Вместе до конца

Прочитали 5
18+








Оглавление
Содержание серии

Шум радостных возгласов остался далеко позади, заглушённый порывами ветра и ворохом мыслей, что сейчас метались в голове обеих девушек. Робин внимательно разглядывала Алису, они наконец-то одни их никто не побеспокоит, а об этом моменте Робин мечтала с того самого сна, но не могла себе в этом признаться, боялась и сомневалась, особенно после срыва. Но Алиса уже показала — она не боится. Нежные пальцы коснулись лица, и Робин тяжело выдохнула, прикрывая глаза и подаваясь вперёд.

— Здесь только мы, Робин, открой глаза, — родной голос отогнал напряжение, что сдавливало грудь.

Наследница взглянула в мерцающие голубые глаза, Алиса была прекрасна даже в полумраке, её нежное лицо и чистый голос, но больше всего Робин обожала её невероятное желание бороться. Неизвестно, чем закончились их отношения, если бы Алиса отступила; Робин могла бы просто отдалиться и даже Зелина ничего не изменила, даже отец не смог бы заставить их быть вместе. Возможно, в скором времени после войны их обеих выдали бы замуж повторно, хотя насчёт Киллиана Робин сомневалась.

Алиса стояла и неотрывно смотрела на точёный профиль своей жены, прикрытые глаза словно ознаменовали страх, но Алиса желала показать: бояться не надо. С тех ужасных событий Алиса окончательно поняла, кого хочет видеть рядом с собой. И что Робин стала не просто возлюбленной, а человеком за которого она будет бороться до конца, и Робин сделает то же самое, даже отдаст жизнь. Румпельштильцхен вполне мог убить её, если бы в это время не находился в мире духов. Но Робин не испугалась и не отпустила её, хотя ситуация была критической, её уверенный голос придал Алисе сил, подарил веру в победу. Но сейчас Робин сомневалась, что Алису совершенно не устраивало, только не сейчас, когда они так близко.

— Милая, поцелуй меня, — обнимая Робин за шею и подтягивая её к себе, прошептала Алиса, чувствуя тёплые руки на талии, — прошу, не сдерживай себя, я помню, какой ты можешь быть, поверь: меня вовсе не пугает твой внутренний зверь — выпусти его, — прошептала Алиса прямо в губы Робин и, наконец, ощутила их мягкость, прикрывая глаза и усиливая объятья. От напора Робин она даже растерялась ненадолго, но после выпустила из груди стон, крепко хватаясь за кожаный плащ, что затрещал под пальцами, а Робин не прекращала вести рукой по животу до груди, сжимая её и словно забывая обо всём.

Стоны наполнили шатёр, поцелуи лишь немного приглушали их, когда Робин позволила Алисе отдышаться, отстраняясь и скидывая плащ и её накидку, а затем опустилась к нежной шее, едва не пуская в ход зубы. Алисе оставалось лишь не кричать, обнимая Робин и запутываясь пальцами в её растрепавшихся волосах, прекрасно зная, что Робин остановится, если станет некомфортно, однако Алисе не хотелось её останавливать, даже если будет неприятно. Они уже давно должны были пересечь эту грань.

Чувствуя горячие губы на шее, Алиса приблизилась к Робин, утыкаясь лицом в её плечо и чувствуя лёгкие толчки в сторону кровати; она не стала тянуть, опускаясь на волчьи шкуры и утягивая супругу на себя, ощутив запах степи, что пропитал её разум уже давно, и который так часто мешался с мерзким запахом крови, вызывая тошноту. Но не сейчас. Сейчас Алиса чувствовала лишь запах самой Робин, без примесей. А Робин тем временем освобождала её от одежды, не спеша расставаться со своей, и касалась холодными ладонями оголённого тела, чем вызывала стаю мурашек по спине Алисы и резкие вздохи; особенно когда губы Робин накрывали её грудь, вызывая вскрик. Алиса даже на мгновенье подумала, что кто-нибудь может вбежать в шатёр и прервать их. Но полог лишь не сильно прогибался под завывающим ветром.

Робин словно забыла о своих страхах, она чувствовала лишь желание касаться Алисы, слушать её стоны, ощущать горячую кожу под ладонями. Она так давно мечтала об этом, и сейчас Алиса сама просила продолжения: Робин просто не могла ей отказать. Убрав в сторону мешавшееся платье, наследница опустилась губами к груди, с упоением слушая громкие стоны Алисы и ощущая её цепкие пальцы на своём затылке, но, пустив в ход зубы, Робин резко подняла глаза, услышав громкий крик: такие она слышала тысячи раз на поле боя, когда воинов серьёзно ранили. Она взглянула на зажмурившуюся Алису и тяжело выдохнула, оставляя нежные поцелуи на животе в знак извинения; спустя пару минут Робин довольно отметила, что руки снова вернулись на место, массируя затылок. Алиса всегда была такой нежной, и наследнице не хотелось причинять ей боль, она сама убила бы любого, кто попытался бы хоть пальцем тронуть её любимую.
Но в памяти Робин проносились и обрывки рассказов от девушек, что побывали замужем, и ничего приятного или нежного в их словах не было. Особенно когда речь заходила о ночи вместе: грубость, резкость, полное отсутствие какого-либо сочувствия.

Робин не хотелось повторять это, особенно с Алисой.

Поглаживая напряжённую спину, Алиса так хотела ощутить под ладонями тёплую кожу Робин, а вовсе не грубую шерсть дуплета, но, к сожалению, наследница не спешила расставаться с одеждой, зато быстро освобождала саму Алису: поток ветра прошёлся по груди, пока тёплые губы не опустились на неё, а вес Робин не придавил к кровати, на что Алиса издала очередной стон; ей становилось жарко, когда родные губы теребили шею, а затем опускались на грудь, а после смазано скользили по животу; она нащупала руку Робин, переплетая пальцы и не позволяя ей отстраниться. Зелёные глаза оказались напротив, тяжёлое дыхание напоминало тихое урчание, Робин походила на волка, но вовсе не того, что перегрызёт горло жертве, как когда-то руку её отца. Нет, в зелёных глазах напротив плясало совсем другое пламя, и Алисе хотелось распалить его, подарив Робин те же ощущения, что она сама испытывала сейчас.

Робин спускалась губами вдоль шеи, едва не улыбаясь от вздохов и податливости Алисы; ощущения от её теплой кожи кружили голову, аромат лаванды преследовал Робин с того самого дня, как она снова вернула её в свои объятья. Свободная рука Робин удерживала вес, чтобы не придавить супругу, пока губы стремились ниже, и реакция Алисы подсказывала, что она на правильном пути. Робин хотелось бы не торопиться и растянуть удовольствие, но Алиса явно не разделяла её стремлений. Наследница почувствовала усилившуюся хватку на своих волосах: Алиса прижимала её ближе, требуя контакта, и Робин опустилась к нежным губам, захватывая их и продолжая искать удобную позицию: отпустив ладонь супруги и направляя пальцы вниз по бедру, осторожно скользя и слушая приглушённые поцелуями стоны. Для Робин не было большей награды, чем эта.

Алиса ощущала, как Робин неторопливо движется по её телу, она даже и не рассчитывала, что супруга будет настолько терпелива. После той ночи она боялась, что окажись они наедине, всё повторится: Робин не сдержится. Но когда она увидела запуганную наследницу, что без колебаний уничтожала врагов, но боялась просто открыть глаза, чтобы взглянуть на Алису, то решила поддержать её: не показывать собственного страха, скрыть его за игривым тоном и объятьями, из которых не собиралась выпускать Робин. И сейчас Алиса окончательно расслабилась, наслаждаясь этими поцелуями; да, Робин могла потерять контроль, но Алиса была готова это переждать. И получить награду: разделить с ней свои чувства без посторонней помощи, без погонь и спасений, один на один. Ощутив нежное прикосновение к бедру, Алиса едва не прикусила губу супруги во время поцелуя, крепче обхватывая её за шею и сгибая одну из ног в колене, так, что она упиралась в пояс Робин. Алиса хотела продолжения и её не пугала неизвестность.

— Скажи, если захочешь всё прекратить, — глухой шёпот раздался над самым ухом, опалив шею поцелуем.

Пальцы двинулись вдоль бедра, задержавшись на колене, пока сбивчивые вздохи застыли где-то в районе шеи, перемежаясь лёгкими поцелуями. Робин хотелось наконец ощутить то блаженство из сна, когда стоны разрывали слух, заставляя ускоряться и быть жёстче, когда пальцы раздирали спину, а нежный сбивчивый шёпот просил о продолжении. Ей хотелось дать Алисе возможность ощутить те же эмоции. Но она не желала ранить её, она знала какой может быть первая ночь, рассказов в их клане хватало с головой, к тому же воины сами часто хвастались подвигами в постели во время привала. Робин слушала и ей хотелось прирезать их на месте. Ей было омерзительно, что они считают женщин и проведённое с ними время поводом для гордости. Особенно, когда речь заходила о невинных девушках, которые буквально умоляли остановиться, быть помягче. Но их никто не слушал. Робин едва не зажимала уши, удаляясь в свою палатку и там обдумывая это. Позже она находила подтверждение и в рассказах самих женщин, что вызывало у наследницы отвращение. Потому новость о замужестве так подкосила её дух, ведь она не смогла бы сбежать от этого «долга». Но теперь всё было иначе, Робин сама вела в этой игре, однако Алиса была ей слишком дорога, чтобы ранить её доверие.

Она ощутила давление в районе живота, опустив взгляд и усмехнувшись: Алиса не желала ждать. Оторвавшись от нежных губ, Робин опустилась ниже, не отпуская ладонь Алисы и не прекращая отслеживать её реакцию, но пока что кроме довольных стонов и очевидного желания наследницу ничто не напрягало. Она скользнула между ног, оставляя поцелуи на внутренней стороне бёдер, прикрыв глаза и вслушиваясь в громкие стоны; оставив ещё несколько поцелуев под коленом, Робин вернулась к зрительному контакту: голубые глаза потемнели, мягкие полные губы приоткрылись, требуя поцелуя, руки давно разодрали бы кожу на плечах, если бы Робин не оставалась в одежде. Поцелуй продолжился, забирая дыхание, параллельно Робин пыталась сбросить с себя хотя бы дуплет, пока Алиса прижимала её к себе. Её руки обхватили бёдра, она наслаждалась стонами и реакциями Алисы, супруга совершенно изменилась в её глазах — превратившись из нежной девушки в решительную правительницу, которая знает, чего она хочет и готова сражаться за это.

Алиса тяжело дышала, страх и желание смешались в голове, когда Робин двинулась вниз, и нежную кожу опалило горячее дыхание, а грубые пальцы аккуратно прошлись по бёдрам. Алиса выпустила её руку, сжимая шкуры в кулак. Дыхание перемежалось стонами и иногда всхлипами, в ней словно разгоралось пламя, которое Робин распаляло с каждым движением, и Алисе хотелось ощутить что-то большее, она не знала точно, просто хотела унять этот зуд, которым горело всё тело. Но когда пальцы Робин прикоснулись к нежному месту, Алиса резко замерла, тяжело сглатывая и прижимая супругу к себе за шею: она не решалась сказать, что ей страшно, но надеялась, что Робин даст ей передышку и не будет напирать. Робин действовала открыто и ясно, и Алисе не хотелось терять этот настрой. Но и полностью перебороть себя даже в такой момент ей было тяжело.

Робин уже хотела дать себе волю, вспомнить те эмоции и жар на пальцах, что она испытывала во сне, но внезапное давление заставило её поднять глаза и взглянуть на замершую Алису. Робин чувствовала напряжённые руки, что обвивали её шею, и увидела расширившиеся, горящие желанием и страхом голубые глаза. Алиса ничего не говорила, но Робин читала по лицу: ей страшно. Она переборола свои желания, подтягиваясь к супруге и осторожно целуя её в губы; постепенно Алиса обхватила её за плечи, расслабляясь и дыша спокойней. Робин вновь взглянула на неё, нахмурившись:

— Я же просила говорить.

— Ты же не повернёшь назад. Только не сейчас, — Алиса говорила быстро и прерывисто, ей не хватало дыхания после поцелуев, а ощущения, что до сих пор распространялись по телу, сжигали изнутри. — Прошу, действуй и ничего не бойся! — Видя смятение на лице супруги, Алиса решила пустить в ход другой козырь: — Или я зря выбрала тебя, может стоило дать принцу то, что он так хотел?

Робин замерла над Алисой, смотря на неё голодным волком, который унюхал запах свежей крови. В зелёных глазах переливалась слепая ярость, губы растянулись в дикой улыбке, которую прежде Алиса не имела «счастья» наблюдать на лице Робин. Алиса даже испугалась, что сорвала последний засов, удерживающий зверя, и теперь уже Робин не остановится, как бы она не просила. Наследницу явно взбесило сравнение с принцем.

— Робин, — с надеждой в голосе позвала Алиса. Почувствовав, как супруга двинулась вниз, она попыталась ухватить её за плечо, но Робин оказалась быстрее.

— Ты хочешь принца? Будет тебе принц! — холодно выплюнула Робин, опускаясь к ногам Алисы и оставляя на белых бёдрах поцелуи и лёгкие укусы; пальцы сдавили грудь сильнее, чем прежде, Алиса даже вскрикнула от неожиданности и неприятных ощущений.

Робин резко вернулась к шее, пуская в ход зубы. Алиса попыталась её обнять, чтобы хотя бы немного сгладить этот порыв, прижав наследницу ногами за туловище к себе. Но Робин хотела освободиться: рванув всем телом, она сбросила с себя ноги супруги и опустилась к нежным складкам, которые давно сочились; желание и тупая ярость в голове твердили: грубо взять то, что и так принадлежит ей, подтвердить своё право, закрепить статус, как учил отец. Только так воин выживет на поле боя. А тот сопляк не был воином, потому и лежит сейчас в земле.

Злорадная улыбочка расплылась по суровому лицу Робин, она уже гладила напряжённый живот Алисы, иногда царапая нежную кожу и слушая глухие мольбы. Но стоило чуткому слуху уловить в голосе слёзы, что стекали по щекам, и Робин задрожала, пелена слетела так же быстро, как и появилась: секунда, и зелёные глаза снова посветлели, яростный оскал пропал с лица, а руки нежно нащупали ладонь супруги, чтобы хоть как-то успокоить. Она даже не смела просить прощения, опасаясь, что её голос ещё больше напугает Алису.

Алиса поняла, какую ошибку совершила, лишь почувствовав резкую боль; поначалу она решила, что Робин добралась до желаемого. А затем ощутила её руки на груди и животе, но куда более грубо, чем прежде. Алиса плакала, ей стало страшно и сколько бы она не уверяла себя, что готова дать Робин волю, теперь она боялась, что после этой ночи больше не позволит супруге к себе прикоснуться. Но в следующий момент она почувствовала, как длинные пальцы аккуратно переплелись с её ладонью, и Робин замерла над ней.

Алиса хотела бы взглянуть на неё, но слишком боялась увидеть там голодного волка вместо своей любимой воительницы, что всегда укутает её и защитит. Она протянула руку, проводя по выточенному лицу, и почувствовала аккуратное прикосновение вместе с поцелуем на ладони. Она с трудом повернула голову: Робин смотрела на неё с виной в зелёных глазах. Алиса тепло улыбнулась, кивая. А затем, взяв её ладонь в свою, повела вниз, проводя пальцами по нежным аккуратным складкам. Робин чуть сопротивлялась, но Алиса настойчиво повела её руку глубже, откидывая голову и ощущая лёгкую боль, но не выпуская запястья Робин. Тёплые губы оставляли нежные следы на лице, иногда заходя на шею. От переизбытка эмоций и ощущений по щеке скатилась одинокая слеза, но Робин моментально стёрла её губами, не переставая шептать извинения.

Спустя некоторое время Алиса отпустила супругу, проводя ладонью по её щеке и затягивая в долгий поцелуй. Пальцы нежно скользили внутри, вызывая стоны и даже крики, но совсем не от боли. Алиса обхватила Робин ногами за торс, подгоняя её и желая большего, и наследница ускорилась, но теперь не переставала следить за любыми изменениями в родном лице, она не желала вновь повторить свою ошибку.

Ёщё несколько глубоких толчков и хриплый стон оглушил Робин, заставляя прижимать дрожащую Алису к своему плечу. Аккуратно убрав взмокшие пряди со лба, Робин взглянула в голубые глаза, в них не было и намёка на страх, но по-прежнему стояли слёзы. Робин не хотелось их видеть, она подхватила мокрые капли, пальцем стирая их с щёк, и накинула на тело Алисы пару шкур. Не выпуская её из своих объятий, она прижалась губами к виску и не переставала укачивать супругу до тех пор, пока её тело не прекратило дрожать.

— Ты простишь меня?

— За что? Я сама тебя спровоцировала. Зато теперь я знаю, что ты никогда не ранишь меня, даже потеряв контроль. И я не желала бы этого ни с каким принцем, просто ты выглядела слегка зажатой. Мне показалось, ты вот-вот отступишь.

— Я вполне могла, могла ранить тебя, — резонно заметила Робин, поглаживая Алису по лицу. — И никогда не простила бы себя за это.

— Я бы простила, — парировала Алиса, целуя Робин в губы. — К слову, почему на тебе всё ещё столько одежды? — приподняв бровь, поинтересовалась Алиса, сжимая в кулак дуплет.

— Отдохни, — прошептала Робин, укладываясь рядом и убаюкивая Алису.

— Но следующая ночь будет моей, и ты не посмеешь мне перечить! — заглянув в глаза супруги, безапелляционно ответила Алиса.

— Всё, что пожелаешь, — кивнула Робин, прижимая Алису к груди и чувствуя, как её собственное тело расслабляется.

Ночь не закончилась и наполовину, когда девушки уже спали в обнимку. Робин лежала на спине, заложив руку под голову и не выпуская Алису из объятий. Очаг почти догорел, оставляя лишь лёгкую дымку, что уплывала в сторону выхода. Робин открыла глаза, выдыхая и смотря на мирно спящую супругу: завтра она будет паинькой и даст Алисе волю на всю ночь; а волк больше не покажется, пока на неё смотрят родные голубые глаза. Робин боялась, пока речь шла о незнакомцах, что желали власти, но Алисе нужна была лишь она. Только её вера не давала наследнице опустить руки, и сегодня Алиса вновь доказала, что может влиять на её душу сильнее, чем кто-либо другой в этом мире. И никогда не воспользуется этой властью во вред Робин.


 Киллиан и Зелина расположились в другом шатре, болтая о будущем; они слышали крики, стоны, и оба родителя в какой-то момент порывались помочь, но всякий раз останавливали друг друга: уговаривая себя, что их дочери достаточно взрослые и умные, чтобы разобраться со всем самостоятельно. И лишь тишина, что воцарилась в лагере, заставила их облегчённо выдохнуть.

Завтрашний день принесёт новые проблемы, но пока кланами будут править их наследницы, ни Киллиан, ни Зелина не сомневались, что всё будет в порядке.

11.06.2024
Eagles7siren


Похожие рассказы на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть