Зелёных дней

Прочитали 37
12+

1.Дача. 

Небо в ту ночь было потрясающим- чистое, темное, усыпанное звёздами в таком количестве, что не хватало глаз на то, чтобы удержать в фокусе хотя бы некоторые из них. Старая яблонька обрамляла темной листвой огромное небо, шелестела ветром. Девочки Юта и Нина, завернутые в тёплые спальники, лежали на огромном надувном матрасе прямо под звёздами и негромко переговаривались. Было около полуночи. Где-то за тридевять земель у таких же, как они сейчас, дачников, пел, надрываясь, Юра Шатунов, а после него Ирина Аллегрова и какие-то там ещё доисторические личности. Девочки смеялись каждому последующему треку: неужто кто-то еще слушает подобное?
Иногда они сами начинали петь, надеясь заглушить песнями любимых рок-музыкантов допотопную попсу, но больше, конечно, всё-таки разговаривали.
Много говорили о концерте, на котором были несколько дней назад; жмурясь от удовольствия, вспоминали мельчайшие подробности, будто снова оказавшись там. Выступало тогда пять групп, из них «Рапунцель» — самая любимая: в составе ребята из их школы — Сашка Лель солирует, Грин на басу и Тайра на ударных. «Рапунцелью » они назвались еще год назад, когда Лель ходил с длинными волосами, достающими ему аж до пояса — потом он их отстриг, а название менять уже не стали.
-А помнишь, как круто спели «Про звёзды»?
Юта как вживую увидела Леля, который после очередной песни сказал в микрофон :
-Спасибо, ребят, спасибо! Блин, как же здесь сегодня круто!
Зал восторженно зашумел и Лель продолжил:
-Ну а скажите, народ, вы любите попсу? Есть тут кто-нибудь, кто любит?
Вокруг все зашумели, выкрикивая:
-Неееет!
-Фууу!
-Роооок!!!
Ребята на сцене заулыбались, Лель выдержал паузу и сказал:
-Ну а вот песня «Про звёзды»… — опять пауза и радостные крики в зале, еще бы, ведь эта песня у них одна из самых лучших! -Короче, народ, Тайра считает, что это попса!
-Неееет!
-Тайра, сам ты попса! — крикнул кто-то и Лель рассмеялся в микрофон:
-Ну ладно, давайте без оскорблений, а то обидится еще, придётся искать нового барабанщика.
Он оглянулся на Тайру, тот показал язык, делая вид, что глубоко оскорблен. Вокруг снова раздался дружный хохот.
-Короче, Тайра, нифига это не попса! На сегодня последняя наша песня — «Про звёзды»! Любите и танцуйте!
Юта с Ниной запрыгали от радости, крича вместе со всеми первые слова любимой песни, вокруг поднимались руки с огоньками зажигалок, некоторые парочки заплетались руками или поцелуями, а потом Юта почувствовала внутри себя какую-то щемящую тоску, захотелось плакать, захотелось, чтобы её тоже кто-то крепко обнял её, прижал к себе… Да что уж там — кто-то! Вот он, на сцене — её кто-то… Димка Гринёв, или попросту — Грин. Задумчивый, даже несколько хмурый, тонкие пальцы неторопливо передвигаются по грифу, темные кудри спадают на лоб. На втором куплете Грин поднял голову, и Юта случайно встретилась с ним взглядом. В тот миг она подумала, что сердце у неё точно выпрыгнет из груди, она улыбнулась ему, но вот он уже снова наклонился над гитарой, и дальше, как ни пыталась девушка поймать его взгляд, у неё ничего не вышло — в зал он больше не смотрел, а после выступления сразу ушел из клуба, не дождавшись даже окончания концерта.
-Ты нежнее, чем небо,
Ты ярче всех звёзд — пропела Нина над ухом, возвращая Юту к реальности.
-С тобой я летаю,
Что же это стряслось? — присоединилась Юта и потом спросила — Как думаешь, про кого эта песня?
-Ну… Так-то из них троих только у Тайры есть девушка..
-Хочешь сказать, это он написал?! Да ну, он же считает, что это попса!
-Да сам он попса!
Они засмеялись, выхватывая из памяти образ Лилы, той самой девушки, что влюбленными глазами глядела на Тайру весь концерт. По внешности она была полной ему противоположностью — Тайра под два метра ростом, а она крошечная по сравнению с ним, ниже даже Юты, хотя старше её на два года; Тайра с черными волосами, а она вся беленькая, просто одуванчик, ещё и одежда на ней в тот день была белая — в противовес множеству черных футболок любителей тяжелой музыки. Тайра помчался к ней, едва сойдя со сцены, и Лила встретила его долгим нежным поцелуем — такая у них была красивая любовь.
-Я бы тоже не отказалась от того, чтоб поцеловаться с Тайрой — мечтательно произнесла Нина — ну или с Лелем.
Юта вздохнула, и подруга бросила на неё понимающий взгляд:
-А ты бы с Грином, да? Хотя я не пойму, чем он тебе так нравится. Угрюм-река просто. — она засмеялась, а увидев грустную улыбку Юты, положила руку ей на плечо — ну, Ют, правда. Мне кажется, ему вообще на всё пофиг, кроме него самого и его басухи. Забей на него, я, так и быть, готова поделиться с тобой Лелем, если, конечно, он меня выберет.
Теперь уже они обе засмеялись, так это забавно звучало: будто Лель станет встречаться с Ниной и она будет любезно уступать его Юте, лишь бы той не было так грустно.
Они болтали ещё о какой-то ерунде, потом Юта снова вздохнула:
-Эх, мне бы хоть пообщаться с ним…
С Грином? Ну пообщайся. Не зря же учимся в одной школе.
Для Юты этот факт был отличным стимулом посещать ненавистное ей учреждение, да только вот уже меньше чем через месяц у Грина будет последний звонок и всё — здравствуй, взрослая жизнь, прощай, дурная школота. А им с Нинкой еще целый год пыхтеть в одних стенах с до смерти надоевшими лицами, и его, Грина, там уже больше не будет.
-И как ты предлагаешь с ним пообщаться?
-Ну не знаю. Подойди к нему и скажи: «Привет, Грин, я Юта и я без ума от тебя, давай встречаться».
-Ага, и Грин такой: «О, класс, давай, как же я раньше без тебя жил».
-И завалит тут же в кабинете химии.
Они расхохотались, забыв обо всем на свете и придумывая подробности невероятной страсти, которая вспыхнет между ними.
-Нина, Юля, девочки! Ну что это такое! — укорила их выглянувшая в окно Нинина мама — спать-то вы собираетесь?
Девочки тут же притихли:
-Прости, мам. Мы больше так не будем.
-Простите, тёть Лен.
-Давайте спите.
Они услышали как закрылась створка окна и тихонько прыснули.
-Нет, ну а если серьёзно?- сказала, отсмеявшись, Юта.
-Думаю, надо найти какую-то точку соприкосновения и от неё уже плясать. Что он такого любит, что будет интересно и тебе?
-Музыку?
-Музыку? Может, что-то другое?
-Ммм… Да нет, Нинка, класс, точно! Дам ему флешку и попрошу что-нибудь записать!
-Ну попробуй.- согласилась Нина и, широко зевнув, сказала- Ют, давай спать? Я уже залипаю, если честно.
Они пожелали друг другу спокойной ночи и Нина вскоре засопела, — а Юта долго ещё слушала ночную тишину, воображая себе предстоящий вскоре разговор с Грином.

2. Вика
Юта с трудом дождалась первого учебного дня после майских выходных. С Ниной они выписали расписание уроков 11 Б и еще до первого звонка ждали Грина возле 32 кабинета. Его одноклассники с любопытством поглядывали на незнакомых девушек, оказавшихся среди них, а Гринёва почему-то всё не было и не было. Через какое-то время кабинет открыли, одиннадцатиклассники шумной толпой втекли внутрь, и Юта с Ниной остались одни возле окна напротив.
До звонка оставалось пять минут и они уже начинали нервничать.
-Может, он не придет? — предположила Нина — проспал или забил?
-Ну как так, выпускной класс же — неопределенно ответила Юта, вглядываясь в фигуры, идущие к школе, и крепко сжимая в руке флешку.
-Ют, ну пойдём уже.
-Ну давай ещё минутку подождём.
-Всё, ты как хочешь, а я пошла.
-А, вон он идёт! — Юта схватила подругу за рукав, увидев знакомый силуэт и тут же над ними прозвенел звонок: ужаснейший в эту минуту раздражающий звон.
-Былиииин, как можно так опаздывать — прорычала Нина, глядя в окно — пошли, Тамара нас сожрёт за опоздание.
Они помчались по коридору и буквально на две секунды опередили Тамару Львовну, забегая в открытый кабинет у неё прямо перед носом.
Следующие минуты для Юты тянулись невероятно медленно, английский всё-таки — не её конек. Каким-то чудом она избежала двойки, угадав несколько правильных ответов в тесте. Едва урок закончился, она снова полетела к 32 кабинету, затормозив только возле самой двери — Грин сидел напротив неё на подоконнике совсем один и, поджав одну ногу, глядел в окно.
Юта часто заморгала и расплылась в улыбке: в ней перемешалось смущение и радость, влюбленность окрыляла её и шевелила её ногами и руками, подталкивая к Грину и заставляя говорить. «Наверное, это именно то, что все называют адреналином»- подумала Юта и, выдохнув, подошла к нему.
-Привет, Грин!
Он посмотрел на Юту, слегка сдвинул брови, видимо, пытаясь вспомнить, где он мог её видеть раньше.
-Ты кто?
-Юта. Мы были на вашем концерте в прошлую пятницу.
-А. Автографы у нас раздаёт Лель — лениво проговорил он и опять отвернулся.
Юта напряженно нахмурилась, разговор пошел явно не по сценарию.
-Да я не за тем. Хотела у тебя попросить: кинешь мне на флешку какую-нибудь музыку? У тебя, наверное, много всего?
У Леля больше, обратись к нему, ладно? Мне влом этим заниматься.
Юта глубоко вздохнула:
-Ну пожалуйста. Лель всегда чем-то занят, к нему не подступиться — не давая ему и слова сказать, она всунула ему в руку флешку — У тебя стопудово есть Люмен, давай его? А то у меня только одна песня.
-Сид и Нэнси небось?- буркнул Грин, крутя пальцами флешку.
-Не. Синяя птица.
Грин кивнул, будто показывая этим, что песня неплохая, и выбор её он одобряет.
Пока Юта молча его разглядывала, к ним подошла какая-то девушка.
-Димаааа, что делаешь? — она оперлась локтями на подоконник, и пальцами сжала его коленку. Грин вдруг дернулся и заливисто засмеялся:
-Эй, щекотно!
Юта оторопело уставилась на них: Грин смеется, потому что какая-то деваха щекочет ему коленку? Он что, умеет смеяться? Юта думала, что смеется он только с Лелем, с Тайрой, а тут какая-то… и вообще кто это?! Это что, его девушка? А грудь у неё почему такая большая?!
Весь её адреналин тупо уполз куда-то под школьный линолеум, унося с собой всю её решимость и жалкие намеки на надежду.
Грин тем временем соскочил с подоконника и поймал руки этой девушки, весело при этом улыбаясь.
-Вика, всё, хватит. — он пытался сделать серьёзное лицо, а эта самая Вика со смехом пыталась дотянуться до его рёбер.
Юта поняла, что ещё минута — и она тут же, на этом же самом месте, попросту разревётся.
-Грин, принеси завтра флешку. Пока.
Она побежала в свой кабинет, и тут только Вика её заметила:
-Кто это? Влюбленная фанатка?
Грин только пожал плечами, потому что он и сам не знал, кто это вообще такая.
Злая и расстроенная, Юта влетела в класс и плюхнулась на своё место. Внутри неё всё кипело, она стиснула зубы, невидящим взглядом буравя парту.
-Ют, ты что? — Нина осторожно присела рядом с ней, пытаясь заглянуть подруге в лицо.
-У него есть девушка. — прошипела Юта — блондинка с большими буферами.
-О…
Нина удивленно взметнула брови, Юта порывисто развернулась к ней:
-Щекотала ему коленки, представляешь! А он смеялся!
-Грин смеялся?!
-Да!
-Ах он урод!
-Да!.. что?..
Нина рассмеялась :
-Да ладно тебе, Ютка, ну и хорошо, что у него есть девушка, меньше будешь впустую убиваться.
Юта скривила губы и легла на парту.
-Ют, да грош цена твоему Грину, если он так легко ведется на таких дешёвок. Забери назад свою флешку и забей на него.
Прозвенел звонок и Нина замолчала.
-Пусть сперва запишет мне музыку. Потом забью. — тихо, но сердито сказала Юта.
На следующий день Юта решилась подойти к Грину только после пятого урока. Он снова сидел на подоконнике, в этот раз вдвоем с Лелем.
-Давай.- Юта протянула руку, даже не поздоровавшись.
-Что давать?- удивился Грин — Ааа, блин, флешка. Я забыл.
-Забы-ыл? — Юта даже дар речи потеряла от удивления.
-Завтра принесу. Идёт? — Грин улыбнулся одной половиной рта — и это была совершенно искренняя его улыбка.
-Не идёт! Мне завтра доклад сдавать, блин, мне нужна моя флешка!
Лель с интересом наблюдал за ними, не вмешиваясь в разговор. Грин почесал голову:
-Ну давай вечером. Я поеду в центр к семи часам. Так нормально?
Юта осторожно кивнула.
-Только позвони мне, напомни. Часиков в пять.
-У меня нет твоего номера, — пробормотала Юта. Всё-таки перед ней стоял Грин — милый для неё Грин, с его кудрями, с его сияющей полуулыбкой, которой он просто так не разбрасывался, — и он спокойно предлагал встретиться и собирался дать ей свой номер телефона! Сердце сладко ныло, наплевав на гордость и на грудастую Вику, с которой Грин так легко смеялся, разрешая ей касаться своих коленок.
Вечером они встретились на остановке. Грин оглядел Юту, краешек его губ пополз вверх — всё-таки отдельно от школьной формы человек больше похож на человека, тем более, если это девушка.
-Держи — сказал он, протягивая ей флешку- у тебя там Кукрыниксы, я скинул себе, ты не против?
-Да отлично — Юта была только рада тому, что Грин будет слушать её музыку — а мне что закачал?
-Люмен пару альбомов, Animal Джаз, еще всякое. Посмотришь. Ну пока?
-Пока..- досадно было, что Грин так просто собрался уходить — погоди, а куда тебе сейчас нужно?
-Диииим! — раздалось вдруг недалеко от них — давно ждешь?
«Блиииин» — пронеслось у Юты в голове, но, в общем-то можно было догадаться, куда Грин может пойти вечером в центре города.
-О. Ты же та фанатка! Димуль, ну познакомь нас, уже второй раз вижу вас вместе.
Юту передернуло от того как она сказала это «Димуль» — аж до рвотных позывов. И он позволяет так с собой обращаться?! Наверное, Нина права в том, что если Грина интересуют подобные девушки, то надо бежать от него подальше: Вика была сейчас в ультра-мини, еще и на высоченных шпильках и с густо накрашенным лицом.
-Это Вика, а это… ммм…
-Юта. — подсказала Юта, нахмурившись. Вот — он даже не помнит как её зовут, просто прекрасно, блин.
-Юта? Это, типа, прозвище? А нормально как?
-Тарасова Юлия Андреевна. Всё, до свидания.
Находиться в этой компании было выше её сил, она развернулась и ушла, надеясь, что уж теперь-то она точно забьет на Грина и на его курицу.
Всю следующую неделю Юта изо всех сил старалась не думать о Грине. Разговоры о нем были под запретом, все взгляды в его сторону должна была замечать и строго обрубать Нинка, а музыка с флешки была сохранена в скрытую папку на компьютере — до лучших времен.
В субботу после уроков в школьном дворе им перегородил дорогу Лель:
-Девчонки! Вы же были на нашем прошлом концерте?
Нина расцвела:
-Были! Вы шикарно отыграли, просто шикарно!
-Круто, спасибо. Сегодня придете?
-Вообще-то не собирались… — начала Юта, но Нина её перебила:
-Конечно придём!
Юта уставилась на неё — они договаривались, что пока не будут ходить на «Рапунцель»: Юта из-за Грина, а Нина из солидарности к ней, но сейчас Нина во все глаза смотрела на Леля и, кажется, забыла обо всем на свете.
Лель просиял:
-Это блеск! Ну, короче, сегодня самым преданным нашим поклонникам билеты за полцены — он протянул им цветные листочки — на входе покажете флаер и скидка ваша.
-Вау! — взвизгнула Нина — супер, спасибо!
-Сочтемся как-нибудь — рассмеялся он- ну давайте, будем ждать.
Он поспешил к кому-то ещё все с теми же флаерами, и Юта набросилась на Нину:
-Мы же не собирались идти!
-Да ты чё, билеты за полцены!- Нина пробежала глазами листок — Аа! День рождения «Рапунцель»! Им год! Юткааа! Надо идти обязательно!
-А как же Грин? Там наверняка будет эта…
-Да забей, Ют, просто думай о нём как о басисте или вообще не думай. Это же день рождения!
Вообще не думать не вышло. Потому что именно на этом концерте Грин выглядел особенно круто, и концерт был особенно крутой и все на нем так зажигали, что Юта снова в него влюбилась. И чуть не до слёз ей стало обидно за Грина — потому, что ни в толпе зрителей, ни возле самой сцены Вики не было. И если подумать, то и раньше она никогда на их концертах не появлялась.
Юта выскочила из клуба сразу же за Грином — как обычно он ушел едва они отыграли.
-Грин!
Ей было стыдно самой за себя — вот так забила, называется, — побежала за ним как собачонка, еще и подругу оставила там одну, даже не предупредив, что уходит. И ведь она даже не знала, что ему скажет и зачем вообще это ей нужно — просто по наитию помчалась за ним, позвала — не уходи, Грин, не уходи!
Он обернулся на её оклик, остановился.
-Привет.
-Ты куда?
«Кошмар, ничего тупее нельзя было сказать?»- подумала про себя Юта, сообразив, что он, наверное, потому и уходит каждый раз раньше, что встречается с Викой. Но Грин внезапно ответил:
-Домой.
-Домой? Почему?
-А почему бы и нет? — усмехнулся он.
Юта хлопала глазами, глядя на него.
-А где Вика? — выпалила она.
-Откуда я знаю.
-Как? Почему она не ходит на ваши концерты?
-Ей не нравится наша музыка. — пожал он плечами.
-Что?!- Юта даже задохнулась от возмущения — как это не нравится! Да если б мой парень играл в группе, я бы стояла в первом ряду как Лила, ни одного концерта не пропустила бы, даже если б он играл какой-нибудь хип-хоп, даже если б я была при смерти, всё равно бы приходила!!!
Грин вдруг засмеялся:
-Ну ей повезло больше, у неё нет парня, который играет в группе.
-Ничего себе повезло — пробурчала Юта и тут же застыла, не веря своим ушам — что?
-Что что?
На лице у него блуждала не то улыбка не то усмешка на пол рта, несколько секунд они молча смотрели друг на друга.
-Кто тебе Вика? — ошарашенно спросила Юта.
-Двоюродная сестра — не моргнув, ответил Грин.
Юта ахнула, уставившись на него, Грин опять засмеялся.
-Ты думала она моя девушка? — получив утвердительный кивок, он хмыкнул — ну и жесть!
«Точно»- подумала Юта — «ну и жесть».

3.Грин.

На концерт Юта так и не вернулась — пошла с Грином до самого его дома. «Можно я пройдусь с тобой?» — назвала это она.
Грин сказал, что обычно добирается на автобусе, но в тот день они пошли пешком и навернули вдвоём около восьми километров.
Пару раз у Юты мелькала мысль о том, что Нина бы ни за что не пошла провожать парня до дома, она бы сделала так, чтобы он сам пошёл провожать её. Она даже представляла себе как Нина фыркает: «ты девушка или кто вообще?». Но ей было всё равно — рядом с ней Грин, а всё остальное, по сути, ерунда.
На улице уже было темно, горели фонари. В воздухе пахло грозой, но дождь всё никак не начинался, один только раз большая капля упала Юте на руку. Юта обожала грозы и любила ту волнующую свежесть в воздухе, которая всегда предшествует диким, бушующим ливням.
И эта атмосфера еще больше подогревала её восторг, её влюбленность, ей хотелось прыгать от радости и несколько раз она действительно сделала это — подпрыгнула как могла высоко, а Грин отреагировал на это вечным своим смешком, лукавой какой-то искоркой в глазах.
Они разговаривали обо всем на свете, хотя спрашивала, в основном, Юта, ей было интересно абсолютно всё, Грин же спокойно отвечал на все вопросы, один раз только уточнив со смехом не допрос ли это и не будет ли это потом использовано против него?
Говорили о музыке, о концерте, об их местных группах, о школе, о дожде, о еде, об университете, в который собрался поступать Грин, разнесли в пух и прах химичку, и многое-многое ещё удалось им обсудить за тот вечер.
-А про кого песня «Про звёзды «? — спросила Юта.
Грин хмыкнул :
-Про Лилу.
-Да?! Так это Тайра написал?!
-Лель не один у нас балуется стишками.
-Да ладно! Тайра же считает, что это попса!
-Поэтому авторством и не хвастает.
-Обалдеть!..- Юта даже замолчала от удивления. Как Тайра любит Лилу, что написал о ней песню, да еще такую!
-А ты тоже пишешь песни?
-Да не.- Грин пожал плечами- пробовал пару раз, но выходила такая чушь, что даже стыдно кому-то показывать.
-А у Леля есть девушка?
-Вроде нет.
-Почему, интересно? У него же отбоя нет от девчонок.
-Он просто никак не может выбрать. Тогда ведь придётся одну обхаживать, а на других не смотреть.
-А ему надо всех и сразу?-засмеялась Юта.
-Типа того.
-А Тайра, похоже, однолюб.
-Да тоже гемор — поморщился тут Грин — встречаться с кем-то — тухляк — это надо куда-то девушку водить, тратиться всё время, покупать цветы, пироги, еще что-то там, всячески ублажать, чтобы она потом ещё и бочку на тебя катила.
-Я бы обошлась без цветов.- ляпнула Юта и тут же прикусила язык: еще подумает, что она набивается ему в девушки.
Грин многозначительно хмыкнул, глянув на неё, Юта втянула голову в плечи под его взглядом.
-Это полезное свойство. — сказал Грин и они опять замолчали на какое-то время.
Притормозив у остановки, он сказал:
-Отсюда можно уехать. Через квартал уже будет мой дом.
-Ладно.- Юта подумала, что он сейчас будет прощаться, но он просто молча стоял и смотрел в ту сторону, откуда должен приехать автобус.
Она улыбнулась.
-Грин.
-А.
-А ты бы стал встречаться с девушкой, которая бы не катила бочку?
-А что, есть подходящие кандидатуры? — спросил Грин, вполне понимая куда она клонит.
-Ну я, например — в этот момент Юта сжигала последний мост, глядя ему прямо в глаза и нервно теребя пуговицу на кофте.
-Твой автобус едет.
Юта даже не обернулась.
-Так что?
-Мне кажется, ты уже катишь бочку — со смехом сказал Грин — но -окей — я подумаю.
Автобус с дребезжанием раскрыл свои двери.
-Хорошо. — Юта протянула ему руку — пока.
-Пока — ответил Грин, отвечая на рукопожатие.
В автобус Юта заходила полубоком, не отводя взгляда от Гриновых глаз. Он стоял на остановке, пока автобус не уехал, будто специально давая ей возможность наглядеться на его фигуру с гитарой в чехле на плечах, на волосы, на глаза, на лукавую и такую любимую усмешку на губах.
Дождь забился в окна почти сразу, Юта с глупой улыбкой уселась на свободное кресло, только сейчас осознав, чтО она только что наделала.
«Грин пожал мне руку»-написала она смску Нине. От неё было три пропущенных вызова, еще два — от мамы.
«Ого. Теперь ты не будешь мыть руки целый месяц?»- ответила Нина и тут же прислала еще одну смс: «Коза ты, ушла, не попрощавшись!». И следом: «Что вы с ним делали?! Давай колись, как так получилось?»
Юта усмехнулась: всё, что произошло, в одной смске не расскажешь.
«Я псих. Я предложила ему встречаться. Вика на самом деле его сестра».
Ответная смска долго не приходила и Юта гадала что же там происходит с подругой, на другом конце города, и какая же будет её реакция.
«Офигеееееть!!!!! Ты правда псих!!!!Что он ответил? »
«Сказал, что подумает:))) »
Юту переполняло счастье — глупое, слишком уж смелое, как можно было надеяться на то, что Грин согласится? Как можно было вообще взять и предложить ему это?
Она написала маме короткое: «я еду» и открыла список контактов.
Заветный номер был записан как «Грин!!!!!!!!!!!»- с кучей восклицательных знаков и радостных смайликов, Юта погладила его пальцем. Ей хотелось ему что-нибудь написать, побыть с ним ещё- хотя бы на расстоянии телефонных сигналов.
«Промок?» На большее её фантазии не хватило.
Он ответил только когда она уже вышла из автобуса, капли плюхнулись на экран, размазывая слова: «Да. А это кто?»
Юта засмеялась сама над собой — Грин даже не записал её номер, а она-то губу уже раскатала, что они будут встречаться, размечталась!
«Это Юта. Я доехала, иду домой. Гром грохочет как бомбы, какой же кайф, обожаю грозу!».
Юта не любила короткие смски, она всегда стремилась заполнить пустое пространство хоть чем-нибудь. Обидно было бы тратить деньги со счета на смску, в которой было бы написано одно только «Юта».
Девушка спрятала телефон, вынырнула из-под козырька остановки и побежала домой. Ливень сразу обхватил её со всех сторон, будто только и хотел, что намочить её, да покрепче. Стоит ли говорить, что когда она добралась до дома, вода текла с неё ручьем.
А вот Грин, похоже, не парился насчет полупустых смсок. В ответной смс он написал только «Понятно».
В воскресенье родители взяли Юту с собой в лес на пикник, хоть она и отпиралась до последнего. Среди ёлок связи не было и Юта страдала от того, что не может написать смс ни Грину, ни Нинке. Вернее, смс она писала, но все они умирали на полпути из телефона, всё глубже погружая Юту в болото уныния.
«Тоска».
«Дурацкие ёлки».
«Идиотские пьяные рожи».
Мертвым смскам можно быть пустыми.
Домой они вернулись когда было уже темно. Юта закрылась в комнате, рухнула на кровать с телефоном в руках.
«Грин-Грин. Привет. Что делал весь день? Куда ходил? Я была в лесу, пела ваши песни.»
Самое мерзкое — это ждать: сначала ждешь отчета о доставке, потом — еще мучительнее — ответной смски.
«Давала концерт белочкам? Сидел дома. Спал. Мучил гитару. Опять спал»
«Смешно про белочек. А ночью что будешь делать? Тоже спать?»
«Да».
-Блин. — вслух сказала Юта. Ну какой смысл писать такие короткие сообщения? Или ему просто лень печатать? — Блин, ленивый Грин.
Смешно. Юта тоже может баловаться стишками.
В понедельник Грин пришел в школу слишком рано для себя — до звонка было ещё десять минут. Юта встретила его возле кабинета:
-Привет.
-Привет. -Он остановился — Ты что, меня преследуешь?
-Нет.- соврала Юта.- просто мимо шла. Ты что сегодня так рано?
-Да соскучился по Феодосьевне, блин, вот и решил прийти пораньше.
Юта удивленно подняла брови:
-Ты что, злишься?
-Нет. Просто спать хочу.
Юта засмеялась:
-Ты же вчера весь день спал.
-То было вчера. — Грин перестал хмуриться, смягчился — кто вообще придумал начинать уроки в 8 утра?
-Ага, надо в 12 — подхватила Юта.
-Не, лучше в три.- он наконец улыбнулся, у Юты запела душа от тепла его темно-синих глаз.
-Гри-и-ин.
-Что?
-Ничего. Просто — Грин.
Юта улыбалась и он хмыкнул.
-Да знаю я, что я Грин.
Из кабинета высунулся Лель:
-Грин, дарова. Пошли покажу кое-че. Привет, Ют.
Он сразу исчез в двери, Юта даже не успела махнуть ему.
-Откуда он знает…
-Ну пока.- сказал Грин — ты куда-то там мимо шла.
-Ага. На математику. — рассеянно отозвалась Юта.
Последним уроком у неё была физкультура — они занимались на улице, сперва наворачивали круги вокруг школы, а потом играли с девчонками в волейбол на заднем дворе.
-Ютка, гляди — сказала Нина, когда все уже уходили с площадки.
Обернувшись, Юта изумлённо застыла: к ним, сунув руки в карманы, направлялся Грин.
Бросив полный ужаса взгляд на Нину, она боязливо пошла ему навстречу. Она была в спортивных шортах, в футболке, вся мокрая и раскрасневшаяся после игры, волосы растрепались — в общем, видок явно не из прекрасных.
-Привет.
-Привет…
Мимо них прошли её одноклассники, Грин проводил их взглядом. «Блиннн- подумала Юта, пытаясь хотя бы поправить волосы — стрёмно, стрёмно, стрёмно!»
-Я тут, знаешь, подумал. Над твоим предложением. Давай попробуем.
-А? — Юта так волновалась, что даже не поняла о чем он говорит.
-Уши не чистишь, что ли? — засмеялся Грин — давай встречаться.
Юта замерла, ошалело глядя на него.
-Серьёзно?.. — прошептала она, не веря тому, что всё это происходит на самом деле.
-Вполне. Если, конечно, ты хочешь.
У неё внутри всё застучало, закричало, затопало ногами, но сказать ей удалось в этот момент только тихое и ужасно куце-хриплое: «Очень хочу».

 

4. Грин!!!!!!!

Примерно месяц спустя они сидели вместе на скамейке под тусклым фонарем, желтым пятном освещающим землю. Грин пил пиво из жестяной банки, а Юта грызла сушеных кальмаров, по одному вытягивая их из пакетика, стоявшего между ними на скамейке. В основном молчали — Грин в этот день сдал свой последний выпускной экзамен, с облегчением выдохнул и, проспав полдня, вечером вызвал Юту на прогулку.
Встречались они, по мнению Юты, мягко говоря, странно: если вначале гуляли с непривычки раз в несколько дней, то потом и это стало казаться роскошью — сперва Юта на неделю загремела в больницу с тяжелым ротавирусом, потом у Грина началась подготовка к экзаменам и сами экзамены, он тосковал над книжками, а Юта тосковала по нему, в эти дни они виделись крайне редко и то — всё какими-то урывками, будто и не встречались вовсе. Смски, которыми Юта закидывала Грина, откликались только холодными: «Да», «Всё норм» и «Долбучая алгебра».
Бедной Нине приходилось выслушивать всё её нытьё.
-Ему вообще ничего не надо! — страдала Юта — наверное, я ему вообще не нравлюсь!
-Эй, ты же сама говорила, что он ненавидит смски — успокаивала её подруга — и если бы ты ему не нравилась, он бы не стал с тобой встречаться, так что давай-ка, возьми уже себя в руки!
Юта вздыхала и продолжала страдать — на словах-то всё понятно, а на делах по-прежнему ничего не происходит.
И вот теперь — наконец-то! — последний экзамен позади. Грин сидит, нахмурившись, ветерок шевелит его кудри. Где-то недалеко проворчал гром. Нда, не зря говорят, что самый точный прогноз погоды на завтра бывает послезавтра — в новостях сегодня обещали теплую ясную ночь и — вот вам, пожалуйста.
Юта ткнула Грина пальцем в ногу, он дернулся:
-Ты что?
-Давай пройдемся.
-С пивом?
Юта не успела ответить, у неё завибрировал мобильный.
-Секунду…
Она достала телефон, взглянула на экран — звонила мама. Юта поморщилась: мама может сказать только что-то типа «давай уже домой» или «купи хлеба». Грин с любопытством заглянул ей через плечо :
-Что не отвечаешь?
Юта что-то промычала в ответ.
-Давай, бери трубку.
Грин внаглую нажал кнопку, принимая вызов, Юта сердито посмотрела на него, прижала телефон к уху:
-Да.
Грин, ухмыляясь, отпил из банки.
-Юля, где ты ходишь, ты время вообще видела?-сразу накинулась на неё мама.
-Видела- буркнула Юта. Меньше знаешь -крепче спишь, меньше слушаешь упреков — крепче останутся нервы. — Вообще-то у меня каникулы.
-С кем ты?
-С Ниной — ответила она, искоса глянув на Грина, он, в свою очередь, многозначительно поднял брови. Мама на секунду замолчала.
-В десять чтобы была дома.
-Ну мам!
-И хлеба купи.
-Мам, ну блин!
-Всё, давай, приходи.
Мама положила трубку, и Юта зарычала, глядя на экран — до десяти оставалось всего сорок минут, а если еще и за хлебом идти…Аааа…
Нехорошо обманывать — сказал Грин, делая очередной глоток.
-Бе-бе-бе.- ответила Юта, скривившись.
-Весомый аргумент. -засмеялся Грин.
-Если мама узнает, что я с парнем, у неё случится истерика. Мама считает, что всем парням нужно только одно.
Это для Юты было обиднее всего — то, что Грину действительно ничего такого было совсем не нужно — за весь месяц этих невнятных «встречаний» они только пару раз держались за руки, и то потому что Юта сама подстроила это. Не было ни одного поцелуя, даже самого скромного, ни одного какого-то нежного слова — ничегошеньки не было. Юта вздохнула:
Мне нужно купить хлеба и к десяти вернуться домой.
-М-мммм, восьмиклассницаааа — пропел Грин, весело приподняв уголок губ, потом покачал банку, пытаясь определить, сколько пива ещё осталось — надо сперва допить.
Юта протянула руку и, выхватив у него банку, залпом осушила её.
-Ааа, фу, гадость! — она сморщилась, высунув язык, Грин приподнял одну бровь:
-Ну и зачем ты это сделала?
-Не тебе же одному пить всякую дрянь — с вызовом ответила Юта и швырнула банку в мусорку. Банка стукнулась об край бака и отскочила на землю.
-Уффф. — Юта кинулась её поднимать, но Грин тут же вскочил и поймал её за локоть.
-Эй, ты что такая злая сегодня?
-Ды…- она не нашлась, что ещё ответить, опустила голову. Ну вот, а говорила, что не будет бочку катить. Теперь уж точно Грин даст ей от ворот поворот. И она досадливо пробормотала — я не попала, надо поднять.
-Да забей ты на неё — сказал Грин и, взяв Юту за подбородок, приподнял её голову.
Она растерянно подняла на него глаза, а он вдруг наклонился и поцеловал её в губы.
Юта затрепетала, зажмурилась. По щеке сползла горячая капля, за ней другая, Юта плакала, принимая один за другим мягкие короткие поцелуи Грина, обвила руками его шею. Тепло, тепло, тепло — густым облаком яркое тепло заполнило всё тело.
-Ют. — опять короткий поцелуй — пошли за хлебом — еще один — пойдем.
Он слегка отстранился, оглядел её лицо:
-Ты что, плачешь? Эй.
-Не.- сказала Юта, улыбаясь сквозь слёзы и вытирая мокрые щеки — не плачу. Пойдём. За хлебом.
У них над головами сверкнула молния, сразу же за ней последовал оглушительный хлопок.
Юта взвизгнула и тут же засмеялась — её эйфория от поцелуя теперь распространялась вокруг, и Грин залюбовался ею, радуясь тому, что смог вызвать эту перемену в её настроении. Когда он потянулся за банкой, на него дробью упали первые капли, а за ними ещё и ещё, огромные, тяжелые, круглые; Грин смотрел на то, как Юта, подняв голову, ловит лицом дождь и в секунду становится мокрой с головы до ног. Она раскинула руки в стороны и стала медленно кружиться, потом снова остановилась. Еще одна вспышка озарила их и следом — раскат грома, — грохот раздался такой, что заверещала сигнализация на стоявшей поблизости машине. Юта слегка вздрогнула и взглянула на Грина, он улыбался.
Нещадно поливаемые ливнем, они шли к магазину, Юта смеялась, кружась и прыгая, добавляя к хлёстким струям грязные брызги из луж; дважды они останавливались и целовались прямо под дождём — подолгу, так, что под конец становилось трудно дышать, и потом, взявшись за руки, снова шли дальше.
К десяти часам добрались-таки с намокшим хлебом до дома Юты.
-Грин, как ты пойдешь домой? — с беспокойством спросила Юта, мысленно ругая себя за то, что не подумала об этом раньше — заболеешь…
Он улыбнулся :
-Всё нормально, не парься. Ты сама, главное, чаю там попей горячего или что-нибудь в этом духе.
Юта прижалась к нему:
-Давай зайдешь? Дам тебе сухую футболку, зонт…
-Так ты же типа с Ниной гуляешь. Твоя мама будет ругаться, мне ведь тоже нужно только одно. — Грин обнял её, а по голосу Юта поняла что он улыбается. Ей стало досадно за маму, но она поняла, что если Грин теперь из-за неё заболеет, она себе этого никогда не простит. Поэтому она решительно потянула его в дом и с порога громко заявила, обрубая себе пути к отступлению:
-Мама, я с другом!
Показавшись в коридоре, мама в ужасе распахнула глаза:
-Ты с ума сошла? Нельзя было где-нибудь переждать?!
-Здрасьте. — вежливо сказал Грин.
-Кое-кто велел быть дома в десять. -язвительно заметила Юта.- В общем, мам, это Дима, его надо срочно во что-нибудь переодеть.
Мама как будто только сейчас заметила Грина. Прищурившись, она оглядела его с ног до головы, а он сделал абсолютно невинное лицо и снова сказал:
-Здрасьте.
Мама утащила его в ванную, бросив Юте, что они с ней ещё обсудят эту ситуацию. «Ладно,- подумала Юта — главное сейчас — это согреть Грина». Она сама поставила чайник и, насухо вытеревшись, переоделась в чистую одежду.
Грин вышел из ванной в слишком большой ему зелёной футболке и тогда Юта, смущаясь, смогла всех представить.
В абсолютной тишине Грина напоили чаем, и потом папа увез его на машине домой, а Юта тихонько ускользнула в свою комнату — до того, как родители успели ей хоть что-то сказать.
Юта.
В ту ночь, когда у Грина был выпускной, Юта удрала из дома.
Он ждал её у ворот, в синей рубашке, в джинсах, а Юта надела своё красивое платье нежно-голубого цвета. Они шли, держась за руки и какой-то подпитый мужчина долго плелся за ними и умилялся тому, какая они красивая пара и как здорово они выглядят вместе.
Грин с одноклассниками должен был праздновать в кафе, а к рассвету со всеми вместе перебраться на набережную, но он ушел из кафе раньше — чтобы пойти к воде вместе с Ютой. Некоторые последовали его примеру и, когда они пришли, на набережной уже сидели Лель с какой-то девушкой, Тайра с Лилой и ещё разные незнакомые Юте молодые люди.
Парням из группы Юта уже была представлена официально — если, конечно, так можно выразиться о словах: «Ну вот, это Юта», произнесенных на гаражной репетиции, куда Грин её однажды привёл, — а с остальными знакомиться смысла не было.
Тогда же на репетиции, Юта познакомилась поближе с Лилой, они сидели вместе, пока ребята играли. Лила ручкой разрисовывала свои черно-белые кеды, негромко подпевая и качая головой в такт музыке.
Разговаривать никому из них не хотелось, слишком уж радостно было там присутствовать: парни допустили их в самое сокровенное из того, что у них есть, и страшно было нарушить их доверие хоть какой-то неосторожностью.
Тайра отнесся к появлению Юты прохладно, а вот Лель, казалось, был от неё в восторге: улыбался, говорил с ней, спрашивал, удобно ли ей, не холодно ли, не скучает ли она? Юта уверяла, что всё в порядке, бестолково улыбаясь и поглядывая на Грина — а тот хмыкал и пожимал плечами, как бы напоминая этим жестом о том, что Лель никогда не откажется от того, чтобы пофлиртовать с девушкой.
На набережной Лель расчехлил гитару, которую Юта сперва даже не заметила, — то была акустика, слегка потрепанная временем, но еще исправно ему служившая. Пока Юта с Грином стояли у бортиков, Лель и другие по очереди играли, сидя прямо на ступенях, кричали песни — свои, чужие, старые, новые- и мучили гитару до тех пор, пока не лопнула одна из струн, звонко щелкнув кого-то там по носу.
Юта смотрела на воду и не видела её — Грин обнимал её со спины, иногда водил носом по затылку, вдыхая запах её шампуня, ощущая лицом мягкость волнистых волос. В эти моменты Юта замирала, по рукам и ногам бежали мурашки, заползая куда-то под кожу, а сердце колотилось как безумное. Они не разговаривали, слова казались чем-то ненужным; от Грина пахло пивом, Юта трогала его грубые от струн подушечки пальцев, гладила тонкое запястье, теребила ниточку, торчащую из манжета, снова и снова удивляясь тому, что вот это — Грин, он рядом, он обнимает её, совершенно настоящий, живой Грин!
Она тихонько рассмеялась.
-Ты что? — прошелестело над ухом.
-Что что?
-Что смеешься?
-Не знаю. Мне весело. Радостно.
Он усмехнулся.
-Странная ты.
-Почему?
-Не знаю. Радуешься, смеешься.
-А тебе не радостно? — настороженно спросила Юта.
-Не знаю… Наверное, знаешь, мне спокойно. — Он положил голову ей на плечо, переплетая свои пальцы с её пальцами. — смотри, скоро рассвет.
Они снова замолчали. Площадь за их спинами заполнялась людьми и шумом, но они не реагировали — просто молча смотрели на светлеющее на горизонте небо.
И наконец из-за далеких домов на том берегу появился красно-золотой край сияющего солнца, за спинами у них раздались и почти сразу смолкли радостные крики — бывшие школьники все как один следили за тем, как выплывает яркое светило, встречали свой первый взрослый рассвет.
-Грин.-шепотом сказала она, поворачивая к нему лицо. Её нос при этом чиркнул Грина по щеке.
-М?
-Я тебя люблю. — еще тише сказала она.
Эти слова как шелестящий ветерок коснулись его лица, он растерянно как-то моргнул.
-Мм…
-Тш-ш-ш…-сказала Юта, мягко целуя его в уголок губ, и показывая этим, что не нужно сейчас ничего говорить. Грин благодарно прижал её к себе.
Пусть так — подумалось Юте. Она пока просто будет рядом, а там.… Кто знает? Может, и Грин когда-то скажет ей эти слова, от которых внутри всё засияет и озарится прекрасным золотым солнцем — как то, что восходит сейчас над их спящим ещё в первых минутах утра городом.

 

*

 

-Тебя это не бесит? — задумчиво спросила Нина, разглядывая висящую на потолке лампочку.
-Что? — не поняла Юта.
-Ну это. Ты пляшешь перед Грином, признаешься ему в любви, добиваешься его расположения, а ему хоть бы хны.
Юта обиделась:
-Ему не хны.
Нина пожала плечами, отводя наконец взгляд от лампочки. Перед глазами у неё тут же запрыгало множество ярких неровных пятен.
-Ну я понимаю. Ты его любишь и всё такое, но он-то вообще ничего не делает для тебя.
-Да мне ничего и не нужно! — ответила Юта — и не ты ли мне говорила, что если бы я ему не нравилась, он не стал бы со мной встречаться?
-Ну говорила. Но ты тогда ходила как унылое гэ, да и к тому же время идёт, а у вас вообще ничего не меняется. Ему по приколу, что ты за ним бегаешь, а сам он и пальцем не хочет пошевелить ради тебя. Я не хочу тебя расстраивать, я просто хочу, чтобы ты адекватно взглянула на ситуацию.
Юта промолчала, сердито поджав губы.
-Ну, блин, теперь ты ещё и обиделась.- пробурчала Нина, Юта опять ничего не ответила и она сказала уже мягче- ну извини меня.
Юта тяжело вздохнула и Нина обняла её:
-Ют, ну извини. Может, я и не права.
-Не может, а не права.
-Ну ладно, я не права, идёт? Мир?
-Мир.- улыбнулась Юта, прислоняясь головой к Нининому плечу — Нинка, мне никогда ещё не было так круто! Грину даже делать ничего не надо, он просто улыбнется и всё — у меня настроение поднимается на весь день!
Нина хмыкнула:
-Это, конечно, круто. Но только, блин, учти, если он тебя когда-нибудь обидит, я ему вмажу, понятно?!
-Понятно — засмеялась Юта. Действительно, что ж тут непонятного?

*

-Народ, у меня для вас есть новость! — сказал Лель, когда толпа затихла после оваций к очередной песне — для кого-то она классная, а для кого-то, наверное, хм, не очень.
-Не томи давай! — крикнул кто-то из зала.
-Да-да, окей. Короче, у нашего Грина появилась девушка!
Зрители зашумели, а Лель полубоком развернулся к Грину, высматривая его реакцию. Грин, нахмурившись, смотрел на него, пытаясь понять, что же тот задумал.
Лель улыбнулся, повернулся к залу:
-Гринчик на самом деле у нас скромняга — все засмеялись и он сказал, вглядываясь в толпу- Ют, ну покажись нам!
-Она здесь!!! — закричала Нина, размахивая руками и показывая на мигом покрасневшую Юту. Все взгляды разом обратились на неё, кто-то даже зааплодировал.
-Ну круто, а теперь.…
Лель снова повернулся к Грину, зачем-то стаскивая с себя гитару, Грин показал ему кулак:
-Санёк, не смей.
-Теперь Диман Грин исполнит нам песню собственного сочинения! — ухмыляясь, объявил Лель.
На секунду зал замер, а потом взорвался шквалом оваций, криков, шума.
-Просим! Просим! Просим! — загремело вокруг.
Грин подошел к микрофону:
-Да нечего просить, это сырая песня!
Лель протянул ему гитару:
Горячее сырым не бывает. Давай, Грин, хорош ломаться.
Грин постоял пару секунд в нерешительности и наконец принял из рук Леля гитару, отдавая ему взамен свою басуху.
Зал снова зашумел, и он хмыкнул:
Предлагаю заранее подготовить тухлые яйца на случай, если кому-то что-то не понравится.
-Все тухлые яйца приму на себя — подлез к микрофону Лель — давай, дружище, жги.
Он хлопнул его по плечу и отошел. Грин отыскал глазами Юту, усмехнулся и, закрыв глаза, запел.

Гроза гремит над городом,
Снарядом рвется гром.
И вижу в блеске молнии
В сияньи золотом…

Тебя! Я вижу странную тебя-
Загадка для моей души,
Влетела яркой молнией
В мою никчемнейшую жизнь.
И ты! И ты бежишь передо мной
По лужам скачешь, глупая,
Так странно смотришь на меня-
Влюбленная, безумная…
А я! А мне успеть бы за тобой,
Понять бы, кто же ты и я,
Ты стала молнией моей,
Ты стала светом для меня.

Юта смотрела на него, не смея пошевелиться — он написал эту песню о ней, о ней!!!!
Когда прозвучал последний аккорд, Грин со счастливой улыбкой принял восторженные аплодисменты, потом повернулся к Тайре:
-Между прочим, Тайра всю песню импровизировал. Тайра, ты крут!
Барабанщик кивнул, и Грин отдал Лелю гитару, не слушая уже, что тот говорит в микрофон. Он спрыгнул со сцены и через всю толпу прошел к Юте.
-Привет.- сказал он ей. Юта шмыгнула носом:
-Привет…
-Ну пошли?
-Угу. — она кивнула, и Грин, взяв её за руку, пошёл вместе с ней к выходу. Пожалуй, на сегодня концерт для них уже закончился.

 

Конец.

 

 

 

17.07.2021
Галина Галина

Три дочки. Кеды. Гитара. Енисей. Подростковая проза. Фэнтези.


Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть