Ядерный период

Бумеранг со свистом врезался в пустынника. Зверек задёргал лапками и замер. Над его бездыханным телом выросла тень.

Пустошь. Бесконечная пустошь, изредка посыпанная осколками некогда развитой цивилизации.  Мир после коллапса. Одни скажут – это конец, другие – это начало. Но все согласятся в том, что настало новое время. Время – Ядерного периода.

Варвар остановился возле разрушенной башни – единственным местом, спасающим от назойливого солнца. Часть стены башни обвалилась, оголив утлое убранство. Покромсав всё, что было из дерева топором, варвар достал из  дорожного мешка огниво и высек искру. Пламя тут же  вспыхнуло и принялось пожирать  иссохшее  дерево.

Тушка пустынника на костре покрылась корочкой. Варвар оторвал кусок горячего мяса. Подув на него, он сунул кусок в рот и принялся равнодушно жевать. Вытащив из сумки флягу, варвар открыл крышку и понюхал воду. Утвердительно кивнув, он сделал большой глоток. Уютный треск костра нарушил мотоциклетный рёв. Варвар взял топор и выглянул из-за проёма.

Поднимая облако пыли, к башне мчался мотоцикл. Варвар осмотрелся. Убедившись, что поблизости больше нет мотоциклов, он вышел навстречу. Байкер остановился поблизости, но мотор заглушать не стал. Мужчины молча посмотрели друг на друга. Наконец, варвар перевел взгляд на женщину, лежавшую поперёк бензобака. Скудную одежду её составляли набедренная повязка, да грубо сшитые мокасины. Покрасневшее от прилива крови лицо, во рту кляп, схваченные сзади ремнём руки.

– Что нравится?! – спросил байкер.

По обветренному лицу растянулась ухмылка. Он провёл ладонью по мускулистым ногам женщины и, задрав набедренную повязку, оголил ей зад.

 – Дай мне воды и что-нибудь пожрать и можешь иметь её всю ночь напролёт.

Байкер с силой сдавил упругие ягодицы женщины, от чего та застонала.

 – Ну как, кореш, по рукам?

Варвар кивнул, указав на костёр. Байкер заглушил мотор. Стреножив мотоцикл, он слез с сиденья и, намотав волосы пленницы на свой кулак, рывком скинул её на землю.  Словно на привязи байкер потащил женщину за собой. Пленница визжала, но звуки её отчаяния приглушал кляп. Поравнявшись с варваром, байкер швырнул женщину к его ногам.

– Делай с ней всё что хочешь.

Женщина часто дышала, её взгляд выражал презрение.

– На рассвете я трогаюсь в путь, так что не теряй времени, кореш.

Байкер отсалютовал и направился к костру. Но не успел сделать и пары шагов как варвар резким движением топора снес ему голову. Женщина в ужасе уставилась на  извергающее фонтаны крови безголовое тело. Спустя мгновения тело байкера обмякло, повалившись на землю вслед за головой. Огромная тень варвара накрыла пленницу. Заметив блеск топора, женщина зажмурилась, но вместо ожидаемой боли, почувствовала, как руки её освободились от ремня.

Варвар оттащил труп байкера к мотоциклу. Вернувшись, он плюхнулся возле костра, и как ни в чём не бывало, принялся за свой скромный ужин. Утолив жажду, женщина вернула флягу и уселась поближе.

– Ты спас меня, могучий воин, – томно произнесла она. – Позволь отблагодарить тебя.

Варвар почувствовал, как женская рука скользнула к его паху.

– Я возьму тебя и без твоих благодарностей, – буркнул он.

Женщина стала наглаживать мужское достоинство:

– Так в чем же дело?

–  Я ем. Сейчас мне не до того.

– Но твоё разбухшее желание так не считает.

Варвар оттолкнул женщину и, оторвав кусок пустынника, кинул  ей под ноги. Женщина брезгливо покосилась на мясо.

– Могучий воин, а питаешься как собака. Пойдем со мной, и  ты отведаешь такие яства, которые никогда не пробовал.

Варвар смачно рыгнул. 

Женщина вскочила на ноги.

– У нас полно еды. И даже есть чудесный напиток, достойный бесстрашных воинов.  Красный, что кровь, но дарующий бодрость телу и духу.

–  У кого это, у вас? –  пробубнил варвар с набитым ртом.

– У нас, служительниц Стоячего фаллоса, – гордо ответила женщина. – Наша обитель находится в  «Великом каньоне». Если выдвинемся сейчас, то поспеем  до темноты.

Варвар отшвырнул кость. Женщина продолжила: – Там ты сможешь отдохнуть, позабыв о тревогах. А я и мои сёстры будем ублажать тебя, как только ты этого пожелаешь.  

Варвар схватил женщину за руку и, притянув к себе, сорвал с неё набедренную повязку.

– Ублажи меня сейчас.

Солнце клонилось к закату. На дно каньона вела извилистая тропа. Варвар шёл позади,  осматриваясь по сторонам, он был здесь впервые.

– Долго ещё?

– Если могучий воин смог бы оседлать железного коня, то мы уже были бы на месте.

Варвар фыркнул.

– Расскажи-ка лучше про вашу веру, женщина.

– Что ты хочешь знать?

– Всё! Откуда вы пришли? Много ли вас? Кому вы покланяетесь?

– Как много вопросов.

– И я хочу получить на них ответы.

– Всему своё время. Ты всё узнаешь, как только мы доберёмся до обители.

 Карканья разнеслись над каньоном. Стая ворон заполонила небо. Варвар взгляну на  багровые тучи, тянувшиеся от горизонта. 

– Что это? – прошептала женщина.

Не говоря ни слова, варвар закинул женщину себе на плечо и помчался вниз по тропе. Низина каньона была услана прогнившими автомобилями – некогда предметами роскоши и средствами передвижения. Теперь же – груда ржавеющего металлолома. Варвар бежал, не сбавляя темпа лавируя между покорёженными остовами машин.

– Куда дальше? – тяжело дыша, спросил он.

Лежавшей на плече женщины приподняла голову.

– От большого колеса направо.

Варвар рванул.  

– Да нет же! Направо! На-пра-во! В какой руке топор держишь, туда и сворачивай.

Поднялся ветер. Вороны, застигнутые багровой тучей, камнем падали вниз. Те, кто не разбились насмерть, тряслись в агонии, разбрасывая комья перьев. С их крохотных птичьих тел лоскутами слезало обуглившееся мясо.

Варвар вбежал в проём, зияющий в скале, и оказался в тоннеле. Он опустил женщину на землю. Кругом была кромешная тьма. Позади, раздался писк. Варвара развернулся и метнул бумеранг на звук. Писк сменился визгом.  

– Скралинги. Они не опасны, – пояснила женщина. – Если конечно ты не собираешься здесь заночевать.

Женщина взяла варвара за руку и повела за собой. Она знала это место, как свои пять пальцев, и тьма не была для неё помехой. Пробираясь сквозь минеральные наросты, словно пики, торчавшие из-под земли, они миновали природную защиту обители и вскоре оказались перед массивными воротами. Женщина взялась за кованую ручку в форме переплетённых фаллосов и простукала незатейливый пароль. Ворота со скрежетом отворились. В глаза варвара ударил свет от факелов. У порога стояли две женщины, коих варвар сперва принял за мужчин – столь развита была их мускулатура. В руках они держали копья.

– Джалла, ты?! – заверещала ода из стражниц.

– А кого ты ждала, Халла? – весело откликнулась та.

Халла подбежала к спутнице варвара и крепко обняла её. Другая стражница не шелохнулась. Она уставилась на мужчину, буквально буравя его взглядом.

 –  Когда тебя похитили… я думала, что больше никогда тебя не увижу. Боялась, что тебя уже нет в живых, а ты, только глянь на неё, стоит, как ни в чём не бывало и лыбится.

– Легче, Халла, а то ты меня раздавишь.

– А это кто? –  указав копьем на  варвара, спросила другая стражница.

 – Он спас меня. Я решила привести его к нам в обитель.

Халла отстранила от себя Джаллу и направилась к варвару. Варвар нахмурился, сжимавшие топор руки напряглись. Заметив это, Халла отбросила своё копьё.

– Ты спас мою любимую сестру. Это делает тебе честь, но обладаешь ли ты нужным достоинством, чтобы войти в нашу обитель?

– Уж поверь мне, обладает, – лукаво отозвалась Джалла.

– Позволь мне самой убедиться в этом сестра.

Халла положила ладонь на широкую грудь воина и провела по рельефному животу. Варвар следил за выражением лица Халлы. При малейшем намёке на опасность он, не раздумывая пустил бы топор в дело. Тем временем, Халла запустила пальцы под  набедренную повязку, дотронувшись до мясистого члена. Улыбнувшись, она не спеша убрала руку и, склонившись в поклоне, пригласила войти.

Обитель Стоячего Фаллоса представляла собой сеть небольших пещер. У входа каждой пещеры свисали алого цвета шторы, скрывающие от посторонних взгляд внутренние убранство. Вдоль коридора тянулись, закреплённые к стене факелы. Пройдя по коридору, Джалла и стражницы остановились. Халла отдёрнула штору одной из пещер и заглянула внутрь. Джалла повернулась к варвару: – Я ненадолго оставлю тебя.

– Куда это ты собралась?

– Надо привести себя в порядок. Не волнуйся, мы скоро увидимся, а пока о тебе позаботятся мои сёстры.

Из пещеры вышла Халла, а вслед за ней две стройные девушки в коротких просвечивающих туниках. Кокетливо улыбаясь, девушки, взяли варвара под руки, и повели за собой. Стражницы и Джалла удалились, а варвар в скором времени очутился возле горячего источника. От источника стелился пар, а в отсвете факелов по потолку и стенам колыхалось отражение воды. Девушки раздели варвара догола. Старую одежду его унесли, взамен принеся чистую набедренную повязку и сандалии из мягкой кожи. Со своим топором варвар решил не расставаться и сошёл вместе с ним в воду.

Посреди зала стоял массивный стол, ломившийся от всевозможных яств. Девушки усадили варвара за стол, и отошли поодаль. От запаха еды у могучего мужа забурчало в животе. Редко он мог позволить себе полакомиться нормальной пищей, довольствуясь, как правило, лишь тем, что могла предложить ему пустошь. Но всё же варвар не спешил набивать брюхо. Осмотревшись, он заметил Халлу и еще нескольких стражниц. Они стояли шеренгой перед выпирающим из скалы каменным уступом, служившим чем-то вроде сцены. Варвар прислонил топор к столу – в случае надобности он легко бы смог до него дотянуться. В этот момент к нему подошла  Джалла. Свежая, благоухающая маслами, она уселась на край стола подле варвара. Волосы женщины были связаны хвостом, на ней была прозрачная, едва доходившая до бёдер, туника.

– Что же ты ничего не ешь, великий воин? – она окинула рукой стол. – Посмотри, сколько еды и всё это для тебя.

Варвар проворчал что-то нечленораздельное.

Джалла звонко засмеялась: –  Думаешь, мы хотим тебя отравить!?

– Не смейся сестра. Нашего гостя можно понять…

 К столу шла высокая стройная женщина. Её осанка и походка источали властность. Подолы её алой мантии волочились по полу, а верхние края накидки распахивались в такт ходьбы, выставляя напоказ полные груди. Джалла тотчас соскочила с места и согнулась в поклоне.

– Наш мир безжалостен и жесток. Даже проявление доброты может таить в себе угрозу. Будь всегда начеку, если хочешь прожить ещё один день. И те, кто странствуют по пустоши, давно усвоили это правило.

Воин одобрительно закивал.

– Но в нашей обители ты среди друзей. Здесь чтут тех, кто каждый день бросает вызов смерти, – с этими словами настоятельница указала на кубки, и Джалла наполнила их вином. Настоятельница чокнулась с  варваром, и они выпили. 

Отринув сомнения, варвар с жадностью накинулся на угощения. Настоятельница хлопнула в ладоши. На сцену запрыгнула танцовщица. Её гибкое нагое тело было покрыто разноцветными узорами. Настоятельница хлопнула в ладоши ещё раз, и по залу разнеслись ритмичные звуки там-тамов. Танцовщица закружилась в танце, поражая своей пластикой и грацией. Узоры на её теле заиграли, словно жили собственной жизнью.

Варвар неотрывно смотрел на танцовщицу, с завидным аппетитом унимая пищу. Джалла услужливо подливала вино ему в кубок. Наконец, насытившись, варвар встал из-за стола и направился к сцене. Танцовщица, словно кошка, встала на четвереньки и, прогнувшись, выставила ягодицы. Варвар с размаху прыгнул на сцену, но, не допрыгнув, растянулся на полу. Он хотел подняться, но предательская слабость проникала во все его члены и в глазах потемнело. Звуки там-тамов стихли. Варвар поднял голову и увидел лицо настоятельницы искаженное злорадной гримасой. От её подбородка до груди тянулся красный след, но то был не след крови, а вино, которое она незаметно сплюнула. Воин понял в чём дело и стал шарить рукой в поисках топора, но вспомнил, что опрометчиво оставил у стола. После чего силы окончательно покинули его, и он провалился в беспамятство.

Когда сознание вернулась к варвару, он обнаружил, что висит едва не касаясь земли. Его руки скованные кандалами были прикованы цепями к потолку. Вокруг царил мрак, и лишь рефлекс от огня подсвечивал решётку по ту сторону двери. Варвар с силой потянул цепь. Звенья лязгнули, но остались невредимы.

– Она грузовая, – донеслось из темноты. – Лучше побереги силы, кореш. Надо отдать сестричкам должное, они знают, как захомутать мужика.

– Давно ты здесь? – пробасил варвар.

– А хрен его знает. Может день, может два.

– Проклятье! Как только я выберусь отсюда, они на собственных шкурах почувствуют ярость моего топора. 

– Я с удовольствием бы в этом поучаствовал. Но проблема в том, что мы висим сардельками и ничего не можем поделать.

Варвар надсадно зарычал.

– Не впадай в отчаяние кореш, шанс у нас есть.

– О чём ты?

– Мы с парнями пригнали в каньон за запчастями для байков. Там мы повстречали этих сосок. Мы хотели их трахнуть, но они пригласили нас в обитель «Стояка» и сказали, что и так нам дадут всего чего только пожелаем. Дальше мы изрядно нажрались. Но Штопор не пил вина, он вообще не употребляет. Когда началась канитель, везучий ублюдок прихватил соску в заложницы и смылся. Секёшь, о чём я?! Штопор вернётся с бандой, и тогда мы разнесём это место к чёртовой матери.

Послышался лязг засова. Решётка отворилась. Свет факелов рассеял мрак темницы. Первыми вошли две мужеподобные женщины, за ними проследовала Халла. В руках она держала сосуд. Щурясь, варвар смог различить несколько цепей свисающих с потолка. В другом конце камеры он увидел своего сокамерника. Патлатый мужик, как и варвар в одной набедренной повязке, висел на цепи, прикованной к потолку. Халла подошла к нему и, достав ключ, разомкнула кандалы у него над головой. Патлатый обессилено рухнул на пол. Женщины заломили ему руки и связали веревкой.

– Кажись, пробил мой час, кореш, – прокряхтел байкер, – но помни, что я тебе сказал: Штопор обязательно вернётся. У нас в банде своих не бросают.

Байкера увели. Халла оставшись наедине с варваром, сдвинула ему набедренную повязку и прислонила сосуд к члену.

– Что ты надумала женщина!? – взревел варвар.

– Настоятельница приказала взять семя. Твой вклад в наше будущее потомство. Если, конечно, будет девочка. Мальчиков мы убиваем.

Халла едва коснулась крайней плоти, как варвар, подогнул ногу и врезал женщине коленкой по носу. Сосуд упал на пол и разбился вдребезги. Женщина схватилась за окровавленное лицо. Варвар качнулся вперед. Закинув ноги на Халлу, он сомкнул их на её шеи и резко дернул вбок. Шея хрустнула. Халла обмякла и повалилась навзничь.

Пальцами ног варвар зацепил висевший на поясе у стражницы ключ. Напрягая мышцы пресса, варвар закинул ногу с ключом выше головы. Попав ключом в замочную скважину, он пошевелил стопой. Раздался щелчок. Кандалы раскрылись, варвар рухнул вниз. Оправившись, воин подобрал острый осколок сосуда и осторожно вышел в коридор.

Мужеподобная стражница со скучающим видом подпирала стену плечом, вращая от скуки копьё то в одну, то в другую сторону. Позади послышались шаги. Женщина обернулась и тут почувствовала, как остриё осколка упёрлось ей в горло. Свободной рукой варвар вырвал копьё у стражницы и отшвырнул его в сторону.

– Где мой топор?

Протяжно сглотнув, женщина удивлённо выгнула брови.

Варвар надавил на осколок. По шеи стражницы поползла струя крови.

– Где он?

– Должно быть  в оружейной. В конце… коридора… направо.

Варвар откинул осколок и, схватив женщину, шмякнул её головой об стену.

Дойдя до конца коридора, варвар помахал рукой, в которой обычно держал оружие и свернул в нужное направление. Сняв со стены факел, он отодвинул штору и вошёл в пещеру. Помещение ломилось от оружия и амуниции тех, кому «посчастливилось» побывать в обители Стоячего фаллоса. Варвар быстро отыскал свой топор, чему несказанно обрадовался. Порывшись в вещах, он так же нашел камуфляжные штаны и солдатские берцы, и недолго думая, напялил их взамен своей скудной одежонки. Варвар собирался уходить, но тут на глаза ему попалась громовая палка – винтовка с подствольным гранатомётом. Не раз варвар становился свидетелем того, как огненные шары выпущенные из громовой палки заставляли воинов исполнять пляску смерти, разрывая их могучие тела в клочья. И хотя сам варвар не умел пользоваться громовой палкой, он всё же решил прихватить грозное оружие с собой.

Выйдя и свернув налево, варвар учуял тяжёлый запах примеси. Заглянув в очередную пещеру, он увидел, что у одной стены стоят огромные бочки, а у другой сложенные друг на друга рулоны. Варвар прорубил одну из бочек топором, и оттуда потекла густая субстанция розовато-жёлтого цвета. Варвар потрогал её и пришёл к выводу, что бочки наполнены жиром. В голове у него промелькнула страшная догадка. Подойдя к рулонам, он взял первый попавшийся и развернул его. Это оказалась кожа. Человеческая кожа, на которой был вытатуирован череп с торчащими рогами в виде мотоциклетного руля. Несколько мгновений варвар стоял, как вкопанный. Затем его губы скривились в ухмылке. Он подошёл к истекающей жиром бочке и поднёс факел.

– ПОЖАР!!! – раздался крик множества голосов. – ГОРИМ!!!

Воин прильнул к стене. Мимо пронеслись стражницы. Как только их силуэты скрылись за поворотом, варвар отошёл от стены и поспешил в обратном направлении. Оставив задымленный коридор позади, варвар вышел к просторному залу со сводчатым потолком. На земле был разложен длинный кусок материи с вышивкой в виде переплетённых фаллосов. Дорожка тянулась до вырубленных ступеней помоста, на котором располагался алтарь. По краям дорожки стояли десятки женщин. Не шевелясь словно статуи, они все как один были поглощены ритуалом. У алтаря, приклонив колено, находилась настоятельница и держала серебряное блюдо. Патлатый привязанный к жертвенной плите, выл от боли. Возле него стояла Джалла. В руках она сжимала окровавленный тесак.

 Будучи ещё незамеченным, варвар решился на отчаянный шаг. Он со всех ног помчался к  алтарю и в несколько прыжков очутился возле жертвенника.

– Ты!? – удивилась Джалла.

Вместо ответа варвар взмахнул топором, и голова Джаллы покатилась по лестнице, оставляя на ступенях кровавые пятна.

– Посмотри, что они со мной сделали, кореш! – вопил патлатый. – Они отрезали его! ОНИ ОТРЕЗАЛИ МОЙ ХЕР!

Внизу послышался топот стражниц. Варвар перепрыгнул обезглавленное тело и, схватив опешившую настоятельницу за волосы, рывком притянул к себе. Настоятельница выронила блюдо из рук, и окровавленный член укатился куда-то в сторону.

 – Нет! – завопила настоятельница. – Ритуал должен быть завершен!

Стражницы гурьбой вскарабкивались на алтарь и, ощетинив копья, обступили воина. Варвар приставил лезвие топора к горлу настоятельнице: – Вели им сложить оружие.

– Ритуал нельзя прерывать, ритуал нельзя прерывать, – словно в сомнамбуле повторяла настоятельница.

– Заткнись и делай, что я говорю.

Настоятельница шумно сглотнула:  – Делайте, что он говорит.

Женщины неохотно опустили копья. Варвар пододвинулся к жертвеннику и быстрыми движениями топора обрубил путы патлатого. Байкер был в отключке, меж его ног зияла рана. Варвар перехватил топор в другую руку, так чтобы лезвие по-прежнему оставалось на шеи заложницы. Свободной рукой он сгрёб патлатого, закинув его себе на плечо.

– Скажи своим сукам, чтобы не мешались. Как только мы выберемся наружу, я отпущу тебя.

Пропустив слова варвара, настоятельница с благоговением смотрела наверх. Через глубокую расщелину в потолке свисали фаллосоподобные щупальца. Варвар толкнул настоятельницу в толпу стражниц и, размахнувшись, рубанул по склизкому отростку, тянувшемуся к воину. Щупальце вздрогнуло. Старжницы с тихим ужасом уставились на обрубок, непроизвольно извивающийся по полу.

– Не стойте вы, как вкопанные?! – закричала на стражниц настоятельница. –  Скорее отрежьте член у этого выродка.

Женщины ринулись исполнять приказ. В первую попавшуюся варвар запустил топором. Тяжёлое лезвие с чмоканьем вошло женщине промеж глаз, и та замертво рухнула навзничь. Варвар скинул с себя патлатого и быстро стащил громовую палку с плеча. Он тряс ею, но огненные шары так и не изверглись на врагов. Одна из женщин, преисполненная решимости, ткнула копьём. Варвар уклонился от удара и, перехватив винтовку за ствол, врезал прикладом стражнице по голове. Женщину качнуло к краю алтаря. Потеряв равновесие, она оступилась и рухнула вниз.

Орудуя винтовкой, словно дубиной, варвар отражал и наносил удары. Но силы были не равны. Стражницы теснили воина, заставляя его пятиться назад. Тело варвара покрывали всё новые и новые раны, оставленные от копейных наконечников. Ощущение приближающейся смерти ввергло воина в кровавый экстаз. Теперь он не думал о побеге. Теперь он желал лишь одно – утащить с собой на тот свет как можно больше врагов.

– Шевелитесь безродные отродья!!! – кричала настоятельница. – Стоячий Фаллос в ярости, он требует подношения!

В этот момент щупальца  раскинулись в разные стороны. Гомон женского визга эхом разнёсся по пещере. Щупальца хватали стражниц и выжимали из них кровь, словно сок из фруктов.

– Сжалься Стоячий Фаллос, – взмолилась настоятельница.

В царящий вокруг суматохе она, ползала на четвереньках пытаясь отыскать член патлатого. Кровавый душ заливал алтарь. Искалеченные тела градом падали вниз. Варвар молотил прикладом по щупальцам пробиваясь к лестнице. Едва ступив на ступень, он почувствовал, как земля уходит у него из-под ног. Алтарь вдруг перевернулся и начал стремительно отдалялся. Громовая палка выскользнула из рук. Варвар понял, что повис верх тормашками. Щупальца тянули его наверх.

Почувствовав мужской запах, из расщелины высунулась пасть монстра. Из раскрытой раковины моллюска торчал громадный трубчатый язык. В предвкушении трапезы, отороченное зубами отверстие на кончике языка то сжималось, то разжималось вновь. Варвар попытался освободиться от захвата, но подтянувшиеся новые щупальца пресекли его попытку, обхватив свободные конечности мёртвой хваткой.

Отчаяние охватило варвара, ему претила сама мысль стать закуской монстра. Подобная смерть не делает воину чести. Неожиданно свод потолка озарила яркая вспышка. Раздался оглушительный взрыв. Варвара тряхнуло ударной волной. Хватка щупалец ослабла, и он соскользнул вниз.

Очнувшись, варвар выполз из зеленовато мутной жижи и огляделся по сторонам. Монстр лежал на жертвенной плите. Из-под раскуроченной пасти торчали края алой мантии настоятельницы. Невдалеке от жертвенника лежал патлатый. В руках он держал винтовку, из дула подствольного гранатомёта тянулась струя дыма. Патлатый взглянул на варвара и, облизнув пересохшие губы произнёс:

– У нас в банде своих не бросают…

Варвар не разобрал ни слов, так как уши его заложило. Голова байкера безвольно склонилась набок.   

Варвар вышел из тоннеля. Его раны были грубо перевязаны. На плече висел набитый припасами сак, в руке топор. Рассвет багровый линией растянулся на горизонте. Воздух наполнился утреней свежестью. Настал новый день. Очередной день Ядерного периода.

0
14.11.2020
86

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть