Воля богов

Прочитали 598
12+








Содержание

-И что же мне делать, магистр? Нам действительно нужно это?

-Я думал ты не будешь оспаривать приказы, Дероу. Это священное место. – Маг в Чёрных Одеяниях взмахнул полупрозрачной рукой, — я знаю, что у тебя есть план.

-Я сомневаюсь, стоит ли приводить его в действие…

-Выполнишь задачу – сразу станешь посвящённым. Это твой шанс, Дероу. Ты можешь убить сразу трёх зайцев.

-Вы про…

-Да-да, про неё. Отправляйся в Роттерфельд. Этому городу давно пора припомнить величие Истинной Тьмы.

Это можно было считать самым обычным утром в пограничном городке Роттерфельде. Солнце приветливыми лучами покрывало город, словно обнимая, стараясь поделиться своим теплом. Улицы были ещё по-раннему пусты, но на них уже был человек, который не бежал по срочным и неотложным делам, а наслаждался этим прекрасным утром. Это была жрица Бога Природы и Жизни Алаис Вейлан.

Её густые каштановые волосы, причудливо завиваясь, опускались на плечи, покрытые тонким, будто невесомым, светло-зелёным плащом. Платье, выполненное частично в зелёном, а частично в буром цвете, создавало ощущение, что это какой-то дух леса снизошёл до посещения города и наслаждается солнечным светом, как проявлением силы природы. Это чувство лишь подтверждал изящный посох, который выглядел так, будто из земли вырвали крохотное засохшее деревце и сплели его корни в длинный шест, который так и остался увенчан маленьким стволом и несколькими ветвями. Впрочем, именно таким духом леса и можно было считать жрицу Бога Природы.

Тут совсем рядом раздался сиплый голос, который вывел жрицу из положения духовного равновесия:

-Приветствую, Послушница Бога Природы.

-Да прибудет с тобой благословение твоего… — начала было жрица стандартное приветствие, но прервалась, удивлённо посмотрев на человека.

Это был Жрец Богини Покрывающего Холода. Как и все послушники этого ордена, он был одет в голубую мантию, опускающуюся до самой земли и расшитую белыми нитями. Лицо незнакомца скрывал капюшон, а в руках он держал белый посох, оканчивающийся сияющим прозрачно-голубым кристаллом. Но Алаис так удивилась, поскольку жрецы Богини Холода нейтрально относились к противостоянию сил Тьмы и Света и поэтому обычно не проявляли уважения ни к тем, ни к другим. Этот жрец весьма почтительно поздоровался со жрицей Природы, которая считалась за приспешницу Света. Тут явно что-то…

Алаис сделала несколько шагов назад и смогла увидеть лицо незнакомца. Оно было сероватого цвета, очень худое и болезненное. Такими были лишь жрецы из Исторума, места, где при рождении ты получал духовную силу вместо физической. Жрица ещё несколько секунд вглядывалась в лицо, как вдруг её глаза просияли, а рот растянулся в милой улыбке:

-Рэй, неужели! Рэй Уэнхорд! Здесь! Как же я давно тебя не видела, друг! – не успел жрец и моргнуть глазом, как оказался в объятиях жрицы.

-Алаис, я тоже рад тебя видеть – Рей сумел высвободится из хватки жрицы и, отряхнув одежду, продолжил говорить своим хрипловатым голосом, — Я здесь ненадолго, меня ждут в храме. Я на церемонию Посвящения в служители.

-Уже служитель? Рэй, признаться, я ожидала большего. – шутливо сказала Алаис, — А ведь ты ничуть не стал сильнее физически, эх-х. Я всё ещё серьёзно беспокоюсь насчёт твоего здоровья. Но, ты уже служитель! А я всё в послушницах мотаюсь. А почему Богиня Холода? Я думала, что увижу тебя в магистрах Звёздного Света.

-Обстоятельства. Пока что, я должен сохранять нейтралитет. В любом случае, я думаю ещё увидимся в будущем, — Рэй махнул рукой и повернулся, намереваясь уйти, но тут Алаис схватила его за локоть – Эй, ты куда? Одним богам известно, когда мы увидимся в следующий раз. Нужно хоть как-то отметить! Ну, не уходи!

-Что ты предлагаешь? – со вздохом проговорил Рэй. Он помнил, что Алаис очень непросто переубедить, если она что-то решила для себя.

-Давай сходим в таверну? Выпьем немного, повспоминаем прошлое, обменяемся новостями. Ну, идём? – и жрица, чуть ли не вприпрыжку, устремилась в сторону ближайшей таверны, а Рэй поплёлся за ней.

Роттерфельд – весьма необычный город. Приезжим может показаться, что он совсем небольшой и разношёрстный: в нём часто мешались деревянные и каменные здания, но в скором времени они убедятся, что в этом маленьком городке, намного больше удобств и интересных мест, чем в столицах. Что ни дом – то достопримечательность. Либо там живёт какой-то известный человек, либо это известное на всю страну заведение, либо это… простая деревянная таверна.

Как раз к такой и направлялись двое жрецов. На старой вывеске была намалёвана (причем, довольно качественно) кружка, наполненная элем. Так как большинство населения читать не умело, в никаких других вывесках не было особой нужды. Зато черепица была выкрашена в ярко-красный, чтобы это здание всегда можно было отличить от других, совсем никуда не вглядываясь.

Алаис первой зашла в здание. Внутри не было почти никого: день будний, до начала завтрака ещё много времени. Так что внутри сидели лишь несколько охотников, которые ожидали работы, а за отдельным столиком одиноко выпивал, судя по всему, не первую кружку, горец в доспехах Городской Гвардии.

-Смотри, Рэй, видишь, никого и нет! Мы можем спокойно выбрать хорошее местечко… Давай, тут, у окошка! Ух ты, тут вид такой хороший – Алаис болтала без умолку, задавая вопросы и постоянно сама на них и отвечая. Это могло продолжаться вечно, но Рэй прервал её:

-Что мы заказывать будем? Ты пьешь крепкое?

-Не-е, я вообще не пью обычно, так… вино иногда бывает….

-Ясно. – Рэй подошёл к трактирщику, — Нам по две кружки вина, да, самого хорошего. – Алаис начала доставать кошелёк, но Рэй махнул рукой, — Я заплачу.

Поставив небольшие чаши с напитком на небольшой круглый столик, Рэй сел напротив Алаис.

-Ну, как твои успехи, Рэй? Нашёл себе новых друзей, может? А помнишь, бывало… — начала жрица.

И правда, вспомнить было что. Рэй и Алаис были друзьями с самого детства. Они жили друг напротив друга и часто играли вместе. Рэй был на год старше и у него была прекрасная фантазия: он был автором большинства игр. Алаис была рада, что у неё такой хороший друг. Но одна незадача: Рэй очень часто болел. Алаис желала ему только добра и мечтала сделать друг здоровым.

Именно поэтому в четырнадцать лет Алаис приняла решение стать жрицей Бога Природы и Жизни. Но, вернувшись домой после ритуала посвящения, выяснилось, что Рэй уехал. Он тоже решил стать жрецом. Каким – никто не знал, поскольку… Рэй рос сиротой: его родители, которые были жрецами Звёздного Света, погибли в схватке с Параликусом – могущественным Жрецом Истинной Тьмы.

И вот Рэй, спустя пять лет, сидит перед ней, облачённый в голубые одежды Служителя Холода.

-Люблю я Роттерфельд, — после вина Рэй наконец разговорился, — тут всегда так тихо, спокойно. Ни то, что в других пограничных городах. Там всегда так, будто сейчас война начнётся.

-Ты бывал в других пограничных городах?

-Я много где бывал с нашей последней встречи. Но, теперь-то мы точно можем идти. До встречи, Ала…

-Постой, Рэй! Погляди, — жрица указала ему на горца, который просто сидел за столом, обхватив голову руками, — у этого человека явно что-то случилось! Нужно ему помочь, посмотри!

-Знаешь, лучше не стоит. Пойдём-ка отсюда. – Рэй видел, что народа становится всё больше и больше.

-Нет, мы просто обязаны ему помочь! – Алаис схватила Рэя за рукав мантии и упорно потащила к столику горца, так что жрецу Холода пришлось повиноваться.

Народ горцев нашёл пристанище на территории необъятных Западных Гор. Там они трудились, добывая полезные ископаемые и обрабатывая камень. Поселившись там с начала времён, люди приспособились к жизни в горах: все горцы сплошь были крепкими коротышами, которые, впрочем, обладали незаурядной физической силой. Поэтому нетрудно догадаться, что горцы были превосходными воинами, это они и доказали во времена Нашествия Тварей Тьмы. Монстры блуждали почти по всему континенту, но к Горам и близко не подходили. Также горцы, которые не смогли найти пристанища на родине быстро распространились как наёмники. Некоторые просто решили отдать жизнь воинскому мастерству по тем или иным причинам и присоединялись к армиям каких-либо королевств.

Так и этот горец, судя по всему, решил стать одним из членов городской гвардии. Поглаживая автоматическими движениями свою длинную бороду, отращённую согласно традициям их народа, он смотрел невидящим взглядом на пустую кружку из-под эля. Бородач не поднял взгляда, даже когда к нему подошла Алаис. Жрица села напротив него и спросила мягким голосом спросила:

-Что с тобой, друг мой? Расскажи мне, а я помогу тебе.

-Что ты творишь?! – прошипел Рэй ей на ухо, но жрица Природы лишь отмахнулась.

-Поговори со мной. Я обещаю, что сделаю всё, что в моих силах. – продолжила Алаис.

-Э-эх, да разве ты можешь чем-то помочь? – не меняя позы, проговорил горец, — Тут только если вмешаются всемогущие боги…

-А я разве не жрица всемогущего бога? – всплеснула руками Алаис, — Что случилось?

-Мы не сможем оценить ситуацию, если ты будешь только молчать или ныть. – вставил Рэй, но Алаис метнула на него злобный взгляд и он умолк.

-Рядом с нашим городом расположен Лес Варваров. — горец вздохнул, — Эти люди никому не делают ничего плохого: они живут тихой мирной жизнью у себя, в лесу, не желая знать о нас. Пусть они не веруют в наших богов, они такие же люди, как и мы. К сожалению, так считают не все. Градоправитель недавно устраивал публичное выступление…

На городской площади собралось огромное количество народа. Такого не было с очень давних пор. Впрочем, это неудивительно: градоправитель с очень давних пор не затевал военных походов.

Испытывая, как и перед любым своим публичным выступлением лёгкое волнения, Баэрн поднялся на помост. Люди встретили его дружными аплодисментами: с самого начала его правления не было ни голода, ни стихийных бедствий, ни войн. Люди считали, что на их градоправителя, Баэрна, снизошло божественное благословение и что высшие существа оберегают город, которым он правит.

-Дорогие мои друзья, любимые жители Роттерфельда! – начал Баэрн, — Вам всем известно, что наше поселение жило мирно всегда, но теперь… наш покой может быть нарушен. – люди взволнованно загомонили, — Я прошу тишины! Так вот, нам всем угрожает серьёзная опасность… — он выдержал излюбленную паузу, и выкрикнул, — С восточной стороны!

Баэрн указал на Лес Варваров. Люди стали вставать на цыпочки чтобы посмотреть через городскую стену: неужто оттуда уже идёт войско обезумевших дикарей? Но нет, только тучи сгущались над лесом, который в этот момент выглядел как-то печально, будто вот-вот заплачет. Всем было известно, что деревья не плачут, но почему-то в голову приходила именно такая ассоциация. Тут градоправитель, отвлекая жителей от созерцания леса, продолжил речь:

— Племя язычников, которые придумывали свои коварные планы по уничтожению иноверных тихо, теперь подали голос. Они похитили несколько жителей близлежащих деревень! – люди загомонили, — Неужели вы мне не верите? У меня есть доказательства: вспомните Колли и его жену Алиану, добряка Робельта и трактирщика Урволя. Кто из вас видел их в последние дни? – убедившись, что, в полном соответствии с его планом, голоса недовольных не стихли, Баэрн прокричал, — Если вам и этого недостаточно, то вот наше главное доказательство: сбежавший из варварского плена!

С этими словами, под поражённые возгласы толпы, на помост вывели лысого мужчину с обнажённым торсом. Его спина и лицо были изуродованы страшными шрамами, мочка одного уха была отрезана и ходил он с трудом: судя по всему, не зажили когда-то повреждённые ноги.

-Что вы теперь скажете? – люди притихли, а Баэрн усмехнулся в бороду и продолжил, — Сейчас этот человек расскажет нам, что он видел в плену! Мы слушаем тебя, говори!

На человека со шрамами устремились сотни требовательных взглядов.

-Э-ээ… Хэ-х. – мужчина прохрипел и начал тихо говорить, с трудом выдавливая каждое слово, — Я… был у них. Пленники… много. Всех пытали… — мужчины в толпе нахмурили брови, а женщины взвизгнули, — Много женщин и детей… Их заставляли работать на…. Кхе-кхе-хэ… на мельницах… Они падали от усталости, но их поднимали плетьми… Я один бежал…

Мужчина кончил говорить и стражники бережно взяли его под руки и повели обратно к лекарю: ему явно нужен был покой.

-Видите? У нас нет выбора: мы должны освободить наших пленников! – Баэрн грозно взмахнул кулаком в сторону Леса, — Я отправляю на варваров городскую гвардию!

«Правильно!», «Освободим женщин и детей!», «Набьём рожи этим язычникам!» — раздавались на площади восторженные возгласы. Люди жаждали расправы над варварами… по крайней мере, в этом их убедил любимый градоправитель.

-А я ведь постоянно дежурил на восточной стене! Я видел, что они и носа высунуть бояться из своего леса! А ведь им нужно выбраться из него, чтобы похищать людей. – горец завершал свой рассказ, — Я общался с некоторыми из них, ну, они почти по нашему говорят. Так во-от… Они просто не способны на такое! Они хорошие, добрые люди! Вы же, я надеюсь, верите мне? – он устремил на жрецов взгляд, полный надежды.

-Конечно я верю тебе! — ответила ему Алаис, — И считаю, что надо что-то делать! Такими темпами они убьют невинных жителей леса, а это просто ужасно!

-Вы что… С ума посходили? – яростно прошипел Рэй, — Я правильно понимаю, что вы собираетесь остановить армию?

-Да, более того, я остановлю её! Когда на кону человеческие жизни, я могу сделать всё что угодно! – проговорила жрица, сдвинув брови, — Ты что, собираешься отказаться?

-Мне нужно подумать – ответил Рэй и сел за ближайший столик, подперев голову кулаком и устремив взгляд в пустоту.

-Это надолго. – вздохнула Алаис и перевела взгляд на горца, — Ты-то хоть мне будешь помогать? Тебя как зовут, кстати? Я Алаис, а это – Рэй.

-Зовите меня Ралибан. Ралибан Стальной Топор – таково было моё полное имя. – ответил горец и поднялся со стула, отодвинув пустую кружку, — Вы правы, о Жрица, да благословят вас ваши боги! Нельзя просто сидеть сложа руки. Я пойду поговорю со стражниками и оружие приготовлю: не может быть, чтобы я один не сомневался в варварах!

-Отлично, я очень рада! – Алаис поклонилась Ралибану, — Тогда встретимся…

-У Восточных Ворот в полдень! – договорил за жрицу горец, — В час дня отряд выступает, так что мы как раз успеем подготовиться. Я отправляюсь в казарму, если Вы не возражаете.

-Конечно-конечно, отправляйся, — ответила жрица, — Мы тоже пойдём подготовимся. Ты же с нами, Рэй? – Алаис покосилась на жреца.

-Да-да, я подойду. – ответил служитель Льда, но всё равно продолжил думать.

Впрочем, сейчас жрице было не до него. Она хотела успеть заскочить к цветочнику, для визита к которому она и отправилась в Роттерфельд, совершить утреннюю молитву и наведаться к одному больному. Все жрецы Бога Природы и Жизни – великолепные лекари, поэтому они часто лечили хворающих. Так и в этот раз, Алаис услышала о серьезно больном человеке и решила вылечить его при помощи духа и молитвы. Впереди было много дел.

Четыре минуты после полудня. Алаис приближалась к Восточным Воротам. Конечно, она знала, что опаздывать не стоит, но спор с цветочником о природе чёрных роз затянулся на пару лишних минут. «В конце концов, любым порядочным девушкам полагается немного опаздывать» — успокоив себя подобными мыслями, жрица вышла на площадь перед воротами.

Там она встретила прислонившегося к фонарю Ралибана в полном боевом облачении. Его маленькое, но стройное и мускулистое тело было покрыто сверкающими на солнечных лучах серыми латами, а на голове красовался шлем из двух чуть выгнутых толстых стальных пластин, которые окружали голову слева и справа. За спиной висел небольшой круглый щит из крепкого дерева. А на поясе висело два топора довольно внушительных размеров. Но сам вид Ралибана был мрачен.

-Что случилось? Почему ты один, Ралибан? – удивлённо спросила его Алаис.

-Ни один из моих сослуживцев не согласился выступать против градоправителя. Похоже, все они верят его словам и готовы убивать невинных варваров.

-Неужели никто не соглашается помочь нам? – удивлённо уставилась на него жрица. – Неужели они настолько бессердечны?!

-Похоже на то. – буркнул Ралибан и надвинул шлем на глаза, — Я сомневаюсь, что нам вообще удастся их остановить. Лучше уж отказаться от этой бессмысленной затеи.

-Ну нет, ты что! Раз уж начали, то надо довести дело до конца! Они точно не смогут противостоять силе двух жре… Кстати, а где Рэй? – жрица растерянно оглянулась.

-Он не придёт. Гнилой человек этот Рэй. – вздохнул горец и погладил бороду.

-Нельзя о нём так говорить. Рэй – это мой хороший друг и я уверена, что он придёт. Нам нужно совсем немного подождать. – сердито ответила ему Алаис.

-Хорошо, минут десять подождём, а потом уходим. У нас нет такой кучи времени, чтобы ждать его. – Ралибан взглянул на городские часы и скрестил руки на груди.

Сначала прошло пять минут. Затем десять. Вот-вот уже пройдёт целая дюжина, а Рэй всё не появлялся.

-Идём. – бросил Ралибан и пошёл к воротам.

Алаис последний раз с надеждой оглянулась на дорогу… и увидела там Рэя!

-Ты всё-таки пришёл! – жрица мгновенно подбежала к служителю Холода, и он тут же оказался в её объятьях.

-Э-э… А, да, решил прийти. – высвободившись из хватки послушницы Природы, сказал Рэй, — Я немного опоздал, верно?

-Но это совсем не страшно! Идём! Кстати, какой у нас план? – Алаис взглянула на Ралибана.

-Но-о… Я думал у тебя всё продуманно! – удивлённо развёл руками горец.

-А… Ну да… — Алаис старалась не ударить в грязь лицом, — Ну-у… мы… пойдём в казарму и отговорим их! – сама удивившись столь простому решению, жрица уже было развернулась, чтобы уйти, но Рэй остановил её:

-Мне кажется, нам стоит взглянуть за ворота. На всякий случай, знаете ли.

Что-то бормоча себе под нос, Ралибан подошёл к бойницам. Встав на цыпочки, он заглянул в одну из них и тут же отскочил и в панике замахал руками:

-Они уже идут! Но как же… без торжественного выхода, без…

-Дело весьма щекотливое, я думаю, собирать публику было рискованно. Я бы не решился на такой ход, будучи я на месте градоправителя. Ну так что, мы собираемся их догонять?

-Конечно, Рэй! Вперёд, скорее!! – выкрикнула жрица и побежала к воротам.

Но тут они столкнулись с одной небольшой проблемой: массивные дубовые ворота, покрытые железными пластинами, ради них никто не собирался открывать. Более того, стражник весьма доходчиво им объяснил, что было выдвинуто требование: не выпускать из города никого, до тех пор, пока военный отряд не вернётся.

-Что же нам теперь делать? – шёпотом спросил Ралибан у Алаис. Но жрица только нахмурилась и быстрым шагом пошла вдоль стены, от ворот. Горец, пыхтя, последовал за ней, как и Рэй, устало опирающийся на посох. Хотя, он весь день был в городе. С чего бы ему устать?

Когда они дошли до той части стены, которая не была слишком заметна с ближайшего сторожевого поста, жрица прикоснулась к каменной стене, которая была около шестнадцати футов в высоту. Алаис закрыла глаза и коснулась стены своим древовидным посохом. Её губы чуть заметно зашевелились: жрица шептала молитву своему Богу, молила его дать ей то, что она просит в обмен на собственную энергию. Алаис просила своего покровителя поделиться той силой повелевать жизнью, которой он обладал. И Бог внял её мольбам.

Приятный, струящийся и мягкий зеленоватый свет окутал посох жрицы и произошло чудо. Трава, которая так низко склонялась к земле у стены, показывая свою слабость, вдруг воспрянула, и, извиваясь, превратилась в зелёный плющ, который причудливой фигурой охватил стену, образовывая естественную лестницу, по которой можно было вскарабкаться наверх и также спуститься вниз уже с другой стороны.

-Вот она: божественная сила… — пробормотал удивлённый Ралибан, который, видимо, ещё не встречал жрецов раньше.

-Идём, скорее. Пока стража не появилась. – сказала Алаис и первой полезла наверх.

Казалось, что растение не порвётся даже под хрупкой жрицы, не говоря уж о горце в доспехах, но плющ оказался куда прочнее и выдержал всех членов отряда.

Не с первой попытки, отряд оказался на другой стороне стены. Жрица произнесла тихую благодарность своему Богу, и они спешно направились вперёд: им нужно было нагнать отряд прежде, чем тот начнёт резню в Варварском Лесу.

Эту задачу им удалось выполнить в крайний срок, поскольку когда они нагнали отряд стражи, те уже входили в лес. Но теперь дело за малым: остановить отряд тяжеловооруженных воинов, которые собираются отомстить за невинные жизни. Во всяком случае, их в этом убедили.

Рэй и Ралибан уставились на жрицу. Она единственная обладала достойным обаянием, чтобы хоть как-то повлиять на городских пехотинцев.

-Постойте! – выкрикнула Алаис солдатам. Те удивлённо обернулись. – Куда вы идёте, одумайтесь!

-Так. Немедленно замолчите. – ответил ей командир отряда, рослый мужчина с большими рыжими усами, облачённый, в тот же доспех, что и Ралибан. – Вы нас не остановите. Ваши глупые речи не помешают нам. Уходите, иначе мы силой отправим вас в город.

-Вы не можете… — гневно начала жрица, но командир её перебил:

-Можем. Взять её, ребята. – командир отдал знак и к жрице начали приближаться несколько бойцов с оружием наготове. Они были уже в нескольких шагах от жрицы, но тут воины неожиданно поскользнулись и упали, больно ударившись грудью. Воины растерянно попытались встать, но их руки и ноги разъезжались: они не могли ничего сделать. Только теперь солдаты заметили, что земля перед ними покрылась коркой талого льда и хитрую ухмылку жреца Богини Покрывающего Холода. Разозлившись, они снова попытались встать, но и эта попытка не увенчалась успехом.

Не обращая на их страдания никакого внимания, рыжеусый сержант отдал команду:

-Отряд – за мной. Вам – разобраться со жрецами и этим дезертиром, — командир угрюмо глянул на доспех Ралибана.

Но, пока Рэй разбирался с солдатами, Алаис тоже не тратила время зря. Она отдавала Богу почти все свои силы, чтобы сотворить здесь и сейчас сильнейшее заклятие…

Отряд городских бойцов уже приближался к стене деревьев. Командир улыбнулся: теперь-то его мисси никто не сумеет помешать. Этот поход даст ему первый толчок в карьере, а потом…

Но как только первый солдат приблизился к дереву, произошло невероятное: ветви деревьев неожиданно стали быстро расти и сомкнулись, создавая сплошную непроходимую стену. Один солдат срубил одну ветвь алебардой, но на её месте почти мгновенно появилась новая, ещё толще, чем раньше. Скоро ветви превратились в сплошной деревянный частокол.

Солдаты удивлённо посмотрели на своего командира: что же им теперь делать? Командир задумчиво закрутил усы, а после произнёс:

-Возвращаемся за факелами. Вы двое, — он указал на солдат, тщетно пытающихся встать на ноги на обледеневшей земле. – Следите за беглецами.

Развернувшись и наградив жрецов презрительными взглядами, солдаты отправились в город, оставив своих товарищей решать проблему.

Когда солдаты покинули поляну перед лесом, Алаис тяжело вздохнула: это заклятие забирало у неё слишком много сил. Поэтому, едва она перестала концентрироваться, ветви деревьев медленно начали возвращаться в прежнее положение, расплетая стену. А жрица повалилась на землю от усталости. Рей бережно подхватил её и, придерживая, поставил на ноги.

-Ты как? Можешь двигаться? – спросил он

-Да… Я в… порядке – выдавила Алаис и попыталась сделать шаг, но тут же потеряла равновесие и упала бы, если бы её снова не подхватил Рей.

-Скоро силы вернуться к тебе. А пока… — он перекинул её руку через своё плечо и придерживал Алаис таким образом, — Пойдём вот так.

-Э-эй! А ну стоять! – боец городской гвардии наконец сумел подняться на четвереньки.

-Посидите пока так. – Рэй взмахнул посохом и проговорил что-то длинное и витиеватое.

А солдаты с удивлением обнаружили, что потеряли способность двигаться. После их тела начало медленно, но верно покрываться коркой тонкого льда…

-Этот лёд не будет держаться долго, скоро он растает. У нас не так много времени: идём! – Рей махнул рукой Ралибану, который созерцал всё происходящее с открытым от удивления ртом.

Маленький отряд вошёл в Лес Варваров. Деревья мрачно склонялись над их головами, а ветви, словно кривые лапы злого колдуна, склонялись над их головами. В кустах то и дело раздавались жуткие шорохи, способные напугать любого… Но не жреца и горца-воина, только не их.

-Но-о… Куда мы идём? Предупредить варваров? – Ралибан не вынес неопределённого молчания.

-Нет. – односложно ответил Рэй, — У нас появилось… более важное дело.

С этими словами жрец Холода остановился: наверняка он тоже устал тащить Алаис, да и магия брала своё. Рэй осторожно спустил жрицу со своего плеча и прислонил спиной к стволу дерева. После он сам склонился к ней и сказал:

-Взгляни туда, — с этими словами Рэй показал пальцем на небольшую скалу в глубине леса. – Это ответ на все возможные вопросы.

У Алаис почти не было сил говорить, но, повернув голову в сторону скалы, её лицо исказил ужас.

-Ну, что там такое?! – нетерпеливо пробурчал горец. Ему казалось, что скала вполне обычная.

-Это… Знак Тьмы. – выдавила из себя Алаис.

-Кто-то молится Богу Истинной Тьмы. — пояснил Рэй, — Да так, что там не один человек помирает.

Тучи над Лесом Варваров сгущались всё сильнее и сильнее. А сухие ветви кустов создавали впечатление, будто эти тучи уже осели на землю чёрным туманом. Но люди живут везде. Даже в самых холодных точках мира, даже в жарких пустынях и в мрачных лесах найдутся тропы, а то и поселения.

Поэтому, Ралибан понимал, что бояться путешествий по «жутким» местам очень глупо. Совсем другое дело, когда где-то рядом шастает жрец Бога Истинной Тьмы, так ещё и наверняка со своими прихвостнями, а тебе нужно прямо в его логово. Вот это – действительно пугает.

Однако, именно в такой ситуации и оказался бравый горец сейчас. Он побывал во многих переделках в своей жизни, но эта – самая опасная. Даже побег из своей родной страны, когда на престол взошёл тиран не казался ему таким невыполнимым. Дело в том, что у горцев Тени, то есть, жрецы Тьмы, считались самими опасными и ужасными существами в мире. Тень – человек, который добровольно отдал свою душу, взамен на могущество и возможность поклоняться Богу Истинной Тьмы. Даже для самых искушённых воинов Тень будет серьёзнейшим противником. А из жрецов других богов их не боялись, но зато здорово ненавидели только жрецы Богини Звёздного Света. Даже «союзники» Бога Тьмы, жрецы-воины Бога Опустошения, побаивались своих нелюдимых собратьев, так как понимали, что Тени в разы сильнее. Но, к счастью, людей, которые желали отдать душу взамен на способности тьмы, было немного и Тени не были распространена в мире.

-Ещё полчаса поднаберёмся сил – и выступаем. У нас нет времени ждать. – сказал Рэй и сам сел рядом с Алаис: он тоже потерял много сил.

Ралибан немного утомился от беготни в доспехах, поэтому тоже решил сделать передышку: осмотреть оружие и поразмыслить над всеми произошедшими событиями. Горец расположился у куста, и сидел так уже около четверти часа, как вдруг услышал странный звук. Будто кто-то в чаще леса шелестит ветвями. Ралибан напрягся: чутьё никогда его не обманывало. Не обмануло и в этот раз.

Не успел горец даже вскочить, как из зарослей кустарника выпрыгнул чудовищных размеров волк. Глаза зверя горели яростью, клыки злобно оскалились, а изо рта капала слюна. Тут же из чащи выскочил его товарищ – такой же огромный зверь, источающий злобу. Эти создания начали подкрадываться к ошарашенным жрецам.

Ралибан действовал мгновенно. Он подпрыгнул к волкам и за секунду вытащил из-за пояса топор и уже стоял в боевой стойке со щитом наперевес. Но звери тоже не желали медлить: первый волк совершил прыжок, обманувшись маленькими размерами горца и решив, что он будет неуклюжим и слабым противником.

За это волк тут же поплатился жизнью: Ралибан сделал выпад вперёд и прорезал топором живот противника. Волк, обливаясь кровью, мгновенно оказался на земле. Горец уже приготовился разделаться и со вторым зверем, но тут Алаис вскрикнула:

-Постой! Они под контролем тьмы! – с этими словами жрица поднялась со своего места и быстрым шагом двинулась ко второму волку, вытянув руку вперёд. Ралибан приготовился к тому, что зверь броситься на жрицу, но лесной монстр попятился назад и оскалился так, будто загнан в угол. Алаис продолжила неумолимо приближаться к нему. Когда жрица подошла к зверю вплотную, волк выглядел как напуганная собака. Алаис возложила ему на лоб свою ладонь и начала шептать свою молитву, чтобы освободить разум зверя от наваждения тьмы. Когда жрица убрала ладонь, волк лежал брюхом на земле и жалобно скулил. А жрица повернулась к своим спутникам и сказала:

-Этих несчастных волков подослал к нам жрец Тьмы со скалы. Он сейчас в пещере, а нам надо поспешить, пока он не натворил чего-то похлеще!

-Весьма… вдохновляющая речь. – проговорил удивлённый горец: он впервые увидел, как жрецы Природы взаимодействуют с животными.

-План, конечно, неплох. Но важно, восстановились ли твои силы до конца. – спросил Рэй

-Достаточно, чтобы одолеть эту нечисть. – нахмурив брови, ответила Алаис, — Не стоит во мне сомневаться.

-Тогда пошли. – Рэй махнул рукой и двинулся в чащу.

Ралибан и Алаис последовали за ним.

Есть легенда о том, как этот мир был создан. В неё верят не все, особенно сейчас, когда с Сотворения Мира прошли сотни лет. Однако, жрецы придерживаются именно этой теории возникновения Богов.

Легенда заключается в том, что давным-давно мир был серым и печальным. Деньги повелевали всем, нищета процветала. Ни о какой магии не было и слуху, справедливости не было, а герцоги и бароны могли безнаказанно творить всё, что угодно.

Но человек по имени Паланор услышал легенду о шести волшебных артефактах, если объединить которые, то можно стать всемогущим. Был лишь один нюанс, из-за которого никто так и не нашёл артефакты до него: чтобы Судьба натолкнула тебя на них, твои помыслы должны быть чисты и благородны. Поэтому короли и герцоги, мечтая стать всесильными, так и не смогли добыть эти шесть артефактов.

Паланор был из невероятно бедной семьи, которой было нечем платить налоги. Поэтому ещё с малого возраста Паланора забрали у несчастной матери. До совершеннолетия он работал на своих господ, но не вынес унижений и лишений и сумел сбежать. На свободе он остался без средств к существованию и как раз тогда услышал легенду об артефактах. Тут юноша и загорелся желанием найти их и сделать мир лучше. Во время своих поисков к его команде присоединилась семнадцатилетняя Леони, девушка, которую успела изрядно потрепать жизнь; разорившийся ремесленник Мораф; могучий кузнец Осфан, которого обобрали разбойники; странноватый, но добрый отшельник Ханнах; обнищавший воин Симонн и девушка по имени Майнард, которую за плохо выполненную работу высекли плетьми и бросили на дорогу.

Судьба была благосклонна к ним и героям удалось найти все шесть артефактов. Как только они были собраны вместе, сила магии объединила их и получился один, божественный. Паланор, заполучив его в руки, хотел исправить старый мир и сделать его лучше, но мир оказался неисправим и начал постепенно разрушаться. Тогда Паланор принял решение: создать новый мир, который он будет считать идеальным. Ему удалось воплотить мечту в жизнь, и он создал землю, которая идеально подходила для жизни.

Но не всё было так хорошо. Паланору было жаль людей, которые остались в том мире. Тогда он решил создать портал, чтобы перенаправить их из старого мира в новый. Но не всем его приспешникам это понравилось. А особенно – Морафу. Он нашёл приспешника в лице Симонна и предал Паланора, коварно убив его, чтобы самому завладеть артефактом. Но перед смертью создатель мира проклял Морафа и уничтожил артефакт, чтобы он не достался никому.

После смерти Паланора боги разделились: Мораф стал Богом Истинной Тьмы, а Симонн – Богом Опустошения. Им противостояла Леони, ставшая Богиней Звёздного Света и Ханнах, Бог Природы и Жизни. В стороне от конфликта остался Осфан, Бог Яркого Пламени, и его главная противница, Майнард, Богиня Покрывающего Холода.

С тех самых пор продолжалась, ни на минуту не утихая, Война Богов.

Мрачный Варварский Лес был окутан зловещей тишиной. Чему-то предстояло произойти… Чему-то страшному. Лишь хруст веток да пыхтение горца нарушали загадочную магию лесной тишины.

-Давайте-давайте, совсем чуть-чуть осталось! Мы уже у подножия скалы! – говорила Алаис, подбадривая больше себя, чем своих товарищей, поскольку нависающая над ними гора действовала крайне подавляюще на неё. Там, наверху чернел проём – жуткая пещера и по совместительству пристанище жреца Истинной Тьмы. Шестое чувство кричало об опасности, но Алаис не внимала этому голосу. У неё была высокая цель и она шла, чтобы её выполнить.

Вскоре команда уже взбиралась наверх по торчащим уступам. На удивление, никто даже не сорвался вниз. Последний рывок – и жрица Природы и Жизни первой оказалась в пещере.

Тьма окутывала пещеру, не позволяя разглядеть, что твориться внутри. Жрица хотела шагнуть внутрь сразу же, но решила подождать товарищей. Они не заставили себя долго ждать и вскоре на уступе показался Рэй, путавшийся в голубой мантии и что-то тихо, но возмущённо бормочущий Ралибан.

-Ну… идём. – сказала жрица, вглядываясь в темноту

-Может, сделаешь свет? – ухмыльнувшись, спросил Рэй.

-Ах да… точно. Секундочку. – Алаис склонила голову на грудь, бормоча слова молитвы. Но тут она оборвалась, вздрогнула и качнулась. Уже через секунду жрица Бога Природы повалилась на каменный пол. В её груди сияла огромная кровоточащая дыра. А в темноту пряталось длинное, светящиеся черным светом остроконечное щупальце…

Дальше события развивались мгновенно. Ралибан услышал, как Рэй не то рявкнул, не то крикнул что-то неразборчивое и бросился в темноту, которая тут же исчезла, поскольку она была создана магией Бога Истинной Тьмы, жрец которого только что устроил Алаис последнюю в её жизни ловушку. Он сейчас стоял в центре прохода ведущего вглубь пещеры и просто смотрел из-под капюшона ярко горящими красными глазами. Кроме них под капюшоном не было ничего, кроме сгустка тёмной энергии. В чёрной когтистой руке он сжимал длинный тёмный посох.

Рэй бросился вперёд, на сумрачную фигуру. Тень вытянула руку и с кончиков его пальцев сорвались иссиня-чёрные молнии. Рэй упал на каменный пол… но удара не последовало: он сотворил под собой лёд и, уклонившись таким образом от молний, ехал прямо к врагу. Жрец Тьмы на мгновение растерялся и Рэй воспользовался этим моментом: он раскрыл ладонь и выпустил в Тень сверкающую голубым ледяную стрелу. Жрец Тьмы почти уклонился от атаки, но ледяной снаряд ударил его в бок. Тень не обратил на это особого внимания: вокруг него засияли фиолетовые руны, и он растворился в воздухе, обратившись в настоящую тень, которая лежала на скале и бежала в сторону выхода из пещеры. Рэй врезался прямо в стену, где раньше стоял жрец Тьмы, выругался и побежал следом за силуэтом на стене.

Но быть неуязвимым фантомом жрец Истинной Тьмы долго не мог, состояние тени он мог поддерживать лишь несколько мгновений. Поэтому силы вскоре покинули его и он снова стал материальным, но успел приблизится к Ралибану. В голове у жреца созрел план: он схватил когтистой рукой горца за шею и закрылся им от приближающегося Рэя. Тут же прозвучал его голос, доносящийся будто бы из глубин его сущности:

-Ещё один шаг, жрец, и он умрёт! – с этими словами Тень сильнее стиснул горло горца.

Однако, Жрец Истинной Тьмы недооценил воина. Ралибан сильным движением вырвался из стальной хватки Тени и громко крикнув, вонзил в голову врага топор. Оружие проходило будто сквозь кисель: туго и вязко, не как через плоть. На самом деле, если бы это было обычное оружие, жрец почувствовал лишь что-то вроде комариного укуса.

Но это был топор, выкованный в древних кузнях Великих, закалённый в огненных недрах древних гор и благословлённый Богами.

Жрец сначала только пошатнулся. Потом он, чувствуя приближение смерти, схватился за топор и попытался вытянуть его из себя, но Ралибан держал оружие крепко. Тут подоспел и Рэй. В руке Жреца Холода возник кристально-голубого цвета меч, который он поднял над головой и в свою очередь, вонзил в голову Тени.

Тут раздался невероятно сильный крик. Даже не крик, а скорее визг, который звучал нескольким десятком голосов. Жрец Истинной Тьмы простёр руки к небу, будто умоляя Бога о помощи, упал на колени и начал разваливаться на чёрный туман, который вскоре поднялся в воздух и растворился на солнце. Чёрный посох и мантия медленно осели на землю.

Рэй очень тяжело дышал, на лице выступил пот, но он, пошатываясь, подошёл к распластавшейся фигуре Алаис и, опустившись рядом с ней на колени, взял её голову в руки и внимательно осмотрел рану.

-Мгновенно… в самое сердце… — только и смог сказать Рэй. По его щеке скатилась слеза и упала на каменный пол.

Ралибан лишь глубоко вздохнул и опустил голову вниз. Он хотел достичь справедливости, и он её достиг. Зло наказано.

Рэй вместе с горцем вошли в маленькое помещение, выдолбленное в скале на скорую руку при помощи тёмной магии. Жрец – противник скрыл его от глаз людей, запечатав дверь, но Ралибан, знающий структуру гор, обнаружил какой-то подвох и догадался проверить стену, постучав по ней. Так и выявилась пустота, а соответственно – и тайная комната их врага.

Своими таинственными молитвами («И откуда у него столько силищи?» — подумал тогда горец») Рэй без особых проблем открыл тайную дверь. Внутри хватало места лишь на один небольшой стол, который являлся как бы выдолбленной в скале полочкой. На нём лежала стопка бумаг. Рэй начал их перебирать. Ралибан же был слишком низок ростом и не мог сам дотянуться до стола, поэтому лишь бурчал: «Ну, что там? Покажи! Что ты всё разглядываешь?».

Глядя на какую-то рваную бумажку, жрец Льда нахмурился. Он протянул её горцу и оказалось, что это карта материка. Ралибан несколько секунд вглядывался в чертежи, а после вручил её обратно Рэю, со словами:

-Чёт ничего тут непонятно. Как будто эту карту пьяный рисовал, который помнит как выглядит материк только в общих чертах.

-Это карта мира до смерти Создателя. Вот здесь, — он указал пальцем на большой чёрный крест почти посреди континента, — мы находимся.

-И… что это значит? – взволнованно спросил Ралибан, не отрываясь глядя на жуткую метку

-Это место смерти Создателя. Место коварного предательства. Разумеется, для жрецов Тьмы оно священно. Вот они и решили его забрать себе. Сейчас эта территория принадлежит варварам, но это не проблема для Теней. Они поручили всё это дело некому Дероу, которого мы только что отправили на тот свет. Он просто сговорились с градоправителем и, когда варвары будут изгнаны с этих земель, здесь возвысится новый Храм Тьмы. Взамен он своими чёрными молитвами привлекал к городу урожаи и счастье. Но ценой жизней тех, кто был якобы «похищен варварами».

-Так вот оно что… — пробормотал горец. – Но… Что делать?

-Для начала надо бы поспешить в город. Если ты удосужишься вспомнить, то стражники обещали вернуться с факелами.

-Чт… Погоди, точно! Нужно спешить, скорее! – Ралибан и Рэй побежали к выходу из комнаты.

Но, к счастью, когда они вернулись в город, поняли, что их опасения напрасны. Горожане взбунтовались и стражников просто не выпустили из ворот. Сыграл свою роль и тот факт, что в «пострадавшем от варваров» признали бродячего актёра. Ралибан выступил перед людьми и рассказал им о намерениях градоправителя и его связи с жрецами Истинной Тьмы.

-Вот вам цена того мира и спокойствия, которое царило в городе всё это время. Тени принимают лишь одну плату – человеческие жизни.

Баэрн пытался сбежать из города, но его поймали и казнили. Новым градоправителем хотели назначить Ралибана, но он отказался и остался стражником города до конца своих дней.

Алаис была похоронена на городском кладбище. Рэй посадил на её могиле несколько голубых цветов и навсегда уехал из Роттерфельда. Ралибан же часто приходил на кладбище и молча сидел, погружаясь в невесёлые мысли.

На этом и завершается история о команде из трёх героев, которые защищали жизни других, не прося ничего взамен.

Юный жрец Бога Природы и Жизни шёл торопливым шагом по улице. Вдруг среди прочих людей показалась голубая мантия. Её владелец, слабо выглядящий жрец Богини Покрывающего Холода, произнёс:

-Приветствую, о послушник Бога Природы.

-Да прибудет с Вами благословение Вашего Бога. — ответил послушник и, приглядевшись к жрецу, удивлённо сказал: — Ого, Вы же… Магистр! И так вежливо со мной разговариваете?

-У меня особое уважение к жрецам Бога Природы, мой юный друг. Вынужден попрощаться, меня ждут дела.

-До встречи, хранят вас Боги. – удивлённо ответил послушник и ещё пару минут наблюдал, голубая мантия магистра растворяется в толпе людей, и не подозревающих о том, какие могущественные силы таятся в его душе.

17.01.2024
Святослав Кащеев

Воображение-то, что способно творить и менять, создавать и уничтожать. Когда исчезнет оно, исчезнет и всё человечество.
Мои работы на Author Today Litnet Проза Стихи


Похожие рассказы на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть