Александр в этот вечер был слегка раздраженным и отчего-то печальным. Это был самый обычный вечер, в котором маг занимался проверкой тетрадей у школьников. На самом деле, эта часть его работы была наименее приятной, поскольку он чательно проверял каждый ответ ученика, придирался, искал хоть что-то, чтобы снизить оценку. По его предмету во всей школе были только три человека, которым он ставил отличные оценки, все остальные, на его суровый взгляд, не достаточно старались. Александр был убеждён в том, что он имеет право требовать чего — то большего от своих учеников, ведь он верил в то, что им необходимо было знать историю своего народа, разбираться в экономике и праве. Им нужно было хоть что-то знать.

     Когда — то давно Александр Шликер состоял в политическом кружке, где псевдо великие, но довольно сильные маги с крепкой родословной решили ненавидеть человечество, потому что… Никакой основной причины для этого не было, однако во всевозможных газетах речь шла о том, что люди заселили большую часть планету, потребляют невероятные объёмы ресурсов, разрушают природной равновесие и плохо влияют на магический фон, вместе с тем люди, как вид, являются наиболее слабыми и беззащитными. В целом философия этого кружка была направлена на то, чтобы восславить магических существ и начать истреблять смертных. Они были полны решимости, но в силу своего немолодого возраста действовали с крайней осторожностью и осмотрительностью. Никто не хотел оказаться пойманным, ведь наказанием за убийство смертного было не заточение, а лишение магии, что равнозначно потери бессмертности. Каким бы сильным магом ты не был, на тебя всегда найдётся маг по сильнее. 

    Александр когда-то был среди них, но не из-за того, что мечтал уничтожить человечество, а просто… потому что ему хотелось, чтобы хоть кто-то разделил его ненависть к смертным людям, это всё чего он хотел от этого кружка. Но… потом он начал переходить грань, помогать в уничтожении. Он остановился, когда вспомнил, что он учёный, а не убийца. Маг не чувствовал своей вины, он продолжал чувствовать ненависть к людям, он даже полагал, что причина его презрения к смертным кроется в непроходимой зависти. У людей было мало времени на раздумья, жизнь, учёбу, однако у них было непозволительно много времени, чтобы любить, чтобы заводить детей, быть счастливыми и бесконечно восхищаться этим миром. Шликер жил на этом свете непростительно долго, прочёл столько книг, что сам бог не смог бы их сосчитать, натворил такого, что дьяволу и не снилось, а потом… Потом он просто остановился, замер в одной точке, без возможности расти, идти вперёд, потому что дальше некуда, дальше уже не интересно.

    Как же ему много лет… Отложив тетради, маг поднялся со стула и подошёл к старому зеркалу, которое стояло в коридоре. В последнее время он часто так делал, смотрел на себя в зеркало часами, позволяя себе медленно сходить с ума. Он видел там своё лицо, однако не был в этом уверен, волосы стали блёклыми и сухими, бесцветными, щёки впали, а кожа на них стала шершавой, на лоб легли глубокие морщины, радужка глаз стала белой. Александр не знал, что с этим делать, тогда он пытался вспоминать отдельные моменты своей жизни, но у него ничего не получалось, будто кто-то стер лица, имена, события, чувства, эмоции… И там оставалась пустота, которая пожирала его с каждым днём. Он начинал паниковать, слишком старые маги могут сходить с ума, тогда они начинают слышать зов лесов, глубин океана, горных вершин, песков пустыни. Они становились безумными, уходили в лес и начинали умирать, потом восстанавливаться, а потом снова умирать…. И так постоянно. Их никто не пытался спасти, это было невозможно. Их иногда отлавливали и устанавливали за ними наблюдение, но не более. Шликер боялся, боже… как же ему было страшно.

                                                                                                                                             ***

    Виктор смотрел в глаза женщины, которую считал матерью и замирал от тихой пустоты, которая в них отразилась. Между ними уже не было никакой связи, все нити были оборванны. Однако ему нужна была эта встреча, ему нужен был хоть кто-нибудь рядом. Чьё — то присутствие…

  — Пойдём, я налью тебе чаю, — охрипшим голосом сказала мать, — ты расскажешь мне о своих делах. Пойдём, сынок.

    Он молча кивнул головой и позволил увести себя на кухню и усадить на стул. Затем так же молча позволил матери налить ему чая и подать свежие булочки с корицей. Виктор посчитал, что незачем напоминать ей о том, что у него несколько нетрадиционные пищевые привычки. Наконец она перестала суетиться и села напротив него, смущаясь и не решаясь заговорить первой. 

  — А где отец?

  — Он занят на каком-то секретном объекте, вернётся скорее всего в начале октября, а может быть и позже.

    На этих словах, Виктор поставил мысленную зарубку о том, что во время их » великого» набега на дворец Великих, отец будет далеко и не пострадает. Ему важно было в этом убедиться. 

  — А как там Игнат? — спросила женщина.

  — Прекрасно, — слишком быстро ответил Виктор, — совсем недавно с ним виделся. Он приходил… поздравить с днём рождения.

    Виктор понял, что сейчас не выдержит и просто выложит ей здесь всё как на духу, но ему нельзя. Нельзя. Она их выдаст, расскажет обо всём отцу. Он понял, что ему не стоило сюда приходить. 

  — Ладно, мам, мне уже пора, пожалуй зайду в другой раз. 

 

                                                                                                                                            

 

 

0
01.05.2020
Белиз Рэд
12

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть