Хищники

Прочитали 69
18+
Часть первая
Глава 1
— Ты когда нибудь убивал человека?
Артем поперхнулся, не то от смеха,не то от удивления. Курево делало свое и его разрывало от противоречивых чувств, но сознание не было задето. Слишком мало ему досталось.
— Нет, конечно. Иначе бы в тюр+яге сидел. — был его ответ.
— Не обязательно. Если с умом к этому подойти. — проговорил Марк, закладывая руки з+а голову, и смотря ему в глаза.
— Ты убивал, что ли?
— А если убивал? — Марк опять сел, на этот раз, подавшись к нему.
Артем отрицательно покачал головой.
— Не п…зди. Кого это ты убивал?
— Бомжа.
— Бомжа? За что?
— В смысле? Причина нужна, что ли?
Марк был чрезмерно серьёзен, и Артёму это стало казаться неуютным.
— Не веришь? А я не одного убил.- Марк ещё больше наклонился вперёд, сцепив ладони перед собой в замок, — Правда, в третьем не уверен. Живучий такой, но думаю сдох потом, кровищи было много. Я бросил его под железнодорожным мостом.
Опять отк+инулся назад, потянувшись, и как то мечтательно смотря в небо.
— И, как видишь, никто меня не посадил. А первого я убил в твоём возрасте. Двадцарик мне тогда только стукнул. Шесть лет прошло.
— Гонишь.
— Последнего 4 месяца назад.
— Ого. Да ты серийный манияк, что ли? — Артем споткнулся о холодный взгляд Марка, — Что то я не слышал ни о каких убийствах.
— Я же сказал, что делаю это с умом. Никто не заметил, что они были, никто не заметил, что их нет.
— А, — не нашелся что больше ответить Артем и более усердно начал рыться в остатках салата пластмассовой вилкой, явно не желая продолжать навязанную ему тему.
— Ещё думаешь, что я прикалываюсь?
Глаза Марка сузились.
— Думаю, тебя накрыло, братан… — оскалился в его сторону Артем.
— Я не нарик. Я не ты. — резко бросил в ответ Марк и поднялся, разминая затёкшие ноги.
Артем ничего не ответил.
Вдруг Марк ногой выбил тарелку из его рук.
Артем выругался, отряхивая запачканную одежду, и тоже поднимаясь.
— Ты чего?
— А нарики вроде тебя тоже ведь никому не нужны. — в руках Марка появился нож. — Думаешь будут сильно искать кто тебя замочил?
— Что за шутки, Марки? Харэ… Успокойся. Верю я тебе. Верю. С катушек только не слетай, нож убери…
Марк в мгновение ока оказался рядом, и, зажав в локте шею юноши, приставил к ней лезвие.
Артем замер.
— Что я тебе сделал?
Тот засмеялся, и убрал нож, отпуская его.
— Дыши ровно. Пока ты мой друг — не трону. Обосрался небось? Штаны не надо менять?
— Да пошел ты!
Артем пнул ногой близлежащий камень и быстрым шагом направился прочь, спрятав руки в карманы.
Марк догнал его, и повис на плечах, останавливая.
— Ладно тебе. Не будь бабой. Дело есть.
— Какое ещё дело?
— Мужиком пора становится. Или все время будешь сидеть в салат тупя?
— Тебе какое дело?
— Дело такое, что хочу знать со мной ты или против меня?
— Чего я должен быть против тебя? Может я сам по себе.
— Сам по себе, значит против меня.
— Да что ты заладил. Против, за. Не против я.
— Значит готов попробовать крови? Уже больше года с нами трешься, да только бабло стреляешь и жрешь. Пора определиться.
Артем покосился на нож в его руках.
— Ну… допустим… — поспешно добавив, — Только не буду никого убивать.
— Не придется. Так. Позабавимся.
Значит со мной ты?
— Ну… Как бы…С тобой.
— А без «как бы» ?
— С тобой я, с тобой!
— Хорошо. Макс и Вадим тоже с нами.
— Макс и Вадим?
— В отличии от тебя они то сразу согласились.
— Да я бы, может, тоже сразу согласился если бы ты загадками не говорил. В чем дело то ?
Марк посмотрел на часы.
— Они скоро подъедут, вот тогда и расскажу.
Издали послышался шум мотора.
— Макс. Как у него это получается все делать вовремя, а?
Машина остановилась перед ними и на поляну вышли двое молодых людей. Марк подал руку каждому и обнял.
— Ну что? — спросил Макс, бросая короткий взгляд на Артёма.
— Сцыт немного, но в целом согласен.
— Чего это? Еще даже не знаю в чем дело.
— Не знаешь, а уже сцышь.
Молодые люди засмеялись. Артем нахмурился.
— Лады. Не бычься. Шучу. Пошли присядем, перетрем что к чему.
Все, кроме Марка, сели за импровизированный стол. Макс закурил, став неподалеку, и периодически поглядывая на Артёма так, будто в чем то его подозревал,но пока решил оставить это при себе.
— Как там твой дружбан слепой? Правда завтра с ним по гербарий собираетесь?
— По какой ещё гербарий?
— А по что?
— Камни он собирает.
— Одна хрень. Так что идёшь с ним завтра?
— Да.
— Куда?
— Конкретно не решили, чтобы так…
— Сюда приведи его. Вон сколько камней.
— Может и сюда.
— Из дома не выходит. Сидит за своим забором, ни с кем кроме тебя не общается. .Доверяет, поди, только тебе? Что имеешь с него за всю эту беготню?
Артем внимательно посмотрел на Марка, потом на остальных, и поднялся.
— Вы что?!!!
— Что? — поднял брови Марк.
— Если вы с ним наметили… Он не бомж! Он не бомж, Марки! Нет. Я не приведу его сюда. Да это верная решетка. Я что дурак? И… И к тому же он мой друг! Мы были знакомы ещё когда он видел. Жили в одном дворе. Он сюда переехал, чтобы от суеты большого города пока адаптируется к своему новому состочнию… Он резко потерял зрение. Я ему помогаю, да. Он доверяет мне, да! А чего ему мне не доверять?
— Разве он не платит тебе? Не прибедняйся. Друг.
— Ты же … Вы же… все знаете о моем положении. Да у меня перед каждым из вас долг имеется. Благодаря этой работе я смогу все вовремя отдать. Только потому и согласился.
— Сколько ты у него на побегушках? Месяц?
— Меньше.
— Да ты сядь. — промолвил Марк, отбрасывая окурок.
— Постою!
— Я же говорил, — сказал Макс, — не с нами он. У него другие друзья. А почувствует вкус денег, вообще отклонится.
— Ав принципе зачем нам тот слепой, Марки? И этот, подойдёт. И мы все в сборе. Кто нибуть против развлечься?
— Я всегда за, — полуулыбнулся Макс.
Все одновременно посмотрели на парня.
— Вы чего? — Артем, неловко затоптался на месте, Марк подошёл к нему сзади вплотную, положив одну руку на плече, и он обратился уже к нему- Марки, мы же… Давно… Я разве сделал что то такое? Чего вы сейчас все это… Вдруг… — опять пробежал взглядом по всех — Ну правда идея с Тимуром не очень. Ну, сами подумайте… Я же и за вас беспокоюсь.
— Да мы уже подумали, ты не напрягайся, делай просто, что говорим. — Максим стал перед ним.
— А что после…?
— Долги твои все на ноль сойдут после. А нет — умножай на три , и срок неделя.
На минуту восцарило молчания.
— Нет… Ну… Вы же это не серьезно?Ребят, а? Я всегда вовремя отдавал. Да чего вы, правда?! Что за день?
— Есть вариант и получше. Будешь вместо него.
Юноша не успел опомнится, как удар сзади по ногам заставил его упасть на колени, а на шею был наброшен и тут же туго затянут ремень. Артем схватился за петлю, пытаясь освободится, Марк дёрнул ремень на себя.
— Черт, а с тобой веселее, чем с бомжом будет.
— Я же не сказал нет, — испуганно проговорил юноша, — Марки… Я же сказал, что я с тобой… Ребята, я с вами… Просто хотел… Знать…убедиться, что вы все обдумали… Я же не дурак… Мне выгодно… Если долг анулируете… Совсем другое дело.
Марк снял с его шеи ремень, и похлопал по щеке.
— Мы же… друзья? — спросил Тимур, заглядывая ему в глаза. — Я с вами. Когда подводил разве?
— Лады.
— А чего до завтра тянуть? — впервые подал голос Вадим. — Давайте сейчас к кроту в нору нагрянем. Ему то он откроет. У кого то из вас есть дела на этот вечер? Марк?
— Я за.
— Макс?
— Совершенно свободен.
Взгляды всех опять сосредоточились на юноше.
— У тебя есть какое дело? — вопрос был задан почти насмешливо.
Артем выглядел крайне растерянно, потирая покрасневшую шею.
— Прямо… сейчас?
— А чего?
— Я никогда не приходил к нему просто так. Еще и в такое позднее время…
— Все когда то впервые.
— Там, кажется, камеры есть.
— Ничего. Отключим потом, Вадим по этим делам спец. Все сотрет. Покажешь нам дорогу, а будем на месте, позвонишь. Где твой мобильный?
Артем достал телефон, Марк тут же забрал его себе.
— На временное хранение. Потом верну. Поехали, что ли?
Юноша кивнул, не рискуя больше возражать, только как то тоскливо посмотрел, как Марк передал его мобильный Максиму, и пошел к машине. Он хотел сесть на переднее сидение, но Марк зацокал языком. На переднее сидении сел он сам, за руль Вадим, а Артем с Максом позади.
— Что такой напряжённый? Не в радость тебе общее дело?
Спросил Марк, сидя в полоборота,когда они уже
поехали и юношей был назван маршрут.
— Все хорошо. — натянуто улыбнулся Артем.
— Дай ему дури ещё немного. Пусть расслабиться. Только немного.
— Я не хочу.
— Да ну. Впервые слышу,что ты не хочешь оттянуться. Это другая, тебе понравится.
Максим достал уже готовую самокрутку и вложил ее в ладони парня.
— А вы? — Артем мял в руках сигарету.
— Что мы?
— Давайте со мной.
— А мы потом нагоним, не волнуйся.
Макс чиркнул зажигалкой.
И сам поднял руку Артема с с травкой , поджигая и направляя самокрутку к его лицу.
— Я сам, спасибо, — тихо промолвил тот и с какой то нервной жадностью таки затянулся.
— Вежливый то какой. П..ц. — прокомментировал Вадим,не отрывая взгляд от дороги.
— Это то что ты любишь? Да? — подмигнул Марк.
Артем затянулся еще пару раз, уже более уверенно и спокойно, а на третий широко улыбнулся.
— Анекдот вспомнил по этому поводу. — сказал, коротко засмеявшись.- Приходит домой чувак, пробует новую травку. Вышел на балкон, курнул, и понял, что ничего особенного. Вдруг мимо него огненный шар пролетает, через минуту ещё один и третий. У него в горле пересохло, пошел на кухню, там его мать, и говорит ей: дай воды попить, а то в горле пересохло. А та ему в ответ: я думаю, три дня на балконе стоять.
-Такой ты мне больше нравишься.- засмеялся Марк.
— А вообще я если бы хотел раскидал бы вас.- вдруг произнес Артем с серьезным лицом.
— Да ты что? — наигранно удивился Максим.
— Да. Знаю пару секретных приемчиков.
— Что ж не применил?
— Не хотел вас калечить. Вы же,все таки мои друзья.
— Ну, спасибо.- хохотнул Максим.
— Марки, ты мне как брат старший…
Артем потянулся к нему, его глаза заблестели.
— А ты так со мной..
Он указал на шею.
— я же ради тебя. Только нормально попроси. А ты это.. Зачем? И эти бомжи… Не понимаю…
— Успокойся. Пошутили мы.
Приемчики свои покажешь, как выйдем?
— Нет. — опять откинулся на сидении Артем, и хотел ещё раз затянуться, но Макс забрал из его рук окурок.
— Хватит с тебя.
— Ребят,да что такое. То покури, то хватит. Зачем дразнитесь?
— После дела.
— А чего нет? На счёт приема.
— Не показываю никому.
— Я как брат тебе, сам сказал мне то покажи.
— Только тебе. Без них.
— Договорились.
— Парни. Я люблю вас всех. И Тимур классный… Вы не делайте ему ничего такого. Как меня попугайте и все? Хорошо?
— Лады.
— Он вам понравится. Он крут.
— Он крут? А мы как же?
— И вы круты. Марки. Ты особенно.
— Вот спасибо.
— Я тебя даже боюсь. — он потер глаза, его начало клонить в сон.
— Боишься?
— Да.
— Это хорошо.
— Но я могу…Если захочу…
— Да,да,секретный прием, покажешь.
— Только тебе. Без них.
— Да, да. Не засыпай только. Уже подъезжаем. Зайдем, тогда. Макс, дай ему попить.
Артем засмеялся.
— Ты чего?
— Тот анекдот вспомнил… Про попить.
— Вижу дом, — проговорил Вадим.
-Он?
Артем кивнул.
— Так. Хорошо. Останови здесь.
Марк опять обратился к Артёму.
— Сейчас соберись. Без хи-хи. Говоришь: закончился бензин, уже поздно ни одной машины, только к тебе смогли доехать, приюти до утра. В машина дубак. Мы уже здесь.Точно так и ничего о от себя на добавляй.
Марк нажал на вызов и приложил телефон к уху Артема.
— Тим, привет. Извини, что так поздно, брат… Мы здесь с дружбанами у твоих ворот торчим. Бензин закончился, прикинь, и никого на дороге. Не пустишь к себе до утра? А то здесь холодрыга та ещё. Нас четверо. Мы тихо. Да что с голосом б..ть. Я немного под кайфом, да… Ничего серьезного… Они нет. Они нет. Слушай… Ага. Само собой. Конечно. Спасибо… Мы как мыши. Ты настоящий друг.
Не прошло и минуты, как ворота начали подниматься. Молодые люди заехали во двор.
— Он сказал, чтобы я сам вас провел в доме.
— Веди.
Они переступили порог особняка. Вадим многозначительно закивал, убранство было богатым с порога. В коридоре висели две картины, красная дорожка. Не смотря на стоящие тут же тапочки , вся компания зашла в гостиную не раззуваясь. На лестнице,ведущей на второй этаж, прямо посередине, в темных очках, положив одну руку на перила, стоял хозяин дома, их сверстник. Не смотря на позднее время, он был одет. Видео, ещё и не ложился.
— Тим мы здесь. Спасибо тебе! Выручил. — Артем хотел подойти к другу,но Максим остановил его , а Марк вообще оттянул назад, показывая: — Молчи.- и указав на специально оставленную приоткрытой дверь , тихо потянул его на улицу. Когда они оказались на достаточном расстоянни Марк произнес:
— Там справятся и без нас.
В это самое время из дома раздался шум. Крики,возня, звук падающей мебели.
Артем схватился за голову, садясь под колесом стоящей рядом машины.
Марк протянул ему ранее не докуренный косяк:
— Не парся.
И сам, буквально вт+иснул ему ее между губами, поджигая.
— Давай, давай, до конца! Сколько там осталось!
Он заставил юношу сделать сразу несколько глубоких затяжек подряд, пока тот не закашлялся, отклон+яя его руку.
— Чуть осталось. Знаешь сколько стоит? Ты себе такого не сможешь больше позволить.
Тот послушно докурил, полностью ос+ев на землю.
— Ну как?
Артем кивнул, показывая ок’эй, и запрокинул голову. Его глаза теряли ос+ознанность. Перевел взгляд на Марка:
— Как ты ходишь на таких длинных ногах?
Марк помог ему подняться,
и уложил на заднее сидение автомобиля.
— Сейчас покажу.
Заблокировал дверцы , и быстрым шагом пошел к дому.
Артем припод+нялся, смотря ему вслед , но тут же опять лег, закрыв глаз+а и рассеянно улыбаясь каким то своим видениям.
 
Артем проснулся от холода и не сразу понял, что он в машине, упав между сидениями. Жмурясь от бьющего в глаз+а солнца, попытался открыть дверцу, но та оказалась запертой. Проснулся окончательно. В голове тут же начали проявляться воспоминания вчерашней ночи. Между ними были большие провалы, но то, что вспоминалось, ему не нравилось. Юноша посмотрел в зеркало на свою шею, никаких следов не было. Проверил карманы на наличие мобильного. Пусто. То, что автомобиль стоял во дворе Тимура, поверг+ало его в уныние.
— Во что ты вляпался на этот раз? — проговорил он сам себе, проведя ладонью по лицу, будто снимая невидимую паутину. — Во что вляпался?!!
Дом казался пустым. Только присущая раннему утру суета и щебет птиц не давали гнетущей тишине взять верх.
Во всяком случае с дурью его не обманули, она была качественной, и в целом он чувствовал себя хорошо. Дико хотелось есть и в уборную.
Артем перелез на сидение водителя и хотел нажать сигнал, но передумал. Сам не зная, что ищет, открыл бардачки , шаря в них рукой. И нашел. Маленький складной нож. Спрятав его в карман, ещё разок посмотрел на себя в зеркало и таки нажал на сигнал удерживая, пока из дома, чертыхаясь, не вышел полусонный Максим.
— Чего мозги выносишь?
— Зачем оставили меня здесь? Зачем закрыли?
Артем поспешно выскочил из салона.
— На автомате, наверняка. Сам здесь отключился. — Максим поёжился от утренней прохлады. На нем были только джинсы.
— Жрать хочу, — произнес Артем. — Мой телефон у тебя?
— Нет. У Марка. — ответил тот хмуро.они направились вдом.
— Не дёргай больше. Только лёг. Ты один здесь ночью прохлаждался. Выпей, и тоже на боковую, как вс+е чтобы вечером из обоймы не выпадать. А то не ной, если нет!
Перед самым порогом Артем заметил,что на Максиме кроссовки Тимура. Ему не трудно было их узнать,ведь он их сам покупал не больше недели назад.
— А хозяин дома где? — спросил, как можно небрежнее.
Максим оглянулся, лениво улыбаясь, и открывая входную дверь.
— Перед тобой.
Уже в доме, падая лицом в подушку на диване, добавил:
— А крот твой под землёй, как и полагается кроту. В погребе. Можешь проведать. Поплачьтесь друг другу, девочки, — он зевнул.
Артём огляделся. Всегда убранная гостиная (Тимуру было важно,чтобы вещи находились на своих местах) сейчас была в полном беспорядке, с выдвинутыми на середину стульями, косо стоящим перед ними столиком, с остатками ночного пиршества, выпивки. Бутылки на полу, на подоконнике. Только сейчас Артем заметил в обернутом к нему спинкой кресле Вадима. Сигаретный дым пропитал все. Юноша открыл окно.
— А Марк где?
Максим указал пальцем на второй этаж. Там была спальня Тимура.
— Все. Чтобы я тебя больше не слышал. Понял?
Юноша пошел в уборную. Моя руки, заметил на раковине следы крови. . Артем хотел вернуть себе свой мобильный, но так и не решился побеспокоить Марка. Подумав, что на голодный желудок ничего хорошего в голову не придет, он с аппетитом опустошил три тарелки с остатками нарезки, и, запив парой глотков найденного пива, вышел во двор,сев на ступеньки и смотря в сторону погреба.
Теперь, когда голод не беспокоил, начали беспокоить мысли. Ему казалось, что весь дом,всё в нем смотрело на него с немым обвинением. Сколько раз он заходил сюда как друг. И что наделал теперь? Всё нашёптывало вокруг: это конец. Это не закончится хорошо для тебя! Он нутром чувствовал, что лишний во всем этом действе. Хотелось испариться. Просто исчезнуть. И чтобы никто его не помнил: ни Марк, ни Максим, ни Вадим ни тем более Тимур. Выкурил две сигареты подряд и несколько раз обошел двор, прежде чем понял, что просто обязан поговорить с Тимуром. Другого шанса, когда они будут вдвоем, может и не быть. Артем подошёл и осторожно потянул тяжёлую дверь погреба на себя.
 
Глава 2
Ирония судьбы заключалась в том, что Тимур переехал в эту местность, как в самую тихую и безопасную. По общему мнению и официальной статистике. И вот сейчас, сидя на полу собственного погреба,  прикованный наручниками к ржавой трубе, думал о том, что с радостью поменялся бы местами с тем, кто составил эту статистику. Но ещё большая злая насмешка крылась в факте, что молодой человек приехал сюда умереть, наивно полагая, будто после принятия такого решения его смерть под его личным контролем. Глупец. Какой же он глупец. Хочешь насмешить Бога, посвяти его в свои планы.
Заболевание Тимура было неизлечимо, а прогнозы пугали. Вслед за слепотой, он мог потерять слух. Одна мысль оказаться запертым в собственном теле не только ничего не видя,но и не слыша,приводила его в ужас, который подарил не одну бессонную ночь, истощив полностью. Он оборвал все связи, продал все, что мог продать и, переехал сюда с одной единственной целью: тихо дожить отведенный ему срок в месте, где о нем уже никто не помнил, по возможности приведя душевное состояние в порядок и при первых сигналах серьезных проблем со слухом, сегануть вниз головой в местный водопад смертников,каждый год забирающий по жизни, не смотря на все знаки предостережений. Никто не удивится. Но ему надо был толчек. Так как сам покончить с собой он уже пытался, и так и не смог. Для этого толчка Тимур выбрал Артема, решив приблизить бывшего друга из  детства к себе. По его мнению, главное было вовремя раскрыть карты. Не раньше. Он знал о слабости юноши к наркотикам и его неопределенности в жизни, посчитав моральные принципы Артема вполне допускающими толкнуть его в водопад без излишних угрызений совести, за соответствующее вознаграждение.То что эти же моральные принципы могут обернуться против него раньше времени, Тимур не подумал.
А самое обидное, он понял, что не готов умереть. Нет. Только не так. Только не сейчас. Не сейчас. И с остервенением пса, впервые посаженного на цепь, рвал наручники, пытаясь их снять, но только натёр руку.
Шоковое состояние апатии первых часов, выражающееся в бесполезном эмоциональном отрицании реальности происходящего, уступало место страху, чувству унижения, непониманию до конца того, что происходит, приступам паники от полной потери контроля над происходящим. Всё это разрывало изнутри даже больше, чем физическая боль. Услышав, как дверь п+огреба отворилась он напрягся, повернув голову к лестнице. Темные очки Тимур потерял сразу после нападения, и теперь ощущал себя без них ещё более незащищённым, как будто утратил часть невидимой брони, отделяющей его от внешнего мира.
Запахло сигаретами, которые курил Артем, и более слабо пивом.
Прислушавшись к шагам, Тимур понял, что юноша спускается один, а звуки, долетающие со двора свидетельствовали о том, что дверь оставлена открытой. Звук шел чисто, без колебаний, значит в дверях тоже никого не стояло. Зрячие и не подозревают насколько говорящая вокруг атмосфера. Лёгкая смена температуры воздуха рядом, выдавала, что Артём подошёл достаточно близко, но он все ещё не произнес ни сл+ова. Тогда Тимур сделал выпад вперёд , схватив юношу за одежду, и потянув вниз:
— Ты с ними? Или хочешь мне помочь? Скажи как есть! — проговорил хриплым шепотом Тимур.
Юноша не пытался освободиться, осев рядом.
— Тим..Прости. Они как с ума посходили.Может это  от дури? Проспятся и все? Может же такое быть?!
— Ты с ними.. Или.. хочешь мне.. помочь? — повторил Тимур проговаривая каждое слово.
— Я хочу помочь. Но… они… не шутят. И сейчас этот Максим так говорил со мной… Думают я нарик, и ничего не понимаю, не замечаю. Ты же так не думаешь? У меня просто тяжёлый период. Но я  могу бросить, когда захочу.
— Да, да,  верю! Что сейчас творится наверху? — нетерпеливо перебил его Тимур, продолжая цепко держаться за одежду юноши.
— Все спят. Ну, и бардак немного.
— Их трое, я прав?
— Да.
— Принести мне скрепку сможешь?
— Скрепку?
Тимур поднял руку с наручниками.
— Попробую открыть. В гостиной, компьютерный столик, прямо на верху. Скрепки металлические.
— И что потом? Мы их не одолеем, Тим. Даже если у тебя получится со скрепкой.
— Мы уйдем отсюда пока они спят. Просто уйдем, Артем. Я закрою ворота на код. Они не смогут уехать. А хочешь… попробуй сам… Беги отсюда. Приведи кого то. Позвони в полицию. Беги прямо сейчас!!!
— Я не умею водить, а пешком здесь идти часа три. Да и местность я не знаю. Там же болото, и этот водопад. Зачем только купил дом в таком месте, Тим? И телефон у меня забрали. Но я поговорю с Марком. Он мне жизнь однажды спас. И я жил у него в общаге, когда мне дется некуда было. Не знаю, что на него нашло сейчас…  Конечно, он любит главного из себя строить, это да. Обещал, что только позабавятся. Может, денег возьмут. А я поручусь, что ты в полицию не пойдешь. Ты ведь не пойдешь? Знаю, не пойдешь.
Тимур отпустил юношу, отстранившись. А Артем продолжал, не замечая смены его настроения:
— Эти двое… Их я так хорошо не знаю. Но ведь раньше ничего такого не было. Да и все равно все от Марка зависит, я уверен. И ты же не видишь их лиц… Почему им не отпустить тебя, когда возьмут свое? А мне они могут доверять.
Тимур с горечью непонимания произнес:
-Что «свое», Артем? Что «свое»? Что ты говоришь? Слышал бы ты себя. Разве здесь есть что то принадлежащее им?! Какие такие забавы? Вот эти? — он наклонил голову, чуть повернув ее набок, и юноша увидел порез у него за ухом. — Они даже не скрывают своих имен! Неужели ты ничего не понимаешь? Какое доверие, если у тебя забрали телефон? Очнись!
Если бы ты мог вести с ним переговоры , ты бы не был здесь сейчас во всем этом дерьме, вместе со мной!
Артем ничего не ответил , и стало гнетуще тихо. Тимур опять протянул к нему руку.
—  Извини, если что. Я на нервах.  Давай так. Просто принеси скрепку. Я сделаю все сам… Ты будешь ни при чем… Одну, одну скрепку. Я мог ее найти на полу, или затерялась в кармане. И я просто тихо уйду.Не пойду в полицию. Забуду все. Клянусь тебе. Мне незачем тратить жизнь на пустые разбирательства и месть. Я болен, Арчи. Это не просто слепота. Будет хуже. Я просто хочу дожить. Пусть берут,что хотят и идут. Это все ерунда. Только дай мне шанс доказать это.
Тимур договорил, и разжал пальцы. Юноша поднялся, отходя от него.
— Я не могу ничего обещать. Не могу. Но я поговорю с Марком.  Я хотел, чтобы ты знал, я не планировал все это.  —  Артём сам чувствовал нелепость собственных слов, и поспешил выйти.  В доме его ждала та же картина: все спят.  Взгляд задержался на компьютерном столе. И правда , вот они скрепки. Протяни руку и бери. Взял. Подержал несколько секунд, и поспешно вернул на место, будто та, вдруг, стала горячей в его ладони. Нет.  Вс+е сразу поймут, что это он. Как легко и Тимур был готов подставить его. Никому нельзя верить!
Лёг на свободное кресло, прикрыв глаз+а. В это самое мгновение поднялась возня вокруг и послышались аплодисменты сверху. Вадим и Максим без намека на какой либо сон ложили на стол деньги, а Марк, спустившийся вниз по лестнице, забрал их, пересчитал и протянул несколько купюр ошеломленно сидящему Артёму.
— Твоя доля.
Тот взял деньги.
— За что?
— Я поспорил, что ты будешь на моей стороне.
Он втиснулся в одно кресло с юношей, и грубовато обнял его, взъерошив волосы.
— А скрепку эту долбанную принеси. Нам интересно, что будет дальше.
— А… Откуда… То есть… Там что прослушка?
—  Слава китайским интернет магазинам.
Марк вытянул из одного уха наушник.
— В наше время для этого многого не надо.
— Если ты все слышал, Марки.  Он готов все отдать, и в полицию не пойдет.Это же хорошо?
— Арчи, Арчи, о чем ты? Забыл почему мы здесь? Забыл? Давай, давай, вспоминай.
Марк постучал пальцем ему по голове. И прошептал на ухо:
— Вкус крови. Твой первый раз. Мы все очень, очень хотим посмотреть, как ты, наконец, это сделаешь.
И вытолкал юношу из кресла.
— Не засиживайся. Иди.
Артёму в ладонь вложили сразу несколько скрепок.
Когда он передавал их Тимуру, тот попытался его обнять в знак благодарности, и  юноше стало не по себе.
— ..Ты хоть знаешь, как это делать?
Спросил, больше чтобы заглушить собственную неловкость.
— В общих чертах.
Молодой человек нащупал нужное ему отверстие в наручниках.
Разогнул одну скрепку, согнул ее кончик, остальные вернул.
— Забери, иначе будет подозрительно. Мне хватит одной. Иди.
— Ладно.
Артем уже сделал не только шагов в сторону выхода, но увидев, что Тимур выронил скрепку, и не может ее найти, вернулся.
— Вот она.
Как он только собирается уходить, ничего не видя?
Посмотрев ещё раз как Тимур пытается открыть наручники, юноша склонился так, что почти коснулся его щеки своей, и одними губами прошептал:
— Здесь прослушка. Коснись если услышал.
Тимур замер и чуть сжал его руку. Сердце разрывало грудную клетку.
Ощущение, что он попал в трясину, затягивающую его все глубже, что бы он не предпринимал, и скоро эта трясина  лишит его возможности дышать.
 
Глава 3
— Дина звонит. Дина звонит. Дина звонит. — повторял робот на мобильном, вместо привычного музыкального рингт+она, когда Артем зашёл в дом.
Все трое молодых людей смотрели на телефон Тимура, лежащий на середине стола. У каждого в руках была банка энергетика.
— Дина. Такая кликуха у собаки была, — хмыкнул Максим, — ..Сучка Дина.
— Кто это? — ..Марк вопросительно посмотрел на юношу, выдернув из +уха наушник.
— Понятия не имею. При мне ему никто никогда не звонил. Даже на днюху.
Телефон замолчал, но скоро опять подал звук, уже по другому.
— Голосовуху прислала. — Марк нажал громкую связь.
— Тимур Александрович, все по списку достала. Может и продуктов заодно куплю? Я в городе часа два буду, и сразу к вам могла бы заехать, вместо субботы.
Максим чуть не поперхнулся энергетиком.
— ..К нам? ..Охренеть.
Марк скомкал пустую банку, бросив ее на стол:
— Помнишь, ты удивлялся, какие голубцы вкусные. Вот они эти голубцы. Точно вам говорю.
— Телка здесь не помешала бы. Интересно, сколько ей? — Максим взял телефон и ещё раз прослушал сообщение.
— И от домашней еды я бы не отказался.
— С таким подходом, смотри, чтобы тюремной едой
не запахло, — Марк хмуро смотрел в окно, барабаня пальцами по столу. — И пустить надо, и трогать нельзя. Игн+орить, так трепаться с кем то начнет, не нужный кипиш может подняться.
Его взгляд остановился на Артёме.
— По идее его и не должно было быть дома сегодня. Он же с тобой собирался?
— Ну, да.
— Вот его и не будет! Точно.
Марк ликующе ударил рук+а +об р+уку.
— Но надо, чтобы он сам сказал ей об этом. Запишем тоже голосовое сообщение. Ключи оставим. Отвертимся. А там разузн+аем, что к чему и разрулим полностью.
Главное, сейчас себя не выдать, время выиграть. И потом+у мы реально скатим отсюда. Вс+е.
— ..А мы здесь что ..надолго? — спросил Артем. — Я думал, сегодня только…
..Максим вдруг бросил ему банку. Юноша поймал ее.
— Реакция ещё есть. Не все скурил. Есть значит и чем думать ещё? Выброси. И эти убери. — указал на лежащие на столе.
— Чего это я должен убирать? — Артем поставил банку на стол, — Я не пил.
— Не пил? Гений, — обратился Максим по кличке к Вадиму, данной из за умения того управляться с разнообразием компьютерных технологий.- Дай свою.
И, взяв банку, подошёл к Артёму.
— Тогда пей сейчас.
Артем опустил руку в карман, где лежал нож, но в это время Марк стал между ними.
— Не в+овремя кипишь разводите. +Арчи, в+ыбросишь эти б+анки, не перел+омишься! А потом поможешь Максу все на места вернуть, пока мы с Вад+имом к крот+у сп+устимся ответ записывать.
Максим упёрся руками в ближайшее кресло и отодвинул его на прежнее место.
— А мне помощь не нужна.
— Подскажет где что было, он здесь больше кантовался , чем мы, а эта дамочка не должна увидеть ничего особенного, ничего,чтобы удивило или запомнилось.
Марк повернулся к Вадиму.
— Пошли, что ли. Я первый. На сторож+е будь. Этот терминатор слепой наручники снял или нет, не знаем. Может шоу нам таки устроит.
Они вышли.
— Чего наезжаешь? Я не хочу с тобой ссоры. — спросил Артем, оставшись с Максимом.
— Я не хочу с тобой ссоры, — исказил его голос Максим, опять подойдя вплотную.
— Если мы здесь реально без баб застрянем,знаешь,что я сделаю? Угадай. Тебя трахну. А Марки подержит.
Он оскалился.
В этот момент его живота коснулось, что то острое и, опустив глаза Максим увидел нож в руках Артема.
— Отстань от меня.
Как можно твёрже произнес юноша.
Максим не отстранился, но продолжал смотреть в глаза Артёму.
— И что потом? Составишь компанию кроту? Или, думаешь всех этой игрушкой напугать?
— Я сказал, что не хочу ссоры.
— Я услышал тебя.
Максим отошёл, и как ни в чем не бывало продолжил расставлять по местам стол и кресла, что то напевая под нос.
Артем спрятал нож, и, собрав банки, понес их в мусор, на кухню.
Вернувшись, с опаской остановился при входе в гостиной, нигде не видя, и не слыша Максима. Вдруг, что то сверху налетело на него, сбив с ног, а когда он упал, Максим оказался на его спине, заломив руки за спину и вытащив из его кармана нож, проговорил:
— А вещь то не твоя! Не брыкайся!!! А то руку сломаю.
Артем затих.
— Интересно, если скажу Вадиму, что с его имуществом таскаешься, как он отреагирует? Хочешь узнать?
Артем ещё раз попытался вырваться, но Максим только ещё больше прижал его к полу.
— Девочка моя.
Можно я буду тебя так называть, когда мы только вдвоем? Аааа? Не слышу! А то ведь могу и при всех. Это уж как хочешь. Только тогда уж будешь девочкой для всех. Практически. Мне по х.. Я не ревнивый.
— Слезь с меня!
— Я ответа не услышал.
Максим начал медленно выворачивать ему руку, Артем завопил:
— Да. Да. Да.
— Что да!?- ослабил захват Максим.
Артем еле держался, кусая губы.
— Можешь! ..называть! ..мать твою!
-Как называть? Скажи это? Скажи.
— Девочкой.
— Чьей? Полностью повтори.
— Своей девочкой! Доволен?
— Ещё как! — Максим засмеялся. — Ещё как!!!
Он отпустил ему руки, но не спешил вставать.
— Судя по всему, ты ещё так и не врубился в происходящее. Ляпнул перед кротом, что я веду себя как главный? Так, милая моя, здесь для тебя все главные. Все. Все. Привыкай быть снизу,. Это в твоих же интересах. Или я показал тебе перспективу. Можешь не благодарить.
Максим встал на ноги.
— За тебя в этой команде никто не играет. Если ещё не дошло. А сейчас убирайся, пока папочка покурит на улице. Здесь, как бы уже не желательно, проветрить надо. Но вижу, моя девочка, — произнес подчёркнуто с удовольствием, — уже об этом позаботилась, — кивнул на ранее открытое Артёмом окно, а уже стоя в дверях, оглянувшись на юношу, сидящего на полу и зло смотрящего ему вслед , добавил:
— И не думай исподтишка мстить мне , или кому либо из нас. Знай, даже если всех нас посадят, или побежишь по дури своей куда, найдется кому кишки тебе выпустить и по ту, и по эту сторону. Больше двух недель не проживёшь. Хорошенько запомни это. Хорошенько. Ты о нас ничего не знаешь. Мы о тебе все.
Артем ударил о пол кулаком, как только тот вышел.
— Чтоб ты сдох, тварь !!!
Дверь тут же открылась назад, и перехватив за ворот, пытающегося убежать юношу , Максим несколько раз ударил его кулаком под ребра.
— Услышу ещё что против себя из твоего рта, кровью сцать будешь.
И отбросив юношу на стоящее рядом кресло, вопреки сказанному до этого, быстрым шагом пошел прямо в погреб, к остальным.
Артем с минуту лежал недв+ижимо, держась за живот. Потом медленно поднялся и пошел по дому, возвращая вещи на свои места. Около лестницы увидел темные очки Тимура. Подняв их, подержал в руках и одел на себя. Подошёл к зеркалу.
— Привет. Я слепой.. Мои глаз+а украли. Вы их не находили? Нет? Очень жаль. Хотя, если найдете. Не возвращайте. Вокруг так пахнет дерьмом, я не хочу его видеть. О! Это от меня? Вы уверены?
Он сделал вид что нюхает себе подмышки.
— И правда.
Юноша сел на пол у стен+ы напротив зеркала.
— Значит можно никуда не бежать. От себя, как известно,не убежишь. А вы знаете, у меня ведь высшее образование. Да. Удивлены?
Он стал на четвереньки и подполз к зеркалу.
— Сам в шоке. С этим надо что та делать. Я слишком долго трезв для такого дерьма.И я не о себе. Нееет.
Оп+ёрся о зеркало спиной, и начал выворачивать себе карм+аны, ищ+а хоть немного травки а ничего не найдя, вздохнул, снял очки, оглянулся на свое изображение и, поднявшись пошел продолжать наводить порядок.
 
Глава 4
Не смотря на боле­знь, физическая си­ла Тимура в целом, и ещё свежая память о времени, когда он был как все, требов­али выплеска злости и отмщения. Тем боле­зненнее воспринимала­сь им собственная беспомощность. Обилие света, которым на самом деле сопровожд­ается слепота, прист­упы головокружения, потеря ориентации, и появившиеся в следс­твии приступы паниче­ских атак, связывали лучше всяких наручн­иков, делая игрушкой в руках слетевшихся в его дом стервятни­ков.
Предупреждение Артё­ма Тимур услышал. На­ручники все же попыт­ался открыть, но нич­его не вышло. Зачем бороться за такую ни­кчемную жизнь? Вот только откуда этот липкий удушающий стр­ах? Как предохраните­ль. Мысли прервали вкрадчивые шаги со ст­ороны входа. Двое. Вошли чрезмерно остор­ожно, а спускались быстро и шумно. Нав­ерное, опасались, что снял наручники. Эх, подумал с горечь­ю, далеко ли ушел бы? Видно,не до конца привык к своему но­вому положению, раз смог допустить обр­атное.
Твердые носки обуви коснулись ног. Тиму­ра освободили от нар­учников. Грубо потян­ув за одежду застави­ли подняться.
— ..Заскучал?
Аромат мятной жевач­ки, сигарет и алкого­ля в лицо.
Смешок с другой сто­роны.
— У нас здесь попол­нение ожидается. Уга­дай кто?
И так неожиданно го­лос Дины. Не прошло и суток с момента пр­оисшедшего, а он зву­чал, как из прошлой жизни от которой он уже успел отречься.
— Давно мутите? Усп­ел научить ее чему нибудь интересному? Или все придется дела­ть нам?
Опять этот гадкий смех, и болезненный толчек в грудь.
А ведь Тимур совсем забыл об этой девуш­ке. Как же не вовремя она позвонила. Как не вовремя.
— Онемел? Кто она?
— Домработница. Тол­ько нанял. Один раз всего приходила.
— И часто она вот так нагрянуть может?
— Договор, что по субботам готовит на неделю, а раз в месяц генеральная уборка. Я могу отказаться от ее услуг.Давайте откажусь прямо сейчас.
— Давайте без давай­те Умник.
Опять толчек в груд­ь.
— Откажешься, когда надо будет, куда де­нешься Но она же там чего то накупила тебе?
— Бытовая химия и кофеварка.
— П+охрен что. Не подаришь же ей это. Вдруг. ..Будет очень подозрительно. Или ты этого и хочешь?
От третьего толчка Тимур еле устоял.
— Пусть везёт. Скаж­ешь, ключи за щитком при входе, тебя не будет дома, чтобы все сделала и уматывал­а. Спрашивает купить ли продукты, ответи­шь: ..да. И побольше. Скажи гостей ждёшь.
Второй голос добави­л:
— Как сюда добира­ется? Такси?
— У нее своя машина.
— Не хило. Раз так, тогда и пива ящик пусть захватит. И мяс­а. Побольше мяса.
— Согласен. Должна же быть какая то пол­ьза с этой канители.
Ответ Тимура записы­вали три раза, пока Марк не решил, что оно звучит естественн­о.Подтверждениепришло почти моментально.
— Ещё какие завяз­ки у тебя здесь? Кто может припереться?
— Никого.
В это время зашёл третий, и Марк обер­нулся к нему.
— Пресанул мал+ого? Рожа довольная. Смо­треть противно.
Тимур догадался, что речь об Артеме. Не­ужели пострадал из-за прослушки и этой скрепки? Он не хотел потерять единствен­ного в этой компании союзника, пусть и такого шаткого.
— С риском для жизн­и. — ответил прибывш­ий не без сарказма, — Смотри,что изъял. Вадим. Твое.
По звуку Тимур поня­л, что чтота было бр­ошено и поймано.
— Да мы целое предс­тавление пропустили, видать, хотел бы по­смотреть. — ответил Вадим.- А у нас всё как и думали. Сейчас сливаемся отсюда на поляну. Но зато буд­ет домашний хавчик.
— Вы сливайтесь, я останусь.
— Это ещё зачем?
-Надо же кому то со­общить, когда она ук­атит.
— Ой ли? — протян­ул Марк — Зная тебя. Как юбку увидиш­ь, не свой. Натворишь дел, своими руками придушу.
— Натворю, тогда и поговорим. А так жал­ко тебе? Посмотрю, что за цаца.
— Какой толк, если трогать нельзя? За­руби это себе на нос­у, не вздумай показа­ться.
— Тебе нет толка, мне есть. Я сказал,что остаюсь, значит ос­таюсь.
— Как хочешь. У каж­дого свое веселье. Да, крот? — он опять приблизился к нему, — У нас с тобой будет свое.
— Мне нужно в туале­т, — произнес Тимур, пользуясь тем,что к чему, наконец, обра­тились..
— Если только сам дойдешь, пожалуйста. Живёшь один,значит можешь сам. Иди.
Чувствуя подвох, мо­лодой человек все же осторожно ступил ша­г, второй, третий, чуть выставив вперёд руки. Наткнулся на кого то , и его отт­олкнули. Тимур нащуп­ал полку, чтобы сори­ентироваться в напра­влении заново, но че­рез несколько шагов все повторилось. Тол­ько толкнули, на этот раз прямо в друг­ие руки. Опять, и сн­ова. Потеряв ориента­цию, под въедливые комментарии, он осел на землю, но вдруг, с криком бросился вперёд, наугад сбив с ног первого попа­вшегося ему челове­ка, которым оказался Вадим. Тимур успел нанести ему несколько хаотичных ударов, пока не был оттащен в сторону остальными.
— Ах ты, сука. — пр­оговорил Вадим, выти­рая кровь, идущую из разбитой губы.
— Ты у меня сейчас прямо здесь в туалет сходишь.
И ударил его ниже пояса.
Тимура отпустили, оставив корчится на полу.
— Хорошая у нас туса по ходу намечает­ся на поляне? — с ка­ким то упоением прог­оворил Марк, — Дав­айте ка ускоримся, а то руки чешутся, а пачкать здесь ничего нельзя.
 
Глава 5
Артем видел в окно, как Тимура тащили через двор.
Он смотрел, как Марк в полсилы забавляется с ним, а тот с навязчивой бесполезной упорностью всё пытается куда то  отползти, снова и снова останавливаемый твёрдыми подошвами. Но даже тогда не успокоивался, впиваясь зубами в ногу его остановившую, чтобы получить новый град ударов посильнее от остальных участников действ+а, заставивших таки молодого человека затихнуть.
Артем не мог понять, почему Тимур сопротивляется, когда нет шанса их победить, зачем провоцирует на новые атаки?
Что заставляет инвалида, не опускать голову, а его, здорового, бояться ее лишний раз поднять?
Тимура связали и бросили в багажник.
— За билет заплатил?
юноша не сразу понял, что Марк обращается к нему, — Понравилось шоу? Скоро сможешь показать себя.
Лицо Артема вспыхнуло,как будто не он, а его застали за чем то неподобающим. 
— Собери закусон и выпивку, чтоб до вечера хватило, поедем прямо сейчас.
И он пошел. Пошел делать, то, что ему говорят. А через какой то час смотрел уже в окно отъезжающего от дома автомобиля, сидя один на заднем сидении, но почему то с ощущением,будто лежит в том же багажнике вместе с Тимуром.  Только комфорта чуть больше и синяков чуть меньше. Пока.  Бежащая под колеса дорога и мелькающие деревья.
Хотелось, чтобы они  ехали и ехали, чтобы дороге не было конца. Не хотелось думать ни на секунду вперёд, и до внутренней судороги хотелось курить.
— Долго будешь яйца высиживать? — дверцу распахнули.
Вокруг просторная поляна, выходящая одной стороной к озеру, другими к лесу. Марк и Вадим достали из багажника Тимура, потащив к ближайшему дереву, Марк забросил на ветку верёвку и они подняли молодого человека за руки наверх.
Марк стал разрез+ать на нем рубашку, превращая в обвисшие лоскуты.
Заметив, что Артём смотрит, подмигнул ему.
— Зачем вы это делаете? — спросил Тимур, — У вас есть доступ ко всем моим счетам. Снимите деньги и уходите. Что ещё я могу сделать для вас?
-А я то думала ты правда крут, — процитировал Марк Артема, — И ничего тебе не страшно. Но вы все одинаковы в этот момент. 
Марк сам подвел юношу к Тимуру, вложив в руки Артема нож.
— Я научу тебя, так чтобы сразу пошло в кайф.
— Да ты посмотри на него, — вмешался Вадим, — Зря возишься. Не наш он, и никогда не будет.
Молодой человек повертел в своих руках невесть откуда взявшееся шило.
И, насмешливо смотря в глаза Артёму, коснулся его  концом живота Тимура,оставив заметную царапину.
—  Видишь как задышал, видишь? — прокомментировал Марк, —  Ходуном ходит. Это называется дать прочувствовать. 
Он еще не договорил предложение, как Артем оттолкнул сначала его, потом Вадима, и побежал к озеру.
Окунув руки в воду, дал выйти внутренней дрожи, смотря на нож, который все ещё сжимал в руке, и не видя его.
Сколько простоял так, будто выпав из времени. Голос Вадима вернул его к реальности.
—  Эй, клоун. Знаешь, почему Марк таскает тебя за собой?
Артем поспешно повернулся, поскользнувшись, и чуть не оказавшись в воде.
Вадим достал сигарету, и неспеша поджёг ее.
— Потому что.. — продолжил, щуря глаза от поднимающегося дыма, — смотреть на твою рожу, когда ты  наблюдаешь, или делаешь. Это песня. ..Это отдельная тема для него. У него же кличка  «психоаналитик», слышал,нет? Любит он таких как ты около себя держать. Только я лично, не нанимался за его игрушкой нянькой бегать, как сейчас, у меня здесь совсем другие обязанности, поэтому давай сразу расставим все точки над и. Не обольщайся, что бы ты не сделал,  что ты – не мы за версту понятно.  И никогда ты с нами на равных не будешь. И выпячиваться стараться не надо.
— И… кто же вы? — хрипло спросил Артем, больше,чтобы скорее придти в себя, чем от желания услышать ответ.
Вадим ухмыльнулся,  шумно выпустил дым через рот и нос, в конце выдоха произнеся:
— Хищники.
Он подошёл к юноше совсем близко.
— Так что не мучай ни себя, ни нас, иди, и просто скажи, что ты понял свое место, не хочешь никаких испытаний,  и не мельтеши уже. Кстати, Максим просил тебе передать, когда обосрешься, что он,- Марк полуулыбаясь, наклонился к его уху:
— Любит чистых девочек. Так что перед возвращением хорошенько подмойся.
Лицо юноши, до этого бледное, вмиг вспыхнуло. Он надолго запомнит взгляд Вадима, не насмешливо горделивый, самоуверенный до тошнотворной бескрайности, а так же безгранично удивленный, когда тот увидит торчащий из собственного тела нож, рукоятку которого крепко обхватывала мокрая ладонь Артема. Страх, боль и ужас сменяли друг друга в нем с сумасшедшей скоростью, а когда юноша потянул холодное оружие обратно на себя, ртом Вадима хлынула кровь. Он тяжело навалился на Артема, и они вместе упали на мелководье. Юноша поспешно оттолкнул Вадима от себя и на четвереньках выбрался на берег,  наблюдая  судорожную, на удивление почти беззвучную борьбу за жизнь, завершившуюся остекленелыми глазами, так до конца и не принявшими реальности происходящего.
 
Часть вторая
Глава 1
— Дина? Какая ещё Дина, мать твою?!! — Максим стоял на ступеньках веранды дома, перед явно ошеломленной его появлением девушкой — Ты что шлюха? А я ведь узнал тебя по голосу, но не мог понять. Склеить у себя в голове это странное имя, его и тебя! Объясни мне, с каких пор ты Дина? И почему драишь здесь унитазы? Вообще гордости нет? 
Словесный напор был настолько быстр, что она даже не задалась вопросом откуда тот мог услышать чужое сообщения. 
— Какая Дина? — переспросила растерянно.
— Ты так записана в телефоне хозяина дома! Он хвастался, что нанял домработницу. Хотел знать,как ты выглядишь. Ты сама не знаешь к кому ходишь домой в такую даль. С ума сошла? 
— Не кричи на меня!!! Не кричи! Я здесь, чтобы заработать! Не всем же деньги из дома выносить!!!! Мы так без крыши над головой останемся!!! Такое уже было! Что я скажу маме теперь? Прячу от нее уведомления!!! Третий инфаркт она не переживет! А у тебя всегда какие то неприятности! Здесь не так много людей у которых можно заработать, конечно я ухватилась за этот шанс! Лучше бы поддержал!
— Я же сказал, что решу все проблемы сам ! Я уже решил! — язвительно добавив: 
— Дина!!!
— Я не называла себя Диной! Даже не знаю… Хотя… Вспомнила. Сказала, когда вешала на веранду китайский колокольчик, что мне нравится имя Дина, потому что оно напоминает звук колокольчика, и что в детстве я хотела сменить свое длинное на это. Вот и все! 
— Все? 
— Да.
— И ты здесь только для того, чтобы убраться или…? Говори как есть все равно узнаю!! 
— А для чего же ещё? ! Какое «или»?
— В такой юбке? 
— Да какая разница в какой я юбке, он слепой!!!
— Но у него есть руки! 
— Мне 23 года! Ты не мой муж, чтобы говорить такие вещи! Да с таким братом вообще мужа у меня не будет! Никогда!!! Потому что я только и делаю, что работаю!!!!! Сам то ты здесь почему? Какое право имеешь отчитывать меня?! 
— Все права имею. Может тебе и 23, но наивна ты как в 13! Это я здесь заработываю. По настоящему. Хотел погасить все долги одним махом. Но у тебя талант срывать приятные сюрпризы.
— Как ты заработаешь,чтобы погасить все долги? Это невозможно. 
— Ему надо кое какая существенная помощь. Он очень щедр. 
— За такие деньжища? Что же нужно делать? Не верю. Такую сумму не заработаешь быстро! Ты постоянно врешь!!! Если бы не мама, я бы бросила все и уехала ! Давно! Мне все надоело! Надоело! Я так устала быть твоей сестрой… Устала, Максим!
— Не веришь мне? Смотри.
Он бросил на журнальный столик перед девушкой денежные банкноты.
— Что это?
— Слепота в этом доме заразна? Доллары! Посчитай! Хватит тебе? Хватит, чтобы больше не появлялась ты здесь? Нашла себе занятие!!! 
— Хватит ли это мне? Будто тебя это не касается. Ты… Опять играл? 
— Какая разница? Здесь достаточно, а скоро будет ещё. 
Ее лицо осенила недобрая догадка. 
— Гости,для которых я должна готовить, это ты и другие игроки ? Угадала? Потому ты здесь? Молчишь? Опять все проиграешь. Остановись на этом! Хотя бы за жилье заплатим. 
— Так не делается. Есть договор. Я должен остаться. Доверься мне в конце концов. Делай свое дело на этот раз, и уезжай. Уволишься по телефону. Я лично найду ему замену тебя. Не беспокойся. Знаю тебя, мать Тереза. Мы с ним хорошо ладим,как видишь. 
— Довериться тебе? 
Да я уже никому не верю. Кто бы мог подумать, что этот человек тоже игрок? А выглядел так…
— Как?
— Не важно.
— Готова была залипнуть на него? Не плохая бы партия. Жаль, раньше не знал, что ты с ним пересеклась. Могло бы быть все по другому. И всё бы было наше.
Его глаза загорелись и тут же досадливо погасли. 
— Ты бесподобен, только что отчитывал меня за короткую юбку, а теперь говоришь о том, что готов отдать первому встречному состоятельному инвалиду.
— Если я в курсе с самого начала, это совсем другое дело.
— Это то же самое! 
— Не перекручивай мои слова! Я говорил с учётом твоей симпатии к нему. Да и какая уже разница. Твоей ноги в этом доме больше не будет.
— Ну да,конечно!!! Знаешь, Максим,в чем твоя проблема? Ты сам не знаешь, чего хочешь. Не знаешь. 
— Все что от тебя хочу сейчас: побыстрее закончи и уезжай. И посмотрим кто из нас больший заработок принесет. Может, ты даже сможешь съехать , как хотела. Вот и отдохнёшь от нас. А о маме я позабочусь, определю ее в лучший пансионат! 
— Твои слова настолько нереальны,что пугают меня, Максим. Давай оставим этот разговор, нет моих сил. Я правда пойду работать, не знаю другого способа заработать деньги наверняка. А ты .. Если поедешь со мной домой… Это было бы … Разумно. Этого достаточно. Остановись.Пожалуйста. 
— Ты не слышишь или не понимаешь меня? 
Они разошлись по комнатам и 
больше не проронили друг другу ни слова. Закончив все дела, Людмила села в машину и с надеждой посмотрела на брата, стоящего на пороге.Максим скупо махнул ей рукой и зашёл внутрь.
Сев на диван он провел взглядом из окна ее машину, выждав 15 минут отправил Марку смс о том, что можно возвращаться и включил телевизор, сразу же попав на местные новости.
— …идущиц более трёх часов ливень спровоцировал оползни, перекрывшие единственную ведущую в город дорогу. Дачников просят не покидать дома,пока ситуация не уладится. Накар е обозначены самые опасные зоны. Пока непогода только распространяется, и надо набраться терпения…
Максим схватился за телефон.
— Ты передумал? — услышал почти радостное Людмилы 
— Возвращайся. Сегодня не выедешь. В новостях показывают все размыто там. 
Ливень. 
— Хорошо.
Максим метнул диванную подушку в стену.
— Вот черт!  
 
Глава 2
-Так заскучал, что выскочил встречать?
Марк вышел из машины, став перед Максимом. 
Тот указал на тучи.
— По ту сторону уже успело дороги размыть. Местное ТВ только это и показывает. Короче, наша домохозяйка уехать не может, она в доме.
— Ну,что ж, может и к лучшему…- после небольшой паузы как то задумчиво произнес Марк.
— В каком смысле?
— Да во всех. Я так понимаю, ты ей уже представился как то?
— Тут такое дело.
— Да говори уже. — -Представляться особо не пришлось…
— Знакомая?
Максим громко выдохнул, уперевшись руками в бока.
— Сестра моя это.
— Ха! Дина? Не слышал от тебя.
— Этот придурок записал ее под чужим именем.
— Во денёк сюрпризов.  Ну, это вообще хорошо. Хорошо. Чего психуешь?
— Чего хорошего то? Почему Вадим не выходит?  Обсудить всё надо.
Максим попытался заглянуть через плече Марка в салон авто.
— А у нас для тебя тоже нежданчик Готов?  Вадима, дружище, больше нет.
—  С чего бы?
— А с того, что он решил померяться силой с нашим Артёмом Владиславовичем, и оказался слабее. Все по честному. Сам нарвался.
— Прикалываешься?
— Ага. По приколу ножик в лёгкие по самое не хочу получил. С первого раза на дно ушел,захлебываясь не водой.
— От этого…
— Не торопись с эпитетами .. Вообще, когда опять наезжать на нашего юного друга соберёшься, подумай хорошенько. Потому что у него уже счет открыт. И очень красиво. А у тебя ещё, — он постучал молодого человека открыткой ладонью по груди, —  нет. Я, конечно, ему об этом не говорил. Но мы то с тобой знаем, кто есть кто. А Вадим, что Вадим. Хотел больше всех за то что пару кнопок нажал, вот и получил больше всех. Не говори, что будешь за ним побиваться. Да, и ещё. Крот. Не трогаем его пока.
— Это как?
— А вот так.
— Что за хрень? Как ты это себе представляешь? Отпустить?
— Никто никого не отпускает. Просто некоторое время не прессуй его. Я знаю,что делаю. Успокойся.
— Да в чем проблема?Мы сейчас вдвоем не обламаем этого малька,что ли?
—  Была бы надобность, и без тебя бы справился. Но он мне нравится.
—  К черту!!! Открою свой счёт прямо сейчас, если на своих табу нет! — Максим дернулся вперёд, но Марк жёстко схватил его за предплечье.
— Угомонись, я сказал! Этот парень мой. Мой он, услышал? Не лезь.
Подумай о том, что твоя доля стала больше. Вдохни глубже. И оглянись назад. Твоя то на балкон выперлась.
Максим выругался.
-Вот бабы! Сказал же не высовываться!
— Она может выдать тебя?
— Нет, но…  Я не хочу ее посвящать. Дождь пересидит и уедет. Ночь, сутки, максимум два дня. Больше сюда ни ногой. Думает я здесь ради игры, и вы все тоже.Трепаться она точно не будет.
— Идея не плохая. А вот то, что сразу не сказал, что узнал сестру свою, и потому останешься, большой минус.
— Да имя с толку сбило,! Чего зря болтать, если не уверен был?
— Верю. Но осадок остался. Ничего не могу поделать.Так что ты больше не усугубляй. Веди себя нормально.
Он подал знак и
из машины вышел юноша. Чрезмерно уверенно, подошёл, с не скрываемым вызовом смотря на Максима .
— Ну, как там кро.. в смысле Тимур?  — спросил Марк.
— Прекрасно знаете,  никуда сбежать он не сможет. Будет в своей комнате. И никаких наручников. Ключ от комнаты у меня.
— За него отвечаешь если что. Готов к этому?
— Не надо мне  дважды повторять. Я готов.
Марк кивнул,и отходя бросил:
— Максу есть, что тебе сказать.
Вытряхивая из пачки сигарету,  помахал рукой Людмиле, которая тут же скрылась назад в дом.
— Почему она ещё там? — спросил Артем, проследив.
— Какого ты Вадима грохнул? — проигнорировал его вопрос Максим, отметив про себя, что зрачки юноши расширены, а значит он был под кайфом.
— Не я его убил, а ты.
Они говорили не повышая голоса, но напряжение в каждом  слове от этого было не меньше.
— Что за бред?
— Не бред  Если бы он не передавал твои  слова, может и не было бы ничего.
— Я ничего его не просил передавать. Какие ещё слова?
— Хочешь, чтобы я повторил? Не дождешься. Прежнего Артема нет! Понял? Забудь!
— Я ничего его не просил. Внятно говорю? Или мне написать надо, чтобы дошло тебе?
На мгновение повисла пауза.
— Значит… — Артем, хлопнул себя по бедру, разведя руками,  — Значит, сам виноват, раз так, — и тут же сменил тему: —  Почему женщина здесь?
Максим ответил почти спокойно, не смотря на юношу:
— Дорога перекрыта из-за дождя. И эта женщина моя сестра. Я сказал, что мы все здесь ради игры. Она знает, что я этим зарабатываю. День, два пересидит, и как только расчистят уедет. Только как с кротом быть при таком раскладе?
Артем задумался лишь на секунды.
— Десять минут дайте с ним перетереть. Скажем, что он болен,  и будет в своей комнате. Ему не обязательно знать, что она твоя сестра. Пусть переживает за ее безопасность в нашем окружении, будет тише себя вести. Я то знаю.
— Соображает. — Марк довольно ухмыльнулся.
— И не называй его кротом, у него имя есть! — обратился Артем к Максиму.
Поиграв желваками и посмотрев на Марка, который легонько кивнул ему в ответ Максим молча дал согласие, и тут же, развернувшись, побежал к дому.
Первый порыв ветра донес эхо грома и запах дождя, черные тучи надвигались все быстрее.
 
 
Глава 3
Первое, что услышал Максим, зайдя в дом, это оповещение о том, что непогода только усугубляется и всем рекомендуют немедленно связаться по горячей линии со спасателями, пока не нарушена связь, дабы дать знать о своем нахождении. Восстановление дороги может занять больше времени, чем ожидалось. Река грозит выйти из берегов. Водопад стал угрожающе силен. Людмила смотрела на него встревоженно.
— Может, нам тоже стоит оповестить спасателей?
— Это далеко. У нас и дождя то нет. Нас это не касается, а вот дорога… Очень плохо. Ты звонила домой?
— Ещё нет.
— Отлично. Я сам позвоню и все объясню. Продлю сиделку. А ты… Если я говорю тебе не высовываться,не высовывайся! Зачем на балкон вышла? 
— Мне показалось тебя долго нет. Тимур Александрович тоже приехал?
— Да. Приехал твой Тимур Александрович.
— Зачем ёрничаешь? Должна же я хоть поздороваться и сдать работу.Мы в его доме. 
— Он болен. И ему не до твоего этикета. Даже игру отменил. Довольна? 
-Болен? Что с ним? 
 — Какая заботливая домработница. 
— Перестань. Обычный вопрос. 
Заметил ли он как ее щеки вспыхнули?
 — Лихорадит. Температура. Кажется. Не знаю. 
 — Я должна выйти поздороваться… 
— Ладно. Ладно. Не выноси мне мозг. Поздороваешься. И сразу уйдешь. 
Максим поднялся на верх, и зайдя в спальню Тимура распахнул шкаф. 
Быстро перерывая вещи, взял первые попавшиеся футболку и спортивные штаны.
— Одень! — подал ошеломленной сестры. —
— Зачем? Это чужое, и велико на меня. 
— Я сказал, что ты запачкала свою одежду. Переоденься! Не спорь со мной! Мало времени.
— Максим, ты пугаешь меня. Что происходит? 
— Не хочу,чтобы ты светила… своим телом. перед этими…
— Да что они, из леса? Женщин не видели? Я одета как все сейчас одеваются. Не выдумывай!  
Максим, подошел, явно собираясь сказать, что то резкое, но в последний момент передумал, сев, и усадив ее рядом.
— Эти люди…Мы с ними не друзья, Понимаешь? Не друзья. Даже если так покажется. Один из них вообще наркоман и сейчас под кайфом. И я хочу… Точнее не хочу,чтобы они… — было видно, что он подбирает слова. — Не надо провоцировать.
— Я поняла. — остановила его Людмила, — Вот только зачем ты только водишься с такими? Зачем, Максим? 
 — Можешь, просто сказать, что сделаешь, как прошу? Хоть раз в жизни просто сделать, что прошу. 
 Девушка молча кивнула.
Молодой человек вышел, плотно закрыв за собой дверь. 
Почему он среди всех выбрал именно эту футболку, в которой был Тимур тогда… И неужели она все таки волнуется перед встречей? Неужели так огорчена, что он игрок? Нет. Ведь сказала себе: никаких чувств. Минута слабости не должна руководить ею. Ясно как день, что после случившегося серьезно он к ней не относится. О, как ей было не просто вынести взгляд брата, после того, что наделала. Наверное, оттого так много говорила. Девушка расправила одетую на себя футболку. Все эти мысли ерунда. Да и устала она от постоянной заботы о ком то. Ей нужен рядом здоровый человек, как это ни эгоистично звучит,э. Уход за собственной матерью и так изматывал ее. И все же… Приехал ли он тоже с остальными? Порыв ветра оживил колокольчик на веранде. И все нахлынуло опять. Колокольчик, шаткий табурет, потеря равновесия и его мягкие теплые сильные руки.  
— Иногда слух и рефлексы работают лучше зрения. -объяснил тогда, будто оправдываясь.  
А дальше все произошло спонтанно, как будто само собой. Как двое изголодавшихся по ласке людей они долго не могли разомкнуть объятий друг друга, и вместо того, чтобы вырваться, она прикоснулась щекой к его, и их дыхание на мгновение стало общим. И даже после, когда на страсть уже не было сил он долго гладил ее нежную кожу,а она отвечала ему тем же скользя тонкими пальцами по его чертам лица,губам, шее,груди.Вновь и вновь. И все было хорошо, пока он не заговорил:
— Я буду называть тебя Дина. Хочешь? Будешь звуком того колокольчика на который я иду.
Ничего не ответила. Ничего. Волшебный мир будто рухнул от появления в нем слов и мыслей. Наверное, она обидела его вдруг отстранившись, приведя себя в порядок и просто продолжив работу. А уходя… Уходя, назвала его по имени отчеству. И он принял ее правила игры. Как будто ничего не было. Как будто. А колокольчик звонил, звонил, сливаясь с голосами чужих людей, наполняющих двор.
 
Глава 4
Когда Марк был ребенком каждый день его будили крики и ругань матери и отца. Это было настолько привычно, что мальчик был уверен.так живут вс+е. Пока однажды мать не увезли в больницу с побоями, а отца не забрала полиция. Тогда впервые он заночевал вне дома, и проснулся в тишине. И это было странно. Очень странно. Находясь в детской комнате со своим ещё спящим младшим двоюродным братом, тайком приоткрыв дверь, Марк впервые наблюдал, как двое взрослых людей не просто спокойно говорят друг с другом, но улыбаются, и даже называют ласковыми словами. Чужие мама и папа. И ему стало так больно. Будто у него лично, что та ему доселе невиданное украли именно эти люди, а теперь насмехаются над ним. Он не мог до конца понять почему, как, и что именно. Это было как ожог в груди, который нужно было потушить, пока он не испепелил тебя самог+о. Девятилетний ребенок действовал импульсивно. Вернулся, и с полной силой детской злости и обиды сбросил брата с кровати. Тот завопил и зарыдал спросонья так, будто его раздирали монстры. Взрослые засуетились запричитали, списав случай на обычную неосторожность. Кто хоть раз не падал с кровати? Вот тогда Марк впервые понял,что ему нравится стирать с лиц эти мерзкие, лицемерные, притворные, счастливые улыбки. ..И улыбнулся сам.
Дальше — больше. 
И вот сейчас. Давно забытое затертое первозданное жжение в груди как только заметил волнение Максима за сестру. Сам того не осознавая, Марк вновь стал ребенком, тайком наблюдающим за чужим,неведомым ему миром нормальных отношений. Вот только теперь это жжение не пугало его. Он давно научился пугать сам, пугать первым.И окружать себя только теми, кто принимал его правила. Болезненное удовольствие от осознания что в этом доме закон он, придавало глаз+ам блеска. 
Проведя Максима взглядом, опустил руку на плечи Артема. 
— Сколько у тебя было баб?
Тот замялся, ответив довольно неуверенно:
— Ну. две.
— Плохая какая та цифра. Два. Смотри, всю жизнь в дв+оешниках проходишь. Сакральное число это три. Что за пруха у тебя, +Арчи? Что за пруха? Даже завидно. Как мне всё это по душе.
Дождь стучался в окна крупными частыми каплями, когда Марк громко хлопнул дверью, заходя в дом последним. 
Увидев Людмилу в мешковатой спортивной одежде, сразу понял в чем дело, и ему стало смешно. Смешно от такой наивности Максима,считающего что сейчас вообще имеет какое нибудь значение одежда на его сестре. Ну, правда, он думал этот парень более серьезен.
А как подбежала. Как встревожено заглянула в лицо, увидев Тимура без рубашки, с наброшенным на плечи старым одеялом. Прикоснулась к плечу, правда руку сразу обернула.
И как ей явно мало было скупого «здравствуйте», в ответ на ее, когда Артем быстро провел его мимо. И брошенное вслед:
— Я могу чем то помочь? Может хоть чаю? 
Румянец на щеках, когда он остановился, и не поворачиваясь произнес чуть хрипло:
— Не беспокойтесь. Со мной это бывает. Мои друзья мне помогут. Вы здесь гостья,не прислуга. Извините, что из за меня оказались в таком положении. Просто отдыхайте. 
Как искусственно это выканье.Марк еле заметно покачал головой.
Да. По ходу глаза и уши здесь есть только у него. Ну что ж. Потому он это он. А он. Марк посмотрел на Максима. Это лох. Лишь домохозяйка? Как бы ни так.  
— Отлежится пару дней и опять как огурчик.- сказал, становясь рядом с девушкой, — Такой живучий, гад.  
— Живучий? 
— Да я к тому, что так просто болячке его не уложить. Забыл представиться. Марк. Хозяин этого дома. 
— А разве…? 
— Ну да, меня здесь не должно было быть… Собирался уехать. Дом сдал, но пришлось вернуться. А Тимур мне сказал, что у вас может быть все серьезно. Что вы не такая как все… Прямо зажгли его. К новой жизни Это правда? — он краем глаза покосился на Максима, на этих словах нервно потершего затылок, — Или так думает только он? Тогда жаль парня. 
Девушку бросило в краску. 
— Вы что то не так поняли. Я здесь просто работаю. Пойду сделаю чай. 
— Что ты несёшь? — бросился к нему Максим, как только девушка ушла.
— А ты не понял еще? Он ее уже… 
Марк сделал красноречивый жест руками.
— Только потому что её смутили твои слова? Да она просто нормальный человек, Марк. А ты к ней со своими… Оставь.
— Харэ. Пошутил. Все. Успокойся. 
— Не надо шутить с моей семьёй.
— Не надо так не надо. Извини.
Марк лег на диван и закрыл глаза. Максим, явно не ожидавший столь быстрого завершения словесного конфликта, потоптался на месте и в конце концов вышел тоже.
— Где я видел эту мордашку? — проговорил про себя Марк, смотря в потолок, и вдруг сел. Ну да, конечно. Магазин у сквера. Точно! Продавщица! Он довольно долго покупал у нее сигареты. Надо же! Тогда на ней ещё было такое платье, как пояс. Она и сюда в таком припёрлась? Потому Максим ее так вырядил?
— Я должен это увидеть ещё раз.- проговорил негромко, и опять прилег,закрыв глаза.
А братец тот ещё, пытается сделать из чертовки ангела. Шило в мешке не утаишь. 
 
Глава 5
Парадокс, но как только Артём помог Тимуру, тот почему то стал его раздражать.
Юноша лежал поперек кровати, и курил. Тимур сидел на ее краю, все так же кутаясь в одеяло, и даже это  действовало Артёму на нервы.
Жертва. Такая невинная жертва. А его, Артема, руки уже в крови. Но разве он хотел этого? Нет.
Юношу не удивило, что Марк спокойно воспринял убийство Вадима. Честно говоря, он бы не удивился, даже если бы тот начал  пить кровь убитого. В последние дни Марк казался ему  демоном. Его больше удивило  предложение оставить себе Тимура, как трофей за первое убийство. В чем подвох?
— Можешь принести  обезболивающее?
В самом деле? Это то,что ему говорят первым после всего? Подай-принеси?
— Лучше это попробуй. Лёгкое, но тебя вставит, — протянул самокрутку.
Тимур отрицательно покачал головой, отворачиваясь от дыма. Это задело Артёма.
Брезгует. Мог бы быть и благодарнее. Ему живот не вспороли только из-за него, Артема. А что ему самому досталось? Дорога в ад? Он человека убил.От этого есть обезболивающее? Из головы не выходит. Не выходит. Не выходит! Он не сразу понял что кричит. Только когда Тимур обернулся и взял его за руку. А ведь раньше, от этой дури он смеялся, как бы дерьмово ни было.
Артем сел и потушил сигарету.
— Черт. Уже и кайф не в кайф. Брошу.
— Помоги нам выбраться из дома. Ты не попадешь в ад, убив одного бандита и спасая двух человек.
Он что и про ад сказал вслух? Арчи, сосредоточится. Нужно сосредоточиться.
— Кому это вам?
— Не бросать же с ними эту девушку.
— Девушку. — хмыкнул юноша, и не смог удержаться, — Мне эту девку Марк обещал в постель. Она будто ничего, только одета как чучело. Думаешь он не шутит?
— Как? Обещали же, что трогать ее не будете. Что она уйдет отсюда как пришла.  Ее то точно искать будут,если что! У нее есть родственники!
— Ну да,родственники у нее есть, — Тимур уловил насмешку в его голосе.
— Что такое?
Артем, понимая, что уже ляпнул лишнего не ответил ничего опять ложась на спину.
— Не бери в голову.
— Арчи, послушай. Как бы там ни было… Я,ты, она. Нас уже было бы трое.
Она умеет водить.  Главное, чтобы у нее не отняли мобильный. И мы смогли бы уехать, выждав момент. Тем более, что здесь не безопасно.
Мой дом находится внизу. Если река выйдет из берегов, нас просто накроет.  Мне и того, что услышал в машине было достаточно,чтобы понять — надо убираться отсюда.  Марк слишком самоуверен, чтобы принять это. Я знаю, он хочет заполучить этот дом. Так пусть остаётся в нем. Если у меня будет доступ к интернету я закрою их здесь. Слышишь меня?
—  И куда же мы уйдем? Дороги смыты. Бред.
— Есть холм, его видно отовсюду,не ошибёшься. Если подняться на него, там домик лесничего. Оттуда нас могли бы забрать спасатели. Если уж туда вода достанет, то всемирный потоп.В конце концов, даже если не намерен помогать мне дальше, знай это и передай другим. В любом случае всем стоит уйти из этого дома, если сюда начнет поступать вода. Но если ты со мной, не говори им ничего.
Артем смотрел на Тимура и думал о том, что Марк все это предвидел. «Подыграй ему. И я тебе покажу  красивую охоту. Ну, а если нет. Тогда просто откажи. Это твой трофей. Но знай, как бы красиво он не пел, таким как мы с тобой нет места в жизни таких как он. Они могут использовать нас, но всегда будут помнить, что ты способен убить, а значит опасен. И избавятся от тебя при первой возможности, что бы ни говорил, сколько бы денег не дал тебе перед этим. Брат, такие как мы должны держаться вместе.Или перегрызть друг другу глотку. По другому не выйдет».
Брат. Марк стал называть его братом, как только убедился, что Вадим не дышит.
— Если ты останешься с Марком он заставит тебя убивать ещё. — продолжал Тимур, — Он заставит тебя убить и меня. А может и эту девченку. Ты же не хочешь этого. Тогда…
— Без нее пойдешь? — перебил его Артём.
 
Глава 6
Зависимость от других. В той или иной степени она касается всех инвалидов. Мелочи становятся ребусами, и пока научишься с чем то справляться сам, приходится переживать массу неудобных, порой неловких и даже унизительных моментов. Страдает гордость. А ведь некоторые аспекты жизни теперь навсегда останутся тебе одному не подвластны.  Кто не пережил сам,не поймет в полной мере как не просто научить даже  самого себя принять себя такого. Зависимого часто от тех, с кем в обычной жизни не пересёкся бы по собственному желанию никогда.
Тимуру казалось, что не будь он слеп или будь он таким с детства, успев сроднится со своим состоянием, и наработать определенные навыки, он бы, конечно, давно разрешил ситуацию в свою пользу, но…
..Услышав в ответ на предложение бежать без Людмилы «нет», Артем просто ушел. Тимур не мог видеть выражение его лица, но молчание в ответ, шаги и громко закрытая дверь были не менее красноречивы. И что он мог поделать? Ни че го. На разговор  пустил последние силы, и изнемогая от боли, лег на бок,закрыв глаза. Конечно, эта боль не остановила бы его если бы…. И он прокручивал в голове свой сценарий развития событий, уже прошедших, и возможных в будущем, где каждый его враг получал заслуженное наказание. Воображение рисовало настолько яркие картины отмщения, что его мышцы непроизвольно сокращались соответственно воображаемому действию.
Тимуру удалось уснуть, а точнее отключиться, провалиться в наполненную тревогами бездонную темную дыру, из которой его вывел звук колокольчика, плавно переходящего в звучание женского голоса, сначала неп+онятого им, а потом четко повторяющего его имя.  Потребовалось время, чтобы он понял, это не сон. Нежное прикосновение к запястью пробудило его окончательно.
Он сел.
— Напугала? Извини, что ворвалась, но вы долго не отвечали, и мне стало не по себе. Ты плохо выглядишь, — от волнения она чередовала ты и вы, — Может лекарство какое принести? Что то твои друзья не спешат тебя проведать.  И боюсь ещё долго не зайдут. Эти игры… Когда начинают не могут остановится. Как будто дьявол вселяется в них. Не обижайтесь, но это так.  Бросали бы вы это дело.
— Ты одна? — Тимур осторожно прикоснулся к ней, лишний раз убеждаясь, что девушка ему не снится.
— Да. Говорю же, они все внизу, играют. И дела им нет как ты здесь. За дымом ничего не видно. А окно не откроешь, ветер все рвёт. А вам бы свежий воздух.
Тимур слушал ее рассеянно, больше сосредотачиваясь на звуках вокруг.
— Как? Как ты вошла?
— У меня же есть ключи. Вы сами мне дали. От всех комнат.
— Да, действительно.
Тимур изменился в лице.
— Если быть честной, я здесь ещё по одному поводу. Хотела попросить…
— Люда. Нет, Дина. Диночка. — не дал ей договорить Тимур, — Дай мне ключи.
В его ладонь легла связка.
Он выдохнул, будто с его плеч свалилась гора, и прижал девушку к себе.
— Ты лучшее, что могло со мной произойти.
Резкая головная боль заставила его отшатнуться. Перед внутренним взором  г густой туман, поглощающий  уже почти привычный ослепляющий свет.
— Плохо?
Ее рука на его щеке, как свидетельство того, что в мире ещё существует что то хорошее. Нельзя поддаваться  боли и страху.  Чувствовать, но не поддаваться. Не б+ольшая ли часть  жизни заключается в этих двух глаголах?  Он молча поцеловал ее в открытую ладонь.  С первого этажа различимо звучали все три голоса. Пока он их слышал там,  можно было быть относительно спокойным. И всё же тянуть нельзя.
— Только не пугайся тому,что скажу. —  чуть сжал ее пальцы, — Всё, что тебе говорили ложь.И голосовые сообщения от меня ложь. Я вынужден был их записать.  Эти люди не гости, они пришли, чтобы грабить и уничтожать. Я заложник. И ты в опасности. Они способны на большее зло. Боюсь, долго сдерживать себя в отношении тебя не смогут, только поймут, что застряли здесь надолго.
В горячке желания скорее всё донести до нее, он не думал о том, что одеяло давно упало с его плеч и Людмила  видит синяки, ссадины и  порезы на его теле. Только когда спросила, касаясь израненного живота.
— Кто из них сделал это с тобой?
Покрыл своей рукой ее.
— Они всё делают сворой. Но уверен,  я тоже успел оставить им пару отметин.  А теперь. Теперь не сдамся тем более. Тебя я точно вытащу отсюда.
Глава 7
То, что Людмила приняла за игру было баловством в банального дурака. Марку становилось откровенно скучно, когда подняв глаза на второй этаж он увидел девушку. Без нелепого спортивного костюма, в своей одежде, и казавшейся снизу  ещё более символичной юбке,  улыбающуюся ему. Он и так собирался наведать ее этой ночью, щедро подливая Максиму алкоголь, но такой сценарий его тоже устраивал.
Людмила кокетливо указала пальчиком на  брата, сидящего к ней спиной, сделала движение, будто закрывает рот на молнию и сложила руки перед собой в молитвенном жесте. После чего, продолжая смотреть на Марка, поправила  лямку бюстгальтера и пошла в ванную, перед самым входом в которую низко наклонилась, будто убирая что то со щиколотки, после чего плавно закрыла за собой дверь.
«Вот шлюшка. Это было видно сразу. — подумал Марк, ничуть не сомневаясь, что смог произвести на девушку впечатление, и чувствуя удовлетворение от того, что оказался прав.,-  Сначала хозяина дома оседлала,а теперь ее сучье чутье ей подсказывает,что главный здесь он и решила на него сбрую набросить.
Марк потушил окурок в пепельнице. Сейчас  почувствуешь разницу, детка.
Он легко взбежал на верх, и уже был готов зайти, но полоска света, пробивающаяся из под двери одной из комнат отвлекла его. Всё бы ничего, если бы это не была комната Тимура. Зачем слепому свет? Он бесшумно прошел мимо ванной,осторожно опустил вниз дверную ручку. Комната должна была быть заперта,но оказалась открыта и пуста. Несколько секунд постояв на пороге, склеивая пазлы происходящего воедино, Марк  решительно развернулся, спустился вниз, подошёл к Артёму, и ничего не объясняя схватил юношу, по потащив за собой наверх.
— Марки, ты чего? Что случилось?
— Я предупреждал, что за трофей отвечаешь ты? — ткнул в ответ появившимся в руке шилом в предплечье. —  Или спелись Ключи то от его комнаты только у тебя! Думали из меня  так просто идиота сделать?
— Марки, я не понимаю… Клянусь! Я же все это время был с тобой.- Артём завопил ещё больше, так как шило уже пробуравило ему плечё.
— Что происходит? — Максим тоже поднялся, вмиг сбрасывая остатки сна и хмеля.
— Сейчас узнаешь! Тебя это тоже касается!
Марк ударил ногой в дверь ванной.
— Выходи! Или я выпущу кишки твоего дружка прямо здесь!
Выходи! Больше повторять не буду!
— Тим выходи! Он не шутит! Выходи!!! Я же жизнь тебе спас!!!! Не подставляй меня так!!! Скажи, что я ни при чем!
Дверь оставалась закрытой и Марк оскалился.
— Во как Арчи!
Поднял шило, проведя им перед лицом и так напуганного юноши.
— Марки, Марки, Марки! Нет,нет! Не делай этого.
Но шило с размаху вошло ему в бедро. Оглушительный крик Артема содрогнул весь дом.
— Ещё? Ещё?!!! — перекрывал его голос
Марка, продолжающего крепко держать уже полубессознательного  юношу прижатым к себе  — Выйдешь когда подохнет?
Дверь открылась и на пороге показался Тимур, Людмила хватала его за руки, остановливая, но он отстранил ее за свою спину, пытаясь закрыть за собой дверь. Максим не дал ему этого сделать.
Увидев сестру бросился к ней, и отвесил пощечину.
— Что ты творишь? !!!
Девушка  в каком то трансе смотрела с ужасом  мимо него на окровавленного Артема, отброшенного на пол.
Максим хотел ее увести, но Марк остановил.
— Нет! Пусть смотрит! Пусть смотрит до чего доигралась. Дешёвая актриса дешёвого театра. Ничего, детка, что я люблю кровавую прелюдию? Лучше если это будет тебя возбуждать так же как меня, иначе  трудновато придется.
— Я заставил ее это делать! Она не хотела!
прокричал Тимур .
— Я видел, как она не хотела! — Марк в ответ ударил Тимура в живот, и поставив на колени, за волосы поднял лицом к верху, —  Как ты дверь открыл? Щенка тоже заставил? Он тоже не хотел, а теперь подыхает. Слышишь как скулит? Думаю, гуманнее будет его прикончить. Предавший раз….
— Скрепка!  У меня в правом кармане.
Марк окунул руку в карман и правда вытащил скрепку.
— Блин. Надо же. Я и забыл о ней. Но дела не меняет! Он подписался отвечать за твои проступки. А она…
— Я попросил помочь, завлечь вас по одному, чтобы справится с вами! Она не хотела,но я умолял ее.
Марк опять повалил Тимура наземь, ударил  ногой в живот и спину.
Максим снова потащил сестру за собой, собираясь увести.
— Она достаточно увидела, я разберусь с ней! Больше не покажется тебе на глаза!
Марк оскалился в ответ.
— Ну зачем же? Мои глаза очень даже хотели бы ее видеть.  Она хотела завести меня и завела. Ты же не видел, как она здесь изгибалась. Нет. Так не притворяются. Так хотят. Да, детка?  У тебя получилось. А эту ошибку, он поставил ногу на спину Тимура. — Эту ошибку я тебе прошу.
Он повернулся к Людмиле и потянул ее на себя, но Максим не отпускал девушку.
— Хватит, Марк! Достаточно! Это моя сестра!
— Вот и отлично. Породнимся. Или ты тоже в этой веселой компании? С ними заодно?
Он поднял окровавленное шило.
— Может… Решил все забрать себе? Решил породниться не со мной, а с этим долбанным неудачником?
— Что ты несёшь? Совсем сдвинулся? Мания преследования?
— Дернешься, успею попортить ей личико. Понял? Сдвинутым меня считаешь? Что же пошел за мной сюда? За сдвинутым? Такой весь правильный. Да ты здесь меньше всего заслужил бабла. Даже этот сопляк больше сделал чем ты! Вот она и отработает, то что брат взял. Так будет по правде.
В это время Тимур,собрав все свои силы, бросился Марку на спину, повиснув на плечах.
Этого оказалось достаточно, чтобы Максиму удалось выбить из рук Марка шило. То подкатилось к Артёму, жадно схватившему его. Марк легко сбросил с себя  Тимура, к которому тут же подбежала Людмила. Сцепившись, Марк и Максим,  покатились по полу, сменяя сверху друга, но в какой то момент Марк все же начал побеждать. В это время они оказались слишком близко к Артёму и тот с криком ударил шилом Марка в плече.
Искаженное от напряжения лицо со вздутыми на шее венами нависло над лицом Марка, и сжав его шею обеими руками Максим стал яростно душить его.
— Я же говорил, не трогать мою семью!не трогать мою семью! Разве многого?
В какой то момент Марк обмяк под ним. Максим встал, и пошатываясь, подошёл к сестре.
— Ты подставила и себя, — тяжело выдохнул он, — и меня ради… Не знаю, что там между вами, но я, или погуляю на вашей свадьбе, или на ваших похоронах. Ты поняла меня? Доберусь, даже если посадят меня.
И обессиленно сев на пол ,бросил перед Людмилой мобильный.
— Звони. Куда хочешь. Достало все. Достало.
—  Скорую, мне нужна скорая,- донеслось от Артёма.
Всхлипывая, взяла телефон.
— Сигнала нет.
Свет в доме мелькнул и погас.
— Надо уходить отсюда. — отозвался  Тимур.
Здесь нет никого, кого я бы хотел посадить, слышите.  Главное, наконец остановилось это сумасшествие.
И все как то безмолвно согласились быстро покинуть дом,  будто он сам выталкивал их из себя. Собрав необходимое, сели в машину Людмилы.
Выруливая со двора Максим думал о том что Марк почти добился своего: каждый из них открыл свой черный счёт, а сам он навсегда остался в  таком желанном им особняке.
 
Артем, с наскоро перебинтованным бедром, сидел на переднем сидении и закрыв глаза часто шевелил губами,  давая неизвестно кому клятвы, что начнет новую жизнь,если только не умрет и его не отправят за решетку.
Позади Тимур, лёжа головой на коленях девушки,  то и дело вытирал ладонями тихо  бегущие по ее щекам слезы, шепотом твердя:
— Все будет хорошо.  Теперь все будет хорошо.
Привыкший говорить сам с собой, избегая тишины, он и сейчас старался не дать победить угрюмому молчанию, рассказывая, порой сбивчиво, и прерываясь, что то очень далёкое от происходящего с ними сейчас.
В какой то момент Максим обернулся к ним,а на дорогу, в яркий свет фар выскочил олень. Как и люди животные спасались от непогоды, интуитивно стараясь подняться наверх.
— Впереди!!! — прокричал Тимур и молодой человек сумел вовремя повернуть руль в сторону.
Через несколько секунд Людмила спросила, :
— А как… Как ты ? Ты увидел?
— Только не говори, что притворялся все это время слепым! — Максим с подозрением покосился на него.
Тимур не спешил ответить, сев.
— Когда Марк угрожать тебе … — он повернулся к девушке, —  Я увидел… Увидел контур. И потому смог… Но мне показалось это случайностью… игрой воображения, просто  совпавший с реальностью.
Он взял её руку.
— Ты понимаешь, что это значит? Та головная боль… Когда ты пришла… Тогда… Ко мне… Я был так удивлен! Не мог поверить. Я потерял надежду, и вдруг ты, будто прошла сквозь стены.  Картинка перед глазами изменилась. Возможно ли, что мой диагноз не верен?
Такое разве. может быть? Такое может быть?
— Врачи тоже ошибаются. Ты правда что то видишь… Правда.
Людмила плакала и смеялась одновременно.
Машина пробивалась сквозь непогоду.
 
***
Рассвет застал всех на холме. Внизу бушевал грязевой поток, пронося мимо обломки деревьев.
Вокруг другие люди. Десятки судеб слились воедино, у каждого была своя история. И только трое мужчин и девушка, держащиеся чуть в стороне от всех не спешили рассказывать свою. 
Артем получил такую долгожданную медицинскую помощь и спал. Максим хмуро смотрел перед собой,облокотившись об руль. Ему не нравилась сложившаяся ситуация, он понимал, что отныне все они связаны прошлым, даже если перестанут о нем говорить. И что в каждом из них что то бесповоротно изменилось. А что именно покажет время. Но уже то,что он нес на себе Артема от медицинской палатки и назад, молча вынося его нытье, переворачивало его личные предоставления о себе. 
Из за горизонта наполовину поднялось солнце. Повернув к нему лицо, Тимур впервые за долгое время прикрыл от него глаза ладонью. 
20.09.2021
© Юлия Деспоташвили
 
 
 
 
 
 
 
 
25.09.2021


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть