Вы бросили нас, теперь подыхайте!

Прочитали 42
12+
Страх исчез, исчезла и боль – осталась только мучительная тоска, отчасти уже смешанная с ненавистью.
Елена Долгова, «Z – значит Зомби (сборник)».

Я его брат, и какая бы смерть ни настигла меня, я умру спокойно, потому что он отомщен!
Артур-Конан Дойль, «Затерянный мир».

Да будь у меня хоть тысяча жизней, я все бы их отдал, только чтобы сжить тебя со свету! И я сделал это! Смотри, смотри на погубленных тобою людей, на тех, кого ты считал мертвецами… Они, всё-таки, дождались своего часа!
Роберт Говард, «Час дракона».

Умирать одному, брошенному в окопе теми, кого считал товарищами, нелегко. Мне, калеке, призванному защищать людей от нежити, которая была людьми же порождена, в сыром окопе оканчивать свою жизнь! Одна нога прострелена, и, несмотря на неплохую повязку, немеет от потери крови, силы уходят из и без того немощного тела, как вода из дырявого ведра. И все, кого считал я товарищами, обратились в бегство от врага, бросив меня здесь одного. Что же, я другого и не ждал, трусливые твари, боящиеся своих же творений, на иное не способны в принципе. Да, я слышал нежить, как она рвала на части своры беглецов, а как приятно было узнавать в криках нескольких бросивших меня «друзей», лишь от слабости я едва не аплодировал отомстившим за меня.

Отомстившим за меня, они…

Люди говорили, что страшнее них нет никого, всех парней, даже таких немощных, как я, мобилизовали на эту войну, войну с теми, кто недавно или давно были людьми. Они стали неуязвимы к болезням и старости после того эксперимента пятилетней давности, но при этом все стали чудищами и рвали на части бывших сородичей. И тут я понял их, понял причину их злости, ненависти к людям, ибо горел ей сам. Правительства разных стран придумывали самые нелепые и глупые сказки о них, чтоб настроить против этих несчастных толпы, посылать их в бой, но я-то давно узнал правду. поначалу Я не верил. ослеплённый угаром боя, но, глядя на справедливое возмездие над бывшими однополчанами, я понял, что это — чистая правда. Они были брошены им обречены «правильным обществом» на смерть, их планировали уничтожить, как всегда делают с подопытными в таких случаях.

И знаете, что? И они не дались им в их грязные лапы, стали сражаться за себя! Молодцы, восторженно подумал я, я хочу быть с вами, отомстить за всё то зло, что людские отродья причинили мне и мне подобным, чтобы поняли перед издыханием, что их время прошло. Настало время подлинной, горящей огнём и жаждой жизни! И, умирая один, я уже принял окончательное решение. Укушенные Ими становились им подобными, корчась от ужаса и выскуливая мольбы. Да, до сего момента я смотрел на эти корчи с ужасом, но теперь лишь жёстко радовался их страху, вою. Как они визжали и молились, всегда так, вечно молятся своим богам, и их боги всё прощают им!

Я же не прощу никогда, приму Дело Мести с радостью, ибо я к нему полностью готов.

Один герой говорил: «Я готов умереть, а ты?». И я знал, что я — да.

С трудом встав, опираясь на костыли, я выбрался из окопа и пошёл навстречу им, своим братьям по мести и жажде справедливости, кашляя и хрипя. Наконец-то, я нашёл своих, а не тех лицемерных тварей. И я звал их, крича и говоря о том, что готов принять неизбежное, а люди, пускай примут неизбежное, примут нас! И зов в тот же миг был услышан, на улице сразу появилось трое тех, кого с обмоченными штанами и молитвами за свою шкуру люди звали «зомби», а на деле — горящие настоящей жизнью воины. Это они живые, а не люди, люди мертвы душою. И я понял, почему так кричали они, мстя, ибо сам закричал с ними в унисон. Это был крик ненависти, предупреждения врагам о том, что их вскоре ждёт. Да, мы не такие, как те лицемеры, которые прячут за пазухой топоры и в кубке мира — яд. Как говорил старый добрый князь Свентослав, он же Святослав Храбрый, разгромивший конкурентов за торговлю и захватчиков хазар, «Иду на Вы!».

Дав руку одному из зомби, я принял его укус, только в судорогах перед превращением в себя самого настоящего: не с ужасом, но с настоящей радостью. Ибо ужас перед возмездием лишь лицемерам и мерзавцам знаком, ненависть к равнодушию и мерзости его пугает до смерти, а тот, чьё сердце наполнено ненавистью, станет от этого лишь сильнее. Не теряет разум, становясь зомби. Наконец-то, да, я стану до предела здоровым, сильным и смогу заставить ответить за всех брошенных тех, кто недавно самодовольно пожертвовал обманутыми ими простаками или неудачниками.

Пару минут спустя, я пружинисто встал на ноги, бросив костыли и крича, как закричали в ответ они, мои братья! А ещё я понял, почему некоторые солдаты и граждане с очень слабым здоровьем так легко попадались в засады зомби. Они пошли на это осознанно, как иду сейчас я. Ну, что ж, держись, мир, твой час настал, знай это!

С какой радостью разрывали мы на части врагов, как они визжали от ужаса, издыхая и визжа мольбы в лужах своих выделений. Как мы смеялись над ними всеми, ибо возмездие совершалось неизбежно, и вскоре от наших омерзительных врагов не осталось никого. Мы не говорили им, а ясно показывали, что умнее их и становимся сильнее с каждым годом, выучиваемся их хитростям и обходим их. Какой ужас был в глазах людишек от этого.

Мы не щадили никого, мы наслаждались местью и несли её всюду.

Я кричал: «Вы бросили нас теперь подыхайте!».

Источник: https://www.litprichal.ru/work/429271/

31.12.2021
Старый Ирвин Эллисон

Внимание, все мои замечательные и не очень читатели. Я жив и ещё вполне здоров, психика моя крепка, и отклонениями в ней я никак не страдаю. Причин наложить на себя руки у меня нет ни одной, не нарушаю я и ни одной статьи УК РФ, с опасной химией, наркотиками и инфекциями не работаю. Это я говорю вам всем на тот случай, если «случайно» попаду под машину, в инфекционный изолятор или в дурдом как буйный и потому буду постоянно под транквилизаторами. Ну, или куда-то ещё, где погибну «от несчастного случая», внезапной болезни или отравления, или же мне припишут самоубийство. Или, если пропаду там без вести, попаду на кладбище как неизвестный или получу «шальную бандитскую пулю». Также, если я, почему-то начал писать что-то в поддержку «официоза» по истории, науке, политике и так далее, то знайте, что верить мне больше нельзя. Значит, я подкуплен или запуган, значит, они до меня добрались, а всё обещанное, сделанное или сказанное по принуждению не имеет никакой силы, нигде и никак. Поняли? А теперь можете спокойно читать, насколько спокойствие будет возможно в эти неспокойные и трудные времена. Я - профессионал в науке и счастлив в браке с одной замечательной, милой женщиной, которой отдаю всё своё время и силы. Она - мой ларец, моя княжна, и зовут её Авлар. Я живу ради её и моего счастья. Все мои произведения и творчество посвящено ей одной. Также пишу в жанре спекулятивной биологии. Моё имя составлено именами моего литературного учителя, великого классика Роберта Ирвина Говарда (к слову, в его самоубийство не верю ни капельки, его убили, чтобы на нём разбогатеть) и созданного им на основе своего старого отца, ветерана и инвалида Первой Мировой войны, литературного персонажа Джеймса Эллисона. P. S. Ни я, ни моя жена, княгиня Авлар, ничему в жизни не удивляемся.
Внешняя ссылка на социальную сеть


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть