Воспитание или типа того.

Юрий Капралов, пятидесятилетний чухан, любил лишь две вещи в своей жизни: свою дочь Алесю и алкоголь. Как профессиональный любитель спиртного он ценил каждую каплю спиртного напитка, долго удерживая жидкость у себя во рту и наслаждаясь вкусом.

Его дочь не любила пить, не поддерживала его страсти к работе дегустатора спиртных напитков, не понимала его ритма жизни, когда он из джентльмена, держащего всё под контролем, превращался в ничтожество. Также она не понимала, как можно так ненавидеть погибшую жену и так обожать её дочь.

Сегодня они сидели вместе у него дома, за окном красный вечер осени, они распивали белое вино в честь её прихода, закусывали тонко нарезанной колбасой и тёртым сыром. Роскошные продукты так не сочетались со старым холодильником ростом в метр и потёртой кухней, что Алесе было некомфортно от такого контраста в этой однокомнатной квартире.

— Я беременна. – Сказала Алеся.

Юра не убрал бокал от губ, вместо одного глотка который он хотел сделать, он опустошил сосуд. Когда он поставил бокал на стол, сказал – «Meine Tochter, ich freue mich so für dich»

— Что?

— Я хочу внука.

— Пап.

— Я продам эту квартиру, стану брать больше взяток, вы переедите жить в Мичиган. Вы будете жить в четырёхкомнатном доме с бассейном, я вам гарантирую, а кто отец?

— Пап, я хочу сделать аборт! – Сказала Алеся в ладонь, закрывая рот и нос, другой ладонью она закрывала глаза и мокрые от слёз щёки.

— Что?

— Аборт! – Снова сказала Алеся в ладонь.

— Что? Я не слышу.

— Я хочу сделать аборт! – Не убирая руки, крикнула Алеся.

Юра посидел, подумал, почесал голову, налил ещё.

— Ты на каком месяце? – Спросил Юра.

— На четвертом.

Юра поперхнулся.

 В связи с последними новостями о возможном запрете абортов, и возможностью запрета абортов, их цена возросла в несколько раз. Стоимость хирургического аборта варьируется от двадцати до тридцати тысяч рублей, а это до двенадцати недель. А тут шестнадцать недель, значит, без взятки не обойтись. Врачи – подонки, и взятка будет составлять столько же, сколько и аборт, а может даже выше.

— Ну ты даёшь. – Сказал Юра. – Нам нужны деньги.

— Ты сможешь оплатить?

— Нет. Не смогу.

— Даже если будешь брать взятки?

— Даже если буду брать взятки. – Сказал Юра, выпив вино. — Ты знаешь, кто мог бы тебя выебать без защиты!? – Юра встал, перевернул стол на бок, а табуретку ударил рукой.

— Ты дура! Ты, блядь, должна же быть хоть немного умней матери!

— Но, пап!

— Эволюция, сука, эволюция. Почему дети не умней своих родителей? О боже! На вас вообще нельзя положиться нахуй! – Юра ходил по кухне, обходя еду на полу.

— Пиздец!! – Юра ударил по стене.

Боль вернула его в норму, он облокотился локтями о стену и застыл.

Алеся сидела на, дожидаясь пока отец что-то скажет.

— Отец. Ты ведь знаешь, кто может быть отцом? – Спросил Юра.

— Нет.

Юра опять ударил стену.

— Ну, у него были красные волосы, сам он был длинным и ухоженным. Я, кажется, познакомилась с ним в клубе «Варежка». – Сказала Алеся.

 Ликероводочный завод «Люксмен» — место, до которого легче добираться через лес. Стоит под обрывистой горой, в лесной чаще из елей и малиновых кустов, тут каждое лето ошивается куча пенсионеров в поисках этой сладкой ягоды. Но Юра здесь был для дегустации новой водки, которую собирается выпускать этот завод.

 Юра вышел из куста, по тропе протоптанной собирателями ягод он дошёл до клетчатого забора, повернул налево и прошёл, перепрыгивая лужи, до КПП.

 Старый дед, работающий охранником, сидящий в будке увидел через стекло выходящего справа от КПП Юру, удивился.

— А, эм. – Издал дед.

— Я дегустатор, меня вызвали на дегустацию.

— Пропуск.

Юра достал из внутреннего кармана пальто… внутри кармана ничего не было, Юра забыл приглашение. Не теряя лица, Юра залез во внешний карман пальто, и там приглашения тоже не было. Юра залез в карман брюк, а дед продолжал пилить его взглядом.

— Я забыл приглашение! – панически сказал Юра, схватившись за голову.

— Ёбаный в рот! Я дома его забыл. Дед пропусти!

— Что, нет!

— Нет?! Меня ждут.

— Я не могу пропустить вас.

— Пожалуйста!

— Прошу отойти от КПП.

— Дед!

— Отойдите немедленно. – Строго сказал старик, положив палец на кнопку «тревоги».

— Аа, да плевать! – Сказал Юра и полез под желтый шлагбаум.

Юра перелез под шлагбаумом, а дед нажал на кнопку. Еле открыв дверцу своей будки, дед выскочил на дорогу, а посторонний отбежал уже на метров пять. Дед побежал за ним.

 Первая дверь от КПП – ворота для погрузок/разгрузок ящиков со спиртным, вторая – для персонала завода на сам завод, третья – бухгалтерский отдел и остальные офисы, где могут ждать Юру люди, вызвавшие его. Третья дверь находится в метрах восьмидесяти от КПП, туда Юра и бежал. Но дверь была закрыта, так Юру и поймали – пока Юра дёргал ручку, один из охранников влетел в него, ушибив об дверь.

— Гадина, да я тебя выебу! – Грозился охранник, поднимая Юру.

Ещё один охранник подхватил Юру и вместе с тем охранником они направились дальше вдоль кирпичных стен.

— Слава богу, тут поймали, недалеко его нести.

— Да, да что тут, он не тяжелый то, его нести то не тяжело. – бурчал охранник справа, по его речи можно понять, что он жирный и тупой.

 Юру привели в какую-то толи коморку, толи офис. На половину офис, на половину чулан для хлама – это была комната охраны. Юре подвинули стул к углу стола и посадили. Толстый охранник в серой рубашке сел на стул перед столом.

— Эй, — другой охранник щёлкнул пальцами, — ты как?

— Принеси ему попить. – Сказал жирдяй. – Хотя нет, он в порядке. – От такого каламбура жирдяй засмеялся как Санта Клаус «Хо-хо-хо»

— Хо-хо-хо, — пародировал его Юра, — я в чём то провинился? Я уже в списке непослушных детишек?

Жирный охранник привстал, поставил правую руку на стол и приблизился к Юре. Он дал пощёчину Юре левой рукой. Охранник, щелкавший пальцами, вышел на улицу, оставив жирного Юру наедине с жирным.

 Пухлая морда не изменилась в лице спустя пару секунд после удара: приоткрытый рот, будто из которого вот-вот вытечет слюна, прищуренный взгляд и сложившаяся в гармошку кожа на огромном лбу. Физиономия на миллион. Жирный что-то ждал,  но дождался лишь – «позови старших» от Юры.

— Это я задаю вопросы! – пробурчала морда.

— Какие же?

— Что ты делал на территории завода?

— Бегал

Жирный дал пощёчину Юре снова, сделав наигранный гневный взгляд.

— Мы тебя оформлять будем. Ты надолго сядешь, сука. – Голос у жирного изменился, стал скрипучим как несмазанные качели.

— Послушай, я дегустатор, я здесь чтобы продегустировать водку. Я документы забыл.

— А меня не ебёт! Правила для всех. – Сказал жирный ещё ближе приблизившись к лицу Юры. – А те, кто их нарушает – умирает!

— Строго ебать.

— Тебя строго ебать. Сейчас подъедет машина с милицейскими.

— Полицейскими.

— Молчать! Мы на тебя напишем заявление. Затаскаем по судам. Ты или сядешь, или будешь нам должен. Но мы можем это всё уладить.

— Хочешь это всё уладить — позови старших.

Жирный растянул улыбку, сел на стул и взяв бумажку с ручкой, что-то записал.

«5000 рублей» — надпись на бумажке.

— Взятка? – Спросил Юра.

— Да какая взятка, просто рука помощи. – Сказал тонким голосом жирный, кривя руки.

— Нет, мне бы старших.

— Каких тебе старших, псина старая, или давай деньги, или по судам!

— Ага, по судам.

— Ты мне не веришь что ли?

— Ты тупая жирная скотина, думаешь, всё знаешь? Строишь из себя ахуенного бюрократа со знаниями юстиции? Запугать решил? Я вашу конторку спасаю от провала, давая ей идти в рынок. Когда старшие узнаю, а они узнаю, ты – тупая недоношенная мошонколицая хуйня…

Не успел Юра договорить, получил пощёчину, потом ещё пощёчину. Тяжелая левая рука шлепала его голову, потом подключилась правая, потом шлепки прекратились, послышались глухие удары.

 Юру в синяках и крови сопроводили до КПП, сотрудники полиции были удивлены от увечий, осмотрев их, они сопоставили два и пять, и через десять минут упаковали  жирного охранника. Его посадили рядом с Юрой на заднее сидение полицейского автомобиля.

 Извилистая дорога, идущая в город в обход гигантских валунов и сформированных природой каменных плит была тихой и спокойной, никто не разговаривал, не издавал других посторонних звуков. От этой тишины путь до участка был очень длинным и очень скучным.

 Подъезжая к полицейскому участку, полицейские стали перешёптываться. Машина свернула в сторону от участка, проехала три дома и остановилась за углом длинного пятиэтажного дома у магазина.

— Ну, господа, у вас довольно печальная ситуация. Пересечение КПП на охраняемую территорию и превышение полномочий, два преступления – два виноватых. Две банки пива «мишка» для уважаемых сотрудников правоохранительных органов. Смекаете? – Сказал полицейских за рулем.

— А вы не имеете право сами покупать себе пиво? – Спросил Юра.

— Ты даже не представляешь, на что мы имеем право.

— Вы нам доверяете? – Спросил жирный.

— Конечно, а куда вы денетесь? Если не вернётесь – объявим вас в розыск. Плюс сопротивление аресту в ваш список.

Жирный потёк лицо тыльной стороной руки.

— Что же, я могу сходить – купить. – Не стесняясь энтузиазма, сказал Юра. – А денег дадите?

Полицейский на переднем пассажирском сиденье дал Юре двести рублей.

 Жирный охранник не пошёл с Юрой, а значит, никто не помешает ему выйти с чёрного входа на другую сторону дома во двор, а деньги оставить себе. Плюс двести рублей в копилку под названием «Аборт».

 Но Юра доехал на эти деньги до дома, умылся, взял приглашение и отправился обратно на ликероводочный завод. Всё тот же дед встретил его у КПП.

— Я всё. Вот мой пропуск. – Предоставил пропуск Юра деду.

— А как Иван Михалыч?

— Не знаю, мне похуй. – Пожал руками Юра.

Юра дошёл до третьей от КПП двери. В самом начале одноэтажного здания между двух дверей в разные коридоры сидела женщина в синей рубашке. Она сидела за столом и что-то смотрела по монитору компьютера, отвлекшись на Юру, сделала щелчок мышки и спросила: «Вы Юрий Капралов?» Получив положительный ответ, его направили в правый коридор, искать кабинет номер тридцать три.

 Кабинет – не кабинет, комната с одним железным столом и двумя железными табуретами. Больше получаса прошло как в «кабинет» зашёл кто-то ещё.

— Здравствуйте! – Громко и выразительно сказал молодой работник, парень с короткими каштановыми волосами лет двадцати.

— Привет. – Сказал Юра, выпуская звук из горла.

После грубого звука, с которым поздоровался Юра наступила тишина, работник специально отвёл взгляд в верхний угол комнаты, пытаясь не смущать Юру рассматриванием его побитого лица, а Юра смотрел на стол, на который вот-вот должны что-то поставить.

 «Кровь» — подумал Юра. Ведь из-за ран во рту был и есть привкус крови, даже сейчас можно случайно задеть рану и пустить её ещё больше. Мало того, что Юра не почувствует объективного вкуса, его могут и не допустить к дегустации производители, решившие получить честную оценку. Парень ещё не догадался до ран во рту, но догадаются ли другие? А может, они не рассчитывают на высокую оценку, тогда Юра получит вместе с бутылкой ещё и конверт. Но если они не сомневаются в жидкости, то конверта не будет, и их нужда в объективной оценке может потребовать от них дегустатора без порезанной изнутри губы.

 В комнату зашла с цокотом каблуков женщина средних лет, одетая в белый пиджак с чёрными пуговицами и кремовую узкую юбку. Длинная молочного цвета косичка свисала сзади. В правой руке она мизинцем, безыменным и большим пальцами держала бутылку водки, средним и указательным она держала стопку. Поставив бутылку и стопку перед Юрой, бумаги, находившиеся в левой руке, она разложила чуть ближе к середине стола. Потом она присела напротив на другой железный стул. Конверта среди бумаг не было.

 — Мне нравиться дизайн бутылки, скромный. – Сказал Юра, рассматривая прямую, без узоров и этикетки бутылку.

Женщина посмотрела на бутылку, после на Юру.

— Это не та бутылка, в которую будут разливать спиртное на продажу. – Заявила она высоким тоном.

— Аа…А мне нравится и такая бутылка, можно как-то, ну, вбить в стекло название и будет стильно.

Все в комнате недоуменно смотрели на Юру, женщина словно только сейчас рассмотрела лицо Юры. Кажется, она поняла, что в ротовой полости может быть порез.

— Вы будете дегустировать? – Спросила она.

— Да, конечно. – Торопливо ответил Юра.

Медленно наливая в стопку водку, Юра следил, как прозрачная жидкость льётся. Шла она как вода. Потом почти полную стопку он поводил по столу кругами, поднёс к носу, принюхался. Ощутимый запах спирта. Юра сделал глоток. Едва «горячая» вода  прошла по горлу, по трахее, попала в желудок.

— Можно бумаги её хим. состава?

Женщина посмотрела бумаги, достала одну и подвинула её к Юре. Ординарный состав водки, с небольшими изменениями в столбике «наименование показателя» и «количество», как обычно бывает в экспериментальной водке, которую дегустирует Юра.

 Юра налил едва заметное количество водки, вылил на язык. Вкус не поменялся, ординарная водка.

— Ну, я бы поставил четыре из пяти. Не выдающаяся, но конкурентно способная. Да, вообще вполне обычная водка.

— Только четыре? – Спросила женщина.

— Да, это объективно. – Ответил Юра.

Женщина посмотрела, не поворачивая головы на парня. Он посмотрел на неё. Она быстро наморщила и расслабила лоб, вопросительным взглядом указала на Юру. Парень взял бумагу с химическим составом и, прочитав её, спросил – «Может, ещё выпьете?»

 Что-то с химическим составом не так? Юра не стал в него глубоко вглядываться. Они его за что-то зацепили, они знаю, что Юра совершил ошибку как дегустатор? Или это была лишь игра, они хотят выдавить из него оценку получше? Явно, ведь зачем спрашивать насчёт оценки в таком виде, а потом просить попробовать снова?

 «Только четыре», я тебе что, одолжение делаю? А если это намёк, что я должен сделать им одолжения, может они все знают о ране во рту.

 Юра налил пол рюмки, выпил.

— Четыре!

— Да почему только четыре? – спросила женщина.

— Я пробовал водку на пять, и эта водка не доходит до той водки.

— По каким критериям вы определяете?

— Она плотней и с запашком.

— Господи, она не такая плотная, как вы считаете! – Безэмоционально и громко выразилась женщина, наклонившись над столом к Юре.

Парень положил ей руку на плечо и повёл обратно к исходной точке, где она находилась, будучи спокойной.

— Это всё из-за случая с охраной? – Спросила женщина.

— А? Нет. – Наиграно недоумевал Юра.

— Просто скажите,  из-за личного вы ставите нам заниженную оценку? – Женщина вновь наклонилась над столом.

— Это другой дегустатор. – Объяснил парень.

Женщина выпрямила спину у спинки железного стула.

— Всё-же только четыре?

— А что мне будет за пять? – Без капли сомнений спросил Юра.

— Извините?

— Мне нужны деньги, я поставлю вам пять, как вы хотите, и забуду про вашу некомпетентность.

— О какой некомпетентности вы говорите?

— О вашем тоне и о том, что вы думали, что из-за личных причин я ставлю вам заниженную оценку. Это оскорбительно. А ещё ваша охрана!  Да! У меня были проблемы с вашей охраной, это не приемлемо!

— Мы уволили старого охранника, у вас не могло быть проблем с охраной.

— Что вы врёте, охранник у КПП очень старый!

Тишина повисла в комнате.

— Я имела в виду охранника, который работал раньше. – Объяснилась женщина.

— Как вы себя ощущаете? – Спросил парень.

— Блевать хочется. – Ответил Егор. – Меня кстати жирный избил, его увезли, вы в курсе? Почему ваша охрана себе такое позволяет! Охрана у вас – говно!

Вновь неловкая тишина.

— Давайте не будем забываться. – Предложила Женщина.

Егор схватился за голову, наклонился над столом.

— Хочешь знать, почему только три, а не четыре?

— Вы же хотели четыре поставить. – Испугался парень

— Спирта много. В водке много спирта, и мало воды. Я пью спирт! Ваша водка от дешёвого одеколона отличается лишь тем, что ей нельзя брызгаться. Запах то мерзкий.  

— Вам хватит. – Сказала женщина.

— Тебе хватит! Ты желаешь этой пародии на алкогольную продукцию высшую оценку. Ты рушишь семьи, продавая и так плохим отцам эту быстро опьяняющую хрень! Ты убиваешь их своим пойлом, поэтому их запоминают как сук. Сук, у которых остались дети! 

Женщина взяла бутылку и рюмку, собрала все бумаги и вышла из комнаты.

— Всё, изменяйте состав. Я отказываюсь оценивать ваш продукт пока в нём так много дешёвого спирта.

— Прошу извинить. Подождите тут немного. – Сказал парень, поспешив выйти в след за женщиной.

Легко пьющаяся водка, быстро перескакивающая стадию опьянения «подшофе» и сразу подкашивая ноги. Кто вообще будет употреблять такую водку кроме алкоголиков? Старые алкоголики, которым необходим новый уровень, чтобы посиделки сиделись повеселей, или люди, находящиеся у края крыши, которым необходимо что-то из-за чего их скосит не в ту сторону, из-за чего они не ощутят скорость падения. Да и от цены зависит, какой менталитет будет употреблять эту не очень горячую, но сильно бьющую по печени воду. Как им вообще получилось замаскировать спирт под пустой вкус и сделать её холодной? Магия?

 В комнату зашла всё та же женщина, она положила ручку, конверт и нормативные документы, необходимые для заполнения их подписями на стол. Юра пересчитал наличные.

— Больше. – Сказал Юра.

— Десяти тысяч будет достаточно.

— Нет, многие пострадают от этой шняги. Ты оцениваешь их в десятку?

— А вы?

— Сорок тысяч.

— Двадцать.

— Двадцать. Согласен.

Женщина снова вышла  через какое-то время зашла, в новом конверте лежало ещё десять тысяч пятитысячными купюрами. Юра подписал все бумаги.

 Двенадцать ночи по Московскому времени. Клуб «варежка». Задача: найти красноволосого парня, сообщить о его отцовстве и попросить денег.

 У входа в такие заведения, конечно же, стоит человек в чёрной футболке и спортивных штанах. Юра прошёл мимо него с опасениями, но опасения были напрасными. Ведь сегодня не юбилей и не праздник. В клубе достаточно места для диких танцев и распития алкоголя вне столиков, этим и занимались посетители этого клуба.

 Несколько компаний сидели в диванных углах и специальных секциях со столами в большой неоновой комнате. В середине комнаты над безостановочно изменяющим цвет полом мирно танцевали люди. Медленные танцы под медленную медитативную музыку. Цвет освещения – ванильный, медленно изменяющийся оттенком на тёплый розовый. Девушки прижаты к правым или левым плечам своих кавалеров, парни держат своих дам за талии. Они несинхронно кружатся вокруг своей оси, и это выглядит словно переломанный механизм, шестерёнки которого отдалились друг от друга и стали работать сами по себе. Кроме одной пары, которая кружилась с выпрямленными руками на большой скорости, забирая большой  кусок танцевального пола себе.

  Юра обошёл всех танцующих и вышел к первой компании, сидящей на белом угловом диване. Одетые в домашние шмотки девушки с каре и лысые работники заводов, они разговаривали друг с другом, иногда прерываясь на дикий смех. Только один, самый длинный, сидящий на краю дивана, смотрел на Юру с ошарашенными глазами. Юра посмотрел на каждого, но разглядеть цвет волос не получалась.

— Я не вижу, у кого-нибудь сидящих здесь имеется красный цвет волос? – Спросил Юра парня.

Парень покачал головой справа-налево.

 Юра ещё раз прошёлся глазами по сидящим. Потом подошёл ко второй компании.

 Четыре молодых девушки и три среднего или около старческого возраста сидели и распивали разноцветные коктейли в длинных продолговатых стаканах с толстым дном. Хоть никто и не мог среди них оплодотворить его дочь, он всё равно поинтересовался о парне с красными волосами. Ему ответили вопросом «А что, своего актива потерял, дедуль?», потом предложили услуги самой старой леди в этой компании: 5000 – в рот, 10000 – традиционно. Но так как Юра красавчик, девушки сделали ему скидку в 50%. Обычный лохотрон для лохов, потому что эта старуха и в половину половины своей цены не стоит.

 Высказав свои мысли, и получив в лицо чужие, хоть и не очень далекие, Юра прошёл к следующей компании, сидящей подальше от дешёвых мадмуазелей. Но теперь-то среди них точно есть красноголовый, ведь эта компания, как и первая, состоит из молодых парней и девчонок, только они более новомоднее. Все имеют разные причёски, одежды и татуировки, каждый из них имел что-то индивидуальное, особенное. Вообще, та первая компания и эта третья компания – антиподы, полные противоположности. Эти даже не разговаривали, они просто сидели и втыкали в стол или пол.

 — Извините, среди вас есть парень с красными волосами?

Все направили взгляд в его сторону. Парень в джинсовой рубашке и короткими брейдами поднял руку.

— Ты Алесю Капралову знаешь?

— Нет

— И она тебя нет, но под сердцем она носит твоего ребёнка.

— С чего ты взял?

Юра впал в ступор. А ведь с чего он может быть отцом? Ведь никаких доказательств нет, только слова Алеси, а прошло четыре месяца. Много кто мог побывать в ней кроме него.

— А… Твою же…- Юра потёр затылок. – Ты с ней трахался четыре месяца назад.

— Мужик, я четыре месяца назад много с кем трахался. Может она чем-то отличалась от всех остальных.

Алеся не имела никаких татуировок, неординарных родимый пятен или шрамов, поэтому ответ Юры был отрицательным.

— Ну, так нет никаких доказательств, что я вообще с ней спал, верно?

— Юра.- Шёпотом сказала блондинка с волнистыми волосами и пирсингом на конце правой брови.

— Она помнит только как спала с тобой, у него не было других сексуальных связей.

— Сексуальных, блядь, связей. – С издевкой и негодованием процитировал его парень.- Да с чего вдруг? Сто пудов еблась по пьяни с кем попало, я уверен, ведь у него такой… Кто ты ей? На сутенера вроде не похож.

— Ты кусок…- Подошёл Юра к парню, тот подпрыгнул и быстро ударил его в солнечное сплетение.

Юра упал на левое колено, стал задыхаться, схватился за грудь. Блондинка и ещё два парня вскочили и подбежали к Юре.

— Да ёбаный в рот. – Кто-то простонал за столиком низким голосом.

— Юра, ёбаный в рот, ты ебанутый? – Спросил лысый парень с лишним весом в белой рубашке, поднимая Юру.

— Сам виноват.

Парень с кудрями подсобил первому поднять Юру, вместе они посадили его на место блондинки, напротив красноголового, а блондинка протянула стакан с чем-то газированным. Но когда Юра смог втянуть воздух, он вскочил, оттолкнул руку со стаканом чего-то газированного и направился к выходу. Красноголовый что-то пытался выкрикнуть в спину, но получилось лишь «Иди..»

 Дома Юра достал бутылочку портвейна из шкафчика над телевизором. Открыл его на кухне и налил себе в чашку. Мысли были только о том пацане. Он словно задел гордость Юры, только за какую именно сам Юра не знал. Гордость за дочь, за свой навык держать ситуацию под контролем или держать удар.

 «Сука, легко провоцируемый кусок говна. Надеюсь этот не тот, кто пустил семя в мою дочь» — думал про себя Юра. Но как это не выбивало из колеи, проблемы нужно решать. Если бы всё прошло гладко, Юра бы попросил тридцать тысяч рублей — тот недобор в бюджете, который нужно найти. И они бы разошлись и пытались бы не вспоминать друг друга. Но нет. Тот был умнее, задался вопросами, которыми не задавался Юра, чем выглядел образованней и смышленей чем он. Выставил его избитым дураком. А если так и есть? Юра и правда — идиот, туман в голове со времён обратной легализации спиртных напитков. Как с таким  иссушенным от спирта мозгом вообще можно придумать что-нибудь дельное? Всё верно – проблема в алкоголе.

 Юра сидел на диване, потихоньку отхлёбывая из чашки портвейн, голова начинала кружиться, Юра отложил чашку, положил ноги на диван и, уткнувшись лицом в спинку дивана, уснул.

0
19.08.2020
avatar
53

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть