ЛА

«Аркаша, наркоман старый, я звоню тебе уже битый час. Ты как живой будешь мне напиши или позвони… Да тихо ты там, не ори, женщина… Слыш, у нас тут немножко проблема, так шо я жду тебя.»

Телефон опять зазвенел, пропущенных уже пять звонков.

«Аркадий, тут всё очень плохо, проснись уже и помоги мне, хватит лежать-отдыхать, у меня тут девка, которой надо помочь, а ты сидишь или спишь как обычно.»

Я проснулся в зале на диванчике, еле как встал после вчерашнего, было очень плохо, как голове, так и внутри неё, где-то в слоях разума я старался вспомнить ночь или утро, но хлопки других воспоминаний преграждали путь. Закрываю глаза и ничего не видно, открыв — всё равно темно, надо добраться до коридора и в ванну. Моя комната ничего не поменяла в обстановке (я один пришел?), пора вставать. Я попытался встать, но с левой ногой что-то случилось, и сел на кровать обратно, пару бессчетных попыток опереться на обе ноги кончились ничем, болела вся голень.

Было уже под утро, лучики солнца пробивались в комнату и оставляли тени на полу и на стене напротив окна, оно было справа от изголовья кровати. Передо мной лежала куртка, на полу там же и носки, и обувь, в которой я видимо пришел. Вся одежда была конкретно под столом, а на нем сидел ноутбук и по его виду требовал подзарядиться, экран было почти не видно от сюда из-за солнца, но значок зарядки мигал красным.

Я опять попытался встать, опёршись на угол кровати, когда Саша позвонил опять, было немного стыдно брать трубку, но что поделать.

— Ало, Саш, здарова, че звонил? — сказал я с нейтральной интонацией чтобы вдруг он не подумал ничего лишнего.

— О, ты живой, неужели. Слышишь, прошло уже полчаса, где твоя тушка, чтоб через 5 минут был у меня. — Во время его слов было слышно, как та девка больно громко дышала на фоне.

— Всё, без проблем, я одеваюсь и лечу до тебя, кстати. — я сделал небольшую паузу, так как голова начала болеть неивомерно. — что за товарищ с тобой?

— А эта женщина-палка? Приходи покажу.

— Ладно, — я сделал еще паузу как бы заканчивая наш диалог. — Давай щяс буду.

Вызываем такси и телефон сразу в кармашек, за одеждой далеко идти не надо было (хотя она вся мятая, все штаны в грязи от весенних луж), поэтому я сразу это одел, проверил деньги, карту, телефон (привычка с детства проверять телефон не менее двух раз), всё, можно вылетать.

Ну и как обычно дверь закрыть надо было, сначала надо надавить со всей силы, а потом вставить ключ и тянуть обратно на себя. Спустя минуты две подлетело такси, я оглянулся посмотреть на окна квартиры, а то ещё всякие форточники обокрадут, любители лезть в окна вторых этажей с крыш подъезда. Здание, в котором я живу самое обычное: девять этажей, две подъезда выходящие прямо на детскую площадку, любимые картины общественности(части тела товарищей мужчин и женщин, какой-то Паша любит Машу, чья сестра с кем ходит по подворотням ну и такое прочее), раздолбанные почтовые ящики, какой-то прах уже сожжённой газеты прямо у выхода. Без лишних вопросов мы сразу двинули к Саше, ехали минут пять или семь, а он так ни разу и не перезвонил, конечно, странно, но вдруг что-то настолько колоссальное случилось, что он даже не звонит мне спросить, еду я иль нет. Это уж точно, дела там идут плохо, надо быстрее добраться до его дома.

Я всё сидел и думал о том, что случилось с ним, но тут меня перебило здание, всем своим видом кричащее, чтобы я на него посмотрел, я плохо видел надпись, а как только мы подъехали чуть ближе я смог разглядеть буквы и цифры «Детдом города… номер …цать имени В.С. Солбина». У меня аж мурашки по спине побежали пробежали от воспоминаний, Саша, конечно, меня забрал, но все равно, за то время обитания там я ничего так и не смог отбросить, постоянно какие-то ассоциации, неугомонные пачки памяти влетающие в голову каждую ночь, будто чемодан итак заполнен одеждой, а тут еще и надо сложить пару вещей не вытаскивая другие. Бывает трудно сконцентрироваться в такие моменты, но просто надо избегать ассоциаций или сводить их ценность к нулю. Таксист толкнул меня плечом в руку и попросил заплатить и выходить уже. Я отдал положенные двести пятьдесят рублей и пошел до Саши. Такое же здание: девять этажей, площадка, но подъезд был один. Я с надеждой молил всех богов, настоящих и вымышленных, старых и новых, уже мертвых и еще живых, но лифт, будь он проклят до десятого этажа, так и не работал. Мне пришлось подниматься на шестой этаж по лестнице, ступенька за ступенькой.

Как только я увидел, что Саша звонит я уже стучал в дверь. Послышались шаги откуда-то из далека, но чем ближе они были, тем больше было понятно, что мне сейчас откроют соседи квартиры справа. Дверь открылась и за соседом был видел Саша со злым лицом. Он попросил войти домой и начал что-то говорить соседу. Сашина квартира была в нормальном состоянии, даже лучше, чем у меня, хоть после пожара я так ничего и не ремонтировал толком. Сразу налево была кухня, стоял холодильник в дальнем углу у окна. Стол, стул, шкафы, плита, второй раскладной стол на случай сбора товарищей партии и прочая кухонная утварь. Я вернулся в коридор и услышал, как женский голос звал Сашу, с испугу я посмотрел в глазок чтобы поскорее найти его, но увидев его, не захотел мешать. Глухой звук превратился в кряхтящий шум похожий на раненную собаку. Медленно, под оркестр деверяшек, звучащих каждая по-своему, и поэтому будто создающих какой-то гул, потому что всем забыли раздать ноты, я шел до комнаты откуда она кряхтела. Дверь была приоткрыта, с рождения она не дружила с тем оркестром, поэтому и не выдала меня, как только я вошел.

Она лежала на диване, её тело было в крови, особенно живот, она вроде была в бреду и подумала, что я Саша, звала меня к себе и просила вернуть колеса (колеса прям колеса или нечто другое?). На самом деле я стоял в ступоре, вроде надо вернуться к Саше, но она схватила меня за руку и не давала отойти от себя. Раза четыре были несчетные попытки вырваться пока не пришел Саша.

— О, вижу вы уже за ручку держитесь, ток не перебарщивай.

— Сань, что здесь происходит, — я выдернул свою руку из её ладони и она спокойно отпустила меня, услышав Сашу. — ты опять проиграл в деле, а теперь еще и других подставляешь? — он только рассеялся в ответ.

— Ахаха, да, конечно. Это же я вот эту женщину-палку попросил со мной пойти ночью на дело в паб? Вот тебе результат, — обратился он к ней с явным сарказмом, — четыре месяца всё было нормально, но надо попереть сразу в бой, молодец, — она попыталась встать, но он положил её обратно.

— Да они же сзади… две куртки…ммм, — сказала она, еще сдерживая крик, который так и жаждал издать себя миру.

— Эй-эй-эй, женщина, не встаём, лежим-лежим.

— Сань, а кто это вообще?

— Кристина, она же женщина-палка, бабка, чебуречница и так далее.

— Может тогда расскажешь, что произошло? — я негодовал от таких событий, и неистово желал узнать о происшествии.

— Да че рассказывать, сидели ждали товар, пришли, так сказать, товарищи-наркоманы, ну и у нас чуть-чуть не получилось договориться, бах-бах тут, грохот там, те двое сзади, полетели бутылки, ножки стульев, ну неудачно, согласен, но тем не менее позиция была в нашем клубе, так что нам не следует ожидать каких-то последствий.

— О-о-о. Ты так складно и налегке объясняешь, че-то ты не договариваешь.

— Ой, да не углубляйся, там запариться, раз-два и уже не выйдешь. — быстро он проговорил

— Хорошо, так, а я тут причем, зачем ты меня поднял в 6 утра?

— Тут Михалыч где-то листик оставил, надо купить всякого в аптеке.

— В смысле? Какой Михалыч, я че, собирался для того, чтобы купить тебе лекарства и поэтому ехал через половину города? В чем проблема самому взять их?

— Да вдруг с ней что случиться, а меня нету, сосед вон тоже уже начал что-то заподазривать, поэтому щяс купи лекарства, а вечером мы к тебе припрёмся уже на наших, — продолжил он аристократично, — верных, товарищеских, добротных ножках.

— А-а, то есть тебя уже нашли, но ты этого не договариваешь, потому что я могу и не впустить вас, да?

— Хлопаю в ладоши пальцами ног, Аркаша, ты прав, так что вот тебе листочек, мандруй в магазин и тогда можешь лететь до дому, я такси вызову.

— Сань, ты угораешь?

— Аркаш, тебе с трёх букв не понятно? Иди говорю.

— Ох-х-х-х… Александр, — я сделал глубокий вдох и выдох. Забрал листок и вышел из квартиры.

Аптека находилась через дорогу, переход был чуть правее дома, на улице витала весна, уже слышались звуки птичек, и собак, лающих друг на друга. Я быстро перешел дорогу, и зашел в магазин, дверь еле открылась и чуть скрипела, идя обратно. Внутри была бабушка, она что-то смотрела на полках с витаминами, в углу дремал охранник, как я понял где-то рядом был второй, и пока его не заметили он, первый, дремал на стуле, закрывая проход куда-то на склад. Пока бабушка целенаправленно задерживала меня своим выбором лекарств, я перечитал список Михалыча.

«Сашка, тут все написана, лечить как обычно. Если что сразу звони, деняг должно хватить.

Бинты, болеутоляющее, что нибудь от шрамов.

ПС

Если не хватит деняг, не бери от шрамов, она потерпит.»

Подошла моя очередь, я отдал список, чего-то не подумав, что там не всё написано для других, но от неё реакции не последовало, она дала мне какие-то пачки, бинты, мазь и сказала сумму. Денег хватило, и я выбежал из аптеки, не попрощавшись полетел обратно к Саше, тот уже в какой раз вымыл Кристине руку, наложил тряпку, ибо рана на ней была серьезная. Всё-таки интересно, кто она такая, как он её нашел, Саша всегда работал один, чем она так ему приглянулась?

Я ехал с этими мыслями всю дорогу до дома. Кристина, светловолосая девушка, больше двадцати лет, небольшой носик, глаза как у всех карие, но щеки необычно чуть надутые. Лицо её выражало бессилие и отторжение от всех, но как только был проблеск к изменению, она казалась злой и отделенной. Спустя время я понял, что пора уже встать со стула, на который я сел, как только зашел домой. Стул как-то по-старчески прокряхтел под моим весом; пол же ничего не сказал в ответ своими деревяшками. Медленно я прошел до конца коридора к кухне, хотел повернуть налево, по привычке, но опомнился, что уже давно кухня справа. Подтянувшись к полкам над плитой, запах сразу ударил в нос, я сделал себе кофеёк, крепкие капли наполняли моё тело бодростью, после неудачного утра. Минут десять я пил горячий кофе безмысленно, просто смотря на свой обычный серый интерьер. Зеленые обои в небольшой комнате, разделенной аркой из коридора на две отдельные бетонные коробки, кухня была правой коробкой, с уже сказанными обоями любимого моего цвета, окно было прямо от коридора, слева же кухонный «облик» комнаты, справа и под окном ютились обычный стол да пару стульев, все с деревянными ногами. Преодолев войну с чашкой кофе, я положил её в братскую могилу к другим участникам этих событий: ещё кружка, ложка, две вилки и тарелка с остатками омлета и паштета.

В воздухе начал витать вопрос — где телефон? В коридоре на стуле его не было, на улице повсюду растянулась весна, даже облака играли в прятки с солнцем, поэтому в куртке его быть не могло. Я проверил все карманы всех штанов, джинсов, шорт, но так ничего и не нашел. Да не мог же он остаться у Саши? Никаких счетчиков времени в доме не было, из-за этого я даже не мог понять сколько время. Опять ехать через полгорода за телефоном, даже такси не вызвать, сколько ж блокирует действий отсутствие технологий, сколько вариантов к событиям отменяет их исчезновение? Всё-таки придется брать попутку. Я вылетел из квартиры и пошел по дороге к обиталищу таксистов. Десятки машин желающих довести до пункта назначения. Я хотел перейти дорогу, но на меня выехал автомобиль желтого цвета, с серебряными ручками и тонированными задними окнами. Времени было уже где-то часа два, ибо ехать через город туда-сюда довольно долго. Мы добрались до дома Саши какими-то доселе неизведанными мне дорогами. Даже свой предыдущий «Дом» я не увидел во время поездки. Я попросил таксиста постоять пару минут, ибо забрать телефон это всё что мне было нужно, встречаться с Кристиной (да может даже видеть её) мне было трудно, уж больно сильно она мне отпечаталась в памяти.

Молитвы всё также были бессильны — ступенька за ступенькой. Звонок, ожидание, открытая дверь, Саша на пороге, мне нужно было побыстрее забрать телефон и сесть уже за работу на компьютере.

— О, Аркаша, легок на помине, Залетай, поможешь мне тут с приколами всякими. — Он стоял, держа в руке рюкзак с виду, набитый всякой всячиной.

— В смысле, стоять, что тут происходит? Ты куда собираешься?

— Прямиком на тот свет, Аркаша. Там нужно с этой чебуречницой перекантоваться где-нибудь. — протараторил он, пихая мне свой рюкзак.

— Что?! Нет, зачем, может не надо? — вскрикнул я

— Да тиха ты, собаку раззадоришь соседскую. У нас тут проблемы с другими товарищами, на согласен, каюсь, дело провалилось, но щяс надо чтоб никто не узнал де мы, может недели две, ну максимум месяц. — я стоял молча, но по моему выражению лица было видно, что я очень негодую. — Ну, Аркаша, разве ты откажешь в помощи мне?

— Да ну нет, Саша, не надо ко мне переезжать, мне и одному так себе живется, а тут ещё и вы. Может вы в отеле каком поживете, или у знакомых там, девки этой?

— Да-да-да, — он перевел взгляд на рюкзак. — смотри там хрупкое внутри кое-что, не тряси больно.

— Да ну, Саша, святые товарищи.

— Всё тихо, щяс я до соберу вещи с женщиной, и погнали, такси вызовешь?

— Ваш кучер уже прибыл.

— Атлична, тогда выходи пока на улицу. — он всегда говорил «отлично» с каким-то необъяснимым светским акцентом.

Мы уже сидели в такси, и Саша крепко обнимал Кристину — по дорогам ехать в нормальном состоянии, итак, не ахти, а Кристине всё ещё было плохо. Бесконечные потоки зданий различных цветов и видов сливались в один единый тоннель, как-то монотонно толи слишком по-обычному ехали до моего дома — панорама города отлично раскрывалась на переднем сиденье. Все эти вывески, люди, машины, мы будто примкнули к этому состоянию, чувство общего разума. Всё идет, ходит, но в конце всё остановится. В этот раз, опять же, мы ехали по этому неизведанному маршруту. Всё ехали и ехали, а дом родной никак в глаза не бросался с объятиями. Я аж уснул.

Сон, всё остановилось, но я ощущал вокруг себя каждую деталь, я уснул словно на половину, ибо слышал разговор Саши с Кристиной

— Аркаша! Подъем! Приехали. — я сквозь сон еле услышал Сашу.

— А, что, а ну да, да сейчас, погнали. — сон настолько забрал меня, что я еле встал на ноги.

— Молодец, рюкзак отдавай, прижал небось там всё, давай сюда. — он тянул руки ко мне, точнее к твоим вещам.

— Да на-на забирай, пошли, че. — Сказал я с досадой что мне придется помимо себя терпеть ещё двух человек, бедная квартира, заполонят её душу ещё больше.

Мы с Сашей забрали все из такси и пошли к подъезду. На площадке играли дети, бабушки да дедушки сидели рядом на лавочках, родители видно больно заняты. Кристина, невольно перебирая ногами шла за нами, Саша хотел ей помочь, но она то и дело отмахивалась руками. Пришли, теперь дверь, от себя, ключ, на себя, мы внутри.

— Ну, в общем осматривайтесь, я пойду помоюсь, а то с утра пихают знаете ли. — я недобро взглянул на Сашу, но он в свою очередь просто прошел в зал.

— Аркадий, — она обратилась ко мне, что аж у меня рука дернулась, — а где у тебя туалет, стесняюсь спросить?

— А, ну это, в-вон по коридору и правая дверь.

— Спасибо.

— Так, человек-бардак, расскажи мне, работает ли данная аппаратура? — Саша указывал на ноутбук

— Ну да, я на нем иногда занимаюсь всякой всячиной, работаю иногда, ну он такой знаешь, недоновый, вроде нормально, но не что-то адекватное по меркам данного времени.

— Ясно, тянет ли данный агрегат на номинацию «Соц. Сети Смогут Работать»?

— Да, только с моего акка выйди.

— Окей, командир, принято.

Я ушел с зала и пошел в комнату слева от арки, она было мертвая, её вырвали от квартиры. Я просто прошелся по стенам и полу, остального в ней не было, ни мебели, ни обоев. Страшное тогда было зрелище, я еле заставил себя сделать кухню, но комнаты вообще было страшно касаться, будто она поглотит тебя, и ты станешь таким же, мертвым и пустым внутри. Я быстро закрыл дверь и постоял пару секунд на месте, одумавшись я развернулся и, к своему великому удивлению, увидел Кристину, она всё это увидела (она меня теперь осуждает? Она будет думать, что я придурковатый? Я больше не увижу её настоящую?)

Она включила свет в ванную и закрыла за собой дверь.

Я не знал, как реагировать дальше и просто отправился на кухню съесть чего-нибудь, да поскорее. Открыв холодильник, я увидел целых ничего. Яйца, пару штук, молоко пропало видимо вчера, паштет, две открытых штуки, колбаса, немного сыра. Точно, есть же ещё картофель в ящике, и майонез как-то неожиданно появился на глазах. (интересно, они хотят есть?). Я пошел в зал, где Саша уже разложился на диване и что-то печатал на ноутбуке. В окно глядела Кристина.

— Эй, вы есть будете? Могу картошку сделать, но правда надо взять масло в магазине.

— А, жрать? Не я не буду, Сись, ты будешь?

— Щяс схожу. — она, даже не повернувшись ответила.

— Ладно, — затянул я. — я тогда пока почищу, — указал пальцем на коридор к кухне.

— Хорошо, — сказала она пока я указывал на коридор.

Очень странное ощущение у меня вызывала Кристина. Она вроде и выглядит как девушка, которая смотрит на тебя свысока, но в тоже время она словно уже снизошла на тебя и делает всё на уровне с тобой, будто директор заставляет что-то делать офисного планктона, но в то же время он сам делает тоже самое что и работник. Как бы мы наравне, но она ведет себя повыше. А её внешность, вроде и обычная девушка, но Лорелея чистой воды.

Так нож, где нож? Я стоял у плиты уже какую минуту, зависнув в одном положении. Открыв ящика-старика тот выдал мне орудие и чуть ли не выпал из общины других стариков. Бережно, я подвинул его обратно и начал резать картошку.

Две-три, масло налил на сковороду, Кристина уже пришла. Они сидели в зале и что-то обсуждали насчет работы, я, конечно, не знал о чем говорят, но было очень интересно со стороны послушать. Солнце прям прорывалось из окна, как-то помогало подогревать что ли, ибо светило именно на плиту, а на остальную часть кухни оно вообще не попадало. Я пришел к ним, поставил стол из кухни, накрыл всё, и мы начали есть, как я понял после крайнего дела у них появилось немалое количество денег, конечно, не тысячи-миллионы, но видимо неплохо, в виду того, что Кристина неплохо так закупилась пивом, по три банки на каждого. Мы начали пить, есть, общаться, неужели после всего в квартире появились шум, голоса, музыка. Алкоголь витал в воздухе, и истории из жизни никак не могли не появиться там же.

— Ах-ха-ха-ха, да, Аркаша, ты тогда знатно испугался тех гопарей.

— Ой, да вылезли эти крысы из подворотни, хрен знает откуда, ну кто б не испугался если бы на тебя вылетели пять тел? — отговаривался я, зная, что все понимали мол действительный испуг.

— Пять? Ну ты, конечно, попал, Аркаша, — сказала Кристина. — А ты как там оказался, Саша?

— Да я чет, — он громко икнул, и опомнился, что принадлежит старинному аристократичному роду. — ковылял за ним, в уборную, так сказать, посетил, — он икнул опять. — вылетаю на истребителе, а та-а-ам Аркашу, — он скривил лицо, пытаясь изобразить гопника. — ну я ясен дуб достаю пистон и как пришиб одного, тут мы и вылетели со двора… Да, вот так я и организовал встречу с Пашей, жестко, конечно, последнее дело получилось, простите.

— Да ладно, все пройдет.

— Ну дык, конечно, ножевое в бочину так моментально и проходит…

— Так, а мы, вот, лекарство примем и завтра уже как новенькие. — ответила Кристина, принимая очередную порцию волшебного сиропа

— Ха-ха, ну это понятно, так ладно, видимо я созрел, че Аркаша, рассказать, как я к тебе попал?

— Хм, так это ж я к тебе попал, после детдома.

— Не-е-е-е, — затянул он долгую, нетрезвую, отрицающую букву Е. — как я от своей попал к твоей жизни. — он сделал четкий акцент на слове «жизни».

— О-о-о, а давай, Аркаша, тебе же тоже интересно послушать, правда же? — с восторгом сказала Кристина.

— Ну давай уж, рассказывай, время ещё не детское, — я глянул в телефон, время было часов девять-десять

Он встал, подвинул стул, сев, между нами, напротив, поставил пиво на стол, глубоко выдохнул, набрал побольше кислорода в легкие, а заговорил…

0
05.07.2019
59

просмотров



Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Другие записи автора Саймон: посмотреть остальные.


Еще на тему: Рассказ

Рекомендуем почитать


Самые активные авторы

Самые комментируемые за месяц



перед какими союзами ставится запятая

Перед какими союзами ставится запятая с примерами

avataravataravataravataravataravatar

Что такое род, вид и жанр художественного произведения

avataravataravataravatar

Чем отличается фэнтези от фантастики?

avataravataravataravataravataravatar

Поэма — что это?

avataravataravatar
Запятая перед союзом как

Запятая перед союзом «как»: алгоритм постановки плюс сводная таблица

avataravataravatar

Трехактная структура повествования: что это такое и как работает

avataravataravataravataravatar

Топ 8 по чтению


Новинки на Penfox

Загрузить ещё

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти с помощью: 

Закрыть