Я просто хочу жить

Мелкие камешки под ногами осыпались и падали вниз. Было практически не слышно, как они равнодушно соприкасались с водой, не чувствуя при этом никакой боли. Хотел бы он быть камнем. Вероятно, не стоял бы сейчас здесь на краю моста и не старался бы найти в себе силы спрыгнуть.

Александр Тихонов был на этом мосту не в первый раз, но причина была та же. Свести счёты с жизнью. Сегодня он был настроен как никогда решительно, но вот что-то останавливало его сделать этот шаг. Проклятые осыпающиеся камни и мысли об их беззаботном существовании. У смертников вообще не должно быть никаких мыслей, только желание, чтобы всё закончилось.

Были ли у него веские причины? Никто не может судить другого, пока не окажется в его шкуре, то есть никогда. А какие могут быть действительно причины на такой поступок? Неразделённая любовь на первом месте. Дальше смертельная болезнь, не желание загибаться в палате и как следствие эвтаназия. Дальше в списке долги и отсутствие денег. Возможно, просто обида на этот мир. Ничего из этого не присуще этому неуверенному суициднику, стоящему на самом краю.

Одиночество. Наверняка, каждый человек кое-что об этом знает и не понаслышке. Кое-что. День одиночества, неделя, а возможно и месяц. Да и не совсем одиночества, а скорее скуки. Всем в какой-то момент становится скучно. Погрустить и жить дальше — стандартная схема, ничего нового, удивительного.

Нельзя грусть и скуку путать с одиночеством. Нельзя говорить о любви к одиночеству. Нельзя говорить, что человек приходит в эту жизнь один и таким же образом уходит. Те, кто знает до конца, что такое одиночество, предпочитают о нём молчать или говорят с осторожностью и только в крайних случаях.

Экзистенциальное дно. Вечная тишина. Четыре до боли, до слёз знакомые стены. Молчание. Привычка наблюдать и анализировать. Пассивное страдание. Пустота. Всё это лишь поверхностные грани одиночества. Всего лишь слова. По средствам разговора никогда не передать всю глубину боли, которое оно причиняет. Она такая незаметная, неявная, как будто и нет её вовсе. Но на самом деле она самая коварная из всех. Эта боль забирает тебя на самое дно и не отпускает. Там темно, пусто и холодно. И никого нет.

Это не о том, что приходя домой, вы можете побыть наедине с собой, и становится немного грустно оттого, что никто вам не может составить компанию, скрасить вечерок. Александр Тихонов в этом мире совсем один. Все окружающие люди для него чужие. Друзей ещё в детстве не получалось заводить, те с кем общался со временем находили себе других товарищей. Отца он никогда не знал, а мать умерла уже как пять лет. С девушками даже общаться толком не получалось, не то что заводить отношения. Работал он в архиве уже десять лет и коллегами для него всю жизнь были папки, да бумаги.

Скорее всего, когда родители называют ребёнка Александром, то возлагают на него великие надежды. Ожидают от него подвигов, и если он и не будет как Александр Македонский, то точно будет успешным человеком. Только они не задумываются, что в жизни его Александром то будут редко называть, скорее Сашкой. Сашкой Тихоновым — звучит так же просто, как он сам. Серый костюм, серый кабинет, серая жизнь. Никто не замечает таких людей, а значит и не заметят, что их не стало.

Много ли на земле, таких как он? Страдают ли они от этого или давно уже свыклись с их жизнью? Изменится ли она когда-нибудь? Все эти вопросы и призрачная надежда на положительный ответ последнего не давали ему сброситься прямо сейчас в этот момент. Нужно подождать, думал он, но причину так и не находил. Александру на протяжении жизни не хватало смелости, вероятно, от этого и были все его беды. Но откуда ей взяться теперь?

— Не торопитесь с этим, — вдруг отвлёк его голос сзади. Первая мысль была о том, что его инстинкт самосохранения заговорил, маскируясь под здравый смысл.

Что скрывать, Александр, будто ждал этой фразы, поэтому и не решался. Но в момент, когда она прозвучала, появилось стойкое ощущение, что кто-то мешает ему закончить начатое. Поэтому, не поворачиваясь, он сказал:

— Пожалуйста, проявите уважение и оставьте меня, я уже давно всё решил.

— Я не собираюсь вас отговаривать от столь взвешенного решения. У меня к вам есть предложение, которое потребует у вас лишь некоторое время, а дальше вы непременно свершите то, что задумали.

Это было не просто интересно, а даже заманчиво. Ситуация была более чем странная. Суициднику, у которого не хватало духу свести счёты с жизнью, поступает какое-то предложение. Любопытство во много раз превысило желание покончить с собой. И даже заставило его повернуться лицом к своему собеседнику. Он стоял далеко, и в темноте невозможно было разглядеть черты его лица. Только шляпа и длинный плащ создавали впечатление персонажа из какого-то сериала про детективов.

— Сколько это потребует времени? – изобразив абсолютное безразличие, задал, как ему показалось, нейтральный вопрос Александр.

— Год, – бесцеремонно ответил силуэт в шляпе.

— Год? – не смог скрыть удивления Александр.

Здесь ему стало неловко, ведь по каким-то соображениям ему казалось, что смертники не должны проявлять эмоций. Только безразличие. Но в жизни с ним просто так никто не заводил разговор и тем более не делал никаких предложений, да ещё и на такой долгий срок. От неожиданности он растерялся и сообщил:

— У меня нет столько времени.

— Не спешите отказываться. Поверьте мне, предложение стоящее. И вы ничего при этом не потеряете. Только время. Но мне кажется, как раз сейчас вы хотите распрощаться со всем отведённым вам временем.

— Не вам меня судить. Для меня время это мука и проживать день за днём настоящее испытание. В этом проблема.

— Я это понимаю. Поэтому хочу поставить вам выгодные условия и дать цель, благодаря которой вам будет легче существовать уговоренное время.

— Кто вы вообще такой? Для чего вам это всё нужно? Вы меня знаете? – с тревогой задал вопросы Саша Тихонов, явно чувствуя какой-то подвох.

— Я вам всё обязательно расскажу, предлагаю поговорить в более уютной обстановке.

— Сначала скажите, кто вы такой и почему пришли именно ко мне.

— Хорошо. Я непременно представлюсь и отвечу на все ваши вопросы, как только вы отойдёте от края моста. Пожалуйста, подойдите ближе ко мне, я бы и сам сделал это, но не в данной ситуации. Здесь намного безопаснее и более комфортное место для знакомства и разговора в целом.

— Хорошо, – согласился Александр и неохотно пошёл навстречу к таинственному незнакомцу.

— Велес Георгий Викторович, – чётко проговорил он и протянул руку.

— Моё имя вам известно, я полагаю, – слега пожал руку в ответ Саша.

— Да, это так. Мне известно о вас многое. Вы один из кандидатов, которых мы рассматриваем для одного проекта. На мой взгляд, самый подходящий из всех.

— Вы что следили за моей жизнью? Для какого ещё проекта?

—  Простите, Александр, но за вашей жизнью не так уж и сложно следить и не очень-то интересно. Но именно это и делает вас подходящим кандидатом. Нам нужен человек, который нуждается в кардинальных переменах.

— Что за проект? Что я буду должен делать весь этот год?

— Как я уже и сказал, от вас ничего не требуется кроме времени. Но вы можете получить при этом многое. Полностью изменить свою жизнь и ни в чём не нуждаться.

— Я не вижу смысла в жизни, к чему мне её менять?

— Вы не видите смысла в ней, потому что ничего интересного в ней не происходит. Я вам предлагаю участие в своего рода шоу, которое может вам принести деньги, славу, а вместе с этим и всё что вы пожелаете.

— Ясно, вот в чём подвох. Если вы следили за моей жизнью, то знаете, что я, мягко говоря, не публичный человек. Мне в коллективе то сложно существовать, тем более выступать перед кем-то и участвовать в сомнительных реалити-шоу. Это точно не для меня. – расстроенно заявил Александр.

— Не торопитесь принимать решение, уверяю вас, условия более чем простые и даже для вас вполне приемлемые. Давайте пойдём и обсудим все детали в ближайшем кафе. – продолжал убеждать его Георгий Викторович.

— Нет, говорите всё здесь и пожалуйста, побыстрее. Вы итак уже совершенно сбили меня с толку и отвлекли от дела.

— Как вам будет угодно. Коротко расскажу всю суть проекта. Выступать вам придётся только семь минут. Но готовиться к выступлению вы будете целый год. Наша компания не побеспокоит вас всё это время. Мотивировать, направлять и помогать вам никто не будет. Вы должны будете продолжать жить своей жизнью, но по вечерам или в любое другое для вас удобное время вы будете готовить выступление.

— Какое такое выступление и для чего это нужно? – заинтересовался вдруг Тиханов.

— Это секретный проект будущего. И вы будете нашим первым экспериментом. Ваше выступление будет перед большим количеством искушённых человек. Они будут получать билеты на засекреченном сайте. Попадут туда далеко не все, а только те, кому это действительно интересно. Ваша задача ответить лишь на один вопрос: «Почему я достоин огромных денег и славы». Если вы убедите большинство людей в зале, что вы действительно достойны, вы всё это получите.

— И у меня на это будет целый год? А если я не смогу убедить их в этом? В чём подвох?

— Подвох, как вы выразились, в том, что если вы соглашаетесь, то мы подпишем с вами контракт. В нём всего три пункта. Первый – прожить целый год, не предпринимая при этом попыток свести счёты с жизнью. Второй – подготовить убедительный ответ на озвученный мною ранее вопрос и выступить с ним перед огромным количеством людей. И третий пункт для вас не станет сложностью, в случае неудачи вы должны будете завершить своё дело, от которого я имел наглость оторвать вас несколько минут назад. Мы вам даже чем-то поможем, если вам не удастся ответить на вопрос. Не нужно будет набираться смелости, у вас попросту не будет выбора.

— Честно говоря, я в замешательстве, –  не зная как реагировать на столь необычное предложение, ответил Александр.

— Конечно, я понимаю, у вас лёгкий шок от резкой смены событий. Пожалуйста, обдумайте всё и дайте нам ответ. У вас на это три дня. Ах да, ещё один момент. В случае неудачи покончить с собой вы должны будете прилюдно. На глазах у всех этих людей.

— Теперь всё ясно. Вы просто хотите сделать шоу. Жестокое и отвратительное. Придумали ещё какое-то глупое задание на целый год. Неважно, что я скажу, ведь людям будет интересно посмотреть на это. Вы решили возобновить древние традиции, когда толпа людей наслаждалась казнью? Кто вообще согласится сделать такое при людях?

— Нет, мы наоборот стремимся к далёкому будущему. Мы хотим усовершенствовать наше общество. Для этого мы и разрабатываем настолько радикальные эксперименты. Не беспокойтесь цель его не шоу и не заработок средств. Люди, которые попадут туда, будут тщательно отобраны. Это будет для них бесплатно. И ещё они будут совершенно незнакомы без права на любое общение. Лишь руководствуясь инстинктами, они сделают свой выбор.

— И какова же цель эксперимента?

— К сожалению, вам этого мы сообщить не можем. Проект очень серьёзный и секретный. Также это может повлиять на результат.

— Ясно, – ответил Саша, по-прежнему пребывая в глубоком шоке.

— После истечения трёх дней я приду к вам с контрактом, и если вы примите положительное решение, вы его подпишите. Как я уже сказал в нём всего три пункта и больше ничего нет. Если же вы примите решение раньше, то позвоните по этому номеру, – сказал Георгий Викторович и протянул чёрную матовую визитку с серебряными буквами.

— Хорошо, – всё, что смог вымолвить обескураженный архивариус и убрал визитку в карман куртки.

— Всего доброго, – сказал человек в шляпе и, не дожидаясь ответного прощания, направился к чёрной машине.

Александр Тихонов ещё несколько минут смотрел ему в след, а затем побрёл к себе домой. Он никуда не торопился, в отличие от мыслей его в голове. Те двигались с непривычной скоростью и не собирались останавливаться. Он никак не думал, что этот вечер станет для него самым необычным событием в его жизни. Делать поспешный выбор он боялся, поэтому по привычке наводить порядок на работе, пытался разобраться в своих мыслях.

Придя домой, он тяжело вздохнул. Несмотря на то, что вечер приобрёл весьма необычный характер, эти четыре стены всегда навеивали тоску. Вернее даже сказать погружали в самую глубину беспросветной неутолимой печали. Именно они и были причиной долгого обдумывания предложения – выносить их вид ещё год сущее издевательство. А по условиям контракта, который очень настораживал Александра, жизнь его не изменится в течение года. Да и где гарантия, что в случае «выигрыша» к нему вернётся вкус жизни? Да и был ли он вообще…  В любом случае он прекрасно понимал, что если не мог раньше решиться покончить со всеми этими мучениями, то после случившегося сегодня на мосту, вряд ли сможет.

Он подошёл к зеркалу, чтобы спросить себя лично хочет ли он соглашаться. Вместо ответа Саша начал разглядывать человека в отражении. Усталые карие глаза, погрязшие в морщинах. Тонкие губы, желтоватые зубы и маленький нос. Чёрные волосы, которые стремительно выпадали с передней стороны, увеличивая при этом лоб. Худощавое сутулое тело, лишённое тонуса и немного отвисающий живот. Всё это вызывало у него отвращение к самому себе и порождало абсолютную неуверенность.

Ссылаясь на банальное любопытство, Тихонов сделал свой выбор. Он решил подождать. И так как обдумывание очевидного решения было единственным занятием на вечер, другие естественно не планировались, он отправился спать.

Некоторые люди жалуются на недостаток времени на сон, Саша искренне таким завидовал. Плохой сон неотъемлемая часть одиночества. Неважно просыпаешься ли ты рано, устаёшь ли на работе, уснуть всегда будет проблемой. А если всё-таки и удаётся, то среди ночи сон обязательно прервётся, и продолжатся бесконечные попытки погрузиться обратно. Словно одиночества мало для ничтожной жизни и кто-то решил приправить его вдобавок бессонницей. Несправедливо.

Александр привык просто лежать с закрытыми глазами и старался ни о чём не думать. Имитация сна, по его мнению, тоже восполняла запас сил и не давала организму вымотаться. Да и потом, если бы он не научился контролировать ночной мысленный поток, уже давно бы сделал то, на что не решался. Осмысление его никчёмности в этом мире первым делом пыталось забраться в его голову, а он не давал. Но спустя время Тихонов понял, что оно проникает туда постепенно и уже берёт над ним верх. Именно поэтому сегодня он в очередной раз стоял на мосту. Но теперь всё изменилось и ему заново придётся всеми силами защищать свой разум от дурных мыслей.

Не спешите осуждать этого человека. Александру тридцать четыре года и почти всё это время он мирился со всем и надеялся на лучшее. В каждом возрасте человек смотрит на других и думает, что когда-то у него будет также. Появится и любимое дело, семья, дети. Но когда переваливает за тридцать уже приходит осознание, что сама по себе твоя жизнь не изменится. И ты сам уже не изменишься.

Именно с этими мыслями начиналось каждое его утро. И выходные их труднее всего было отгонять. Вообще суббота и воскресенье было настоящим испытанием. Один, наедине с собой, без возможности отвлечься на работу или другие дела. Моральных сил уже не было. Именно поэтому суббота была самым подходящим днём для прогулки к мосту. Что он вчера и сделал, в очередной раз неудачно. Но на этот раз была причина. Александр вдруг осознал, что это был не сон. Новые ощущения страха и любопытства приводили его в восторг, который он по привычке пытался подавить. Отыскав визитку с надписью «Велес Георгий Викторович» и номером телефона, он был готов дать свой ответ. Позвонить не решился, а написал смс «Согласен». Тихонов рассчитывал на скорый ответ с указанием дальнейших инструкций, но он почему-то не приходил. Прошло полчаса, а он всё сидел и не отрывал взгляда от телефона. Спустя час начал думать о том, что, скорее всего, нашли другого кандидата, который не замешкался и дал ответ сразу. Обида и злость на себя самого вдруг охватила его. Он ненавидел оказываться в глупых ситуациях и тщательно этого избегал, а теперь не получилось. Да ещё и окончательно запутался. Теперь найти в себе силы после ложной надежды на перемены, будет ещё труднее.

Вдруг позвонили в дверь. От неожиданности он растерялся и прежде чем открыть её начал судорожно заправлять кровать, чтобы успокоиться. После этого глубоко вздохнул и выдохнул, прилезал рукой те волосы, что остались (Александр стремительно лысел с двадцати пяти лет, и это была ещё одна веская причина неуверенности) и открыл дверь. На пороге стоял тот самый Георгий Викторович в том же плаще и в той же шляпе. Рядом с ним был ещё один мужчина одетый также, но на вид моложе.

— Доброе утро. Проходите, – постарался выглядеть Саша спокойным и вежливым.

— Здравствуйте Александр. Рад вас видеть и рад вашему решению. Давайте всё обсудим.

Они зашли в дом и проследовали на диван. Второй мужчина не изволил поздороваться или обмолвиться другими словами, он лишь озирался по сторонам, выражая неявную брезгливость к скромной квартирке Александра.

— Присаживайтесь. Я внимательно вас выслушаю, и если меня всё устроит, подпишу ваш контракт, – снова обрёл уверенность Тихонов.

— Ничего нового я вам не скажу. В контракте по-прежнему три пункта. Можете ознакомиться, – ответил Велес и протянул лист бумаги.

Документ был с печатями и заголовками, в которых отображалось название  фирмы. Выглядело всё очень серьёзно и официально. Александр прочёл всё и убедился, что никаких примечаний и подвохов нет.

— Если у вас есть вопросы, а они полагаю, имеются, смело их задавайте, – сказал Георгий Викторович, заметив, что с содержанием контракта Саша ознакомился.

— Каков будет выигрыш? – не раздумывая спросил он, — Мне необходимо знать, что конкретно я получу, для составления речи, – вдруг опешил он и решил объяснить причину.

— Самое главное — это деньги. Не просто сколько-то миллионов, а нескончаемый запас, сколько сможете столько и потратите.

— Но это невозможно, никто в мире не обладает такими деньгами. Кто спонсирует проект?

— Поверьте, Александр, когда денег очень много, их не так-то просто потратить. Тем более вам, человеку не искушённому, вряд ли вы дойдёте до покупки островов и футбольных клубов. Проект спонсирует практически самый богатый человек на этом свете, имя которого естественно засекречено и даже самые влиятельные люди не имеют возможности знать, кто над ними стоит.

— И что же с появлением таких денег, мне вернётся вкус жизни?

— Можете не сомневаться, деньги способны на многое, а может даже на всё. Также вы можете стать известным, благодаря этому проекту. Слава тоже приносит небывалое удовольствие и как следствие тот самый вкус жизни.

— Нет, слава меня не интересует, – твёрдо заявил Александр.

— Как скажете, но в случае победы вы сможете изменить своё решение.

— Так чтобы победить я должен придумать убедительный ответ на вопрос: «Почему я достоин этих денег?»

— Почему вы достойны кардинальных перемен, которые произойдут, в том числе, из-за денег. Почему вы достойны того чтобы ваша жизнь изменилась.

— То есть я должен буду рассказать им о своей жизни, и если это вызовет жалость у большинства людей, то я выиграю? И всё это за семь минут?

 — Не обязательно вызывать жалость. Это ваше решение, что вы должны сказать и да у вас в распоряжении всего семь минут, – спокойно продолжал объяснять Георгий Викторович.

— А каким образом будут выносить решение люди в зале? И сколько их будет?

— Зал вмещает в себя пятнадцать тысяч человек, и мы планируем заполнить его полностью. У каждого из них будет пульт с двумя кнопками, вы, вероятно, догадываетесь с какими, и по истечению ваших семи минут, они дадут свой ответ. На экране будут две шкалы,  которые отобразят присутствующим в зале и вам, в том числе, вердикт.

— У вас всё продумано. Как давно вы разрабатывали данный проект? – задумчиво спросил Александр.

— Это не имеет никакого отношения к вашей задаче, – отрезал Велес.

— Ясно, – ответил Александр, осознав, что перед ним очень серьёзные люди и лезть не в свои дела не стоит.

— Есть ещё вопросы?

— Пожалуй, нет.

— Тогда поставьте свои подписи в двух экземплярах, один из которых останется у вас, и в течение года мы вас больше не побеспокоим.

Он расписался и Велес тут же, пожав руку, попрощался и быстро удалился со своим товарищем, который так и не проронил ни слова.

 

Прошло три дня и ощущение, что он учувствует в каком-то проекте, понемногу улетучивалось. Всё та же одинокая и серая жизнь, со всеми вытекающими из неё побочными эффектами. Только приходя домой, он смотрел долго на контракт и верил в произошедшее.

Люди привыкли осуждать зависимости и вредные привычки. Сигареты, алкоголь, вредная еда, извращённый секс, наркотики – это всё нельзя. Это всё ужасно плохо. Хорошо когда человек живёт в гармонии, он уравновешен и его тянет ко всему здоровому и полезному. Вы встречали таких людей? Безусловно, они есть, но их сущие единицы. И кто знает, может быть, и они позволяют себе что-то запретное, что-то плохое, пока никто не видит. Это всё неважно. Каждый вправе делать то отчего он получает удовольствие. Хотя бы иногда.

В случае с Александром это правило не работает. Каждый когда-то чувствовал, что на мгновение он перестаёт получать удовольствие от музыки, от еды, от людей. Этакая временная апатия. Просто отсутствие настроения. А теперь представьте, что не прекращается никогда. Что только не пробовал Саша. Даже от алкоголя ему становится хуже, усиливается тревожность и другие не самые приятные ощущения. Он завидовал алкоголикам, обжорам, зависимым от секса и просто обычным людям с разными простыми увлечениями. Вязание, коллекционирование диковинных штук, азартные и компьютерные игры, спорт и многие другие банальные вещи, в которых люди находят отдушину, почему-то его совсем не прельщали. Одиночество – это болезнь. Тихонов понимал это и знал наизусть все симптомы.

На шестой день,  в ночь с субботы на воскресенье, он почувствовал это снова. Невыносимо. Начал думать о том, что изменится, если он будет лежать также в огромном богатом доме. Наверное, ничего. Будет также тяжело. А ещё он осознал, что сейчас весна и все симптомы одиночества слега приглушены. Летом будет ещё проще. Можно будет гулять в парке, наслаждаться свежим воздухом и теплом, кормить птиц. Но по контракту он должен был прожить ещё год, а это значит пережить ещё одну осень и зиму. Именно пережить. Потому что страшнее для него ничего не было. И это не из-за холода. У осени, словно задача развить депрессию у каждого человека и если уж обычные люди грустят, то одинокие подавно. Зима просто убивает до конца в тебе всё живое, что осени не удалось. Ещё один новый год в одиночестве. Даже думать об этом всём было невыносимо. Страх перед обыкновенными для всех временами года поглощал его, но Александр боролся и  понимал, что должен победить. Теперь уже по контракту. Он снова посмотрел на одиночество с точки зрения заболевания. И возможно если ему удастся справиться со своими переживаниями и выполнить задание, он обретёт возможность излечиться. Наверняка дорогостоящие психологи помогут ему избавиться от непростого недуга. Это хорошая мысль и надо за неё держаться думал Александр. И спустя какое-то время ему удалось заснуть.

 

Эта неделя, как обычно, очень долго длилась. А год наверняка покажется вечностью. Ещё одна неприятная особенность. Время как заколдованное длится в два, а то и в три раза медленнее, чем у обычных людей. И лучше не смотреть постоянно на часы, иначе оно замедлится ещё больше.

Деваться было некуда. Контракт подписан и теперь уже Александр Тихонов обязан был прожить ещё год. Ещё год и семь минут. Нужно занять время. Чтобы это сделать одного задания, прописанного в контракте, было мало. Да и как только брался он за его выполнение, ещё больше погружался в осмысление своего ужасного положения. Поэтому в это воскресенье он пытался отвлечься от всего этого и анализировал свою жизнь, пытаясь найти в ней светлые моменты, которые могут ему помочь. Он думал о том, что не всегда жил без всяких увлечений. И было время, когда он занимался поиском таких дел, от которых бы он получил удовольствие или хотя бы малейший интерес. Он перепробовал почти все людские утехи, не дошёл разве что до наркотиков. Но Саша хоть и был странным, но явно не дураком, он понимал, что наркотики бы сделали всё намного хуже. Да и денег у него бы не хватило на постоянные дозы.

Он купил себе телевизор и через неделю просмотра мыльных опер и глупых передач, продал его. Он почувствовал, как его мозг засоряется, как его пытались окунуть в какую-то грязь. Это явно были не те ощущения, которые он искал. Спустя время Тихонов подкопил и приобрёл компьютер. Пробовал играть в игры, выискивал в интернете фильмы и музыку, смотрел порно. Но ощущения были такие же, как от телевизора — становилось хуже. Продавать компьютер не стал, но отнёс его на работу и использовал только в рабочих целях. Однажды он снял женщину. И не понятно, что именно у него вызывало такой стыд и отвращение, но спустя несколько минут он заплатил ей и попросил уйти. Возможно, женское, старомодное воспитание сыграло роль, но теперь уже было неважно. Саша был таким, и изменить себя он был не в силах.

Осознавая всё это в этот воскресный день, он в который раз загрустил и продолжил потихоньку ненавидеть себя и своё существование. Но его сознание по привычке защищалось и искало пути облегчения страданий. Вдруг он вспомнил, что когда-то всё-таки нашёл увлечение. И были это книги. Причём не столько сами книги, сколько поход в библиотеку и процесс поиска каких-то старинных, а возможно и секретных фактов из истории и жизни других людей. Однажды он потерял интерес к этому занятию и уже два года в библиотеку не возвращался. Стоит начать заново подумал он. Возможно, не всё потеряно и сейчас это единственное за что он может ухватиться и продержаться ещё год. К тому же литература может помочь выполнить задание — подобрать нужные и убедительные слова.

Тихонов ходил всегда только в одну самую большую центральную библиотеку. Именно там можно было наткнуться на эксклюзивные экземпляры книг, сохранившиеся, возможно, в одном экземпляре в мире. Туда он и отправился в понедельник после работы. По привычке он испытывал волнение, и даже страх. Он уже два года не посещал никаких других мест кроме дома, работы и магазина (естественно он посещал только один магазин, рядом с домом). Ещё его тревожила мысль о том, что его формуляр уже обнулили. Или за два года он где-то затерялся. Дело в том, что в библиотеке работала старая и страшно сварливая женщина. И её совершенно выводило из себя, когда формуляр терялся. Один раз у Саши такое произошло, и она два часа ругалась, на чём свет стоял. Тихонов хотел было сбежать, но очень уж много времени потратил на поиски двух интересных книг. Переживать такое потрясение он абсолютно не хотел, но всё-таки шёл в библиотеку на свой страх и риск.

Александр зашёл в здание, в холле надел бахилы, которые всегда носил зачем-то с собой. К этому его приучила мама, она говорила, что вещь это необходимая и любой воспитанный человек обязан всегда иметь её при себе. Он прошёл прямо по коридору и приготовился уже открыть заветную дверь в читальный зал, как услышал дикий хохот, который исходил оттуда. Его это насторожило, ведь всем известно, что в библиотеке нужно соблюдать тишину. Также это правило любила повторять Аглая Степановна – сварливая библиотекарша. Видимо библиотека закрылась, и на её месте открыли что-то другое — подумал Александр. Возможно салон красоты. Если это так, то не стоит вообще тогда открывать эту дверь, лучше спокойно вернуться домой — решил он. Но почему тогда не убрали вывеску «библиотека», и кому вообще придёт в голову перевозить такое количество книг? Размышлял он дальше. Наверняка Аглая Степановна просто отвлеклась или вышла, а кто-то устроил беспорядок. Сейчас она вернётся и будет кричать на эту некультурною женщину, а ему ничего плохо не скажет, даже если формуляр потерялся. Неожиданно для себя, Тихонов успокоился и принял решение зайти.

За стойкой на том самом стуле Аглаи Степановны восседала рыжеволосая женщина с пышной причёской. Она разговаривала по рабочему телефону, по всей видимости, с подругой и продолжала хохотать, размахивая при этом руками. По причине своей занятости она не сразу обратила внимание на Тихонова, и это было ему на руку. Ему нужно было проанализировать ситуацию и привыкнуть к ней. Сделать он этого не успел, так как новая библиотекарша всё же заметила его присутствие. Она, ничуть не сбавляя тон, обратилась к нему:

— Чего же вы там стоите? Проходите! Наконец-то хоть кто-то посетил это Богом забытое место! Думала, уже умру от скуки!

У Александра тут же промелькнули в голове слова матери – «Знаешь, рыжие они все с каким-то своим приколом, странные очень». Она хоть и считала себя достаточно интеллигентной дамой, но всё же работала на заводе, видимо там это и услышала. Эти слова она повторяла не реже, чем видела любого рыжего человека, даже если не контактировала с ним. Сашку в детстве это забавляло, и он смеялся. Но потом подрос и стал считать также. Всё-таки слова матери въедаются в нашу голову настолько, что иногда становятся нашим мнением.

Он аккуратно подошёл и тихим голосом сказал:

— Здравствуйте. Позвольте узнать, где Аглая Степановна? На больничном?

— Какая ещё Аглая? Я здесь работаю уже год и такой не знаю. Возможно, вы имеете в виду старушку, работавшую до меня, так она от старости стала совсем плохо соображать и ушла наконец-то на пенсию. Я вообще-то не на постоянку устраивалась, но вот что-то задержалась. Здесь, конечно, зарплата небольшая, но работа не сложная. Да и много ли в наше время вакансий? Пойди ещё найди эту работу! А жить-то на что-то нужно. Мне до пенсии ещё далеко, я ещё совсем молодая, – протараторила она и поправила копну волос за ухо, игриво улыбнувшись.

Да уж, подумал Тихонов, лучше бы здесь была Аглая Степановна. Она хотя бы давала возможность часами в тишине искать книги, а теперь это будет невозможно.

— Кстати, Я Лидия Васильевна. Можно просто Лида.

— Александр Анатольевич. Поищите, пожалуйста, мой формуляр, – строго сказал он, давая понять, что не настроен на неформальную беседу, он здесь исключительно по делу.

— Хорошо, Сашенька, сейчас мы найдём ваш формулярчик. – словно не заметив его тона, ответила Лида. – Вообще сюда если и заходят, то только одни бабушки и бывает старички. Вы самый молодой за последние несколько месяцев. Бывало раньше, и студенты заходили, но проклятый интернет, забрал у нас всю молодёжь. Они и к экзаменам там готовятся и книжки читают только электронные. Представляете? Куда катится мир!

Александр просто опешил от её беспардонности и решил молчать, дабы сократить объём информации, которым она так страстно пытается поделиться.

Делая вид, что устала искать формуляр, она предложила:

— А знаете что, давайте-ка мы вам заведём новый формуляр? С чистого листа так сказать!

— Но вы даже не спросили, когда я последний раз посещал библиотеку.

— Ну, какая разница, я всё равно его не могу найти. Поэтому давайте называйте полностью всю информацию о себе.

Это женщина устраивает сплошной беспорядок, через какое-то время она просто разорит библиотеку! Подумал про себя Тихонов, но сделать ей замечание не решился.

— Тихонов Александр Анатольевич.

— Помедленнее я записываю, – сказала она и через несколько секунд продолжила – дата рождения?

— Одиннадцатое марта.

— С прошедшим днём рожденья! Какой год?

— Он был месяц назад. 1984.

— Какой вы молоденький! Признаться, выглядите немного старше.

Александра с самой первой минуты выводила эта болтовня. Он чувствовал, что предел его раздражения наступит уже очень скоро. Предел для него означал, хотя бы как-то выразить своё негодование.

— Адрес и номер телефона.

— Это ещё зачем?

— А вдруг вам очень понравится книга, и вы решите её не возвращать? А это общественное достояние и собственность библиотеки, сами понимаете. Тогда мне придётся выполнить рабочий долг и постараться её вернуть.

— Вы за кого вы меня принимаете? – возмутился Саша.

— Нет, что вы, я не хотела вас обидеть. Просто объясняю, что это информация необходима, ничего личного.

Тихонов продиктовал точный адрес и номер сотового телефона.

— Записала! Вот и замечательно, поздравляю, вы стали нашим постоянным клиентом, – сказала Лидия Васильевна и протянула руку.

Александр избегал тактильных контактов и даже у продавщиц из рук ничего не брал. С детства он был брезглив и с годами это качество только усиливалось. Но в данном случае он понимал, что не сможет справиться с напором столь экспрессивной женщины и аккуратно слегка взял за пальцы. Подержав её две секунды, резко отдёрнул свою руку.

— Могу я теперь выбрать книги?

— Да, да конечно! Берите, какие захотите и сколько захотите!

— Вообще-то по правилам этой библиотеки нельзя брать больше трёх за один раз, – поправил Саша рыжую бестию. Его раздражал всякий беспорядок.

— Теперь я здесь главная и я решаю, сколько можно, — гордо заявила Лида. – Берите сколько хотите.

Ненормальная — в очередной раз подумал Тихонов. Разве может какая-то библиотекарша, которая к тому же, вероятно, не обладала соответствующими её работе знаниями, устанавливать новые правила в государственном учреждении. Возможно, стоит написать на неё жалобу иначе от этих книг через некоторое время ничего не останется. Думал Александр и искал что-то новое и интересное среди ветхих томов.

— Вообще-то я устала наводить здесь порядок, когда только пришла сюда. Книги были в ужасном состоянии! Все в пыли, порванные и некрасиво разложены. Я аккуратно протирала каждую из них и расставляла по цветам. Теперь здесь красота и порядок! – довольно сообщила Лида.

— Могли бы вы, мне не мешать сосредоточиться, я хотел бы изучать книги в тишине, – не выдержал Саша.

Он любил этот запах книжной пыли и раньше книги был распределены по жанрам и годам, а сейчас по цветам. Это просто надругательство над трудом людей и издевательство над посетителями. Не удивительно, что люди перестали сюда ходить. К счастью Александр не первый год посещал библиотеку и даже по цветам книг, мог немного сориентироваться. Правда времени на поиски уйдёт больше.

— Хорошо, как вам будет угодно, — буркнула  библиотекарша и оставила его одного.

Через некоторое время раздался хохот Лидии Васильевны, видимо она вновь заскучала и позвонила подруге. Тихонов уже не обращал на это никакого внимания, он увлёкся изучением старинных книг.

Незаметно для него пролетело два с половиной часа. Он даже не представлял, как истосковался по интересной литературе. Тихонов не мог объяснить себе, почему он забросил когда-то изучение книг. Он выбрал шесть самых интересных произведений и действительно не мог среди них выбрать только три. Теперь он даже порадовался новому правилу в библиотеке, хоть и это было наверняка незаконно. Но он был честным и ответственным посетителем, поэтому возвращал всегда книги в срок, а то и раньше.

— Слушайте, вы в курсе, что можно взять эти книги домой? Не обязательно их читать прямо здесь, – отвлекла его Лидия Васильевна, которая была явно недовольна столь долгим изучением литературы.

— В курсе. Я не читаю их, я ищу подходящие, – спокойно объяснил Александр.

— Да уж, ладно, у всех свои странности. Знаете, я сегодня записана на маникюр на семь вечера, поэтому библиотека закрывается на полчаса раньше, мне уже пора идти.

Тихонов снова почувствовал, как раздражение овладевает им, более наглых людей он не встречал в жизни. Он собрал свои книги и молча последовал к стойке, чтобы не вступать в перепалку. Эту женщину уже не переубедить и можно лишь наслушаться в ответ неприятных высказываний.

— Так, вы взяли шесть книг, я запишу количество.

— Вы должны прописать авторов и названия, – сказал строго Александр.

— Сашенька, дорогой, я и сама прекрасно знаю свои обязанности. Давайте сделаем так, я сейчас запишу количество, а потом, когда вы их вернёте, я пропишу всё полностью. Я же вам объяснила, что уже должна бежать. Маникюр для женщины это святое, запомните это!

К чему запоминать эту чушь — подумал Саша. Более бесполезной информации у него в голове не хранилось. В любом случае, он уже не мог выносить эту даму и поспешил сложить книги в пакет.

— До свидания, Сашенька. Буду ждать встречи, – сказала Лида надевая пальто.

— Всех благ.

Когда Александр пришёл домой чувства у него были двоякие. С одной стороны он был рад, что снова смог увечься книгами. Интерес к чему-то — это давно забытое ощущение, которым он наслаждался. Но с другой стороны новая библиотекарша Лида просто выводила его из себя. Он с дрожью в теле представлял следующую встречу с ней, а она, к сожалению, была неизбежна. Чтобы успокоится и не переживать по этому поводу, он принял решение, что напишет на неё жалобу, если она продолжит раздражать его. За одно только посещение он выявил несколько строгих нарушений, что абсолютно не приемлемо для государственной библиотеки.

После ужина Александр Тихонов устроился на диванчике и принялся читать тщательно отобранные книги. Страница за страницей открывали ему новые факты из истории, науки и других областей. Дочитывая третью книгу, он взглянул на часы и был в ужасе. В приятном ужасе. На часах было уже два часа ночи, а завтра нужно было рано вставать на работу. Он быстро расправил диван, умылся, надел пижаму и лёг. Он не мог поверить, что время пролетело так незаметно и очень даже интересно. Тихонов был рад, но боялся потерять этот интерес, как в прошлый раз. Страх и тревога не успели охватить его, так как он закрыл глаза и тут же уснул.

Уходя на работу, Саша взял с собой одну книгу, но уже к у обеду пожалел, что ещё две оставил дома. Как оказалась у него на работе куча свободного времени, которое он занимал перепроверкой собственной работы или как обычно наводил порядок. На самом деле в архиве никто кроме него не разбирался, поэтому он сам себе был начальник и сам поручал задания. Он был настолько ответственен, что ни разу за десять лет не опоздал на работу или не ушёл раньше. Поэтому то, что позволяла себе Лидия Васильевна его, естественно, возмущало.

Как только на часах пробило 16:000, ни минутой раньше, ни минутой позже, Тихонов вышел и направился домой. По дороге он обращал внимание на то, что снег уже весь растаял, и на улице стало теплее. Совсем скоро набухнут почки и распустятся первые листья. Раньше это явление природы внушало ему надежду на что-то новое, но последнее время он перестал верить в перемены. Просто станет легче – думал он, когда природа оживала, а столбик термометра перемещался из минуса в плюс.

Александр готовил себе сам, на рестораны и даже дешёвые кафе денег не хватало. На дорогие продукты тоже, поэтому, как правило, он варил себе разные каши, макароны и разогревал сосиски или другие мясные полуфабрикаты. Утром ел яичницу и пил чай. Когда он пришёл домой, то разогрел остатки вчерашней еды и принялся прямо за столом читать следующую книгу. Мама запрещала ему сидя за столом отвлекаться и постоянно говорила, как правильно сидеть по этикету. Когда её не стало, он автоматически делал так, как она всегда велела, но со временем перестал. Он ничего плохого в этом не видел и иногда мог пообедать даже в гостиной сидя на диване и уставившись в интересную книгу. Так сейчас он и поступил.

К вечеру Александр  дочитывал последнюю книгу и чувствовал, как его мозг набухает от полезной информации.  Ему было немного жалко, что он не может ни с кем поделиться новыми интереснейшими фактами. Но к этому он привык. Кому в это время интересны исторические события или исследования учёных. Хоть о них нигде и никто не рассказывал, люди просто не станут слушать непонятную для них информацию. Это всё для них не интересно и попросту немодно.

Перед сном Тихонов всё прокручивал в голове как ему повести себя с новой работницей библиотеки. Как ему сделать так, чтобы она не доставала его своей глупой болтовнёй. Он решил, что вообще не будет реагировать на неё и сразу даст понять, что не намерен тратить время на выслушивание её абсолютно бесполезной чуши. Чётко настроив себя на решительность и невозмутимость перед решением проблемы, он сразу же уснул.

На работе Тихонов старался не думать о встрече с Лидой, и весь день перебирал старый завал документов. Сортировать и раскладывать всё на свои места он отлично умел и это занятие его успокаивало. Дурные мысли будто видели,  как он сильно увлечён работой, что даже не думали соваться в его голову. Да и время летело незаметно. Благо в Архиве всегда хватало работы, ведь два раза в неделю привозили новые устаревшие документы, которым больше не было места в кабинетах.

Когда рабочее время подошло к концу, Александр набрался духу и отправился в библиотеку. Твёрдо настроив себя, дать в случае чего отпор бестактной библиотекарше. Он шёл по коридору, но в этот раз было тихо, и никто не нарушал тишину в библиотеке. Он открыл дверь и увидел, как Лидия Васильевна занята делом. Она раскладывала формуляры в новые коробочки.

— Здравствуйте, – нарушил тишину Саша.

— А, Сашенька, здравствуйте. Не ожидала, что вы так быстро прочитаете все книги. Они вам понравились?

— Да, они очень интересные, — неуверенно ответил Тихонов. Он не привык, что кто-то интересуется у него чем-либо.

— Отлично. Давайте, я запишу названия и авторов, как и обещала. А вы можете пройти в зал и выбрать другие книги.

Лидия Васильевна по-прежнему выглядела очень ярко, и даже маникюр у неё был кислотно-коралловый. Саша невольно обратил на него внимание, хотя раньше этого не делал. Но не это удивило его, а то, что Лида стала намного спокойней, чем в прошлый раз. И даже начала выполнять свои прямые обязанности. По всей видимости, кого-то тоже возмутило её прежнее поведение, и он не стал медлить с жалобой. И правильно сделал, подумал Александр.

Хотя книги, как и раньше, были разложены по цветам, архивариус совсем не расстроился и начал исследовать новый материал. Прошёл час, а Лида так и не заговорила по телефону, была, как и положено в данном учреждении, полная тишина. Но вдруг она незаметно подкралась и тихо спросила.

— Сашенька, может быть, кофе или чай? У меня есть вкусное печенье.

От неожиданности у него выпала книга из рук и он резко ответил:

— Нет, спасибо, я ещё не закончил.

— Ну хорошо, не буду вас отвлекать, если захотите, я могу немножко сегодня задержаться и выпьем по чашечке, когда вы освободитесь, – предложила библиотекарша.

Александр кивнул, но соглашаться не хотел, ведь говорить с этой легкомысленной дамой у него не было желания. Ему будет неловко во время беседы, ведь в маникюре и в модных тенденциях он ничего не смыслил. Он продолжил искать книги, но теперь его беспокоил больше поиск причины для отказа от предложения. Он совершенно не мог сосредоточиться, поэтому к трём тщательно отобранным, взял ещё четыре другие менее интересные книги. Ему не хотелось возвращаться уже на следующий день, и он задумал на этот раз изучать книги медленнее и выписывать в тетрадь особенно интересные факты и цитаты. Тихонов решил уйти прямо сейчас, чтобы сделать вид, что он куда-то спешит. В самом деле, у него было много дел, нужно было поесть, изучить книги и уделить время заданию длиною в год, о котором он не забывал ни на секунду. Но как только вспоминал, мысли его путались, и он не знал даже с чего начать.

Подойдя к стойке, он тут же протараторил:

— К моему глубокому сожалению, я вынужден отказаться от вашего предложения. Я уже опаздываю, у меня много дел.

— Очень жаль, Сашенька, но я вас понимаю. Наверняка вы очень занятой человек. Давайте тогда сделаем, как в прошлый раз. Вы берите книги, а запишу я их, когда принесёте. Пусть это будет наша традиция! – воскликнула с радостью Лида и поправила квадратные очки.

— Хорошо. До свидания.

— Всего вам хорошего. Буду вас ждать! – опять по привычке Лида не сдержалась и повысила тон.

Это нисколько не смутило Александра, и он был рад, что легко смог отказаться от предложения и избежал длительных споров, в которых он был не мастер. А также он теперь не чувствовал никакого неприятного осадка от посещения библиотеки, а был рад полученным новым книгам. Хотя и был уверен, что если Лиду немного поругало начальство, и она стала спокойней, то скоро вновь начнёт себя вести как раньше. Какие-то претензии и замечания не в силах изменить натуру человека.

Прошла неделя, Тихонов решил читать и выписывать интересные моменты из одной книги в день, а оставшееся время перед сном посвящал заданию. Он перестал его бояться и подошёл к его выполнению со всей серьёзностью. Он подумал раз на это ему дали целый год, значит задание не такое уж и простое. Саша чертил разные таблицы, составлял какие-то графики. Хоть ему и не хватало нужных данных конкретно о людях, которые будут выносить решение, он старался ссылаться на общую психологию людей. Две книги, которые он случайно выбрал, как раз были посвящены этой науке и он решил, что завтра, когда он пойдёт в библиотеку, уделит особое внимания книгам о психологии людей. Это теперь его интересовало больше, чем история и опыты. Он совсем забыл о Лиде, как о проблеме и уже не волновался перед встречей, он был уверен, что легко от неё сможет отвязаться и заниматься своим делом в удовольствие.

На следующий день после работы он, как и планировал, пошёл в библиотеку. На этот раз Лида его встретила счастливыми криками:

— Сашенька, здравствуйте! Как же долго вас не было, я заждалась. Вы, наверное, были очень заняты, и у вас не хватало времени на книги? Я каждый день приносила печенье и вкусный кофе, а сегодня как назло забыла! – закончила с досадой она.

— Здравствуйте, ничего страшного, я здесь не за этим, – строго ответил Саша, но в душе почувствовал что-то приятное. Последний раз ждала и беспокоилась о нём только мама, и он давно уже забыл, что это за ощущение.

— Да конечно, доставайте книги, я всё запишу, – немного с обидой сказала Лида.

Александру стало неловко, и он не знал, что сказать. Ведь он думал, что малейшее одобрение её странных порывов, может вызвать тот самый небывалый поток информации, который она не могла остановить в первый день.

 — Ну чего же вы встали, можете идти в зал и выбирать новые книжки, – ничуть не смягчившись, сказала рыжая дама.

Тихонов подумал, что это даже к лучшему, если она обиделась, то вряд ли продолжит с ним неформальное общение. Этого он и добивался. В идеале будет, если она ещё будет называть его Александр Анатольевич.

Раньше он никогда особо не интересовался психологией и считал её даже псевдонаукой. Но книги, которые попались ему в руки, вызвали интерес. Он узнал много нового и не хотел на этом останавливаться. Находя книги известнейших психологов, он радовался как ребёнок, ведь было не просто отыскать их среди книг, разложенных по цветам. Он насобирал аж десять книг и отправился к Лидии Васильевне.

— Пока вы искали книги, я сходила за печеньем. Сейчас я согрею воду, и мы попьём с вами чай, как вы и обещали, – неожиданно сказала она.

— Ничего я вам не обещал, – ответил растерянный Александр.

— Даже не вздумайте спорить. Невежливо отказывать даме, тем более, такой как я.

— Хорошо, – ответил, загнанный в угол Тихонов. – Но только ненадолго, я тороплюсь.

— Вас, что жена дома ждёт? – спросила с усмешкой Лида.

— Нет, я холост. А что других дел не может быть у человека?

— Конечно, могут. Это я так просто спросила, – пытаясь скрыть улыбку, сказала она. – Проходите за столик, угощайтесь печеньем и конфетами, сейчас я налью чай.

Тихонов неохотно, проследовал за стол, общаться с ней он по-прежнему не хотел. Но угощенью был рад, уже проголодался.

— Сколько вам ложек сахара?

— Две. Две с половиной, – ответил он, вновь удивившись, что кто-то интересуется его предпочтениями.

— Итак, Сашенька, рассказывайте, где вы работаете, чем занимаетесь? – спросила Лида, ставя на стол две кружки чая.

У него встал в горле ком и все приятные ощущения улетучились. У него была самая неинтересная жизнь, от которой недавно он даже хотел отказаться. Делиться ему этим совсем не хотелось.

— В архиве, – отрезал он.

— Боже, как интересно! – воскликнула Лида. – Наверное, очень сложная и ответственная работа. Работать с документами намного тяжелее, чем с книгами. Как вам ещё удаётся находить время и силы на книги?

— Да, это верно, но с годами привыкаешь, – ответил гордо Александр. Ему было лестно слышать такие высказывания о работе, которую он сам считал далеко не самой лучшей.

— И давно вы там работаете?

— Десять лет.

— Ничего себе, а мне только мечтать о стабильной работе. Знаете, я сменила десятки работ, но меня никак не может устроить и график и зарплата, напасть какая-то. В детстве я мечтала стать артисткой, но не сложилось. Вот теперь приходиться довольствоваться этим. Надеюсь, хоть здесь задержусь.

Тихонов не знал, как поддержать беседу, поэтому пил чай и закусывал печеньем. Он быстро допил его весь и поставил на стол.

— У вас закончился чай, налить вам ещё? – любезно спросила Лида.

— Нет, спасибо, мне уже пора идти.

— Ну да, понимаю. Спасибо за приятную компанию. Книжечки я ваши запишу, как обычно, когда их будете возвращать. Надеюсь, что вы их быстро прочитаете.

— И вам спасибо. Всего хорошего.

— До встречи, Сашенька.

Когда он вышел из библиотеки, то был просто ошеломлён. Ему, как ни странно тоже было приятно посидеть с Лидой и попить чай. Внутри него был диссонанс оттого, что совсем недавно он с дрожью думал о встрече с ней, а теперь работница библиотеки ему казалось очень даже приятной женщиной. Его настроение было хорошим и ощущение значимости для кого-то было очень даже приятным. Впервые за много лет он слегка улыбнулся и отправился домой.

Спустя несколько дней Саша составил три чётких графика и работал над диаграммами. Он поставил для себя задачу проанализировать все возможные психотипы людей и их количество. Это были весьма неточные предположения, но ему необходимо было на что-то опираться. Теперь он посвящал этому заданию большую часть времени, ведь от него зависело всё. Книги служили только для помощи в этом, и читал он их крайне медленно, обдумывая каждую главу.

Прошло десять дней. И этот воскресный вечер отличался от предыдущих. Александр составил черновой вариант того самого текста, от которого зависела его жизнь. Он был в нём не совсем уверен, но пока это было лучшее, что он мог придумать. Он переписал его на белые листы чёрной гелиевой ручкой и готовился прочитать, попробовав воспринять его как зритель. Но вдруг его отвлёк звук смс сообщения на его старом кнопочном телефоне. Это мог быть сотовый оператор, разный спам или уведомление из банка о зарплате. Тихонов знал, что зарплата только через неделю, поэтому ничего интересного там быть не могло. Но по своей природе он всегда наводил порядок, в том числе в телефоне. Его раздражали не  открытые уведомления, которые высвечивались на экране. Поэтому он отложил листы с текстом и взял телефон.

«Здравствуйте, Сашенька, как у вас дела?» — прочитал он, когда открыл смс. Он был шокирован сообщением, но сразу понял от кого оно. Сашенькой его называет только Лидия Васильевна и у неё есть доступ к личным данным Александра, там она и взяла его телефон. Тот факт, что Лида воспользовалась положением и пренебрегла профессиональной этикой, взмутил Тихонова. Поэтому он не стал ничего отвечать и отложил телефон. Взяв листы, он приготовился прочесть свой текст. Только он покряхтев, настроил голос, как услышал вновь короткий звонок телефона.

«Вас уже давно не было в библиотеке, у вас всё хорошо?» — показалось на экране телефона следующее сообщение от Лиды. Александр был просто обескуражен. По правилам библиотеки книги выдаются на месяц, а прошло всего десять дней. Он хотел было сообщить об этом в сообщении, но остановился. Ему казалось, что если он начнёт диалог, то тем самым поощрит её бестактность. Поэтому он проигнорировал и это сообщение, в надежде, что это поможет избежать неприятного разговора. Он ей ничего не должен. Книги он всегда возвращает вовремя, а то, что Лида не записала их, это её упущение.

Негодуя про себя, он положил телефон в тумбочку и вернулся к своему делу. Громко и выразительно он прочитал свой текст, но у него не получилось оценить его. Саша никак не мог поставить себя на место других людей, ведь он никогда не жил нормальной жизнью. Ещё он никак не мог выбросить из головы неожиданные сообщения. Он тоже не знал, как на них реагировать, поэтому по привычке отнёсся к ним плохо. Тем более причину для этого ему не пришлось искать. Лида вторгалась в его жизнь, и он считал это наглостью. Тихонов приготовился ко сну. Он лежал, хмурил брови и боролся с желанием ответить. Наконец его злобные гримасы сменились непроизвольной улыбкой, и он заснул.

Первое мая по определению не может быть печальным днём, даже у самых одиноких людей. Природа окончательно ожила, солнце стало припекать сильнее и одежды становилось меньше. Это конечно не было причинами, чтобы спокойно жить и наслаждаться жизнью для Александра, но суицидальное настроение явно утихало в это время. Он понимал, что это ненадолго, но теперь его это не волновало. У него была цель.

Рано утром он собрался и пошёл в парк. По дороге он зашёл в магазин и купил семечки. Первого мая у всех был выходной и в этот день Саша всегда шёл в парк кормить голубей и наблюдать за людьми. В этот раз это было особенно интересно, ведь теперь люди его интересовали можно сказать с профессиональной точки зрения. Ему нужно было проанализировать поведение и ход мыслей как можно большего их количества.

Сидя на скамейке, не глядя он кидал на землю семена, а голуби довольно ворковали. Под эти приятные звуки он смотрел на людей, посетивших сегодня парк. Их было много, но взгляд он не мог оторвать от одной семьи. Молодые родители и их маленькая дочка расположились на траве и организовали пикник. Они смеялись и играли, их лица сияли. Выглядело это всё будто кадр из фильма и им вот вот скажут «Стоп, снято!». Эту категорию людей Александр даже не рассматривал, но ведь в зале может оказаться любой. Неважно, ведь их никто не снимает, они на самом деле счастливы. А значит достаточно им услышать, что человек просто хочет быть счастливым и они не останутся равнодушными.

Следующие на кого Тихонов посмотрел, были пожилые люди, которые, как и он сидели на лавочке и никуда не спешили. Они уже никуда не опоздают. У них нет выбора, они поневоле близки к смерти. Они ограничены во всём, в деньгах, в движении, в возможностях. Некоторые из-за этого злятся, но есть те, кто смирился. Если старички и будут присутствовать в зале, то их уговаривать, тоже не придётся.

Далее он обратил внимание на подростков. Здесь всё намного сложнее. Нет более жестоких потерянных в мире существ. Их максимализм ими просто овладевает и не даёт возможности на стабильное существование. Они либо страдают, либо наслаждаются и потом страдают. Неустойчивая психика порядком усложняет им жизнь. Поэтому это самая сложная группа людей. Александр предположил, что их будет большинство, ведь они постоянные пользователи интернета, а именно там будет проходить отбор. Тихонов долго наблюдал за этими незрелыми юношами и девочками и пытался их понять. Агрессия, стыд, влюблённость и как ни странно одиночество. Среди них много изгоев. Они уж точно его поймут.

Саша сидел там ещё долго и вглядывался в каждого человека. Все были разные, и он пришёл к выводу, что ориентироваться на каждого невозможно. Наверное, стоит присмотреться только к одному человеку. К себе самому. Сказать всё как есть, сказать правду. Осталось сформулировать всё и рассчитать на семь минут.

К вечеру Александр уже замёрз, всё-таки погода была ещё не летняя. И изрядно проголодался. Он пошёл домой и собирался после ужина сделать наброски текста, а после, если останется немного времени, почитать оставшиеся книги. Почитать просто для удовольствия, теперь он не видел смысла в изучении психологических особенностей людей.

Когда он пришёл, то принялся готовить себе еду. Выбрал самое простое и быстрое – сварить макароны. Он дождался, когда вода закипит, бросил туда спагетти и накрыл крышкой. Отвлекаясь на книгу, он периодически помешивал их и проверял готовность. Он был очень голоден и не мог дождаться, когда блюдо будет готово.

Вдруг позвонили в дверь. У Саши даже ложка из руки выпала от неожиданности.  Не считая Георгия Викторовича, последний раз к нему в дверь звонили соседи, и это было несколько месяцев назад. Они попросили в долг денег, но Тиханов быстро определил их пристрастие к алкоголю и отказал им в просьбе. После этого неожиданных гостей не было. Он подумал, что те самые соседи решили повторить попытку занять средства и настроился решительно на отрицательный ответ. Он положил на стол книгу, подошёл к двери и посмотрел в глазок.

Рыжеволосая дама в розовом костюме трясла каким-то пакетом и улыбалась. Это была та самая Лидия Васильевна. Это уже переходит все границы — подумал Александр. Он твёрдо решил не открывать, ведь она не имеет право врываться к нему домой. Её же потом не выгонишь, да и зачем она вообще пожаловала – думал он. Внезапно макароны, от которых он отвлёкся, закипели так сильно, что крышка упала на пол.

— Я слышу, что вы дома, Сашенька. Открывайте, у меня для вас кое- что есть! – послышался громкий голос Лиды из-за двери.

Просто безумие какое-то! – думал Тихонов. Видимо эта женщина уходить не собиралась. Она не из тех, кто просто сдастся. Нужно дать отпор! Или лучше притвориться больным? Отличная идея – подумал он и пошёл в комнату укутаться одеялом. По дороге к двери он растёр им нос, чтобы тот казался красным. Постаравшись сделать голос хриплым, он решился открыть дверь.

— Добрый вечер, – просипел он.

— Здравствуйте, Сашенька, вы, что уже спали? Или вы заболели?

— Да, неважно себя чувствую, думаю у меня температура.

— Бедненький, давайте скорее лечиться! – выкрикнула Лида и прошмыгнула в квартиру.

Тихонов растерялся и не успел никак этому помешать. Он смог только робко сказать:

— Честно говоря, я не ждал гостей и хотел бы полежать.

— Обязательно полежите, но сначала вам нужен чай с лимоном и мёдом. У вас это есть?

— Мне кажется, нет…

— Как же так, Сашенька? Это необходимые продукты при простуде! А, что это у вас здесь? Макароны?

— Да, полагаю, они уже переварились, – с досадой сказал голодный Тиханов.

— Ну и хорошо! Я вам принесла пирог с картошкой и мясом. Сама весь день готовила, пальчики оближешь! – сказала она и достала из пакета большой и ароматный свёрток.

— Да что вы, не стоило…

— Давайте так, вы садитесь, и поешьте пока мой пирог, а я сбегаю в магазин и аптеку.

Он был ошеломлён всем происходящим, но был настолько голоден, что ни о чём другом кроме еды, думать не мог. А этот вкусный пирог просто манил его своим ароматом, поэтому он не задумываясь, ответил:

— Хорошо, спасибо.

Лида сразу же отправилась в магазин, а Саша принялся лакомиться угощеньем. Последний раз для него что-то подобное готовила мама, и это было уже давно.  Пирог оказался безумно вкусным и к моменту возвращения Лидии Васильевны, он съел практически половину.

— Ого, а у вас неплохой аппетит для больного! Понравилось?

— Да, очень вкусно.

— Я рада, – расплылась в улыбке она. – Теперь идите в постель, сейчас я вам приготовлю лечебный чай.

Александр молча повиновался, и сопротивляться ему казалось уже невежливым. Он прилёг и взял книгу в руки, пытаясь сосредоточиться на чтении. Через несколько минут Лида вошла в комнату с подносом, на котором был чай и какие-то лекарства.

— Вот, это быстро вас поставит на ноги. Пейте небольшими глотками.

— Спасибо, не стоило так хлопотать, мне неудобно.

— Глупости! Мне приятно вам помочь, Сашенька. Я так расстроилась, что вы не приходили в библиотеку и даже не отвечали на сообщения, а теперь я рада, что смогла что-то сделать для вас. Я понимаю, что порой бываю немного навязчива, но, поверьте, это только из лучших побуждений.

— Ничего, всё в порядке, – продолжал смущаться Тихонов.

— Что ж не буду вам мешать. Читайте в своё удовольствие, соблюдайте постельный режим и поскорей выздоравливайте! Буду вас ждать, – сказала Лида, надела пальто и прошла к выходу.

— Премного благодарен, – сказал ей в след он.

Когда дверь захлопнулась, Александр, встал с кровати, чтобы закрыть её. По дороге в гостиную, он зашёл на кухню и съел ещё кусочек вкуснейшего пирога. Испорченные макароны выкинул, лекарства тоже вылил, ведь он не был болен. Ему было немного стыдно за этот обман, ведь Лида оказалась довольно приятной женщиной. Он не хотел думать об этом вечере, у него в голове трудно было изменить сложившийся образ человека. Но всё же иногда, когда он читал книгу, на время уходил в себя и обдумывал произошедшее. Ничего плохого он не мог в этом увидеть, поэтому невольно слегка улыбался и возвращался к сути произведения.

Следующий день для Александра начался совершенно необычно. Его разбудил не будильник, а сообщение от Лиды:

«С добрым утром, Сашенька!»

Такого он не слышал даже от мамы, поэтому не знал, как реагировать. Не успел он проанализировать вчерашнюю ситуацию, как возникла новая. Он, конечно, был благодарен за пирог и проявленную Лидой заботу, но его пугало такое внимание. И дело даже не в Саше, всех пугает новое и неизведанное.

Он проигнорировал это сообщение и стал размышлять. С такой самооценкой как у него он боялся даже думать о причинах вызывающих желание заботиться и интересоваться им. Поэтому он размышлял на тему этого сообщения. Что люди хотят сказать этим? Они констатируют факт, что утро доброе? Хотя откуда им знать какое оно? Или они тем самым хотят сделать его таковым? Но как одно сообщение может изменить отношение к этому самому утру и сделать его добрым? Это просто бессмысленно – умозаключил Александр.

На завтрак он снова насладился остатками пирога, и от этого его утро стало действительно добрее. С собой на работу он взял две книги. Под пенье птиц и тепло майского солнца он шёл на работу и был непривычно спокоен. Суицидальные мысли его перестали посещать, хоть он и знал, что на время. К весне и лету он относился как к некому обману, который подаёт надежду на нормальную жизнь, но с приходом первых жёлтых листьев, она с треском разрушается.

Рабочий день пролетел незаметно, Саша пришёл домой, поел и продолжил читать. Он решил, что неплохо было бы в выходной, взять книгу в парк и почитать на свежем воздухе. Только вот до выходных было ещё два дня, а книги заканчивались. Только он об этом подумал, как вновь услышал звук сообщения:

«Сашенька, как вы себя чувствуете?» — поинтересовалась Лида.

Он уже не испытал такого удивления, но почувствовал волнение, ведь на это сообщение ему придётся ответить. Хотя бы, потому что он чувствовал себя обязанным перед ней. Тиханов даже и не помнил, когда набирал последний раз сообщение. Поэтому провозился приличное количество времени, прежде чем ему удалось написать:

— Иду на поправку, спасибо.

— Очень рада это слышать, выздоравливайте, Сашенька. – пришёл ответ буквально через минуту. Видимо у Лидии Васильевны опыта в телефонных переписках было больше.

Тиханов решил, что постарается прочитать оставшиеся книги завтра и через день придёт в библиотеку. Он вернёт все книги и возьмёт новые, а ещё поблагодарит Лиду за пирог, уж очень он был вкусный. С этими мыслями он с ещё большим энтузиазмом продолжил читать, чтобы успеть сделать всё, так как он запланировал.

Пятница для всех особенный день. Люди радуются концу рабочей недели и началу выходных. Для Александра он был самым обыкновенным и даже немного хуже остальных, ведь выходные для него – это целое испытание. Но сегодня он был рад этому дню. Даже не смотря на то, что испытывал волнение перед посещением библиотеки. Он, как и планировал, прочитал все книги в срок.  И аккуратно сложив их в пакет, понёс возвращать.

Первое, что бросилось ему в глаза, когда он зашёл в библиотеку, это, конечно же, Лидия Васильевна. Он обратил внимание, как она изменилась. Её пышная причёска была красиво уложена, и на ней было надето платье не яркого кислотного цвета, а персикового. Когда он подошёл ближе, то увидел, что туфли всё же были ярко оранжевого цвета и в цвет ногтей. Также был довольно яркий макияж в той же цветовой гамме, что и её наряд. Первый раз в жизни Тиханов уделил такое пристальное внимание деталям женского образа. Он заметил, что выглядела Лида приятней, чем обычно. Но сказать об этом он бы не решился.

— Здравствуйте, Сашенька, – расплылась в улыбке Лидия Васильевна. – Я вас ждала. Вы выздоровели?

— Добрый день. Да, я уже вполне здоров, – сдержанно ответил он.

— Это замечательно. Выглядите намного лучше, – сказала она, кокетливо улыбнувшись.

Александр смущённо опустил глаза в пол и вспомнил про свой пакет. Он поднял его и начал выкладывать на стол книги.

— Ах да, мне нужно записать всё это в ваш формуляр,  – опомнилась она. – Желаете ещё что-нибудь взять?

— Да, непременно.

— Тогда проходите в зал, – уже без улыбки, бросила Лида.

— Спасибо, – попытался быть хоть немного вежливым Тиханов.

Он стал переживать, что его полностью оковало смущение,  и он не смог сказать, что хотел. Эта женщина проявила небывалую заботу и угостила его вкуснейшим пирогом. Он просто обязан поблагодарить её за это. Саша понял, что не сможет сосредоточиться на книгах, пока его гложет стыд. Он делал вид, что разглядывает книги, а сам собирался с мыслями. Прошло пять минут и ему удалось в глубине своего характера наскрести крупицу смелости, и он отправился к Лидии Васильевне.

— Я хотел вам сказать… — начал Тиханов.

— Что-то случилось? – настороженно спросила она.

— Я хотел вас ещё раз поблагодарить за пирог. Он был очень вкусный, – выдавил он.

— Ой, Сашенька, спасибо, – расцвела она снова в улыбке. – Давно я не слышала похвалы о моих кулинарных талантах. Готовить я очень люблю.

Саша был удивлён, в какой восторг она пришла от одних его слов. Он почувствовал себя смелее и решил добавить к сказанному:

— Ещё вы сегодня потрясающе выглядите, – он отвёл глаза и почувствовал, как его щёки стали нагреваться и покрылись румянцем.

— Сашенька, дорогой, вы даже не представляете, насколько приятно слышать от вас такие приятные слова! – сказала Лида, широко улыбаясь. – У меня есть идея. Что если нам с вами завтра прогуляться в парке, поболтать? Покормим птиц, подышим свежим воздухом! Что скажите?

Александр как обычно от неожиданности впал в ступор. Стараясь быстро проанализировать ситуацию, он понял, что сам спровоцировал это предложение. Нужно быстро было отвечать, а чтобы придумать отговорку нужно время. Теперь уже никуда не деться.

— Хорошо, – сдался он.

— Прекрасно! Во сколько вам удобно?

— Давайте в обед.

— Договорились, – сменила Лида широкую улыбку снова на кокетливую. – Вы выбрали книги?

— Ещё нет.

— Тогда идите, выбирайте, Сашенька. Мне ещё нужно записать ваши прочитанные.

Тиханов пытался сосредоточиться на книгах, но постоянно отвлекался. Он испытывал волнение, перед завтрашней встречей и жалел о том, что согласился. Одно дело видеться в библиотеке, когда он в любой момент, может уйти. Сосредоточиться так не получилось, поэтому он взял три книги, на интересующею его тематику и прошёл к стойке. Лида была занята его формуляром, и он её отвлёк:

— Я выбрал нужные мне три книги, сейчас мне нужно идти, я уже опаздываю – пробормотал он.

— Хорошо, Сашенька. До скорой встречи. Завтра я вам позвоню, и мы обсудим всё подробнее, – спокойно сказала Лидия Васильевна и мило улыбнулась.

— Всего доброго.

Уже к вечеру волнение овладело им полностью, и он не знал, что делать. Он не мог читать книги, а только думал о завтрашней встрече. В себе как в хорошем собеседнике он был совершенно не уверен и даже как слушатель он никуда не годился. Поддержать беседу ему явно не удастся. А если Лида будет задавать вопросы о его жизни, он не сможет ответить ни на один из них. Он стыдился своей жизни и считал её крайне неинтересной.

Ночью он не мог заснуть, а если ему это и удавалось, то он через некоторое время опять просыпался. Он обдумывал уже не то о чём ему поговорить с Лидой, а хотел найти причину избежать этой встречи. Он жалел, что самую лёгкую отговорку уже использовал и повторно заболеть не мог. Под утро он перебрал все возможные причины, но ничего удачного так не нашёл. Измотанный своими терзаниями, он всё-таки уснул.

Проснуться почти к одиннадцати было для Саши совершенно не свойственно. Как только он открыл глаза, то увидел смс от Лиды:

«Доброе утро, Сашенька! Как спалось?»

Тихонова обдало холодным потом. Во-первых, он сразу вспомнил о сегодняшней встрече, которой очень боялся.  Во-вторых, сообщение пришло ещё в восемь утра, теперь Лида решит, что он любитель поспать, а это было не так. В любом случае нужно было как можно скорее ответить.

Как и в первый раз Саше пришлось изрядно попотеть, чтобы вылавливая каждую букву на допотопном телефоне написать текст:

«Здравствуйте, я уже давно проснулся и был занят, сообщение увидел только сейчас».

Пришлось соврать, потому что просыпаться так поздно было ему абсолютно не свойственно. Да и к тому же виной этому была Лида. Он всю ночь переживал из-за этой встречи. Вернее думал, как её избежать. Хоть он и не нашёл никакой причины отказа, решил, что просто скажет, что не сможет пойти, объяснять он ничего не обязан. Только он приготовился это написать вслед за первой смс, как услышал ещё один короткий звонок на телефоне.

«Сашенька, надеюсь, вы не забыли о встрече. Сегодня прекрасная погода и я решила прогуляться до вашего дома. Буду у вас ровно в 13:00».

Александр пожалел, что не успел написать первым, и теперь ему казалось, что он не уже не сможет отвертеться. Он с ужасом взглянул на часы и увидел, что почти 12. Саша ещё даже не завтракал, костюм был не глажен, да и морально он был не готов. Паника и страх охватили его, и он не знал куда деться. Трясущимися руками он готовил себе завтрак и пытался хоть как-то простроить в голове предстоящую беседу. Он даже не знал, что спросить у Лиды и понял, что это ещё больше нагоняет на него страх. Стараясь абстрагироваться, он поел, затем потом пошёл гладить пиджак, брюки и рубашку.

Он оделся, сел на край дивана и то и дело посматривал на часы в ожидании Лиды. Его голову атаковывали разные мысли, которые только усиливали волнение и неуверенность. Время тянулось крайне медленно и, в конце концов, он подумал, что дверь вообще открывать не стоит, не будет же она вламываться в его дом.

В эту же минуту раздался звонок в дверь. У Тиханова сердце ушло в пятки. Его нервная система так активизировалась, что сидеть было невозможно. Он соскочил и начал метаться из стороны в сторону. Очевидно было то, что не открывать дверь бессмысленно, Лидия Васильевна никуда не уйдёт. Раздался второй звонок и тут Саша понял, что нужно как можно скорее открывать. Иначе станет ясно, что он боится этой встречи.

— Добрый день, – сказал он и попытался натянуть улыбку.

— Здравствуйте, Сашенька. Очень рада вас видеть, – ответила она, мило улыбнувшись. – Это вам.

Она протянула ему пакет. Александр даже не успел спросить что это, сразу уловил запах пирога. Того самого пирога с картошкой и мясом. Когда он открыл пакет, то убедился, что его обоняние не ошиблось. Напряжение немного спало, и улыбнулся он теперь совершенно искренне.

— Благодарю вас.

— Не стоит, Сашенька, я очень люблю готовить, но, к сожалению, мне некого радовать своими блюдами.

Пока она говорила, Тиханов в очередной раз обратил внимание на её внешний вид. Её рыжие волосы были уложены на один бок, маникюр и туфли остались те же, а сверху был белый плащ. Ему на секунду даже стало интересно, в каком она сегодня платье.

 — Ну что же мы стоим, идёмте скорее в парк, погода просто чудесная! – отвлекла его Лида от мыслей.

— Хорошо, – ответил незамедлительно Саша и накинул лёгкое пальто.

Пока они молча спускались по лестнице, его волнение вновь возрастало. Он боялся личных вопросов, и задавать таковые стеснялся. Ещё корил себя за то, что не продумал не одной темы для разговора.

— Весна самое прекрасное время года, всё вокруг оживает… — начала Лида. – Одна только погода служит поводом для радости. Даже дышать как то легче.

— Согласен.

— В это время года лично у меня случались все лучшие события. Оно какое-то волшебное, – задумчиво сказала она.

— Какие события? – спросил Саша и тут же смутился, подумав, что вероятно это личная информация.

— Самые разные. Конечно, большинство из них связанны с влюблённостью. Но как вы можете заметить, это не увенчалось успехом. Но это ведь неважно, главное, что в те моменты я была счастлива. Ещё однажды я устроилась работать помощницей модельера. Я неплохо шью, разбираюсь в моде и считаю, что обладаю уникальным вкусом на вещи. Всю жизнь я хотела быть дизайнером одежды и создать свой бренд, но, к сожалению, не получилось. Зато я смогла прикоснуться к этому делу, и была счастлива. Правда потом это дело не пошло и вскоре закрылось. Тогда был какой-то кризис, и он отобрал у меня мечту, – она слегка посмеялась. – Но я всё же рада, что это было в моей жизни, как раз в это прекрасное время года.

Они медленно шли по тротуару в парк, и приятная погода действовала благотворно. Александр стал спокойнее, и ему уже не хотелось сбежать. Его неспособность поддержать беседу делала его хорошим слушателем. А болтушка вроде Лидии Васильевны именно в этом и нуждалась.

— Я взяла с собой семечки. У меня всегда дома лежит пакет сырых семечек, мне нравится их самой жарить. А голуби предпочитают больше сырые. Я люблю приходить в парк и кормить их, это успокаивает меня. Давайте присядем на скамейку и угостим птиц, как вам такая идея?

— Превосходная идея, – ответил Тихонов, пытаясь скрыть улыбку.

Ему хотелось даже закричать о том, что он тоже любит это делать, но как обычно стеснялся. Он был так рад, что не одинок в этом, ведь он редко заставал людей, кормящих голубей. Это был негласный признак одиночества, которое составляло всю его жизнь и, которое заставляло его решиться на смерть.

— Какой же красивый этот парк! – воскликнула Лида, протягивая ему горсть семечек. – Какая чудесная архитектура, сочетающаяся с прудом и деревьями.

— Этот проект был создан ещё в 1861 году, – вдруг вырвалось у Александра.

— Правда? А расскажите подробнее об этом? Вы же читали все эти исторические книги. Должно быть, вы теперь обладаете особенной и даже секретной информацией.

— Конечно, секретной — это слишком громко сказано, — засмущался он, снова пытаясь скрыть улыбку. – Но кое-что я об этом знаю.

— Я с удовольствием послушаю.

И он начал рассказывать всё, что когда то прочитал об этом месте. Лида слушала его, старательно пытаясь уловить суть. Иногда она делала удивлённые глаза и открывала рот. Были моменты, когда она даже смеялась над какими-то фактами и Саша в ответ тоже улыбался. Лида настолько заинтересовалась историей, что просила его рассказать больше. И он не стал останавливаться и рассказал всё то, что он знал о городе. Лида иногда делилась тем, что ей случайно стало известно о тех или иных местах. И Александр удивлялся новой информации, которой не было в книгах, не меньше чем она.

Под вечер семечки закончились, и уже стало прохладно. Но они этого не замечали, ведь были увлечены разговором. Саша не просто больше не испытывал беспокойства, ему никогда не было так спокойно и радостно.

— Вы столько всего знаете, Сашенька! Мне безумно интересно вас слушать.

— Спасибо.

— Жалко, что время пролетело так быстро, пора возвращаться домой. Проводите меня?

— Да, конечно.

Они продолжали говорить об улице, по которой шли минут десять. Вдруг Лида сказала, что они пришли. Оказалось, что жили они недалеко друг от друга.

— Мне было очень приятно провести с вами день, Сашенька.

— Мне тоже.

— Надеюсь, на скорую встречу. Не забудьте отведать пирог! – сказала она и направилась к двери.

— Всего хорошего, – ответил он с улыбкой, которую уже не старался скрыть.

Он так обрадовался, когда вспомнил о пироге, что чуть ли не вприпрыжку отправился домой. Когда пришёл, тут же согрел чай и сел за стол. Пирог, казалось, был ещё вкуснее, и он был просто счастлив. Пока ел, думал о том, что глупо было бояться этой встречи. А ещё глупее было считать Лидию Васильевну неприятной и легкомысленной. Она оказалась совсем другой. И этот день был просто замечательным благодаря ей. Тиханов не мог припомнить, когда последний раз так радовался, наверное, это было ещё в юности.

Это утро воскресенья останется у Саши в памяти надолго. Ведь лучшие моменты мы пытаемся хранить вечно, особенно когда они так редко бывают в нашей жизни. Его утро началось с сообщения от Лиды:

«Доброе утро, Сашенька! Хорошего дня».

Он удивился, как теперь Лидино сообщение на него подействовало. Ему было так приятно, что первый раз в жизни свой день он начал с улыбки. Ему хотелось благодарить её за это, но решился он только на ответ:

«Доброе утро».

И то для него это было победой. Маленькой победой над своим страхом. Лида словно меняла его и он не понимал как такое возможно. Тиханов был уверен, что обречён на страдание. А теперь ему не удавалось убрать с лица улыбку. Он словно окрылённый этим новым чувством поднялся с кровати, умылся и пошёл завтракать. Пирог с чаем сделали его настроение ещё лучше, и теперь он просто светился от счастья.

Так как Саша привык анализировать, он попытался разложить по полочкам сложившиеся обстоятельства. Александр обдумывал, почему ему сначала не понравилась Лидия Васильевна, и почему он не замечал её хорошие намерения. Вывод был один – он боялся вступать в контакт с людьми, потому что был уверен, что им не понравится. Тиханов даже представить не мог, что им кто-то может заинтересоваться. Ведь вокруг было полно более привлекательных людей, чем он. И когда Лида обратила внимание на него, он подумал, что она либо неадекватная, либо решила его использовать или же просто издевается. Отсюда недоверие и негативное к ней отношение. Но оказалось, что она простая и одинокая женщина, как и он сам, только в меньшей степени. Одинока именно на этом этапе жизни.

«Спасибо вам за вечер. Мне было очень приятно провести его с вами».

Сообщение от Лиды отвлекло Сашу от анализа, и он тут же потерял ход мысли и начал формулировать ответ.

«Ваша компания мне так же была по душе».

Ответил он, спустя несколько минут, отметив, что уже намного быстрее стал набирать текс сообщения.

«В таком случае не хотели бы вы прийти сегодня ко мне в гости на ужин»?

Пришла очередная смс буквально через минуту. Александр подумал это, что до Лиды по скорости набора текста ему ещё далеко. Следом его вновь посетила тревога. Он боялся испортить впечатление о вчерашнем вечере вообще в целом о себе. Поэтому он решил отказаться, чтобы выиграть время. Ему нужно было научиться хоть какому-то цивилизованному отношению к женщинам. Выяснить, что им нравится и что является хорошим, а что дурным тоном.

«К сожалению, я сегодня занят»

Ответил он и собрался пойти в магазин. В книжный магазин с современным товаром. Тиханов был уверен, что в библиотеке он не найдёт нужной литературы по интересующей его тематике. Да и в там ему не получится взять что-то подобное по очевидным причинам.

«Понимаю. Очень жаль».

Ответила Лида и поставила в конце несколько грустных смайликов. Это вызвало у Саши чувство вины, но он быстро оправдал себя тем, что старается ей во благо.

 В магазине он наткнулся на целый стеллаж, посвящённый мужскому поведению в обществе женщины. Там были и книжки по пикапу – этот  термин был не знаком Саше, но по содержанию он быстро понял, о чём там  речь. Так же было огромное множество литературы о сексе и о каких-то секретных советах для мужчин. Ему было интересно узнать, что это за секреты, но заглянуть туда он постеснялся, не говоря уж о том, чтобы их купить.

Так же как и в библиотеке, Тиханов провёл в магазине пару часов, тщательно подбирая похожий материал. В конце концов, он выбрал два сборника: «Настоящий джентльмен» и «Что делает мужчину настоящим мужчиной». Они, как и все остальные книги, были недешёвые, но сегодня утром он был по-настоящему счастлив, ради того чтобы ощутить это вновь, ему нужно знать как себя вести. Мать его чаще тратила энергию на осуждение людей, поэтому ей было не до обучения сына манерам.

Дома он, не отрываясь, знакомился с приобретённой литературой и особо интересные моменты перечитывал и подчёркивал. Его поражало, сколько простых и в то же время удивительных вещей он не знал. Конечно, он понимал, что теория это одно, а практика совсем другое. В реальности даже часть этих простых вещей, будет сложно применить. К ночи он почти изучил одну книгу и запланировал на завтра прочитать вторую. А уже через день он решил отправиться в библиотеку, первым заговорить с Лидой и подарить ей цветы. Таков был его план и вдохновлённый новыми полезными знаниями, он отправился спать.

Весь день он не отрывался от второй книги и подчёркивал чуть ли не каждую строчку карандашом. Она оказалась настолько полезная, что после её  прочтения он почувствовал, что теперь обладает такими знаниями, которые позволят ему чувствовать себя куда увереннее. Оставшуюся часть дня и почти половину ночи он прокручивал в голове всё, что он узнал. Некоторые вещи ему казались просто немыслимыми, а предполагаемые эффекты от них поразительными. Ему хотелось как можно скорее убедиться в их правдивости.

На следующий день на работе Саша совершенно не мог сосредоточиться на документах. Он пытался в мельчайших деталях продумать весь диалог с Лидой и самое главное предусмотреть движения. Ведь как оказалось невербальное общение влияет на людей достаточно сильно. А он никогда и не следил за жестами  и мимикой. Точнее старался минимизировать любые движения тела и лица, выражение, которого при общении от этого становилось каменным.

По дороге в библиотеку он, следуя своему плану, зашёл в цветочный магазин. Выбор цветов оказался не так уж и прост, Тиханов даже и не знал о таком количестве их разновидностей. Но как только он обратил внимание на цену букетов, то тут же сократил количество вариантов. Они оказались для него просто неприлично дорогими! А учитывая, что простоят в вазе считаные дни, было совершенно не понятно, откуда взялась эта ценовая политика. Возможно, это был просто дорогой магазин, но по пути ему встретился только он. В общем, выбирать пришлось из самых простых цветов. Он купил три гвоздики кремового цвета и опытный флорист ловкими движениями упаковал их в плёнку. Выглядели они довольно мило и даже сочетались по цвету с рубашкой Александра.

Он прокручивал в голове каждую деталь своего поведения и боялся что-то упустить. Настрой был решительный все эти дни, но как только он переступил порог библиотечного здания, вся уверенность куда-то улетучилась. Помимо того, что упорядоченная схема разговора и движения перемешалась, ещё и волнение вызывало сильную дрожь в руках и ногах. Такого он раньше не испытывал и не понимал откуда взялись это ощущения, ведь он всё тщательно продумал.

Когда он шёл по коридору, почувствовал, как волнение добралось до его головы. Он начал думать о том, что Лидия Васильевна возможно и не хочет, чтобы он оказывал ей знаки внимания и ничего такого вовсе не ожидает. Тогда цветы будут абсолютно не к месту, а Саша будет очень глупо выглядеть. Он резко развернулся и пошёл в противоположную сторону. Он искал урну, чтобы избавиться от возможного предмета стыда. Не обнаружив ничего похожего на мусорное ведро, он сунул цветы в обычное для мытья полов. И сразу же поспешил удалиться до прихода уборщицы. Собрав остатки хоть какой-то смелости, Тиханов всё же решил зайти, ведь ему хотелось увидеть Лиду.

Она встретила его улыбкой и как обычно воскликнула:

— Сашенька! Я так рада вас видеть!

— Добрый день, – сказал он с грустью, осознавая, что причин для паники не было, Лида по-прежнему была рада их очередной встрече.

— Почему вы такой печальный? У вас что-то случилось? – заботливо поинтересовалась она.

— Нет, нет, всё в порядке, просто устал на работе, – моментально придумал причину он.

— Ещё бы не устать на такой сложной работе! Присаживайтесь за столик попьём с вами чаю.

Тиханов почувствовал спокойствие, когда увидел, в каком расположение духа Лида, но как бы он не старался вспомнить хоть что-то из книг о правильном мужском поведении, всё было тщетно. Какие уж там жесты и мимика! Все дежурные фразы, которые как гласила книга, действуют безотказно, мгновенно улетучились из его головы. Вместо этого её заполняли мысли о внешнем виде, настроении и эмоциях Лидии Васильевны.

Пока она готовила чай, раскладывала аккуратно печенье в хрустальную чашу, Саша рассматривал её как картину, не отрывая взгляд. Он совершенно забыл о всяких приличиях и даже его стеснение куда-то подевалось. Он положил свой подбородок на ладонь, как на подставку и немного приоткрыв рот, продолжал смотреть.

Лида была одета в лёгкое длинное бирюзовое платье с расклешённым низом. У неё была довольно стройная фигура для её возраста (ей было за тридцать). Поэтому любой наряд смотрелся очень гармонично и даже эффектно. На голове в хаотичном порядке развивались рыжие мелкие кудряшки, которым сегодня она решила дать свободу. Под теми же квадратными очками скрывался лёгкий макияж глаз, а ярким акцентом на лице были губы. Жидкая помада персикового цвета делала их сочными и аппетитными, но вполне естественными. Она словно фея порхала в своих бежевых туфельках и ловко управлялась с чайным сервизом. Александр был очарован и удовольствие, с которым он смотрел на Лиду, скрыть было невозможно.

— Готово, – непривычно мягко сказала она. – О чём думаете, Сашенька? – игриво спросила она, очевидно зная ответ на свой вопрос.

— Да так, о разном, – опешил он и даже не сумел ничего придумать внятного. – Вы сегодня замечательно выглядите, – сам не понимая, каким образом, вымолвил Александр и тут же опустил взгляд, уставившись на кружку.

Он сразу вспомнил главное правило из книги – когда делаешь комплимент даме нужно смотреть ей прямо в глаза и ни в коем случае не направлять взгляд в пол. Он ругал себя за это, но его просто сковывало чувство страха, и он ничего с собой не мог поделать.

— Спасибо, Сашенька! Так приятно слышать это от вас! Вы действительно так считаете? – расцвела Лида.

Только после этих довольных восклицаний Александр не без труда поднял голову и, глядя в её сторону, но не прямо глаза ответил:

— Да, я действительно так считаю.

— Вы тоже сегодня очень привлекательны. Мне нравится ваша рубашка, я очень люблю персиковый цвет, хотя и предпочитаю более яркие оттенки, – сказала она искренне, стараясь уловить бегающий взгляд Тихонова.

— Спасибо, – ответил он, чувствуя, как начинает краснеть от смущения.

Лидия Васильевна не стала продолжать вгонять в краску своего собеседника, проявив себя как мудрая женщина, решила поухаживать за ним. Она налила в кружку чай и даже не спросив, положила сахара столько, сколько нужно, запомнив предпочтения Александра ещё с прошлого чаепития. После этого она налила чай себе и села напротив.

— Я очень ждала нашей встречи, Сашенька. Мне нравится проводить с вами время. Наша прогулка была незабываемой. У меня для вас небольшой сюрприз. Возможно, глупо, что я поспешила и не спросила вас, но я взяла два билета в театр на эту субботу, – сказала Лида и так же опустила смущённо глаза.

— Вы хотите пойти со мной в театр? – спросил вдруг уверенно Саша, расплывшись в улыбке. Сам он бы ещё долго не решился пригласить её куда-либо.

— Да, в 6 часов вечера спектакль «Волки и овцы». Почему-то решила, что вам он может понравиться… Вы свободны в это время? Составите мне компанию?

— Конечно! Непременно! – сам от себя не ожидая воскликнул Саша. Он был в не себя от радости, что Лида даже спектакль выбрала, стараясь основываться на его предпочтениях и не ошиблась. Из всего многообразия театральных пьес, на которые иногда он ходил с мамой, эта ему казалась наиболее концептуальной, хоть и в целом театральное искусство ему было не близко.

— Отлично! Я так рада!

— Спасибо за приглашение, – уже спокойно сказал Саша, снова опустив глаза на чашку чая.

Но в этот раз он сделал вид, как будто просто решил отпить глоток, а не засмущался. Лидия повторила за ним и сказала:

— Угощайтесь, Сашенька, это печенье очень вкусное, хоть и магазинное. Если бы я знала, что вы придёте именно сегодня, то испекла бы его сама и приготовила бы ещё пирог, который вам так нравится.

— Мне следовало вас предупредить, – вздохнул Александр.

Уловив его грустный взгляд, Лида тут же предложила:

— А хотите завтра я для вас что-нибудь приготовлю? Я могу встать пораньше испечь разные виды выпечки. Я обожаю это делать! Проблема в том, что совершенно некому оценить мои старания. В течение дня всё, что я приготовлю, настоится и к вечеру будет ещё вкуснее. Когда я приду с работы, вы могли бы прийти ко мне в гости на ужин. Что скажете?

Саша так обрадовался когда услышал о пироге, что чуть не выкрикнул в ту же секунду: «да, конечно я приду, и буду ждать вас с работы у двери, лишь бы скорее съесть заветное лакомство», но как обычно сдержался. Его желудок быстро уступил управление мыслями беспокойству, для которого у Александра всегда найдётся причина. В этот раз он задумался о том, что не бывал ни у кого в гостях со времён студенчества, а последний удачный  его визит был так и вовсе только в школьные годы. Поэтому он решил взять небольшую паузу и отхлебнул чай. Как обычно перед всем новым ему нужна была подготовка и изучение особенностей поведения и правил приличия. Он понимал, что, во-первых отвечать нужно немедленно, во-вторых ему казалось, что отказывать Лиде будет крайне невежливо и решил, что сможет подготовиться сегодня вечером и завтра днём.

— Да, я с удовольствием приду к вам на ужин, – чётко протараторил он.

— Превосходно! Сегодня же найду свои лучшие рецепты! – широко улыбнувшись, воскликнула дама в бирюзовом платье.

— Спасибо вам за чай, увидимся завтра, – решил Александр отправиться домой и поскорее начать подготовку, не понимая пока каким именно образом.

— А как же книги? – удивилась Лида.

— А книги мне не нужны, я заходил, чтобы повидать вас, – выкрутился Саша.

— Сашенька, как это мило. Мне безумно приятно. До завтра, – краснела и улыбалась она.

— До завтра.

Тиханов даже и не думал, что эта фраза вызовет у неё такие приятные эмоции, но был рад, что хоть чему-то научился из этих книг. Их он и собирался ещё раз перечесть, быть может, он пропустил что-то, какую-то главу, в которой говориться о том, как справляться с волнением. Или как себя вести в гостях. В любом случае полезно будет прочитать советы, которые действительно помогают.

Прозвенел будильник, Саша вскочил с кровати как ошпаренный и обнаружил, что заснул на диване прямо в костюме, перечитывая вторую книгу. Костюм немного помялся, и ему пришлось его снять, чтобы погладить. Затем он принял душ, чтобы прийти в себя и приготовил кашу на воде. Запивая чаем невкусную овсянку, он размышлял о предстоящем вечере. В книгах он нашёл недостаточно информации, там осветили только поверхностные моменты интересующего его вопроса. Оно и понятно ведь их тематика была несколько иная. Тиханов понимал, что не успеет купить нужный материал в книжном магазине, так как на его поиски требуется немало времени. Поэтому он вспомнил, что на работе у него есть компьютер и вроде бы даже подключен интернет. Возможно, там он найдёт хоть какие-то подсказки, чтобы не выглядеть сегодня вечером невежей. Он где-то слышал, что приходить следует не с пустыми руками, а вот с чем именно не понятно. И что нужно надеть он не знал. Может быть что-то нарядное, а может и простое. На эти и другие вопросы ответы можно найти только в книгах, считал Александр, но возможности у него не было, поэтому сегодня он решил довериться неизведанному для него интернету.

Старательно вспоминая как включить заветный портал в бесконечную свалку сомнительной информации, Тиханов изрядно потрудился. Оказывается, чтобы всё заработало, нужно было найти и подключить кабель, а так же произвести ряд настроек в самом компьютере. Постоянным пользователям этого устройства может быть это и легко, но Саше было в тягость. Он потратил половину рабочего времени прежде, чем ему удалось ввести свои пожелания в поисковую строку. И каково было его удивление! Оказывается, в просторах интернета есть те самые книги, которые он покупал и ещё много всяких других. И всё это в свободном доступе. А главное поисковая система всё делает за тебя. Это экономит массу времени! Из минусов постоянная реклама, много вирусных страниц и на многих сайтах требуется оплатить книги, но если поискать тщательнее, можно найти их на бесплатных платформах.

Александр был в восторге от нового открытия. Он очень жалел о том, что не стал разбираться в интернете раньше, а счёл его бесполезной мусоркой. Ещё переживал из-за того, что было катастрофически мало времени до вечера, а материала он нашёл довольно много. Сначала он скачивал книги, но когда понял, что у него набралась уже целая библиотека, начал читать онлайн. Штудируя сразу две книги одновременно, он пролистывал страницы в поисках основной информации. Когда он дошёл до сути, то нашёл ответы на все свои вопросы и узнал ещё некоторые тонкости этикета, о которых ранее не догадывался.

В одной из книг были даже иллюстрации с примерами того, как должен выглядеть мужчина, который собирается в гости к даме. Ничего необычного для Тихонова, ведь он каждый день ходит в рубашке и пиджаке, единственный атрибут, который отсутствовал в его костюме – это галстук или бабочка. Он был уверен, что дома эти вещи у него где-то завалялись, и он без труда их найдёт. Ещё важным элементом в подготовке было обязательное наличие цветов. Теперь уж не отвертеться, подумал Саша. Ведь сразу в двух источниках этому уделялось отдельная глава. А в одном источнике так и вовсе говорилось о том, что тот или иной выбор цветов обозначает. Например, жёлтые розы к обману. Александру это казалось вздором, но он допускал мысль о том, что женщины в такое верят. К концу рабочего дня его голова просто разрывалась от обилия разной информации, из которой он тщательно пытался выбрать, только самую важную. Он пожалел, что не имел дома компьютера, но сегодня тащить его с работы было не целесообразно. На перевозку и подключение уже не было времени, поэтому он решил, что непременно заберёт его завтра.

Придя домой, Тиханов перекусил быстро тем, что попалось под руку и начал готовиться. Выбор одежды был невелик и всё же он достал костюм поновее. Он был серого цвета, как два других и к нему шла светло-бирюзовая рубашка. Он прикинул, что если Лида будет в том же платье, что и вчера, они неплохо будут гармонировать. Также он достал с верхней полки короткий смешной галстук на резинке серого цвета. Ничего другого не оказалось — этот элемент гардероба, он считал необязательным для его работы. Завязывать он галстуки не умел, а резинка немного давила и было неудобно. Но сегодня он решил пренебречь собственным комфортом ради Лиды. Она ведь специально для него решила встать раньше и уже приготовила столько вкусностей, которые Тиханов уже со вчерашнего дня жаждал отведать.

Собрав все свои вещи в одну кучу, он принялся аккуратно их гладить, старательно отутюживая даже каждую мелкую деталь, чего он делать очень не любил. Но повод был серьёзным, поэтому он даже не думал о своих неудобствах, голова была занята тонкостями сегодняшнего вечера. Саша пытался, как то упорядочить полученную информацию, но  из-за её невероятного объёма, получалось с трудом. Он до сих пор не мог понять, как он  не смог распознать сразу все прелести интернета и так легко от него отказался. Теперь он решительно настроен был забрать компьютер с работы и продолжить изучать столь полезную и бескрайнюю сеть информации.

Спустя час костюм был идеален, и даже галстук при такой опрятности смотрелся не так уж глупо. До возвращения Лиды с работы было ещё больше часа, но Александр решил выйти из дома уже сейчас и отправиться в цветочный магазин. Уж очень сложный оказался вопрос выбора цветов, нужно разобраться. Он решил, что ориентироваться на деньги в этот раз не стоит, ведь вчера только была зарплата. Хоть и немного, но сегодня он хотел произвести впечатление на Лиду.

Тиханов отправился в этот раз в другой магазин, больше чем тот, в котором он купил захудалые гвоздики. На пороге его любезно встретил продавец-консультант и начала расспрашивать о его предпочтениях:

— Что бы вы хотели? Букет из разных видов цветов? Или же просто розы? Возможно что-то экзотическое или более простое?

— Я даже не знаю, — терялся Александр.

— Хорошо. Для начала скажите, что за повод и кому цветы?

Он почувствовал, как багровеет его лицо, но сделать с этим ничего не мог. Тиханов первый раз оказался в подобной ситуации в жизни. Он смущался и не понимал к чему такие откровенные подробности. Хотелось сбежать в эту же секунду, но он, набрав воздух, который только смог, всё-таки решил ответить:

— Я иду в гости к даме.

— Прекрасный повод! Могу вам посоветовать розы, это беспроигрышный вариант.

— Хорошо, только не жёлтые, – решил согласиться сразу Тиханов, опасаясь, что дальше вопросы будут ещё откровеннее.

— У нас очень большой выбор цветовой гаммы, вы знаете, какой цвет нравится больше вашей девушке?

От словосочетания «вашей девушке» сердцебиение у него заметно участилось, а уровень смущения только продолжал расти. Но даже в такой стрессовой ситуации он смог вспомнить, что Лида выделила персиковый цвет, на фоне других. Поэтому он, нисколько не задумавшись, непроизвольно выкрикнул:

— Персиковый!

Флорист даже немного испугалась от столь эмоционального ответа, и Тиханов решил ещё раз проговорить спокойно:

— Ей нравится персиковый цвет.

— Я вас поняла. У нас как раз вчера был привоз свежих роз, и я уверена, что персиковые там были. Сейчас посмотрю на складе. Сколько вам нужно? Двадцать пять? Может быть пятьдесят?

— Нет, достаточно будет трёх, – ответил Александр, после того как обратил внимание на их цену на витрине.

— Тогда забирайте эти с витрины, — с явным презрением сказала она.

— Но они ведь несвежие и выглядят очень непрезентабельно. Принесите, пожалуйста, новые со склада, – возмутился он, представив, как будет дарить Лиде увядающие цветы.

— Хорошо, – фыркнула флорист.

Тиханов улыбался ей вслед и радовался как ребёнок, тому, что не промолчал. Его смущение, так же как и продавщица, куда-то скрылось, и почувствовал он себя намного увереннее.

Несколько минут спустя она принесла со склада действительно очень свежие розы с большими бутонами нежно-персикового цвета.

— Упаковывать?

— Да, будьте любезны.

— Выбирайте оформление на стенде, рядом написаны цены, – пренебрежительно бросила она.

Саша прикинул, что с красочным оформлением выходит недёшево и решил остановить выбор на прозрачной плёнке. Ведь цветы были и без этого очень красивы.

 Продавщица даже не пыталась скрыть своё недовольство от недорогой покупки Александра. Она кривила рот и старалась как можно быстрее отвязаться от бесполезного покупателя. Очевидно, что зарплата её зависела от процента с продаж и Саша её не осуждал. Хотя можно было быть и вежливее. Проявление банальной человечности не должно зависеть от прибыли. Но если она этого не поняла к своему возрасту и позволяет себя так вести, то какие-то нотации и замечания тут бессильны, думал Александр.

До назначенного времени встречи ещё было сорок минут, и новоиспечённый кавалер решил прогуляться немного в парке и покормить птиц. Зайдя по пути в знакомый магазин, он купил семечек и направился к скамейке, на которой обычно сидит. Тиханов старался хоть как-то сделать этот вечер привычным, ведь всё новое его пугало до жути. Цветы он пытался прятать под пиджак, так как боялся, будет выглядеть глупо и хуже того вызовет у кого-то смех. Даже в обычном его виде, если он находился среди людей и слышал, что кто-то смеётся, он был почти уверен, что над ним. В таких случаях, он старался не поворачиваться в сторону весельчаков и просто смотрел в пол, а если была возможность, то сразу уходил, чтобы не вызвать новую волну смеха. Конечно, он понимал, что смеяться могли и вовсе не над ним, ведь он был всегда незаметным и серым, но ничего не мог с собой поделать. Огонь стыда и стеснения разгорался где-то в груди, переходил на лицо, которое становилось красноватым, и плавно растекался по всему телу, сковывая все движения.

Дойдя до заветной лавки, Саша положил цветы и немного их отодвинул, якобы они не его. Далее он открыл пакет семечек и, рассыпая их небольшими горстями, тихонько подзывал голубей. Он пытался сосредоточиться на моменте встрече с Лидой и думал о том, что скажет. Он прочитал, что именно первые минуты встречи очень важны для женщины и, если упустить момент, то изменить настроение целого вечера будет крайне сложно. Он думал о том, как подарит цветы и сделает комплимент, скорее всего, о её платье или причёске. Далее он скажет что-то приятное о её квартире и возможно позволит себе осмотреться. Дальнейшее продумывать не имело смысла, ведь ситуация будет зависеть не от него одного. Наверное, они просто будут есть, чего Александр очень ждал, поэтому уже не стремился, как обычно из-за неуверенности избежать этой встречи.

Спустя полчаса он решил, что не спеша можно направиться в сторону дома Лидии. Он знал только, где находился дом и подъезд, поэтому немного заволновался. Ему предстояло первому написать Лиде сообщение. О звонке он даже не думал, так как боялся, что не сможет сориентироваться или с непривычки начнёт запинаться. Он остановился и старательно начал набирать текст сообщения:

«Добрый вечер, Лида. Извините за беспокойство, но я совсем забыл спросить какая у вас квартира». — Спустя добрых десять минут написал Тиханов. Прежде чем отправить его обдало холодным потом от волнения, но он всё же нажал на кнопку. Он почувствовал, как волнение берёт над ним вверх, а уверенность в том, что момент встречи пройдёт гладко и запланировано постепенно его покидала. Но желание убежать домой у него не возникало и это уже прогресс. Возможно, причина была в пироге, по которому он уже успел соскучиться.

«Здравствуйте, Сашенька, 43 квартира, 3 этаж. Я вас уже жду». Ответила Лида и в конце поставила непривычно много смайликов. Это не могло не подбодрить Александра, и он поторопился зайти в подъезд. Поднявшись пешком на 3 этаж, он увидел, что Лида уже стояла в двери и ждала его. Как только она его заметила, то расплылась в широкой улыбке, вероятно, потому что заметила цветы.

— Сашенька, как же я рада вас видеть! Боже, какие красивые цветы! Мой любимый цвет! Это так мило, что вы это запомнили.

— Здравствуйте, Лида. Это вам.

— Спасибо, проходите, чувствуйте, сея как дома.

— Постараюсь, – вымолвил Александр.

Ему было трудно сосредоточиться на чём-то одном и сделать заветный комплимент, поэтому он старался всё быстро рассмотреть. Лида была в очаровательном коралловом платье, которое подчёркивало её фигуру и гармонировало с рыжими волосами, которые были собраны в пучок. Квартира была небольшой, но очень яркой и уютной. Заметно было, что ремонт был довольно свежим. В глаза бросались множество стильных деталей интерьера, но в меру. Выглядело очень красиво, и находиться у Лиды дома Тихонову нравилось с первых минут. А то, какие запахи доносились с кухни, заставляло его даже слегка улыбнуться. Спустя несколько минут молчания, пока Лидия набирала воду для цветов в шикарную вазу, Саша всё-таки решился необходимый комплимент:

— У вас красивое платье. И квартира тоже.

— Спасибо,  Сашенька. Приятно слышать. Проходите, пожалуйста, на кухню.

— Да конечно, но сначала помою руки, где у вас ванная?

— По пути на кухню справа будет дверь.

Тиханов последовал за Лидой и свернул перед самой кухней, вдыхая ароматы вкусных блюд. В ванной эти ароматы перебили благовонья каких-то ароматических средств. Пока он мыл руки,  не мог оторваться от интерьера в ванной комнате. Не хватало только свечей и лепестков роз и будет, как в фильме. Покинуть эту магическую атмосферу можно было только ради пирога, ждать который у Саши уже не было сил.

Он прошмыгнул на кухню и от увиденного многообразия блюд у него даже челюсть отвисла. Пирог уже был не так важен. В самом центре стола располагалась аппетитная курица с картошкой, рядом были салаты, нарезки копчёностей и собственно пироги с булочками. Настоящий праздничный стол.

— Знаете, Саша, я так обрадовалась, что вы приняли сразу два моих приглашения, что решила уйти с работы раньше и наготовила ещё блюд. Надеюсь, я не перестаралась, и вы сможете попробовать всё. Вы голодны?

— Да, я постараюсь. Выглядит всё очень аппетитно, – сказал Александр, старательно сдерживая себя, чтобы не забыть про манеры и не накинуться на еду.

— Тогда присаживайтесь, – сказала Лида и подала ему салфетку.

Саша сначала решил закрепить её на воротник, как было показано в интернет-книгах. Но позже, когда увидел, что Лида положила её на колени, сделал также. Она села напротив него и так как стол был небольшой, ей удавалось накладывать в тарелку угощения и ему и себе. Тиханов забыл обо всём на свете и сосредоточился на еде. Когда он отведал первый кусочек курицы, которая просто таяла во рту, он испытал настоящий гастрономический оргазм, который с каждым новым блюдом только усиливался. Его мама так не готовила, и ел он такую вкусную еду впервые.

— Очень вкусно, — смог вымолвить Тиханов, спустя какое-то время. – Я никогда раньше ничего подобного не ел, – продолжил он и тут же постыдился сказанного.

Ему было неловко признавать, что за все свои года, он действительно не пробовал таких блюд. Никогда не питался в ресторанах и даже в кафе. А единственная женщина, которая ему готовила, была мама и она не слишком заморачивалась на счёт разнообразия блюд. Каша, макароны, невкусный суп и полуфабрикаты – главное чтобы голодными не были.

— Вы мне льстите, Сашенька! Но мне так приятно. Для меня это лучшая похвала. Я просто счастлива! – засияла Лидия Васильевна.

Тиханов сидел с набитым ртом, но всё же не смог сдержать улыбку. Он был так счастлив, что смог порадовать Лиду. Он бы мог говорить о том, как прекрасны эти кулинарные шедевры не переставая, но боялся перегнуть палку, как ему казалось. Поэтому продолжил есть дальше, показывая Лиде, что он действительно в восторге от её готовки.

— Ой, Сашенька, я совсем забыла, что у меня есть бутылочка отличного красного полусладкого! Сейчас я её принесу! – вдруг воскликнула она.

— Вы знаете, я не пью, – начал он. – Хотя почему бы и не выпить бокальчик, — тут же передумал, так как боялся огорчить Лиду.

— Конечно, хорошее красное вино даже полезно для здоровья! Сейчас принесу.

Через несколько минут она достала бутылку со штопором и протянула Александру.

— Помогите даме.

Так, вот и первая загвоздка. Когда он изучал в интернете и книгах о первом свидании, ему почему-то не попалась статься о том, как открывать бутылку вина. Да и это наверняка ни для кого не является секретом, кроме него. Ведь он дважды пробовал алкоголь, и это были водка и пиво. Вино, по его мнению, было женским напитком, да и после неудачного опыта с алкоголем он решил прекратить эксперименты.

— Сейчас попробую разобраться, – сказал он.

— Сашенька вы что ни разу не открывали вино?

— Нет, я же говорю, что совсем не пью, – смутился он, но решил не обманывать Лиду.

— Просто невероятно. Это же замечательно! В наше время непьющего мужчину просто невозможно встретить, – снова неожиданно для Тихонова пришла в восторг она.

— Спасибо, сочту за комплимент.

— Давайте не мучайтесь, я сама всё сделаю.

Она взяла бутылку и ловкими движениями откупорила её. Поставив её на стол, она достала два бокала и принялась протирать их. Тут уж за дело взялся Александр, ведь в книгах на счёт этого уже было множество упоминаний. Мужчина должен разливать напитки в бокалы.

Он слегка трясущимися руками взял бутылку и не спеша стал наливать вино в бокал, который протянула Лида. Он подумал, что половины будет достаточно и поставил на стол. Во второй он постарался налить ровно столько же.

Они сели друг напротив друга, и Лида старалась смотреть ему в глаза, но Тиханов не мог задержать взгляд дольше, чем на минуту.

— У меня есть тост, Сашенька! Давайте выпьем за наше знакомство. Не знаю как вы, но я безмерно этому рада. Предлагаю с этого момента перейти на «ты».

— И я рад. Хорошо.

— Вот и замечательно. Может быть, потанцуем?

Александр со своим полным животом и тотальным отсутствием танцевальных навыков стал скорее придумывать причину для отказа, но в голову ничего не приходило.

— Я не умею танцевать, – буркнул он.

— Ой, да это совсем не сложно. Вставай, Сашенька, я тебя научу.

Он понял, что сопротивляться бесполезно и быстро сдался. Лида протянула ему руки и буквально вытащила его с места и привела в центр комнаты. Затем на телефоне включила медленную мелодию и положила Сашины руки себе на талию. Своими она обхватила его шею и стала направлять по кругу их тела, при этом слегка покачиваясь в разные стороны. Александр чувствовал волнение и дрожь во всём теле, но старался сохранять спокойствие. Покачиваться ему не удавалось, он был сосредоточен на талии Лиды и ещё следил, чтобы не наступить ей на ноги. В конце песни она положила свою голову ему на плечо и прошептала:

— Мне так с тобой хорошо.

— И мне, – вырвалось в ответ у Саши, и он почувствовал, как начал краснеть.

Когда песня закончилась, они вернулись на свои места и принялись доедать и допивать всё, что было на столе. Как только бутылка опустела, а в животе уже не было места для еды, вечер можно было считать законченным. Они оба захмелели, но говорить от переедания не было сил.

— Это был прекрасный вечер. Спасибо большое, но думаю мне уже нужно возвращаться домой. Завтра рано вставать на работу. 

— Я понимаю, Сашенька. Спасибо тебе тоже. За цветы и за прекрасную компанию, – одобрила Лида.

Она проводила его до двери, дождалась, когда он наденет обувь и потянулась к нему, чтобы обнять. Тиханов обнял её в ответ, но тут заметил, как она тянется к нему вероятно для поцелуя. Он хоть и был нетрезв, но страх перед неловким моментом быстро привёл его в чувства. Целоваться он, мягко говоря, был не мастер, поэтому просто решил немного отстраниться. Лида лишь легонько успела его чмокнуть в покрасневшую щёку.

— До встречи, – сказал Тиханов с досадой, что этот момент омрачил весь вечер.

— До скорой встречи, Саша. Увидимся в субботу в театре, – ничуть не изменила свой положительный настрой Лида.

По дороге домой он ругал себя, как мог за то, что не ответил на поцелуй и повёл себя бестактно. Но всё-таки решил, что лучше к субботе он изучит досконально в интернете всё о поцелуях и будет максимально готов к этому событию. Когда он пришёл домой, то сил и желания переодеваться у него не было, он лёг на диван прямо в костюме и заснул сном младенца с довольной улыбкой на лице.

 Несмотря на приятный вечер с Лидой, который их очень сблизил, утро выдалось тяжёлым. Александр отчётливо помнил всю тягость ноши похмелья после водки. Он без шуток с трудом пережил тот день. Но даже после двух бутылок пива голова раскалывалась, и подташнивало, и не было сил. После вина и немыслимого количества еды преобладало, конечно, тошнотворное чувство. И ему постоянно казалось, что еда вот вот вырвется наружу. На работе это и произошло. Желудок наотрез отказался переваривать вчерашнюю пищу и заставил Тиханова избавиться от неё. Ощущения не из приятных, но после этого стало легче. От головной боли он выпил таблетку ещё дома, поэтому она тоже утихала. Состояние потихоньку приходило в норму.

Саша думал, что сил и желания перенести компьютер домой у него не появится. Но то, что до заветного свидания с очевидным намёком на поцелуй оставалось всего два дня, вырабатывало в его организме неведомую энергию. Скорее всего, это был адреналин, производство которого у Тиханова было крайне скудным на протяжении жизни.

Не дожидаясь конца рабочего дня, он принялся изучать актуальную для него тему поцелуев в просторах интернета. Александр хотел ориентироваться больше на литературные источники, но тут ему открылось многообразие различных видеороликов. Он уговаривал себя свернуть вкладку и продолжить искать книги, но уже не мог остановиться. Лёгкость восприятия и осмысления увиденного не давали ему это сделать. Конечно, не все видео были полезны и приятны для просмотра. Например, он наткнулся, по меньшей мере, на пять роликов с практикой поцелуев на помидорах. Выглядело это непристойно и даже отвратительно, но их количество заставляло задуматься о подобной практике.

Пока он смотрел видео,  время пролетело совершенно незаметно. Уже прошло полчаса с момента окончания рабочего дня, а он только обратил внимание на время. Прикинув вес всей компьютерной установки, уровень своей физической силы и расстояние до дома, Александр решил воспользоваться услугами таксиста всего третий раз в своей жизни. Номера такси в телефоне были уже недействительны, и он нашёл опять же в том самом интернете новые контакты. Он позвонил в кантору, и ему назначили машину. Саша в спешке начал собирать все детали и провода, стараясь ничего не забыть. Машина подъехала буквально через две минуты, и он попросил таксиста подождать ещё, на что тот проворчал, что простой платный, хотя в рекламе было написано, что десять минут входят в стоимость поездки.

Ругаться у Тиханова не было ни желания, ни сил, ни времени. Он в три захода отнёс компьютер в багажник старой «Лады» и, проехав ровно пять минут, таким же образом, выгрузил его. Заплатив таксисту столько, сколько ему было нужно, Александр отправился домой. Он старался быстро поесть, хоть и первый раз за день, и продолжить изучать всё, что предложит ему интернет.

Во время обеда ему пришло сообщение от Лиды:

«Привет, Сашенька. Как дела? Почему даже не пишешь ничего?»

Тиханов впал в ступор. Ему попадалась на глаза информация о необходимых сообщениях. Таких как пожелания доброго утра или доброй ночи или банального сообщения «как дела?». Но он почему-то подумал, что это не так уж и важно, но судя по сообщению Лиды, она была явно недовольна. Видимо всё-таки нужно было написать хотя бы слова благодарности за вчерашний вкуснейший ужин. Быстро сориентировавшись, он решил написать в своё оправдание о плохом самочувствии, тем более, что это действительно было правдой.

«Здравствуйте. Прошу прощенья, Лида. С утра я недомогал и сейчас чувствую слабость, возможно, это из-за вина. Спасибо вам за ужин».

Теперь уже ничуть не колеблясь, поспешил отправить Тиханов, ведь итак потратил на составление и написание сообщения неприлично много времени. Лида же ждать себя не заставила и прислала ответ уже через минуту.

«Пожалуйста, говори не вам, а тебе. Ты забыл? Мы вчера перешли на ты. Поправляйся Сашенька, постарайся плотно пообедать и пить больше воды».

Ему до сих пор было трудно преодолеть этот этап перехода на более личное общение. Он этого боялся и уже привык к их прежнему общению. Но уже ничего не поделаешь, вчера он согласился, и необходимо было перестроиться.

«Спасибо тебе».

«Так то лучше». Пришёл ответ с кучей смайликов.

Саша понял, что и смайлики тоже нужно начать осваивать, но пока стеснялся это делать.

«Обязательно напиши мне вечером, как себя чувствуешь. Буду ждать». — Пришло дополнительное сообщение от неё. Александр успокоился. Ситуация стабилизировалась, Лида не обижалась на него. А ещё он теперь знает когда точно нужно написать и знает о том, что Лида ждёт от него сообщения с самого утра. Теперь он не будет бояться, и смело будет ей что-то писать – подумал он, но был в этом не уверен.

Наутро следующего дня Тиханов ломал голову, в какое время написать с добрым утром, чтобы и не разбудить Лиду раньше времени и не опоздать. Решил это сделать перед выходом на работу. Он вроде бы понимал, что Лида обрадуется этому сообщению и даже ждёт его, но всё так же испытывал волнение перед отправкой.

«Доброе утро».

Скинул он смс и туту же убрал телефон в портфель. По дороге на работу он услышал звук ответного сообщения, но всё же решил дойти до работы, чтобы посмотреть, что Лида написала. Вдруг он не угадал со временем и там не самый приятный ответ.

Дойдя до рабочего места, он открыл портфель и, чувствуя, как температура тела немного поднимается, вспотевшими ладонями достал телефон. Это было первое сообщение  по его собственной инициативе, и он переживал. Ведь в его жизни вообще было ничтожно мизерное количество дел по его решению. Обычно инициатором была всегда мать, причём на протяжении всей жизни. Он не признавался себе в этом, но в глубине души знал, что когда матери не стало, в первую очередь он горевал не из-за того, что любил её и скучает. Он просто не знал, что ему делать без ежедневных указаний. То есть, к своему возрасту он был совершенно не приспособлен к жизни. Спустя какое-то время он освоил примитивные действия для выживания. Сходить в магазин, когда закончатся продукты, приготовить, постирать и погладить, навести уборку. Это оказались весьма нелёгкие задачи, которые свалились на его плечи. Но Александр с ними как мог, справлялся и даже немого гордился собой. Но собственно на этих задачах вся его инициативность заканчивалась.

«Доброе утро, Сашенька. Как же приятно просыпаться и первым делом читать от тебя сообщение». Ответила Лида и как обычно не скупилась на смайлики.

«Угадал!» — первое, что возникло в голове у Тиханова. «Как же я удачно выбрал время», – подумал он следом и чуть ли не пустился в пляс от счастья. На радостях он тут же набрал ответное сообщение довольно быстро:

«Хорошего тебе дня. Увидимся завтра». Он перепроверил написанное им два раза, побоявшись от эмоций допустить ошибку и собрался отправить. В последний момент он поставил один скромный смайлик в конце вместо традиционной точки и заметил, что так сообщение выглядит доброжелательнее. После того как нажал на кнопку отправить, то уже почти не переживал.

«И тебе тоже приятного дня и хорошего настроения. С нетерпением жду завтрашний день, чтобы с тобой увидеться».

Когда Саша читал это сообщение, то даже сам не заметил, как его улыбка расплылась по лицу. Настолько широко он ещё, наверное, в жизни не улыбался. После того как он перечитал его ещё два раза, то убрал телефон на край стола и принялся за работу. Эти дни у него совершенно не было сил на работу и уже настало время наводить порядок. В этот раз он это делал с особым энтузиазмом и максимально приподнятым настроением. Наверняка он бы пританцовывал, но стеснялся это делать даже наедине с самим собой.

 

Когда он пришёл домой, то весь свой пятничный вечер уделил компьютеру. О не переставал удивляться сколько таила в себе эта штуковина подключённая к интернету. Он просто не мог оторваться, и когда находил ответы на свои вопросы, у него возникали новые. И было всё интереснее и интереснее познавать новое. Временами он отвлекался от основной тематики свиданий и поцелуев на совершенно неожиданные для него темы, например подробности из жизни его старинных кумиров, когда он ещё в юности увлекался музыкой и фильмами. Вернее, когда он мог получать от этого хоть какое-то удовольствие. Он очень скучал по этим временам и эти факты из жизни уже умерших людей, позволили ему ощутить самую малость тех эмоций. Ещё ему нужно было абстрагироваться от всей этой романтики. Такое количество информации и видео о поцелуях пробудили в нём давно закостенелое либидо. Он чувствовал, как температура тела растёт и тепло растекается по всему телу. Сам того не понимая он как подросток возбуждался и не знал, что с этим делать. Переключая очередной ролик, ему попалось видео непристойного характера. Его мать не уставала повторять, что секс это нечто постыдное и низменное. Разумеется, это мнение наложило отпечаток на сексуальную жизнь Александра, вернее на её полное отсутствие. Единственный секс у него был с проституткой, ему он не понравился, но зато хоть девственности лишился. Даже падшая женщина недоумевала, когда увидела его странную реакцию на столь привычное для неё занятие. Когда он после первых минут соития заявил, что не хочет чтобы это продолжалось, она ответила: «Родной, тебе б к психологу не мешало сходить». Затем фыркнула, быстро оделась и громко хлопнула дверью. Нет ничего страшнее обиженной женщины, даже если это проститутка.

Тиханов прокручивал в голове этот момент, но не спешил закрывать видео. Он чувствовал, как его половой орган набухает и ему становиться тесно в брюках. Его мозг как будто отключился и он, стараясь не думать, как его действия выглядят со стороны, начал мастурбировать. Да, это был его первый раз самоудовлетворения. Нормально когда мальчики ещё совсем детьми начинают баловаться со своими причиндалами и познавать своё тело. Но у мамы Александра был железный аргумент, чтобы он даже не думал об этом. «Будешь трогать писю, она отсохнет и отвалится. В туалет не сможешь ходить». Страшнее чем это трудно что-то придумать и впечатлительный маленький мальчик её слушался. И даже когда мылся, старался крайне осторожно задевать этот орган.

Он кончил ровно через минуту. После чего чувство стыда и удовольствия захлестнули его и накрыли с головой. Ему было так приятно, но столь же стыдно, как будто на него кто-то смотрит. К слову его никогда не покидало это чувство. Наверное, он верил, что мать даже с небес следит за ним и негодует. А потом когда он умрёт, будет отчитывать его уже в загробном мире.

Он поспешил выключить видео и направился в ванную. От неожиданности он запачкал брюки, стул и ковёр и старался скорее удалить следы своих, как ему казалось, постыдных дел. После чего переоделся и продолжил изучать интернет, стараясь забыть о произошедшем и сосредоточиться на завтрашнем свидании с Лидой.

Когда на часах уже перевалило за двенадцать, а информации было предостаточно, Тиханов отправился спать. Он был чрезвычайно спокоен, потому что был уверен, что подготовился на отлично. Довольный собой и сегодняшним днём он плюхнулся в кровать и тут же уснул сном младенца.

Александру незнакомо было такое чувство как трепет, поэтому он подумал, что причиной его раннего пробуждения было волнение. Хотя ни одной причины для него он и не видел. Он был максимально готов к сегодняшнему свиданию и был уверен, что Лида действительно хочет увидеться с ним, ведь она сама купила билеты в театр и пригласила его. Раньше никто для него такого не делал. Да и вообще никто никогда не относился к нему так, как относится Лида. Возможно поэтому у Тихонова не получалось наслаждаться этим и быть на седьмом небе от счастья, что он повстречал такую, как она. До этого он всё время сомневался в её искренности, у него просто в голове не укладывалось, как он может кому-то понравится. Да ещё и такой яркой, стильной и заботливой женщине. Но теперь Тиханов отчётливо понимал, что это происходило на самом деле, и чувствовал себя настоящим счастливчиком. Но одновременно с этим новым прекрасным чувством он ощущал страх, что может потерять это. Одно неверное или отсутствие верного действия, может повлечь за собой обиды, с которыми он прежде не имел дело. И очень этого боялся. Поэтому с самого утра написал сообщение и выжидал удачное время, чтобы его отправить.

Когда на часах время кое-как дошло до 8 утра, он наконец отправил заветное смс такого содержания:

«Доброе утро, милая Лида».

Сам бы он вряд ли догадался добавить что-то помимо стандартного «доброе утро», но после того как стал активным пользователем интернета, его знания в области «более удачных смскок» усовершенствовались. Также со знаниями пришла смелость в этом вопросе, потому что уж очень много источников подтверждали необходимость этих дополнений. А ещё Саша с детства любил опыты и старался относиться к этим сообщением как к экспериментам. Ему действительно было интересно, как полученные знания будут действовать на практике.

«Доброе утро, Сашенька! Ты делаешь моё утро счастливым! Жду не дождусь нашей встречи!»

Пришёл тут же ответ, от которого Тиханова захлестнуло волной приятных эмоций. Он всё не мог понять каким образом это работает. Как обычные слова, прочитанные в телефоне могут так радовать, но чувствовал тоже самое, что и Лида, поэтому ответил:

«Я тоже. До вечера»

Пока Саша завтракал, то на ум ему приходили разные идеи, как удивить Лиду. К сожалению, на все эти сюрпризы нужны были деньги, которые у него были в недостатке. А учитывая затраты в этом месяце, так и вовсе придётся ограничить даже обычные бытовые покупки. Это заставляло его переживать, ведь Лида действительно была достойна того, чтобы её радовали. «Может быть, найти какую-нибудь подработку», – думал он. «Хотя, кому нужен архивариус на подработку? Это одна из самых низкооплачиваемых работ и обязательно на полную ставку, желательно на всю жизнь. Кому ещё захочется разбираться в бесконечной куче бумаг». Эти мысли навеивали грусть. Но что-то внутри позволяло Тиханову справляться с этим и верить, что хотя бы сегодня всё пройдёт замечательно. Он выделил себе из бюджета небольшую сумму денег на самые простые цветы. А дальше возможно он сможет что-то придумать и раздобыть средства. Может быть, продаст старый хлам, который его мать собирала годами. Она даже прикасаться не разрешала к своим вещам. И  Александр и соблюдал эту прихоть даже после её смерти. Но теперь настала пора распрощаться с этим мусором. Заодно и квартира станет чище.

Успокоившись, Тиханов стал готовиться к вечеру и как обычно стал гладить костюм. Далее он начищал до блеска ботинки. Отыскал носки без единой дырочки. Иногда он позволял себе надевать на работу потрёпанные временем носки, но сегодня он просто обязан быть одет с иголочки. Даже трусы он приготовил самые новые, чтобы чувствовать себя уверенно.

Затем, обратив внимание на часы, он понял, что ещё куча времени до встречи и решил провести его с пользой. Он включил компьютер и снова погрузился с головой в Интернет. Время за этим занятием текло магически быстро, и он даже не заметил, как пролетело несколько часов. В ужасе он вспомнил, что перед встречей ему нужно в цветочный магазин, а это дело не быстрое. Быстро приготовив обед из того, что было, Тиханов перекусил и отправился за цветами.

Магазин он выбрал другой, так как не хотел больше видеть неприятную продавщицу, а также понадеялся, что цены в нём ниже. Это даже оказался не магазин, а какой-то ларёк. Разнообразия цветов оставляло желать лучшего и выбирать придётся по одному критерию — свежесть. Практически все цветы были увядающие и только неизвестные ему «герберы» похожие на большие ромашки, выглядели более менее живыми. Продавщица похожая на не просыхающую алкашку даже не потрудилась упаковать их. Просто достала из вазы и передала ему, оросив Тиханова при этом водой со стеблей. Всё оказалось быстро и дёшево. Так как в наличии было только три достойных цветка.

До начала пьесы был ещё час и Александр традиционно решил прогуляться через парк. На удачу. Покормив как обычно птиц, он направился к театру, чтобы ожидать там Лиду.

Он ходил из стороны в сторону проговаривая некоторые комплименты, которые он вписал ещё вчера с интернета. Он думал, когда наиболее удачное время для них старался настроиться решительно.

Вдруг от мыслей его отвлекли нежные объятия сзади. Сначала от неожиданности он чуть не подпрыгнул, но потом, когда понял, кто стоит позади него, растворился в них и не спешил поворачиваться. Как ни странно это было даже приятней, чем недавно открывшееся для него самоудовлетворение. И не понятно, какие такие центры в человеческом организме отвечают за эти ощущения.

— Здравствуй, Сашенька, – прошептала нежно Лида.

— Здравствуй, – ответил он, повернулся и протянул букет. – Это тебе.

— Какие милые герберы! Спасибо, ты не перестаёшь меня радовать! – воскликнула Лида, взяла его под руку и направила ко входу в театр. – Знаешь у нас очень удачные места не очень близко, конечно, но зато в самом центре.

— Хорошо, – всё что смог подобрать для ответа Тихонов.

Они проследовали в зал, нашли свои места и заняли их. Люди также рассаживались, и зал потихоньку наполнялся. Вся эта суматоха и шум не давали Саше сосредоточиться и сказать что-то приятное Лиде. На этот раз ему действительно этого хотелось, а не, потому что в книгах и интернете были рекомендованы комплименты. Но приходилось только посматривать по сторонам, а иногда мимолётно задерживать взгляд на Лиде и смущённо улыбаться. Она улыбалась в ответ совершенно искренне и вдыхала аромат цветов, показывая, что она очень рада им.

Наконец-то в зале погасили свет, и наступила тишина. Лида украдкой подхватила слегка ладонь Тиханова. Он сначала хотел отстраниться, но тут же почувствовал снова это приятное чувство от её прикосновения и остановился. Он посмотрел на неё и слегка улыбнулся. Она заглянула ему прямо в глаза и улыбнулась в ответ. От этого ощущения усилились, и Саше стало немножко не по себе. Он даже не понимал, где именно локализируется это чувство, но  это было неважно. Также неважно как то, что происходило на сцене, ведь в течение спектакля Лида всё сильнее обхватывала его руку, а иногда поглаживала её пальцами. Это было не навязчиво и так легко, но отзывалось у Александра внутри с небывалой силой. Он не мог совладать с собой и постепенно проваливался в сиденье от переизбытка новых ощущений. Его всё это очень пугало. Но он почему-то не хотел, чтобы это прекращалось. Ну а после того как она положила ему голову на плечо, он смог почувствовать где сосредоточены все ощущения. В грудной клетке и всё это постепенно перетекает вниз живота и обратно к груди.

Зал поднялся и все зааплодировали. По восторженным возгласам, можно было понять, что спектакль был хорош. К счастью Тиханов уже его видел и мог поддержать аплодисментами артистов совершенно искренне. Лида тоже хлопала в ладоши и игриво посматривала на Сашу. Они оба смущённо улыбались.

— Ты проводишь меня? – спросила Лида, спускаясь по лестнице.

— Да, конечно.

Она взяла его за руку, и Саша вновь почувствовал что-то приятное, но по-прежнему пугающее. Теперь ещё ко всему прочему добавился страх перед первым поцелуем. Чего скрывать ему уже  хотелось избежать этого, так как боялся он всё больше и больше.

— Тебе понравился спектакль? – спросила Лида, продолжая игриво улыбаться.

— Очень, — буркнул Тиханов, чувствуя как всё его тело сжимается.

— Мне тоже, – хихикнула она, подозревая, что он не очень-то был сосредоточен на сцене.

Дорога от театра до дома Лиды оказалась чудовищно короткой и через несколько минут они уже пришли.

— Спасибо за приятный вечер, Сашенька и спасибо, что проводил, – начала Лида и стала обхватывать его нежно руками.

Тиханова буквально затрясло от эмоций. Все его мышцы предательски сковывало. Он превратился в железного человека, который моментально заржавел. Он пытался обнять её в ответ, но руки не слушались, и выглядело это странно.

— Всё в порядке? – не выдержала Лида.

— Да. Извини. Всё хорошо, – затушевался он.

Не успел он договорить, как их глаза на секунду встретились. Лида воспользовалась этим мгновеньем и, обняв его покрепче, прильнула к его губам. Александр только успел закрыть глаза и от страха его губы буквально свело. Ни о каком поцелуе с языком не шло и речи и Лида лишь плотнее прижимала свои губы к его. Через несколько секунд она отстранилась. Александр тут же побагровел, предполагая, что это был худший поцелуй в её жизни. Но постепенно открывая глаза, он увидел, что Лида улыбалась.

— Сашенька, может, зайдёшь на чашечку чая? Угощу тебя чем-нибудь вкусненьким.

Для Саши этот аргумент всегда действовал безотказно, да и причину для отказа он был не в состоянии придумать. Он просто несколько раз кивнул судорожно головой и последовал за Лидой. В её квартире как обычно был порядок и стоял приятный аромат благовоний и вкусной еды. Они последовали на кухню и Саша по пути, уже по традиции, заглянул в ванную. Помимо рук он умыл лицо в надежде, что это снимет покраснения. Это действительно немного помогло и он, глубоко вздохнув, направился на кухню.

Лида уже налила чай и разложила булочки с печеньем в красивую чашу. Тиханов молча прошёл за стол, сел и начал придумывать, что сказать в своё оправдание. Он отдавал себе отчёт в том, что Лида замечает в его поведении некоторые странности, но не знал, как ей объяснить отсутствие отношений в его жизни. Это ведь было ненормально, особенно в его возрасте.

— Угощайся, Сашенька. Булочки свежие, я с утра напекла.

— Спасибо.

Александр больше был рад даже не булочкам, а тому, что можно было выиграть время. Хотя никому не известно было, сколько ему требовалось для того, чтобы решиться рассказать о себе времени. Возможно, это напугает Лиду или она вовсе решит, что он психически не здоров. Естественно в таком случае она прекратит с ним всякое общение. А он теперь боялся её потерять. Но рассказать придётся, когда она спросит о предыдущих отношениях. Не будет же он выдумывать себе бывших девушек. «Решено, вот когда Лида спросит, тогда и расскажу и будь, что будет».

— Сашенька, а ты чего такой молчаливый? Тебе не понравился вечер?

— Нет, вечер мне очень понравился. Просто неудобно говорить и одновременно есть.

— Ой, да конечно, извини. Тогда спокойно кушай, а потом поговорим.

У Тиханова встала булочка поперёк горла. И даже запив её чаем, пришлось приложить немало усилий, чтобы её проглотить. Поговорить? Уже сейчас? Тиханов был явно не готов к этой беседе, он даже не думал, что сегодня предстоит какой-то разговор. Хотя к поцелую он готовился долго и тщательно, но чертовски облажался. Видимо в отношениях с женщиной он был не мастер, и изменить это нельзя. Лида заслуживает кого-то куда лучше, чем он. Пора признаться во всём и развеять её надежды по отношению к нему. Ничего хорошего в нём нет, и никогда не было. Ни снаружи, ни внутри.

Он залпом допил чай и больше не смел прикоснуться к булочкам. Просто сидел и молчал, ожидая явно неприятного разговора. Смотрел на пустую чашку и даже не поднимал глаза. Лида заметила, вероятно, что он готов к разговору, нежно взяла его за руку и повела в другую комнату. Они присели на большой диван, и она продолжала сжимать Сашину руку, а тот всё также не поднимал глаза.

— Саша, ну взгляни на меня, не выдержала она и легонько коснулась его подбородка свободной рукой. – Скажи, почему ты грустный? У тебя что-то случилось?

— Нет, всё в порядке. – ответил он и посмотрел на Лиду исподлобья.

— Ну, я же вижу, что ты из-за чего-то переживаешь. Хорошо, не хочешь не говори. Скажи только: это проблемы на работе? Или во мне дело? Я что-то не так сделала?

— Нет, что ты. Ты очень хорошая. – ответил Тиханов и ему как обычно показалось сказанное нелепым.

— Хорошо, не буду тебя мучить своими расспросами. Захочешь – расскажешь. – сказала она нежно и потянулась к нему.

Тиханова удивил поворот событий, он готовился к худшему. Он даже улыбнулся от того, как был рад, что Лида прекратила допрос, да ещё и вновь хочет поцелуя с ним. Он постарался сосредоточиться и на этот раз потянулся к ней навстречу. Глаза у Лиды были закрыты, но он держал свои открытыми. Он боялся промахнуться мимо губ и вновь облажаться. На этот раз поцелуй длился дольше, и было даже приятно. Ему удавалось шевелить губами и немного захватывать губы Лиды, также как она. Доставать свой язык и касаться им её языка, он боялся, но Лида потихоньку открывала рот и стремилась начать это делать. Помимо всей этой техники, волнения и прочих мыслей в голове Александра добавилось ещё и возбуждение от всего этого процесса. Лида, похоже, не собиралась отрываться от него и двигалась всё ближе и ближе. Через несколько минут она была уже максимально близка, а её руки оказались на рубашке и стали расстёгивать её.

Предполагал ли Тиханов, что когда-то почувствует себя школьницей, которую совращают. Нет, скорее всего, нет. Но именно это ощущение наполнило всё его тело, которое начало потрясывать. К такому ни жизнь его не готовила, ни сам он не удосужился подготовиться. Не считая вчерашней мастурбации, которая никак не могла ему помочь в сексе с реальной женщиной. Он, может быть, и хотел Лиду, но даже в самых далёких фантазиях не смел предположить, что сегодняшний вечер закончится этим. От волнения он чувствовал, как его половой орган, который до этого креп от поцелуев, теперь размяк и был не готов ни к чему такому. Абсолютно также как и сам Александр.

— Лида, извини. Я не совсем опытен в этом деле. – вырвалось у него, когда Лида дошла уже до последней пуговицы.

— Ты бы ещё сказал, не компетентен! – сказала Лида и засмеялась, чтобы разрядить обстановку. – Да я всё понимаю, Сашенька. Этим ты мне и нравишься на самом деле. Такого как ты очень трудно найти. Все мужики гулящие и пьющие, а ты не такой. Извини меня, что я тороплю события. Просто ты мне очень нравишься. Я хочу, чтобы ты был рядом.

— Правда?                                   

— Ну, конечно, правда. Слушай, завтра воскресенье, ты можешь остаться у меня на ночь. Не переживай, просто побудем вместе, ничего такого. Я буду ждать, когда ты будешь сам к этому готов, и тебе будет комфортно.

— Да, хорошо. – смущённо ответил Александр, но не мог скрыть улыбку от радости. – Спасибо тебе, ты очень хорошая.

Он думал о том, как ему невероятно повезло с ней и какая она понимающая. Восхищался её красотой, кулинарными способностями и вообще всем, что в ней было. Но смог сказать, только это.

— Вот и прекрасно. – сказала Лида и прилегла рядом.

Александр вслед за ней принял горизонтальное положение. Лида аккуратно пожила голову ему на плечо, а руку положила ему на уровне груди и обняла. Тиханов по инерции положил свою руку сверху, слегка приобняв, и постарался расслабиться. Они молчали какое-то время, а потом он заметил, как Лида уснула. Тогда он успокоился и даже смог насладиться приятным моментом, но ненадолго, спустя несколько минут он и сам блаженно погрузился в сон.

Он уже полчаса лежал неподвижно и смотрел в потолок. Было раннее утро и, что характерно для воскресенья, все спали. Но Александр не мог сомкнуть и глаз и встать с постели тоже не мог. В его объятьях была прекрасная Лида, сон которой он боялся потревожить. Даже дышал осторожно. Мысли в его голове первый раз бурлили столь насыщенным и разнообразным потоком. Он ощущал недоступную для него раньше теплоту в грудной клетке, которая так приятно отзывалась у него в сердце. Причиной этому приятному ощущению была, несомненно, нежность Лиды, с которой она обнимала его. Но даже это не могло противостоять его беспокойству, которое с момента пробуждения только нарастало.

Саша первый раз проснулся не в своей квартире и не знал что делать. Возможно, Лида хотела провести с ним только ночь, и ему стоило собираться домой. А что если это наоборот обидит её? Она же сказала вчера, что хочет, чтобы он был рядом. Что это интересно значит? Сколько времени быть рядом? Ночь, полдня, все день или может быть всю жизнь? Что если она серьёзно хочет быть с ним всегда, невзирая на все его недостатки и странности. Поверить в это ему удавалось с трудом, но надеяться он себе позволял. По крайней мере, до первого секса он может наслаждаться и верить в это. Первый секс, скорее всего, окажется последним. Ведь судя по тому, как Лида вчера соблазняла Тиханова, ей это было важно. Она явно была опытная и хотела, чтобы мужчина мог её удовлетворить. Тиханов даже вспоминать свой первый и единственный раз не хотел. Если всё пройдёт также, то Лида даже видеть его не захочет.

Лида нежно провела рукой по его груди и обняла его крепче.

— Доброе утро, Сашенька. Как же приятно просыпаться в чьих-то объятиях.

— Доброе утро, Лида.

— Как тебе спалось? Я видела чудесный сон. Мне снился ты.

— Я тоже очень хорошо спал. – пробурчал в привычной манере Саша, боясь сказать что-то лишнее.

— Я рада это слышать. Пойду, умоюсь, и приготовлю нам завтрак.

— Хорошо.

Она встала и лёгким воздушным движением накинула шёлковый халат, потом посмотрела через плечо и показала свою очаровательную улыбку. Без очков и косметики она была ещё прекрасней, и Александр был очарован ей ещё больше. Казалось бы, можно было наслаждаться этим моментом, но у него это никак не получалось. Оставшись одним в комнате, он стал думать, что не достоин такой женщины и понял, что очень боится её потерять. Он понимал, что ей нужен мужчина опытный уверенный, который может её обеспечить. Он не обладал не одним из этих качеств. Только непьющий и не гулящий. Этого наверняка было недостаточно для длительных отношений. Нужно что-то менять. Ради Лиды он был готов сделать всё, что было в его силах. Хоть и, по его мнению, сил этих было немного.

Когда запах яичницы донёсся до комнаты и поманил Александра, он не стал сопротивляться и последовал в сторону кухни. По дороге он зашёл в ванную, чтобы умыться. Переживая за несвежие дыхание, он старался заменить зубную щётку пальцем, намазав на него приличное количество зубной пасты.

Саше хотелось бы спокойно наблюдать за тем, как Лида творит магию на кухне, но его оковывало чувство стеснения. Он смог только тихонько присесть на край стула и только изредка украдкой поглядывать на неё, боясь что-то спросить. Ему постоянно казалось, что он в любую минуту может всё испортить и лишиться этого подарка судьбы.

— Через минуту всё будет готово! Надеюсь, тебе нравится яичница с помидорами и сыром! Сейчас ещё бутерброды сделаю! – бодро сообщила Лида, вероятно, заметившая, что ему неловко.

— Очень нравится. – одобрил Тиханов – особенно, если приготовлено тобой. – решился добавить он.

— Сашенька, как приятно это слышать, — протянула она.

Он только смущённо отводил взгляд и чувствовал, как краснеет. Не зная куда деться, он тешил себя тем, что скоро в очередной раз вкусно поест и пойдёт домой готовиться к самому значимому событию в своей жизни. К сексу. Вернее для него он ровным счётом ничего не значил, сделать он это хотел для Лиды. Чтобы не потерять её. Только вот не понимал, понравится ли ей то, что он уйдёт домой. Чувствует ли она, как и он дискомфорт. Или хочет провести с ним весь день. Но тогда чем они будут заниматься всё это время? Эти и другие вопросы, которые его беспокоили навсегда, похоже, останутся без ответа. Ведь он их не задаст. Ему не хватает на это смелости.

— Готово! – провозгласила Лида и поставила на стол тарелку, с красиво выложенной едой.

Выглядело всё настолько аппетитно, что Саша и думать забыл о своих вопросах и переживаниях и принялся есть. Лида наслаждалась его аппетитом и сама ела не торопясь. Она не отрывала от него взгляд и периодически улыбалась. Александр отвлекался в этот момент от еды как по волшебству. Ведь он стал обращать внимание, что улыбка её действительно магическая. Она его очаровывала, успокаивала и влюбляла одновременно. Последнее чувство он, конечно, не мог интерпретировать верно, но он понимал, что чем чаще видит эту улыбку, тем больше она ему нравится.

— Сашенька, завтра ко мне приезжает сестра на неделю. Нужно будет целыми днями её развлекать и проводить с ней время. Ну, знаешь, шоппинг там, в кино сходить и всё в этом духе. В субботу утром она уедет обратно, и если ты хочешь, мы можем снова провести выходные вместе. Что ты на это скажешь?

— Я с удовольствием, – ответил Тиханов, едва успев проживать еду.

— Отлично, я постараюсь приготовить что-нибудь особенное! – радостно воскликнула Лида.

— Для меня вся еда, приготовленная тобой особенная.

— Спасибо, Сашенька. Ты такой обаятельный, — прильнула она на сложенные ладони и вновь мило улыбнулась. – А чем ты обычно занимаешься по воскресеньям?

Тут у Александра яичница встала поперёк горла и вся магия этого утра тут же испарилась. Выходные для него были отдельной сложной для разговоров темой. Он их просто ненавидел. Он не делал ровным счётом ничего, не считая некоторых бытовых дел, которые были не присущи другим мужчинам.

— Так, некоторые дела по дому, ничего особенного, — пробурчал он.

— Правда? Я тоже занимаюсь домом именно в воскресенье! На мой взгляд — это самый благоприятный день для этого. На сегодня я запланировала уборку и стирку. Нужно подготовиться перед приездом сестры.

Саша быстро сообразил, что засиживаться не стоит и это его порадовало. Он сам бы никогда не догадался, какое время для ухода наиболее благоприятное.

— Тогда не буду тебя отвлекать от твоих дел, мне уже пора, — сказал он и поставил в раковину тарелку. – Спасибо за завтрак было, как всегда очень вкусно.

— Всегда, пожалуйста, Сашенька. Я провожу тебя.

После того как Тиханов надел ботинки, он развернулся к Лиде и уже не боялся поцелуя. Он хотел этого. И возможно это желание поспособствовало успешности данного действия. Это было уже совсем «по-взрослому» и Александр испытал подобный трепет впервые. Они касались языками, но его брезгливость не подавала никаких сигналов. Ему так нравился этот процесс, что он не мог оторваться и чувствовал, как возбуждался. Испугавшись только, что Лида не собиралась так долго целоваться, он слега отстранился, и она сделала тоже самое.

— Буду скучать по тебе, — прошептала она. – Увидимся через неделю.

— Я тоже, — сказал Саша и направился к двери.

— Не забывай писать мне! – крикнула ему в след Лида.

— Хорошо, — ответил он и непроизвольно улыбнулся.

Его настроение первый раз было таким радостным. Александр не чувствовал ни стыда, ни вины, ни одиночества. Весенний бриз касался его лица, и он не мог не улыбаться, хоть и подозревал, что выглядит как ненормальный. Он испытывал чистейшее счастье и лёгкое возбуждение. Последнее наталкивало его на мысль о том, что через неделю должно состояться их соитие. Этого хочет Лида, да и он сам. И у него есть целая неделя, чтобы подготовиться к этому. Всё складывалось как нельзя лучше.

Придя домой, сытый и довольный он совершенно не был настроен заниматься домашними делами, в отличие от Лиды. Он направился прямиком к компьютеру и погрузился в изучение вопроса. Точнее вопросов, их у него возникало всё больше, а в просторах интернета можно было найти ответ  практически на любой из них. Он просидел весь день и вечер, погрязший в изучение нового материала и просмотром разного характера видео. Некоторые из них пробуждали в нём такое сильное возбуждение, что как бы ему не казалась мастурбация чем-то постыдным, он всё таки это сделал. И не раз. И был ещё более счастлив. Написав, Лиде сообщение спокойной ночи и получив пожелание в ответ, он отправился спать. И даже погрузившись в сон, с его лица не сходила улыбка.

Следующая неделя пролетела совершенно незаметно, что было редкостью для Тихонова. Он не понимал до конца причину быстротечности времени. Был ли это интернет и недавно открытый чудесный мир онанизма или же постоянные переписки с Лидой или новое поступление бумаг на работу. Или всё вместе. На самом деле это не имело большого значения, ведь для него это было лучшим ощущением. Жизнь перестала быть мучительным долгим ожиданием конца дня, конца недели, да и её собственного конца. Она превратилась в лёгкое воздушное мгновение радости и удовольствия. Пусть даже на неделю.

В пятницу он уже не мог дождаться встречи с Лидой. Всё в нем трепетало от предвкушения завтрашнего вечера и его развития. Александр, учитывая весь просмотренный материал, чувствовал себя абсолютно готовым к сексу. Но немного переживал, захочет ли его Лида в этот раз. Ведь он прочитал о том, что женщины весьма нестабильны в этом вопросе. В любом случае он надеялся на лучшее и продолжал штудировать интернет в поисках новых знаний и умений в области сексуальных утех.

«Доброе утро, Сашенька! Я еду провожать сестру на вокзал, а после этого займусь готовкой блюд. Надеюсь, тебе всё понравится. Буду ждать тебя вечером в семь, целую». Пришло сообщение от Лиды, которое разбудило Александра. Оно не могло его не порадовать и привести тут же в чувства. Всю неделю он писал пожелания доброго утра сам и всегда старательно пытался подгадать для этого время. А сегодня она написала первая, да ещё и такое приятное сообщение. Тихонов с первых минут этого дня чувствовал себя на седьмом небе от счастья. Он тут же написал в ответ:

«Доброе утро, Лида. С нетерпением жду нашей встречи».

После того как он отправил сообщение тут же соскочил с кровати и вприпрыжку направился в ванную. Он думал о том, какие цветы ему купить и какие комплименты говорить. Все его мысли были только о ней и Саша не мог с этим ничего поделать. Да он и не хотел, ведь чувство счастья опьяняло его. Всё чего он желал, чтобы это длилось подольше, а лучше и вовсе не прекращалось.

В течение дня волнение подступало всё ближе и ближе, но Александр боролся с ним как мог. Стараясь себя занять, он долго выбирал костюм, потом тщательно его гладил и несколько раз примерил. Тиханов решил только позавтракать и в течение дня ничего не есть, ведь его ждал вкуснейший ужин, приготовленный Лидой. Но и на ужине он планировал съесть всего в меру, дабы не испортить самое главное событие вечера. Секс. Да, его первый настоящий секс, к которому он готовился всю неделю. Но, несмотря на подготовку и уверенность, дурные мысли всё же начинали проникать в его голову и вызывали знакомую ему тревожность. Он прочитал много книг на эту тему и знал, что тревожность и волнение — худшие враги для секса. Поэтому старательно продолжал давать им отпор.

Следующее чем он занял свою голову — это был выбор цветов. Он вновь начал искать в интернете информацию об их значении. Чем больше он читал, тем больше убеждался, что всё это было чушью. Ведь некоторые источники об одних и тех же цветах писали противоположные суждения. Стало ясно, что это не поможет отвлечься. Он неизбежно начинал волноваться, да ещё и интернет вызвал в нём лёгкое чувство фрустрации. До встречи ещё было два с половиной часа, и тревожный Тихонов не мог найти себе места.

Он пролежал на диване целый час, и был загнан своими мыслями в самый угол. А что если Лида вообще не собирается с ним заниматься никаким сексом? А если и собирается, то явно не даст больше ему это понять, ведь в прошлый раз он ей отказал. Подумать только! Отказал такой женщине и даже не объяснил причину! Как она вообще после этого хочет его видеть? Не понятно. Но ясно одно, что если в этот раз он допустит оплошность, Лида не станет терпеть его странности, о происхождениях которых он даже не может рассказать. Всё это буквально взрывало мозг Александру и его даже начало немного потрясывать.

Он решил прекратить этот хаос в его голове и начал собираться. Дрожащими руками он надел свой костюм. Затем чтобы немного успокоиться решил выпить стакан воды. Не совладав с дрожью, он пролил на себя воду и расстроился ещё больше. Другой бы человек обрадовался, что это всего лишь вода, но не Александр. Состояние стало совсем подавленным. И если бы кто-нибудь, увидевший его сегодняшним утром, наблюдал бы за ним сейчас, решил бы что у него раздвоение личности или же случилось какое-то страшное горе. Ни то ни другое не было верным суждением, всё дело было в мыслях Тихонова, именно они мешали ему жить, как обычным людям.

Не дожидаясь пока высохнет пятно, он пулей выскочил из дома, который стал его угнетать. Он направился в цветочный магазин и взял те же самые розы, которые понравились Лиде. Рисковать и экспериментировать, сегодня явно не стоит. Саша решил сделать большой круг к дому Лиды и тем самым скоротать ещё полчаса до назначенного времени. Он себя успокаивал лишь тем, что даже если ничего не удастся с сексом, то он наверняка вкусно поест. Тем более он уже очень сильно проголодался. А ещё он будет просто рад увидеть Лиду, а там уже будь, что будет. Волнение и тревога слегка отступили и его руки перестали дрожать. Он оглянулся и увидел, что уже подошёл к Лидиному дому. На часах было без пятнадцати семь, и он решил подождать, когда будет ровно на улице. Он ходил из стороны в сторону и бурчал себе под нос комплименты и ещё всякую ерунду.

— Чего ты там стоишь? – послышался вдруг голос сверху. – Поднимайся скорее, я тебя уже заждалась.

Александр поднял вверх голову и увидел её, свою прекрасную Лиду в персиковом платье. Он раскраснелся от смущения и готов был снова себя поносить за то, что не додумался написать и стоял внизу как дурак, но почувствовал какую-то приятную дрожь внутри, которая остановила это. Он поскорей хотел подняться и увидеть Лиду вблизи. А ещё он был рад, что цветы на этот раз были точно в тон к её платью. Это был для него какой-то хороший знак, который его успокаивал.

Встреча была столь долгожданной, что когда они оказались на одной лестничной клетке, то не сдержались и побежали на встречу друг другу. Они слились в поцелуе и всё, что беспокоило Александра, просто перестало существовать на это мгновенье. Они с трудом отсоединились друг от друга и оба улыбнулись, только Тиханов слегка при этом покраснел.

— Я так рада тебя видеть, Сашенька. Я очень скучала.

— И я тоже. Это тебе, — вымолвил он, при этом почувствовал скованность в теле и с трудом протянул букет.

Это довольно необычно ощущать, когда чувство невероятной эйфории и трепета порождает волну стеснения и вызывает полнейший ступор. Но именно так действовала на него Лида. И ему это как ни странно нравилось, ведь стесняться он привык, а испытывать столь приятные чувства ему раньше не приходилось.

— Спасибо Сашенька, мои любимые! Заходи скорее, буду тебя угощать, только поставлю в воду цветы, – сказала Лида и направилась в гостиную.

Её платье развевалось, пока она шла, и Александр на минуту замер, смотря ей в след. Он просто не мог оторвать взгляд и думал о том, что она богиня Афродита. Сказать он это бы не решился и поэтому перебирал более классические комплименты у себя в голове. Когда Лида возвращалась обратно, то увидела, что он ещё в ботинках.

— Ты чего стоишь? Снимай обувь и проходи на кухню. Чего же ты ждёшь?

— Да я просто… Загляделся на тебя. Ты очень красивая.

— Спасибо, Сашенька, – сказала она и смущённо поправила квадратные очки.

Тиханов снял ботинки и чуть ли не бегом направился на кухню, чтобы отведать обещанные угощения. Он был настолько голоден, что даже пренебрёг впервые гигиеной и прошёл мимо ванной. Запах еды буквально гипнотизировал его. Зайдя на кухню, он обомлел от изобилия и красочности блюд. И готов был накинуться на них, словно зверь.

— Угощайся, я очень старалась, — сказала Лида и протянула ему салфетку, которую по этикету необходимо было куда-то пристроить.

Это немного отвлекло Александра, и он положил её себе на колени, как и в прошлый раз. После этого он уже не мог ничего ни сказать, ни подумать, только лишь есть. Он накладывал себе всего самого разного и только, когда на тарелке уже не осталось места, принялся есть. Он изо всех старался, чтобы движения были плавными, но всё равно из-за сильного голода проскальзывали животные повадки.

— Какой хороший у тебя сегодня аппетит! – не смогла не отметить Лида. – Это лучшая награда для хозяйки!

Тиханов смог только смущённо улыбнуться и продолжил есть, хоть и немного медленнее. Голод стал потихоньку утихать, но еда была настолько вкусной, что он не мог остановиться. Время за столом пролетело как в тумане и только, когда на тарелке было пусто, Тиханов диагностировал у себя тотальное переедание.

— Тебе понравилось? – спросила Лида, заметив, что он доел. – Может быть добавки?

— Нет, спасибо большое. Кажется, я уже объелся. Всё было очень вкусно, – не без труда пролепетал он.

Лида продолжала тихонечко и не торопясь кушать, а Александр не знал, как вернуть своему телу какой никакой былой тонус. Он вдруг вспомнил, что не помыл руки и решил отправиться в ванную, предупредив об этом Лиду. Она одобрительно кивнула головой и тоже встала, чтобы начать мыть посуду.

Тиханов умыл руки и лицо и молился, чтобы еда переварилась быстрее. Вдруг Лида вновь захочет потанцевать или дело дойдёт, таки до соития. Выйдя из ванной, он обнаружил, что Лиды уже нет на кухне, и проследовал в гостиную. Она лежала на диване в одежде и, заметив его, тихонько шепнула.

— Давай полежим немного, как в прошлый раз.

— Хорошо.

Он забрался на кровать и лег рядом, не отличившись при этом грациозностью. Лида аккуратно прилегла ему на грудь и обняла одной рукой. Саша сделал тоже самое. Одну руку он положил на плечо, а другую строго параллельно своему телу. Они лежали так не подвижно и молча некоторое время, после чего Лида начала разговор:

— Сашенька, скажи, у тебя были отношения с женщинами?

Тут Александра не просто сковало, а буквально парализовало. Он напряжения он даже сдавил Лидино плечо, но никак не мог с этим справиться. Он понимал, что на вопрос придётся ответить и спустя целую минуту выдавил:

— Нет. У меня не было времени заводить отношения, — решил он не говорить реальную этому причину и бессовестно соврал. Времени у него как раз было хоть отбавляй.

— Понимаю. А, что насчёт мимолётных романов?

— Тоже не было, – сказал он уже честно, чувствуя вину за ложь.

— Вот уж не думала, что когда-то буду первой девушкой у кого-то. Это так приятно.

Тиханов не переставал удивляться, как каждый его недостаток она превращала в достоинство. Он по-прежнему не верил своему счастью и ожидал какой-то подвох.

— Ты достойна самого лучшего, — вырвалось внезапно у него.

— Ты, правда, так считаешь?

— Да.

— Мне кажется, что я уже нашла самого лучшего.

— Кого? – недоумевая, спросил Тиханов. Это была явно не его характеристика

— Тебя! Кого же ещё, — смеясь, ответила Лида и потянулась поцеловать его.

Это был просто нежный поцелуй, который был нужен для подтверждения её слов. Но постепенно он перерос в более страстный. Лида не  на шутку заводила Александра и заводилась при этом сама. Тиханов в процессе стал догадываться к чему идёт дело. Возбуждение и радость переплеталось с бешеным волнением. Сердце хотело вырваться из груди, а его половой орган то напрягался и твердел, то становился вялым и бесполезным. Похоже, было на лихорадку, его лицо и тело стало покрываться потом. Он невольно начал отстраняться, боясь испортить момент.

— Ничего не бойся. Просто доверься мне, прошептала Лида.

Он перестал сопротивляться и попробовал довериться. Она лёгкими движениями, не торопясь, начала расстёгивать пуговицы на его рубашке, при этом целуя его. Затем она принялась снимать с себя платье. Саша увидел её прекрасное подтянутое тело, и ему сорвало крышу. Он сам стал стягивать с себя брюки, чувствуя, что его член готов к долгожданному событию. Вся эта атмосфера и темнота опьяняла, и он мог думать только о Лиде. А когда она сняла бельё, то разум и вовсе отключился, а тело задрожало. Опытная Лида засунула одну руку ему в трусы, а второй аккуратно сняла их. Когда Саша почувствовал её руку на своём половом органе, он даже тихонько простонал на вдохе. Засмущавшись этого, он старался прийти в себя и контролировать последующие непроизвольные звуки и движения. Но ничего не выходило. Он сходил с ума от удовольствия, ведь рука Лиды скользила по его члену всё быстрее и быстрее. А потом и вовсе стала направлять его в свою сторону, в то самое место, до которого Тиханов даже боялся дотронуться. Он не считал, сколько раз ему удалось зайти туда и выйти, но очевидно было, что ничтожно мало. Весь этот так долгожданный секс длился от силы секунд пять, максимум шесть.

Тиханов ждал, когда Лида повернётся к нему и скажет, что секс с ним полное дерьмо, да и он сам не лучше. Но вместо этого она нежно укрыла их голые тела одеялом и прильнула к нему всем телом. Он сразу же обнял её, ведь не считая стыда, он получил удовольствие, даже больше, чем от мастурбации.

— Сашенька, мне так с тобой хорошо, – прошептала Лида и обняла его крепче.

— И мне.

— Я бы хотела проводить с тобой каждый вечер вместе. И даже не только вечер, а весь день. Я бы хотела готовить для тебя и всегда радовать новыми блюдами. Может быть, тебе стоит переехать ко мне? Что скажешь?

Тиханов никогда нигде не жил, кроме своей квартиры и даже не представлял, как вести общий быт с кем-то, кроме матери. Но при упоминании об этой вкуснейшей еде, он просто не смог ничего с собой поделать и сказал:

— Я бы, наверное, с радостью.

— Отлично! Когда ты сможешь? Может быть, завтра? – вдруг встрепенулась Лида, восклицая. – Воскресенье — отличный день для переезда! А я бы занялась уборкой, прямо семейная идиллия!

— Хорошо… — неуверенно согласился Тиханов.

У него от словосочетания «семейная идиллия» по типичной мужской инерции возник страх. А ещё, потому что он не ожидал, что это произойдёт так скоро. Ему ведь для каждого нового события требовалась теоретическая подготовка. Но он уже дал согласие, деваться было некуда.

— Тогда давай спать. Утро вечера мудренее. Завтра предстоит нелёгкий, но замечательный день. Спокойной ночи, Сашенька, – Лида чмокнула его в губы и легла ему на грудь.

— Спокойной ночи.

Александр думал, что всю ночь не сможет уснуть и будет анализировать сегодняшний вечер и осмыслять столь важное и пугающее его событие, как переезд. Но стоило ему закрыть глаза, как всё плохие мысли отступили и он заснул сном младенца, обнимая при этом женщину, в которую он безнадёжно влюблялся, сам того пока не понимая.

Тревога в Сашиной голове зазвенела вместо будильника, не давая даже малейшей надежды на продолжение сна. А ведь часы над входной дверью показывали, что ещё не было даже шести утра. Но какая разница сколько время, если появилась серьёзная причина для переживания. Вчера его разум начиная с момента, как он увидел Лиду, был практически в отключке. Тиханов просто парил в небесах, а сейчас, когда она спала крепким воскресным сном, он свалился с небес на землю. Причём падение было достаточно неприятным, ведь то с какой силой он начал переживать, даже его, привычного к этому, пугало. Тревога подключила других своих товарищей, таких как: страх, стыд, отчаяние и всевозможные предположения наихудших развитий событий.

Страх перед кардинальной сменой его привычной жизни, приправленный чувством стыда, за вчерашний позорный секс не были основной причиной настоящей вакханалии в его голове. Всему виной была боязнь разочаровать Лиду. Он прекрасно понимал, что был, мягко говоря, странным. Совсем недавно, он даже не представлял, как жить дальше. А тем более как жить с кем-то чужим, чем заниматься и как проводить время, какие обязанности нужно выполнять. Тиханов был уверен, что даже если Лида и не разглядела в нём недостатки, из которых, на самом деле, он весь состоял раньше, то после переезда это не заставит себя ждать. Она поймёт, что жизнь с ним скучна и однообразна и возможно, как и он, тоже захочет покончить с собой от скуки. Но скорее расстается с ним и постарается забыть, как страшный сон. А после этого найдёт себе достойного и интересного человека.

Александр спустя два часа буквально впал в отчаяние и всё, что ему помогало держаться – это объятья Лиды, которые он так боялся потерять. Настолько боялся, что стал придумывать, как найти выход из этой ситуации. Это было ему не свойственно, раньше он предпочитал сдаваться, но теперь всё было иначе. Очевидно, что избежит он всего этого, только если найдёт причину отложить переезд. Тогда он сможет подготовиться к этому и уже не разочарует Лиду. Весь следующий час он молился, чтобы Лида не проснулась, и искал в голове хоть одну приличную отговорку. Всё было не то. Он даже вспотел от напряжения. Такой ерунды, как сейчас его мозг ещё не генерировал.

— Доброе утро, Сашенька, — внезапно прошептала Лида.

Тиханов даже немного подскочил от неожиданности и полностью растерялся. Отчаяние вновь накрыло его с головой, и он даже не смог повлиять на грустную интонацию в голосе:

— Доброе… Доброе утро.

— Что с твоим настроением? Сегодня же прекрасный день! – сказала Лида и потянусь вслед за руками.

— Всё хорошо.

— Вот и славно.

Она легонько поцеловала его и встала с кровати. Совершенно голая Лида при свете утреннего солнца снова затуманила, измученный разум Тихонова, и ему стало спокойней. Она накинула халат и снова улыбнулась, посмотрев на него через плечо.

— Ты поваляйся ещё, а я приготовлю вкусный завтрак, — сказала она и ушла на кухню.

Тиханов остался наедине со своими мыслями и решил ещё порыться в своей голове в поисках адекватной причины отложить переезд. Как он не старался, ничего убедительного не приходило в голову. И спустя пятнадцать минут, послышался голос:

— Сашенька, всё готово! Приходи на кухню!

— Иду, — крикнул он и стал надевать брюки и рубашку.

На столе его ждал отменный завтрак, но даже он не смог его отвлечь от негативных мыслей. Тиханов уставился в одну точку на столе и медленно пережёвывал каждый кусок.

— Сашенька, всё хорошо? Тебе не нравится? Наверное, пережарила… — заволновалась Лида.

— Нет, нет что ты. Всё, как обычно, вкусно. Я просто думаю на счёт переезда…- начал Тихонов в надежде, что именно в этот момент ему на ум придёт какой-то грамотный аргумент, но ничего такого не произошло.

— Я понимаю, ты переживаешь. Я тоже испытываю волнение, но мне кажется, это будет замечательно! Только представь: мы будем каждый день вот так завтракать, обсуждая какую-нибудь ерунду. Коротать вместе вечера и ночи. Что ещё нужно для счастья? Ведь так?

От этих слов Саша буквально воспрянул. Картина вырисовывалась вполне радужная. Конечно, тревога никуда не ушла, но значительно сбавила обороты и он одобрил:

— Так. Думаю, ты права.

— Ну конечно я права. Вот увидишь, всё будет хорошо. Давай доедай и поезжай к себе за вещами. Я пока наведу порядок и освобожу тебе полочки. Я так взволнована! – улыбнулась широко Лида.

Улыбка эта действовала на Александра просто магически, и он только кивнул. Похоже, уже ничего не поделать, да и стоит ли. Может быть, и правда всё будет не так плохо, как он думает.

Придя домой, он первым делом осмотрел своё жильё. Квартира была хоть и в разных тонах, но выглядела мрачной. Уюта и комфорта здесь никогда не было и в помине. Даже при живой матери, она не была ничем похожа на уютное гнёздышко Лиды. Может быть, она и есть причина суицидальных мыслей Тихонова? Возможно, стоит ему покинуть её, и его жизнь станет абсолютно нормальной, как у всех людей. К счастью ему представился шанс это проверить, и теперь тревожность Саши потихоньку замолкала. Настроение и мысли постепенно переходили на оптимистичную сторону, и он чувствовал слабенький приток энтузиазма.

Отыскав в кладовке старую дорожную сумку, Тиханов стал думать с чего же начать сборы. Самое необходимое – это рабочий костюм, один из которых был на нём, а второй он аккуратно сложил, пытаясь сильно не измять. Далее он сложил в пакет все свои ванные принадлежности. Также сложил пижаму и домашние штаны с майкой. Они конечно были изрядно поношены, но покупать новые, не было ни времени, ни средств.

Оглядываясь вокруг в поисках нужных вещей, он увидел компьютер. Без него Тиханов уже не мог представить своей жизни, а у Лиды его не было. Он уже хотел начать разбирать, компьютерную установку, как вдруг понял, что это будет не совсем уместно. Лида хочет проводить время именно с ним, поэтому на компьютер отвлекаться будет бестактно. Но можно увезти его обратно на работу и сидеть в интернете там! От такой удачной идеи Тиханов даже улыбнулся первый раз за день.

Снова озираясь по комнате, он увидел домашние тапочки и положил их в сумку. Они же и навели его на мысль о следующем необходимом атрибуте. Носки! Трусы! Чуть не забыл о таких важных деталях. Он направился к старому комоду и выдвинул верхний ящик. Вдруг он замер. Даже дыхание и сердце остановилось. Причиной этому служила тонкая папка, одиноко лежавшая на фоне его чёрных однотонных носков. Как же он мог забыть? Самое важное сейчас в его жизни было описано на этих листах. Это был его контракт, о котором он даже и не вспомнил после знакомства с Лидой. Как будто этого и не было. Но сейчас его обдало холодным потом, и он вспомнил тот день очень чётко. Всё было более чем серьёзно и сейчас стало настоящей проблемой. Проблемой такого масштаба, что он даже не стал думать, как её решить, а сразу впал в отчаяние.

Лида появилась в его жизни неожиданно и с её приходом всё изменилось. Он больше не задумывался о самоубийстве. Все его мысли были только о Лиде. О его прекрасной Лиде, которая ещё ничего не знает. Но он обязан был ей рассказать, хоть и не знал как. От страха и безвыходности его так затрясло, что он сел на пол и уставился на контракт. Порвать, сжечь и уничтожить — вот, что хотелось сделать с этими листами. Если бы это помогло, он бы уже определился с выбором, как именно от него избавится. Но, к сожалению, он отчётливо помнил, что у Велеса Георгия Викторовича есть копия контракта с его подписью.

Что же делать? Он бы мог выкрасть копию, но даже не знал, где находится их организация. Есть вариант попытаться выиграть, но он уже упустил приличное количество времени, отведенное на подготовку к заданию. Что же делать? Он задавал себе этот вопрос снова и снова, сидя на полу, битый час и не отрывал взгляд от контракта. На самом деле теперь ему не казалось отсутствие многочисленных пунктов в нём, положительным моментом. Помимо трёх предложений на первой странице и какого-то бессмысленного описания будующего общества на следующих листах, не было ничего. Никакой зацепки или лазейки, чтобы выпутаться из этой безнадёжной ситуации.

«Сашенька, обед готов, я тебя жду. Ты куда пропал?» — пришло сообщение от Лиды, отчего Саша даже вздрогнул.

Нужно рассказать всё Лиде. Но как? Это же просто безумие! Она ни за что не проверит и обязательно решит, что он сумасшедший. И тогда их совместная жизнь, да и общение с ней закончится в один день. Даже недели не пройдёт. Да ещё и придётся рассказать о попытке покончить с собой… Нет! Исключено!

Тиханов понимал, что нужно было что-то ответить Лиде и уже начать собираться выходить. Она его ждёт и даже не думает услышать никаких подобных новостей. Она просто хочет быть счастливой и жить спокойной жизнью с мужчиной. И раз Александр оказался именно этим мужчиной, он обязан сделать всё для неё. В частности уберечь от различных потрясений и неадекватных поступков. Решено. Тихонов будет скрывать это, и думать, как с этим разобраться. Нужно постепенно стараться выполнить задание. Так на всякий случай. Естественно в рабочее время.

Саша встал наконец-то с пола, почувствовав, что ноги прилично затекли, и подошёл опять к комоду. Он достал часть носков и на их место положил папку, прикрыв её остальными носками. Далее в среднем ящике он достал несколько трусов, подобрав самые приличные относительно остальных. Он отключил все электроприборы и вынес мусор. Оглядев напоследок своё угнетающее жильё, он взял сумку и вышел за дверь. Закрывая её на три оборота, он изо всех сил желал не возвращаться сюда подольше.

Лида встретила его с прекрасным настроением и улыбкой на лице. Она была в красивом бледно-жёлтом халате с рюшками, такая домашняя и нежная. С кухни доносились запахи жареной картошки и каких-то солений. В квартире царил уют, и вернуться туда было безумно приятно, а ещё и с собственными вещами.

— Сашенька, дорогой, располагайся пока в гостиной, я пойду, накрою стол. Нам стоит отпраздновать твой переезд. Даже не вериться!

— Да… И мне, – растерянно сказал Тиханов, вспомнив внезапно  о контракте.

— Всё хорошо?

— Да.

— Пожалуйста, если всё ещё ты переживаешь на счёт переезда, то не стоит, это уже случилось! – сказала она посмеиваясь. – И я этому очень рада!

— Я тоже рад, — буркнул он и постарался натянуть улыбку.

— Прекрасно! – поцеловала его Лида и ушла на кухню.

Тихонов заметил в шкафу пустые полочки и аккуратно стал раскладывать свои скромные пожитки. Костюм он повесил на плечики, а предметы гигиены положил аккуратно в уголок ванной комнаты. Там же он как обычно старался привести себя в норму и выкинуть из головы все мысли о контракте. Но чем больше Саша старался о нём не думать, тем сильнее он въедался в его головной мозг, вызывая при этом так знакомую ему тревогу.

Лида уже сидела на своём месте за столом и не притрагивалась к еде, ожидая его. Александр неуверенно доковылял до своего места и тяжело опустился на стул. Всё его тело сигнализировало о какой-то проблеме, но на лице он старательно натягивал дурацкую улыбку, которая ещё больше выдавала его. Даже эта ароматная золотистая картошка с грибами не могла вызвать аппетит и привести его в чувства. Он запихивал в себя всё, что было на тарелке и почти не жуя, проглатывал.

Лида могла не заметить некоторых сигналов тревоги в поведении и в речи человека, но симуляцию аппетита она сразу раскусила. Она наблюдала за Сашей на протяжении всего обеда и не сказала ни слова. От этого он волновался ещё больше, но продолжал есть и улыбаться с набитым  ртом.

После того как они оба закончили приём пищи, Лида сказала:

— Сашенька, надеюсь, тебе всё понравилось, и ты наелся, а сейчас пойдём в гостиную и поговорим, как нормальные люди.

— А…О чём ты хочешь поговорить? – дрожащим голосом спросил ещё более взволнованный Тиханов.

— О том, что тебя так сильно беспокоит. Я должна это знать. Не переживай, я всё пойму, даже если тебе не нравится, как я готовлю, – немного с обидой сказала она и ушла в гостиную.

— С чего ты взяла, что мне не нравится? Я никогда ничего вкуснее не ел! – крикнул ей в след Саша и направился за ней.

— Тогда в чём дело? – спросила она и села на диван.

— С чего ты взяла, что что-то случилось? – предпринял попытку он избежать разговора и опустился напротив неё.

— Саша, прекрати. Я вижу, что у тебя что-то стряслось. Пойми, если мы будем умалчивать друг от друга проблемы, то какой смысл нам быть вместе? Люди для этого и живут вместе, чтобы поддерживать друг друга во всём. Преодолевать все невзгоды. Я всё пойму и постараюсь помочь тебе, чем смогу, — сказала Лида, не отрывая глаз от него и сжимая изо всех сил его руку.

Это подействовало. Тиханов вдруг почувствовал, что она действительно способна понять все его странности и принимает его таким, какой он есть. А если и это не так, то уже ничего не поделаешь. Он загнан в самый угол.

— Хорошо… Даже не знаю с чего начать. Понимаешь я забыл об одном важном деле… А сейчас вспомнил. Но я больше не хочу им заниматься, а отказаться, похоже, нельзя. Поэтому я в замешательстве… — потупив глаза в пол, поделился Тиханов.

— Сашенька, любую проблему можно решить. А тем более отказаться от чего-то. Мы живём в свободной стране, и никому в этом мире не принадлежит твоя собственная жизнь. Расскажи мне обо всём подробнее. Что это за дело такое?

— Знаешь, Лида. Вообще-то думаю, что моя жизнь принадлежит одному человеку. Я подписал контракт и дал на это своё согласие.

— То есть как? Зачем? Что ещё за контракт? – недоумевала Лида.

— Когда-то я хотел расстаться со своей жизнью… — его голос задрожал, а всё дело свело. – Я был в отчаянии и готов был со всем покончить. И тогда я встретил одного человека. Он мне предложил поучаствовать в проекте…

Дальше Тиханов поднял глаза на Лиду и вдруг почувствовал, что может полностью доверять ей. Он рассказал ей всё в мельчайших подробностях и постарался ничего не скрывать. Он боялся её реакции, но когда рассказывал, чувствовал облегчение и потихоньку успокаивался. После того как он закончил, Лида выдержала паузу длиной в несколько минут и после произнесла:

— Сашенька, дорогой мой…  Мне так жаль, что я не встретила тебя раньше. Бедненький… Ведь ничего этого бы не произошло. Ты бы так не страдал… Даже не представляю, как тебе было тяжело – она обнимала его всё крепче и крепче и на её глазах наворачивались слёзы.

— Ничего Лида, сейчас всё хорошо. Я счастлив, что встретил тебя.

— Знаешь, что Сашенька, тебе следует позвонить этому человеку. Ты должен сказать, что всё отменяется! Я не хочу потерять тебя! А богатства нам не нужны! Мы и без них будем счастливы!

 — Да. Ты права.

— У тебя есть его телефон?

— Да, должен быть записан в справочнике.

Александр отыскал контакт Весеса Григория Викторовича и тут же набрал его номер. Телефон абонента был недоступен.

— Не могу дозвониться.

— Ладно, попробуем позвонить позже. А если он будет против, то пойдём в полицию, напишем президенту, обратимся в мировой суд! Нас ему не запугать! Всё будет хорошо, Сашенька, — с боевым настроем проговорила Лида и снова обняла его.

На следующий день телефон Велеса также не отвечал. И на следующий тоже. Лида спрашивала каждый день и не забывала напоминать звонить. А спустя неделю безуспешных попыток дозвониться, они оба об этом забыли. Они были заняты друг другом. После этого разговора недомолвок между ними совсем не осталось. Это их сплотило и укрепило отношения между ними. Лида и Александр были по-настоящему счастливы и с каждым днём становились счастливее.

 

Прохладный ветерок ранней весны развеивал рыжие волосы Лиды, которые Саша любил теперь уже всем сердцем. Это был первый самый тёплый день после зимы. И так удивительно совпало, что он пришёлся на субботу. И конечно все люди стали выбираться на прогулку. Лида надела своё новое весеннее пальто и решила пойти без шапки. Александр был против, но спор выиграть так и не смог, аргументы и напор Лиды оказались убедительнее. Сам же он по привычке укутался в зимний шарф и натянул тёплую шапку. О чём уже немного жалел, ведь было действительно непривычно тепло.

Тиханов старался не вспоминать о своей прежней жизни до того, как он встретил её. Сейчас он был действительно счастлив и наслаждался каждым моментом своей жизни. Вернее их жизни. Теперь они существовали с Лидой, как одно целое. Просыпались в одно время, завтракали и разговаривали обо всём на свете. Лида провожала его на работу и всегда собирала контейнер с вкусной едой на обеденный перерыв. Вечерами они ужинали, смотрели фильмы, читали книги или просто лежали в обнимку молча. Занимались любовью. Надо признать, что Александр в этом деле значительно улучшил свои навыки. Он продолжал смотреть ролики интимного характера на работе, исключительно с целью развития. Также Лида поделилась с ним своими предпочтениями в сексе. А ещё ему удавалось продолжать соитие всё дольше и дольше, чему он был несказанно рад и чувствовал себя настоящим мачо.

Саша был счастлив и был уверен, что он заслужил это. Ему казалось, что вся его прежняя жизнь была платой за это счастье. И если бы ему предложили жить обычной жизнью всю жизнь или же страдать тридцать лет, а потом оставшееся время быть безгранично счастливым, он бы выбрал второе. Та самая тревога, которая мешала ему жить, покинула его. Он не чувствовал её с того дня, как всё рассказал Лиде. И даже, когда он разбил её любимую вазу, он ничего такого не испытал. Тиханов знал, что Лида расстроится, но поймёт, что он не специально. Так и было, она лишь вздохнула, а потом и вовсе сказала, что это на счастье. Саша купил ей другую вазу взамен этой, и она полюбила её сильнее прежней. После этого он был уже уверен, что победил и тревогу и страх и отчаяние. И всё это благодаря этой прекрасной рыжей даме.

Он никогда не брал с собой телефон, когда он находился с Лидой. Кроме неё всё равно никто ему не звонил. И сейчас, когда они медленным шагом шли, держась за руки, в кармане у него лежал только кошелёк и ключи. Ключи были от Лидиной квартиры, свою он начал сдавать несколько месяцев назад и не чувствовал себя теперь таким бедным. Лида эти деньги не требовала, но он сам тратил их исключительно на подарки. Он старался радовать её не только по праздникам и дарил цветы не реже чем раз в две недели. Лида была в восторге и не уставала говорить Саше, как ей с ним повезло.

Когда они пришли домой, она, как обычно отправилась на кухню готовить ужин. Тиханов решил почитать, подаренную Лидой на их годовщину знакомства книгу. Он переоделся в мягкую домашнюю одежду и открыл совсем новую книгу. Перед тем как погрузиться и уйти с головой в историю, он оглядел зачем-то всю комнату и уже хотел начать читать, но ему на глаза попался мигающий телефон. Горящий дисплей сигнализировал о пропущенном звонке или сообщении. Тиханов был уверен, что это очередная глупая рассылка каких-нибудь магазинов, но всё же взял в руки телефон. Его отвлекало это мигание.

«Доброе утро, Александр. Напоминаем вам, что у вас осталась неделя до выступления. Напечатайте, пожалуйста, вашу подготовленную речь на листе формата А4 в одном экземпляре. С уважением, Велес Г.В.»

Тиханов успел прочитать только начало фамилии, после чего телефон выпал из дрожащей руки. Если бы он сейчас стоял, то вероятно ноги бы его не удержали. А если бы у него было больное сердце, то случился бы инфаркт миокарда. Но Саша просто сидел на своём кресле и выглядел снаружи совершенно обычно. Внутри же он падал на самое дно мрака, где его так долго ждали знакомые ему негативные чувства. Они словно изголодавшиеся звери разрывали его парализованное тело  на части, а он кричал изо всех сил. Тревога вгрызалась ему в шею, страх обгладывал его конечности, а отчаяние пыталось добраться до самого сердца и растоптать его. Это было похоже на кому, но, к сожалению, для Александра он всё еще был в сознании.

Стараясь бороться, он цеплялся за самые сильные чувства, думал о Лиде. Он больше всего на свете не хотел, чтобы она испытала то, что он сейчас. Тиханов пришёл потихоньку в себя и начал думать, как оградить Лиду от этой информации и выпутаться из этой ситуации. Прежде всего, ни в коем случае не подавать виду, что возникла проблема. Его любимая женщина всегда чувствовала, когда он переживал. Пока Александру удалось лишь сдерживать дрожь в руках и коленях, но в остальном весь ужас от прочитанного отражался на его лице. Саша быстро удалил сообщение, как будто его и не было. Он взял книгу и постарался отвлечься чтением. Разумеется, неудачно. От такой информации не возможно было просто не думать. Ведь без шуток на кону была его жизнь. И раз Тиханов не подготовил никакого ответа, то нужно было готовиться к худшему.

От мысли о неизбежной смерти, Сашу бросало в жар, голова кружилась. Он понимал, что оставаться дома не вариант, ему нужно на свежий воздух, чтобы хоть как-то прийти в себя. Три глубоких вдоха и выдоха позволили ему придумать причину для того, чтобы ненадолго отлучиться. Он сказал Лиде, что в его квартире возникла проблема с сантехникой и жилец просит прийти и решить её. Лида, занятая готовкой, даже не обратила внимания на волнение Александра. Он же сломя голову побежал скорее в парк. Придя на свою знакомую лавку, он стал обдумывать, как ему выпутаться из этого дерьма, в которое он имел неосторожность влезть не иначе как по дурости. Сейчас ему всё это казалось немыслимым.

Он держался за голову и прокручивал в голове эту встречу с Велесом. Вариант с полицией, предложенный Лидой, явно отпадал, ведь Григорий Викторович чётко дал понять, что за проектом стоит влиятельный человек. Стараться убедить людей, что он достоин богатства тоже было опрометчиво, ведь он даже не знал, что сказать. Он не смел рисковать свое жизнью, зная как Лида любит его. Она просто не сможет пережить его смерть и будет страдать. Да и сам Тиханов не хотел, чтобы такая счастливая жизнь заканчивалась.

Он постарается убедить всех отказаться от голосования. Это самый верный вариант. Отказаться от проекта невозможно, а пробовать убедить всех, что он достоин богатства рискованно. Да и не нужно ему было уже никакое богатство. Он его уже обрёл в лице Лиды, которая ни в коем случае не должна ни о чём узнать. Он сам в это влез, ему мы выбираться.

Эта верная мысль успокоила Тиханова, и он решил вернуться домой. При Лиде он изо всех сил старался не подавать виду, что он в беде. Он поддерживал беседу за ужином и даже старался улыбаться. А после этого отправился в своё кресло и взял книгу. Он перелистывал страницы, выдерживая паузы, но не читал ни слова. Саша мог думать только о том, что скажет со сцены. Как убедит толпу не голосовать.

Всю следующую неделю он тщательно обдумывал, что же ему сказать людям. Он писал на листе свою речь, читал, комкал и выкидывал. Ни одна из мыслей не была убедительной. Его охватывала настоящая паника, но приходя домой, он держался изо всех сил и не подавал вида. В ночь с четверга на пятницу Тиханов не сомкнул и глаз и к утру принял решение, что скажет людям всё как есть. Так же как когда-то открылся Лиде, после чего всё стало хорошо. Остаётся надеться, что все эти люди поймут его так же как она. На работе он старательно пытался уместить весь свой рассказ в семь минут. Когда ему удалось всё сформулировать, он решил отрепетировать и взял телефон, чтобы засечь время. На его экране было непрочитанное сообщение, и Тиханов уже догадывался от кого. Его опять обдало холодным потом, но он всё же его открыл, в тайне надеясь, что всё-таки это мероприятие может отмениться.

В сообщении был только точный адрес и точное время. Никаких лирических отступлений. Что же, хотя бы теперь он знает в котором часу и месте решится его судьба. Он уже предупредил Лиду, о том, что в субботу опять пойдёт на квартиру разбираться с сантехникой и уточнил, что проблема там серьёзная, возможно придётся задержаться. Лида не стала спорить и запланированную прогулку перенесла на воскресенье. Александра от мысли о том, что эта прогулка может и вовсе не состояться всё тело начинало трясти. Поэтому он как мог, отгонял её прочь и надеялся на удачный исход событий. Ради Лиды он был обязан бороться за свою жизнь.

К назначенному месту он приехал на троллейбусе и, выйдя из него, не мог сдвинуться с места. Страх окутал его, и он теперь даже представить не мог, как будет выступать перед большим количеством людей, да ещё и в чём-то их пытаться убедить.

Он был человеком пунктуальным и ноги его сами волокли в сторону огромного здания. Выглядело оно как огромная заброшенная фабрика, вокруг не было ни души. Казалось, внутри тоже нет никого, и Тиханов решил проверить так ли это. «Может быть всё это розыгрыш?» подумал он и зашагал быстрее. Как же ему хотелось, чтобы этот вечер закончился скорей, и он проснулся бы завтра в одной постели с Лидой.

Как только Саша подошёл к двери, она открылась. Стало жутковато. Из двери вышел тот самый человек, который сопровождал Велеса в день подписания контракта.

— Идёмте скорей, вас уже все ждут, — сказал он без приветствия.

Тиханов ещё тогда заметил, что это весьма некультурный тип. Эта мысль его отвлекла от переживаний, которые подбирались сё ближе и ближе. Желание сбежать возрастало вместе с ними, а энтузиазм и решительный настрой постепенно поджимали хвосты.

Саша следовал за этим человеком и всё ждал, когда он обернётся и что-то подскажет, даст какие-то инструкции. Но спустя мучительно долгие десять минут пути, он сказал не поворачиваясь:

— Пришли.

Перед ними была чёрная дверь. Его проводник достал часы и, не отрывая взгляд, смотрел. Тиханов сообразил, что это был выход на сцену и сейчас, когда стрелка дойдёт до двенадцати, ему предстоит на неё выйти. Состояние было предобморочным.

— Пора, — хладнокровно сообщил человек в костюме и отворил дверь.

Он слегка подтолкнул тело Александра, которое полностью сковал страх. И закрыл за ним дверь. Тиханов оказался на сцене совершенно один. Его ослеплял свет ярких софитов, но даже сквозь него он мог видеть, что  вокруг действительно огромный полный зал людей. Посередине сцены стоял микрофон и Саша проследовал к нему неуверенными шагами, боясь, что его время длиной в семь минут уде пошло.

Как только он приблизился к микрофону, позади него загорелся огромный экран, на котором были отмечены две шкалы с надписями «Да» и «Нет». Рядом был таймер, который резко заморгал и через секунду пошёл обратный отчёт. Тиханов оторвал свой взгляд от экрана и устремил в толпу. Понимая, что нельзя тратить время он подошёл к микрофону ближе, достал бумагу с текстом и начал говорить:

— Здравствуйте… Спасибо всем, что пришли… — замешкался он, но вдруг вспомнил о Лиде, выдохнул и с вдохом постарался сосредоточиться на тексте. – Меня зовут Тиханов Александр Анатольевич, и год назад я хотел покончить с собой. Это было обдуманное и взвешенное решение. Моя жизнь была жалкой и одинокой. Не было ни одного человека, с которым я мог поговорить. Не было ни одного дела, ради, которого стоит жить. У каждого в жизни есть пристрастие, вредные или даже пагубные привычки. Не осуждайте себя за них. Будьте им благодарны, ведь они наполняют вашу жизнь, каким никаким смыслом. У меня не было никакой страсти, никаких вредных привычек и никакого смысла дальше продолжать жить. И в тот момент, когда я хотел покончить со всем этим, мне встретился человек, который предложил участие в этом проекте. Я естественно согласился. Но я даже не представлял, как изменится моя жизнь за этот год. Я встретил женщину. Я по-настоящему полюбил её и эту жизнь. Я больше не одинок. Она наполнила смыслом моё существование.

Тиханов убрал листок и, обратив внимание на экран, понял, что у него в запасе ещё три минуты. Нужно было импровизировать. Зал никак не резонировал, стояла гробовая тишина. Его это пугало и от страха он перешёл на крик:

— Поймите меня! Мне не нужны никакие богатства, никакая слава! Я хочу лишь быть с этой женщиной. Проводить с ней каждый день до конца жизни. Моей жизни! Вы не вправе у меня её отнимать! Я просто хочу жить! Я просто хочу…

Он вдруг потерял дар речи. Его лицо побледнело. Он замер, дыхание остановилось. Огромный экран излучал свет, который падал на первые ряды. Тиханов вдруг обратил внимание, что всех людей, сидящих там, отчётливо видно. Но взгляд его упал лишь на одну женщину. Это была брюнетка с длинными волосами, в строгом обтягивающем чёрном костюме. На ней были стильные прямоугольные очки. На ногах шпильки. На губах красная помада. Эта дама была совершенно не похожа на Лиду, но Александр узнал её. Когда любишь человека и живёшь с ним под одной крышей почти год, то узнаешь его в любом образе. Он стоял и смотрел, открыв рот. Она смотрела ему в глаза и только ехидно улыбалась.

— Лида, что это всё значит? – дрожащим голосом произнёс он.

Она развела руками и улыбнулась ещё ехиднее, прищурив при этом глаза. После чего сказала:

— Давай, Сашенька, расскажи нам ещё что-нибудь. У тебя ещё минута.

Тут его переклинило. Он хоть и был весьма странным человеком, но идиотом, его не назовёшь. Тиханов сообразил, что всё это было огромной и жестокой подставой. В это невозможно было бы поверить, но всё было перед глазами. Лида всего лишь была подсадной уткой, вероятно для того, чтобы контролировать и предотвращать суицидальные попытки Александра.

— Да как вы можете так поступать? Я же живой человек, в конце концов! Моя жизнь итак была ужасной, а вы ещё решили поиздеваться надо мной. Вы просто жестокие люди! Хотя нет вы не люди, вы настоящие животные! Твари! Я ненавижу вас всех! Давайте жмите свои кнопки! Я не хочу жить в мире с такими людьми! Идите нахуй! – последняя фраза звучала из уст Александра в первый и, судя по тому в какой неудачный момент он её применил, последний раз.

Через несколько секунд прозвучала сирена, и люди начали голосовать. Тиханов даже не оборачивался назад, а только смотрел на Лиду в надежде, что ей хотя бы станет стыдно. Он прожигал её взглядом, а с её лица не сходила эта новая для него ехидная улыбка. Ему было противно и его лицо превратилось целиком в гримасу отвращения.

Прошла минута длиною в вечность и прозвучала следующая сирена. Александр повернул голову на экран и обомлел. Голосование завершилось и практически единогласно люди нажали кнопку «Да». Эта кнопка означала, что люди считают его достойным богатства. Люди посчитали, что он достоин жить.

— Что это всё значит? – прошептал он.

— Это значит, Александр, что вы выиграли и теперь ваша жизнь действительно изменится. По условиям контракта, вы получите доступ к неограниченным денежным средствам и будете тратить их как пожелаете. Для более подробной информации пройдите, пожалуйста, к двери позади вас, — послышался голос из неоткуда.

— Вы что серьёзно? – спросил Тиханов, пребывающий в глубоком шоке.

Он постоял ещё немного, смотря на большой экран. Потом глянул на Лиду и направился в сторону двери.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

0
12.10.2020
Эльвина Кросс
84

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть