12+

Как там в песне…

К далёким звёздам тайны нас взывают,
Их не познаем, оставаясь на земле!
Как птицы в небо корабли взмывают,
Летим на встречу мы своей судьбе!

Есть смельчаки, что горы покоряют!
Чья жизнь проходит в истовой борьбе!
Подводники в неведомых местах всплывают,
Пилот же — это небо на крыле!

Все, как один, мы рвемся в неизвестность!
Стремимся стать едины с кораблем!
Упасть звездой в космическую бездну,
До края долететь, взглянуть за горизонт!

Нам жить между землёй и небом тесно!
Нам нужен мёртвый космос за бортом!
Нам будущее наше не известно!
Нам рубка корабля отныне дом!

И пусть мы молоды, и в сердце пламя,
Что как из сопла рвётся из груди!
Но, как один, мы на защиту встанем!
За Федерацию, Свободу и за Мир!

Отрывок из гимна кадетов. Как давно это было..

Серые панели стен коридора, слегка подсвеченные люминесцентными лампами, проносились с огромной скоростью. Редкие сотрудники станции Игнис чертыхались, поспешно уступая мне дорогу, и с удивлением провожали взглядом, когда я пробегал мимо. Запрыгнув в кабину турболифта, я вдавил кнопку шлюзового отсека, десять секунд показались бесконечно долгими, но наконец створки бесшумно разъехались, и я рванул к шлюзу 17/B, где была пришвартована моя Андромеда. Сердце слегка учащенно, но размеренно бухало в груди, нагнетая кровь, дыхание ровное несмотря на забег по станции. «МАША, активируй запуск основных систем!» — распорядился я на ходу, «И разблокируй двери!». Из портативного коммуникатора раздался запыхавшийся женский голос: «Есть, капитан! Системы к работе готовы, ключ на старт!». «Отставить юмор, а то отключу тебе голосовой модификатор, посмотрим тогда, как запоёшь!». «Но, капитан, я лишь хотела проявить солидарность, вы неслись как ураган, наверняка поставили местный рекорд по бегу)» — прощебетала она одновременно извиняющимся и ехидным голоском. «Для этого есть весьма веские причины!» — ответил я: «Инициируй процедуру отстыковки, как только я окажусь на борту, и выводи нас на стационарную орбиту станции!».
Прошло менее стандартных суток с тех пор, как я прибыл на Игнис. После последнего «дела» Андромеда требовала мелкого ремонта и калибровки глюонового реактора, который вот-вот грозил затопить весь инженерный отсек! Расположить тайник для перевозки радиоактивных грузов рядом с ядром было умно, так как излучение реактора его надёжно скрыло от посторонних глаз, но также и безрассудно — посылка могла детонировать, не доставь я её вовремя! Как бы ни было, но дело было сделано, и полученные кредиты с лихвой окупили и риск, и затраты. Оплатив технический анализ и полный ремонт, я оставил Андромеду в руках местных техников и инженеров под присмотром МАШИ, а сам отправился в жилой сектор Игнис, нужно было отдохнуть и привести мысли в порядок, и у меня на это было 16 часов, именно столько по контракту провозятся техники, а потом снова в путь.
Вынужденной передышке я даже был рад, последние два месяца почти без продыху меня мотало по всем Основным Системам, и это не прошло даром, скопившаяся усталость уже «физически» давила на плечи. Первым делом я зарезервировал номер в жилом секторе, предъявив карту пилота скучающему на ресепшене сотруднику внутренней службы. Номер был стандарт-плюс и вполне удовлетворял мои потребности: ванная с настоящим душем и большая комната с двуспальной кроватью и внушительным терминалом. Расширенная лицензия, на которую я, скрепя сердце, раскошелился почти год назад, включала в себя также и медицинские услуги, позволяла пройти обследование и при необходимости получить квалифицированную помощь, но это позже, решил я и, упав на кровать, мгновенно провалился в сон.
Тьма, такая уже привычная и всеобъемлющая, снова простиралась вокруг, и я снова лечу в эту бездну! Ослепший и немой я падаю в пустоту, проклиная свою беспомощность. Не знаю, сколько прошло времени, но позади начало разгораться свечение, раздвигая границы мрака, и тут же мир будто взорвался: шум и слепящий свет словно лавина хлынули в мою голову, и на мгновение я потерял все ориентиры. Вместе с тем я почувствовал, что в этот раз все иначе, все еще оглушенный я принялся отчаянно барахтаться и наконец сумел повернуться к источнику света! Яростными волнами пульсирующий свет заливал все вокруг, ширился и накатывал словно прилив, и не было сил сопротивляться: я будто растворялся и исчезал в нем. Внезапно, когда я решил, что это конец, свет отхлынул и стремительно начал схлопываться, собираясь в одну точку, пока совсем не пропал. Еще какое-то время перед глазами плавали цветные круги, будто я долго смотрел на солнце, и когда взгляд очистился, я понял, что вешу в космосе, а прямо передо мной до боли знакомая планета.
Пробуждение было мукой, по телу будто катком прошли, разбитый и мокрый от пота я попытался вскочить с кровати, а в голове пульсировала только одна мысль: что все это значит? Я должен выяснить! Наспех одевшись, я выскочил из номера и рванул на Андромеду, теперь я точно знал, куда отправлюсь!
«Какие будут указания, капитан?» — отчеканила МАША, когда я вошел на мостик и опустился в объятья ложимента. «Проложи курс и рассчитай навигацию — летим на МИМИР!» …

01.09.2022
Борис Годунов

Я взрослый.


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть