Жилина. Часть 1. Причуда.

В полдень, в кабинете полковника Беркутова зазвонил телефон.

-Да, слушаю!- голос полковника звучал спокойно и размеренно.

Это был красивый, высокий мужчина, лет пятидесяти с небольшим. С темными волосами, которых слегка коснулась седина. И с голубыми глазами, которые все еще блестели, как у молодого мальчишки. Движения его были спокойными, но за всем этим спокойствием скрывалась железная дисциплина, и характер, способный переносить все трудности военной жизни.

-Здравия желаю, Виктор Петрович! Краско беспокоит.

Услышав знакомый голос, полковник улыбнулся. Звонил председатель призывной комиссии Анатолий Михайлович Краско, из местного военкомата. Когда-то они вместе с Беркутовым служили в армии, и после службы остались хорошими друзьями.

-Здравствуй, Толя! Чего так официально? Случилось что-то?

-Да, Петрович, есть тут один казус. И боюсь, что без твоей помощи я не справлюсь. Сможешь ко мне сюда подъехать?

Полковник задумался:

-Сейчас у меня кое-какое дело есть, но через полтора часа я смогу заехать к тебе. Подходит?

-Да, Петрович, спасибо! Буду ждать.

Полковник был очень пунктуален, поэтому ровно через полтора часа уже подходил к кабинету Краско.

Он постучал, и сильной рукой открыл дверь.

У окна стоял невысокого роста широкоплечий мужчина в очках.

Полковник вошел:

-День добрый, Михалыч! Рад тебя видеть. Ну, говори, что за казусы у тебя тут происходят?

Краско сначала набрал на телефоне номер проходной:

-Проводите эту леди ко мне.

А после обратился к Беркутову:

-Дело вот какое: повадилась тут ко мне одна девчонка. Сначала три раза приходила сюда. Пытался все объяснить, и разрулить ситуацию мирным путем. Но когда она и вчера заявилась, я уже не выдержал. Ребята ее отсюда выпроводили за ворота. А я сказал, чтобы на территорию военкомата ее больше вообще не пускали.- Он возмутился.- Нельзя же так, едрена мать!

Полковник внимательно слушал, а Краско продолжил:

-А сегодня утром мне снова звонят, и говорят, что она опять сюда просится. Я удивился! Опять пришла?! А мне говорят: так она и не уходила. Так и просидела тут, у ворот, со вчерашнего дня.

Полковник засмеялся:

-Так чего хочет? Зачем приходит?

-Вот!- Краско поднял руку вверх.- А хочет она, чтобы ее зачислили в группу спецназначения. Представляешь?

-Ого!- изумился полковник.- Серьезная девочка.

Краско кивнул.

-Ага! И грубить не хочется, но и терпения уже не хватает. Поэтому и решил тебя на подмогу позвать. Может у тебя получится убедить ее, что не женское это дело. Ты все-таки не понаслышке знаешь, что такое спецназ.

Беркутов конечно знал, что это такое. После армии его взяли в отряд специального назначения. Позже он стал командиром группы спецназа разведки. Поэтому понимал, что девочка очень погорячилась с таким запросом.

Раздался стук в дверь, и на пороге появилась Кира. Она стояла на входе, когда к ней повернулся полковник.

-Кирюша?- он изумленно поднял брови.- А ты что тут делаешь?

Она тоже удивленно смотрела на него.

Полковник был сослуживцем и лучшим другом ее отца.

Беркутов посмотрел на Краско:

-Толя, ты про нее говорил?- спросил он.

-Да, Виктор Петрович. Это и есть наш казус. А вы что, знакомы?

-Да уж. — Сказал полковник, и обратился к Кире,- Ты не меняешься! Как была с детства упрямой, такой и осталась.

Он немного помолчал, потом как-то странно хмыкнул.

-Кирюша, подожди меня в коридоре.

Кира вышла из кабинета, а полковник стоял и задумчиво смотрел в окно.

-Ну, Петрович, что ты на это скажешь?- Спросил Краско.

Беркутов вздохнул:

-Толя, ты смотрел ее документы? Знаешь, кто эта девочка?

-Нет!- Отрезал Краско.- И не хочу ничего смотреть. Какая разница, кто она?!

-Так вот, Михалыч, довелось тебе познакомиться с Жилиной Кирой Александровной.

Краско насторожился.

-Жилина  — Тихо повторил он, и встрепенулся.- Подожди, Сашка Жилин? Ты про него?

-Ну да!- сказал полковник.- Кирюша — его дочь.

Они оба засмеялись.

-Тогда ясно, откуда это упрямство и настырность. Папина натура.- Сквозь смех говорил Краско и поинтересовался,- Петрович, так Жилин вроде в медицину собирался податься. Его же из-за этого от службы потом освободили?

Беркутов кивнул:

-Он известный профессор медицины, врач-кардиолог.

Краско удивился:

-Чего же он дочку медициной не заинтересовал?

-Ну почему же?!- сказал полковник,- Она закончила мединститут. Стала судмедэкспертом.

Краско развел руками:

-Тогда я не понимаю, что ее сюда привело.

Полковник взял папку с документами Киры, и стал их изучать. Краско подсел поближе и взял одну из бумаг.

-Жилина Кира. Мастер спорта по легкой атлетике, мастер спорта по кикбоксингу. Ого!- Краско глянул на Беркутова.

Тот кивнул.

-Да. Кирюша с детства спортом занималась. Она всегда была как пацаненок.

Краско читал дальше:

-Судмедэксперт значит? А это что такое?- он уставился в очередной документ.- Петрович, так она служила?!

Полковник переспросил:

-Что? Служила?

— Ну да. В армии. Вот смотри.

Полковник быстро изучил документ:

-Ай да Кирюха!- восхищенно сказал он, и собрал все бумаги обратно в папку.

-Что думаешь, Петрович?- поинтересовался Краско.

Беркутов помолчал, а потом громко щелкнул пальцами:

-А знаешь, думаю, что надо попробовать. Я знаю эту девочку с самого рождения. Сашкину жену вместе из роддома забирали. Она выросла на моих глазах. Только про армию не знал. Думаю, стоит дать ей шанс.

Краско пожал плечами:

-Ну, смотри, Петрович, тебе виднее.

Через несколько минут они попрощались. Краско занялся своей работой с призывниками, а Беркутов, выйдя в коридор позвал Киру за собой.

***

Они вышли на улицу:

-Пойдем, присядем.- Полковник показал Кире на скамейку.- Нам нужно поговорить.

Устроившись поудобнее Беркутов внимательно посмотрел на Киру:

-Ты уверена, что тебе это нужно? Зачем? Ты все-таки девочка.

Кира замотала головой:

-Виктор Петрович, я вас прошу, не нужно ничего говорить. Я знаю только одно — мне это надо. Поверьте.

Беркутов пожал плечами:

-Папа знает об этом?

-Нет. Зачем? Я же не ребенок.

Они несколько минут молчали, наконец Беркутов глубоко вздохнул и заговорил:

-Значит так, Кирюша, раз твой выбор однозначен, я постараюсь тебе помочь.

Кира улыбнулась.

-Я буду вам очень благодарна, Виктор Петрович!

Полковник перебил ее:

-Подожди. Есть одно «но». Я должен поговорить с твоими родителями.

Кира недовольно нахмурилась:

-Виктор Петрович, ну зачем? Документы у меня все есть. Вы их видели, наверное. Все в полном порядке.

Беркутов взял ее за руку:

— Знаю, Кирюша. А еще узнал, что ты в армии отслужила. Ты вообще настоящая гордость для своих родителей. Но есть правила, которые даже я не могу нарушать. Для зачисления в спецназ нужно согласие близких родственников. Вне зависимости от возраста. В твоем случае — это родители. Понимаешь?

Кира кивнула:

-Теперь понимаю. Думаю, с папкой я смогу договориться. Сложнее будет с мамой.

Беркутов улыбнулся:

-Ну, ведь в армию она тебя как-то отпустила?

-О, отпустила!!!- протянула Кира.- Вы даже не представляете, что там было. Такой скандал! Она со мной несколько дней вообще не разговаривала. Потом папка взял ситуацию в свои руки.

Беркутов смотрел на Киру и улыбался:

-Ну, зная Валентину, можно представить какой был кипиш. Мама у тебя — женщина с характером. Да и не такую жизнь, наверное, она желала единственной дочери.

Кира засмеялась.

-Это точно! Началось все еще в институте. Я же по ее прихоти туда поступила. А когда мама узнала, какую профессию я получу, весь дом ходуном ходил: «Я думала моя дочь в светлом, просторном кабинете будет лечить людей. А оказалось, что моя дочь в морге будет ковыряться в трупах!» — Кира смеялась.- В тот раз тоже папка помог. Объяснил, что все не так страшно. Успокоил. Думаю, на этот раз будет то же самое.

Полковник от души смеялся.

-У тебя папка, как Чип и Дейл, которые всегда спешат на помощь.

-Да. — Согласилась Кира.- За это я его еще больше люблю. Поэтому нужно сначала с ним поговорить. Как вы считаете, Виктор Петрович?

-Наверное, ты права. А сейчас он где?

Кира взбодрилась:

-Дома. А мама до послезавтра на даче.

Полковник встал:

-Ну, тогда поехали. Чего время терять? Только заедем, возьмем кое-какие бумажки. Хорошо?

Кира вскочила:

-Так точно, Виктор Петрович!- с улыбкой отчеканила она.

***

Полковник нажал на звонок. Дверь открыл статный, солидный мужчина, как две капли похожий на Беркутова. Это был отец Киры, Жилин Александр Павлович. Увидев полковника, он очень обрадовался:

-Витек! Петрович! Ты! Куда ты пропал? Два года о тебе ни слуху, ни духу. Проходи!

Они обнялись, и только тогда за спиной полковника Жилин увидел Киру.

-А с тобой, красавица, мы потом поговорим. И ты мне пояснишь, где пропадаешь по ночам. Хорошо, что матери небыло дома.

Кира кивнула, и прошла в свою комнату. А Жилин и Беркутов устроились за столом на кухне.

-Ну же, Петрович, рассказывай, куда делся? Как ты?

Они оживленно разговаривали. Полковник рассказал, что по службе должен был уехать «к черту на кулички». Они шутили, смеялись, и было видно, что оба несказанно рады этой встрече.

Кира накрыла стол, и на какое-то время оставила их вдвоем. Но ближе к вечеру она зашла на кухню, и внимательно посмотрела на Беркутова. Он сразу понял ее взгляд.

-Сашка, а у нас с Кирюшей к тебе разговор  один есть. Важный.

Жилин глянул на Киру, потом на друга.

-Ух, ты! Я вас слушаю.

Но Кира вдруг встала из-за стола.

-Виктор Петрович, давайте вы с папой сами поговорите. А если что, я буду в комнате, позовете меня.

Полковник улыбнулся:

-Ай, лиса хитрая! На меня все скинула. Ладно, топай.

Жилин внимательно слушал их беседу.

Когда Кира вышла, Беркутов закрыл за ней дверь, и присел за стол.

-В общем, Санек, ситуация прямо скажем не стандартная. — Сказал полковник, и начал все по порядку рассказывать Жилину.

Отец Киры слушал молча, глядя куда-то в одну точку. Казалось, что он даже не слышит Беркутова. Поэтому, увидев это, полковник тихо спросил:

-Санек, ты вообще меня слушаешь?

Жилин взялся за голову, и тихо, почти шепотом заговорил:

-Я думал, в армии она перебесится. Придет, начнет работать в своей экспертизе, и спокойно заживем. Но, видно недооценил. Еще перед армией она как то заговорила про спецназ, но я подумал, что просто пошутила. Черта с два!- Он внимательно посмотрел на друга.- Что ты посоветуешь, Петрович?

-Кирюша уверена, что ты ее поддержишь в этом. Поэтому думаю, надо дать ей шанс попробовать. Послушай меня,- сказал полковник и сел поближе к Жилину,- к нам приходят парни, рвут на себе рубахи с криками: «Хочу в спецназ!». А через месяц, девяносто пять процентов этих парней просто удирают оттуда. Понимают, что эти нагрузки на тренировках слишком тяжелые для них. Понимаешь? Так дай дочери самой почувствовать это на себе. Как говорится, испытать на своей шкуре. И убедившись, что там не все так романтично и легко, она сама бросит это дело. Логично?

Жилин оживился:

-Да, Петрович. Я согласен с тобой. Мы, сколько угодно можем ее переубеждать, но она же упертая до невозможности. Так пусть попробует. Там ей покажут «кузькину мать». И вправят мозги.

 Они еще немного поговорили на эту тему, потом полковник посмотрел на часы.

-Ну, Санек, поздно уже. Мне нужно идти. Как со мной связаться — ты знаешь. Бумаги я оставляю вам.

Жилин проводил друга, и когда закрыл за ним дверь, из комнаты вышла Кира. Она напряженно смотрела на отца.

Он взглядом указал на кухню.

-Иди сюда, чудо ты мое чудное.

Они сели за стол. Кира молча ждала, что скажет отец. А он долго и пристально смотрел на нее, потом спросил:

-Вот скажи мне, в кого ты такая выросла? Ладно, в детстве было шило в попе. Но сейчас ты взрослый человек. Откуда вообще тебе в голову пришла мысль про спецназ?

Он говорил это тихо, спокойно и рассудительно. Кира с нежной улыбкой смотрела ему в глаза и держала его за руку.

-Пап, только не отговаривай меня.

Жилин улыбнулся:

-В принципе даже мысли небыло отговаривать. Насколько я понял — это бесполезно.

-Правильно понял. — Сказала Кира.

-Ну вот, спасибо дяде Вите. Он согласился помочь.

Кира поинтересовалась:

-У него есть нужные люди в этих войсках?

Жилин хмыкнул:

-Зачем ему люди. Он сам оттуда.

Кира изумленно уставилась на отца:

-Как? Виктор Петрович?

-Именно поэтому он и решил тебе помочь. Всю жизнь отдал спецназу.

-Ты никогда не говорил об этом.

Жилин посмотрел на дочь:

-Ну, это все-таки секретные войска, поэтому говорить об этом совсем не обязательно.

Кира сидела как в шоке.

-Ничего себе! Я всю жизнь знала настоящего спецназовца, и даже не подозревала об этом.

Жилин засмеялся:

-Ты так говоришь, будто он Терминатор какой-то. Нормальный мужик. И очень хороший друг.

Отец Киры положил на стол бумаги, которые принес Беркутов.

-Вот наша основная головная боль. Согласие родственников. Сделаем это, свяжемся с Петровичем, он скажет, что делать дальше. Моя подпись там уже стоит.

Кира подошла и обняла его:

-Папка, я тебя обожаю!

-Я тоже тебя обожаю, чудо мое.- Жилин слегка отстранился от дочери.- Но теперь нам надо подумать, как преподнести это нашей маме. Ее подпись тоже нужна.

Кира пожала плечами:

-У нас есть еще два дня. Что-нибудь придумаем.

***

Два дня пролетели очень быстро, и с утра Жилин поехал на вокзал встречать жену. По дороге домой они заехали в магазины, купили разных вкусностей к столу. Сегодня они всей семьей праздновали тридцать лет со дня их свадьбы.

Еще отдыхая на даче, Валентина Асатуровна точно запланировала все меню праздничного стола. Она была очень аккуратна и организованна. И эта аккуратность присутствовала везде, даже в голове. Плюс ко всему, она являлась педагогом с двумя высшими образованиями. Этим было все сказано.

Приехав домой, у нее даже мысли не возникло, что можно отдохнуть с дороги. Она сразу направилась на кухню и начала процесс приготовления к вечернему застолью.

Мать Киры очень любила готовить, и еще больше она любила заниматься этим в полном одиночестве. Поэтому, когда на кухню зашла Кира и предложила свою помощь, Валентина Асатуровна ответила:

-Нетушки! Лучше я сама все быстро сделаю, а потом позову вас с папой.

Кира улыбнулась. Ей очень нравилось наблюдать за тем, как мать хозяйничает на кухне. Валентина Асатуровна была женщиной очень маленького роста. И создавала впечатление, что слаба и беззащитна. Но на кухне она становилась настоящим виртуозом своего дела. Кира с детства любила смотреть, как ловко она справляется со всеми этими кастрюлями и сковородками. Но даже в кухонном  переднике эта хрупкая женщина выглядела строго и интеллигентно. Очки в тонкой оправе, тонкие черты лица, аккуратная прическа и минимум макияжа — всегда и везде в первую очередь она оставалась строгим и ответственным педагогом.

Кира еще несколько минут постояла с матерью, а потом сказала:

-Ладно, мам, тогда я выйду, прогуляюсь.

Ближе к вечеру Кира пришла домой, и стоя в прихожей громко спросила:

-Хозяева, кого я сейчас буду поздравлять?

Мать с отцом вышли одновременно. Она из кухни, он из комнаты.

Кира стояла перед ними с огромной корзиной цветов.

-Мои дорогие и любимые, я поздравляю вас с вашим юбилеем. Вы у меня самые лучшие! Я вас обожаю!

Они обнялись, и через некоторое время мать позвала их к столу.

Они принялись ужинать. Когда на столе уже стояли десерты и чай, мать обратилась к Кире:

-Кирюша, ты уже узнавала что-нибудь по поводу своей работы? Или погуляешь еще?

Кира на мгновение замерла, и посмотрела на отца. Он еле заметно кивнул.

-Мам, я как раз хотела с тобой поговорить об этом. — Она сделала паузу.- Тут такое дело…

Кира встала и взяла с тумбочки в прихожей бумагу. Протянув ее матери, она сказала:

-Вот. Тебе просто нужно это подписать.

Валентина Асатуровна с улыбкой смотрела на дочь, и, взяв бумагу, начала читать.

Через несколько секунд ее улыбка исчезла, и она внимательно посмотрела на Киру.

-Это что такое?

-Ну, это документ. Чтобы меня взяли на службу в этот род войск, нужно, чтобы вы дали согласие и подписали это.

Мать Киры еще раз быстро пробежала глазами по тексту, и, увидев на обратной стороне листа подпись мужа, строго посмотрела на него.

-То есть ты уже в курсе? И одобряешь это? Вы что, издеваетесь надо мной? Или вы таким способом решили меня разыграть? Ну, тогда скажу вам, что ваша шутка не удалась.

Валентина Асатуровна уже хотела встать и уйти, но Кира взяла ее за руку и сказала:

-Мам, это не шутка. Я действительно поняла, что мне это нужно.

После кратковременной паузы мать Киры встала, и по выражению ее лица, отец с дочерью поняли, что сейчас лучше просто молча сидеть и слушать.

-Тебе вообще меня не жалко?- спросила она у Киры.- Когда в детстве ты занялась своим кикбоксингом — я сдержалась. Потом был институт, с профессией эксперта по трупам. Потом тебя понесло в армию. После все должно было закончиться. И тут ты выдаешь вдруг, что хочешь сделать карьеру военного, причем в спецназе. Ты соображаешь вообще, что ты говоришь? Ты девушка!!! Ты наша дочь! В конце концов, я хочу, чтобы у меня появился зять. Я хочу понянчить внуков. Какой спецназ??? И ты могла допустить мысль, что я это подпишу? Нет, нет и еще раз нет! Разговор окончен, и сейчас вообще уйди с глаз моих долой!

Кира посмотрела на отца. Он уловил ее взгляд, и  тихо сказал:

-Кирюша, оставь нас с мамой. Нам нужно поговорить.

Кира не стала спорить, а просто вышла из кухни, и закрыла за собой дверь.

Александр Павлович хотел заговорить, но жена опередила его:

-Если ты собрался меня уговаривать, знай, у тебя ничего не выйдет! На этот раз точно! Как ты мог???- продолжала она,- Ты же отец! Ты должен был с самого начала поставить крест на этом. Саша, она же девочка! Она наша дочь!  Единственная!

Как только Валентина Асатуровна притихла и налила себе стакан воды, заговорил Жилин:

-Мать, да успокойся. Не делай из этого трагедию. Я говорил об этом с Витькой Беркутовым. Там нагрузки такие, что от них сбегают здоровенные парни.

Он сделал паузу, глотнул чай и продолжил:

-Если ей сейчас запретить это, всю дальнейшую жизнь мы будем слушать обвинения, что отговорили, не пустили, не поддержали. Пусть сама увидит, что там происходит на самом деле. Пусть испытает это и угомонится.

Мать Киры стояла у окна, и напряженно смотрела куда-то вдаль. Потом резко повернулась, подошла к столу, молча взяла ручку, быстро поставила подпись, и так же молча вышла из кухни.

Жилин облегченно вздохнул.

Кира на диване читала книгу, когда в комнату вошел отец. Она напряглась.

-Держи. — Он протянул ей бумагу с двумя подписями.- Теперь ты довольна?

-Конечно, пап. Я тебя люблю!- сказала Кира и тихо спросила.- Как мама?

Отец махнул рукой:

-А ты не знаешь свою мать? В ближайшие дни нам с тобой лучше вообще ей на глаза не показываться. Ей сейчас просто нужно немного времени, чтобы успокоиться, и все будет хорошо. А теперь я пошел спать. Устал я сегодня.

Кира пожелала отцу спокойной ночи, и занялась своими делами в предвкушении завтрашнего дня. Завтра она должна была везти документы Беркутову.

***

Через некоторое время началась служба Киры в группе майора Макарова.

К появлению в своей группе бойца женского пола, парни отнеслись, скажем так, без особого энтузиазма.

Во время спаррингов были курьезы от сослуживцев.

-Уберите ее от меня. Еще не хватало драться с бабой!

Но после первого пропущенного удара мысли о различии полов исчезали, и начинался бой.

Со временем становилось ясно, что покидать службу Кира не намерена. Она тащила все наравне с парнями, а иногда и лучше. На любом выходе — никогда не давала слабину и ходила с полной нагрузкой.

И вскоре она стала полноправным членом их боевой семьи. Ее позывной «Жека» прилип к ней очень быстро. И благодаря отменному зрению, она стала отличным снайпером.

Теперь майор Макаров был доволен, вся его группа была полностью укомплектована: Муха, Агат, Мина, Зеро, Авось. И самым молодым бойцом теперь стала Жека.

Кира была счастлива – она добилась своей цели.

0
08.04.2020
Инна Грибкова

Начинающий писатель. Пишу рассказы основанные на реальной жизни. Свои читатели есть. Кому-то нравится то, что я пишу. Кому-то не хватает лирики и романтики. Но я не доллар, чтобы всем нравится. Буду очень рада узнать ваше мнение. С уважением, автор)))
Внешняя ссылка на социальную сеть Litnet
136

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть