуда. Общество само своими неосознанными действиями создаёт монстра.

 

 

30.08.2021


Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть