Я не верю в Вуду.

Прочитали 27
18+

                                                                                                                                  Виктории

                                                                  

                                                           23 августа 2005 года

            Утро вторника начиналось как обычно. Дэб собирала дочерям завтрак в школу, а малыш Питти носился вокруг нее, пытаясь самостоятельно собрать завтрак для любимой старшей сестры Люси. Из телевизора говорили, что-то об образовавшемся урагане недалеко от побережья Флориды, но ее это не волновало, Луизиану и Флориду разделяли два штата, Миссисипи и Алабама, да еще и Мексиканский залив в придачу. Поэтому она слышала новости только фоновым шумом происходящего на кухне.

            — Питти, малыш, не надо класть ветчину поверх джема. — Увидев, что делает Питт, мать прервала его. — Дорогой, помоги сыну собрать завтрак для дочери. – Хлопоча над плитой, попросила Дэб своего мужа — Скота.

            — Я занят милая, сделай все сама. – Скот читал свежий выпуск New Orleans Jazz Magazine, но увидев грозный взгляд жены и готовый опуститься на его голову половник, решил сдаться. – Давай-ка уберем ветчину с сэндвича с джемом, приятель? – Начал он показывать сыну, как правильно делать сэндвичи на завтрак, уже примерно в сотый раз.

            Скот был заядлым джазменом, и мечтал о славе и признании, ведь с самого детства Новый Орлеан ждал его звездного часа, как он сам себя в этом убедил. А пока этот звездный час не настал, он работал автомехаником в сервисе не далеко от дома, а вечерами играл на саксофоне, в не самом популярном месте города. Он терпеливо ждал, что туда может забрести какой-нибудь влиятельный продюсер, который не был бы наркоманом или алкоголиком.

            — Всем привет. – Сказала Люси.

            — И от меня всем привет. – Сказала Мэгги.

            Сестры вошли на кухню уже готовые отправиться на занятия. Люси была на три года старше Мэгги, и в этом году заканчивала школу. Учебный год в их школе только начался, и Люси была серьезно настроена на учебу. Она очень усердно готовилась к поступлению в университет. А поступать она собиралась не в какой-нибудь, а в Йельский Университет. На это у нее были все шансы, так как она была отличницей претендовавшей на почетную медаль и рассчитывала поступить на бюджет. Ведь у ее семьи не было средств оплачивать ее обучение в Йели. Она мечтала стать самым востребованным юристом в стране и увезти всю семью из этого страшного города и из этой бедности, в которой они жили. И от жуткой соседки по имени Кассандра, которая была жрицей Вуду. А жрицей Вуду в этом городе была каждая пятая женщина, но эта наводила на девочек жуткое чувство паники и тревоги. Хотя она и ни разу не разговаривала с ними, а просто глядела со своего крыльца.

            У Мэгги были заботы куда проще. Она только переходила в старшие классы и волновалась, будет ли такой же популярной, какой была в средних классах. И хотя до выпускного было еще три года, она уже думала, в каком будет платье и каким будет ее кавалер. В общем, у нее были обычные подростковые заботы, которые почему-то настали раньше положенного возраста.

            — Девочки, ваш завтрак готов, автобус уже на подходе. – Сказала Дэб.

            — Люси, Люси, я сам сделал тебе завтрак! – Как обычно кричал малыш Питти. Этот ребенок не умел разговаривать, он только умел кричать. Ему было всего пять лет, и вставал он очень рано, будил всех в доме, кроме сестер, своими криками. Он бы конечно будил бы и Мэгги, но сестры спали в одной комнате, а будить свою любимую Люси он не хотел. Родителям повезло меньше, он спал в их комнате, может быть, поэтому они всегда выглядели уставшими.

Деду Фрэнку повезло больше, он спал в подвале, а вернее в «Бункере на случай ядерной войны», который он построил, когда вернулся из Вьетнама, еще в далеком 1967-м году, а уже вокруг бункера строил этот дом. После смерти жены, бабушки Джул, которую ни один из детей не застал на этом свете, она умерла перед самым рождением Люси, он помешался на теории заговора и день ото дня ждал ядерной атаки. Поэтому и обустроился в своем бомбоубежище. Выбравшись оттуда, как всегда угрюмый и молчаливый дед, сел за стол и молча начал завтрак.

— Доброе утро, пап. – Сказал Скот.

— Это сегодня оно доброе, а следующее может и не наступит. — Буркнул он, обведя всех взглядом, выражающим боевую готовность.

Никто ничего не ответил на это. Девочки забрали свои завтраки, и вышли к подъехавшему автобусу. Люси, как всегда выбрала тот сэндвич, что сделал для нее Питти. Она всегда его съедала, хотя каждый раз было не вкусно. Ну, кому нравится ветчина со вкусом вишневого джема? Остальные, молча, завтракали, один лишь Питти громко кричал на телевизор, так как не понимал, о чем говорит  метео-репортер. А говорил он все о том же урагане, названым Катрина, который собирается у берегов Флориды.

 

                                               25 августа 2005 года

 

            Люси ехала домой не прямиком из школы как это делала ее сестра. Она почти каждый день после занятий посещала городскую библиотеку, где дополнительно изучала юриспруденцию. Ведь в школьной программе ее не было, а ей не терпелось узнать о ней больше, насколько это было возможно в библиотеке Нового Орлеана, где все были только и помешаны на джазе, ведьмовстве и магии Вуду.

Она уже подходила к дому, погруженная в размышления о деле Джеки ДиНоршио по прозвищу Толсяк Ди, которому предложили скостить срок, если он настучит на своих корешей из мафиозного клана Луккези. О том, как он осмелился защищать себя сам на всем судебном процессе. О том, как ловко обратил все факты против стороны обвинения, и добился самого шокирующего вердикта за всю историю Американского правосудия. Погруженная в мысли об этом деле, она и не заметила, что за ней, со своего крылечка наблюдает Кассандра.

— Люси?! – Позвала она.

            Люси вздрогнула от неожиданности, а начала оглядываться по сторонам, не понимая, откуда ее окликнули.

            — Люси, я тут, — снова позвала Кассандра, — подойди на минутку, детка.

            Она не знала, что ей делать, никогда в жизни Кассандра не обращалась к ней, да еще и по имени. Откуда она его знала было понятно, живут они в десяти метрах друг от друга. Люси осторожно открыла калитку и ступила на ее территорию, территорию магии Вуду. Эти мысли пугали ее, но она все же шла прямо к Кассандре, стараясь не смотреть на фигурки уродливых гномов, что были расставлены по саду. Она поднялась на крыльцо. Кассандра сидела в плетеном кресле-качалке, и пила чай из очень красивой посуды. Чайник выглядел намного старше самой Кассандры, но все же был великолепен, Люси не могла им налюбоваться.

            — Да, мисс Белл, вам чем-то помочь? – Любезно спросила Люси.

            — Нет, детка. Помощь мне не нужна, присаживайся, попей чаю. — Сказала она, предлагая кресло напротив, тоже плетеное, но не качалка.

            Люси села в кресло, но ей не хотелось пить чай со жрицей Вуду, мало ли из чего этот чай.

            — Не бойся милая, это самый обычный чай. — Будто прочитав ее мысли, сказала Кассандра.

            — Хорошо мисс Белл.   

            — Я тебя надолго не задержу, только на чашечку чая. И прошу, зови меня Кассандра, не такая я и старая. – Улыбнулась ей жрица, улыбкой которой она покорила немало мужчин, Люси была уверена в этом.

            Она даже не представляла столько Кассандре лет, ведь все семнадцать лет ее жизни она всегда выглядела одинаково. Это была чернокожая девушка, увешанная бесчисленными бусами. С ярко зелеными глазами, в которых отчего-то читалась мудрость многих лет. Но на взгляд Люси она была в преддверии тридцати. И такой она была всю ее, Люси, жизнь.

            — Хорошо Кассандра, — робко сказала Люси, — у вас, что-то случилось?

            — Нет же милая, я просто хочу, чтобы ты разделила со мной вечернюю чашку чая, – ответила она, — пей свой чай, пока не остыл.

              Люси не заметила, как в чашке напротив нее появился горячий чай, испуская пар, он соблазнил ее. Ей было странно пить из посуды, которой наверняка больше ста лет. Это ее заворожило.

            — Как у вас дела в семье? – Спросила Кассандра.

            Чего это она интересуется о делах в нашей семье, подумала Люси. За всю жизнь ни слова не сказала и тут, на тебе, ведет себя как лучший друг семьи.

            — Все хорошо, — ответила Люси почти шепотом, не понимая, что происходит. Жрица будто, снова прочитав ее мысли, улыбнулась. 

            — То, что я не здороваюсь с вами каждое утро и не прихожу в гости, еще не значит, что я к вам плохо отношусь, Люси. Мне нравится ваша семья, вы дружны и любите друг друга, заботитесь, друг о друге, в отличии семьи Гудсонов, они вечно орут и бьют посуду.

            — Друг об друга? – Спросила Люси, понятия не имея, кто такие Гудсоны.

            — Надеюсь, что нет. – Рассмеялась Кассандра.

            Люси тихо захихикала своей глупости. Ведь люди не бьют друг об друга тарелки и чашки, как говорит Голливуд, обычно в ход идут пивные бутылки. Но ведь кто знает этих Гудсонов?

            — Я хочу тебе кое-что сказать, Люси. – Вдруг серьезно сказала Кассандра. – Переезжайте в другой город, в Новом Орлеане скоро случится страшная беда, и даже ваш бункер вас не спасет.

            Люси была ошарашена таким предложением. Ей ведь предстоит последний год учебы, сдача важнейших в ее жизни экзаменов и выпускной, в конце концов, но о нем она думала в последнюю очередь, в отличие от сестры.

            — Откуда вы знаете про дедушкин бункер? – Только и пришло на ее ум.

            — Он приходил ко мне за советом. Стоит его строить или нет? Конечно, я ему сказала, что никакой войны не будет, но этот человек сам себе на уме. И зачем приходил, спрашивается?

            — Постойте, он его строил в конце 60-х, это невозможно. — Сказала Люси, но потом вспомнила о магии Вуду, и поморщилась. Она, как человек приверженный науке, не верила в сверхъестественное, но жути магия Вуду на нее наводила изрядно.

            — Да-да, детка, Вуду и все такое. — Снова прочитав ее мысли, сказала Кассандра.

            — Вы умеете читать мысли? – Встревожено спросила Люси.

            — Чтобы читать твои мысли магия Вуду не нужна, все и так написано на твоем лице. — Улыбнувшись, ответила она.

            — Но зачем нам переезжать отсюда? – Вспомнив об этом, спросила Люси.

            — Я чувствую тьму, нависшую над городом, один очень не добрый дух идет сюда. И я хочу уберечь вашу семью. – Вдруг из под ее кресла-качалки выскочил аллигатор и неприятно зашипел в сторону Люси, она вздрогнула и вскочила на ноги. – Тише Радж, тише. Она гостья. – Аллигатор уполз туда, откуда вылез.

             — Вы знаете, я не верю во всю эту мистику и магию, — Люси начала чувствовать, что не хочет больше находиться на этом крыльце с этой жуткой женщиной. – Не лезьте больше ко мне с подобными вещами, и спасибо за чай. – Несколько резко сказала Люси, и направилась домой.

            Кассандра ничего не ответила ей, лишь задумчиво проводила взглядом до самой двери ее дома.

 

                                                           27 августа 2005 года

 

            Люси никому не рассказывала о ее странном чаепитие на крыльце дома Кассандры. Стараясь не вспоминать об этом, она снова погрузилась в учебу. Но каждый раз, проходя мимо ее дома к своему, она чувствовала на себе ее взгляд, но не смотрела в ответ. Ей было страшно видеть эту женщину.  Она шла домой подгоняемая сильным ветром. В последние несколько дней ветер становился все сильней. Проходя по лужайке своего дома, она увидела одного из жутких гномов Кассандры, торчащего из кустов, за которыми ее мама так тщательно ухаживала. Она схватила уродца гнома за колпак и пошла к Кассандре. Она зашла на ее территорию Вуду, встала посередине двора, подняла гнома над головой и вопросительно глядела на жрицу. На что та только развела руками и окинула взглядом серое небо.

            — Я не хочу тратить свое время на ваши Вуду шуточки, Кассандра! – Люси пришлось кричать, так как ветер дул ей в лицо так сильно, что она сама еле слышала свои слова. – Прекратите это, пожалуйста, мы не верим в это.

            — Но я ничего не делала, это духи ветра занесли к вам во двор моего Грега. – Спокойно ответила Кассандра.

            Вот чокнутая, она им еще и имена дала, подумала Люси. На этой мысли ветер ударил ее с такой силой, что она упала на газон и оказалась среди еще более уродливых гномов. Больно ударившись об одного из них, она продолжила лежать, ветер сильно трепал ее одежду и волосы, казалось, они стоят дыбом.

            — Люси, детка, ты не ушиблась? – Кассандра уже стояла рядом с ней.

            Люси подняла на нее глаза, и как только этот бешеный ветер не снес накрученный на ее голову платок?

            — Я упала на одного из ваших гномов. — Через боль выговорила она.

            — Давай поднимайся, — Кассандра подхватила ее под руку и легко подняла на ноги, — пошли в дом посмотрим, не сильно ли ты ушиблась?

            Люси было слишком больно спорить, и она хотела спрятаться от этого разгневанного ветра, поэтому она последовала за Кассандрой. Они зашли в дом, Люси держалась за бок, который сильно болел и, как ей казалось, кровоточил. Кассандра проводила Люси в гостиную, а сама пошла за аптечкой. Сидя на диване Люси начала осматриваться по сторонам. Каких только странных вещей она не увидела в этой комнате. Все стены были увешаны древне-африканскими масками, которые предназначались для всякого рода обрядов и жертвоприношений. Каминная полка была заставлена амулетами и черепами разных животных, а диван, на котором она сидела, был обшит кожей аллигаторов. Ей стало дурно, она хотела встать, но боль в боку усадила ее обратно. Ей было неприятно сидеть на коже умерших животных.

            Кассандра чем-то прогремела из коридора и вскоре появилась в гостиной.  В одной руке у нее была аптечка, а в другой потрепанного вида книга в кожаном переплете. Люси даже не хотела думать из чьей кожи эта книга. Кассандра обошла столик, стоявший перед диваном и села рядом с Люси. Книгу она положила на стол. На ней была изображена женщина, с пышными формами и очень красивым лицом, волосы ее были очень толстые и черные. В одной руке она держала молнию, а в другой огненный меч.

            — К этому мы еще придем, – сказала Кассандра, увидев, что Люси внимательно разглядывает книгу, — давай сначала я осмотрю твою рану?

            Люси ничего не ответив, задрала рубашку и позволила Кассандре осмотреть ее ушиб. Прикосновения оказались, теплыми и приятными не смотря на то, что было больно.

            — Ты сильно ушиблась, но ребра целые. – Сказала она, и достала из аптечки какую-то жестяную банку, больше похожую на банку с червями для рыбалки, нежели на банку с лекарством.

            — Что это такое? – Прежде чем разрешить наносить это на себя, Люси хотела знать, что это.

            — Это поможет, не волнуйся. — Ответила Кассандра, и нанесла мазь на ушибленное место, прежде чем Люси успела среагировать и опустить рубашку. Мазь оказалась прохладной и успокаивающей, боль сразу приутихла. Люси было интересно, что это за чудо-мазь такая, но узнать о жуткой, древней книге из кожи ей хотелось больше.

            — О чем эта книга? – Спросила она.

            — Это не книга, дорогая, — сказала Кассандра, закручивая банку, — это фотоальбом, я собираю в нем появление одного обозленного божества из древнего Клана Духов Ориша. – Поставив аптечку на стол, она повернулась в сторону Люси всем телом и продолжила. – Это не самый высший по рангу и значению клан, но не менее могущественный. У каждого духа Ориша есть свои индивидуальные  функции. Например: Омулу, он является прародителем врачевания и медицины, мазь, кстати, по его рецепту. Осайе – хозяин леса и всего живого в нем. Огун – Ориша-кузнец, бог металлов, инструментов и оружия, так же его относят к покровителю правосудия. И таких духов и божеств очень много. В большинстве своем они не опасны для людей, но если их разгневать, то жди беды. И как раз это случилось несколько дней назад. Один не опытный жрец хотел призвать очень сильного духа, одну из сильнейших среди Ориша. Разумеется, для личных целей, а этого делать нельзя никогда. Духа, что он призвал, зовут Ианса, она покровительница ураганов и бурь, владыка грома и молний. Как гласит древняя афро-гаитянская легенда, она соблазнила много Ориша духов мужского пола, и они обучали ее разным искусствам, поэтому жрецы точно не знают, что можно ожидать от этой богини. И не осмеливаются тревожить ее, но попадаются и такие глупцы, которые по неосторожности или глупости решают призвать Иансу. – Люси слушала все это, приоткрыв рот и плохо понимая, о чем говорит жрица, но ей было интересно, и она, молча, продолжала слушать. – Ианса, по своей натуре была темпераментной и жестокой. Она была третьей женой великого Шанго, бога грома и молний. Однажды она дошла до того, что отрезала руку у его первой жены Ошун-богини любви, чтобы стать самой любимой женой Шанго. Вот с кем мы имеем дело, милая Люси. И поэтому я прошу вас уехать, уехать подальше от Нового Орлеана.

            — Я передам родителям, — проговорила Люси почти шепотом, она была поглощена услышанным, — а где теперь этот жрец, что призвал Иансу? И можно ли это исправить? – Люси сама удивилась своим вопросам, неужели она поверила в эти сказки?

            — Я нашла его, Ианса вывернула все его конечности на семьсот двадцать градусов, включая шею. – Сказала Кассандра.

            От представленной картины изувеченного тела, Люси просило в дрожь, но она тут же взяла себя в руки, ибо ее холодный ум не мог допустить, что это все правда.

            — Да это же какой-то бред! – Выпалила Люси. — Это просто Африканский фольклор не более. И зачем выдумывать, что какое-то там божество вывернула какому-то там жрецу шею? – Люси рассмеялась. — Вы, что хотите меня запугать? Хотите, чтобы я пришла, рассказала такой бред своим родителям и уговорила их переехать? Да они меня в психушку сдадут!

            — Я хочу, чтобы вы переехали, только потому, что хочу уберечь вашу семью от беды. Люси, опасность вполне реальна, ты должна поверить, я тебе покажу, — Кассандра взяла лежавший на столе альбом. Люси стало страшно, она, почему то не хотела смотреть в него, она чувствовала, что там нет ничего хорошего. – Все началось в 1780 году, когда Ианса впервые обрушила свой гнев на людей. Все было так же, один не опытный жрец, хотел отомстить обидчику, и по глупости решил обратиться именно к Иансе. – Она открыла альбом, на первой странице не было фотографий, лишь записи сделанные черными чернилами.

                       

            «Великий Ураган 1780 года. Ианса опустошила Пуэрто-Рико, Доминиканскую Республику, малые Антильские острова, Бермудские острова, и по сомнительным источникам Флориду. Кто был тот жрец, что обратился к ней – неизвестно, известно лишь, что он хотел отомстить за нанесенную ему обиду. Ианса забрала более двадцати двух тысяч невинных жизней»

    

            Видимо Кассандра сама записала все это, поняла Люси, когда прочла запись.

            — После этого о ней не было слышно больше ста лет. – Сказала Кассандра, переворачивая страницу. — Но, как и следовало ожидать, она вернулась. – На следующей странице так же были сделаны записи, но уже к ним добавился кусок метео-карты, очень старый, начерченный кем-то вручную. На карте был нарисован циклон, у берегов Техаса, с отметками скорости и направления ветра.

 

            «Ураган Галвестон 1900 год. Люди дали ей свое имя. Вызванная жрецом по имени Амади Тез, Ианса атаковала город Галвестон, в честь города и название урагана, но я знаю, что это дело рук Иансы. Амади хотел обучаться у Иансы искусству охоты и владения мечом. Как утверждают старейшины жрецов Техаса, у него почти получилось договориться, но он не смог проявить терпения и начал давить на Иансу, чем и вызвал ее гнев. За его не умение ждать, жизнью поплатились шесть тысяч человек и он сам»

 

            — В течение семидесяти лет Ианса не гневалась на обращавшихся к ней жрецов. – Продолжала Кассандра. – Потому что после Галвестона к ней смели обращаться только в случае крайней необходимости и только старейшины жрецов. И все было хорошо, до 1970 года. – Она вновь перевернула страницу.

 

            «Циклон Бхола.1970 год. У Иансы новое имя. Молодая индийская жрица Бала Рамурти, призвала Иансу за помощью и приказала ей влюбить в себя юношу, который не отвечал ей взаимностью (какая непозволительная глупость). В случае не повиновения Бала обещала наказать богиню, тем самым оскорбив могучую Иансу и вызвав немыслимый потом и бедствие на Восточный Пакистан и Западную Индию. По разным источникам количество жертв лавирует от трехсот до пятисот тысяч человек, заплативших жизнями за беспечность молодой жрицы»

           

            К этой записи уже были добавлены фотографии разрушенных и затопленных деревень и поселений, снимками циклона со спутников, вместо рисунка. На фотографиях был виден масштаб разрушений причиненных ураганом, или Иансой, Люси не знала о чем думать. На одной из фотографий на заднем плане, Люси увидела стоявшую на развалинах женщину, удивительно похожую на женщину с обложки альбома. Но она не успела хорошенько разглядеть ее, Кассандра перевернула страницу.

 

            «Тайфун Нина, 1975 год. В этот раз Иансу назвали Ниной. Один из китайских старейшин призвал Ее, чтобы она помогла ему свергнуть Мао Дзедуна с кресла председателя компартии, он хотел отомстить за смерть своих родных. Но Ианса нашла в этом смертельное оскорбление, и как говорят китайские жрецы, стерла старейшину в порошок, в прямом смысле. А после сильнейшим ураганом разрушила платину Баньцяо. Крах плотины привел к колоссальному наводнению. Поток воды прорвал на своем пути еще около шестидесяти платин. Из-за плохого настроения Иансы, расстались с жизнью более ста тысяч человек»  

 

            К записи снова прилагались фотографии нанесенного ущерба и снимки тайфуна со спутника. Люси старалась разглядеть фотографии внимательнее, пока Кассандра не перевернет страницу. Прикасаться к этому альбому она не хотела ни в коем случае. На фотографиях были запечатлены ужасные последствия тайфуна. Прорванные платины. Затопленные по крышу дома. Тела утонувших, дрейфующих в ожидании того, что их выловят или выкинет на сушу течением. На одном из снимков был маленький мальчик, сидевший посреди тел погибших сложенных в одну кучу. На нем, опять на заднем плане, Люси увидела девушку с обложки альбома.

            — Странно. – Тихо сказала она.

            — Что странно, Люси?

            — Мне показалось, я видела эту женщину на предыдущем фото. И она очень похожа на девушку с обложки альбома.

            — Я знала, что ты заметишь. — Ответила Кассандра, улыбаясь ей, но Люси было не до улыбок. – Это Ианса. Она всегда, где-то рядом. И всегда появляется, когда все заканчивается. Как будто ей нравится смотреть на причиненные ею разрушения и смерть. Как я и говорила, она очень жестока и кажется, стала маниакальной. И здесь ты ее найдешь. – Кассандра немного повернула альбом в ее сторону и перевернула страницу.

 

            «Ураган Полин, Мексика, 1997 год. Урсула Домигез просила у Иансы благословения на то, чтобы наслать эпидемию страшной болезни на США. В особенности на штаты, которые граничат с Мексикой, дабы ослабить пограничный контроль, что позволило бы многим мексиканцам бежать в США. Вроде хорошее дело хотела сделать для своего народа. Но, по словам Джонкарло Рамиреса, верховного жреца Тихуаны, Ианса заявила, что не является языческой богиней, и никогда не благословит эпидемии болезней или тучи саранчи. С этими словами она убила Урсулу ударом молнии и наслала ураган на ее деревню, в результате были стерты множества деревень, погибло четыре сотни человек и более трехсот тысяч остались без домов. С тех пор жрецы Мексики не обращались к Иансе»  

 

            На всех фотографиях были развалины домов, и потопленные деревни. И только на одной Люси увидела ее, Ианса стояла за, переломанным ветром, деревом и наблюдала, как люди пытаются выбраться из разрушенных домов.

            -Кассандра? – Испуганным голосом произнесла Люси, она начинала верить в Иансу. Ей стало страшно, что от Нового Орлеана могут остаться лишь затопленные руины. – Ианса правда идет к нашему городу?

            — Теперь ты мне поверила, девочка? – Гордо спросила Кассандра.

            — Думаю, что да. Невозможно, чтобы в каждом из этих городов жили похожие друг на друга, а самое главное, похожие на Иансу с обложки, девушки. – Сказала Люси, больше научным тоном, нежели тоном поверившего в богиню человека.

            — Да Люси, она идет к Новому Орлеану. – Кассандра обвела взглядом гостиную, словно прощаясь с ней. – Я не покину это место, либо переживу, либо Ианса заберет меня прямо отсюда. Но вам надо покинуть город. Уговори свою семью переехать.  

            — Хорошо, я постараюсь, но деда уговорить будет очень сложно. – Люси встала, боль в боку была уже не заметной. Она протянула Кассандре руку. – Спасибо вам, и простите, что отнеслась к этому скептически, сейчас я верю вам. – Кассандра, молча, обняла ее и проводила до выхода.

            Люси не могла не думать о Иансе, о том, что грозит ее семье, о том каким образом можно уговорить их переехать. Она решила, что за завтраком поговорит со всеми на эту тему. Люси легла в постель, когда она закрыла глаза, перед ее глазами появился образ Иансы, держащей молнию и меч, и ее улыбающееся лицо смотрело прямо ей в глаза. Люси погрузилась в самый тревожный сон в ее жизни.

 

                                                           28 августа 2005 года

 

            Всю ночь Люси видела Иансу блуждающую среди развалин, обломков домов и тел погибших. Наслаждающимся взглядом она смотрела на то, что сделала, и периодически поднимала взгляд на Люси. Улыбаясь, она смотрела ей в глаза и тянула руки в ее сторону. И каждый раз, ловя ее взгляд, Люси просыпалась. До утра она проснулась четыре раза.

            Утро для нее выдалось не легким, за завтраком она не застала отца. Он необычно рано сегодня уехал на работу, какой-то спецзаказ лишил его завтрака. По телевизору объявили об эвакуации, так как на город надвигался сильный ураган, Ураган Катрина, но Люси знала, что это был не просто ураган, это была Она. Люси встревожилась. Малыш Питти был во все оружие для приготовления завтрака для Люси, но было воскресенье и не было нужды собирать ей завтрак. Он не хило расстроился, но обошлось без слез. Люси переживала, она хотела спросить о переезде, когда вся семья будет в сборе.

            — Когда вернется папа? — Спросила она у всех разом, зайдя на кухню. Все были спокойны, и никто не придавал значения тому, что из телевизора говорили о срочной эвакуации всех жителей Нового Орлеана, ведь у них был бункер на такой случай.

            — Скорее всего, поздно, у него много работы, — ответила Мэгги, — а зачем он тебе?

            — Да так, спросить кое-что.

            — Наш папа считает разумным закон запрещающий привязывание к пожарному гидранту крокодила, думаешь, он тебе поможет с юриспруденцией? – Хихикнула Мэгги.

            — Я хотела спросить его о другом. — Сухо ответила Люси.

            — С каких пор ты стала снобом, ботаном ты была всегда, но не снобом. — Мэгги обидчиво отвернулась от сестры.

            — Прости Мэг, я не хотела. – С этими словами она вышла из дома. Пытавшаяся унять пыл малыша Питта, Дэб не заметила, что Люси вышла, даже не позавтракав.

            Она направилась к отцу в автосервис. Ветер гнул деревья почти до земли. Люси почувствовала, что это не просто ветер, она была почти уверена, что это была Ианса. Люси не представляла, чем будет аргументировать свое желание переехать. Если бы у них были родственники в соседних городах или штатах, она могла бы, сказать, что они позвали их в гости, но никого не было. Если бы не было этого проклятого бункера, они бы как все эвакуировались. Сказать, что в Новый Орлеан идет злая Вуду богиня, которая убьет тысячи людей, являлось покупкой билета в один конец в больницу для душевно больных. А тот факт, что в городе объявили штормовое положение, никого не беспокоил, ведь у них есть, этот чертов бункер. Он точно спасет их от шторма, но она знала, что опасаться нужно не шторма. Всю дорогу до автосервиса она размышляла над этим, она не обращала внимания на прохожих, ноги несли ее на автопилоте.

            Люси пробиралась сквозь толпу людей, которые спешили покинуть город, кто-то завернулся в дождевики, кто-то прятал голову в плащ. Все были на грани паники, и никто не замечал пробивающуюся против встречного движения толпы Люси. Уже на подходе к сервису, кто-то из людей столкнулся с Люси плечами, боль в ушибленном боку напомнила о себе. Люси ахнула, схватившись за бок. Она развернулась, настолько резко насколько смогла и уже была готова возмутиться на прохожего, но не увидела того кто с ней столкнулся. Среди множества спин, она увидела черные, толстые волосы, ровную спину, что не прогибалась под сильным ветром. Фигура Иансы была одета во что-то зеленое и быстро удалялась от нее. Люси не могла шевельнуться, она только, что видела ее. Ианса исчезла так же внезапно, как и появилась. Нет, это не могла быть она, это галлюцинации из-за излишних переживаний убеждала себя Люси. Но ведь Кассандра говорила, что она всегда где-то рядом. Отбросив эти размышления, Люси поспешила к отцу.

            Скот был немного расстроен, что не сумел позавтракать в кругу семьи, как привык это делать, но сегодняшний заказ был очень важен для него, поэтому пришлось идти на жертвы. Утешая себя этими мыслями, он работал, насвистывая мотивы играющей в мастерской пластинки Хадди Ледбеттера, которой он гордился больше чем остальными пластинками своей коллекции. Он не упускал возможности похвастаться ею и рассказать, как ему крупно повезло отхватить такую редкую пластинку за небольшую сумму. Прибывая уже не в таком плохом расположении духа, ибо блюз для него был лекарством от всех недугов. Он выбрался из под старого, раритетного Ford Taunus 1947 года, чтобы взять нужный ему ключ. Потом подошел к полке с инструментами, нашел нужный ему ключ, немного поотбивал им ритм Black Betty и, развернувшись, хотел обратно приступить к работе, но вдруг встал как вкопанный. Перед ним появилась его старшая дочь, и вид у нее был очень встревоженный. Если бы Скот когда-нибудь видел Люси напуганной, то понял бы это, но он никогда не видел ее страха, поэтому принял его за тревогу.

            — Люси, доченька, что ты тут делаешь? – Удивился Скот.

            Люси так и не придумала, чем аргументировать переезд из Нового Орлеана. Она молча смотрела на удивленного отца своими напуганными глазами, которые только что видели Вуду богиню.

            — Пап… — Только и произнесла она.

            — Что случилось Люси? – Скотт взял ее за плечи и пристально глядел на ее лицо, такую Люси он никогда не видел и это его очень встревожило. – Скажи мне, что с тобой случилось?

            Люси не знала, что ответить. Она упрямо смотрела ему в глаза пытаясь придумать, что угодно, лишь бы не говорить правду. Вдруг ей вспомнилось то, что она услышала из новостей. 

            — Пап, давайте уедем все из города, объявили эвакуацию из-за какого-то шторма.

            — Ты из-за этого так встревожена? – Улыбнулся ей Скотт. – Нет причин для волнений, Люси, наш бункер выдержит любой шторм, ведь дед строил его от ядерной бомбы, каким бы сумасшедшим не был наш дед, а бункер он построил на совесть.

            Люси знала, что ответ будет именно таким. Как же объяснить ему все это безумие, которое она узнала на днях? Эта задача терзала ее мозг как никакая другая, никогда в жизни.

            Ветер тем временем набирает все большие обороты. Деревья прогибаются и трещат под его натиском, то и дело за окном пролетает как-то хлам. Все внимание в автосервисе было теперь приковано к окну, все работники наблюдали за разбушевавшимся ветром.

            -Так, ребята, — пробасил голос управляющего — думаю и нам пора эвакуироваться. Эй, Скоти, бросай свой спецзаказ, и будем, надеется, что он уцелеет! –

Прохохотал он.

            Услышав это, Люси сразу настояла на том, чтобы немедленно пойти домой. Она даже не дала шанса отцу переодеть рабочую форму и забрать свои вещи из раздевалки. У Скота не было другого выбора, кроме как повиноваться своей, как он считал, спятившей дочери. Они выбежали из автосервиса и направились в сторону дома, садиться в машину было бесполезно, так как на улицах образовалась невероятная пробка. Толпы людей, у которых не было возможности уехать из города на своем транспорте, нашли убежище на крытом стадионе Супердоум. Власти организовали в нем убежище для тех, кто по каким либо причинам не мог покинуть город. Многие люди бросали свои машины и уходили налегке. Прочь из Нового Орлеана, который готовился встретить гнев урагана Катрина.

 

            Всю дорогу домой Люси высматривала в толпе людей Ее. Она сама не понимала, зачем она это делает. Мысль о том, что она искала подтверждение своей безумной теории о Вуду богине, ее вполне устраивала. Но она улетучивалась с каждой минутой проведенной в, обезумевшей от паники и страха, толпе. Люси с отцом подхваченные течением толпы, до дома добрались быстро. Подходя к дому Люси, увидела двух дерущихся, из-за супермаркетной тележки, мужчин. Один так яростно наносил удары другому по голове, что казалось она, вот-вот расколется на куски. Но отец тут уже потянул ее за собой в дом. В дверях дома она бросила взгляд на дом Кассандры. Жрицы на крыльце не оказалось. Пройдя в пустую гостиную, они оба остановились, застыв от увиденной картины.

            -Ну вот, теперь вся семейка в сборе. — Сказал один из двух незнакомцев, стоявших посреди комнаты, у одного из них был пистолет, а у второго большой охотничий нож. Остальные члены их семьи были на полу со связанными за спиной руками. — Мы знаем, что у вас есть бомбоубежище, этот старик не раз трепался о нем в баре. И мы хотим попасть туда. – С этими словами он поднял пистолет и направил его на Скота. Во взгляде этого человека было пугающее безумие.

            -Этим отбросам не место в моем бункере! — Отозвался старик, из его разбитого носа текла кровь. — Я не буду укрывать этих жалких стервятников! — Старик сплюнул кровь на ботинок одного из незнакомцев, за что и получил этим самым ботинком в живот. Повалившись на бок, он тяжело ловил ртом воздух, а вскоре и затих.

            — О Боже, что же вы делаете? — Взмолился Скот. — Места в бункере хватит, мы можем вас взять, только уберите оружие.

            — А ну закрой свою пасть! – Крикнул парень с ножом, он направил нож в сторону Скота, будто нож мог выстрелить.

            Люси прижалась к отцу. Эти двое пугали ее куда больше чем Вуду богиня, которая может стереть этот город с лица Земли. Мэгги сидела и с отрешенным видом и смотрела на деда. Дэб пыталась успокоить сидящего рядом с ней Питти, у которого во рту был кляп, но его голос пробивался и сквозь него.

            -Прошу, уберите оружие, мы найдем решение для нас всех! — Скот поднял руки и сделал шаг вперед.

            -А ну ни с места, — крикнул человек с пистолетом, — я не шучу, еще шаг и я выстрелю!

            Скот остановился. Следующие события нельзя было предсказать, лежавший смирно старик, вдруг схватил человека с ножом и сильно потянул вниз, а свободной рукой нанес несколько сильных ударов в челюсть. Послышался звук сломавшейся кости, Люси увидела, как пара зубов упала на пол, а за ними и их хозяин. Каким образом старик развязал руки, осталось загадкой. Как не крути, а силы у старика остались. В тот же миг когда старик вскочил на ноги, Скот бросился на незнакомца с пистолетом и всем весом навалился на него, отводя пистолет в сторону. Он обеими руками держал руку с пистолетом пытаясь направить его в потолок. Но соперник сопротивлялся и другой рукой наносил сильные удары по ребрам Скота. Люси не знала, что делать, как помочь своему отцу? Но не успела она сообразить, как на помощь пришел старик, человек, который прошел страшную войну и которого не напугать обычной Берретой. Он схватил обидчика за руку, ломавшую его сыну ребра и начал заламывать за спину. Дэб навалилась на малыша, прикрывая его своим телом. В суматохе драки грянул выстрел и все кто находился в комнате, застыли. Люси не видела, куда был направлен в этот момент пистолет. Она начала озираться по сторонам в поисках следа от выстрела. На потолке, на стенах и мебели ничего не было. Мэгги сидела на своем месте, не шевелясь, как будто ее разум был в абсолютно другом измерении. Ее мать сидела, спрятав своим телом маленького сына. А на ее спине, прямо между лопаток, расплывалось красное пятно. Люси вскрикнула и прижала руки ко рту. Дэб не издавала ни звука, и малыш Питт тоже.

            В шоке от того, что он наделал, незнакомец выронил пистолет из рук, старик тут же отправил его в глубокий нокаут, тот упал без сознания. Второй налетчик оставался на полу и больше не пытался ничего предпринять. Скот бросился к жене и сыну. Он перевернул Дэб на спину, и кричал что-то неразборчивое. Дэб смотрела широко открытыми глазами на мужа. В попытке что-то сказать она лишь поперхнулась и выплюнула кровь. Малыш Питти сидел, молча, и смотрел на родителей, не понимая, что происходит. Люси обошла родителей и села рядом с братиком. Она развязала его, вытащила изо рта кляп и взяла его на руки. Она не верила, что все это происходит на самом деле.

            Дэб смотрела на мужа любящим взглядом, как будто говоря «ты справишься, мой дорогой», из глаз ее текли слезы. Она улыбнулась ему в последний раз и умерла. Скот прижимал ее обмякшее тело к груди и плакал, умолял не умирать, но она уже не слышала его. Люси была не в силах сдвинуться с места. Мэгги сидела, так же не шевелясь. 

            Люси переводила взгляд с отца на мать, с сестры на брата, с брата на деда и снова на отца. Она мысленно молила всех богов сделать так, чтобы мама не умирала. Но мысли ее никто не слышал. Возможно, Ианса лишила других богов и духов возможности услышать ее мысли разбушевавшейся стихией. Весь дом трещал со всех сторон, Люси казалось, что сейчас все рухнет им на голову. И дом этот станет для них могилой, а в альбоме Кассандры появится фотография ее мертвого тела, над которым, ухмыляясь, стоит Ианса. Нет. Надо сделать все, чтобы не допустить этого.

Она подняла взгляд на деда, но она не увидела привычного, ворчливого и хмурого старика. Дедушка Фрэнк стоял в оцепенении, но взгляд его был ясным, он отчетливо знал, что надо делать, но не шевелился, пока не посмотрел на Люси. Он сразу понял, что от него хочет внучка. Старик кивнул ей и схватил Скота под руки:           

— Вставай сын, нам надо укрыться! – Скот не сопротивлялся, горе поглотило его целиком. Он повис на руках своего отца и не отводил глаз от погибшей жены. В один миг весь мир для него умер вместе с его женой. – Люси, бери Питта и Мэгги, и бегом за мной! – Крикнул ей старик.

С этим словами старик бросился из гостиной в коридор, с такой ловкостью и быстротой, будто Скот был тряпочной игрушкой у него на руках. Вот уж от кого не ожидала Люси подобных действий. Она всегда думала, что старик этот умеет только ворчать. Она вскочила с малышом на руках, схватила Мэгги за руку и потащила за дедом в коридор. Мэгги все еще прибывала в каком-то непонятном трансе, но послушно следовала за сестрой. Глаза ее как будто никуда не смотрели, они были полны страха. Питти снова плакал, обняв Люси вокруг шеи.  

Выбежав из гостиной, они столкнулись нос к носу с дедом, который уже возвращался за ними из бункера, где он уже успел оставить их отца. Весь дом кренился и скрипел. Люси услышала, как на улице что-то хлопнуло.

— Люси, веди всех в бункер, я скоро вернусь! – С этими словами дед забежал обратно в гостиную. Люси совсем уже забыла о том, что в гостиной все еще находятся двое посторонних людей. Но старик Фрэнк помнил о них прекрасно.

Она побежала к бункеру, ступени к которому находились в конце коридора. Люси приходилось тянуть за собой сестру, которая отказывалась ускорять шаг, то и дело спотыкалась и норовила упасть. Добравшись до спуска в бункер, Люси оглянулась. Она увидела как дед волок одного из тех людей за ноги. Увидев окровавленное тело, она тут же отвернулась и пустилась вниз, надеясь, что Питти и Мэгги ничего не увидели. Люси и знать не хотела, что он с ними сделал.

Старик оставил дверь в бункер открытой для них. Оказавшись внутри, Люси удивилась, как тут все обставлено. Ведь раньше никто из них никогда сюда не спускался. Бункер представлял собой прямоугольную комнату. Довольно просторную и освещенную. Вдоль стен стояли стеллажи набитые консервами и галлонами питьевой воды. У дальней стены, как в военной казарме, располагались две двухъярусные кровати. Между ними стоял стол, с какими-то книгами и чертежами, у стола старое офисное кресло, на стене над столом висела доска с прикрепленными к ней вырезками из газет и журналов. Дедова паранойя. С одной стороны между кроватью и стеллажом была дверь с табличкой WC.

Отца она увидела около кровати. Он сидел на полу, скрестив ноги, руки он положил на кровать, так, как если бы на кровати кто-то лежал, то он держал бы его за руку. Скот что-то бубнил и всхлипывал. Когда его дети подошли к нему он даже не обернулся на них. Люси усадила сестру на соседнюю кровать. Мэгги была послушной, в отличие от Питти, который не желал выпускать Люси из рук, он все еще крепко обнимал ее за шею и плакал. Все попытки оторвать его от себя были безуспешны.

Люси подошла к отцу с малышом на руках. Она прикоснулась к его плечу, но он ее не заметил. Тогда Люси решила взять его за локоть и поднять на ноги, но грохот захлопнувшейся двери позади, отдернул ее руку от локтя Скота. Она резко обернулась, прижав малыша крепче к себе. В свете люминесцентных ламп она увидела вошедшего в бункер деда. Одежда его была мокрой и вся измазана в крови, лицо его было каменным и в крапинках крови. В руках был тот самый нож, из которого хотел выстрелить один из преступников, с него капала густая кровь, а может и падали куски плоти. Люси поняла, что те двое мужчин мертвы, и были убиты очень жестоким вьетнамским способом, она не знала ни одного такого, но была уверена, что дед ее знал таких с дюжину. Она мысленно благодарила деда за содеянное, сама она этого сделать бы не смогла, как бы сильно этого не хотела. Ведь убийцы ее матери заслуживали возмездия.

Дед посмотрел на нож и отбросил его в угол. Он прошел через всю комнату и, не посмотрев ни на кого, зашел в туалет. 

— Теперь мы в безопасности. – Сказал дед, выйдя из туалета с полотенцем в руках. Он отмыл лицо и руки от крови, но одежда была все еще грязной. Он обвел всех грустным взглядом и сел на кровать, у которой сидел Скот. Люси уже сидела рядом с Мэгги. Малыш на ее руках задремал, постоянный плач его вымотал. Она смотрела на старика, старик смотрел на нее в ответ. Люси заплакала.

 

                                               29 августа 2005

 

Люси не заметила, как уснула. Ей очень хотелось, чтобы все, что было накануне, было сном, страшным подростковым сном. Но она проснулась в объятьях малыша, который все еще не выпускал ее из рук. Мэгги с папой спали на соседней кровати. Сколько они проспали, Люси не представляла. Дед сидел за столом и разглядывал какую-то старую газету.

— Сколько мы проспали? – Спросила его Люси, она высвободилась из рук Питти и села на кровать, потирая заспанные глаза.

— Около шестнадцати часов, – ответил старик, не отрываясь от газеты, — я уже видел подобное, на войне. Когда теряешь близкого человека, хочется забыться сном, я сам так проспал больше двадцати часов, когда… — он посмотрел на Люси, и понял по ее глазам, что сейчас не самое лучшее время для историй о войне. – Сходи, умойся, я открою тебе консервы.

Когда Люси вернулась из уборной, на столе стояла банка консервированных бобов с воткнутой в них пластиковой ложкой. Люси взяла консервы и села обратно на кровать. Есть ей совершенно не хотелось, но она чувствовала жуткую усталость и решила, что подкрепиться ей не помешает. Она стала медленно жевать, невкусные бобы.

— Который сейчас час?

— Без четверти семь утра – ответил старик. – Думаю, что шторм еще не закончился. Я пытался настроить радио, но в эфире сплошной белый шум.

Люси сразу не заметила, что под столом стояло огромное радио. На вид ему больше лет, чем ее деду. Она очень сомневалась, что эта штуковина смогла бы поймать сигнал даже в ясную погоду и находившись на крыше самого высокого здания Нового Орлеана. Что уж говорит о том, что оно будет работать в бомбоубежище?

  Люси обвела всех взглядом и поняла, что ей, безумно и панически страшно, не хватало матери. Такой доброй, такой жизнерадостной, безвозвратно преданной своей семье. На глаза ее выступили слезы, но она смахнула их с мыслью, что теперь она мать для ее сестры и брата. И она сделает все, чтобы защитить их.

— Что мы будем делать?

— Отсидимся тут еще, какое-то время – ответил дед, – потом я выберусь наружу и разведаю обстановку…

«Тук-тук-тук» вдруг раздался стук в дверь бункера. Стучали так обыденно, как будто соседи пришли попросить соли. Но с какой же силой надо было стучать через толстую титановую дверь, чтобы было так четко слышно стук? Старик вскочил на ноги. 

— Кто это? Спасатели? – Тревожно сказала Люси. Она знала, что это не они.

«БОМ-БОМ-БОМ» раздался повторный стук, гораздо сильней первого. Такой будто долбили тараном. От этого стука проснулись все, кто был в бункере. Мэгги и Скот сели на кровати в не понимании, что происходит. Питти заплакал, Люси пришлось взять его на руки.

— Сомневаюсь, что это спасатели. – Сказал старик и выхватил из-за пояса пистолет. Он медленно направился к двери, наставляя на него оружие. Скот встал следом за ним. Люси с орущим малышом на руках, поднялась и встала рядом с отцом. Они лишь обменялись встревоженными взглядами друг с другом и не сказали ни слова. Мэгги продолжала сидеть на кровати, Люси казалось, что разум ее помутился.

«БОМ-БОМ-БОМ» раздался стук, в этот момент лампа, которая была ближе к двери, лопнула, пустив сноп ярких искр. Две другие начали быстро и раздражающе моргать, из вентиляционной решетки потекла мутная вода, запахло гнилью и болотом.

Люси всматривалась во тьму, которая сгустилась у двери. Тяжело было, что-либо разглядеть под моргающими лампами, но ей казалось, что тьма принимает зеленый оттенок. Вскоре Люси увидела ее силуэт. Она не могла поверить своим глазам. Из этой зеленой тьмы появилась Ианса. Она была одета в лохмотья, которые издавали этот ужасный, гнилой запах и из них вытекала та же мутная вода. Ее черные, густые и толстые волосы падали на лицо и на плечи. Рот расплывался с безумной улыбке. Она смотрела прямо на Люси своими черными, безумными глазами. Люси покрепче прижала к себе Питти.

— Джул? – Произнес старик. – Это ты? Неужели, правда, это ты?

— Папа? – Позвал старика Скот. — Ты чего?

— Ты что не видишь? Это же твоя мама! – Обернувшись, ответил старик, он широко улыбался и плакал. – Это она, она вернулась ко мне, сынок!

— Папа нет. Это не она. –Скот, непонимающе смотрел на богиню.

— Да как же нет? – Крикнул старик. – Вот она и… она… зовет меня. – С этими словами спятивший старик бросил пистолет к ногам и пошел прямо на Иансу.

— Нет, дед, остановись! — Крикнула ему Люси, но он ее не услышал. Ианса не смотрела на него, пока он не подошел к ней вплотную. Только тогда она отвела взгляд от Люси и посмотрела на старика, который звал свою давно погибшую супругу. Она явно только заметила его присутствие. Ианса улыбнулась ему и прикоснулась ладонью к его щеке. Она что-то ему шепнула, и старик упал замертво. Перешагнув через него, Ианса снова смотрела на Люси. Тьма, следовавшая за ней, поглотила старика, его больше не было видно.

Мэгги подняла неимоверный вопль. Она плакала и кричала, выкрикивая какие-то фразы, но Люси не могла разобрать ни одного слова. Посмотрев на сестру, она снова обернулась к Иансе. Люси держала малыша так, чтобы он не видел ужасную Вуду богиню. Малыш продолжал громко плакать уже в унисон с Мэгги, крепко обнимая, Люси за шею. Скот поднял отцовский пистолет и направил чудовищу в грудь. Люси сделала шаг назад и услышала всплеск воды. Она оглядела пол вокруг, воды было уже выше щиколотки.

— Больше ни шагу или я выстрелю! – Неуверенно проговорил Скот. Он оттолкнул Люси с малышом назад, закрывая за своей спиной. – Вы меня слышите? Больше ни шагу! – выкрикнул он.

Ианса посмотрела ему прямо в глаза. Явно принявшая этот вызов, она сделала шаг вперед. Грянул выстрел, пуля угодила прямо в грудь. Но она не шелохнулась, а наоборот сделала еще один шаг ему навстречу. Скот был в недоумении, что такое возможно. Он начал стрелять без остановки, пока не закончились патроны, но чудовище не остановилось.  Вся ее одежда была в дырках от пуль, но сама она была невредима. Ианса раздраженно смотрела Скоту прямо в глаза.

Лампы заморгали пуще прежнего. Трудно было разобрать, что конкретно делает Ианса. Люси стояла как вкопанная, она видела происходящее лишь обрывками, которые осветили моргающие лампы. Она увидела, как Ианса схватила ее отца за руку с пистолетом, увидела взмах блестящей стали меча, услышала короткий крик боли и ужаса своего отца, уже сидящего на коленях и приживавшего отрезанную руку к груди, еще один взмах измазанного кровью меча, падающая на пол голова отца с застывшим от ужаса лицом. Скот повалился на пол, полностью скрывшись под поступавшей водой.

Люси не хотела принимать тот факт, что его больше нет. Она смотрела в то место, куда он упал, но не видела его тела сквозь мутную воду. Она отказывалась понимать происходящее. Люси плакала, ведь такого не может быть. Они никогда не верили в такие вещи, никто из них. Почему же это происходит с ними?

Ианса стояла посреди бункера, футах в шести от Люси, она снова смотрела на нее с безумной улыбкой на устах. Люси хотела крикнуть ей, но вдруг поняла, что не слышит других криков, криков и плача ее брата и сестры. Она обернулась на Мэгги, та лежала на кровати, свесившись головой вниз, в воду, ее сестра была мертва. Упав на колени Люси, перевернула малыша, который молча лежал на ее плече, себе на руки. Вода стала ей почти по грудь, но она держала малыша на руках так, чтобы вода не попадала ему на лицо. С таким умиротворенным видом малыш Питти всегда засыпал, и сейчас он спал, Люси была уверена, что все это его просто утомило, что он устал от постоянного плача и крика и уснул. Она трясла его, звала, громко сотрясаясь над умершим малышом. Прижавшись лбом ко лбу Питти, Люси проклинала богиню. Она ненавидела ее и хотела убить, но что она могла сделать? Что может противопоставить слабая семнадцатилетняя девочка бессмертной богине? Оставался лишь один вариант, ожидать своего конца и плакать, плакать навзрыд. 

— Li nan ou – услышала Люси, это был самый красивый и ласковый голос, который ей приходилось когда-то слышать. – Mwen jwenn ou. – Заботливо сказала Ианса, смотря на Люси.

            — Ч… что? – пробубнила Люси – п… по… пожалуйста… — Люси плакала. Она не смогла защитить своих брата и сестру. Они мертвы. Она осталась совсем одна. Одна во всем этом мире, который больше не имел для нее никакого значения. Больше не было дела до экзаменов, поступления в Йель, карьеры юриста, выпускного Мэгги. Больше ничто не имело значения. Она больше не боялась богиню. – Я тебя не понимаю. – Твердо произнесла Люси, смахнула с лица слезы и подняла глаза на Иансу.

            Ианса смотрела на Люси так, как будто что-то вспоминала.

            — Я нашла тебя – сказала Ианса, на чистом английском, без намека на какой-либо акцент. – Это ты! – Ианса отечески улыбнулась Люси. Эта улыбка произвела свой магический эффект. Люси успокоилась, глядя на нее, и больше не волновалась, не чувствовала скорби, любви, ненависти, злости или чего либо еще. Сейчас работал только ее разум, но Люси знала, что и он ее скоро предаст, она была в этом уверена, хотя и не понимала, откуда взялась эта уверенность.  

            — Что? Я не понимаю! Что происходит? – Спросила Люси.

            — Это ты! – Повторила Ианса. – Я нашла тебя, ты избрана, ты помечена эфиром Омулу, – с этими словами она сделал несколько шагов к Люси, указала на ушибленный бок и улыбнулась, – я нашла тебя.

            Люси потупила взгляд, не понимая, о чем толкует богиня.

            — Что такое эфир Омулу и как меня поме… — Люси осеклась. – Кассандра!

            — Да, рабыня сделала, что обещала. – Сказала Ианса. – Она пометила тебя, теперь мне не придется спускаться на эту поганую Землю. – Ианса окинула бункер презрительным взглядом.

            — Я ничего не понимаю, зачем тебе я?

            — Дитя, ты будешь моим земным обличием. – Ианса подошла к Люси, нагнулась, взяла девушку за подбородок и легким усилием подтянула вверх. Люси послушно встала на ноги, отчего малыш соскользнул с нее на пол, в воду, но ее больше не заботило, что с ним.

— Жрица-рабыня, — продолжала Ианса, она смотрела на Люси почти в упор и была с ней одного роста, — предложила мне сделку. Невинное дитя, которое сможет перенести в своем сознании, частицу меня, и тем самым быть порталом между нашими мирами. Так я смогу, не покидая свой мир, слушать тех, кто молится мне. Я не буду больше являться сюда и наносить ущерб вашему миру. Я наконец-то смогу обрести покой.

— Это была Кассандра? Жрец, что обратился к тебе? – Люси говорила почти шепотом, она чувствовала нарастающий запах гнилого болота.

— Мне больше не придется покидать моего возлюбленного. — Не слыша слова Люси, продолжала богиня. – Я больше не буду дышать отравленным воздухом, и видеть то, как вы, люди, уничтожаете подаренный вам, прекрасный мир. – Она смотрела на нее в упор. Люси снова увидела безумие в темно зеленых глазах богини.

— К… Кассандра? – Позвала Люси, еле слышным голосом.

— Кассандра? – Повторила Ианса, — Да-да, так зовут ту рабыню. Сначала я подумала убить ее за дерзость, за то, что посмела предлагать мне сделку. Но она оказалась куда более подлой, чем я предполагала. И мне это понравилось. Эта рабыня предложила в жертву всех, кто будет окружать отмеченное ею дитя, в обмен на ее собственную жизнь. – Зрачки Люси расширились. – Как ты уже поняла, девочка, я приняла ее предложение.

Люси смотрела в лицо богини, не в силах пошевелиться. Лицо Иансы было все ближе и ближе к ее лицу. Но она больше не видела ни толстых черных волос, ни безумных темно-зеленых глаз и страшной улыбки богини. Перед ней было знакомое смуглое лицо с накрученным платком на голове.

— Кассандра? – Прошептала Люси.

— Не сопротивляйся детка, — сказал знакомый голос жрицы – так будет легче.

Но Люси и без того не сопротивлялась, она перестала сопротивляться в тот момент, когда перевернула неподвижное тело малыша на своих руках. В моргающем свете ламп, перед ней было то лицо Кассандры, то Иансы. Люси закрыла глаза и почувствовала, как ее разум ускользает от нее в небытие.

— Вы же знаете, что я не верю в ваши Вуду шуточки, Кассандра. – Сказала Люси и умерла. Последнее что чувствовала Люси, было ее гнилое дыхание возле своего лица.

 

                                                           5 сентября 2005

 

Август 2005 года. Ураган Катрина. На этот раз я, Кассандра Маргарита Белл, сама лично призвала Иансу, чтобы заключить с ней сделку. Я предложила ей людское обличие, в лице семнадцатилетней Люси Д. Коллинз. Ианса была крайне возмущена, но мне удалось, донести до нее свою затею. После чего богиня сменила гнев на милость. Ианса  перенесла часть своего сознания в сознание Люси Д. Коллинз, тем самым передав ей способность слышать людские молитвы и призывы. Так она больше не сможет явиться и настлать беду на людей, больше никогда. Я освободила людей от Иансы. Но у этого была цена, последняя и страшная цена, которую заплатил Новый Орлеан.

 Ураган Катрина унес жизни около двух тысяч человек и фактически полностью разрушил Новый Орлеан. Гнев Иансы привел к крупной экологической катастрофе: на юге штата Луизиана разлилось более 34 миллионов литров нефти, были серьезно повреждены более 100 нефтяных платформ, 52 разрушены. 80% города ушло под воду.

 

Кассандра сидела у себя в гостиной и делала записи в альбоме под фотографиями разрушенного Нового Орлеана. Закончив последнюю запись, она закрыла альбом и взглянула на девушку, сидевшую в кресле по соседству с диваном из кожи аллигаторов.

— Дитя, — обратилась к ней жрица, — будь добра, отнеси этот альбом обратно в подвал.

— Да, матушка. — Люси встала и взяла увесистый альбом из кожи, к которой она, когда-то, не хотела прикасаться, и направилась в коридор, что ведет в подвал. Память больше никогда не подскажет ей, что она уже была в этом доме и побрезговала трогать эту книгу. Ведь когда-то полные жизни голубые глаза Люси Д. Коллинз заменили темно-зеленые глаза чужого сознания.

 

 

 

                                                           Конец

15.09.2021


Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть